Цветные революции

Министерство образования Республики Беларусь

УО "Белорусский государственный экономический университет"

Кафедра экономики труда

Специальность "Экономика и управление на предприятии"


Научно-исследовательская работа

Цветные революции


Студентка

ФМ, 1 курс, гр. ДКТ-1

А.И. Василевская


Минск 2013


Содержание


Введение

1. Понятие цветной (бархатной) революции

2. Предпосылки "цветных революций"

3. Тактические аспекты бархатных революций

4. Цветные революции в странах СНГ

4.1 "Революция роз" в Грузии (2003 год)

4.2 "Оранжевая революция" на Украине (2004 год)

4.3 "Революция Тюльпанов" в Киргизии (2005 год)

4.4 "Васильковая революция" 2006 г. в Беларуси

5. Итоги цветных революций

Заключение

Список использованных источников

цветной революция режим постсоветский


Введение


"Цветные революции" в странах СНГ - ставшее традиционным название попыток смены правящих режимов в постсоветских республиках под давлением уличных манифестаций и при поддержке зарубежных неправительственных организаций. В научной литературе этот термин часто заменяется понятиями "ненасильственные революции в странах СНГ" или "смена политических режимов в 2000-х годах на постсоветском пространстве".

Серия "цветных революций" в ряде государств постсоветского пространства создала качественно новую геополитическую реальность. Возможность проведения "цветной революции" складывается в странах, где, несмотря на существующие демократические институты, можно в широких пределах манипулировать избирательным процессом и не допускать победы оппозиции, то есть в странах с полуавторитарными или "мягко авторитарными" режимами. Такими были кучмовский режим на Украине, режимы Шеварднадзе - в Грузии и в революционно-демократической Киргизии, где президент Акаев много лет пытался формально следовать западным правилам демократии.

Тема "цветных революций" несомненно требует внимания и является очень актуальной на сегодняшний день. Цель данной работы изучить особенности "цветных революций", их причины, последствия и факторы, способствующие их развитию. Задачами являются более детальное изучение революций на примере событий в 2000-х годах на постсоветском пространстве.

Данной теме посвящено немало работ специалистов в области политологии и множества аналитиков. СМИ и Интернет предлагают большое количество публикаций, а также медиа-ресурсов для изучения данной темы.

Изучение "цветных революций" важно с точки зрения их полезности для анализа политической ситуации в постсоветских, а также в других странах, переживших революции. Страны после революций переживают период политической, социальной и экономической нестабильности, который в некоторых странах длится и по сей день.


1. Понятие цветной (бархатной) революции


Термин "бархатная революция" - порождение ХХ века. Это революция нового типа - без насилия и без явного столкновения крупных социальных сил, с использованием современных технологий. Она показывает, как беззащитно государство перед атаками именно в культурной и духовной сфере, - если найдены уязвимые точки.

Может сложиться неверное мнение, что "бархатная" революция - это результат деятельности одних только спецслужб. Это не совсем так. Спецслужбы - это всего лишь инструмент политики, исполнители заказ. Кроме того, ошибочно полагать, что стратегия "бархатной" революции заключается лишь в завоевании "культурного ядра" государства. Подрыв "культурного ядра" - это очень важная, но не единственная операция. "Бархатная" революция - достаточно сложный комплекс дипломатических, разведывательных, культурных и экономических мероприятий, направленных на ненасильственное свержение существующего строя через выявленные слабые места в структуре государства.

На основе "бархатных" революций, прошедших в Восточной Европе в 1989-1991 годах, разработаны технологии, которые потом успешно применялись в Югославии при свержении Милошевича, на Украине во время массовых демонстраций против президента Кучмы, в Молдавии и т.д.

К концу 80-х годов в политической практике США и их союзников была выработана и опробована новая технология целенаправленной дестабилизации и смены власти в самых разных странах без прямого насилия (т.н. "бархатные" революции) или с минимальным использованием насилия. За последующие 12-13 лет эти технологии были доведены до высокой степени точности и надежности и в самое последнее время были применены на территории бывшего СССР в республиках, тесно связанных с РФ (Грузии, на Украине и в Киргизии).

"Оранжевые" революции становятся отличительной особенностью постсоветского пространства, переходят в разряд исторический реалий.

"Оранжевые" революции - это революции, не просто приводящие к смене властной верхушки государства и его геополитической ориентации, а и принципиально меняющие основание легитимности всей государственности страны. Более того, меняется даже местонахождение источника легитимности, он перемещается с территории данного государства в метрополию, в ядро мировой системы капитализма. Такое глубокое изменение государственности имеет цивилизационное измерение.

События "бархатных" революций не могут быть названы революцией по той простой причине, что в стране произошла смена общественно-экономической формации. Необходимо отделить классическое понятие революции, исторически сложившееся в массовом сознании граждан, от понятия бархатной революции. Объективный анализ событий на Украине, Грузии и Киргизии позволяет утверждать, что данные бархатные революции - это форма смены элит на постсоветском пространстве.

Ненасильственный характер действий со стороны оппозиции (особенно если их совершает "приличная" публика, как на банкетах либеральной профессуры) притупляет саму способность власти видеть угрозы, служит как "обезболивание" государства на первом этапе революций и мятежей. Государство перестает реагировать на сигналы, которые в нормальной ситуации повлекли бы самые решительные действия. Например, если оппозиция получает финансирование от иностранных государств для подготовки свержения существующей власти, то в случае привычных "силовых" действий оппозиции вроде устройства баррикад еще можно было бы ожидать активных действий по пресечению этих финансовых потоков. А при всех "бархатных" революциях финансирование оппозиции из-за рубежа ведется совершенно открыто, и власть стесняется этому воспрепятствовать.

Понятно, что уязвимыми в отношении "бархатных" революций являются государства с ущербным суверенитетом. Это те режимы, которые по разным причинам вынуждены сверять свои действия с тем, "что скажут в Вашингтоне". Напротив, реально независимые государства нечувствительны к таким технологиям. Скажем, "оранжевая революция" невозможна в СУА, поскольку там полиция разгоняет незаконные митинги и шествия вне зависимости и от поведения их участников, и от реакции "мировой общественности". Если государство способно противостоять "ненасилию" (как в Белоруссии), то спектакль попросту закрывается. К демонстрантам применяют более или менее вежливое насилие за факт выхода за пределы очерченного им пространства и за превышение отведенного им времени.

Неумение противостоять невооруженной толпе парализует государственных служащих. Совершенно второстепенные вопросы о форме обращения с оппозицией для них становятся более важными, чем выполнение главных задач государства. Толпа блокирует здание правительства, а само правительство убеждено, что никаких насильственных действий предпринимать против толпы нельзя, потому что это недемократично. Происходит добровольный отказ государства не просто от права на легитимное насилие, но даже от обязанности применить насилие ради сохранения элементарного порядка и безопасности.

Ненасильственный характер действий противника не только обессиливает государственный аппарат, но и раскалывает общество. Если власть отвечает насилием, то слишком большая часть общества начинает сочувствовать противнику, и этот опасный для государства процесс приходится тормозить, неся большие издержки.

Из опыта Украины можно вывести такую технологическую схему цветной революции. Если речь идет о перехвате власти, то есть о замене действующей власти или блокировании ее кандидата на выборах, то необходимым элементом подготовки является подбор подходящей кандидатуры нового правителя. Понятно, что создать имидж личности гораздо легче и дешевле, чем создать образ политической партии - поэтому Запад во всех подконтрольных ему зонах мира категорически требует перехода от парламентских форм государственности к президентским. Даже при сверхцентрализованной номенклатурной системе советского государства Горбачев не смог бы привести его к катастрофе, если бы предварительно не добился учреждения поста президента.

Технологии манипуляции сознанием очень эффективны, они могут за несколько месяцев создать очаровательный образ будущего президента почти из ничего. Но они не могут создать этот образ из реальных черт совершенно незнакомого людям человека. Отсюда первое требование к "материалу" - отбор ведется из списка достаточно известных людей.

А. Чадаев выражается на этот счет категорично: "Сегодня не может быть никакого другого успешного революционера, кроме яркого отставника с высокого поста. Как не может быть и никакой коалиции вокруг него, кроме союза таких же отставников калибром поменьше".

Р. Шайхутдинов указывает на особенно ценные черты, которые учитываются при отборе кандидата: "Для начала выбирается оппозиционная фигура, близкая по образу мыслей американцам и внутренне чуждая обыкновениям власти, практикуемым не некой территории. Этот человек должен быть "привержен демократическим ценностям и идеалам свободы". Но чтобы эта приверженность не оказалась просто предвыборным трюком (ведь известно? все кандидаты говорят примерно одно и то же), важно, чтобы этот человек был материально "прикреплен" к западным ценностям, например, имел жену американку (Коштуница, Саакашвили, Ющенко) либо учился или долго жил в США или Европе (Саакашвили). "Цивилизованность" должна быть на нем закреплена столь сильно, чтоб он не мог от нее отказаться".

Второй элемент технологии - формирование внутри страны территории, где оппозиционный кандидат получает безусловную поддержку. В Украине такими территориями стали Западные области и Киев, в Грузии - прежде всего Тбилиси. Здесь власть избранного президента заранее не признается.

Третья задача - внедрение в массовое сознание и закрепление там нескольких простых стереотипов, отвечающих формуле незыблемой истины: "враги против наших". Вот известные примеры таких стереотипов: "патриоты против аристократов" (Франция, 1793); "правоверные против американских дьяволов" (Иран, 1979); "демократия против тоталитаризма" (СССР, 1991); "народ против преступной власти" (Украина, 2004).

В этой работе технологи опираются на хорошо изученную закономерность манипуляции сознанием: многократное повторение какой-то формулы загоняет ее в подсознание. Оттуда она воздействует на поведение человека независимо от того, в какую сторону его толкает сознание. Твое сознание формулу отвергает, а подсознание блокирует разум.


2. Предпосылки "цветных революций"


Предпосылки для дестабилизации имеют системный характер, они представляют собой взаимосвязанные "дремлющие" (латентные) кризисы социальных и национальных отношений, деградацию систем жизнеобеспечения, безопасности и культуры, быстрые изменения в массовом сознании. Созревание всех этих частных кризисов и соединение их в систему с переходом в новое качественной состояние есть результат стратегического политического выбора.

В обществе спектакля особым видом театрализованного ритуала являются выборы. Выборы - это спектакли и соревнования за власть. Выборы обеспечивают политическим действиям толпы помпезность, страх, драму и кульминацию. Выборы как политический спектакль представляют особый интерес потому, что в этот переходный момент смены властной верхушки происходит временное ослабление государства, что и используется, как правило, для проведения постмодернистских революций (это наблюдалось в Сербии, Грузии, на Украине и в Киргизии). Моральное или прямое насилие и "политический луддизм" стали важной технологией таких выборов. Эта проблема изучена на материале бывших колониальных стран, но она актуальна и для постсоветских государств. Важным результатом этих революций-спектаклей становится не только изменение власти (а затем также и других важных в цивилизационном отношении институтов общества), но и порождение, пусть на короткий срок, нового народа. Возникает масса людей, в сознании которых как будто стерты исторически сложившиеся ценности культуры их общества, и в них закладываются новые ценности, которые записаны где-то вне данной культуры.

Создание "нового народа" (или даже новой нации) в ходе подобных революций - один из ключевых постулатов их доктрины. Так при разрушении государственности всего СССР в массовое сознание было запущено понятие-символ "новые русские". Не будем здесь углубляться в этот вопрос, но отметим лишь, что антисоветские революции в СССР и в Европе, сходная по типу операция против Югославии в огромной степени и с большой эффективностью опирались на искусственное разжигание агрессивной этничности. Технологии, испытанные в этой большой программе, в настоящее время столь же эффективно применяются против постсоветских государств и всяких попыток постсоветской интеграции.


3. Тактические аспекты бархатных революций


Первая стадия - предварительная стадия.

Это наиболее длительный этап, связанный с созданием внутренней оппозиции. На этом этапе подразумевается мойное создание оппозиционных кружков интеллигенции, рабочих, крестьян и других групп населения.

Основная задача этого периода - сплотить вокруг оппозиционные режимы движения людей, костяк будущих политических партий и штурмовых отрядов революции. Оппозиционные партии наиболее удобный инструмент для инспирирования внутренних беспорядков и напряженности в государстве. На первом этапе медленно и целенаправленно происходит расшатывание государственной власти через использование ее внутренних слабостей.

Выращивание оппозиции - длительный процесс. К примеру, в СССР для этого потребовалось 40 лет. Но в среднем предварительный этап, в зависимости от состояния государства, может продлиться до 10 лет и потребует больших финансовых затрат.

При создании оппозиционного движения учитываются национальные и политические особенности государства. Если в стране военная диктатура, то на первоначальном этапе оппозиционные партии не обязательно должны быть политического направления. Они могут быть экологические, религиозные, спортивные или исторические. Например, в Китае людей легче объединить под спортивными или историческими лозунгами, чем под экологическими или политическими.

В каждой вновь созданной оппозиционной партии организуются отделы по работе с различными слоями общества. В качестве примера можно взять эффективную систему Коминтерна, созданную в конце 1920-х годов. Эта структура включала "С-аппарат", занимавшийся шпионажем, "М-аппарат" был нацелен на проникновение в армию и флот, "Р-аппарат" занимался разложением полиции, "Н-аппарат" изготавливал фальшивые паспорта и документы. Агентурная группа оппозиционных организация специализируется на вопросах проведения вербовочной работы среди представителей исполнительной власти и деловых кругов, СМИ, военнослужащих, полицейских, обслуживающего персонала. Главное - привлечь как можно больше недовольных существующим строем. Эти люди могут существенно повлиять на активную фазу переворота.

Если государство тоталитарное, имеющее мощные спецслужбы и надежную армию, политическая борьба на первом этапе должна быть полностью исключена, поскольку это может уничтожить еще не окрепшие политические структуры.

Особое внимание уделяется студенческим организациям - как основному костяку будущих боевых отрядов "бархатной" революции. Студенты - всегда самая динамичная и энергичная сила революции. Студенты превратились в мощную политическую силу. Об этом свидетельствуют события в 1990 году в Берлине, в 1991 году - в Чехословакии, в 2000 году - в Югославии и т.д.

Вторая ступень включает в себя:

·легализацию оппозиции;

·объединение оппозиционных политических сил;

·создание объединенного Центра - руководства оппозицией;

·разработку единых политических и экономических взглядов на будущее развитие страны;

·формирование стратегических и тактических целей операции;

·выработку организационных и оперативных методов работы оппозиции;

·завоевание поддержки ведущих социальных групп;

·подкуп руководства большинства национальных средств массовой информации для организации кампании жесткой критики режима.

На втором этапе необходимо провести объединение всех оппозиционных групп под управлением единого Центра, состоящего из лидера оппозиции. Крайне важно скоординировать их совместные действия по времени и методам действий во время активной фазы революции.

СМИ на этом этапе имеют огромное значение. Михаил Саакашвили пришел к власти благодаря "бархатной" революции, в которой едва ли не главную роль сыграла телекомпания "Рустави-2". За несколько дней до государственного переворота транслировался полуторачасовой документальный фильм о свержении режима Слободана Милошевича. Яркие выступления оппозиции, митинги, марши протеста, флаги - сжатый кулак на белом фоне. На следующий день на площади появились такие же флаги - сжатый кулак на оранжевом фоне.

Еще Лебон, заметил, что эффективнее всего на людей действуют слова, которые не имеют определенного смысла, которые можно трактовать по-разному. Вспомним, как во время "перестройки" активно использовались не имеющие смысла лозунги: "Социализм с человеческим лицом", а что это такое - никому не известно.

Третья ступень - активная фаза переворота.

Ее цели:

·создание хаоса, дестабилизация обстановки в стране, дезориентация высшего руководства, деморализация вооруженных сил и спецслужб;

·саботаж всех направленных для преодоления кризиса мер, чтобы подготовить свержение существующей власти;

·организация смены власти путем демократических выборов или "бархатной" революции.

В этот период волна антиправительственных митингов и демонстраций захлестывает страну и неуклонно нарастает. Наиболее важный момент наступает, когда повсеместные и постоянные выступления представителей большого числа политических партий и организаций, появление на политической арене целой толпы новых лидеров создают впечатление хаоса, затрудняют оценку соотношения сил в обществе. Это может заставить правительство приступить к диалогу с оппозиционными движениями.

Далее события могут пойти по двум вариантам. Первый (назовем его условно "польским") - когда власть мирно, с помощью парламентских и президентских выборов переходит к оппозиции. Второй ("югославский") - когда государство отказывается уступить власть. Тогда толпа, управляемая лидерами оппозиции, целенаправленно захватывает стратегически важные объекты государственной власти, и создаются параллельные существующей власти структуры, которые переводят на себя все рычаги управления государством.

Момент проведения "бархатной" революции выбирается с таким расчетом, чтобы сконцентрировать эти акции именно в период проявления недовольства населения рядом экономических факторов.

"Бархатная революция возможна только при нейтрализации армии и спецслужб. Схемы подобных операций уже отработаны до мелочей. Наиболее используемый и классический вариант - обвинить спецслужбы в преступлениях против своего народа, в попытке захвата власти. По роду своей деятельности спецслужбы вынуждены порой применять незаконные методы работы: несанкционированная прослушка, обыски, слежка и т.д. Эта вынужденная необходимость в интересах государства - слабое место в работе органов государственной безопасности. Поэтому их совсем нетрудно обвинить в нарушении закона. Такой опыт был в ГДР.

При проведении активной фазы "бархатных" революций необходимо умение управлять толпой, способность повести людей на заранее спланированные объекты. На Западе таких людей называют хаотами.

Методы управления толпой известны давно, но научно они были обоснованы и сформулированы еще в начале ХХ века французским врачом и социологом Густавом Лебоном, который предсказывал: "Наступающая эпоха будет поистине эрой масс". И он не ошибся. В настоящее время могущество толпы представляет собой единственную силу, которой ничто не угрожает и значение которой все увеличивается.

"Цветные революции" в странах СНГ оказывались удачными, если их лидерами становились высокопоставленные чиновники, которые покинули исполнительную власть не ранее, чем один избирательный цикл назад. Так, лидерами "оранжевой революции" на Украине стали бывший до 29 мая 2001 года премьером Виктор Ющенко и бывший вице-премьер правительства Юлия Тимошенко. Лидерами революции в Киргизии - бывший до 22 мая 2002 года премьером Курманбек Бакиев и экс-глава МИД Роза Отунбаева. Лидерами "революции роз" в Грузии - бывший министр юстиции Михаил Саакашвили, а также занимавший пост главы парламента (законодательного органа) Зураб Жвания, рассматривавшийся незадолго до этого как возможный преемник президента Эдуарда Шеварднадзе.

Стоит отметить, что среди лидеров неудачных "цветных революций" обычно не было высших чиновников такого уровня. Дело в том, что высокопоставленные отставники такого уровня обычно успевали сохранить свои связи в высших эшелонах власти - если потеряли свою должность незадолго до "цветных революций". А ведь исход "цветных революций" зависел от того, достаточна ли опора действующего руководства страны в государственном аппарате для того, чтобы правящая группа могла противостоять давлению извне. Важным фактором для победы "цветных революций" являлось наличие у оппозиции серьезной поддержки в одном из регионов страны. Неплохой основой для успеха "цветных революций" являлась поддержка со стороны электронных СМИ.

Обычно "цветные революции" связывают с деятельностью зарубежных неправительственных организаций. Значительные финансовые ресурсы на организацию подготовки и осуществления "цветных революций" на постсоветском пространстве поступали через американские фонды:

? "Поддержки демократии в Восточной Европе" (Support for East European Democracy - SEED), а также:

Международный республиканский институт. В состав совета директоров входят Джин Кирпатрик, Бент Скоукрофт (неоконсерваторы, бывшие чиновники администрации Белого дома).

Freedom House. Зонтичная структура для фонда Сороса и фонда Евразия. Председатель - Джеймс Вулси (экс-глава ЦРУ), Джон Негропонте (директор по национальной разведке США).

Internews Network. Организация, занимающаяся поддержкой открытых проектов в сфере СМИ и обеспечивавшая создание необходимого медийного пространства вокруг "цветных революций". Идейное обоснование "цветных революций" пришло с Запада. Считается, что "цветные революции" представляют собой процесс смены более или менее "пророссийских" режимов на "антироссийские".


4. Цветные революции в странах СНГ


.1 "Революция роз" в Грузии (2003 год)


Технология "бархатных революций" была использована США в 2003 г. в Грузии. "Революция роз" - организованный и манипулируемый извне протест населения Грузии, имевший поводом подтасовку результатов парламентских выборов. Эта "революция" заставила президента Грузии Эдуарда Шеварднадзе уйти в отставку 23 ноября 2003 г.

Считается, что причина радикального вмешательства США в грузинские дела состояла в том, что, несмотря на очевидно антироссийскую направленность политики Шеварднадзе, Грузия стала довольно быстро восстанавливать экономические связи с Россией. К этому ее толкала объективная необходимость, и режим Шеварднадзе оказался неспособен этому помешать.

Всего за полтора года силы правой и деидеологизированной оппозиции в Грузии создали единую массовую организацию "Национальное движение", численность которой достигла примерно 20 000 членов. Михаил Саакашвили (тогда лидер этой организации) и Зураб Жвания (спикер парламента) договорились с руководством сербской "бархатной революции" об организации тренингов по политическим технологиям для 1500 членов своего движения. В апреле 2003 года была создана молодежная группа которая осваивала и адаптировала к грузинским условиям подходы и приемы, испытанные в кампании сербского "Отпора". За три недели в ноябре 2003 г. ненасильственная "революция роз" в Грузии одержала победу.

Это представлялось так: молодые люди, взявшись за руки, устанавливали блокаду государственных учреждений, врывались в здание парламента и требовали перемен, а за ними благожелательно наблюдал Запад ("весь мир").


4.2 "Оранжевая революция" на Украине (2004 год)


Оранжевая революция следовала модели, которая впервые проявилась при свержении режима Слободана Милошевича в Сербии, а впоследствии была использована в ходе Революции роз в Грузии. Во всех этих случаях революционные выступления масс, завершившиеся победой, начинались как бы спонтанно, однако на деле являлись результатом целенаправленной агитационно-пропагандистской кампании и объединения оппозиционных сил в мощный блок. Каждый раз они начинались с фальсификации выборов в пользу кандидатов от власти, непризнания оппозицией победы на выборах кандидата от власти и массовых демонстраций протеста против такого исхода выборов.

Внутри страны обычно формируется территория, где оппозиционный кандидат получает безусловную поддержку; она становится плацдармом для объявления и расширения власти оппозицией. На Украине такими территориями стали Западные области и Киев. Здесь власть избранного президента заранее не признаётся. Следующая задача - внедрение в массовое сознание и закрепление там нескольких простых стереотипов, отвечающих формуле незыблемой истины: "враги против наших". Это общее правило всех революций. И вот уже слова "провластный кандидат Янукович" и "народный кандидат Ющенко", при всей их нелепости, включаются в язык нейтральных комментаторов и даже сторонников Януковича. Схватка за интерпретационную власть - важный этап "оранжевой" революции, и она регулярно проигрывается постсоветской властью, как проигрывалась советской.

Еще один этап - создание и энергичное внедрение внешнего признака "наших" ("оранжевое" - на Украине, броские художественные символы). Если процесс идет по нарастающей, то ускоряется самоотождествление обывателей с "нашими". "Нашими" становится быть модно и престижно. Красные гвоздики и оранжевые ленточки вешают на себя люди всех слоев общества - и бомжи, и миллионеры (в феврале 1917 г. красный бант нацепил себе на грудь великий князь, брат отрекшегося императора). Более того, обывателю навязывается страх оказаться "не нашим". Количество "наших" растет, как снежный ком. Кучка людей, недавно бывшая маргинальной оппозиционной сектой, стремительно обрастает массой последователей и сторонников.

Для сплочения "наших" в сознание внедряется образ "неминуемой победы". Юлия Тимошенко провозглашала: "Оранжевая революция станет эпидемией свободы по всему миру!" - и это радовало толпу, большую долю которой составляли люди с высшим образованием. На фоне этого поэтапного развития событий так же поэтапно разыгрывается спектакль с "непризнанием итогов голосования". Это - новая выборная технология, при которой внутренний вопрос народного волеизъявления превращается в вопрос внешнего признания результатов выборов, во "всемирное" голосование за то, кому быть президентом Украины, Сербии, Грузии. Мировой "центр силы", на который ориентированы и революционеры, и власть, заранее объявляет о том, какой результат будет признан законным.

Как пишет Р. Шайхутдинов, достигается это так: "Действующая власть объявляется участником выборов (а не их организатором) через одного из кандидатов ("административный ресурс"). Предполагается, что этот ресурс она просто не может не использовать... Отсюда проистекают многочисленные следствия, самое важное из которых то, что выборы и вообще действия властей всегда трактуются как неправовые, и таким образом не доказанный факт нарушений превращается в очевидный. Не случайно все требования к властям концентрируются вокруг того, чтобы они либо "вернулись в правовое поле", либо не выходили бы из него. При этом действия оппозиции могут быть какими угодно!"

Таким образом, граждан практически лишают права выбора, но этот факт пока еще скрывают декорациями демократических процедур. Если же возникает непредвиденное противодействие (например, со стороны крупных социальных групп, как это и произошло на Украине), то непризнание итогов голосования представляют как борьбу с "государственным переворотом", осуществленным "бандой" Кучмы-Януковича, Милошевича, Шеварднадзе.

В итоге, Ющенко был избран президентом Украины. Радикальных изменений в государственном или общественном устройстве не произошло. Но в ряде общественных институтов Украины произошли скачкообразные изменения. Наиболее наглядно это видно по беспрецедентному росту свободы СМИ. С уходом президента Кучмы политическая жизнь на Украине диверсифицировалась, прекратилась ситуация, когда все основные вопросы деятельности государства решались в одном центре и фактически по воле одного человека - президента страны. Политическая элита вынуждена перейти на другие стандарты взаимодействия, гораздо более близкие к стандартам цивилизованных обществ. Именно процесс перехода на новые политические стандарты внешне выглядит как определённая нестабильность.


.3 "Революция Тюльпанов" в Киргизии (2005 год)


После распада СССР и экономического кризиса А. Акаев и местные элиты не имели другой возможности быстро разбогатеть, иначе как открыв страну для иностранного кредитования, причем не только экономики, но и собственно демократических реформ. А если бы такая возможность была, то они, возможно, на демократизацию и не рискнули бы.

Так же можно говорить о том, что руководство не смогло провести эффективную реструктуризацию экономки страны в новых экономических условиях, что спровоцировало экономический кризис, кардинально изменивший систему ценностей киргизского общества. На первое место в массовом сознании вышли ценности традиционного, отчасти религиозного общества, а также установка на выживание (в отличие, например, от стран Западной Европы, где основная установка в массовом сознании - прежде всего на саморазвитие). Помимо этого, кризис поставил под сомнение возможность самого процесса модернизации страны. Можно даже констатировать, что при сохранении далее подобных тенденций ее некому было бы проводить - в стране просто не осталось бы специалистов. В новых условиях была необходима четкая, понимаемая всем обществом стратегия, вектор развития, которой, к сожалению не было.

Резюмируя, к началу 2005 года киргизское общество не видело ни экономических, ни социальных перспектив в том курсе, который проводился существующим на тот момент времени руководством страны, что создавало предпосылки и контекст для начала революции Тюльпанов.

Общественный строй, сформировавшийся в Киргизии к марту 2005 года, отличался ярко выраженным неравенством распределения власти и собственности, отсутствием социальных связей между группами населения, системы общественного контроля над деятельностью президента, его окружения и официальных властей. Такой порядок оказался внутренне консервативным, ориентированным не на дальнейшее развитие, а на самосохранение правящей элиты и укрепление ее позиций.

Важнейшим условием формирования этой общественной системы авторитарно-кланового управления страны была социальная пассивность населения. Тяготы адаптации к новым реалиям подавляли интерес к участию в политической и социальной жизни, а это позволяло правящей элите навязать населению свою повестку дня, которая подавалась как неизбежность выбора между плохим и очень плохим. Причем в образе меньшего из зол выступала сама власть - несправедливая, вороватая, неэффективная, но зато сохранившая стабильность в обществе и дававшая возможность людям выживать. Роль большего зла отводилась, как правило, противникам существующей власти в лице радикальной оппозиции, фундаменталистов, националистов, деструктивных элементов и так далее. С ними тесно связывались перспективы неопределенности, хаоса, гражданских войн и политических репрессий.

Вступление в XXI век в Кыргызстане и на всем постсоветском пространстве ознаменовалось тем, что обозначился экономический рост, однако, при утвердившейся системе общественных отношений, его плодами снова воспользовалось значительное меньшинство - элита. В то же время экономический рост повысил планку ожидания среди широких масс, особенно обедневших. В новых условиях клановый характер власти, ее не подотчетность общественности, бюрократизм стали восприниматься особенно остро. В результате монополизации власти узким кругом лиц, власть приобрела семейный характер, появился фаворитизм, что привело к серьезному сужению социальной базы этой власти.

Постепенно возникли слои недовольных. Прежде всего, они формировались среди политических деятелей и кланов, утративших возможность влияния на государственные решения; среди деловых слоев, столкнувшихся с серьезными препятствиями на пути развития своего бизнеса и угрозой захвата его семейной властью и фаворитами Акаева; среди демократической общественности, наблюдающей откат от демократических целей и ценностей; среди молодежных организаций из-за отсутствия перспектив для продвижения по профессиональной и социальной лестнице. Соединение протестов всех этих групп недовольных высокомерием и нежеланием элит изменяться, вступать в диалог с обществом, реагировать на общественные запросы и вызовы в рамках действующих демократических процедур обернулось тотальным отторжением существующего режима и создало критические условия для революционных преобразований. Это в конечном итоге привело к событиям 24-25 марта 2005 года, получившим название "Революция Тюльпанов".

После завершения активных действий по смене существовавшего режима, новой власти необходимо было пройти через процесс легитимации, причем одновременно по двум направлениям. С одной стороны, у республики оставался официально действующий президент, полномочия которого должны были быть прекращены. С другой стороны у существовавшего ранее режима оставалось много сторонников, взаимовыгодно сотрудничавших с ним в вопросах карьеры, предпринимательства, которых необходимо было привлечь на свою сторону. Помимо того, что новая власть признала легитимным тот парламент, против избрания которого изначально активно противостояла, сохранила фактически тот же состав республиканской избирательной комиссии, который обвиняла в фальсификациях, был сохранен и тот избирательный кодекс, отдельные положении которого вызывали столько замечаний. В частности, была сохранена активно применявшаяся А. Акаевым для манипуляций на прошлых президентских выборах статья о том, что кандидаты в президенты должны сдавать специальной комиссии экзамен на знание государственного языка. Изменена была лишь одна норма. Ранее выборы президента могли проходить только осенью, но специально для более быстрого проведения выборов они были перенесены на лето.

К сожалению, на фоне этих отношений интересы простого народа не учитывались. Некогда новой власти было заниматься и другими мелкими вопросами. Например, в это время начался процесс самозахвата земель и собственности на территории страны, как простыми людьми, так и персоналиями, которых общественное мнение ассоциировало с представителями преступного мира. Исполняющий обязанности президента, премьер-министр Киргизии Курманбек Бакиев так прокомментировал этот процесс: "решение вопроса с самозахватом земель находится в компетенции муниципальных властей и соответствующих служб городов". То есть, фактически он отстранился от решения этого спорного вопроса, не желая портить свою политическую репутацию.

Если обобщить сведения о цветных революциях, то о "Революции Тюльпанов" можно сказать следующее:

. Это не цветная революция, а политический переворот с элементами и инструментами "цветных революций". Безусловно, были применены инструменты "цветных революций", но это происходило хаотично, без использования какой-либо стратегии и четкого видения итога акций. Оппозиция подстраивалась под динамично меняющиеся условия, что ей, впрочем, удалось, однако изначально не видела и не ставила перед собой цели захвата власти. Так, выступая на пресс-конференции 26 марта, Курманбек Бакиев отметил, что киргизская оппозиция, организовывая митинги, не ожидала такой быстрой смены власти.

. Это была "цветная революция", но организованная или без учета традиций киргизского общества или измененная этими традициями. Об этом говорит и схожесть структуры событий в Киргизии и других странах, схожесть методик и результатов. Но в любом случае политическая традиция оказалась сильнее политических технологий и новый режим начал копировать существовавшую ранее систему политического устройства, коммуникаций и взглядов, лишь расширив численность политической элиты.


.4 "Васильковая революция" 2006 г. в Беларуси


"Васильковая революция" ("Джинсовая революция") - политическое клише, пущенное в обиход в середине 2000-х годов политологами и журналистами, которые смоделировали ее по образцу названий серии "цветных революций" 2000-2005 гг. Предполагалось, что за чередой мирных смен правящих режимов в Грузии, на Украине, в Киргизии может последовать аналогичная смена режима Александра Лукашенко в Белоруссии, которую заранее окрестили "Васильковой революцией". Ожидалось, что самым подходящим поводом для этого станут президентские выборы 2006 года.

Действительно, как и предполагалось, выборы завершились победой Лукашенко, после чего оппозиция во главе с одним из проигравших кандидатов Александром Милинкевичем попыталась организовать массовые акции протеста. Через несколько дней на площади был организован палаточный городок, состоящий из девятнадцати палаток. Количество людей, принимавших участие в акции протеста, росло в течение первых трёх дней протестов, а после призыва Александра Милинкевича расходиться, постепенно сокращалось.

В среднем несколько тысяч человек находилось возле палаточного лагеря в вечернее время, и около трёхсот находилось там ночью, днем и утром.

В ночь на 24 марта палаточный городок был ликвидирован милицией, его участники задержаны и арестованы на различные сроки административного ареста.

Провал "Васильковой революции" объясняют плохой организацией в стане оппозиции. По оценкам государственных СМИ, большинство жителей Беларуси неоднократно выражало на выборах поддержку курса А.Г. Лукашенко.

Белорусские оппозиционеры выбрали цвет своей будущей революции именно голубым, или джинсовым, поскольку "джинсы - это молодежная форма протеста. И это всем понятный знак, тем более что огромное количество людей ходят в джинсах". Джинсовая рубашка стала флагом.

В белорусской оппозиции сформировалось два блока: 'Пятерка плюс' и Европейская коалиция 'Свободная Беларусь'.

'Пятерка плюс' состояла - отсюда и название - из 5 партий, к которым присоединились несколько более мелких организаций. Основные участники:

Белорусский народный фронт, националистическая, воинственно антироссийски настроенная партия, на первых порах определявшая лицо белорусской оппозиции.

Объединенная гражданская партия. Она тесно сотрудничала с российским Союзом Правых Сил, выступающим за 'либеральный', разнузданный, капитализм. Гражданскую партию поддерживали и российские предприниматели, надеющиеся на расширение своего влияния на белорусскую экономику.

Белорусская социал-демократическая Громада,

Белорусская социал-демократическая рабочая партия.

Партия коммунистов Беларуси, продукт распада белорусского отделения КПСС.

Кроме того, в союз 'Пятерка плюс' вошли, в частности, Зеленая партия и группа 'Республика', единственная оппозиционная партия, имевшая свою фракцию в парламенте предыдущего созыва.

Второй блок партий оппозиции - Европейская коалиция 'Свободная Беларусь'. Основу его составили Белорусская социал-демократическая партия (Народная Громада), одна из трех фракций социал-демократической партии. Сюда вошли также 'Хартия-97' и союз 'Молодая Беларусь', состоявший главным образом из организации 'Молодой фронт'.

С точки зрения правительства США и ЕС, блок 'Свободная Беларусь' был более привлекательным, более современным и благодаря однородности своего состава также и более надежным из этих двух блоков. С другой стороны, в 'Пятерку плюс' вошли такие силы, как Белорусский Народный фронт и Объединенная гражданская партия, без которых любому оппозиционному блоку было бы не обойтись.

Европейская коалиция 'Свободная Беларусь' собиралась вести свою предвыборную борьбу под знаком голубого василька, традиционного символа белорусского отечества, и под знаменем ЕС. Его основной цвет - голубой, как и у НАТО.

Таким образом, во время предвыборной борьбы голубой цвет вызывал иллюзию присоединения к ЕС и НАТО буквально с реактивной скоростью.

До самого последнего времени блок 'Свободная Беларусь' во главе с Николаем Статкевичем все еще казался перспективным претендентом на получение поста кандидата от оппозиции на президентских выборах.

Но, во-первых, его собственная партия 'Народная громада' лишила его поста председателя и вообще исключила из своих рядов.

А во-вторых, Статкевич был в мае приговорен к двум годам лишения свободы за организацию несанкционированной демонстрации.

Шансы успешного осуществления плана переворота в сентябре 2006 г. оценивались даже "мозговыми центрами", близкими к оппозиции, пессимистически. Поэтому возрастало значение оппозиции альтернативной, которую поддерживал даже американский Конгресс.


Таблица 1 - "Васильковая революция" в Беларуси

Дата:19-24 марта 2006Причина:Победа А.Лукашенко на президентских выборахОсновная цель:Либерализация страны; перевыборы президента страны.Итог:Провал революцииОрганизаторы:"Зубр", "Молодой Фронт" и пр.оппозиция Число участников: 30-70 тысяч человекПротивники:милицияАрестованные: более 500 человекПримечание - Источник: собственная разработка


5. Итоги цветных революций


Обычно принято говорить, что проведение цветных революций в странах СНГ привело к "переходу от управляемой демократии к просто демократии" или "от бюрократической системы к менеджерскому капитализму". Однако события в странах победивших "цветных революций" свидетельствует скорее о процессах, схожих с теми, за которые в России критиковали Владимира Путина.

Как и в России, там стали формироваться сильные "партии власти" ("Единое национальное движение" в Грузии и "Ак жол" ("Светлый путь") в Киргизии) и полуторапартийная система - со слабой разрозненной оппозицией. Весной 2005 года в украинском городе Каневе президент республики Виктор Ющенко, премьер Юлия Тимошенко и председатель Верховной Рады Владимир Литвин также договорились о выступлении на ближайших парламентских выборах единым блоком и о создании единой партии - но этим надеждам так и не суждено было сбыться.

Как и в России, там началось давление на регионы. Так, в Грузии серьезно урезали автономию Аджарии, а на Украине не только не была введена выборность губернаторов (о чем говорили некоторые политики в ходе "цветной революции"), но и начались разговоры об урезании автономии Крыма. В 2005 году за предложения о федерализации Украины под угрозой ареста оказался глава Донецкого облсовета Борис Колесников. На Украине, в Грузии и в Киргизии стал происходить передел собственности, по применяемым методам также часто близкий к российской практике.

"Цветные революции" привели и к ослаблению левого движения. Особенно ярко это видно на примере Украины. Если до "оранжевой революции" местная компартия (КПУ) была одной из самых влиятельных сил страны, то на президентских выборах 2004 года ее лидер Петр Симоненко набрал лишь около 5% голосов (четвертое место) вместо 22% с выходом во второй тур (в котором он получил уже 38% голосов!) на предыдущих. Конечно, главной причиной резкого ослабления КПУ стал разворачивающийся в последние годы общий кризис левого движения в странах СНГ. При этом "оранжевая революция" резко ускорила этот процесс. Противостояние между двумя группировками властной элиты, символами которой стали Ющенко и Янукович, поставило именно их в центр внимания общественности. Коммунисты уже не были ни главными оппозиционерами, ни главными защитниками интересов русскоязычного населения восточных и южных областей (эти лозунги перехватил Янукович).

Таким образом, "цветные революции" в странах СНГ стали более или менее удачными проводниками процессов, связанных с консолидацией правящих элит и укреплением центральной власти, которые начались в России в конце 1999 года. Тогда тоже имело место противостояние двух группировок правящей элиты (выразившееся на парламентских выборах 1999 года в противоборстве "Единства" и "Отечества - всей России"), но к аналогу "цветной революции" так и не привело.

Именно с этим и можно связать факт, что "цветные революции" в странах СНГ с 2005 года не заканчиваются победой оппозиции. Те страны, где слабый политический режим эпохи 90-х сменился более сильным и консолидированным режимом нового образца, оказались уже значительно устойчивее перед "цветными революциями". А вот на Украине процесс формирования такого режима и консолидации правящих элит не завершился до сих пор - поэтому здесь период политической нестабильности приобрел затяжной характер и превратился в подобие "перманентной цветной революции".


Заключение


"Цветные революции" в странах СНГ - ставшее традиционным название попыток смены правящих режимов в постсоветских республиках под давлением уличных манифестаций и при поддержке зарубежных неправительственных организаций. В научной литературе этот термин часто заменяется понятиями "ненасильственные революции в странах СНГ" или "смена политических режимов в 2000-х годах на постсоветском пространстве".

Возможность проведения "цветной революции" складывается в странах, где, несмотря на существующие демократические институты, можно в широких пределах манипулировать избирательным процессом и не допускать победы оппозиции, то есть в странах с полуавторитарными или "мягко авторитарными" режимами.

Успешными оказались "революция роз" в Грузии (ноябрь 2003 года), "оранжевая революция" на Украине (декабрь 2004 - январь 2005 года), "тюльпановая революция" в Киргизии (2005). Впрочем, о том, считать ли события в Киргизии "цветной революцией", среди журналистов и экспертов существуют расхождения. К неудачным попыткам "цветных революций" относят действия оппозиции в Азербайджане (осень 2005 года), Белоруссии ("васильковая революция" весны 2006 года), Армении (2008) и Молдавии (весна 2009 года). Кроме того, к событиям, родственным "цветным революциям", за пределами СНГ относят "бульдозерную революцию" в Югославии (осень 2000 года) и "кедровую революцию" в Ливане (весна 2005). Предтечами "цветных революций" обычно считаются антикоммунистическое "бархатные революции" в Восточной Европе в 1980-1990-х гг.

Можно привести немало объяснений того, почему в одних странах "цветные революции" удались, а в других нет.

Имело значение многое: наличие оппозиционно настроенного большинства в определенном регионе страны, участие зарубежных спонсоров, степень лояльности бюрократии лидеру режима, позиция спецслужб, СМИ и крупного бизнеса, харизматичность лидеров, социально-экономическая конъюнктура.

В то же время большинство, связанных с этим явлением проблем, находятся внутри страны и правящей корпорации. Нормальная политическая система, имеет механизм самозащиты, поэтому главной задачей любого государства является недопущение системного кризиса общества и формирование здоровой и сильной политической системы. России следует активней противодействовать "цветным революциям" на постсоветском пространстве, усиливать информационно-пропагандистскую составляющую государства.

Данные процессы если и можно считать "революциями", то политическими, а не социальными. В случае успеха они приводят к смене руководства страны, но не общественного строя. Предлогом для них обычно становилось несогласие руководства оппозиции с итогами парламентских или президентских выборов.


Список использованных источников


1.Глазунов О.Н. Государственный переворот. Стратегия и технологии. - М.: ОЛМА-ПРЕСС Образование. - 2006. - 448 с.

.Кара-Мурза С.Г. Революции на экспорт / Кара-Мурза С.Г., Александров А.А., Мурашкин М.А., Телегин С.А. - М.: Изд-во Алгоритм, Изд-во Эксмо, 2006. - 528 с.

.Нейжмаков М. "Цветные революции" в странах СНГ" Электронный ресурс - Режим доступа:://www.rabkor.ru/likbes/3044.html.- Дата доступа: 13.12.2010

.Соколова М. "Цветные революции" на постсоветском пространстве" - Электронный ресурс - Режим доступа:://www.nbenegroup.com/regime/soviet.html.- Дата доступа: 13.12.2010

.Тугунова О. "Цветные революции" - череда шагов геополитики Запада против России" - Электронный ресурс - Режим доступа:://konservatizm.org/seminars/sotsiologiya-geopoliticheskih-protsessov/211209063734.xhtml. - Дата доступа: 13.12.2010

.ИНОСМИ "Васильковая революция ("Junge Welt", Германия)" - Электронный ресурс - Режим доступа:://www.inosmi.ru/world/20050628/220595.html - Дата доступа: 13.12.2010


Теги: Цветные революции  Другое  История
Просмотров: 10273
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Цветные революции
Назад