Эволюция метательных машин эпохи древности и средневековья

Введение


Как известно, Давид поразил Голиафа камнем, выпущенным из пращи. Тысячелетняя эволюция этого простейшего оружия привела к созданию сложных гравитационных метательных машин, то есть таких, чье действие основано на использовании силы тяжести.

Артиллерия зародилась еще в древние века. Она является продуктом определенной эпохи в развитии вооруженных сил. Появление артиллерии связано с началом применения фортификации. Когда в многочисленных войнах различных племен и народов начали прибегать к устройству укреплений, появилась необходимость разрушать эти укрепления и уничтожать живую силу противника, находившуюся за этими укреплениями.

Как появились метательные машины и в чем суть их эволюции? Еще в доисторические времена определились два основных метательных снаряда, «дешевый» и «дорогой», камень и заостренная палка, превратившаяся в дротик. Дротик имеет лучшую пробивную способность и летит дальше, но требует больших затрат труда на своё изготовление. Итак, на одном конце двигатель-человек, на другом - снаряд.

Цель работы исследовать процесс эволюции метательных машин, Определить причины и следствия их появления.

Исходя из поставленных вопросов, автором в курсовой работе определены следующие задачи:

1.Изучить опубликованную литературу отечественных и зарубежных авторов по проблеме исследования.

2.Проследить направления развития метательных машин.

.Показать их сходство, различия и особенности.

.Проследить путь распространения от Древности до Средневековья.

.Охарактеризовать общие результаты эволюции.

Актуальность исследования. Если попытаться найти в научной литературе внятную классификацию боевых метательных машин, то можно с удивлением обнаружить, что она отсутствует. Это создаёт большие трудности при их изучении и описании. На то есть четыре причины: путаница между греческими и латинскими названиями; смешивание названий метательных машин вообще (катапульта) с названиями отдельных видов (баллиста, онагр), туманное изложение технических вопросов у античных авторов; небрежность современных исследователей. Мое исследование это еще одна попытка классифицировать известные виды и типы метательного оружия.

Источниковедческая база. Гомер описывает композитные луки. Другой вопрос, что датировка самих «Одиссеи» и «Илиады» по сей день остается под большим вопросом, а потому относить изобретение композитного лука к временам Троянской войны (XII в. до н.э.) было бы опрометчиво. Юлий Цезарь, живший в I веке до нашей эры, также широко использовал метательные машины при осаде городов во время Галльской войны. В своих «Записках о Галльской войне» (около 50 г. н.э.) он описывает из устройство и применение.

Ценнейшие сведения о вооружении германцев дает римский историк Тацит в своем этнографическом очерке «Германия», созданном около 100 года н.э.

У Диодора упоминается осада крепости Мотия на западном берегу Сицилии в 397 г. до н.э., с применением метательного оружия. Единственным греческим источником, который содержит подробное описание этого оружия, является трактат Герона «Belopoeica» переводится примерно как «Героновская редакция «Устройства метательных машин» Ктесибия», но чаще западные исследователи переводят достаточно вольно и компактно - «Об артиллерии», а иногда оставляют без перевода. В русской традиции принято «Об изготовлении метательных орудий» или короче - «О метательных машинах». В трактате Эгидия Колонны (ок. 1275 г.), рекомендовавшего взвешивать ядра метательной машины перед стрельбой.

Из подлинной «технической документации», практически использовавшейся при строительстве требюше, до нас дошла только «Записная книжка» Виллара де Онкура, ок. 1250 г. (Париж).

Ценнейшие сведения о вооружении средневековья даны в Хрестоматии по истории средних веков. Под ред. Н.П. Грацианского и С.Д. Сказкина.

Появление метательных машин связано с развитием естественных наук, давших возможность создать относительно мощные, дальнобойные и надёжные конструкции. Большую роль в их развитии сыграла так же Пелопоннесская война между Афинами и Спартой, длившаяся 27 лет (431-404 гг. до н.э.). В ходе этой войны метательные машины претерпели значительные изменения и стали применяться не только при осаде укреплений, но и в морских битвах. Дальнейшее совершенствование метательных машин римлянами позволило их применять и в полевых сражениях.

Методологической базой работы является историко-сравнительный и статистический метод. В ходе исследования учитывались требования научности, объективности и историзма.

Практическая значимость работы состоит в том, что её положения и выводы могут быть использованы при преподавании истории в Вузе, на военных кафедрах, и, конечно, при создании уроков и по истории Древности и Средних веков в школе.

Структура работы. Курсовая работа состоит из введения, 3 глав, освещающих вопросы по теме, заключения, списка использованных источников и литературы.


1. Метательные машины древности


.1 Появление метательных машин


Артиллерия зародилась еще в древние века. Она является продуктом определенной эпохи в развитии вооруженных сил. Появление артиллерии связано с началом применения фортификации. Когда в многочисленных войнах различных племен и народов начали прибегать к устройству укреплений, появилась необходимость разрушать эти укрепления и уничтожать живую силу противника, находившуюся за этими укреплениями.

Укрепления представляли собой деревянные ограды, земляные валы и каменные стены. «Стены делались столь высокими, что даже перелезание через них по лестницам было затруднительно; они делались достаточно толстыми, чтобы иметь возможность оказывать продолжительное сопротивление таранам…». Чтобы разрушить эти весьма прочные сооружения нужно было применить большую мускульную силу огромного количества людей. Попытки же захватить такой укрепленный пункт штурмом без разрушения стен очень часто приводили к большим потерям людей и не достигали цели. Штурмующим войскам нужно было на глазах неприятеля взбираться на стены, чтобы иметь возможность затем сразиться с живой силой противника.

Естественно, что даже относительно слабый противник мог успешно отбивать атаки штурмующих войск. Так было, например, в 334 году до нашей эры, когда знаменитый полководец древности Александр Македонский пытался приступом захватить персидский город Галикарнасс. Несмотря на малочисленность персов, все атаки Александра Македонского были отбиты с огромными для него потерями.

История знает еще немало примеров удачного отражения штурма благодаря прочности крепостных сооружений.

Нужно было найти такое орудие (машину), применение которого позволило бы разрушить крепостную стену и затем уже уничтожать живую силу противника. Решение этой задачи привело к изобретению специальных метательных и стенобитных машин.

Кому первому принадлежит идея изобретения метательных машин - установить трудно. Известно только, что изображение таких машин находили на ассирийских памятниках, а упоминание о них и описание их устройства встречалось у индусов.

Постараемся внятно классифицировать всё многообразие устройств и механизмов, которые на классической латыни именуется ёмким термином tormenta.

Первые метательные машины, изобретенные для разрушения крепостных стен, являются предками современной артиллерии. Их действие было основано на использовании упругих тел (дерева, канатов из воловьих жил) для бросания снарядов. Поэтому эти машины назывались «невробаллистическими» (от греческого слова «??????» - нерв, жила).

Нетрудно видеть, что идея изобретения метательных машин заимствована от самого примитивного метательного оружия. Известно, что в глубокой древности, кроме рукопашного оружия, было и оружие метательное для поражения противника на некотором расстоянии.

Наиболее примитивным метательным средством была рука человека, а снарядом - камень. Но камень, брошенный рукой, летел на небольшое расстояние и имел небольшую ударную силу. Нужно было найти приспособление, усиливающее метательное действие руки.

Самым первым (первым звеном эволюции) метательным устройством была праща. Праща - это прикрепленная к палке веревочная или ременная петля, в которую вкладывался камень. Брошенный с размаха при помощи пращи камень летел уже значительно дальше, нежели при бросании рукой, и имел большую ударную силу.

Как известно, праща представляет собой кожаную или веревочную как бы авоську. В эту авоську вкладывали поначалу камень, а позднее стали использовать и небольшие свинцовые слитки, лат. glandes. Малоизвестно так же, что во время Македонских войн (сер. II в. до н.э.) праща была приспособлена к стрельбе также и короткими дротами. Существенным недочетом пращи была низкая точность стрельбы, но этот недостаток компенсировался увеличения линейной скорости камня (слитка, дрота) при отрыве от авоськи по сравнению с простым броском рукой и отсутствие каких бы то ни было других метательных средств. Не смотря на явные недостатки, праща была качественно новым этапом развития боевой техники и первым шагом на пути к метательным машинам.

Следующей ступенью в эволюции метательного оружия было изобретение лука. Движущей силой в луках были тетивы, сделанные из сухожилий, растительных волокон или сплетенных из волос шнурков. Вначале лук делался из цельного куска подходящего дерева (в Средние века самым подходящим считался тис, а что предпочитали в Античности и древности - мне неизвестно). Такой цельнодеревянный лук у современных исследователей называется простым.

Лук был достаточно скорострельным и обладал большой для того периода дальностью. Так, например, греческий лук бросал стрелы на расстояние до 500 м, а турецкий - даже до 800 м.

Потом был изобретен лук композитный. Это был лук с повысившейся дальнобойностью, «убойной силой» и точностью, что значительно расширило его боевые возможности. Такие улучшения достигались тем, что композитный лук изготавливался по меньшей мере из трех частей: одной центральной, как правило прямой, за которую лучник и держал лук при стрельбе, двух «плечей» или «рогов», которые являлись упругими метательными элементами и изготавливались из дерева, кости (рога крупных животных) или по более сложным технологиям: например, выклеивались во много слоев из различных пород древесины.

Конструкция лука могла усиливаться дополнительными элементами, костяными или бронзовыми пластинами, металлическими или роговыми наконечниками в местах крепления тетивы и т.д.

Первыми композитный лук достоверно применили скифы в VI в. до н.э. Но, как любые «первые», наверняка они были, по меньшей мере, вторыми. В частности, у Гомера тоже описаны композитные луки. Другой вопрос, что датировка самих «Одиссеи» и «Илиады» по сей день остается под большим вопросом, а потому относить изобретение композитного лука к временам Троянской войны (XII в. до н.э.) было бы опрометчиво.

Интересно, что эти два вида ручного метательного оружия - праща и лук - по сути, исчерпывают физические принципы, на которых работали метательные машины древности.

Эти принципы таковы:

«Принцип лука» - использование потенциальной энергии согнутого / скрученного упругого элемента.

«Принцип пращи» - удлинение плеча бросающего рычага при вращательном движении для увеличения линейной скорости снаряда.

Обычно на второй принцип исследователи закрывают глаза, поскольку в любой метательной машине древности в конечном итоге главным являлась энергия сгибания / скручивания. До принципа пращи дошли только в онаграх, а до этого все метательные машины представляли собой импровизации на тему лука или арбалета.

В средние века лук значительно был усовершенствован путем применения деревянной ложи и получил название «арбалета». Арбалеты имели спусковые механизмы. Луки и арбалеты как метательное оружие продержались на вооружении многих армий вплоть до XVII века, а среди отсталых народов и еще дольше.

Есть мнение, что первые боевые метательные машины были изобретены ассирийцами приблизительно в VII в. до н.э. и позднее через персов и финикийцев заимствованы греками. Это вполне вероятно, однако за полным отсутствием конкретной информации обсуждать тему ассиро-финикийской артиллерии я не буду, а перейду сразу к греческому гастрафету.

Гастрафет («брюшной лук») представляет собой, по сути, примитивный арбалет. Настолько тугой, что его для заряжания одним концом упирали в землю, а на другой конец, уперев его предварительно в живот, наваливались всем весом тела, отчего и происходит название «гастрафет». Наличие гастрафета в греческой армии начиная с IV в. до н.э. опровергает расхожее мнение о том, что арбалеты были изобретены китайцами во II в. до н.э. (или, по другой версии, европейцами в средневековье).

Гастрафет стрелял сравнительно короткими (40-60 см) стрелами с гранеными металлическими наконечниками, наносящими рваные, плохо заживающие раны.

Естественным развитием гастрафета стало увеличение его размеров, использование более тугого лука и появление заряжающего механизма с воротом. Это были уже достаточно внушительные и тяжелые механизмы, которые использовались стационарно, а именно при осадах и обороне крепостей.

Очень важен был переход от стрельбы стрелами по настильной траектории к метанию камней по облической или баллистической траектории. По этой причине такие машины принято называть баллистами, хотя подпись «баллиста» можно встретить и под стрелометом.

Для того чтобы метать камни, тонкую тетиву заменили широкой полотняной / кожаной полосой, ложе расширили и придали ему значительный угол возвышения. Благодаря этим усовершенствованиям супостата можно было достать «навесом», через крепостную стену.

Теперь мы подходим к еще двум весьма важным положениям. Во-первых, к переходу от не-торсионных (англ. non-torsion) машин к торсионным (англ. torsion). Во-вторых, к разделению на эвтитоны и палинтоны.

Не-торсионными называют все без исключения метательные машины, основанные на сгибании плечей лука, являющегося основой конструкции метательной машины.

Торсионными называют машины, в которых произошел переход к использованию энергии скручивания толстых канатов из пучков жил животных, конского волоса или человеческих волос. Второй принцип более эргономичен и надежен, хотя едва ли кто-то в состоянии внятно объяснить почему.

Для того чтобы использовать энергию скручивания, потребовалось изменить конструкцию метательных механизмов. Основой торсионных машин становится не лук, а рычаг, вставленный в канат из воловьих жил/человеческих волос.

Обязательным атрибутом новых метательных машин становится рама, к которой крепятся торсионные элементы (жилы / волосы), и которая в свою очередь прикреплена к ложу, служащему направляющей для камня, стрелы или другого метательного снаряда.

В это же время возникает жесткое разделение торсионных метательных машин на:

Палинтоны (palintonon, греч. камнемет) - метательные машины, стреляющие ядрами, камнями, бочками с горючей / зловонной смесью и т.п.

Эвтитоны (euthytonon, греч. стреломет) - метательные машины, стреляющие стрелами, копьями и т.п.

Дальнейшее развитие метательных машин в древности шло по следующим направлениям:

облегчение конструкции, повышение точности, стандартизация деталей;

замена некоторых деревянных частей бронзовыми или железными; в частности, вместо пучков жил в некоторых машинах использовались бронзовые пластинчатые пружины, как в хайробаллисте Герона;

создание многоствольных скорпионов и псевдоавтоматических многозарядных палинтонов (полиболы);

Также встречались - правда, весьма редко - гибридные камнемёты, использующие один вертикальный рычаг, который, отводясь назад, натягивал лук.

У техники камнеметания прогресс долгое время был односторонним - только за счёт «умножителя», а именно за счёт увеличения длины рычага. Когда человек просто бросает камень, он использует в качестве рычага свою руку. Вложив камень в петлю веревки или ремня, то есть изобретя пращу, человек значительно удлинил метательный рычаг. Еще более удлинился рычаг, когда веревку привязали к шесту - это был «фустибал». Затем рычаг дополнительно удлинили, закрепив шест с пращой на оси или «вилке» вверху опорного столба, и к свободному концу шеста прикрепили тяговую веревку. Потом увеличили число людей-метателей, когда к единственной тяговой веревке добавили еще несколько. Еще в античности «пращевой камнемёт» стали снабжать «накопителем» в виде торсиона, который, однако, имел существенные недостатки и потому постепенно сдавал позиции более простой и надежной схеме с тяговыми веревками. Качественным же прорывом стало создание «накопителя» в виде противовеса, поднимаемого несколькими людьми, чьи силы многократно умножены воротом и рычагом, роль которого во время взведения играет метательная балка. В принципе возможно метание камней и из лука (развившегося в арбалет и баллисту), но долгая практика доказала, что «метод пращи» эффективнее.

От внимания древних пращников не ускользнуло, что чем длиннее рука с пращой, тем дальше и сильнее летит камень. Удлиняется рычаг, сказали бы мы теперь. Вот кто-то и додумался однажды прикрепить пращу к палке - один ее конец закрепляется намертво, другой, оканчивающийся петлей, надевается на гвоздик, вбитый рядом (его называют «зубцом»). В исходном положении, когда стрелок держит пращеметалку горизонтально к земле, свободный конец свисающей пращи держится на зубце, но в процессе маха, когда палка достигает вертикального положения, захлестывающая праща обгоняет ее и соскальзывает с зубца, раскрывается - и камень вылетает из пращевой сумки в сторону противника.

Кроме удлинения рычага, мах можно усилить и по-другому: например, совершать его двумя руками сразу и одним движением вместо многократной раскрутки обычной пращи. Точность убывает, зато сила и КПД значительно возрастают. До пращеметалки додумались одновременно в разных частях света - и на Дальнем Востоке, и в Позднеримской империи, где она была известна с IV века под названием «фустибал», и даже в доколумбовой Америке. В Европе она продержалась до конца XIV века, находя особенно широкое применение при осаде крепостей и на кораблях.

В Китае в V-IV веках до н.э. палку с пращой значительно увеличили в размерах и установили на столб с рогаткой или кольцом наверху. Эта метательная машина получила название станковый пращемет. К свободному концу метательного рычага прикрепили тяговую веревку. В исходном положении праща со снарядом была опущена к земле, а тяговый конец метательного рычага поднят вверх. Стрелок резко дергал за тяговую веревку, метательное плечо рычага взмывало вверх, праща захлестывала, раскрывалась, и снаряд летел вперед. Устройство из носимого превратилось в стационарное, точность не возросла, зато прибавилось силы. Особенно когда к тяговому концу стали приделывать что-то вроде щетки, а к ней не одну, а много тяговых веревок. Десять стрелков могли без особого усилия запустить увесистый камень - ведь метательная балка лежала на опорном столбе. Применялся станковый пращемет в основном при осаде и обороне укреплений.

Тяжелые метательные машины, которые по идее своего устройства ближе всего подходили к лукам и арбалетам, вначале предназначались только для осады и обороны крепостей. Как машины полевого типа они начали применяться значительно позже. В качестве снарядов для невробаллистических машин применялись бревна, камни, окованные колья, связанные пучки стрел и др.

Гастрафеты: увеличенные луки (не-торсионные машины). В зависимости от конструкции, могут метать как камни, так и стрелы. Все гастрафеты по определению являются машинами двухплечевыми. Гастрафет был изобретен приблизительно в 400 г. до н.э. Сиракузский тиран Дионисий готовил город к обороне от карфагенского вторжения. Дело намечалось серьезное. В Сиракузы были приглашены лучшие механики и инженеры греческого мира. Результатом мозгового штурма явился гастрафет - ручное метательное оружие на основе мощного лука. У Диодора упоминается осада крепости Мотия на западном берегу Сицилии в 397 г. до н.э., когда участие в бою приняли некие новые метательные машины, с помощью которых было отбито нападение флота известного карфагенского полководца Гимилькона. Принято считать, что этой военной новинкой стали именно гастрафеты. Единственным греческим источником, который содержит подробное описание этого оружия, является трактат Герона «Belopoeica» переводится примерно как «Героновская редакция «Устройства метательных машин» Ктесибия», но чаще западные исследователи переводят достаточно вольно и компактно - «Об артиллерии», а иногда оставляют без перевода. В русской традиции принято «Об изготовлении метательных орудий» или короче - «О метательных машинах».

Тяговый требюше представляет собой гибкую балку - метательный рычаг, через ось закрепленную на вертикальной стойке. К короткому плечу рычага прикреплены тяговые веревки, к длинному - довольно короткая праща. За тяговые веревки берётся команда из нескольких человек, на праще повисает «наводчик», тяжестью своего тела слегка сгибая рычаг и придавая ему дополнительную силу; одновременно он до некоторой степени нацеливает требюше. Затем команда дружно дергает за верёвки, «наводчик» отпускает пращу с вложенным в нее камнем, праща взмывает вверх, вверху ее конец соскальзывает с зубца на конце балки-рычага, праща раскрывается и камень летит в цель. Достоинствами тягового требюше являются чрезвычайная простота и дешевизна конструкции, возможность использовать совершенно необученный персонал, способность вести стрельбу навесом из-за укрытия и чрезвычайно высокая скорострельность. Недостатки - малая дальность и низкая точность стрельбы. Впрочем, небольшие размеры позволяют устанавливать такие машины на стенах и башнях, что увеличивает дальнобойность. Тяговый требюше - в первую очередь противопехотное оружие, используемое при обороне или осаде крепостей. Цель таких устройств - создать град камней, способный либо подавить идущих на штурм осаждающих, либо сбить со стен защитников. Многочисленность таких устройств и их высокая скорострельность компенсируют низкую точность стрельбы. Их можно использовать и для «контрбатарейной» борьбы. Лёгкие тяговые требюше успешно применялись до XIV века, хотя их эффективность постепенно снижалась по мере совершенствования крепостной архитектуры, доспехов и осадной техники. Среди торсионных машин основным конкурентом лёгкого требюше был онагр. Онагр намного сложнее в изготовлении, массивнее, имеет более низкую скорострельность, однако его дальнобойность и точность стрельбы выше. У гибридного требюше, или бриколя, короткое тяговое плечо метательного рычага снабжено небольшим противовесом, уравновешивающим более длинное метательное плечо. Это облегчает работу тяговой команды. Метательный рычаг сделан жёстким, что положительно сказывается на точности стрельбы. Таким образом, гибридный требюше в несколько раз превосходил по мощности торсионные онагры. Большой требюше с противовесом - жемчужина и символ средневековой военной техники, предмет престижа для уважающего себя государя. Некоторые из них, как, например, английский король Эдуард I, арагонский король Хайме I Завоеватель или германский император Оттон IV, не считали зазорным лично интересоваться постройкой и практическим применением таких машин. Это были первые в истории метательные машины, обладающие реальными стенобитными возможностями, и их появление повлекло за собой очередную революцию в военной архитектуре и осадном деле. «Требюше» также использовал 6т противовес, явно недостаточный для этой более крупной машины. Он метал 125-кг ядра на те же 175 м, но скорость оказалась ниже, 186 км/ч (52 м/с). Это фактические данные - очевидно, угол возвышения обеих машин отклонялся от оптимальных 45° и при более тщательной выверке они могли бы показать существенно большую дальнобойность (теоретический максимум равен 250-300 м). При стрельбе на 175 м дальность рассеяние не превышало 4 м по ширине и 12 м в длину. Планировалось увеличить противовес до 11 т, что должно было обеспечить дальность стрельбы 113-кг ядрами на более чем 250 м. Многократное повторение попаданий в одну точку требует использования снарядов одного веса и примерно той же формы; данный факт отражен, например, в трактате Эгидия Колонны (ок. 1275 г.), рекомендовавшего взвешивать ядра перед стрельбой. В то же время даже грубое обтесывание 100-кг каменного ядра требует 5-6 рабочих часов. Требюше может использоваться не только для разрушения стен, но и для борьбы с вражескими машинами и малоподвижными осадными сооружениями. Борьба эта ведется артиллерийским способом, т.е. не прицельным поражением с первого выстрела, а захватом в вилку. В отличие от торсионных камнемётов требюше не способен к прицельной стрельбе, зато, благодаря слабой отдаче, его выстрелы предсказуемы. После первого промаха можно изменить дальность и боковой угол на нужную величину и так постепенно приблизиться к цели и накрыть её. При этом «контрбатарейные» требюше находятся в более выгодном положении по сравнению со стенобитными. В стенобитной роли требюше невыгодно применять с максимальной дальности, поскольку в этом случае его снаряды будут попадать в стены под неэффективным углом 45°. Напротив, в контрбатарейной роли можно использовать более скорострельные машины среднего калибра и с предельной дальности, ведь деревянное устройство разрушить несравнимо легче, чем каменную стену. Рассматривая исторические сообщения о разрушении крепостей камнемётами очень важно иметь в виду не только технические возможности стенобитной техники, но и особенности крепостной архитектуры данной местности в данное время. Есть глинобитные дувалы, как в Средней Азии, есть укрепления из двух тонких стенок, между которыми засыпан бутовый камень или глина, есть стены из мелких камней, скрепленных только собственной тяжестью или слабым раствором извести, причем камни могут быть обтесаны в разной степени и прилегать друг другу с разной плотностью, есть стены из крупных каменных блоков, есть стены из мягкого известняка, а есть из твердого гранита, есть стены из обожженного кирпича (одни из наименее уязвимых, особенно если скреплены хорошим цементом), бывают стены деревянные или из срубов, заполненных землей - последняя технология у нас считается специфически русской, но в действительности практиковалась по всей Европе в архаические времена. Естественно, их способность сопротивляться обстрелу различается многократно. Надо также учитывать, что основной задачей стенобитных камнеметов является не столько снесение стен как таковых (хотя пробитие солидной бреши, обеспечивающей свободный проход пехоты и конницы, очень желательно), сколько уничтожение укрытий для защитников - зубцов, парапетов, навесных галерей и щитов, навесных башенок-бретешей, казематов для баллист и т.д. Для успеха штурма с использованием обычных лестниц достаточно обнажить верхушку стены, чтобы вражеские солдаты не имели прикрытия от легкого метательного оружия. Пока преобладал таран, а тяжелые метательные машины не были распространены, крепостные стены часто имели разную толщину внизу и вверху. Вверху устраивали обширные казематы, ограничиваясь сравнительно тонкой внешней стеной. Естественно, такие полые сверху стены намного легче поддавались обстрелу из требюше, чем стены сплошные.

Невробаллистические метательные машины употреблялись в войсках почти до V века нашей эры. Затем, в середине VI века, после нашествия варваров, метательные машины почти вышли из употребления. Сохранились они только в Греции, которая сумела отразить нападение варваров.

В XI веке употребление метательных машин возобновилось. Но это уже были машины, несколько отличные по принципу устройства от предыдущих. Вместо использования силы упругости тел была использована сила тяжести.

К короткому плечу длинного бревна, укрепленного на деревянном станке, прикреплялся груз, а на длинном конце помещался снаряд. Падающий груз притягивал короткое плечо бревна к земле, в то время как длинный конец описывал дугу и сообщал снаряду поступательное движение вперед по крутой траектории.

В отличие от метательных машин древности машины средних веков назывались «баробаллистическими» (от греческого слова «?????» - тяжесть).

Эти новые метательные машины, действующие посредством перевесов и противовесов, значительно уступали по своим качествам прежним баллистам и катапультам. Они были более громоздкие, дальность же бросания снаряда была значительно меньше прежних машин. Единственное преимущество баробаллистических машин заключалось в простоте их устройства.

Появление в средние века метательных машин, уступающих по качеству машинам более раннего происхождения, следует объяснить общим застоем в развитии техники и, в частности, застоем в области вооружения. Техника рабовладельческого и феодального общества развивалась медленно. После гибели Римской империи она не только приостановила свой прогресс, но даже на некоторое время шагнула назад.

Этим же объясняется и то обстоятельство, что несовершенные баробаллистические машины продержались почти до XIV-XV вв. Даже появление огнестрельной артиллерии не сразу вытеснило метательные машины.

Все метательные машины, как невробаллистические, так и баробаллистические, по характеру своего действия разделялись на два вида: прицельного и навесного действия.


1.2 Машины прицельного действия


К машинам прицельного действия относились: баллисты, аркбаллисты, скорпионы и бриколи. Старейшим и наиболее распространенным видом метательной машины прицельного действия являлись баллисты. Термины «баллиста», «катапульта» и «скорпион», из-за которых происходит в научной литературе великая путаница, имеют следующее значение:

Баллиста - римское название двухплечевого палинтона, как правило, не очень большого. Типовые баллисты метали камень диаметром 15-18 см, а не типовые могли использоваться в качестве эвтитонов, то есть стреломётов.

Катапульта - греческий термин, которым обозначается любая метательная машина. В римский период «катапультой» называли что угодно: хоть баллисту, хоть онагр, хоть скорпион.

Баллисты были устроены следующим образом. На деревянном основании укреплялись горизонтальные рычаги, которые одними концами вставлялись в вертикальные пучки сильно скрученных сухожилий или концам рычагов прикреплялась обойма, в которую вкладывался снаряд (камень, бревно). При помощи лебедки или ворота обойма оттягивалась назад, а затем отпускалась.

Упругостью вертикальных пучков сухожилий или кишок горизонтальные рычаги возвращались в первоначальное положение, а тетива двигала снаряд по желобу - происходил выброс снаряда.

Баллисты имели приспособления для прицеливания: подъемный механизм и поворотный в виде катка и вертикальной оси.

Баллисты бросали свой снаряд по настильной траектории и предназначались главным образом для разрушения крепостных стен. Баллиста могла бросать камень весом в 2 пуда на расстояние около 600 шагов с начальной скоростью до 200 футов. Когда такой камень попадал в крепостную стену, она постепенно разрушалась.

Кроме камней, баллисты бросали бревна, окованные железом, и тяжелые стрелы. Пробивная сила бревен и стрел была довольно значительна. Так, например, окованное железом бревно длиною в 12 футов (3,7 м.) пробивало 4 ряда плотного частокола с расстояния в несколько сот шагов.

Скорость стрельбы из метательных машин типа баллисты была незначительной. После каждого выстрела нужно было вручную, при помощи ворота закручивать жилы. На производство выстрела требовалось от 15-30 минут до часа.

Как правило, баллисты были больших размеров и достигали 40 футов длины и 20 футов ширины при весе в 250-300 пудов. Баллисты меньших размеров назывались скорпионами. Основными снарядами скорпионов были копья и стрелы. Дальность однофунтовой стрелы, брошенной скорпионом, достигала 1200-1300 шагов.

Среди метательных машин прицельного действия наиболее подвижными были аркбаллисты.

Устройство аркбаллист было следующее. На двух колесах большого диаметра укреплялась деревянная рама. На раме укреплялся длинный деревянный или железный лук. На конце рамы устраивался ворот, при помощи которого натягивалась тетива лука. Метание снаряда аркбаллистами осуществлялось так же, как и баллистами.

Как правило, аркбаллисты стреляли обыкновенными стрелами или стрелами «Карро». Обыкновенная стрела бросалась на расстояние до 1300 шагов. Брошенные аркбаллистой стрелы «Карро» с дистанции 300 шагов пробивали 6-дюймовые доски.

Иногда для стрельбы из аркбаллист вместо стрел применялись каменные или свинцовые шаровые снаряды. В этом случае к тетиве лука прикреплялся деревянный стержень с чашкой впереди, вместилищем для снаряда.

Благодаря наличию колес, аркбаллисты были подвижные и легко сопровождать войска в походе. Аркбаллисты являлись прообразом полевой артиллерии.

К метательным машинам прицельного действия относились также бриколи, бросавшие тяжелые стрелы. В бриколях в качестве движущей силы использовалась упругость дерева. Устройство бриколей было простое. В центре укреплялась вертикальная стойка, в верхнем конце которой прорезался желобок для вкладывания стрелы.

Рядом с основной вертикальной стойкой тоже вертикально укреплялся нижним концом упругий брусок или доска. Верхний конец при помощи веревки и ворота оттягивался назад (взводился). При освобождении натянутой веревки этот конец резко ударял по хвосту стрелы, лежащей в желобке, и сообщал ей скорость поступательного движения.

Дальность стрельбы бриколи и аркбаллисты была примерно одинаковой. В отличие от аркбаллист бриколи не могли стрелять шаровыми снарядами.


1.3 Машины навесного действия


Представителями метательных машин навесного действия были катапульты, онагры и фрондиболы. Наиболее широкое применение, особенно в древние века, имели катапульты.

Катапульты имели навесную траекторию. Они были устроены по тому же принципу, что и баллисты. Только рычаг, при помощи которого бросались снаряды, не оттягивался назад, а приводился в движение горизонтальными пучками сухожилий в вертикальной плоскости. Таким образом, снаряд катапульты не летел прямо вперед, а описывал крутую траекторию.

Камень, брошенный катапультой, обычно перелетал через крепостную стену и поражал защитников крепости. Дистанция, на которую катапульты бросали свой снаряд, доходила до 1200-1300 шагов. Такая дистанция обеспечивала от поражения противником людей, работавших на катапульте. В то же время разрушительная сила катапульты была огромной.

Кроме камней, катапульты бросали бочки с горючим материалом, трупы животных и др. Терпящий поражение от снарядов катапульты, деморализованный ее действиями, противник терял способность к сопротивлению, и тогда взять крепость не представляло большого труда.

Подобно баллистам катапульты были больших размеров. Чтобы перевезти бревна, необходимо для постройки катапульты, требовалось от 20 до 25 повозок. Катапульты особенно больших размеров назывались «онаграми». Онагры способны были бросать камни весом в 30 пудов на дистанцию до 400-600 шагов.

Была еще одна разновидность катапульты, носящая название «блид». Блиды отличались от катапульт тем, что кроме основного снаряда они выбрасывали еще стрелы.

Для этой цели блиды имели специальное приспособление. На поперечной раме прорезался желобок, в который вкладывалась стрела. Когда основной рычаг описывал дугу в вертикальной плоскости, выбрасывая снаряд, он ударял по хвосту стрелы и сообщал ей поступательное движение.

Все эти типы метательных машин навесного действия применялись главным образом в древние века.


2. Артиллерия средних веков. Баробаллистические метательные машины Средних веков

баробаллистический метательный катапульта

В раннем Средневековье крупным потребителем сложной осадной техники был Арабский халифат - его расширению способствовала не только легкая конница, но и машины, обрушивавшие на вражеские укрепления град камней, а с 670-х - и горшков с составами на основе нефти. Арабо-византийские войны привели в начале VIII века к очередному усовершенствованию - появлению гибридного требушета. У гибридного требушета (во Франции их называют бриколями), короткое тяговое плечо метательного рычага снабжено небольшим противовесом, уравновешивающим более длинное метательное плечо. Это облегчает работу тяговой команды и позволяет делать машины более крупного размера, стрельба становится более точной.

В начале 800-х тяговые требушеты у арабов переняли франки, в X веке они достигли Германии, около 1100 года - Польши, в 1134 году впервые зафиксированы в Дании, где их использовали до конца XIV века.

Некоторое время сосуществовали два типа требушета - с фиксированным и с подвешенным противовесом. Первый более прост по конструкции, что было очень важно в Средние века. Постепенно выявились недостатки фиксированного противовеса. Его приходилось делать сплошным, обычно из дорогостоящего свинца, поскольку содержимое неплотно наполненного ящика или мешка перекатывается во время падения противовеса. Кроме того, фиксированный противовес склонен долго раскачиваться после выстрела и сильно сотрясать опорную конструкцию. Оптимальной считается конструкция с подвешенным противовесом, который быстро стабилизируется после выстрела. Он представляет собой обычный ящик, наполненный любыми доступными материалами (землей, песком, камнями), причем вес его легко меняется. Большой стенобитный требушет рассчитан на метание каменных ядер весом по 100-150 кг, то есть диаметром 40-50 см, на расстояние не менее 150-200 м. Такой вес ядра является оптимальным компромиссом между ударной мощью и удобством обтесывания вручную и переноски на носилках. Расстояние в 200 м все еще позволяет стрелять точно, но избавляет от необходимости помещать машину в зоне прицельной стрельбы из луков и преодолевать внешние укрепления (рвы и валы).

Из этих базовых требований, известных по средневековым письменным источникам, вытекают габариты машины - метательный рычаг длиной 10-12 м, опорная стойка высотой около 7 м, противовес порядка 10-15 тонн. Команда из 40 плотников средней квалификации под началом опытного ингениатора (мастера по изготовлению и применению требушета) сооружает стенобитный требушет из дубового бруса дней за десять, опытный каменщик обтесывает одно ядро за 5-6 часов. Правильно построенная и пристрелянная машина способна устойчиво попадать в квадрат площадью 5х5 м со скорострельностью около двух выстрелов в час. В результате за несколько часов пробивается брешь в двухметровой гранитной стене, стандартной для замков XIII-XIV веков.

В средние века, как об этом уже упоминалось выше, вместо невробаллистических машин стали применяться баробаллистические.

Устройство баробаллистических машин было следующее. Между двумя стойками укреплялся рычаг, свободно вращающийся в вертикальной плоскости. Рычаг имел два неравных плеча. К короткому плечу рычага подвешивался тяжелый груз. Перед стрельбой этот груз подымался вверх, и в таком положении рычаг закреплялся.

На длинном плече рычага устраивалось приспособление для снаряда. Иногда, для того, чтобы увеличить начальную скорость снаряда и дальность его действия, к длинному плечу рычага прикреплялась праща или фронда. Такие машины назывались «фрондиболами».

Для производства выстрела освобождалась задвижка, удерживавшая короткое плечо рычага на определенной высоте. Груз быстро опускался вниз и приводил в движение длинное плечо рычага. Последний выбрасывал снаряд, который летел с большой скоростью под углом, достигавшим 45°.

Метательные машины с противовесом небольшого размера иногда устанавливались на 4-колесной телеге. В таких случаях рычаг с грузом отделялся и укладывался на повозку. Такие машины, подобно аркбаллистам, были достаточно подвижны и могли двигаться вместе с войсками.

Несмотря на дополнительные приспособления (праща), дальность стрельбы баробаллистических машин значительно уступала невробаллистическим. Так, 2-пудовые камни баробаллистические машины могли бросать не дальше 300 шагов, а 6-пудовые - только на 100 шагов.

Кроме обычных снарядов в виде камней и бревен в осажденные гарнизоны бросали трупы людей и лошадей, змей, скорпионов, бочки с горящей смолой, иногда горшки с известью и др. Это были своего рода «химические» снаряды. Падая в расположение противника, они разлагались и своим зловонием отравляли окружающую атмосферу.

Несмотря на свое большое несовершенство, метательные машины сыграли огромную роль в борьбе за укрепленные пункты.

Иногда, при наличии особенно прочных сооружений, баллисты и катапульты и им подобные метательные машины не в состоянии были разрушить крепостной стены. Тогда применялись специальные стенобитные машины - «тараны».

Тараны были устроены еще проще, чем баллисты и катапульты. Это были длинные крепкие бревна с металлическими наконечниками. Простейший вид тарана - это окованное бревно, которое на руках подносилось к крепостной стене. Несколько человек раскачивали таран и удар за ударом наносили по крепостной стене или по воротам крепости.

Были тараны несколько более тяжелые. Они устанавливались на подвижной тележке, которая вплотную придвигалась к крепостной стене. Такая тележка обычно бывала защищена со всех сторон и давала укрытие от неприятельских стрел воинам, обслуживающим таран.

Разрушение крепостных стен тараном было делом кропотливым и тяжелым. Требовалось усилие нескольких человек, чтобы после большого количества сильных ударов в крепостной стене появилась, наконец, брешь. После образования бреши стену уже легче было окончательно разрушить.

Тараны применялись как в древние, так и средние века. Есть упоминание о том, что тараны широко использовались на Руси при князе Владимире.


3. Боевое применение метательных машин в древности и Средние века


Выше уже было сказано, что метательные машины зародились как средство для борьбы за укрепленные пункты. Значительно позже метательные машины применялись в полевых сражениях.

Точное время начала применения метательных машин неизвестно. Более достоверно известно, что в V веке до нашей эры баллисты и катапульты применялись карфагенянами при осаде городов. Есть также упоминание о том, что ими пользовались афиняне во время Пелопонесской войны (431-404 гг. до нашей эры).

Широкое распространение получили метательные машины в армии Александра Македонского, прославившегося своими походами в IV веке до нашей эры. После уже упоминавшегося нами неудачного штурма города Галикарнасса Александр Македонский решил использовать свою осадную технику. Он забросал крепость камнями, трупами животных, бочонками со змеями.

Персы, которые так решительно отразили первый штурм Александра Македонского, не устояли против его осадной техники. Не столько потери в живой силе, сколько страх перед новой техникой заставил персов сдаться.

Другой знаменитый полководец древности Юлий Цезарь, живший в I веке до нашей эры, также широко использовал метательные машины при осаде городов во время Галльской войны.

Тактика применения метательных машин и при осаде городов и в полевых сражениях была весьма примитивна.

Как правило, во время полевых сражений баллисты ставились в интервалах первой линии войск. Катапульты с их крутой траекторией помещались сзади и бросали снаряды через головы своих войск.

Баллисты и катапульты имели значение в полевых сражениях только до завязки рукопашной схватки. В дальнейшем они уже не могли играть никакой роли и обычно убирались назад.

Наличие же этих машин при завязке боя имело большое значение для поднятия морального состояния войск. Великий римский полководец Юлии Цезарь, высоко ценивший на войне моральный фактор, всегда большее количество машин придавал тем войскам, которые еще не были закалены в боях. И его расчет был правильный. При наличии большого количества машин его войска показывали хорошую стойкость.

Сегодня конструкция метательного оружия кажется нам простой и очевидной, но для человека того времени это было не так. Надо было обуздать, расчетливо использовать такую силу, какую он прежде никогда себе не подчинял. Ни одна торсионная катапульта и близко не сравнится с мгновенно высвобождаемой энергией 20-тонного противовеса, падающего с высоты 5-10 м. Для средневековых людей это было сродни покорению ядерной энергии. Такое тяжелое устройство было непросто изготовить, очень трудно передвинуть, тщательно отесанные и взвешенные ядра стоили недешево. Очень важен был выбор оптимальной конструкции и наиболее уязвимого места в разбиваемой стене, предварительный расчет траектории стрельбы, увязка траектории с весом снаряда, противовеса, длиной пращи, наклоном зубца. Любая ошибка стоила дорого, зато и результаты ценились по достоинству. Раньше надо было засыпать ров, сделать насыпь к стене, подтащить вплотную тяжеленный таран и долго им долбить под градом глыб, бревен и потоками горящей смолы, выливаемой сверху. Сотни и тысячи людей трудились месяцами и не всегда успешно. Теперь с той же задачей справлялись человек сто за пару недель и без большого риска.

В Средние века проектировали и руководили изготовлением метательных и осадных машин ingeniatores. Позже именно от слова «ингениатор» произошло слово «инженер».

Об этих людях известно очень мало - эта небольшая высокооплачиваемая, замкнутая группа, старавшаяся хранить свои знания в секрете, не принадлежала к аристократии и была не склонна афишировать себя, это вообще не характерно для средневековой психологии. Вероятно, это были выходцы из верхушки цеховых мастеров или мелкого дворянства.

Судя по записной книжке Виллара дОнкура, многие из них одновременно занимались строительством соборов и замков. Такое «архитектурное» происхождение неудивительно - требюше очень схож со средневековым подъёмным краном, и его конструирование и применение требует серьезных познаний в геометрии и механике, в равной степени необходимых в строительном деле. Далее, имелась уже упомянутая должность magister tormentorum - городского или королевского чиновника, ответственного за хранение и использование различной военной техники, снарядов, запасных частей. Как правило, в каждом крупном городе или в резиденции государя имелся такой арсенал. Большие, правильно изготовленные требюше не уничтожались по окончании войны, а разбирались и помещались на складское хранение. Наконец, имелись городские ремесленники, специализировавшиеся на непосредственном изготовлении различных машин, от ручных арбалетов до требюше. Обычно это были плотники, которым поручался весь заказ в целом. Раму они изготавливали сами (естественно, с помощью подмастерьев), а на другие детали давали субподряды кузнецам, канатчикам и т.д. С 1228 г. известна специальность trebuchetarius; в 1244 г. один такой ремесленник из Нортумберленда вырезал каменные ядра по специальному шаблону, что косвенно свидетельствует о проникновении стандартизации и в изготовление требюше.

В тот период, когда артиллерия была представлена метательными машинами - баллистами и катапультами, - она еще не была самостоятельным родом войск. Но стремление придать ей организационные формы было. Например, в римских войсках одна баллиста придавалась каждой центурии, а катапульта - когорте. Таким образом когорта, состоявшая из 5 центуриев, имела 6 машин. В легионах было по 60 машин. Легион состоял из 6000 воинов, следовательно на каждую тысячу бойцов приходилось по 10 метательных машин.

Тогда же появились и своего рода артиллерийские начальники. В когорте боевым использованием метательных машин руководил центурион, а в легионе всю эту технику в своих руках объединял трибун.

В средние века метательные машины широко использовались монголами во время их нашествия на запад. В некоторых источниках имеется указание на то, что Чингис-хан применял метательные машины при осаде Самарканда, Гурганджа и других городов Хорезмского государства.

Первые упоминания о применений осадной техники славянами относятся к периоду княжения Олега. С помощью метательных машин Олег вел войну с Византией и занял Царьград.

Киевский князь Святослав широко применял метательные машины в своих многочисленных военных походах. По свидетельству летописца Льва, князь Святослав с помощью метательных машин отразил нападение греков на город Доростол.

Метательные машины являются предшественниками огнестрельной артиллерии. Они не сразу уступили место новому виду артиллерии, а некоторое время существовали параллельно с огнестрельными орудиями.

Метательные машины в борьбе за населенные пункты по существу решали те же задачи, которые впоследствии должны были решать осадные орудия. Они же послужили прообразом и полевой артиллерии, играющей такую огромную роль во всех войнах вплоть до наших дней.

По своему техническому устройству метательные машины также являются прототипами современных орудий. Баллиста со своей настильной траекторией являлась прообразом пушки, а катапульта - гаубицы.

Для своего времени метательные машины являлись достаточно грозным оружием. Хотя огнестрельная артиллерия по своим качествам и отличается от метательных машин, тем не менее способы использования этих машин почти ничем не отличались от использования огнестрельных орудий на первом этапе их развития.


Заключение


Войны всегда были спутниками человечества. Проходят века, а военные конфликты продолжаются, меняются лишь масштабы и причины: обладание новыми территориями, рынками сбыта и сферами влияния, мировое господство, религиозные и этнические принадлежности, демонстрация мощи и величия (мании величия?) другим государствам или блокам, и другие. С древнейших времён и до XX века, вплоть до изобретения оружия массового поражения, боевые действия представляли, в основном, захват и удержание (или уничтожение) стратегических и тактических узлов обороны противника (этой схемы придерживались почти все, кроме мореходов-пиратов, кочевников и некоторых иных военных формирований). Понимая это, обороняющиеся (или потенциально обороняющиеся) пытались помешать захвату своих оборонительных очагов и укрепляли их: сначала примитивным частоколом, а впоследствии и мощными каменными стенами, глубокими рвами. Разумеется, нападающим было необходимо иметь средства противодействия подобным ухищрениям. Если рвы можно было запрудить, переплыть, - то штурмовать стены не всегда было возможно.

Следовательно, необходимы были устройства, способные проламывать стены и поражать живую силу противника. Такими приспособлениями и стали боевые метальные машины. Упрощённо говоря, они должны были отвечать следующим требованиям:

самое главное - способность эффективно поражать живую силу или укрепления противника;

обладать хорошей скорострельностью;

иметь, по возможности, как можно более простую конструкцию.

не требовать при постройке и обслуживании особо дефицитных материалов.

Появление боевых машин, хотя бы частично отвечающих этим требованиям, связано с развитием естественных наук, давших возможность создать относительно мощные, дальнобойные и надёжные конструкции. Большую роль в их развитии сыграла так же Пелопоннесская война между Афинами и Спартой, длившаяся 27 лет (431-404 гг. до н.э.). В ходе этой войны метательные машины претерпели значительные изменения и стали применяться не только при осаде укреплений, но и в морских битвах. Дальнейшее совершенствование метательных машин римлянами позволило их применять и в полевых сражениях.

Развитие метательных машин шло по следующим направлениям:

облегчение конструкции, повышение точности, стандартизация деталей;

замена некоторых деревянных частей бронзовыми или железными; в частности, вместо пучков жил в некоторых машинах использовались бронзовые пластинчатые пружины, как в хайробаллисте Герона;

создание многоствольных скорпионов и псевдоавтоматических многозарядных палинтонов (полиболы);

Если попытаться найти в научной литературе внятную классификацию боевых метательных машин, то можно с удивлением обнаружить, что она отсутствует. Это создаёт большие трудности при их изучении и описании. На то есть четыре причины: путаница между греческими и латинскими названиями; смешивание названий метательных машин вообще (катапульта) с названиями отдельных видов (баллиста, онагр), туманное изложение технических вопросов у античных авторов; небрежность современных исследователей.

Может возникнуть мнение, что стоимость и время постройки боевых метательных машин не соответствовало их боевым качествам. В какой-то степени это так. Но следует помнить, когда и против кого они применялись. Во времена, когда любая более-менее сложная конструкция была чем-то таинственно-магическим, один вид «адских машин», сооружаемых под стенами осаждаемых, мог привести к сдаче. А когда они открывали огонь, пусть не очень-то разрушительный, обороняющиеся просто начинали паниковать. Но некоторые укрепления успешно противостояли этим агрегатам, иногда успешными контратаками уничтожая их (маскировать громоздкие устройства было затруднительно).

Несмотря на достаточно низкую боевую ценность, боевые метательные машины древности стали достойным этапом эволюции боевой техники вообще и артиллерии в частности.


Библиография


1.Витрувий Полион Марк - Десять книг об архитектуре. М 1936.

2.Дилье Г. - Античная техника. М-Л 1934.

.Вегеций - Флавий Вегеций Ренат. Краткое изложение военного дела. Перевод Кондратьева С.П.С.-Петербург, 1996.

.Ксенофонт, Анабасис - Ксенофонт. Анабасис. Перевод Максимовой. Москва, 1994.

5.Вергилий. Энеида - Публий Вергилий Марон. Собрание сочинений. Перевод под ред. Ф. Петровского. С.-Петербург, 1994.

6.Хрестоматия по истории средних веков. Под ред. Н.П. Грацианского и С.Д. Сказкина. Т1. М., 1949.


Теги: Эволюция метательных машин эпохи древности и средневековья  Курсовая работа (теория)  История
Просмотров: 22924
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Эволюция метательных машин эпохи древности и средневековья
Назад