Тенденции общественного и политического развития, наблюдавшиеся в Золотой Орде в 1300–1502 гг.

Содержание


Введение

Глава I. Расцвет Империи Джучидов

1. Политическая история Золотой Орды в 1313-1357 г.

2. Социальное устройство Империи Джучидов

3. Экономический подъём и рост городов

4. Структура власти и управления

Глава II. Распад Золотой Орды

1. Политический кризис третьей четверти XIV в.

1.2 Возвышение Ак-Орды и приход Тохтамыша к власти

1.3 Вопрос о причинах кризиса 1359-1380 гг.

Заключение

Источники и литература


Введение


Актуальность темы. В последние годы заметно усилился интерес к истории государства Улус Джучи, более известного в историографии как Золотая Орда. Всё больше аспектов истории этой огромной евразийской державы становятся объектом исследования учёных. Ещё в 1937 г. Б.Д. Греков и А.Ю. Якубовский подчёркивали: "С точки зрения истории русской истории, Улус Джучи, или Золотая Орда, представляет особый интерес; образования Московского централизованного государства не понять без Золотой Орды, что стало давно бесспорной истиной. Не менее необходимо знание истории Золотой Орды и для понимания всего хода истории народов Средней Азии, особенно с XV в. Известно, что установление власти узбекских ханов в Средней Азии теснейшим образом связано с распадом Золотой Орды, имевшим место уже в середине XV в.

Без знания истории Золотой Орды не понять, наконец, истории ни Казанского, ни Крымского, ни Астраханского ханств, поскольку последние могли появиться только в результате разложения и распада Улуса Джучи. Что же сказать об огромных территориях южнорусских степей, Северного Кавказа и степей на север от Каспийского и Аральского морей, где, собственно говоря, и было расположено это когда-то сильное государство?". Невозможно без знания истории Золотой Орды понять и историю Татарстана.

Несмотря на то, что количественно материалов по истории Золотой Орды очень много, не все стороны её истории были освещены с достаточной полнотой. Такова, например, тема кризиса Империи Джучидов в 1359 - 1380 гг.

Объект исследования: империя Джучидов как многонациональное средневековое государство.

золотая орда джучид политический

Предмет исследования: общественное устройство и государственный строй империи в период её расцвета; процесс дезинтеграции Золотой Орды.

Цель: выявить тенденции общественного и политического развития, наблюдавшиеся в Золотой Орде в 1300 - 1502 гг.

Основные задачи:

дать характеристику Золотой Орды как государственного образования;

охарактеризовать общественное устройство Империи Джучидов;

проследить процесс развития кризиса 1359 - 1380 гг., выявить его причины;

выявить причины распада Золотой Орды.

Хронологические рамки: с 1313 г. (начало правления Узбек-хана, с именем которого исследователи связывают расцвет Империи Джучидов) по 1502 г. (общепринятая дата распада Золотой Орды).

По всем пунктам ВКР использовался историко-генетический метод. Кроме того, в ходе работы использовались специально-исторические методы - сравнительно-исторический и историко-реконструктивный.

Источники, историография

Источников по истории Золотой Орды - огромное количество. Написаны они на многих языках - русском, греческом, латинском, чешском, арабском, армянском, турецком, персидском, грузинском, монгольском, китайском и других. Кроме нарративных источников (исторические хроники, записки путешественников), имеются сохранившиеся документы в виде ханских ярлыков, образцы формуляров официальной переписки, а также археологические данные в виде памятников материальной культуры и искусства.

Изучение истории Золотой Орды началось уже в XVIII в. Вопрос об образовании Золотой Орды интересовал ещё "Казанского летописца". Отдельные проблемы истории монгольской державы были затронуты и в трудах историков XVIII в. - В.Н. Татищева, М.М. Щербатова, П.А. Рычкова и др.Н.М. Карамзин в "Истории государства Российского уделил значительное место истории Золотой Орды. Карамзина интересовали преимущественно русско-татарские отношения.

Точка зрения Карамзина вызвала большой интерес к истории Золотой Орды. Одним из показателей растущего интереса явился конкурс, объявленный Российской Академией наук в 1826 г. на тему "Какие последствия произвело господство монголов в России и именно, какое имело оно влияние на политические связи государства, на образ правления и на внутреннее управление оного, равно как на просвещение и образование народа?" Упор делался не столько на историю самих татар, сколько на исследование русско-монгольских отношений.

Этот недочёт в постановке задачи был учтён при возобновлении конкурса в 1832 г. Возобновляя конкурс, Академия наук наметила более обширные задачи. На этот раз требовалось "написать историю Улуса Джучи, или так называемой Золотой Орды, критически обработанную на основании как восточных, особенно магометанских, источников и сохранившихся от ханов сей династии монетных памятников, так и древних Русских, Польских, Венгерских и прочих летописей и других, встречающихся в сочинениях современных европейцев". Подробная программа конкурса, составленная известным русским востоковедом Х.М. Френом, была разослана всем известным русским и западноевропейским востоковедам. К 1 августа 1835 г. Академия наук получила единственное рукописное сочинение на немецком языке, написанное венским востоковедом И. Хаммером-Пургшталлем. Специальная комиссия Академии наук, созданная для ознакомления с представленной рукописью Хаммера-Пургшталля, признала, что "автор принимает задачу слишком поверхностно и принялся за решение её, не довольно к этому приготовившись, отчего и труд его оказывается со всеми недостатками, неразлучными со всяким скороспелым и неполным обрабатыванием предмета". "История Золотой Орды" Хаммера-Пургшталля, выпущенная в Пеште в 1840 г., даже после некоторых исправлений сохранила большинство недостатков. Относительный неуспех Хаммера-Пургшталля нельзя объяснять только поспешностью или неподготовленностью автора. Проанализировать впервые такой огромный исторический материал, совершенно тогда неизученный, было не по силам одному исследователю. Следует отметить, что работа И. Хаммера-Пургшталля долгое время оставалась единственным исследованием по истории Золотой Орды в западноевропейском востоковедении. Позднейшие западноевропейские востоковеды, писавшие о Золотой Орде, не могли конкурировать с работой Хаммера-Пургшталля ни в смысле привлечения новых источников, ни в смысле последовательности изложения истории Улуса Джучи.

Большинство русских востоковедов имело отношение к золотоордынской проблематике. Наиболее крупные имена: В.В. Григорьев, П.С. Савельев, И.Н. Берёзин, В.В. Вельяминов-Зернов, Г.С. Саблуков, К.П. Патканов, В.Г. Тизенгаузен, Н.И. Веселовский. Нельзя не отметить работ Х.М. Френа, В.В. Григорьева, П.С. Савельева и А.К. Маркова в области золотоордынской нумизматики, без чего нельзя не только выяснить экономическую жизнь Улуса Джучи, но даже установить простую хронологическую канву. Имена ханов, правивших в Дешт-и-Кыпчак, стали известны нам только по публикациям золотоордынских монет Х.М. Френа и П.С. Савельева.

Вопросы политического строя и общественного устройства Золотой Орды наиболее полно освещено в диссертации И.Н. Берёзина "Очерк внутреннего устройства Улуса Джучиева" (1864). Но при всех достоинствах этой работы нельзя забывать, что она находится на высоте фактических знаний 60-х гг. XIX в. Те же проблемы рассмотрены в работе казанского исследователя Г.С. Саблукова, именовавшего Империю Джучидов "Кипчакским царством".

Никто так много не сделал по собиранию фактического материала по истории Золотой Орды, как В.Г. Тизенгаузен, который немало лет своей жизни посвятил собиранию сведений из восточных (арабских и персидских) источников. Вышедший в 1884 г. его труд под названием "Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды, т.I. Извлечения из сочинений арабских" является в настоящее время библиографической редкостью. Труд этот содержит большое количество сведений о Золотой Орде, сообщаемых арабскими, по преимуществу египетскими, авторами XIII-XV вв. Вслед за томом I - арабским - В.Г. Тизенгаузен собирался выпустить том II - персидский. Но осуществить это по ряду причин автору не удалось.

При жизни Х.М. Френа, В.В. Григорьева и П.С. Савельева историей Золотой Орды могли интересоваться только немногие, преимущественно специалисты по русской истории и востоковедению; уже тогда выдвигались правильные взгляды на Золотую Орду и ту роль, которую она сыграла в истории России. Вот слова академика Френа, сказанные им в 1832 г.: "Владычество монгольской династии, известной у нас под именем Золотой Орды, у магометан под именем Улуса Джучи, бывшей некогда в течение почти двух с половиной веков ужасом и. бичом России, державшей в узах безусловного порабощения и располагавшей своенравно венцом и жизнью князей её, владычество сие долженствовало иметь более или менее влияния на судьбу, устройство, постановления, образование, нравы и язык нашего отечества". Однако этот аспект изучения истории Золотой Орды вскрывает только одну сторону вопроса. Кроме золотоордынских ханов и связанных с ними кыпчакско-монгольских беков, в Золотой Орде было большое - не кочевое и не татарское, а местное земледельческое население, в городах процветали ремесла, шла культурная жизнь. Одним словом, в Золотой Орде было пёстрое по своему этническому составу население, жившее своей собственной внутренней жизнью, следы которой сохранились не только в памятниках материальной культуры и искусства, но и в фактах культурного взаимодействия с соседями.

Долгое время русские историки не имели фактической возможности действительно использовать богатейшие материалы золотоордынской истории, ибо они не имели под руками сводки их в систематическом, научно организованном виде. Не было и подробной истории Золотой Орды, написанной на большом фактическом материале. В известной мере недостаток этот мог восполнить книга А.Н. Насонова "Татары и Русь", составленная не только по русским, но и восточным источникам.

Большим достижением отечественной историографии в области изучения истории Золотой Орды было появление труда Б.Д. Грекова и А.Ю. Якубовского "Золотая Орда", вышедшего в 1937 г. В этой работе авторы сделали объектом своих исследований истории раннего периода Золотой Орды, когда последняя достигла наивысшего расцвета; что же касается междоусобной борьбы в Улусе Джучи, начавшейся после смерти хана Джанибека, то она освещена весьма кратко. По мнению Рустама Наби, научная значимость работы А.Ю. Якубовского значительно снижается участием Б.Д. Грекова - именно его главы не относятся к истории Империи Джучидов, но придают монографии идеологическую направленность.

В 1947 г.Г.М. Валиахметовым была защищена диссертация по теме "Общественно-политический строй Золотой Орды". Автор характеризовал общественный строй Золотой Орды как систему феодальных держаний - улусов.

В 1960 г. вышла в свет обобщающая работа по истории Империи Джучидов - монография М.Г. Сафаргалиева "Распад Золотой Орды". Ограниченный рамками господствовавшей тогда идеологии, он сумел обобщить в своей монографии большую часть источников по истории Империи Джучи. Но и М.Г. Сафаргалиев вынужден был давать выводы, общепринятые в советской науке. Характерной чертой его стиля является разительное противоречие между официально обязательными выводами и приведенным объективным материалом. В то же время, ему впервые удалось совместить достижения отечественного и западного востоковедения и отечественной истории при анализе проблем "Золотой Орды". Кроме того, ему удалось применить в своем труде некоторые достижения татарской исторической школы.

Нельзя не отметить огромный вклад Г.А. Фёдорова-Давыдова, выдающегося археолога. Но и он избегал выводов, затрагивающих политические аспекты проблемы. Обработав огромный объем фактического материала, он стремился не выходить за рамки археологии.

Как символ влияния "перестройки" в русской исторической науке оценивается специалистами книга В.Л. Егорова "Золотая Орда: мифы и реальность" (1990). Для отечественной истории это действительно рубежная и значимая работа, обобщающая для российской истории давно известные в ориенталистике фактические данные. Правда, В.Л. Егоров не пошёл на коренную ломку стереотипов.

Булгаро-татарская историческая школа. Работы татарских исследователей малоизвестны за рубежом и практически неизвестны в России. Лишь в последнее время историки мира получили возможность работать с материалами учёных-татар. Очень значимые работы принадлежат перу Ш. Марджани, Садри Максуди, Заки Валиди, Акдас Нимет Курата. Особняком стоит труд "История татар", написанный в 1919 г. Газизом Губайдуллиным. М.Г. Сафаргалиева можно считать передаточным звеном к учёным новой генерации. Представляется интересными работы московского историка Э.С. Кульпина. Множество исследователей ориентируется в Татарстане на мнение таких учёных, как Р.Г. Фахрутдинов, И.Р. Тагиров, М.А. Усманов и И.М. Миргалеев. В 2009 г. в Казани были изданы работы, где рассматриваются различные аспекты истории Золотой Орды.

В 1943 г. в издательстве Otto Harrassowitz в Лейпциге вышло исследование Бертольда Шпулера (B. Spuler. Die Goldene Horde - Die Mongolen in Russland (1223 - 1502)), которое в настоящее время принято считать лучшей из работ западных историков по данной теме. Вопросы социальной истории Золотой Орды затронуты в статье израильского востоковеда А.Н. Поляка о золотоордынском феодализме.А.Н. Поляк видит причину полного распада Золотой Орды в ослаблении централизации. Золотоордынский феодализм он характеризует как "загнивающий".

По мнению Рустама Наби, "полноценной работы по истории Империи Джучидов как не было, так и нет. Даже если представить издание, соединившее в себе достоинства всех предшественников, его нельзя будет признать законченным. Нет важной составной части - о всемирно-историческом значении Империи Джучидов и её влиянии на мировую цивилизацию".

Глава I. Расцвет Империи Джучидов


1. Политическая история Золотой Орды в 1313-1357 г.


С 1262 г. единой монгольской империи уже не существовало. Золотая Орда, Иранское государство Хулагуидов, Чагатайское государство были независимы, не согласовывали свою политику с великими ханами. К концу 1260-х г. между бывшими улусами были официально оформлены межгосударственные отношения.

В 1290-е гг. в Золотой Орде началась междоусобная война между двумя правителями Золотой Орды - Ногаем и ханом Тохтой, которая закончилась поражением Ногая в 1299 г. Хан Тохта, который был женат на дочери византийского императора Андроника II Палеолога), по словам Бориса Ишболдина, "проявил себя сильным и стойким правителем, знающим, как навязывать свою волю татарским и русским князьям". Представляется вполне вероятным, что Тохта не был удовлетворён поворотом дел на Руси и строил планы полной политической реорганизации Русского улуса.

Сведения о последних годах царствования Тохты скудны. Но известно, что в 1312 г. Тохта решил сам посетить Русь; он отправился на корабле вверх по Волге, но, прежде чем достигнуть пределов Руси, заболел и умер на борту. Решение Тохты поехать на Русь было уникальным в истории Золотой Орды. Ни один из монгольских ханов ни до, ни после него не посещал Русь в мирное время в качестве правителя, а не завоевателя. Этот шаг Тохты, вероятно, был вызван намерением провести далеко идущие реформы в управлении его северным улусом. Г.В. Вернадский предположил, что Тохта намеревался упразднить Великое княжество Владимирское, чтобы сделать всех русских князей своими прямыми вассалами и наделить каждого определённым уделом, правом собирать налоги в своих владениях. Чтобы предотвратить конфликты в будущем, он, видимо, также собирался сделать межкняжеское собрание постоянным институтом. Вероятно, он хотел лично открыть его первый съезд, затем назначить высокого монгольского чиновника в качестве своего полномочного и постоянного руководителя этого органа. Все это означало бы признание Руси (Восточной Руси, во всяком случае) вполне состоявшимся партнёром как внутри Золотой Орды, так и во всемонгольской федерации.

С начала XIV в. в Золотой Орде начался процесс нормализации хозяйственной жизни, и последние годы царствования Тохты были в этом отношении подготовительными к тому периоду расцвета военного могущества Золотоордынского государства, которое связывается с именем Узбек-хана. В 1310 - 1311 гг. хан Тохта провел денежную реформу, результатом которой стал единый и устойчивый по весу и курсу сарайский дирхем. Сарайский дирхем стал господствующей монетой не только в Золотой Орде, но и в сопредельных странах.

Узбек-хан (1313 - 1341), занявший престол после смерти Тохты, был сыном Тогрулджи, внуком Менгу-Тимура. Прав на золотоордынский престол он не имел. По словам автора "Истории Увейса", Узбек при помощи одного из влиятельнейших эмиров (нойонов) Кутлуг-Тимура убил сына Тохты Ильбасмыша и захватил золотоордынский престол.

Узбек был мусульманином - обстоятельство, которое несколько отложило его избрание из-за оппозиции старомонгольской партии. С его восхождением на трон ислам стал официальной религией при ханском дворе. Постепенно он был принят большинством монгольских и тюркских подчинённых хана. В знак своей преданности Пророку Узбек выстроил большую мечеть в городе Солхате в Крыму (1314 г.) .

С первых же дней Узбек-хан взял определённый и твёрдый курс. Посадив Узбека на престол, Кутлуг-Тимур начал играть большую роль в государственной жизни страны, прежде всего в качестве наместника Хорезма. По словам ал-Айни, первое время он "распоряжался управлением государства, устройством дел его и сбором податей его". Благодаря советам Кутлуг-Тимура, Узбек-хан быстро избавился от ряда своих противников, истребив наиболее опасных из них.

Узбек решительно повёл политику исламизации, стараясь в этом отношении решить задачу в возможно быстрые сроки. Через два года после прихода своего к власти Узбек-хан сообщил египетскому султану, что в его государстве осталось очень немного "неверных". Это утверждение, конечно, не соответствовало действительности.

Огромное значение Узбек-хан придавал городской жизни. С его именем связано возведение новых сооружений в Сарай-Берке, куда он официально перенёс столицу Золотой Орды из Сарай-Бату. По его приказанию в Сарай-Берке строились мечети, медресе, мавзолеи, дворцы. Крупномасштабное строительство велось не только в Поволжье, но и в Крыму, Хорезме.

Во внешней политике Узбек-хан продолжал старую традицию. Как и при его предшественниках, Золотая Орда поддерживала постоянные торговые, культурные и дипломатические отношения с мамлюкским Египтом. Не раз темой дипломатических переговоров Узбек-хана с египетским султаном были столкновения с Хулагуидами. Войска Узбека в разных комбинациях действовали не только на границе, но и на самой хулагуидской территории.

Первый период напряжённости между Узбеком и хулагуидским ильханом Абу-Саидом относится к 1318 - 1319 гг. Узбек основал свою ставку на Северном Кавказе, что не вылилось в какую-либо большую войну. В 1324 - 1325 гг. войска ильхана вторглись в долину Терека на Северном Кавказе, но были отброшены. Десятью годами позже, когда Узбек развязал войну против Азербайджана, его войска были остановлены персами.

В своей международной политике Узбек, в целом, был агрессивнее Тохты. Он вмешался в 1324 г. в болгаро-византийский конфликт во время междоусобной войны в Византии, оказывая поддержку болгарскому царю Георгию Тертерию II. Несмотря на помощь монголов, болгарская армия была разбита византийцами при Адрианополе. Позднее византийский император Андроник III установил дружеские отношения с Узбеком, отдав за него замуж свою дочь. Известная под именем хатун Байя-лун, она - важный знак перемены религиозной атмосферы в Золотой Орде - должна была принять ислам. Около 1333 г. Байя-лун было дано позволение навестить её отца в Константинополе. Она уехала, сопровождаемая арабским путешественником Ибн-Батутой, и больше не вернулась.

В 1330 г. Узбек ещё раз вмешался в балканские дела, и снова - безуспешно. К тому времени сформировалась византийско-болгарская коалиция против Сербии. Как молдавские аланы, так и валахи под предводительством воеводы Иоанна Бессараба поддерживали болгар. Участие Бессараба в коалиции стало сигналом появления румын на международной арене. Узбек, со своей стороны, направил 3000 ногайских воинов для усиления коалиции. Объединенная союзническая армия составляла 15 000 человек. Размеры сербской армии неизвестны. Чтобы усилить её, сербский король Стефан Урош III решил использовать испанских и немецких наёмников. Решающий бой в этой войне состоялся при Вельбужде (Кюстендиле) 28 июня 1330 г. и закончился полной победой сербов. После этого Сербия стала самым сильным из балканских государств и вскоре достигла своего наибольшего расцвета при короле Стефане Уроше IV, по прозвищу Душан (1336 - 1355 гг.) .

Как и во время правления Ногая и Тохты, отношения между ханом и генуэзцами при Узбеке периодически портились из-за случавшихся конфликтов. В 1322 г. монголы разграбили город Солдайю и разрушили там много христианских церквей.

В отношении русских дел политика Узбека была менее конструктивной, чем политика Тохты. Он не делал попыток изменить положение вещей на Руси и поставил себе значительно более узкую цель: предотвратить формирование объединённого русского государства и сохранить баланс между русскими князьями, особенно тверскими и московскими. Он реализовал один новый проект: поскольку он даровал право собирать налоги ряду крупнейших русских князей, институт баскаков стал излишним, поэтому вместо них хан назначил специальных уполномоченных, наблюдавших за делами в том или ином русском княжестве.

В начале своего правления Узбек подтвердил титул Михаила Тверского как великого князя владимирского. Это место традиционно сочеталось с контролем над Новгородом, но новгородцы отказались признать Михаила Тверского и вместо него пригласили на княжение Юрия Московского. Михаил Ярославич пожаловался хану, и московскому князю было приказано безотлагательно появиться в Орде. Пользуясь средствами, собранными в Новгороде, Юрий Московский мог осыпать хана и вельмож богатыми подарками. Он несколько лет провёл в Орде и получил в жены сестру Узбека Кончаку, которая при крещении получила имя Агафья. В конце концов, Узбек отобрал ярлык у Михаила Тверского и передал его Юрию Московскому. Кавгадый, один из высших монгольских чиновников, был назначен специальным уполномоченным хана при дворе князя Юрия и сопровождал его и Кончаку на Русь.

Не ожидая серьёзного сопротивления со стороны Михаила Тверского, Юрий Московский и Кавгадый двинулись на Тверь с небольшим количеством войск. Михаил Ярославич без труда разбил их, но он был достаточно осторожен, чтобы напасть на ставку Кавгадыя. В то время как московский князь Юрий бежал в Новгород, тверичи захватили в плен его жену. После этого Кавгадый приказал обоим князьям явиться в Орду. Они вынуждены были отправиться в долгое путешествие, поскольку Узбек в это время находился на Северном Кавказе из-за конфликта с ильханом. Тем временем Кончака умерла в плену в Твери, и Кавгадый возложил ответственность за её смерть на тверские власти. Тверского князя Михаила Ярославича судил высший суд Золотой Орды за непокорность ханской воле и за то, что не проявил достаточной заботы о своей пленнице, сестре хана. После долгого судебного разбирательства он был приговорён к смерти и сразу же казнён (1319 г.). У его сыновей в Твери не было иного выхода, кроме как признать Юрия Московского великим князем. Они, однако, были вынуждены принять особые меры предосторожности, чтобы предотвратить возмущение жителей Твери против монголов. В 1320 г. произошло восстание в Ростове; его жестоко подавил монгольский военачальник Ахмыл (1322). Он был послан на Русь, чтобы восстановить порядок, в сопровождении младшего брата князя Юрия - Ивана.

Хотя Узбек и остался доволен действиями князя Ивана, он стал подозрителен по отношению к московскому князю. Возможно, Ахмыл получил тайные сведения от Михайловичей (сыновей Михаила Тверского), что Юрий Данилович укрывает в своей сокровищнице часть налогов, которые он собрал для хана. Во всяком случае, Узбек лишил Юрия Московского ярлыка на великое княжение и передал его князю Дмитрию, старшему из Михайловичей (1322 г.). Юрий Московский возвратился в Новгород, и, собрав значительную сумму денег, ещё раз направился ко двору хана. Опасаясь Михайловичей, он избрал кружной путь из Новгорода через придвинские земли, а затем вниз по реке Каме. Князь Дмитрий Михайлович также поспешил в Орду. Когда он встретил Юрия Даниловича, которого считал ответственным за смерть своего отца, он убил московского князя. За самоуправство князя Дмитрия Михайловича казнили по приказу хана (1325 г.). Ярлык на великое княжение во Владимире был передан его младшему брату Александру. В качестве меры предосторожности, Узбек назначил особого баскака, Шевкала, ответственным за тверские дела.

К несчастью, тверичи вскоре после того, как Шевкал прибыл в Тверь, восстали и убили как самого монгольского баскака, так и большинство из его чиновников и охраны (1327 г.). Узбек тут же вызвал Ивана Калиту в Орду и приказал ему вести карательную экспедицию против Твери вместе с князем Александром Суздальским. В связи с этим следует отметить, что после событий 1322 г. город Ростов утратил своё прежнее лидирующее положение в Суздальской земле; города же Суздаль и Нижний Новгород, напротив, выдвинулись на передний план. Когда московские и суздальские войска, усиленные монгольскими частями, приблизились к Твери, князь Александр Михайлович бежал на запад. Тверь и вся Тверская земля были разорены, а тысячи тверичей угнаны в плен.

Хотя Узбек сурово наказал Тверь руками Ивана Калиты, он, вероятно, не желал чрезмерно усиливать Московское княжество. Показательно, что ярлык на княжение в Великом княжестве Владимирском он даровал не Ивану Московскому, а Александру Суздальскому (1328 г.). Лишь после смерти князя Александра, четыре года спустя, Иван Калита получил ярлык на Великое княжество Владимирское. Однако Тверское, Суздальское и Рязанское княжества были ему неподвластны. Князь каждого из них был уполномочен собирать налоги и привозить деньги прямо к хану без посредничества великого князя.

Иван Калита совершал частые визиты в Орду. Несмотря на это, он находился под постоянным наблюдением ханского баскака Аль-Буги, который исполнял свою службу в Москве. До определённой степени Узбек мог быть удовлетворен результатами своей политики. В течение десятилетия правления Ивана I в качестве великого князя Владимирского в Восточной и Центральной Руси серьёзных волнений не было. Летописцы отмечают растущее благосостояние Московского княжества.

Время от времени хана беспокоила ситуация в Западной Руси, где его вассалы, русские князья, оказались перед лицом постоянно растущего давления со стороны Польши и Литвы. После смерти в 1308 г. галицко-волынского князя Юрия I ситуация в Волыни и Галиче стала резко ухудшаться. Между князьями и боярами возникали постоянные конфликты. В 1323 г. умерли оба сына Юрия I, и после этого галицкий стол был предложен князю Болеславу Мазовецкому, сыну дочери Юрия Марии и князя Тройдена Мазовецкого (1325 г.). Его назначение подтвердил хан Узбек, и он стал называться Юрием II. Чтобы укрепить свой международный престиж, он женился на княжне Офке, дочери великого князя Гедимина (1331 г.). Кроме того, Юрий отдал свою собственную дочь замуж за сына Гедимина Любарта. Оба этих брака принесли большую пользу Гедимину, чем Юрию II, и монголы решили вмешаться в волынские дела, чтобы остановить агрессивные планы Литвы и Польши. В 1336 г. монгольские войска совершили набег на приграничные земли Литвы, а на следующий год - на Люблин в Польше. В конце 1330-х гг. смоленский князь признал великого князя Гедимина Литовского своим сюзереном и таким образом выразил неповиновение власти Узбека. Тогда Узбек послал несколько своих восточнорусских вассалов на Смоленск, чтобы вернуть этот город в свои владения (1339 г.) . На следующий год для защиты Галича и Волыни от поляков была направлена монгольская орда.

Узбек-хан умер в 1341 г., и трон Золотой Орды перешёл к его второму сыну Тинибеку. Новый хан правил лишь один год и погиб вместе со своим младшим братом Хузербеком в битве против их брата Джанибека.

В своей политике Джанибек-хан (1342 - 1357) полностью следовал традициям отца, за исключением того, что он не вмешивался в балканские дела. Вдова Узбека хатун Тайдула продолжала занимать выдающееся положение в Золотой Орде на протяжении всего правления Джанибека. Как и его отец, Джанибек вступил в конфликт с генуэзцами и пытался отнять у них Кафу, но безуспешно (1344 г.). С другой стороны, он подписал торговый договор с Венецией (1347 г.) . Отношения между Золотой Ордой и Египтом продолжали оставаться дружественными.

Как и Узбек-хан, Джанибек стремился присоединить к своим владениям Азербайджан. Сделать это было нетрудно, ибо после смерти Абу Саида в 1335 г. государство Хулагуидов распалось. В 1356 г. Азербайджан был присоединен к Улусу Джучи.

При Джанибеке на Руси мало что изменилось. Когда в начале его правления все русские князья появились при дворе хана, он даровал ярлык на Великое княжество Владимирское князю Симеону Московскому, старшему сыну Ивана I. В то же время была подтверждена независимость от Москвы Тверского, Суздальского и Рязанского княжеств. Более того, рязанский и суздальский князья получили титул великого князя в рамках их владений, а через несколько лет такая же привилегия была дана и тверскому князю. Таким образом, Русь разделилась на несколько великих княжеств. Великое княжество Владимирское теперь практически, хотя и не номинально, смешалось с княжеством Московским.


2. Социальное устройство Империи Джучидов


Ханам Золотой Орды в XIV в. подчинялась огромная территория, которая простиралась от Дуная на западе до Иртыша на востоке, от Дербента и Хорезма на юге до Прикамья и Причулымья на севере. Совокупность исторических, археологических и нумизматических данных, позволила установить границы Улуса Джучи.

В середине XIV в. самым западным пределом Орды, видимо, являлась территория междуречья Днестра, Прута и Сирета, ограниченная с юга нижним течением Дуная. Именно здесь располагалась ставка беклярибека Ногая, переселившего Ногайский улус на восток. Главным городом этой части Орды был Аккерман, построенный правителями Орды во второй половине ХIII в. и быстро ставший важным ремесленным центром и торговым портом, через который вывозились в Западную Европу и на Ближний Восток хлеб, а также шерсть, мясо и другие продукты скотоводства. Вокруг города располагалась обширная сельская округа с садами и огородами.

В Северном Причерноморье в непосредственном подданстве золотоордынских ханов находились степи от берегов Черного моря до границ Руси, а также земли Степного Крыма. Южное побережье - Таврика - была занята небольшими генуэзскими портами-колониями. Центром их была Кафа (Феодосия) - небольшая территория, которой была куплена Генуей в 1266 г. Среди других портов выделяется Солдайя (Сурож, Судак) и Кырк-Ер (ныне Чуфут-Кале). Все они имели небольшую сельскую округу, но главным источником их доходов была транзитная торговля со Средиземноморьем. Судя по письменным источникам, эти города были зависимы от Орды и платили ей дань, хотя иногда всё же подвергались нападениям татар и вынуждены были участвовать в их междоусобицах. Главным городом крымских степей был город Крым (европейцы называли его Солхат).

На севере граница между вассальными русскими княжествами и остальной частью Орды проходила по водоразделам притоков Днепра: в правобережье - где-то в районе Роси, а в левобережье - по рекам Псел и Ворскла, т.е. по естественной границе леса и степи. Северо-восточные, северо-западные и южные русские княжества входили в состав Золотой Орды на правах зависимых владений, сохраняя свою администрацию и династии, но выплачивая регулярные налоги ("ордынский выход"). Территория Руси, подвластная ордынским ханам включала в себя владения волынских, киевских, новгород-северских, черниговских, владимиро-суздальских и рязанских князей, а также земли Новгорода и Пскова. Некоторое время во власти ордынских ханов находились Смоленское и Галицко-Волынское княжества, которые позднее были включены в состав Литовского государства. Граница между этими княжествами и собственно территориями, входившими в улусную систему Орды, пролегала, видимо, также по водоразделам между лесом и степью, примерно по линии Киев - Курск - Тула - среднее течение р. Цна - устье р. Сура.

В состав Орды входили также мордовские и чувашские земли. В целом эти лесистые и труднодоступные места Сурско-Свияжского междуречья были малонаселёнными и сохраняли традиционный патриархальный социально-хозяйственный уклад. Хотя и здесь находились центры ордынской военно-административной власти (например, Большетоябинское городище) и небольшие поселения. Южнее, в Посурье и Примокшанье располагались земли, которые ранее входили в состав Булгарии. В XIII - ХIV вв. здесь находился улус с центром в городе Мухша (Мокша) (современный г. Наровчат). Для того времени это был развитый торговый и экономический центр, чеканивший даже свою монету. Раскопки выявили здесь кирпичные дома, бани и большое мусульманское кладбище с мавзолеями.

На Средней Волге и Нижней Каме находились земли бывшей Волжской Булгарии, которая в XIII - XV вв. распалась на ряд зависимых от Орды эмиратов (княжеств): Булгарское, Джукетауское, Керменчукское, Казанское. Все они были подчинены Джучидам, хотя в разные годы эта зависимость имела различный характер - от сильной до чисто номинальной. Во всяком случае, Булгария этой эпохи была одной из самых развитых областей Орды, с несколькими довольно крупными городами (Булгар, Кашан, Керменчук, Джукетау, Биляр, Казань), а также десятками мелких городов и сотнями поселений. Самым крупным и известным булгарским городом того времени был Булгар. Экономическое и военное значение края позволяло булгарам уже в XIV в. активно участвовать во внутренних делах Улуса Джучи.

На севере и северо-востоке пределы Джучиева Улуса включали Верхнее Прикамье, степи Южного Приуралья, обширные степные и таёжные земли Западной Сибири, вплоть до Приобья и Прииртышья.

В Средней Азии правителям Золотой Орды принадлежал Хорезм со столицей в городе Ургенч (ныне Куня-Ургенч). Этот город - бывшая столица хорезмшахов (Гургандж) - был разрушен монголами, но заново отстроен уже в XIII в., а в 1330-е гг. достиг значительного расцвета. Выгодное положение на пересечении торговых путей делали Хорезм одной из важных областей Орды. В Приаралье Улусу Джучи принадлежала значительная земледельческая область, включавшая нижнее течение р. Сырдарья с городами Отрар, Дженд, Сыгнак и Сайрам и степные земли Приаралья вплоть до озера Балхаш и хребта Каратау на востоке, до Приобья на севере. В состав Улуса Хорезм входили также плато Устюрт и полуостров Мангышлак.

На Северном Кавказе владения Золотой Орды располагались в степной зоне, вплоть до северных предгорий Кавказа, которые занимали черкесы, аланы и вайнахи, постоянно воевавшие с ордынцами. Среди многих других городов Северного Кавказа следует выделить Азак (Азов) и Маджар (близ современного г. Прикумска). Азак был важнейшим торговым и экономическим центром, конечным пунктом многих сухопутных и речных путей. Благодаря генуэзцам (они называли его Тана), которые основали здесь колонию, город в ХIV в. был широко известен в Европе. Маджар также играл огромную роль в жизни региона как центральный пункт на пути из Ближнего Востока в Орду. В Приморском Дагестане земли Улуса Джучи доходили до важной стратегической крепости Дербент. Неоднократно ордынцы через этот проход вторгались в Закавказье и периодически завоёвывали земли Северного Азербайджана, вплоть до городов Тебриз и Ардебиль, как это было в царствование Узбека и Джанибека, однако долго удерживать эти земли они были не в состоянии.

Золотая Орда рассматривалась как улус дома Джучи, следовательно, всё население - кочевое, сельское и городское - считалось принадлежащим дому Джучи во главе с ханом. Территория улуса, т.е. юрт, была распределена в каждый данный момент между "царевичами" ханского дома и крупными нойонами - татарскими феодалами. Царевичи и нойоны были крупными гражданскими и особенно военными чиновниками (темниками, тысячниками, сотниками).

Само кочевое хозяйство в Золотой Орде, как и везде в Монгольской империи, функционировало в условиях феодальных отношений, где пастбища строго распределялись между отдельными феодалами. У феодалов-кочевников имелось определённое количество зависимых людей. Основной единицей монгольского, или татарского, кочевого хозяйства был аил. Аил - кочевая семья, индивидуально ведущая своё хозяйство, на которой держится весь степной феодальный строй. Аил кочует на отведённых ему господином (хан, царевич, нойон, бег, баатур, темник, тысячник, сотник и другие) пастбищах, несёт в его пользу разные службы в условиях натурального хозяйства, не исключающего, конечно, и фактов товарообмена на городском базаре. Важная отрасль хозяйственной жизни татар Золотоордынского государства - охота. Кочевники, особенно если кочуют вблизи лесной полосы, устраивают охоты облавного характера. Последние имеют не только хозяйственное, но и военное значение. Облавные охоты являются военными упражнениями, в которых воспитываются качества воина.

Но в составе кочевого населения Золотой Орды татар было совсем немного. Более того, при Узбек-хане происходил бурный процесс отуречения живших в его улусе монголов. Ал-Омари говорит об этом совершенно определённо: "В древности это государство (т.е. Узбек-хана) было страною кипчаков, но когда овладели ею татары, то кипчаки стали их подданными; затем (когда стечением времени) татары смешались с ними и породнились, то земля одержала верх над всеми природными качествами и расовыми особенностями татар, и все они стали совершенно, как кипчаки, как будто они одного с ним рода, ибо монголы поселились в земле кипчаков".Г.С. Саблуков, А.Ю. Якубовский и многие другие исследователи полагали, что большинство номадов составляли именно кыпчаки. В действительности же основной массой кочевников были представители тюркоязычных племен, в массе которых кыпчаки, по мнению В.П. Костюкова, не выделялись ни многочисленностью, ни влиятельностью. Татары же были лишь привилегированным господствующим слоем.

Основную территорию Улуса Джучи занимали степи. Составляли ли кочевники большинство населения Золотой Орды? А.Ю. Якубовский полагал: "Если принять во внимание малонаселённость кочевий и густоту населения городов и земледельческих районов, входящих в состав Золотоордынского государства, положительного ответа на этот вопрос не получить. Ведь в состав Орды входили Булгар с его областью, Крым с приморскими городами, Северный Кавказ, Хорезм, с его высокой земледельческой культурой и городской жизнью, и, наконец, Нижнее Поволжье, где были обширные очаги оседлой жизни. Если Крым был чрезвычайно ценен с точки зрения того транзита, который проходил отсюда в Малую Азию и Константинополь, а через последний - в Сирию и Египет, то Булгар с его областью был самым важным в Золотой Орде земледельческим районом. Обыкновенно с Булгаром связано представление о поставщике наиболее дорогого меха, а также огромного количества кож; отрицать это, конечно, нельзя. При татарах торговля пушниной на рынках Булгара не понизилась ни в XIII, ни в XIV в. Не меньшее, если не большее, значение в жизни Золотоордынского государства Булгарский район имел как поставщик хлеба. Известно, что земледелие издавна стояло здесь сравнительно с другими местами на высоком уровне. Выгода обладания Булгаром как хлебным центром была тем большей, что хлеб отсюда легко и дёшево доставлялся водой по всему Нижнему Поволжью, главным образом в города Сарай-Берке и Сарай-Бату. В этом отношении с Булгарской областью не мог конкурировать ни хлеб из южнорусских княжеств (например, Рязанского), ни из районов Северного Кавказа, хотя богатство его хлебом было широко известно на мусульманском Востоке".

Население в языковом отношении претерпело лишь небольшие изменения по сравнению с домонгольским периодом. В Золотой Орде "господствующий народ, собственно монголы, имели письмо и язык нынешних монголов, большей частью жители Хорезма, киргизы, башкиры и др. говорили наречием тюркского языка. Этот язык постепенно вытеснил язык монголов и сделался общим. Может быть, только с тем, чтобы напомнить о своём происхождении от Чингисхана, кыпчакские ханы долго употребляли и грамоту монголов".

Для того чтобы сформулировать суждение о социальном строе Золотоордынского государства, сведений в повествовательных источниках, по мнению А.Ю. Якубовского, содержится явно недостаточно. Но несомненно, что Улус Джучи, с точки зрения золотоордынских ханов, был собранием родов, племён, народов, подвластных (согласно монгольскому феодальному праву) всему дому Джучи. Специфическим институтом золотоордынского общества была "орду" в узком смысле этого слова: двор хана, его приближённые и всегда находящаяся при хане 10-тысячная гвардия "кешектенов". Отборная тысяча "кешектенов" называлась "баатуры". Гвардейцы набирались преимущественно из детей знати, они находились на полном обеспечении казны, из их числа набирали чиновников в аппарат управления.

Родственники Бату получили в удел целые области Золотой Орды. Ногай правил западными улусами всего Причерноморья, а Шейбан ведал восточной частью Дешт-и-Кыпчак. Члены ханского дома были самыми крупными феодалами, державшими в своей собственности не только огромное количество крупного и мелкого скота, обширные пастбища, но даже и земли в районах оседлой жизни. Известно, что Ногай владел Крымом. В своих владениях члены ханского дома являлись крупными собственниками и правителями и держали себя почти как самостоятельные государи. Члены ханского рода играли ведущую роль при дворе, определяя не только всю внутреннюю, но и внешнюю политику.

Ниже членов ханского дома стояли беги (тюркский титул) и нойоны (монгольский титул), которые и составляли главные кадры крупных полукочевых феодалов. Многие из них и получали, особенно как землевладельцы в оседлых районах, тарханные ярлыки. Уже И.Н. Берёзин дал в своем "Очерке внутреннего устройства Улуса Джучиева" более или менее полную их номенклатуру: это 1) огланы,

) беги, улусные беги,

) нойоны и тарханы. Среди тарханов были люди и среднего достатка. Получить звание тархана было весьма выгодно, т.к. формально оно давало ряд льгот освобождение от податей и ответственности за совершение девяти первых проступков. Фактически в рассматриваемую эпоху звание тархана освобождало от налогов и податей. Из этих категорий высшего класса золотоордынского общества и выходил командный состав ханского войска.

В Золотоордынском государстве мы видим ту же организацию войска, что и у Чингисхана: темников, тысячников, сотников, десятников. "Можно почти безошибочно сказать, - писал А.Ю. Якубовский, - что подавляющая масса представителей кыпчакско-монгольской феодальной аристократии занимала или высшие должности по гражданскому управлению, или командные места в войске. Последние слова не следует, однако, понимать в том смысле, что военные должности существовали как бы оторванно от всей системы феодальных отношений золотоордынского общества. В условиях Монгольской империи, в том числе и Золотой Орды, во всяком случае, в первый период её существования, удел (улус) и соответственная ему войсковая единица почти тождественны. Глава удела и глава войска - одно и то же лицо, хотя это и не исключало того факта, что хан мог в случае недовольства сместить начальника (темник, тысячник) и заменить другим".

Знать, которая со своим кланом (илем) кочевала в степях Дешт-и-Кыпчак, была подлинной опорой государства, его становым хребтом. Часть её поступала на ханскую службу, переселялась в города и становилась основой городской чиновной аристократии, но большая оставалась в своих кочевьях. Многие из них под воздействием цивилизации стали менять образ жизни. В местах зимовий стали появляться оседлые поселения, даже настоящие замки. Здесь жил не только феодал со своим двором, но и группировались ремесленники и торговцы. Всё это способствовало концентрации в руках степной аристократии огромных богатств. Крупные земельные владения и регулярные доходы от торговли и военных предприятий позволяли знати содержать многочисленные дружины тяжеловооружённых профессиональных воинов. Средняя численность дружин эмиров-темников колебалась, видимо, от пяти до десяти тысяч воинов.

Положение полукочевых феодалов, имевших крупные земли в оседлых районах и огромные стада скота в степи, лучше всего выражается в той системе суюргалов (ленных владений), которые к концу XIV в. в Средней Азии становятся уже господствующей формой крупного феодального землевладения. Лицо, получившее в суюргал какой-нибудь район или область, имело право взимать в свою пользу все налоги, подати и повинности, шедшие до сего времени в казну хана или султана. Характерной чертой суюргала является то, что земля эта считалась находившейся в наследственном владении. Раздача суюргалов широко практиковалась в Средней Азии во второй половине XIV в. В Золотой Орде ханской властью раздавалось огромное количество земель с сидевшими на них крестьянами.

В ряде случаев дарственные ярлыки сопровождались тарханными ярлыками, т.е. грамотами, освобождавшими население данной земли от всех или большинства повинностей в пользу государства. В западной части Орды, по мнению Г.А. Фёдорова-Давыдова, развитие феодализма во второй половине XIV в. привело к укреплению наследственных форм держания тарханов. Расширение практики их выдачи привело не только к укреплению экономической и военной мощи крупных феодалов, в первую очередь улусбеков, но и к усилению их желания получить доступ к рычагам центральной власти, что неизбежно вело к резкому обострению внутренних конфликтов и росту центробежных сил. Вместе с тем, росло влияние и столичной чиновной знати, концентрировавшей в своих руках управление механизмом поступления и перераспределения огромных богатств. Все это вело к усилению конфликтов, возникавших между различным кланами знати, боровшихся за получение доступа к рычагам центральной власти и одновременно против чрезмерной централизации управления. В итоге явственно обострились и другие внутренние конфликты, что вело к ещё большему росту центробежных сил.

Наряду с монгольской аристократией, среди которой многие имели земли и в земледельческих районах, были и типично оседлые феодалы в Крыму, на Северном Кавказе, в Булгаре, на Нижней Волге и в Хорезме. Таким, например, был и некий Мухаммед, сын Хаджи Байрама, крупный помещик в окрестностях Судака в Крыму, которому Тимур-Кутлуг выдал подтвердительный тарханный ярлык. Феодалы этого типа владели землями и водами, виноградниками и садами, банями и мельницами, деревнями и другими видами недвижимой собственности.

Наиболее надёжным и ценным, хотя и очень скупым, источником по вопросу о золотоордынском крестьянстве являются ярлыки, особенно ярлыки Тимур-Кутлуга упомянутому крупному землевладельцу в окрестностях Судака, Мухаммеду, сыну Хаджи Байрама. Ярлык этот тарханный, собственно говоря, тарханный подтвердительный, в котором Тимур-Кутлуг вновь подтверждает освобождение земель данного лица от каких бы то ни было поступлений и повинностей в пользу хана и властей.

В этом ярлыке упоминаются две категории возделывателей земли под терминами "сабанчи" и "уртакчи". Cабанчи - рядовые члены сельской общины, зависимые от соответствующего господина земледельцы. Из ярлыка Тимур-Кутлуга видно, в чём выражались если не все, то многие их феодальные повинности: "Повинность с виноградников, амбарные пошлины, плату за гумно, ясак с арыков, собираемый с подданных по раскладке, и подать и расходы, называемые калан, да не взимают. Пусть со скота их не берут подвод, не назначают постоя и не требуют с них ни пойла, ни корма, да будут они свободны и защищены от всякого притеснения, поборов и чрезвычайных налогов". "Калан" - это подать с возделанных земельных участков, вообще с оседлого населения. В противоположность этому, "копчур" называли пастбища и налог с пасущихся стад в размере 1 %. В этом перечне даны повинности, которые несли крестьяне по отношению к государству и его чиновникам и от которых, согласно тарханному подтвердительному ярлыку, и освобождались владения Мухаммеда, сына Хаджи Байрама. Получив такой ярлык, последний мог теперь перевести в свою пользу с крестьян ряд повинностей, шедших в пользу государства.

Были ли в Золотой Орде крестьяне прикреплены к частновладельческой земле? А.Ю. Якубовский отвечает на этот вопрос утвердительно.

В том же ярлыке Тимур-Кутлуга указано: "Если они приедут в Крым и в Кафу [Феодосия] или опять выедут и если они там что бы ни было купят, или продадут, да не берут с них ни [гербовых] пошлин, ни весовых, не требуют от них ни дорожной платы, должной от тарханов и служителей, ни платы в караулы". Ярлык Тимур-Кутлуга касается предоставления тарханства оседлому феодалу.

Ярлык Тохтамыш-хана на имя Бей-Хаджи от 1382 г. предоставляет тарханство феодалу, который является если не целиком, то во многом ещё кочевником. В перечне статей, по которым дается тарханство, видны повинности производителя кочевника, вернее, полукочевника, полуземледельца: "С дымов племени Шюракюль податей не собирать, к гоньбе подвод не принуждать, на хлебные машины платы не требовать, никаким чиновным лицам, кто бы они ни были, до Шюракюльцев, будут ли кочевать они внутри или вне Крыма, как свободных от начальника области, никакого дела не иметь, при общей кочевке взиманием поборов не только зла не причинять, но защищать и охранять…".

Из этого перечня видно, что повинности у кочевников в отношении к государству в ряде случаев совпадали с повинностями земледельцев, например, предоставление послам и чиновникам средств передвижения и т.д.

По-видимому, все перечисленные выше повинности падали и на ту категорию возделывателей земли, которая в ярлыке Тимур-Кутлуга называется уртакчи. Это - испольщики (или, вернее, издольщики), которые работали на кабальных условиях.

Особо стоит вопрос о рабах и их месте в социально-экономической жизни Золотой Орды. Количество рабов в Орде было, несомненно, велико, но рабы эти не составляли ни в какой море основы производства, по происхождению были главным образом из военнопленных, употреблялись во всех видах работ, занимая немалое место в домашнем хозяйстве кочевых, полукочевых и оседлых феодалов. Редко рабы эти переживали в одной линии несколько поколений, и - по большей части - если отец был рабом, то сын садился на землю, наделялся средствами производства и становился сабанчи или уртакчи. Огромное количество рабов из военнопленных были ремесленники, вывезенные при завоеваниях из одного места в другое. Оседая на новой территории, в новом городе как военнопленные-рабы, они постепенно делались свободными лицами. Но если в самой Орде рабы в качестве рабочей силы и не играли основной роли, то в качестве товара они занимали большое место.

Совершенно особое положение по сравнению с другими странами Востока занимала монгольская женщина. Восточные авторы XIII - XIV вв., а также европейские путешественники оставили немало интересных сведений об этом. Арабский путешественник, происхождением из Танджа (Танжера), Ибн-Батута, проехавший в 30-х гг. XIV в. в Дешт-и-Кыпчак, в своих заметках писал: "В этом крае я увидел чудеса по части великого почёта, в каком у них (татар. - Авт.) женщины. Они пользуются большим уважением, чем мужчины". Монгольская женщина занимала положение, почти равное с мужчиной, и на верхах общества. Те из женщин, кто принадлежал к Чингисову дому, принимали активное участие в курилтаях.


3. Экономический подъём и рост городов


Закрепление монголов в европейской зоне степей и утверждение в 40-х гг. XIII в. "Pax Mongolica" создали предпосылки для новых возможностей в развитии связей Запада и Востока. Со второй половины XIII в. вплоть до первой трети XV в. ключевой оказалась северная ветвь трансконтинентального торгового пути, связавшая морские республики Италии через порты Черноморья и поволжские столицы с городскими центрами Азии и Китая. Развитию маршрутов, приданию необходимой динамики международной торговле на степном участке пути способствовала система мер, предпринятых централизованным государством, каковым выступает Золотая Орда с момента своего создания. Среди важнейших из них:

) организация ордыно-латинских буферных зон: крымской, под контролем Солхата, и приазовской, под контролем Азака-Таны;

) умеренные и вполне благоприятные для торговли размеры таможенных сборов - до 3 % - на ввоз и вывоз европейских товаров;

) очевидный протекционизм в отношении мамлюкских купцов, полностью освобождённых от какого бы то ни было налога;

) курс властей на участие в финансовых операциях купцов-уртаков, взятый Джучидами в первой половине XIV в.

В описании культуры Золотой Орды у Газиза Губайдуллина просматривается чётко выраженный идеал: порядок ради торговли. Торговые пути там были безопасны, хорошо организованы, дёшевы, таможенные пошлины низкие. "Говоря о торговле, - писал историк, - нельзя пройти мимо дорог и почтовой связи. Для контроля над страной со столь пёстрыми природными условиями требовалось, прежде всего, устройство хороших дорог, пригодных для проезда в любое время года. Дороги постоянно ремонтировались, велось большое строительство новых дорог. Через некоторые реки были переброшены мосты. У переправ через крупные реки содержались специальные лодки и лодочники, тут же на берегах рек были дома, где проживали проводники. Персонал, обслуживающий дороги, имел специальные наименования, как например, "кэмэчи" (лодочник), "куперчи" (мостостроитель). Придорожным жителям вменялось в обязанность сопровождать государственных чиновников, путешественников и купцов, предоставлять им при надобности лошадей, кормить, устраивать их ночлег и отдых. Обслуживание имело специальное название "глуфэ" (или "алапа"), а самих путешественников называли не иначе, как "кунак кешен" (твой гость). На больших дорогах были сооружены специальные дома - "ямы", в которых содержались почтовые лошади, всегда готовые для нужд путешественников".

Всё это, в конечном счёте, и привело к резкой активизации международной торговли на маршрутах степного пути. В свою очередь, это отразилось на размахе золотоордынского городского строительства. В 17 городах, преимущественно степных, стремительно выросших в центры провинций, активное перераспределение "излишков" вызвало необходимость в чеканке собственной монеты общегосударственного образца, достигшей в XIV в. берегов Орхона. В число городов, имевших право чеканки монеты, входили Сарай, Сарай ал-Джедид, Хорезм (Ургенч), Гюлистан, Булгар, Биляр, Азак, Крым (Солхат), Кафа, Хаджитархан, Орда-Базар, Бек-Базар, Укек, Сарайчик, Мохши, Шехр ал-Джедид, Маджар. Неправильная оценка последствий мировой торговли Золотой Орды для формирования её городов и культуры привела к деформированному и в общем неприемлемому для наших дней образу "паразитического государства" (Г.А. Фёдоров-Давыдов).

Население главных городов Золотой Орды - обоих Сараев и Солхата - оценивают в пределах 75 - 150 тыс. жителей каждый. А общую численность населения 110 городов Золотой Орды можно оценить в пределах 0,5 - 1 млн. человек, не считая жителей 39 известных по средневековым картам итальянских колоний, расположенных на территории Золотой Орды и принадлежавших Генуе и Венеции. Об этих факториях, из которых наиболее известны Кафа (Феодосия) и Солдайя (Судак), часто говорят как о городах, независимых от властей Империи Джучи. Однако даже главные из них, согласно мнению Марка Крамаровского, вовсе не были самостоятельными.

Облик любого города определяется центральной площадью. Поскольку новые города создавались буквально на пустом месте и без ограничивающих пространство стен, то центральные площади их были большими (как правило, много большими, чем в старых городах) и имели прямоугольную или квадратную форму. В Шехр ал-Джедид (Старый Орхей, близ современного Кишинёва) городская площадь занимала территорию 2 тыс. кв. м.

На центральной площади находились монументальные сооружения, в обязательном порядке - культовые. Как правило, это были большие мечети, с шестиугольными (реже - восьмиугольными) высокими минаретами. Малые мечети и церкви находились в районах сосредоточения жителей, исповедующих ту или иную религию. При храмах, как правило, были помещения духовных школ. Характерной деталью соборных мечетей был мощный портал, с традиционной для таких сооружений высокой арочной стрельчатой нишей, и малый портал, открывавший вход во внутренний прямоугольный двор, где часто и находились помещения медресе.

На центральной площади напротив мечети располагался караван-сарай (главный караван-сарай, если в городе их были несколько). Здесь же находились торговые ряды и мастерские. В Шехр ал-Джедиде на центральной площади была ювелирная мастерская и 11 тандыров (печей) для выпечки лепешек, гончарные мастерские. Помимо храмов, в городах на видных местах строились мазары - мавзолеи духовных лиц и знати.

Во всех населённых пунктах Золотой Орды были бани, которые в это время в Западной Европе были редкостью даже в крупных городах. В провинциальном Шехр ал-Джедиде имелись три бани - крупные прямоугольные каменные здания с мужскими и женскими отделениями и индивидуальными номерами для каждого моющегося. Бани выполняли функции современных клубов. Люди там встречались, общались и даже вели деловые переговоры.

Размеры и планировка трёх бань Шехр ал-Джедида показывают, что жители города чётко делились на три страты: низшая, средняя и высшая. Чем выше страта - тем больше размер здания, а в нём - меньше помывочных отделений и больше помещений, выполняющих функции мест встреч, отдыха, деловых переговоров. Аналогичными были бани в Поволжье.

Как правило, главные города Золотой Орды имели широкие улицы. В этих городах имелся водопровод (в керамических трубах) и канализация (в деревянных). Их жители брали питьевую воду в фонтанах. Роль водостоков выполняли арыки.

Одним из самых крупных городов не только Золотой Орды, но и Европы был Булгар. Он интенсивно застраивался каменными и кирпичными постройками, в том числе общественными зданиями - мечетями и банями. Улицы были покрыты мостовыми. Город был благоустроен: в нём имелись водопроводные и дренажные системы. Выгодное географическое положение на пересечении речных и сухопутных путей делали Булгар важным перевалочным пунктом мировой торговли. Кроме того, город был крупнейшим центром тюркской городской культуры и центром области, где уже с X в. распространился ислам. По мнению Д.М. Исхакова и И.Л. Измайлова, именно благодаря влиянию булгарских миссионеров ислам сумел завоевать прочные позиции в Золотой Орде.

Многие из городов Золотой Орды были новыми. В отличие от старых, как правило, давно существовавших в районах земледельческой оседлой цивилизации, они возникли не стихийно, а по государственному указанию - приказу хана, преимущественно в первой половине XIV в. Эти города имели восточный облик, но не имели обычной для восточного города цитадели (арк), городской стены и торгово-промышленного предместья (рабат), хотя отдельные районы располагались на окраине города. Так, в Шехр ал-Джедиде на окраине города был район гончаров.

Строились степные города быстро и практически одновременно, если не по единому "типовому проекту", то по единым принципам и нормам. Основными строительными материалами капитальных сооружений были камень и кирпич. Крупные степные города были не только административными центрами, но и крупными центрами ремесленного производства военного и гражданского назначения.

Сарай-Бату, или Сарай ал-Махруса ("Богохранимый Сарай"), располагавшийся на левом берегу Ахтубы у с. Селитренного (Астраханская обл.), был основан Бату-ханом ещё в начале 1250-х гг. на месте переправы через Волгу. Некоторое время город, видимо, имел в основном административные функции, но постепенно происходило развитие ремёсел, в первую очередь для удовлетворения запросов знати, а в ХIV в., в связи со стабилизацией обстановки в Орде, происходит всплеск торговой и производственной активности. Город разросся и превратился в настоящий гигант с общей площадью с пригородами около 36 кв.км. Будучи важным политическим центром, город отличался высоким уровнем благоустройства: в нём имелись централизованные водопровод и канализация, а большинство дворцов и общественных построек было сделано из сырцового кирпича. Внутри города существовали целые ремесленные кварталы, жители которых специализировались на своем особом производстве: металлургия и металлообработка, гончарство, стеклоделие, ювелирное и косторезное дело и т.д. Все они вырабатывали продукцию не только для внутреннего потребления, но и на экспорт. Однако ещё большее значения для такого расцвета города имела мировая транзитная торговля. Именно через Сарай-Бату в XIV в. проходили пути, по которым в Европу поступали шёлк и восточные пряности, а также предметы роскоши.

В этом городе жили монголы, кыпчаки, аланы, черкесы, русские, булгары, византийцы и итальянцы. Каждый народ занимал свой квартал, со своими культовыми зданиями, кладбищами и, главное, базарами. В целом же, основное население города, как, видимо, и других нижневолжских городов, было мусульманским и тюркоязычным.

Если Сарай-Бату можно назвать экономическим центром страны, то политической и религиозной столицей в XIV в. стал Сарай-Берке, или Сарай ал-Джадид, развалины которого расположены ныне близ села Царев (Волгоградская обл.). По мнению Д.М. Исхакова и И.Л. Измайлова, этот город был основан не Берке-ханом, а Узбек-ханом. Подлинного расцвета город достиг в правление хана Джанибека, когда сюда перебрался ханский двор и здесь началась чеканка монеты. Центром его служила широкая площадь на пересечении главным улиц, которые по радиусам расходились во все стороны. Здесь располагались районы аристократических усадеб и бедных кварталов, жилые и ремесленные постройки, культовые сооружения.

Особый интерес представляет юго-восточная часть города, имеющая несколько другую застройку. Здесь пространство между улицами было занято усадьбами, состоявшими из большого дома, водоема и хозяйственных построек, которые были окружены стенами. В окрестностях города, особенно на юге и востоке, располагались обширные пригороды, представлявшие собой крупные замки-усадьбы, вокруг которых концентрировались мелкие усадьбы и небольшие жилища. Здесь археологами были обнаружены усадьбы богатых ремесленников и их подмастерьев, выявлены остатки косторезных, ювелирных и гончарных мастерских. Все исследованные замки имели сходную планировку: в центре четырёхугольного пространства, обнесённого кирпичной стеной, располагались дом владельца, сад с несколькими небольшими водоёмами - хаузами, а по периметру усадьбы - хозяйственные постройки и дома воинов, челяди и рабов. Сама планировка и богатые находки из этих замков указывают на то, что это были резиденции ордынской аристократии. Первоначально район усадеб представлял, вероятно, ядро города.

Постепенно складывались районы бедноты и торгово-ремесленные кварталы. Городские кварталы, прорезанные узкими улочками и арыками, были густо застроены небольшими глинобитными домами. Внутри каждого квартала был, видимо, большой хауз. Все эти кварталы принадлежали, скорее всего, рядовым горожанам. Как и во всяком восточном городе, проблема водоснабжения здесь была жизненно важной. Установлено, что большая часть улиц имела арыки, которые сетью каналов соединялись с большими искусственными озёрами, сооружёнными на северной окраине города, созданными для водоснабжения города и борьбы с талыми водами с сырта, грозившими городу затоплением. Вокруг города было расположено несколько крупных мусульманских кладбищ с мавзолеями-дюрбе. Характерно, что до 1360-х гг. город не имел общей крепостной стены, настолько Золотая Орда была сильна, и только с началом смуты появилась необходимость в укреплении столицы.

Ибн-Батута, который посетил владения Узбека около 1333 г., описывает Сарай-Берке как большой и красивый город с широкими улицами и прекрасными рынками. В нём жило шесть "народов" (монголы, аланы, кипчаки, черкесы, русские и греки), и у каждого был в городе свой район. Для защиты себя и своих товаров иностранные купцы останавливались в особой части города, обнесённой стеной.

Как и другие города Улуса Джучи, Сарай ал-Джадид был важным торговым пунктом, привлекавшим купцов со всего цивилизованного мира. При раскопках здесь были найдены китайский фарфор, византийские иконки, итальянская стеклянная посуда, украшенное эмалями сирийско-египетское стекло, индийские золотые монеты и арабские ткани.

Столицы Империи Джучидов были городами социальных контрастов. Провинциальные города были менее контрастны. Монументальными здесь были, как правило, только общественные здания. В Шехр ал-Джедиде все дома были небольшими. Кроме небольших однокамерных домов "среднего класса", во всех степных городах было немало маленьких полуземлянок и землянок мастеровых, прямоугольной формы, снабженных тамбурами входа (необходимая в суровом климате степей деталь). Отапливались они печами, очагами, тандырами или канами - системой из отопительного сооружения (тандыра) с горизонтальными дымоходными каналами и дымоходной трубой. И, конечно, непременной и отличительной деталью всех степных городов было значительное количество юрт степняков, постоянно живущих в городе лишь зимой.

Функции старых городов, помимо того, что они являлись местами пребывания органов власти, заключались в обслуживании земледельческой периферии и местной торговли, новые города располагались в степи и обслуживали скотоводческую периферию, частично ближайшую земледельческую округу, но, кроме того (а иногда - прежде всего), - магистральные торговые пути, в том числе главный - Великий Шёлковый Путь. Этим определялось наличие в каждом городе от одного до нескольких караван-сараев. Последние играли роль не только гостиниц, трактиров, но и бирж.

За исключением двух Сараев и Солхата, остальные - около ста золотоордынских городов - были относительно небольшими торговыми центрами с ремеслом, призванным обслуживать в основном лишь ближайшую периферию. "Золотоордынские города, - подчеркивает Магомет Сафаргалиев, - в своем развитии были обязаны не столько ремеслу, сколько караванной торговле, получившей большое развитие в XIII и первой половине XVI в. Правящая феодальная аристократия, получавшая большие барыши от караванной торговли, поощряла её".

Несомненно, что кроме чисто экономических, важнейшую роль в появлении и стремительном росте городов сыграла ханская власть. Возникнув как административно-политические центры, вокруг которых селилась аристократия, города довольно быстро стали местами, чья хозяйственная жизнь была связана с концентрацией, переработкой и перераспределением стекавшихся со всех концов Орды продуктов и богатств. Обслуживание знати стало мощным импульсом, которому обязаны города бурным подъемом экономической и культурной жизни в первой половине ХIV в. - в период наивысшего могущества правивших здесь ханов. Такая тесная связь с центральной властью стала, однако, для городской жизни гибельной. В условиях кризиса и разложения империи, города, теряя постоянные источники притока сырья и богатств, начинают быстро хиреть, а потом вообще приходят в упадок. Этому в немалой степени способствовала консервативный образ жизни основной части степного населения, кочевавшего со своими стадами в степи и, в принципе, не зависевшего от сарайских ханов. Поэтому с ослаблением централизации власть перемещается из городов в кочевые орды, которые становятся средоточием политической и военной мощи. Но до тех пор, пока симбиоз оседлых и кочевых областей сохранялся, пока ханам удавалось сдерживать сепаратизм знати и удерживать в подчинении покорённые народы, Улус Джучи был непобедим.


4. Структура власти и управления


Известно, что монгольские государства, фактически совершенно независимые, юридически считались частями единой феодальной империи Чингисхана. По словам Б.Я. Владимирцова, "власть рода Чингисхана над его улусом, т.е. народом-государством, выражается в том, что один из родичей, altan urug, становится императором, ханом (хаn, xagan), повелевающим всей империей, избираемым на совете всех родичей (xuriltai, xurultai); другие же члены рода, главным образом, мужские его отпрыски, признаются царевичами., имеющими право на то, чтобы получить в наследственное пользование удел-улус". Престолонаследие в Орде не было чётко установлено и, наряду с прямым наследованием от отца к сыну, власть довольно часто переходила к другим ветвям рода Джучидов, которых поддерживали на курилтаях кланы столичной и кочевой знати.

В Улусе Джучи существовал институт соправительства, когда наряду с ханом в одной из частей державы (крыле) правил государь ("вице-хан"), чей статус уступал только сюзеренитету верховного правителя. Постепенно, однако, реальная власть соправителя перешла к улуг карачи беку (беклярибеку), управлявшему правым крылом Ак-Орды. Возможно, при этом, что формальный статус соправителя всего Улуса сохранялся за ханами Кок-Орды, которые использовали его как предлог для участия в смуте 1359 - 1380 гг.

Административно-территориальная система Орды была похожа на внутреннее устройство других кочевых империй Евразии. Все земли государства были разделены на две части - правую и левую стороны (крылья). Подобная структура находила основание в военной организации, то есть военная знать, приписанная к каждому крылу, во время военных кампаний чётко знала свое место во время сбора войск и в сражении. К правому крылу (Ак-Орде) относились улусы самого хана, а к левому крылу (Кок-Орде) - улусы других чингисидов. Оба крыла составляли автономные образования, но подчинялись хану и были обязаны ему военной службой.

Ак-Орда и Кок-Орда, в свою очередь, делились на улусы, в которых также правили потомки братьев Бату-хана и Орду, носившие титул "оглан" (царевич). Правом наделения улусами пользовался хан, который мог передавать во владение особо отличавшихся феодалов определённые земли. Принадлежность к царствующему дому давала огланам, кроме прав на земельные владения, ещё возможность занимать военные и чиновные должности.

Сама система улусов с XIII в. прошла длительный путь эволюции от держания на время службы до наследственного тарханного владения. Владетель улуса был обязан платить своему сюзерену определённый налог и приводить под его знамёна свои войска или нести чиновную и дипломатическую службу. В случае невыполнения этих обязательств или недовольства своим вассалом хан мог лишить его улуса. Собственно ханский улус, точные границы которого не совсем ясны, делился на четыре крупных улуса, которые в свою очередь, состояли из более мелких феодальных держаний. Не исключено, считают Д.М. Исхаков и И.Л. Измайлов, что именно из этого ханского домена происходили большей частью те 70 эмиров и темников, которые собирались при дворе хана для решения важнейших государственных дел.

Управление этими землями от имени хана осуществляли четыре улусных эмира - карачи бека, или улусбека. Их функции были достаточно разнообразны, так как они распоряжались частью земельного фонда и городскими службами, контролировали сбор налогов и пошлин, вели судопроизводство и, самое главное, выставляли определённое количество воинских контингентов. Одновременно карачи беки были главами четырёх правящих кланов в Улусе Джучи. Скорее всего, именно улусбеки следили за строгим выполнением каждым феодалом своих вассальных отношений на вверенных ему землях, собирая войска на периодические смотры. Кроме того, каждый улусбек владел крупным леном, который был источником его личных доходов вне государственной службы. Наиболее известными карачи беками были Кутлуг-Тимур, который во время правления хана Узбека управлял Дешт-и Кыпчак, а потом Хорезмом, Мамай и Едигей, управлявшие державой при номинальных ханах.

Карачи беки формировали высшую административно-военную власть в Золотой Орде. Назначаемые ханами улуг карачи бек, или беклярибек (как правило, он был одним из улусных эмиров) и везир осуществляли непосредственное управление сложным государственным аппаратом и войском, проводя внешнюю и внутреннюю политику хана. Оба высших администратора руководили многочисленным и сложным аппаратом чиновников всех рангов.

Самую высокую должность при дворе хана имел улуг карачи бек или эмир-ул-умара ("эмир над эмирами") или беклярибек ("бек над беками"), которого именовали "наместником хана". Великий эмир был командующим всем ханским войском ("вождь ратей, предводитель войск", "меч повелителя правоверных") во время военных компаний, поскольку ханы, формально считаясь главнокомандующими, непосредственно в боевых операциях участвовали редко. Так, в правление Узбек-хана в Азербайджане против Хулагуидов воевал Кутлуг-Тимур. Другой сферой деятельности беклярибека была дипломатия и, хотя переписка формально велась от имени и по поручению хана, основные переговоры вёл сам улуг карачи бек, обговаривая условия договоров, он же давал инструкции послам. В руках великого эмира была также сосредоточена судебная власть, особенно по светским вопросам. Кроме того, беклярибек продолжал управлять одним из улусов Золотой Орды.

Всё это делало улуг карачи бека не просто одним из карачи беков или эмиром над эмирами, но ближайшим помощником и наместником хана, ключевой фигурой государства, державшего все нити управления военно-ленной системой империи в своих руках. Такая власть позволяла наиболее выдающимся из них (Мамай и Едигей) в отдельные периоды истории даже самостоятельно управлять Ордой при номинальном участии хана.

Не меньшей, хотя и менее заметной, властью обладал, очевидно, везир. Он был советником хана, главой великого дивана - центрального исполнительного органа. В его ведении находилась канцелярия, состоящая из нескольких палат во главе с секретарями и управлявшая финансово-фискальной политикой и внутриполитическими делами. Посредством огромного бюрократического аппарата на местах она занималась организацией сбора даней с покорённых народов, установлением налогов и пошлин. Особой прерогативой везира было также право назначать и смещать всех многочисленных чиновников империи, ведающих финансами и налогами всех категорий, которых в Золотой Орде было не менее восемнадцати. За внешне неприметной деятельностью канцелярии везира стояла и важнейшая функция по обеспечению жизнеспособности государства, стабилизации внутренней жизни империи. Возможность распоряжения казной давала везиру огромную власть при ханском дворе.

В полном соответствии с феодальными представлениями, которые плохо отделяют центральные государственные ведомства и придворные должности, везир, наряду с наблюдением за диванами, должен вести надзор за корханэ (ханская мастерская), конюшней и кухней.

Наряду с "везиром" мы встречаем должность "наиба". По-видимому, термин "наиб" применялся к помощнику везира.

Общеизвестны два высших административных чина в Золотой Орде: "даруга" и "баскак". Согласно И.Н. Берёзину, оба термина обозначают одно и то же. Термин "даруга" в значении высшего начальника над всеми поступлениями в казну употреблялся, главным образом, в Золотой Орде. Обязанностью даруги являлись перепись населения, сбор дани и доставка её ко двору. По мнению А.Ю. Якубовского, в некоторых случаях функции даруги передавались самому правителю области, однако и тогда у последнего были чиновники с чином даруги. Термин "даруга" прилагали не только к высшим начальникам над взиманием повинностей в пользу казны, но и к его помощникам, действовавшим в качестве его агентов по отдельным районам, городам и сёлам.

Важное место в системе управления занимали канцелярии. В диванах работали секретари, которые назывались битикчи (писцы). Главный битикчи состоял при великом диване. Кроме него, были ещё битикчи в рядовых диванах. В их руках часто и было фактическое руководство. Наиболее важным был диван, ведавший всеми доходами и расходами. В диване этом находился особый список - перечень поступлений с отдельных областей и городов, который назывался дефтар. Были канцелярии и в отдельных областях, у наместников и даруг, где также находились дефтары.

Если военная власть в Золотой Орде была чётко отделена от гражданской, то этого нельзя сказать про административный аппарат. Одно и то же лицо могло ведать управлением данной области и в то же время собирать идущие от населения поступления.

Поступления, взимавшиеся с определённой области, а иногда и подвластной страны, сдавались на откуп отдельным купцам, а иногда, по-видимому, и купеческим компаниям. Откупа были распространены в мусульманском мире и были введены ещё в первой половине XIII в., по настоянию монгольской знати, сотрудничавшей с мусульманскими купцами. Как купцы, так и сами купеческие компании состояли по большей части из мусульман, среди которых встречаются имена хорезмийцев. Из мусульманских купцов, в том числе и хорезмийских, часто набирались и даруги. Пользуясь покровительством знати, откупщики злоупотребляли своими полномочиями: завышали ставки налогов, предоставляли неплательщикам деньги в долг под кабальные проценты, а потом обращали должников в рабов.

Сведения источников по организации суда в Золотой Орде очень отрывочны. Известно, что первое время, до принятия ислама верхами общества и до мусульманизации монгольской власти, судебные порядки покоились целиком на ясе (неписанном монгольском праве) в делах, касающихся самих монголов. Яса не переставала действовать в определённых случаях гражданской жизни и в период исламизации, когда часть дел отошла к представителям шариата. При Узбек-хане в XIV в., когда ислам стал уже господствующей идеологией феодальной верхушки золотоордынского общества, часть дел всё ещё была в руках яргучи, т.е. судей, выносящих решения на основе ясы Чингисхана - монгольского обычного права. Однако и при наличии последнего влияние шариата и его носителей - кади - было велико. Должность эмира яргу, т.е. главного судьи, который производит судебные решения на основе ясы и вообще обычного права, поручалась знатному и влиятельному монголу. Ведущие тяжбу должны были платить определённый сбор в пользу яргучи и его писца (битикчи) .

Кади и яргучи, т.е. судьи на основе шариата и судьи, руководствовавшиеся ясой Чингисхана, были или крупными земельными собственниками (владели землёй, стадами или земельной собственностью в городах и т.д.), или жили за счёт доходов от суда. В последние входило не только то, что им полагалось по закону, но и всякие незаконные поборы (взятки, вымогательства и т.п.). С кади были связаны факихи (правоведы) и разного рода шейхи.

Суд в Золотой Орде был так тесно переплетён с администрацией (правители, даруги), что о независимости его не могло быть никакой речи. Кади и яргучи действовали всегда в полном согласии с высшей администрацией в интересах господствовавших слоёв деревни, города и степи.

Должности по гражданскому управлению, имевшие своей функцией главным образом сбор различных налогов с населения, стояли по своему значению следующими за военными чинами (темники, тысячники). Следующие за темником командные должности, а именно тысячники, сотские, находились в руках нойонов и бегов.

В Золотой Орде была особая должность войскового букаула. В обязанности букаула входили распределение войск, отправление отрядов, распределение полагающегося из великого дивана войскового содержания, правильное распределение добычи согласно монгольским обычаям, недопущение обид и несправедливостей, которые могут происходить в войске. Эмиры - темники и тысячники - в указанной области должны повиноваться букаулам. Букаулам полагалось значительное содержание. Букаулы были при каждом тумане (тьме) .

Административный аппарат в Золотой Орде был достаточно разветвлённым. В тарханном ярлыке Тимур-Кутлуга после перечня главных должностей, в ярлыке Тимур-Кутлуга упоминаются "внутренних селений даруги", "кази", "муфтии", "суфии", "писцы палат", "таможенные", "сборщики подати", "мимохожие и мимоезжие послы и посланцы", "ямщики", "кормовщики", "сокольники", "барсники", "лодочники", "мостовщики", "базарный люд" и другие. Наиболее полный перечень должностных лиц имеется в тарханном ярлыке крымского хана Менгли-Гирея на имя хакима Яхьи (1453). Здесь упоминаются "темники", "тысяцкие", "сотники", "десятские", "даруга-беки", "мударрисы", "кадии", "мухтасибы", "шейхи", "писцы (битикчи) при великой тамге", "тамговщики", "весовщики", "амбарщики", "яфтаджи" (лицо, объявляющее о налогах), "ясакчи", "каланчи" (сборщики калана), "букаулы", "пограничники (тутакаулы)", "стражи городских ворот (кабакчи)", "караулы", "сокольничьи", "пардусники" и т.д. Все эти должностные лица имели права на взимания налогов и повинностей с земледельческого населения поместий.

В административной и политической жизни Золотой Орды издавалось много правительственных указов общегосударственного и частного характера. Указы эти именовались ярлыками. Ярлыки были разные. Одни выдавались на управление "знатным султанам, эмирам и меликам и по делам владений" - для них установлена была большая тамга из яшмы. Ярлыки "по делам средней важности" получали большую тамгу из золота, но меньше тех, которые были из яшмы. Ярлыки по военным делам получали также большую тамгу из золота, только с тем отличием, что на ней изображали "лук, булаву и саблю" по окружности тамги.

В источниках говорится и о золотых пайцзах, которые не только были знаком почёта, но и давали ряд существенных привилегий. Пайцзы представляли собой таблички с определённой надписью, выдаваемые как своеобразные пропуска и мандаты, по которым обладателям их предоставляли всё необходимое при передвижении (лошадей, повозки, помещения, пропитание и т.д.). В зависимости от положения лица, пайцзы выдавались золотые, серебряные, бронзовые и чугунные, а то и просто деревянные.

Весьма важную роль в общественной жизни Улуса Джучи играл съезд аристократии - курилтай. Обычно курилтай представлял собой собрание титулованной знати - представителей рода Джучи, наиболее знатных и могущественных эмиров и верхушки духовенства. Именно они решали вопросы о престолонаследии (о возведении или низложении хана), о заключении договоров (как правило, связанных с территориальными уступками) и о женитьбе или выдаче замуж потомков Чингисхана. По существу, курилтай служил органом, выражавшим коллективные интересы знати, опиравшейся на своё военное могущество. Он был силой, сдерживавшей стремление ханов к единодержавию, сепаратизм феодалов и следивший за сохранением традиционных правоотношений в обществе. В разные годы существования Улуса Джучи роль и значение курилтая были различны: то ханы укреплялись, подчиняя своей власти знать, то аристократия вынуждала ханов идти ей на уступки. Следует отметить, что единство государства Джучидов, даже в эпоху в эпоху ханов Узбека и Джанибека, было относительным.

В русских княжествах монголы установили основных чертах ту же административную и налоговую систему, что и в других частях Империи Джучидов. Но в эту систему были внесены крупные изменения: после ухода баскаков, контролировавших действия местных правителей, власть сконцентрировалась в руках князей.

На данный момент существует несколько точек зрения по поводу того, что представляла собой Золотая Орда. В советской историографии (Б.Я. Владимирцов, Б.Д. Греков, А.Ю. Якубовский, В.Л. Егоров) общественный строй номадов охарактеризован как "кочевой феодализм".А.Ю. Якубовский писал: "Золотоордынское государство можно рассматривать как феодальную монархию, где ханская власть, находившаяся с 1227 (год смерти Джучи) по 1359 г. в доме Бату, была в полном смысле властью кочевых, полукочевых и оседлых феодалов Дешт-и-Кыпчак, Нижнего Поволжья, Булгара, Крыма и Хорезма. Господствующей верхушкой этой феодальной аристократии были члены царствующей династии, занимавшие все наиболее крупные должности (военные и гражданские) в государстве. Из них выходили огланы правого и левого крыла, темники и правители, или наместники, отдельных частей государства. Они, наконец, играли первую роль и в курилтаях, которые созывались как для выбора нового хана, так и для обсуждения вопроса о каком-нибудь военном предприятии".

Советская историография однозначно расценивала Золотую Орду как полноценное государство. Исследователи отмечали такие важные характеристики, как: наличие чиновничьего аппарата - должностей беклярибека, везира; наличие центрального исполнительного органа - дивана, в структуру которого "входило несколько палат во главе с секретарями, в ведении которых были определённые разделы финансовой, налоговой, экономической и внутриполитической жизни государства"; наличие постоянной гвардии и военной силы, насчитывающей при Узбеке до 300 тыс. ; существование системы степных городов, игравших значительную роль в товарообмене и производстве Золотой Орды; развитую систему дорог и почты; сложный налоговый аппарат с несколькими типами налогов - данью, ясаком, тамгой и т.д.

Ряд современных авторов (Э.С. Кульпин, Н.Н. Крадин, Т.Д. Скрынникова) не считают Золотую Орду государством. Н.Н. Крадин допускает наличие у кочевников форм раннего государства, однако затем оговаривается, что "кочевые империи были организованы в форме "имперских конфедераций". Эти конфедерации имели автократический и государствоподобный вид снаружи (они были созданы для получения прибавочного продукта извне степи), но оставались коллективистскими и племенными внутри. Стабильность степных империй напрямую зависела от умения высшей власти организовывать получение шёлка, продуктов земледелия, ремесленных изделий и изысканных драгоценностей из оседлых обществ". Автор на основе анализа различных кочевых обществ делает вывод о наличии "суперсложного вождества" и отсутствии "внутренней необходимости в государстве" у кочевников.

Таким образом, на данный момент возникает серьёзное противоречие: являлись ли кочевые общества, в том числе и Золотая Орда, государствами, или они так и оставались на уровне обычных вождеств, где функции власти были сконцентрированы на редистрибуции (перераспределении) престижных товаров (в случае невозможности грамотного перераспределения власть легко уничтожалась). По мнению Е.И. Сорогина, в основе данного противоречия лежит то, что большинство современных историков не выделяют Золотую Орду среди остальных кочевых империй (Тюркского и Хазарского каганатов), а, приводя её характеристики, касаются в основном периода становления данного степного общества (т.е. XIII в.) .

Однако к середине XIV в. Золотая Орда имела ряд черт, характерных именно для государства. Здесь к середине XIV в., во многом благодаря административной реформе Узбека, существует сложный административно-чиновничий аппарат, представленный служилыми людьми, а также военно-кочевой знатью. Существовали органы гражданской власти, главой которой являлся везир, военный делами заведовал беклярибек, центральным органом исполнительной власти был диван (в составе которого были секретари - битикчи), существовал институт судей кади, сложная налоговая система. И хотя в целом золотоордынское общество продолжало носить военно-кочевой характер, наличие сложного бюрократического государства свидетельствует о появлении ранней формы государства. Таким образом, прав Е.И. Сорогин, не соглашающийся с тезисом о том, что Золотая Орда к середине XIV в. представляла собой вождество.

Глава II. Распад Золотой Орды


1. Политический кризис третьей четверти XIV в.


-1370 гг.

Высшей точкой военного могущества Золотой Орды было время Узбек-хана. Его власть была одинаково авторитетна на всех землях его обширных владений. Но уже при Джанибек-хане стали заметны первые признаки упадка Золотой Орды. Последним годом твёрдой власти и покоя в Золотой Орде следует считать 1356 г., когда Джанибек-хан захватил Азербайджан и его столицу Тебриз. В 1357 г. Бердибек, сын Джанибек-хана, организовал убийство своего отца. Смерть Джанибек-хана имела огромные последствия в дальнейшей жизни Улуса Джучи.

Кандидатура Бердибека была поддержана далеко не всеми близкими ко двору эмирами. Недовольство Бердибеком в среде знати было очень велико, и он был убит Кульпой - одним из претендентов на ханский престол. Письменные источники говорят, что Бердибек процарствовал всего лишь три года. Принято считать царствование Бердибека с 1357 по 1359 г. По мнению А.Ю. Якубовского, Бердибек царствовал до 1761 г. включительно.

В период с 1359 по 1380 г. Золотая Орда оказывается в глубоком кризисе. Ханский престол, ставший объектом борьбы между различными группировками аристократии Сарая, Ак-Орды и Кок-Орды, переходил из рук в руки с калейдоскопической быстротой. За период с 1359 по 1380 гг. в Сарае сменилось, по меньшей мере, 17 ханов (некоторые занимали престол по нескольку раз), причём о многих ханах того времени историки не знают практически ничего, кроме имён на чеканенных ими монетах, и до сих пор спорят об их историчности и последовательности правлений.

Кульпа, процарствовавший шесть месяцев, в 1360 г. был убит по приказу Навруза, своего брата. Он, хотя и короткое время, владел огромной частью Золотой Орды. Вместе с тем, его власть была очень непрочной, Навруз отнимал у него одну область за другой.

Неблагоприятная политическая обстановка оказалась усугублённой неустойчивыми погодными условиями, вспышками эпизоотии и чумы. Засуха наблюдалась в 1361, 1362, 1363, 1364, 1365, 1366, 1367, 1368, 1371, 1373, 1374, 1376, 1377, 1378 годы. Эпидемии и эпизоотии отмечены для 1360, 1364, 1365, 1367 гг.

В 1361 г. Навруз был убит, и престол занял Хызр. Хызр был царевичем (огланом) из Ак-Орды, сыном Сасы-Буки, ак-ордынского хана. В годы, когда происходила смута, в Ак-Орде ханом был Чимтай, правивший в течение 17 лет. В начале 1360-х гг. эмиры Кок-Орды (Золотой Орды) предложили ему занять престол в Новом Сарае, однако он предложения не принял и послал вместо себя своего брата Орду-Шейха, который вскоре был там убит. Тогда на политической арене и появился Хызр.

Хызр энергично вмешивался в дела Руси, отправил туда трёх послов и вызвал к себе великого московского князя Димитрия Ивановича, впоследствии получившего прозвище Донского. Тогда же в Орде побывали и другие русские князья: великий князь Андрей Константинович Суздальский из Владимира, его брат из Нижнего Новгорода, а также князь Константин Ростовский и князь Михаиле Ярославский. Хызру не удалось, однако, пресечь смуту и создать необходимый порядок в государстве, так как он пал вместе со своим младшим сыном жертвой заговора, организованного Тимур-Ходжей, старшим сыном Хызра. Царствовал Тимур-Ходжа всего 5 недель.

Междоусобица достигла в это время своего апогея. Наряду с претендентами из дома Чингисидов, появился претендент на власть из среды военной монгольской аристократии. Таким лицом был эмир Мамай. Мамай играл в Золотой Орде при Бердибеке большую роль, управлял всеми его делами и был женат на его дочери.

Тимур-Ходжа с первых же дней царствования вызвал враждебное к себе отношение со стороны многих золотоордынских эмиров. Восстав против ханской власти, Мамай объявил ханом Абдаллаха, потомка Узбек-хана, и, действуя от его имени, начал решительное наступление на Тимур-Ходжу. Тимур-Ходжа, скрываясь от Мамая, бежал за Волгу и был убит. Согласно Никоновской летописи, произошло это в 1362 г. Хозяином положения в Орде стал Мамай, который, не будучи чингисидом, не мог принять ханского титула и удовлетворился фактической властью.

Мамаю долго пришлось вести борьбу в Золотой Орде за единство власти. У Мамая и Абдаллаха был сильный противник в лице Кильдибека, который одно время был соперником Хызра и Темир-Ходжи. Судя по летописным и монетным данным, Кильдибек был убит в 1362 г. В том же году у Мамая и Абдаллаха появился новый соперник в лице Мурида. В руках у Мурида находились земли и города по Волге, особенно по левому её берегу, следовательно, и обе столицы - Сарай-Берке и Сарай-Бату, а также степи на восток от Волги. Однако двумя ханами - Муридом и Абдаллахом - борьба за ханскую власть в это время не ограничивалась: Сарай-Берке был на некоторое время отнят у Мурида Мир Пуладом, в руках которого в 1361 г. оказалась часть территории бывшей Волжской Булгарии. По-видимому, на протяжении всей "Великой Замятни" столица переходила из рук в руки.

Междоусобная война несла с собой ухудшение финансового положения и углубление спада в торговле и ремесленном производстве. Из-за военной опасности прекратилось регулярное функционирование караванных путей, и, как следствие, нарушился ввоз сырья и вывоз продукции ремесла. Происходил постепенный упадок земледелия и запустение оседлых поселений в Поволжье. Столичные города стали обносить стенами. На волне ослабления центральной власти стремились добиться независимости правители Руси, Булгарии, Хорезма и других улусов. В условиях междоусобицы именно их довольно стабильно развивавшиеся области стали объектами борьбы ханов за получение дани, манипулирования претендентами на власть и карательных набегов враждующих сторон. Все эти действия разрушали привычный порядок и вызывали желание отстоять свои земли от посягательств самозваных ордынских правителей. Наиболее яркими свидетельствами этого стали появление в Хорезме своей правящей династии Суфи, фактическая независимость Булгара при Мир Пуладе, или Булат-Тимуре (1361 - 1366 гг.) и правителях Хасане и Мухаммед-Султане (1370 - 1376 гг.), отпадение Мухши. Ещё в 1359 г. в западных улусах Золотой Орды образовалось Молдавское княжество. В этот же период происходит сокращение поступлений из Руси, что во многом было вызвано нелегитимностью Мамая, который не воспринимался в глазах современников как хан.

Как и большинство золотоордынских ханов периода смуты, Мурид погиб от руки убийцы: в 1364 г. его убил его главный эмир Ильяс. Трон перешёл к Азиз-хану, младшему сыну Тимур-Ходжи, внуку Орда-Шейха. Царствовал он в качестве соперника Абдаллаха, как и Мурид, три года (1364 - 1367). После смерти Азиз-хана у Мамая и Абдаллаха появился новый соперник - Джанибек II.

Нам неизвестны обстоятельства, при которых сошёл с политической сцены Абдаллах, умер ли он естественной смертью или был убит. Произошло это в 1370 г. Имя второго хана, назначенного Мамаем, читается на одних монетах как Гияс-ад-дин Мухаммед-хан, на других - Мухаммед-хан, на третьих - Гияс-ад-дин Булак-хан, а то и просто - Булак-хан.

Просматривая список соперничавших в Поволжье золотоордынских ханов, нельзя не обратить внимания на то, что большинство их было родом из Ак-Орды, из ак-ордынской ветви Джучидов. Таковы, во всяком случае, ханы Хызр, Темир-Ходжа, Мурид и Азиз-хан. Все они выходцы с Востока, из Ак-Орды, из левого крыла войска Улуса Джучи. Это обстоятельство показывает, насколько большой интерес проявляли ак-ордынский двор и ак-ордынская знать к судьбам Золотой Орды. В 1370-е гг. этот интерес Ак-Орды к делам Золотой Орды ещё более возрос.

Смута привела к ослаблению Золотой Орды в военном отношении. Литовский князь Ольгерд (1341 - 1377) в 1362 г. в битве при Синих Водах нанёс поражение татарскому сводному войску, находившемуся под командой крымского бега Кутлуг-бега, Хаджи-бега и бега из Добруджи. В результате этой победы к литовцам отошла часть Подолии. После 1365 г. Ольгерду удалось отнять у татар и Киев.

Мамай стремился собрать все земли Улуса Джучи под своей властью. Он некоторое время контролировал Волжскую Булгарию, захватил Хаджи Тархан (Астрахань) и держал в своих руках Северный Кавказ. Однако Мамай так и не подчинил себе главную часть Золотой Орды - земледельческую полосу Поволжья и её города. В период от 1370 г. и до появления на исторической сцене Тохтамыша масштабы смуты не уменьшились.


1.2 Возвышение Ак-Орды и приход Тохтамыша к власти


С начала XIV в. Улус Джучи распался на Кок-Орду и Ак-Орду, из которых последняя была в вассальной зависимости от первой. После отделения Ак-Орды термин "Золотая Орда" применяется, главным образом, к землям Кок-Орды. В итоге, когда в источнике относительно событий XIV в. говорится об Улусе Джучи, то имеется в виду две орды - Кок-Орда и Ак-Орда. Кок-Орда составляла правое крыло (бараункар, онкол) войска Улуса Джучи, т.е. поставляла из среды своего кочевого населения все входящие в него тумены, а Ак-Орда составляла левое крыло (джаункар, солкол), т.е. поставляла все тумены левого крыла.

Ак-Орда, т.е. Белая Орда, являвшаяся с военной точки зрения левым крылом войска Улуса Джучи, в русских источниках именуется Синей Ордой. Наиболее важной (в экономическом, политическом и культурном отношениях) частью Ак-Орды был бассейн нижней Сырдарьи от города Сюткенда и Саурана и до впадения реки в Аральское море. В Ак-Орду, кроме бассейна Сырдарьи, входили степные и отчасти лесные пространства Казахстана и Западной Сибири. Степные части Ак-Орды, так же как и степи Кок-Орды (Золотой Орды), известны были под именем Дешт-и-Кыпчак.

Весьма интересным является вопрос об этническом составе населения как степной, так и земледельческой части Ак-Орды. До прихода татар степи Улуса Джучи были заселены кыпчаками. Когда явились туда татары, кыпчаки стали их подданными. Так как татар было меньшинство, то они смешались с тюркоязычными племенами. Татары (монголы) постепенно утратили свой монгольский язык и в массе начали говорить по-тюркски. Было бы, однако, неверным думать, что тюрки в чистом виде совсем не сохранились. Знакомясь по источникам с этническим составом войска в пределах Улуса Джучи, мы можем встретить кыпчаков как отдельную племенную войсковую часть даже в конце XIV в.

Монголы, пришедшие в Дешт-и-Кыпчак в связи с походом Батыя и после него, имели в своем составе несколько племён. Однако только два крупных монгольских племени в условиях Дешт-и-Кыпчак - конгураты и мангуты, или мангыты, - не только не потеряли своего племенного единства, но даже выросли в значительные народности. Однако, сохраняя своё единство, они не удержали своего монгольского языка. Впоследствии, во второй половине XV в., мангыты сменили своё имя и стали именоваться ногаями, а орда их стала называться ногайской. В 80-х гг. XV в. они перешли, по словам Казанского летописца, на восточный берег Волги, где и кочевали до Яика включительно. Постепенно конгураты (кунграты) и мангуты (мангыты) настолько вошли в состав тюркского кочевого общества, что стали сами считать себя тюрками.

Население Ак-Орды не ограничивалось кочевниками. Наряду с обширными степями, в Ак-Орду входила и значительная по территории культурная земледельческая полоса: селения и города в долине Сырдарьи от Сюткенда и Саурана до Янгикента и ниже, т.е. почти до впадения реки в Аральское море.

В начале XIV в. Ак-Орда - левое крыло войска Улуса Джучи - хотя и имела своих ханов, из своей династии, однако была в вассальных отношениях к ханам, сидевшим в Сарай-Берке. В первой половине XIV в. Ак-Орда добилась независимости. Столицей её был город Сыгнак.

Урус-хан, правивший с 1361 по 1380 г., не только объявил себя суверенным государем, но и предложил на курилтае кочевой знати вмешаться в дела Золотой Орды. Заручившись поддержкой военной знати, он отправился в поход на Золотую Орду.

Урус-хан явно стремился стать во главе всего золотоордынского государства, воссоединить вновь обе части в одно целое под его единой властью. В своей этой политике Урус-хан значительно преуспел. В середине 1370-х гг. он владел уже Хаджи Тарханом (Астраханью), откуда изгнал Ходжи Черкеса. Через некоторое время он продвинулся вверх по Волге и дошёл до Сарай-Берке, который перешёл сначала в руки Айбека, соперника Ходжи Черкеса, а потом Карихана, сына Айбека. Вскоре столица была в руках Урус-хана. Перед Урус-ханом встала самая трудная задача - устранить с пути Мамая, однако это ему не удалось. Пока Урус-хан действовал в Поволжье, у него оказался в самой Ак-Орде серьёзный соперник в лице Тохтамыша.

Отец Тохтамыша, Туй-ходжа оглан, при Урус-хане был правителем Мангышлака. Когда в начале своего царствования Урус-хан собрал курилтай знати по вопросу о вмешательстве в дела Золотой Орды, Туй-ходжа оглан решительно выступил против этого намерения Урус-хана. За неповиновение Туй-ходжа оглан был казнён. Тохтамыш после казни отца имел все основания бояться за свою жизнь. Чтобы спасти себя от преследований, он в 1376 г. бежал в Самарканд, к государю Мавераннахра - Тимуру.

Тимур прекрасно понимал, что ему надо поддержать Тохтамыша. Занятый в это время объединением отдельных владений Средней Азии в единое государство, Тимур не мог не видеть угрозы, которая заключалась в самом факте усиления Ак-Орды. Более того, Тимур хорошо знал, что сильная Ак-Орда может действительно прекратить смуты и захватить власть во всём Улусе Джучи. Сильная Орда (Золотая Орда плюс Ак-Орда) была весьма опасна для дела объединения Мавераннахра.

Тимур отдал распоряжение встретить Тохтамыша как можно лучше, сам же направился через Узгенд в Самарканд. Здесь эмиры представили Тимуру бежавшего из Ак-Орды молодого царевича. Тимур всячески обласкал Тохтамыша, наградил его богатыми дарами и дал ему много золота, скота, палаток, материи, украшений, барабанов, знамён, оружия, лошадей, мулов и, наконец, войска. Наряду с этим он сразу же пожаловал Тохтамыша Отраром, Саураном и Сыгнаком (столицей Ак-Орды). Однако это пожалование надо было ещё завоевать, так как в Ак-Орде оно не имело никакой силы.

Ввиду того, что Урус-хан отсутствовал (он был в это время в походе на Волге), фактическая власть в Ак-Орде была в руках его сына Кутлуг-Буги. Против него в 1374 или 1375 г. и выступил Тохтамыш. В первом же сражении Кутлуг-Буга был убит, но, тем не менее, Тохтамыш был разбит. Бежавший царевич вновь нашёл приют у Тимура. Государь Мавераннахра вторично снабдил Тохтамыша всем необходимым и дал ему новое, ещё более сильное, чем прежде, войско. Теперь против Тохтамыша выступил другой сын Урус-хана, Токтакия. И на этот раз Тохтамыш был разбит.

Урус-хан вернулся домой и тотчас же отправил двух послов к Тимуру с требованием, чтобы он выдал ему Тохтамыша, угрожая в противном случае войной. Тимур в требовании Урус-хану отказал и стал готовиться к походу. На этот раз выступили сами государи, оба с большим войском. Источники указывают, что Урус-хан собрал воинов со всего Улуса Джучи.

Оба войска встретились зимой 1375/76 г. у города Сыгнака. Обе стороны отказались от битвы, так как воины от холода не могли держать в руках оружие. Тимур провёл, однако, несколько удачных стычек с противником, которые большого значения не имели. Той же зимой он вернулся домой, отложив задачу подчинения Ак-Орды до весны. Весной Тимур вновь выступил в поход против Урус-хана с большим войском. Однако и на этот раз он не имел решительного столкновения с Урус-ханом, так как последний во время похода умер. На ак-ордынский престол сел старший сын Урус-хана Токтакия, но вскоре и он умер. Престол перешел в руки Тимур Мелик Оглана. Тимур вновь передал командование Тохтамышу, и вновь последний потерпел поражение. Но из Сыгнака и других мест к Тимуру стали приходить сведения, что в Ак-Орде существуют в большом количестве сторонники Тохтамыша. Учтя это благоприятное обстоятельство, Тимур в 1377 г. отправил Тохтамыша в четвёртый раз добывать саганакский престол. На этот раз Тохтамыш оказался победителем и провозгласил себя ханом Белой Орды. Весной 1378 г. он уже вступил в Поволжье, где довольно быстро завладел Сарай-Берке и другими городами, расположенными на левом берегу Волги.

Тохтамыш решительно стал проводить политику, начало которой прочно заложил ещё Урус-хан. Он поставил себе задачей подчинить своей власти весь Улус Джучи. т, е. не только Ак-Орду, но и всю Золотую Орду, огромная часть которой была в руках у Мамая. Таким образом, Мамай стал на том этапе главным врагом Тохтамыша.

В 1380 г. монета Мухаммед-Булака (ставленник Мамая) чеканится в Астрахани. На этом основании М.Г. Сафаргалиев сделал вывод о том, что все земли Империи западнее Волги подчинились Мамаю. Тем же годом датируется убийство Мухаммед-Булака Мамаем и замена его Талук-беем (Тулук-беком). Восточная часть империи со столицей к весне полностью была подчинена Тохтамышем, который начал борьбу за западную часть Империи Джучидов и в 1380 г. захватил Хаджи Тархан (Астрахань).

Тохтамыш в 1381 г. сумел нанести Мамаю поражение, после которого тот сошёл с исторической сцены. Оставленный всеми, имея при себе лишь небольшую дружину, Мамай начал переговоры с властями Кафы (Феодосии) о предоставлении ему убежища. Там в те времена была генуэзская фактория, хорошо знавшая Мамая, поскольку он часто и подолгу жил в Крыму, в качестве его фактического владетеля. Власти Кафы дали Мамаю нужное разрешение, однако вскоре Мамай был убит генуэзцами.

1.3 Вопрос о причинах кризиса 1359-1380 гг.


На данный момент в современной исторической науке существует несколько точек зрения на причины, которые привели к "Великой Замятне" - одному из наиболее кризисных периодов в истории Золотой Орды. Традиционно "Великая Замятня" рассматривалась как династический кризис, вызванный, с одной стороны, недальновидной политикой Бердибека, с другой стороны, смертью самого Бердибека и прерыванием линии Бату.

В советской историографии наиболее распространенным объяснением распада Улуса Джучи является концепция о росте сепаратизма отдельных феодалов, чьё стремление к власти разорвало страну на враждующие области. Механизм этого процесса вполне ясно описан историками. Главный конфликт, по их мнению, протекал между различными экономически и политически вполне самодовлеющими улусами и их владетелями и группировками знати, выдвигавшими своих претендентов на ханский трон, стремясь овладеть центральным административным аппаратом и оказывать влияние на внутреннюю и внешнюю политику Орды. Всё это ослабляло центральную власть и, таким образом, вело к сокращению внешнеполитической активности, что, в свою очередь, усиливало сепаратизм кочевой аристократии, видевшей в военных походах основной источник своего обогащения (А.Н. Насонов, Б.Д. Греков, А.Ю. Якубовский, М.Г. Сафаргалиев, Г.А. Федоров-Давыдов, В.Л. Егоров и др.).И.Б. Греков в своей работе проводит связь между упадком государства и внешнеполитическими аспектами - усилением Великого княжества Литовского и становлением Московской Руси, которые, по его мнению, сыграли не последнюю роль в во внутреннем кризисе кочевого государства.

Д.М. Исхакову и И.Л. Измайлову представляется, что социальные факторы "были всё-таки достаточно внешними среди других причин кризиса. Преувеличение их значения ведёт к парадоксальному выводу: центральная власть слабела от сепаратизма феодалов, но главным их стремлением был захват сарайского престола!". Таким образом, вряд ли только одним сепаратизмом можно объяснить резкое ослабление империи Джучидов и усиление центробежных тенденций.

Последние исследования истории Золотой Орды показали, что период "Великой Замятни" являлся временем кризиса не только во внутренней политике, но и в других областях жизни этого государства. В результате работ историков Э.С. Кульпина, Е.П. Борисенкова, В.М. Пасецкого, а также палеоклиматологов В.А. Дёмкина, Т.С. Демкиной, А.О. Алексеева, А.С. Якимова было доказано, что период 60-х - 70-х гг. XIV в. сопровождался экологическим кризисом, выраженном в процессе мощной аридизации степной полосы. В условиях отсутствия возможности у номадов накапливать основной продукт потребления (скот) засуха становится одной из важных составляющих экономического кризиса.

Вместе с тем, экономическая стабильность Золотой Орды зависела не только от благоприятного экологического фона, но и от удачной внешней и внутренней политики. Такая политика подразумевает в себе сочетание двух факторов:

. Успешные военные действия, направленные извне, чаще всего на соседние оседлые государства (набеги). Подобные набеги способствовали получению дополнительного продукта ("престижных" товаров), что, в свою очередь, приводило как к оживлению трансконтинентальной торговли, так и к повышению авторитета верховной власти. Кроме набегов, Золотая Орда получала довольно большое количество престижных товаров за счёт получения дани.

. Геополитическая стабильность. Под состоянием геополитической стабильности Е.И. Сорогиным подразумевается период, при котором территория государства неизменна, хозяйственные связи между регионами налажены, таможенные пошлины и налоговая политика стабильны. Такая территория является привлекательной как для купцов, что способствует притоку финансовых средств, вследствие контроля над важнейшими маршрутами, так и для постоянного проживания, что в условиях высокой мобильности кочевого общества способствует притоку обычных номадов. Действительно, в период, предшествующий "Великой Замятне", правительство Золотой Орды контролировало важнейшие торговые пути - Великий Шёлковый Путь и Камский торговый путь, активно сотрудничало с генуэзскими и венецианскими купцами.

Кроме вышеперечисленных факторов, Золотая Орда перед "Великой Замятней" была, по мнению Е.И. Сорогина, устойчива внутриполитически. Кочевое население представляло собой устойчивую этническую общность, в основе которой, по последним исследованиям, лежали тюркоязычные племена. Таким образом, несмотря на сильные культурные и языковые различия между кочевым и оседлым сегментами Золотой Орды, при сильной ханской власти крупных конфликтов между ними практически не было, и у оседлых народов не было реальной возможности выйти из-под экономического и политического контроля кочевников. Однако данная ситуация сохранялась недолго. При ослаблении центральной власти, связанным с политическом кризисом, народы, чье хозяйство не было кочевым, сразу же предпринимают попытки отделиться и получить политико-экономическую самостоятельность.

Е.И. Сорогин выделяет следующие группы причин, которые привели к кризису Золотой Орды в 1359 - 1380 гг. (применительно к истории Золотой Орды они должны рассматриваться в тесной взаимосвязи):

"Внешнеполитические причины (к ним относятся все события, происходившие вне территории Золотой Орды, либо с участием её и других государств, и которые могли привести к процессам, оказавшим дестабилизирующее влияние на Золотую Орду).

Внутриполитические причины (прежде всего, внутренние междоусобицы)

Экологические причины (изменения климата, почвы, фитомассы и т.д.).

Демографические причины (связанные с сокращением/увеличением населения степной полосы и с нарушением традиционных хозяйственных связей).

Причины, связанные с характеристикой отдельных исторических личностей, оказавших существенное влияние на историю кочевого общества (ханов, отдельных представителей знати)".

Каждая из этих групп оказала определённое влияние на формирование комплексного кризиса Золотой Орды, который вошёл в историю как "Великая Замятня".Е.И. Сорогин учитывает только те причины и процессы, которые сформировались к 1359 г., времени начала "Великой Замятни". Таким образом, ряд событий (отделение Молдавского княжества, череда убийств сарайских ханов и т.д.), имевших место после смерти Бердибека, оцениваются им как следствия и составляющие компоненты данного кризиса, а не причины. При этом он отмечает, что предположение о влиянии внешнеполитических факторов на процесс зарождения кризисных явлений в Золотой Орде не находит подтверждения в источниках, не отражён в работах исследователей. Что касается третьей и четвёртой групп причин, то к 1360-м гг. Золотая Орда в хозяйственном отношении "испытала несколько процессов, которые привели к сложному социально-экологическому кризису:

. В климатическом отношении наступают засушливые годы, что приводит к сокращению пригодной степной и лесостепной полосы, часть которой превращается в полупустыню.

. Велика вероятность резкого роста населения в степи, что могло быть вызвано как миграцией кочевого тюркоязычного населения на территорию Золотой Орды в результате общего кризиса Монгольской империи, так и временной стабилизацией в эпоху Джанибека и отсутствием крупных эпидемий после 1346 г.

. Рост антропогенного воздействия на почву в сочетании с неблагоприятными экологическими условиями приводит к увеличению аридизации степей и сокращению объёма фитомассы, что в условиях отсутствия возможности экспансии приводит к борьбе за пастбища".

Таким образом, климатические и демографические изменения также стали одними из причин, которые привели к комплексному социально-экологическому и политическому кризису.

К последнему типу причин относятся причины субъективного характера, связанные с отдельными личностями, оказавшими существенное влияние на развитие исторического процесса. По мнению Е.И. Сорогина, "именно недальновидная политика Бердибека стала катализатором, который ускорил кризис Золотой Орды. Данный вывод основывается на следующих доказательствах:

. Именно на Бердибеке лежит ответственность за уничтожение представителей рода Бату. Бердибек не только истребил своих родственников, но и начал борьбу со знатью, что в условиях нарастания общего кризиса никак не могло стабилизировать обстановку.

. При демографическом росте внутри кочевого общества наиболее логичным является самый простой выход - война. Особенностью кочевых обществ являлось то, что большинство мужского населения являлось воинами. Если в земледельческом обществе, вплоть до ХХ века, война являлась уделом небольшой социальной прослойки профессионалов, то в кочевом обществе практически каждый мужчина в случае войны становился воином. Следовательно, демографический рост приводил к увеличению армии. Таким образом, в условиях престижной экономики, когда авторитет хана базировался не только на его династической доминанте, но и на умении получать извне общества престижные товары и перераспределять их между подданными, хан при увеличении количества воинов должен был направить их на внешнюю экспансию. Однако за три года царствования Бердибека мы не находим в источниках ни одного упоминания о каком-то крупном походе. Более того, как следует из чеканки монет, при Бердибеке был потерян Северный Азербайджан, который завоевал его отец Джанибек-хан. Всё это также не способствовало укреплению авторитета центральной власти".

Д.М. Исхаков и И.Л. Измайлов, в отличие от Е.И. Сорогина, не умаляют значения внешнеполитического фактора. Упадку хозяйства Улуса Джучи, считают они, во многом способствовал кризис трансазиатской торговли. По торговому пути, начинавшемуся в Китае и проходившем частично через Золотую Орду, шли многие необходимые для Западной Европы товары: специи, шёлк, хлопок, драгоценные камни, хлеб и рабы. Этот поток товаров, чрезвычайно ценившихся на рынках Европы, обогащал посредников и служил одной из основ благосостояния всех городов Дешт-и-Кыпчак. С торговлей были связаны не только поступления в казну от торговых пошлин, но и благополучие многочисленной обслуги: караванщиков, проводников, охраны, владельцев караван-сараев, ремесленников и т.д. Кроме того, многие мастерские занимались изготовлением предметов на продажу и переработкой полуфабрикатов. Все они очень чутко реагировали на любые изменения торговой активности.

Спад в международной торговле начался ещё в 40-х гг. XIV в. и достиг пика во второй половине века. Вызван он был рядом причин, среди которых - освободительное восстание в Китае против монгольской династии Юань, нестабильное положение в Средней Азии, эпидемии чумы, смута в Анатолии, а также вспышка войны между основными средиземноморскими торговыми державами - Генуей и Венецией. Всё это вызвало ограничение товарооборота между Востоком и Западом, резко подорвав положение нижневолжских городов. Только в конце XIV в. наметился медленный выход из кризиса, несколько ожививший мировую торговлю.

Д.М. Исхаков и И.Л. Измайлов пишут: "Нельзя сбрасывать со счетов, конечно, и социально-политические процессы. За сто лет своего существования Улус Джучи не только пережил становление, но и достиг высокого уровня развития общества. Многие, особенно процветающие области (Крым, Хорезм, Мухша), не нуждались в едином государстве, тяготея к обособлению. Стремление к децентрализации находило поддержку и в полунезависимых вассальных регионах, где всегда была сильна тенденция к отделению от Орды, наиболее явственно это прослеживается на Руси и в Булгарии".

Действительно, внутри страны происходили сложные процессы, которые вели к феодализации её территории, а уже к ХIV в. здесь достаточно заметны черты высокоразвитого феодализма, для которого именно характерны децентрализация владений и власти. Долгое время эта система уравновешивалась сильной центральной властью и была достаточно стабильной, но в неблагоприятных условных она стала быстро трансформироваться и распадаться.

По письменным источникам явно заметен рост могущества как улусбеков, так и представителей татарской знати, обладавших более мелкими ленными владениями - икта и суюргалами. Экономическая мощь их базировалась на развитом скотоводстве и земледелии, а также на участии в дележе государственных налогов и других доходов. Значительная судебная и административная власть в пределах подчинённых им областей давала им для этого важные политические рычаги. Кроме того, многие крупные феодалы во второй половине XIV в. получали тарханные грамоты, то есть становились владельцами безусловных держаний, освобождённых практически от всех налогов и повинностей в пользу хана. Городская столичная знать и чиновничество также имели солидные поступления от сбора налогов и пошлин, чему способствовала развитая внутренняя и международная транзитная торговля и ремесленное производство. В ХIV в. всё чаще бывали случаи превращения эмирами своих улусов, включавших города и кочевья, в полунезависимые владения. С одной стороны, мелкие феодалы и города, бывшие опорой власти ханов, стали подпадать под власть более крупных эмиров и улусбеков, видя в этом единственную возможность ослабить влияние природных и социальных факторов. С другой - хозяева улусов стали претендовать на прерогативы центральной власти, дабы поставить на службу себе ордынскую казну и вооружённые силы империи.

Вопреки мнению ряда историков, нельзя преувеличивать стремление к сепаратизму ордынских эмиров в середине ХIV в., как бы то ни было, большинство из них боролось между собой именно за овладение сарайским престолом. Это ярко демонстрирует, что сила инерции к централизации страны была ещё очень сильна. На окраинах империи уже возникли и укрепились силы, стремящиеся бороться за сохранение власти в пределах своих владений, но получить перевес они смогли только в начале ХV в. До тех пор, пока сохранялась единая политическая власть (хан и его администрация) и экономические связи (торговля, единая денежная система), Улус Джучи оставался единым.

Междоусобицы периода "Великой Замятни" имели ряд особенностей. Одной из них является отсутствие легитимизированного претендента на престол. Со смертью Бердибека прервалась линия ханов Бату. Конечно, с точки зрения монгольского права, любой чингисид, происходивший от четырёх сыновей Темуджина, представитель "золотого рода", имел право на ханский титул. Однако внутри Золотой Орды потомки Бату "более чем на столетие монополизировали власть. За исключением Ногая, который относился к младшей ветви Чингизидов, все реальные претенденты на престол Золотой Орды являлись Батуидами. <…> Со смертью Бердибека, последнего хана, чьё происхождение от Бату не вызывает сомнения, вспыхивает жестокая борьба за власть. Относительно родословной ханов Кульпы и Навруза, сменивших Бердибека, на данный момент идут споры, и, возможно, часть современников относили их к Батуидам. Золотая Орда при них ещё сохраняла подобие единого государства. Но сменивший их хан Хызр к роду Бату отношения не имел".

Фактически в период "Великой Замятни" возникает две группы претендентов, которые боролись за власть в кочевой империи:

"1. Представители правящих династий других частей улуса Джучи - потомки Шибана и Тука-Тимура - ханы Хызр, Пулад, Мюрид, Урус и т.д. Действительно, с прерыванием линии Бату, из всех Чингизидов представители именно этих родов являлись наследниками Джучи, отца Бату. Кроме того, именно они, захватив Золотую Орду, могли надеяться на объединение всего улуса Джучи и создание единого государства.

. Гурген Мамай и родственник хана Узбека, Абдаллах, которого Мамай хотел возвести на престол. В историческом контексте борьба Мамая выглядит как стремление сохранить контроль местной аристократии над государством. Именно Мамай основал после смерти Науруза "Мамаеву Орду", которая просуществовала вплоть до прихода Тохтамыша".

Таким образом, после того как пресеклась династия Бату, в Золотой Орде начинается борьба за власть, которая приводит к временному распаду территории на несколько государств и улусов - отделяется Молдавия, в Хорезме приходит независимая династия Суфи, Мамай контролирует часть Поволжья и т.д.

В результате процессов деструкции Золотая Орда перестает быть геополитически стабильной, в результате чего исчезает и единое торговое пространство, безопасное для торговли. Фактически, совершая путешествие по Великому Шёлковому Пути, купец должен был пересечь несколько политически самостоятельных образований (Молдавское княжество, Мамаеву Орду, Муридову Орду, Хорезм), которые находились в состоянии перманентной конфронтации. Такая обстановка не могла способствовать развитию торговли и хозяйственных связей.

Е.И. Сорогин отмечает, что в отдельности каждая из названных им причин не могла привести к распаду Империи Джучидов, и все их следует рассматривать в комплексе. Причиной же, которая послужила импульсом для общего кризиса, по его мнению, стал династический кризис.

. Правление Тохтамыша

После разгрома Мамая на пути Тохтамыша не было никакой реально значимой силы, которая могла бы себя противопоставить новому претенденту на престол в Золотой Орде. К Тохтамышу переходило не только Поволжье от Хаджи Тархана (Астрахани) вплоть до Волжской Булгарии, но и Северный Кавказ, а также области на запад от Волги и Крым. Во вновь объединяемое Золотоордынское государство не вошел только Хорезм, который перешёл фактически в руки Тимура. Литовский князь Ягайло признавал над собой верховную власть Тохтамыша, хотя и считался одним из наиболее сильных и привилегированных его вассалов. Не хотел Тохтамыш отказываться и от тех повинностей и даней, которые Русь выплачивала в лучшие для Золотой Орды времена. Чтобы восстановить положение, существовавшее до 1359 г., он в 1382 г. предпринял поход на Русь и Булгарию, разорил множество городов, в том числе и Москву.

Придя к власти ставленником и вассалом Тимура, Тохтамыш в 1383 г. стал чеканить монеты со своим именем в Хорезме. Этот акт явился, по словам А.Ю. Якубовского, "настоящей политической программой Тохтамыша в отношении к Хорезму. Ему хорошо известны были намерения Тимура воссоединить Хорезм с остальными землями Мавераннахра, не мог он также не знать, что Тимур терпит эмиров из династии Суфи только в качестве мелких вассалов, не больше".

Ввмешательство в дела Хорезма указывает на открытый разрыв с государем, которому Тохтамыш был всем обязан. Но Тимур, серьёзно занятый делами Ирана, не реагировал на этот шаг Тохтамыша.

Наиболее ярким актом великодержавной золотоордынской политики Тохтамыша явились его действия в отношении Азербайджана. Последним из ханов Золотой Орды, кто активно стремился присоединить Азербайджан к Золотой Орде, был Джанибек. Однако его успехи кончились с его смертью в 1357 г. Незадолго до этого жители города Тебриза, притесняемые оставленным золотоордынским отрядом, восстали против ордынцев и помогли эмиру Увейсу из династии Джелаиридов, стоявшему во главе тюрко-монгольских кочевых отрядов, находящихся на территории Азербайджана, захватить не только Тебриз, но и огромную область. Так в северном Иране образовалось государство Джелаиридов (1356 - 1411 гг.). В государство входили земли Южного Азербайджана, часть земель Северного Азербайджана, Ирака, некоторые земли Западного Ирана.

Тохтамыш добивался установления союзных отношений между Золотой Ордой и Египтом на случай возможного усиления позиций Тимура в Иране. В январе 1385 г. он направил посольство к египетскому султану. Тимур же, захватив в первой половине 80-х гг. XIV в. области северо-восточного Ирана, открыто вёл политику, направленную на подчинение южного Азербайджана, который открывал дорогу в Закавказье. В 1385 г. вблизи Султании произошло сражение между войсками противников. Победителем оказался Тимур, однако более важные дела отвлекли его, и в Тебриз он не пошёл, хотя сторонники его среди тебризской. знати явно его к этому склоняли. Тохтамыш был в курсе того, что происходило в Азербайджане, и, обладая большим войском, а также огромными материальными ресурсами, он решился выступить зимой 1384/85 г. походом на Тебриз. Пройдя через Дербент и область Ширвана, где государем был вассал Джелаиридов Ибрахим (1382 - 1417), зимой 1385/86 войско Тохтамыша в составе девяти туменов подошло к Тебризу. Тохтамыш пошёл на мирный договор с жителями Тебриза под условием выплаты ему большой дани. Получив дань, он, нарушив договор, ввёл свое войско в Тебриз и предал его полному разграблению.

В 1386 г. Тохтамыш с большой добычей ушёл из Азербайджана. Вскоре после этого там появился Тимур, стремившийся к подчинению северного Ирана и особенно Азербайджана своей власти. Обеим сторонам (Тимуру и Тохтамышу) было совершенно ясно, что они не уступят добровольно друг другу Азербайджан.

Обе стороны - Тимур и Тохтамыш - готовились к столкновению. Однако у обоих была разная тактика. Тимур медлил со столкновением, так как считал для себя чрезвычайно важным закрепить свое положение в Иране, особенно в Азербайджане и Закавказье, и только после этого, опираясь на Мавераннахр, с одной стороны, Закавказье и Северный Иран - с другой, начать борьбу с непокорным ставленником и вассалом. Напротив того, по этим же причинам Тохтамыш стремился как можно скорее начать войну с Тимуром, т.к. боялся его усиления в Иране и Закавказье.

Зиму 1386/87 г. Тимур проводил в Азербайджане, в Карабахе. В это же время войска Тохтамыша прошли через Дербент и вышли в реке Самур. Когда весть об этом дошла до Тимура, то он отправил навстречу передовой отряд в несколько туменов, приказав начальникам отрядов не вступать с Тохтамышем в битву, мотивировав это тем, что у него с ним договор и согласие в делах. Тохтамыш сумел навязать бой войскам Тимура, однако успех был не на его стороне, и он ушёл к Дербенту.

Второй раз Тохтамыш уже не решился углубляться в Закавказье и Азербайджан, а повернул на восток. Узнав, что Тимур находится с войском в Иране, не оставив в Мавераннахре сильного войска, Тохтамыш в 1387 г. с большим войском, пройдя Сыгнак, подошёл к городу Сабран, являвшемуся пограничным пунктом владений Тимура в Средней Азии. Но ему так и не удалось взять крепость. Навстречу войску Тохтамыша выступил из Андижана царевич Омар-Шейх, сын Тимура. Битва с войском Тохтамыша произошла недалеко от Отрара и была проиграна Омар-Шейхом. Таким образом, Тохтамыш мог свободно пройти в Мавераннахр, в долину Зарафшана. Разграбив ряд селений и городов, Тохтамыш решил взять Бухару, однако и здесь ему не удалось овладеть городом и крепостью.

Весть об этом походе Тохтамыша дошла до Тимура, который в это время был в Западном Иране. Выступая в поход на Мавераннахр, Тохтамыш подготовил восстание против Тимура в Хорезме. Сделать это было тем легче, что там ещё играла некоторую роль кунгратская династия Суфи, последний представитель которой, Сулейман Суфи, решительно встал на сторону Тохтамыша. Тимур, учитывая всё происшедшее, хорошо видел, что Тохтамыш всерьёз угрожает не только его намерениям в отношении Ирана, но и самому делу объединения Мавераннахра. Вот почему он счёл момент для решительных действий против Тохтамыша вполне подходящим. Первым шагом Тимура в этом направлении был кратковременный поход в Хорезм с целью наказания хорезмийцев и их хорезмшаха Сулеймана Суфи за измену. Быстрым маршем он прошел пустынные районы, перешёл через канал Багдадек и вышел к Ургенчу. Сулейман Суфи бежал к Тохтамышу. Захватив и разграбив Хорезм, Тимур в 1388 г. быстро овладел Ургенчем, который затем был разрушен.

До второй половины 1380-х гг. Тохтамыш был явно сильнее Тимура. Только в конце 1380-х гг., под воздействием похода Тохтамыша в Мавераннахр в 1387 г., Тимур принял решение повести борьбу против Тохтамыша. Однако даже и после этого инициатива первое время была в руках Тохтамыша. В конце 1388 г. последний собрал огромное войско, в состав которого, кроме тюркско-монгольских частей, входили также отряды, составленные из русских, булгар, черкесов, аланов, мокшей, башкир и жителей Крыма, Кафы (Феодосии) и Азака (Азова).

Тимур находился в это время в своей столице - Самарканде. Узнав о новом вторжении войск Тохтамыша, Тимур отдал приказ собрать нужную для похода армию. Закончив нужные приготовления, весной 1389 г. он двинулся в Ак-Орду, где и намеревался встретиться с войском Тохтамыша. Однако на этот раз Тохтамыш сражения не принял и ушёл в степи.

Новый поход против Тохтамыша Тимур начал зимой 1390/91 г. Когда Тимур прибыл в местность Кара-Саман (в районе Отрара), к нему явились послы от Тохтамыша. В послании Тохтамыш писал, что он хорошо помнит все прежние милости и благодеяния Тимура к себе и раскаивается во враждебном поведении по отношению к нему. Заканчивалось письмо обещанием быть верным вассалом и исполнять все приказания Тимура. Тимуру было ясно, что это - лишь дипломатическая уловка врага, которому в данный момент невыгодно принимать решительный бой.18 июня 1391 г. в местности Кундурча, или Кундузча, в долине реки Кундурча, притока Черемшана (на территории Самарской области) войску Тохтамыша не удалось избежать генерального сражения, в котором воины Тимура наголову разгромили противника.

Но поражение Тохтамыша в 1391 г., как бы оно ни было велико, не решило окончательно судьбу ни его самого, ни его государства. Тохтамыш имел ещё немало ресурсов для продолжения борьбы. В 1394 и 1395 гг. он искал дружбы с египетским султаном ал-Меликом аз-Захыром Беркуком, уговаривая его помочь ему в борьбе с Тимуром, который равно был опасен той и другой стороне. Искал в эти годы Тохтамыш и сближения с Литвой. В 1393 г. послы Тохтамыша были в Кракове на приёме у польского короля Ягелло - брата великого литовского князя Витовта (Витольда). Тохтамыш прекрасно понимал, что в его интересах не допускать союза Москвы с Литвой. В споре между ними из-за пограничных земель, а также из-за первенства Тохтамыш явно принял сторону литовского князя. В ярлыке 1393 г. на имя Ягелло Тохтамыш передал ему верховные права на спорные земли, однако при условии признания его (Тохтамыша) суверенитета и выплаты ему дани.

Осенью 1394 г. Тимур получил известие, что войско Тохтамыша прошло Дербент и начало грабить селения и города Ширвана. Тимур отдал распоряжение своим войскам готовиться к походу, так как считал столкновение неизбежным и не видел пользы в том, чтобы его откладывать. В феврале 1395 г. он объявил приказ о походе против Тохтамыша в сторону Дербента. 15 апреля 1395 г. в долине Терека началось одно из крупнейших сражений того времени, решившее судьбу не только Тохтамыша. но и Золотой Орды. Тохтамыш вновь потерпел поражение и бежал в Булар (Булгар) .

Тимур прекрасно понимал, что, благодаря обширности территорий и наличию больших ресурсов, Тохтамыш сможет через некоторое время собрать новые силы и возобновить борьбу. Вот почему он решил направиться на западные улусы Золотой Орды в сторону Днепра, куда скрылись некоторые из эмиров Тохтамыша, в том числе Бек-ярык-оглан и Актау, участвовавшие в сражении на Тереке. Ввиду того, что поход этот требовал значительного времени, а Тимур боялся оставить Мавераннахр и завоёванные города, а также области Ирана без присмотра, он отправил войска во главе с Пир-Мухаммедом в Шираз, а в Самарканд отослал тумен Шемс-ад-дина бахадура. Выйдя к Днепру, Тимур опустошил земли, находившиеся под управлением Бек-Ярык-оглана, эмира Актау и Тимур-оглана. Повернув к реке Дон, Тимур неожиданно двинулся на север на русские города и волости. С большой добычей направился Тимур в Нижнее Поволжье. Продвигаясь через низовья Дона, он разграбил город Азак (Азов). Затем Тимур неожиданно повернул в Дагестан, где его войско взяло ряд крепостей.

В конце 1395 г. Тимур предпринял поход на Сарай-Берке и Хаджи Тархан (Астрахань). Хаджи Тархан, несмотря на крепкие стены, не оказал сопротивления. Тимур наложил сначала на жителей города дань за сохранение их жизней, а потом всё отдал на разграбление своему войску. Перед уходом Тимур приказал выселить всех жителей и поджечь город. Покончив с Астраханью, Тимур отправился в Сарай-Берке, который не мог оказать ему сопротивления. Сарай-Берке был также отдан воинам Тимура на полное разграбление. Опустошённая столица Золотой Орды была подожжена.

Победа Тимура над Тохтамышем, опустошение и сожжение множества городов имели огромное значение для Средней Азии и Восточной Европы. Не только градостроительная культура, но культура в самом широком плане понесла невосполнимый урон. Как заметил Равиль Фахрутдинов, "главной силой, консолидирующий весь тюрко-татарский мир, стал мощный татаро-кипчакский этнос". Именно этому системообразующему этносу, ослабленному социально-экологическим кризисом, и был нанесён Тимуром практически смертельный удар. До нашествия Тимура степная городская цивилизация как система ещё сохраняла способность к самовосстановлению, но после этого момента начали развиваться необратимые процессы, которые обычно или уничтожают, или принципиально изменяют систему. Система перерождается, переходит в новое состояние, уровень самоорганизации её резко снижается. Степное городское общество, которое, по мнению Э.С. Кульпина, было вполне жизнеспособным, исчезло с лица земли. В результате, как утверждает Э.С. Кульпин, Золотая Орда как империя практически перестала существовать уже к XV в.

. Попытка Едигея восстановить могущество Золотой Орды

Тохтамыш стремился вернуться к власти в Улусе Джучи. В 1395 - 1396 гг. он подчинил себе Нижнее Поволжье, где у него было немало сторонников. В арабской исторической литературе, составлявшейся в Египте в конце XIV и первой половине XV в., имеется известие о походе Тохтамыша на Крым в 1396 г. Кафа принадлежала тогда генуэзцам, которые, по-видимому, непосредственно после разгрома Тимуром Золотой Орды, в дни безвластия, захватили в свои руки власть в Крыму. Можно думать, что Тохтамышу удалось тогда захватить Кафу и удержать на некоторое время контроль над Крымом. Но своей победы Тохтамыш использовать не смог. В Золотой Орде у него появился серьёзный соперник в лице Тимур-Кутлуга.

Тимур-Кутлуг-хан был сыном Тимур-хана. Трудно установить точную дату, когда Тимур-Кутлуг впервые появился при дворе Тимура в качестве царевича (оглана). Активно он начинает действовать в свите Тимура лишь с начала военных действий последнего против Тохтамыша.

В течение всего похода 1391 г. Тимур-Кутлуг-оглан, Кунче-оглан и Идике-узбек (Едигей) были на службе у Тимура, выполняя разные его поручения. После победы Тимура у Кундузчи и бегства Тохтамыша, когда они убедились в том, что последний им больше не опасен и что они могут, вернувшись в Улус Джучи, повести среди кочевой знати выгодную им политику, они стали просить Тимура отпустить их в родные земли. Они говорили, что поедут домой, соберут подвластные им племена и приведут их всех с имуществом и скотом к Тимуру. Однако заверения эти не соответствовали их подлинным намерениям. Получив разрешение, они начали устраивать свои дела, готовить передачу престола Тимур-Кутлугу, который как чингисид имел все права занять престол Улуса Джучи. Ни Тимур Кутлуг, ни Едигей не вернулись, сдержал слово только Кунче-оглан, да и тот через некоторое время покинул Тимура.

Что делал Тимур-Кутлуг во время похода Тимура против Тохтамыша в 1395 г., сказать трудно. Ясно только, что Тимур-Кутлуг, находясь под влиянием Идике (Едигея), воспользовался разгромом Тохтамыша в 1395 г. и повёл энергичную политику в расчёте на захват ханской власти в Золотой Орде.

В 1396 - 1398 гг. Тохтамыш успешно вёл борьбу за возвращение Золотой Орде отложившегося от неё Крыма. Однако в 1398 г. против него выступил Тимур-Кутлуг, и Тохтамыш бежал в Литву.

Новый золотоордынский хан знал, что в Литве готовится против него заговор, который надо во что бы то ни стало сорвать. Вот почему уже в следующем (1399) году он отправил послов к великому литовскому князю с требованием выдачи Тохтамыша. На это Витовт ответил отказом. Он начал собирать войско для похода на Золотую Орду. Витовт ставил своей задачей вернуть Тохтамышу не только Золотую Орду, но и Белую Орду, т.е. стремился сделать Тохтамыша ханом всего Улуса Джучи в качестве своего ставленника. Витовт мечтал подчинить себе Орду, что тогда для него по соотношению сил было малореально.

Собрав большое, хорошо оснащённое войско, Витовт в 1399 г. двинулся на татар и разбил лагерь на реке Ворскле. Летописец рассказывает, что Тимур-Кутлуг испугался огромного войска Витовта, не решился на сражение и предложил мир. В это время к Тимур-Кутлугу явился эмир Идике (Едигей) из племени Мангыт.

На исторической арене Едигей появился почти одновременно с Тохтамышем. До 1391 г. он служил Тимуру, помогая ему в борьбе с Тохтамышем. После победы над Тохтамышем Едигей вместе с Тимур-Кутлугом и Кунче-огланом ушёл в родные кочевья. Он искал способа стать фактическим правителем Золотой Орды, но, хорошо зная, что, не будучи чингисидом, он не может претендовать на ханский престол, предпочел иметь при себе номинального правителя в лице хана Тимур-Кутлуг-оглана, внука Урус-хана.

Едигею удалось преодолеть страх Тимур-Кутлуга, отменить его мирные предложения и резко повернуть события в благоприятную для татар сторону. Став во главе ордынского войска, он начал сражение на берегу Ворсклы с литовскими военными силами и отрядом Тохтамыша, который привёл с собой несколько тысяч татар. Витовт получил также помощь и от Тевтонского ордена. Победа склонилась на сторону Тимур-Кутлуга и Едигея. Витовт и Тохтамыш, а также немцы бежали. Татары бросились по их следам и опустошили киевские и литовские земли. С Киева они взяли откуп в 3000 рублей, что по тому времени было огромной суммой.

Битва в долине реки Ворсклы оказалась роковой для Тохтамыша. Больше он никогда не возвышался настолько, чтобы собственными силами вернуть свою власть в Золотой Орде.

февраля 1405 г. скончался Тимур. В государстве Тимура началась смута, приведшая к тому, что в Средней Азии никто больше не вмешивался в дела Восточной Европы. После смерти Тимура в Мавераннахре не нашлось никого, кто мог бы нанести новый удар Золотой Орде. Более того, Едигею на несколько лет удалось захватить Хорезм (1406 г.) .

В 1400 г. Тимур-Кутлуг умер, и в Улусе Джучи начались беспорядки. Чтобы скорее покончить с ними, Едигей нашел нового номинального главу государства в лице Шадибека, сына Кутлуг-бека. По нумизматическим данным, Шадибек царствовал с 1400 по 1408 г., что совпадает с известиями письменных источников, в том числе и русской летописи.

В 1406 г. в Сибири, на территории улуса Шибанидов, по приказу Шадибека был убит Тохтамыш. Согласно Б. Ишболдину, он погиб от руки Нуритдина, старшего сына Едигея. Убийство Тохтамыша близ Тюмени при молчаливой поддержке Шибанидов стало одним из последних событий, связанных с функционированием улуса Шибана как части Золотой Орды. Гибель последнего объединителя Империи Джучидов стала ещё одним шагом к распаду этого государства и образованию на его территории отдельных ханств, среди которых известно и Сибирское ханство. В 1421 г. начался процесс становления Ишимского ханства, а в XV в. Западная Сибирь оказывается в руках Шибанидов.

Шадибек ещё в меньшей мере был самостоятельным государем, чем его предшественник Тимур-Кутлуг. Полным хозяином в Золотой Орде стал эмир Едигей. Шадибеку положение это не нравилось, и он захотел освободиться от временщика. Однако Едигей узнал об этом и стал готовить контрмеры. В развернувшейся борьбе победил Едигей. Шадибек бежал в Дербент, где и нашёл убежище у дербентского эмира Шейха Ибрахима. Здесь, в изгнании, он и умер. Едигей добивался через своих послов у Шейха Ибрахима выдачи беглеца, однако дербентский эмир в этом ему отказал.

Место Шадибека в Золотой Орде занял Булат-Салтан, сын Тимур-Кутлуга. В восточных источниках он известен под именем Пулад-хана. Едигей всячески старался поднять престиж Золотой Орды. Булат-Салтан (Пулад-хан) требовал, чтобы русские князья, как и прежде, ездили в Орду, получали из рук ханов ярлыки на княжение, привозили подарки, разрешали у золотоордынского престола споры друг с другом, как у верховного судьи, и т.д. В 1408 г. Булат-Салтан ходил войной на Литву. В 1408 г. армия Едигея вторглась в пределы Руси, осадила Москву, правитель которой, великий князь Василий I, под различными предлогами отказывался от уплаты дани Золотой Орде. Татары сожгли монастырь Святой Троицы в Свято-Сергеевском и города Ростов, Дмитров, Серпухов и Нижний Новгород. Сам Едигей "вместе со своими войсками располагался в деревне Коломенское в ожидании некоторых подкреплений от русского князя Ивана из Твери, который обещал прислать ему таранные орудия". Вполне возможно, что татары могли в то время заставить Москву капитулировать, однако Едигей, не дожидаясь обещанной помощи, принял от Василия I выкуп в размере 3000 рублей и отступил на юг, уведя с собой тысячи русских пленных. Историки полагают, что Едигей отказался от осады Москвы после получения сообщения от Булат-Салтана о раздорах в Золотой Орде, которые были спровоцированы сыновьями Тохтамыша.

В 1410 г. умер Пулад-хан (Булат-Салтан), и на золотоордынский престол вступил Тимур-хан, сын Тимур-Кутлуг-хана, который выступил против Едигея. По-видимому, враждебные отношения между Едигеем и Тимур-ханом установились не сразу. Этот золотоордынский хан также был посажен на престол Едигеем. Более того, Едигей даже породнился с новым ханом, отдав ему в жёны свою дочь. Однако Тимур-хан сумел склонить симпатии кочевой знати на свою сторону и повёл борьбу с узурпатором.

В самом начале этой борьбы на Улус Джучи напал Джелал-ад-дин, сын Тохтамыша, со своими братьями-царевичами. Немалую роль в успехе Джелал-ад-дина сыграла Литва. Витовт желал проводить самостоятельную политику в отношении татар, он хотел, чтобы там находились на престоле дружественные и даже подчинённые ему ханы. Вот почему он так энергично поддерживал сначала Тохтамыша, а потом его сыновей, и прежде всего - Джелал-ад-дина. Уже при Едигее, когда определилось, что у него имеются соперники, которые, захватив ханский престол, уберут его как всевластного эмира, Золотая Орда стала ареной новых смут, в которые легко можно было вмешаться посторонним силам. На это и рассчитывал Витовт. Как раньше орудием золотоордынской политики Витовта был Тохтамыш, так теперь орудием стал Джелал-ад-дин, которого Витовту и удалось провести на ханский престол в 1411 г.

Не имея сил победить Тимур-хана, Едигей бежал в Хорезм, где, как ему казалось, позиции его были сильны. По дороге Едигей был разбит отрядом Тимур-хана. В 1411 г. Едигей прибыл в Хорезм, где его в течение полугода осаждали войска Тимур-хана. В это время пришло известие, что Джелал-ад-дин, пользуясь отсутствием Тимур-хана (он тоже отправился в Хорезм на борьбу с Едигеем), захватил власть в Золотой Орде. Создалась сложная ситуация. Против Едигея были отряды Тимур-хана и Джелал-ад-дина, оба друг другу враждебные. Один из военачальников Тимур-хана, Газан, приказал одному из своих воинов убить Тимур-хана, после чего перешёл на службу к Джелал-ад-дину. Тимур-хан царствовал всего два года (1410 - 1412) .

Джелал-ад-дин поручил своему военачальнику Каджулай бахадуру покончить с Едигеем. У Едигея воинов было меньше, тем не менее, в происшедшем сражении Каджулай был разбит.

В это время Шахрух, один из сыновей Тимура, правитель Герата, отправил военный отряд в Хорезм, чтобы вернуть его в состав тимуридских владений. Однако отряд этот после ряда неудач вернулся назад. Придавая возвращению Хорезма большое значение, Шахрух отправил туда второй отряд, на этот раз во главе с Шах-меликом. Шах-мелик использовал слабые стороны правления Едигея и его сына в Хорезме и Ургенче) и переманил жителей на свою сторону. В 1414 г. Едигей был выбит из Хорезма.

За год до потери Едигеем Хорезма в Золотой Орде произошла новая смена ханов: в 1412 г. был убит Джелал-ад-дин, и новым правителем стал его брат Керим-Берди. Последний не сумел надолго удержать в своих руках власть, так как у него оказался соперник в лице брата, Кепек-хана. Оба соперничающие хана были во вражде с Едигеем и причиняли ему много затруднений.

К периоду с 1412 по 1419 г. относится много неясного, особенно в жизни Едигея. Он ещё играл определённую роль в Золотой Орде и, по-видимому, владел какой-то ее частью, быть может, даже Крымом. В 1416 г. он вторгся в Литву, разграбил Киев, затем заключил мир с Витовтом. В 1419 Едигей был, согласно египетскому историку XV в. ал-Айни, убит по приказу одного из сыновей Тохтамыша - Кадир-Берди, который после смерти Керим-Берди всё время воевал с Едигеем.

Смуты в Золотой Орде принимали всё более хаотический характер, когда трудно даже установить, кого из соперничающих ханов надлежит признать действительно руководящей фигурой. По сути, Золотая Орда перестала быть единым государством с центральной властью, которой подчинялись бы все татарские улусы. "В известной мере, - писал А.Ю. Якубовский, - можно было бы сказать, что Золотой Орды в прежнем смысле уже не было, остались лишь одни татары, татарские улусы, возглавляемые ханами из дома Бату или Шейбана, т.е. из Золотой Орды или Белой Орды". Едигей был последним из золотоордынских правителей, кто не только стремился вернуть Золотой Орде былое могущество, но и некоторое время успешно проводил активную внешнюю политику.

. События 1419-1502 гг.

После ухода Едигея с исторической сцены процесс дезинтеграции Золотой Орды вступил в новую стадию, которая завершилась образованием внутри улуса Джучи нескольких орд, каждая из которых получила независимость. Одна из них, Ногайская Орда, обосновалась в бассейне реки Яик. Пока монгольский род Мангытов занимал среди ногайцев лидирующее положение, часть половцев и другие тюркские племена тоже входили в эту орду. Восточнее ногайцев, в Казахстане, формировались две других орды, Узбекская и Казахская (последнюю часто называют Киргизской). Обе представляли собой смешение монгольских родов с местными тюркскими племенами. Узбекская Орда сформировалась в 1420-х гг.; Казахскую Орду образовали через тридцать лет. Казахи оставались хозяевами степей на север и восток от Аральского моря, что дало название этому региону (Казахстан) .

Золотая Орда в эти годы смуты и политической анархии, почти хаоса, всё больше теряла свои позиции в оседлых, земледельческих районах. Хорезм при Улугбеке ушёл второй раз из рук золотоордынских ханов, и на этот раз навсегда. Хорезм был богатейшей и культурнейшей областью с высокоразвитым сельским хозяйством, большими торговыми городами и, главное, с огромной местной и транзитной торговлей. Через Хорезм проходили караванные пути в Среднюю Азию, Иран, Монголию и Китай. Переход Хорезма в руки Тимуридов ставил крест на той торговле, которую, по-видимому, собирался возродить Едигей и которая некогда была одним из главных источников богатства ханской казны и золотоордынских купцов.

Свидетельство венецианского путешественника Иосафато Барбаро (1437 г.) определённо указывает, что поволжские города так и не оправились от разгрома их Тимуром в 1395 г. В его сочинении имеется следующее описание Астрахани: "Теперь это почти разрушенный городишко, но в прошлом это был большой и знаменитый город. Ведь до того, как он был разрушен Тамерланом, все специи и шелк шли в Астрахань, а из Астрахани - в Тану (теперь они идут в Сирию)". Венецианец Амброджо Контарини сообщал об Астрахани 1476 года следующее: "Город невелик и расположен на реке Волге; домов там мало, и они глинобитные, но город защищён низкой каменной стеной; видно, что совсем недавно в нём ещё были хорошие здания. Рассказывают, что в старые времена Астрахань была местом крупной торговли, и те специи, которые отправлялись в Венецию из Таны, проходили через Астрахань". В обстановке постоянных перемен власти и вооружённых столкновений рост городов был невозможен. Нечто подобное, но в гораздо меньшей мере, переживал в первой четверти XV в. и Крым, часто переходивший от одного хана к другому.

В связи с падением городской жизни и упадком земледелия в культурных областях не мог в эти годы не усилиться и кочевой сектор Золотоордынского государства. Именно в этой обстановке и подняли головы вожди отдельных мелких татарских улусов. Центробежные силы в степи были представлены, прежде всего, царевичами-чингисидами. Нетрудно представить, как эта взаимная борьба отражалась на самом процессе государственного управления, на ходе поступлений с селений и городов в Булгаре, Нижнем Поволжье, Северном Кавказе и Крыму.

Соперничающие ханы имели при своих дворах таких же чиновников, как и их могущественные предшественники. Дошедшие до нас ярлыки конца XIV в. определённо на это указывают. Пока в Золотой Орде была твёрдая власть ханов, население более или менее знало число платежей и повинностей и их размеры. В периоды же смут и хаоса никто не знал, что, когда и кому он должен платить. Земледельческие области переходили из рук в руки.

Ещё до смерти Едигея власть в Золотой Орде захватил четвёртый сын Тохтамыш-хана - Джаббар-Берди. Произошло это в 1416 г. Точной даты смерти его мы не знаем. Шпулер предполагает, что она относится к тому же 1419 г., когда умер и Едигей.

В 1419 г. золотоордынский трон перешел от детей Тохтамыша к Улуг-Мухаммеду. Фактически его власть признала только западная часть Золотой Орды. Регион нижней Волги контролировал сын Тохтамыша Кепек-хан. В западной части кыпчакских степей власть Улуг-Махмеда также была непрочной; некоторые татарские князья отказывались ему подчиняться. В этих обстоятельствах понятно, что Улуг-Мухаммед обратился за помощью к великому князю Литвы. Витовт, таким образом, получил возможность продолжить свою политику вмешательства в дела Золотой Орды через дружественных ему ханов. Улуг-Мухаммед был почти с самого начала своей власти в хороших отношениях с Витовтом и не раз помогал ему своими отрядами. Одним из его ранних соперников был Давлет-Берди.

Большое значение в жизни степей, или Дешт-и-Кыпчак, имело появление кочевников из районов Западной Сибири во главе с ханом Бораком. Во второй половине апреля 1419 г. в Самарканде при дворе Улугбека появился бежавший из степи (Ак-Орда) царевич Борак. Улугбек хорошо принял царевича и сделал всё, чтобы помочь ему в деле захвата власти в Ак-Орде. Улугбек вёл ту же политику, что в свое время вёл Тимур по отношению к Тохтамышу, т.е. рассчитывал превратить Борак-оглана в своего ставленника, в орудие своей политики. Результаты этой помощи были те же, что и в случае Тимура и Тохтамыша. Борак-оглан, став Борак-ханом, быстро забыл, чем обязан Улугбеку, и повёл самостоятельную политику, которая на Сырдарье была прямо направлена против интересов Мавераннахра.

В 1423 г. Борак-хан разгромил войска Улуг-Мухаммеда и, захватив его владения, объявил себя ханом. Разбитый Улуг-Мухаммед бежал в Литву, где искал убежища и помощи у Витовта. Он появился при дворе Витовта в конце 1424 г. Ещё до бегства в Литву Улуг-Мухаммеда бежал из степи на север, в сторону Рязани сын Тохтамыша Кепек-хан, который в течение более чем десятилетия безуспешно боролся если не за золотоордынский престол, то, во всяком случае, за независимость своего улуса. Борак-хан разбил ещё одного хана - Давлет-Берди. Давлет-Берди, воспользовавшись общим замешательством, захватил Крым (примерно 1425 г.) . Этот шаг имел впоследствии огромное значение, поскольку его родственник Хаджи-Гирей в 1449 г. провозгласил независимость Крымского ханства.

Тем временем Борак вернулся в Казахстан (1425). Теперь он достаточно окреп, чтобы объявить себя независимым ханом - ханом узбеков. Вскоре Улуг-Мухаммед вернул себе Сарай-Берке. Таким образом, вновь на некоторое время Улуг-Мухаммед становится в значительной части татарской степи наиболее влиятельным из соперничающих ханов.

Не без поддержки Витовта Улуг-Мухаммед вторгся в Крым, намереваясь отнять его у Давлет-Берди. Но положение Улуг-Мухаммеда резко ухудшилось после смерти Витовта в 1430 г. В самой Литве единство нарушилось, начались раздоры между двумя группировками. У Свидригайло, преемника Витовта, оказался соперник в лице Зигмунда, сына Кейстута. В 1433 г. Улуг-Мухаммед порвал со Свидригайло и примкнул к группировке Зигмунда. Свидригайло стал поддерживать нового претендента на руководящую роль в Дешт-и-Кыпчак. Этим претендентом оказался Саид Ахмед, сын Тохтамыш-хана. Вскоре власть Саид Ахмеда признал Василий Тёмный.

Теперь в Золотой Орде действовали одновременно несколько соперников - Улуг-Мухаммед, Саид Ахмед и новый претендент Кичик-Мухаммед, сын Темир-хана. Положение Улуг-Мухаммеда ухудшалось с каждым месяцем. Зигмунд не оказался столь влиятельным и надёжным другом, как Витовт; кроме того, литовские дела требовали сближения Зигмунда с Свидригайло, что привело к изоляции Улуг-Мухаммеда. Дела же Саид Ахмеда шли хорошо, особенно после захвата им города Старого Крыма. Под давлением успехов соперника Улуг-Мухаммед должен был покинуть Дешт-и-Кыпчак и уйти на верхнюю Волгу.

Смута продолжалась. В западной части борьба шла между Саид Ахмедом и Улуг-Мухаммедом. Существовали также небольшие татарские группы, которые предпочитали признать сюзеренитет Великого князя Литовского, чем соперничающих ханов. Во главе одной такой группы стоял Еголдай (в польских источниках - Jeholday), который примерно в 1438 г. создал вассальное княжество, носившее его имя, южнее Курска. Регион Нижней Волги контролировал хан Улуг-Мухаммед. Он и Саид Ахмед вынудили Улуг-Мухаммеда отойти на север с остатками своей орды. В 1437 г. он занял город Белёв на Верхней Оке. Этот район, северная часть бывшей Северской земли, находилась тогда под литовским сюзеренитетом. Тем не менее, великий князь Василий II, обеспокоенный появлением татар вблизи московских границ, решил оттеснить их и послал войско. Первое сражение окончилась в пользу русских, и Улуг-Мухаммед запросил мира. Он выразил желание стать союзником Москвы и охранять русские рубежи от общих врагов. Русские отвергли его предложение и настаивали на его уходе из Белёва. Война возобновилась, и на этот раз русские были разбиты. Улуг-Махмед остался хозяином Белёва.

Многие историки полагали, что вскоре после своей победы у Белёва Улуг-Мухаммед повёл свою орду в булгарский регион под Средней Волгой и сел в Казани. Другие авторы, в частности А.Ю. Якубовский и Г.В. Вернадский, не разделяли этой позиции. С их точки зрения, Вельяминов-Зернов убедительно показал, что Казанское ханство основано сыном Улуг-Мухаммеда, Махмудеком, в 1445 г., а не в 1438 г.

В 1439 г. Улуг-Мухаммед появился у стен Москвы. Но он пришёл туда из Белёва, а не из Казани. Армия Улуг-Мухаммеда десять дней штурмовала город, но успеха не добилась. Тогда он отступил в Коломну, сжёг её и, судя по всему, вернулся в Белёв. По пути татары опустошали страну и нанесли русским огромный ущерб, однако набег Улуг-Махмеда продемонстрировал, что сила татар идёт на убыль. Победа, одержанная в 1445 г. Улуг-Мухаммедом над московским войском, в результате которой Василий II попал в плен, по мнению Г.В. Вернадского, была чистой случайностью. Многие татарские князья теперь были готовы пойти на службу или в Литву, или в Московию. Во время набега Улуг-Мухаммед на Москву или вскоре после того один из князей его орды, Бердидад, со своими сторонниками перешёл к Василию II. Другие татарские военачальники вскоре последовали его примеру.

Основание Крымского и Казанского ханств означало, что Золотая Орда превращалась почти целиком в кочевое государство. У нее оставалось теперь, да и то временно, сильно пострадавшее Поволжье от Самары до Астрахани. По сути дела, это была единственная земледельческая и городская база Золотой Орды.

В исторической науке принято считать Казанское и Крымское ханства продолжениями Золотой Орды и называть их татарскими. В отношении Крыма это в значительной мере соответствует действительности, хотя в XV в. татары в основной своей массе были кочевниками. Что же касается крымского крестьянства и особенно городского населения, то здесь была значительная этническая пестрота. В городах было много армян, греков, евреев, имелись и колонии европейцев, особенно генуэзцев и венецианцев. Кочевников - татар и кыпчаков - было в Крыму уже мало, и, по-видимому, XV в. и есть то время, когда некоторые их группы (преимущественно беднейшие слои) начали переход на оседлый труд земледельцев (главным образом, огородников и садоводов).

Иначе дело обстоит с Казанским ханством. Крестьянский труд здесь был основой экономической и культурной жизни. Булгарское население оставалось мало затронутым монгольским влиянием как в этническом, так и культурном отношении до середины XV в. Нельзя отрицать некоторого внедрения кыпчакско-монгольских элементов в состав населения Булгарской области, однако антропологические данные дают в этом вопросе весьма слабые показатели. Следовательно, образование Казанского царства нельзя рассматривать как образование ханства татарского. Только династия и войско были татарскими и пришлыми. Что касается народа, то он в основной своей массе оставался аборигенного происхождения. Таким образом, образование Казанского ханства должно рассматриваться как полное покорение булгарского народа татарским улусом во главе с Улуг-Мухаммедом или его сыном Махмутеком в 1437 или 1445 г.

Распад Золотой Орды выразился не только в отпадении наиболее культурных областей и образовании на их территории самостоятельных царств, но в появлении татарских вассальных княжеств на территории Руси. В конце 1452 г. или начале 1453 г. возникло Городецкое ханство. Его появление связано с именем Касима, брата Махмутека, сына Улуг-Мухаммеда. В 1446 г. Касим вместе со своим другим братом, Якубом (настоящее его имя - Юсуф), пришли со своими отрядами к Василию Тёмному, спасаясь от преследований Махмутека. В течение шести лет они были на службе у московского великого князя со своими отрядами. Служба их оказалась полезной Москве, и Василий Тёмный принял решение передать Касиму Городец, или Мещерский городок, лежащий на Оке в Рязанской области. В 1471 г. городок этот был переименован в Касимов, по имени основателя вассального Москве владения. Если княжество, основанное Еголдаем, оказалось достаточно эфемерным, то Касимовское ханство просуществовало долго, более 200 лет, и оставило значительный след на территории, где оно сложилось.

В Дешт-и-Кыпчак хозяином положения в 40-х гг. XV в. был Саид Ахмед. Со своими западными соседями, с Литвой и Польшей, он был в плохих отношениях, делал на них систематические набеги. Таковы походы Саида Ахмеда на Подолию и Львов в 1442 г., на Литву в 1444 г. и опять на Подолию в 1447 г. Но особенно сильный удар нанесён был Литве в 1449 г., когда Саид Ахмед помог внуку Кейстута занять Киев. Литва в это время была объединена с Польшей и имела с 1447 г. общего с ней государя Казимира IV. Действия Саид Ахмеда склонили Польшу к оказанию помощи Хаджи-Гирею, одному из потомков Тохтамыша, в основании независимого Крымского государства. В 1450-е гг. Саид Ахмед совершал набеги не только на Литву, но и на Москву.

В 1452 г. Саид Ахмед напал на Украину, однако потерпел поражение от Хаджи-Гирея. Несколько лет спустя он вторгся в Крым и осадил Кафу, где находилась резиденция турецкого генерал-губернатора Касим-паши. Султан послал в Крым 10 кораблей с 1000 янычарами, и Саид Ахмед бежал. Крымский хан вновь нанёс поражение Саид Ахмеду и увёл много его подданных в качестве пленных в Крым. Саид-Ахмат бежал в Литву, был арестован и убит в Ковно. Трон Золотой Орды был занят Ахматом (сыном Кучук-Мухаммеда), который рассматривался как друг Литвы.

В середине XV в. владения Золотой Орды фактически ограничивались территориями, лежащими между Самарой и Астраханью. В 1475 - 1476 гг. Ахмат ненадолго подчинил себе Крымское ханство. Он назначил правителем Крыма Джанибека. Имеются все основания считать, что Джанибек от имени Ахмат-хана управлял Крымом в 1476 - 1478 гг. Но в 1478 г. турки захватили Крым и восстановили на крымском престоле Менгли-Гирея.

Ахмат, рассматривавший московского князя Ивана III в качестве своего вассала, не был удовлетворён политикой, проводившейся женой Ивана Софьей Палеолог, племянницей императора Византии. По её совету Иван III закрыл находившуюся в Кремле резиденцию официальных лиц Золотой Орды, которые должны были контролировать действия великого князя. Для того чтобы испугать Москву, Ахмат в 1472 г. дошёл до реки Ока и сжёг город Алексин. Отношения между Москвой и Золотой Ордой в 1480 г. были очень напряжёнными, однако неясно, действительно ли Иван III убил послов Ахмата.

В 1480 г. Золотой Ордой, Литвой и Ливонским орденом была образована антимосковская коалиция. Ливонские рыцари, однако, были вскоре побеждены русской армией у Пскова. Татары должны были наступать до реки Ока, а литовцы - до реки Угра. Союзник Москвы крымский хан Менгли-Гирей напал на Подолию и отвлёк тем самым силы короля Казимира. Хан Ахмат, не получив помощи от Польши, отправил часть своей армии в Литву для получения снабжения и со своими главными силами достиг реки Угра. Иван III был готов идти на уступки хану и направил к нему посла с богатыми подарками, однако Ахмат отказался принять посла, поскольку Москва уже девять лет не платила ежегодную дань Золотой Орде. Он предложил, однако, чтобы Иван III пришёл в ханскую ставку и продемонстрировал покорность путём стояния у стремени коня Ахмата. Ногайский князь Темир также отказался принять подарки от Москвы. Многие представители русской знати советовали Ивану III принять предложение Ахмата, однако такой исход был предотвращён руководителями Русской православной церкви во главе с ростовским архиепископом Вассианом.

В ноябре 1480 г., когда река Угра замёрзла, татары имели возможность атаковать Москву, но вместо этого Ахмат отступил в Литву, где он разграбил 12 городов, чтобы наказать Казимира, не оказавшего ему помощь. По мнению Б. Ишболдина, действительной причиной отступления татар от Москвы явилась внезапная атака на Золотую Орду со стороны верных Москве татар, находившихся под командованием Нурдаулета, брата хана Менгли-Герея. Они взяли столицу Ахмата Сарай-Берке, захватили трофеи, и лишь оглан Обуяз удержал Нурдаулета от полного разгрома волжских татар.

Ахмат покинул Литву с богатыми трофеями, однако Айбак, хан Шибанского владения (Сибирь), вместе с ногайскими татарами преследовал его от Волги до Малого Донца. Хан Ахмат совершил смертельную ошибку, расформировав свою армию около Азова: Айбак проник ночью в палатку, где спал Ахмат, и собственноручно убил его. После этого он захватил жён Ахмата, его дочерей, казну, скот и множество литовских пленных.

Золотая Орда продолжала существовать, русские называли её теперь "Великая Орда Волжских Татар". Трон Ахматa унаследовал его старший сын Муртаза (праправнук Тимур-Кутлуга), который стал впоследствии ханом независимого Астраханского ханства. Казимир, король Польши и Литвы, просил Муртазу напасть на Москву и безуспешно пытался уговорить Менгли-Гирея выйти из союза с Иваном III. В 1485 г. хан Муртаза со своей армией пришёл в Крым, но потерпел поражение от Менгли-Гирея, который взял его в плен и отправил в Кафу. Вскоре Муртаза был освобождён, благодаря успешному рейду в Крым его брата Махмута.

В 1487 г. Муртаза тщетно пытался уговорить Ивана III отправить к нему хана Нурдаулета, которого он хотел поставить на крымский трон. Это было продиктовано его враждой по отношению к Менгли-Гирею, который сообщался с Казанью лишь через Москву и часто захватывал скот, принадлежавший волжским татарам.

В 1491 г. власть в Великой Орде, по-видимому, была в руках двух других сыновей хана Ахмата - Саид Ахмата и Шейх Ахмата. В этот год Иван III отправил армию против Великой Орды. Татарские войска, верные Москве, были под командованием татарского князя Салтагана (сына Нурдаулета), а русские соединения - под командованием князя Оболенского. Менгли-Гирей уклонился от участия в сражении. Сыновья Ахмата потерпели поражение.

Конфликты между двумя правившими братьями продолжались. Хан Шейх Ахмат убил посла хана Саид Ахмата и захватил в плен нескольких его высших чиновников. Шейх Ахмата поддерживал его тесть ногайский князь Муса.

По мнению Б. Ишболдина, в 1501 г. власть в Золотой Орде была сосредоточена в руках хана Шейх Ахмата, который предложил Ивану III союз, направленный против польско-литовского короля Александра, женатого на дочери Ивана III Елене. Соглашение, однако, не материализовалось, поскольку Шейх Ахмат отказался заключить мир с Менгли-Гиреем, которого Иван III считал своим союзником. Вскоре после этого Шейх Ахмат напал с армией в 20 000 воинов на крымского хана Менгли-Гирея, имевшего в своем распоряжении 25 000 человек. Несмотря на войну с Литвой, Иван III направил в Крым верные ему татарские войска, которым в помощь были выделены некоторые русские соединения под командованием князя Ноздреватого. За этими войсками по водному пути были доставлены тяжёлые орудия. Менгли-Гирей, однако, отступил под предлогом, что начался голод, и поджёг степь. Шейх Ахмат оказался в отчаянном положении, поскольку большая часть его армии присоединилась к Менгли-Гирею. Его брат Саид-Ахмат перешёл на сторону Москвы.

Весной 1502 г. Менгли-Гирей победил Великую Орду, вытеснил оставшихся волжских татар из ногайских степей и проинформировал Ивана III, что Золотая Орда прекратила существование. Хан Шейх Ахмат и его два брата просили убежище у турецкого султана, но тот отказался принимать их из-за их борьбы против его вассала Менгли-Герея. Они были вынуждены бежать в Киев, где литовцы отправили их под арест. Король Александр для того, чтобы получить мир, имел намерение передать их Менгли-Гирею, однако Иван III воспрепятствовал этому, уговорив Менгли-Гирея продолжать войну против Литвы. Поляки отправил Шейх Ахмата в Радом, затем - в крепость Ковно, где тот и скончался.

Обычно Шейх Ахмата считают последним правителем Золотой Орды, но Б. Ишболдин называет это мнение спорным, поскольку брат Шейх Ахмата Хозяк-Султан, который был освобождён и возвратился из Литвы в Золотую Орду, в 1515 г. действовал в качестве законного хана.

. Причины распада Империи Джучидов

По мнению Б.Д. Грекова и А.Ю. Якубовского, "Золотая Орда не была государством, выросшим на почве нормального развития какого-нибудь одного народа. Золотая Орда - искусственное государственное образование, сложившееся путём насильственного захвата чужой земли". Авторы книги "Золотая Орда и её падение" дают краткую характеристику данному государственному образованию:

"Что захватили татары на территории Восточной Европы? Крым со старой культурой приморских городов и с пёстрым по своему этническому составу населением, Болгарское земледельческое княжество, культурную полосу торговых волжских поселений и городов, например Саксин, с пёстрым местным населением (остатки хазар, аланов, огузов, перешедших на оседлую жизнь половцев), и огромные пространства степей юго-восточной Европы, где кочевали половцы. К этим чуждым друг другу отдельным областям были присоединены маленький, но богатый городами культурный Хорезм да предгорья Северного Кавказа. Из всего этого пёстрого мира и образовано было государство с татарской властью во главе. Татарские ханы с самого начала опирались на сильные монгольско-тюркские отряды, которые численно росли по мере роста кочевого населения в степях Золотой Орды. Ханская власть обладала огромной казной, которая слагалась из доходов, поступавших путём эксплуатации всех входящих в неё перечисленных выше культурных областей, из даней, которые шли с русской земли, с её земледельческих селений и городов, и, наконец, с той торговли, которую татарские ханы с помощью мусульманских купцов-уртаков вели с соседними странами. Рост золотоордынских поволжских городов опирался не столько на нормальное развитие собственных производительных сил, сколько на средства, добытые путём ограбления других народов. Характерно, что и культура Золотой Орды, материальная и духовная, создавалась не собственными татарскими силами, а руками, знаниями и талантом покорённых народов.

Такое государство, как Золотая Орда, не могло иначе существовать, как только путём насилия, путем ограбления покорённых народов".

Иную оценку Империи Джучидов дает Э.С. Кульпин: "Оплату обществом центрального аппарата управления не только в период расцвета, но даже упадка Золотой Орды нельзя признать чрезмерной, угнетающей экономически население". По его мнению, Золотая Орда в период расцвета - самое свободное государство Европы.

В чём заключалась главная причина распада Золотой Орды? По словам Б.Д. Грекова и А.Ю. Якубовского, "Русь находила в себе силы не только обороняться от татар, но и наносить Золотой Орде удары, которые подрывали её военную мощь. В этом прогрессивном развитии России в XIV-XV вв., в росте её сельскохозяйственной и городской жизни, в развитии ремесёл и политического сознания, в росте её духовных творческих сил, наконец, в любви к родине и независимости, а также в неустанном её сопротивлении и лежит главная причина падения Золотой Орды.

Другая причина лежит в таком же прогрессивном развитии земледельческих народов Средней Азии, для которого Золотая Орда была также значительным препятствием, поскольку она постоянно угрожала поселениям и городам Мавераннахра своими грабительскими набегами и захватническими планами.

Обе эти страны - Русь и государство Тимура и Тимуридов - внесли каждая свою долю в дело ослабления и ликвидации Золотоордынского государства. Как бы ни были сильны татарские ханы, как бы ни были вышколены татарские войска в грабительских набегах на Русь, сколько бы, наконец, ни поставляла кочевая степь туменов конного и пешего войска, как бы велики ни были размеры даней с угнетаемых народов, Золотая Орда неизбежно отставала в культурном развитии, в росте производительных сил. Весьма характерно, что в то время как во второй половине XIV и в XV в. Россия неизменно шла по пути преодоления феодальной раздробленности, к созданию централизованного феодального государства, чему содействовала и сама борьба за независимость Руси, - Золотая Орда не выходила из состояния смут и неотвратимо распадалась на отдельные части".

Газиз Губайдуллин связывал падение Золотой Орды с падением торговли, конкретно, с изменением маршрута великого торгового пути Запад - Восток, уходом его за пределы Золотой Орды и даже с переходом с сухопутных дорог на морские пути. "Как следствие этого, - писал Г. Губайдуллин, - на некогда живой торговой артерии на Волге жизнь совершенно замерла, казна стала пустеть. Сильно пошатнувшаяся экономика страны уже не позволяла содержать войско, необходимое для поддержания внешней и внутренней стабильности. В стране начались беспорядки и даже восстания". Экономическое ослабление повлекло за собой сильное ухудшение качества управления государством, которое сопровождалось падением морали в высших слоях общества.

По мнению Бориса Ишболдина, падение Золотой Орды была вызвано братоубийственными войнами, в течение которых татары систематически ослабляли себя, и чрезмерным доверием ордынских правителей недолговечным и коварным союзникам.

Э.С. Кульпин придерживается иного мнения. С его точки зрения, у золотоордынской цивилизации "было целых две ахиллесовы пяты. Первое слабое место - неспособность общества освоить степь для земледелия, прежде всего зерноводства, в объёме, достаточном для дальнейшего развития городов. Вдоль рек, на которых стояли города, развивалось преимущественно садоводство и бахчеводство. Хозяйственным основанием благополучия степной гардарики оставалось экстенсивное животноводство. Рост поголовья скота обусловил превращение лесостепей в степь, лесов - в лесостепи". Результатом чрезмерного выпаса скота стал экологический кризис, который спровоцировала беспрецедентно жестокая двадцатилетняя засуха, завершившаяся в 1378 г. Засуха вызвала массовую гибель скота и подорвала хозяйственное благополучие общества, практически не знавшего голодовок (в то время как в Западной Европе того времени голод был хроническим состоянием). Вторым слабым местом, согласно Э.С. Кульпину, была чрезмерная ориентация на обслуживание торговых путей Запад - Восток и Север - Юг, вместо стимулирования развития внутренних производства и хозяйственных связей. Это сказалось в 1351 г., когда с началом восстания в Китае против монголов перестал функционировать Великий Шёлковый Путь - источник финансового благополучия империи (окончательное падение монгольской Юаньской династии произошло в 1367 г.) . Эти два обстоятельства обусловили комплексный социально-экологический кризис, затронувший одновременно и природу, и общество.

Итак, по Э.С. Кульпину, самое богатое государство Европы "не выдержало испытания временем. В её центральной части не успел сложиться системообразующий этнос, вбирающий в себя представителей всех народов империи. Хотя материальная культура была высокой, самосознание общества не достигло уровня, когда начитается устойчивый процесс саморазвития городов, а в них - промышленности, торговли и инфраструктуры; в эпоху расцвета степные города создавались по ханским приказам. Наконец, это общество оказалось недостаточно интеллектуально развитым, чтобы не спровоцировать хозяйственной деятельностью экологический кризис, масштабы которого ещё предстоит выяснить, но который, видимо, сломал государство".


Заключение


В первой половине XIV вв. Золотая Орда была не только самым большим по территории и численности населения, но, по-видимому, и самым богатым государством в Европе и Центральной Азии. Оно простиралось на огромной территории: от Карпат на западе до Алтая на востоке и от Белого моря на севере до Черного моря и Приаралья на юге. Богатство и могущество во многом проистекало из роли Золотой Орды как посредника в материальном обмене Запада и Востока. Через это государство проходила большая часть Великого Шелкового Пути, а обслуживание транспортных коммуникаций стало одной из его главных функций.

В Золотой Орде под единой политической властью оказались не просто многочисленные народы и земли, но народы, жившие вдали друг от друга независимой экономической и культурной жизнью. На юге, в низовьях Амударьи, в оазисе, окружённом пустынями и полупустынями, жили мусульмане-хорезмийцы, говорившие на фарси, и разноязыкие народы Северного Кавказа и Крыма (в своем большинстве в XIII - XIV вв. ещё христиане). Севернее их в широкой полосе степей кочевали тюркоязычные скотоводы-язычники, мусульмане, христиане и иудеи. Далее на север в лесостепях и лесах жили славяне, балты, финно-угорские племена, тюрки-булгары, чуваши, башкиры. Кроме славян, скорее номинально, чем фактически, принявших христианство, остальные народы не были конфессионально объединены, делясь на христиан, мусульман и язычников.

Золотая Орда не была государством, выросшим на почве нормального развития какого-нибудь одного народа. Золотая Орда - искусственное государственное образование, сложившееся путем насильственного захвата чужой земли. Территории Золотой Орды были населены покорёнными народами, в культурном отношении стоящими неизмеримо выше завоевателей. Жители Хорезма, Крыма, Булгара, Северного Кавказа - земледельцы и горожане - имели своё культурное прошлое, свою богатую экономическую и культурную базу. Под властью золотоордынских ханов они продолжали развиваться. Наряду с земледельческими областями, Улус Джучи включал в себя огромные степи, где жило большое количество кочевников. Численно кочевая часть Улуса Джучи, быть может, и не преобладала над оседлой, однако в области политической она играла первенствующую роль.

Золотая Орда, со всеми её землями и населением, принадлежала роду Джучидов, из которого и происходили все ханы, правившие страной в XIII - XIV вв. Ханам принадлежала верховная власть в стране и суверенитет над её территорией. Именно они наделяли улусами и должностями других чингисидов и своих вассалов, осуществляли внутреннюю и внешнюю политику, в том числе устанавливали новые законы, вводили налоги, чеканили монету и командовали войсками. Представители знати - эмиры, беги, нойоны - стояли во главе отдельных кочевых племён, возглавляли в качестве тысячников, темников и более крупных войсковых начальников отдельные части золотоордынского войска (центр и крылья). Одни из них жили при ханском дворе, начальствовали над отдельными отрядами его войска, руководили отдельными ведомствами центрального управления, другие были наместниками в разных областях государства, третьи жили в степи, в качестве глав отдельных племён.

Золотая Орда строила свою центральную и областную власть на сочетании монгольских обычаев и административной практики покорённых стран. Кроме центральных властей, внутри Улуса Джучи существовала разветвлённая система гражданского чиновничества и иерархическая военно-ленная организация, пронизывающая сверху донизу все государство.

Организовав политическую власть, ханы Золотой Орды своё внимание сосредоточили на восстановлении торговли, ремесел и связанной с ними городской жизни. Это - одна из наиболее ярких сторон истории Золотой Орды. Скорее всего, не общие соображения о культурном значении городов, а простой расчёт на большие доходы, которые будут поступать в ханскую казну с торговли и ремесёл в виде различного рода пошлин, руководили Узбек-ханом и другими правителями Золотой Орды. Они отлично осознавали, какие выгоды можно извлечь из пролегавших здесь торговых путей. Правительство Золотой Орды в полной мере использовало положение моста между Западом и Востоком. Оно стало действовать в направлении, которое благоприятствовало экономическому развитию. В Империи Джучидов был создан и вплоть до середины XIV в. поддерживался режим наибольшего благоприятствования для иноземцев, занимавшихся торговлей и производством. Что касается своих купцов, правительство не только предоставляло им льготы, но ссужало их деньгами. Никогда до этого времени торговля Азии с Европой не достигала таких размеров, как в эпоху Золотой Орды.

После смерти Узбек-хана положение дел в Улусе Джучи стало постепенно меняться. Твёрдый порядок начал подрываться внутридинастическими распрями.

-е - 70-е гг. XIV в. для Золотой Орды - годы политического, экономического и экологического кризиса. Советская историография при рассмотрении вопроса о причинах "Великой Замятни" акцентировала внимание на феодальной раздробленности и вспышке децентрализующих тенденций, которые привели фактически к временному распаду государства. В настоящее время исследователи приходят к выводу, что в результате сочетания неблагоприятного геополитического фактора с экологическим кризисом и кризисом верховной власти экономика Золотой Орды из стагнационного режима перешла в режим перманентного кризиса. При этом невозможно было восполнить потери одной из составляющих экономики дополнительным производством в другой, т.к. кризис затронул одновременно всё производство кочевников, а также лишил их возможности получать "престижные" товары с оседлых территорий (путем набегов и взимания дани). Лишь с прекращением засухи в 1378 г. и стабилизацией внутриполитических отношений, связанной с приходом к власти Тохтамыша в 1380 - 1381 гг., хозяйство Золотой Орды начало восстанавливаться.

В 1361 - 1380 гг. единой Империи Джучидов, по сути, не существовало. Она разделилась на несколько независимых друг от друга государств, каждое из которых имело своего хана-чингисида. При этом смута в то время ещё должна была восприниматься как временное явление. Восприятие территорий Восточной Европы, как частей единого государства ещё долго сохранялось, что и обеспечило успех его воссоздания Тохтамышем. Практически все претенденты боролись в XIV в. за власть над всей страной, и только в следующем веке они стали довольствоваться её богатыми, самодостаточными частями.

К 1377 г. выявилось два наиболее крупных лидера, поделивших между собой территорию империи. Восточная (с Сараем) была под властью Урус-хана, западная часть империи принадлежала Мамаю и его ханам. Мамай стремился подчинить себе всю Золотую Орду, но ему это не удалось. Поволжьем он так и не овладел и только весьма короткое время был хозяином Астрахани и Волжской Булгарии. В основном Поволжье оставалось за соперничавшими ханами, по большей части из ак-ордынской ветви Джучидской династии.

Между тем, стремление к объединению страны и возрождению её великодержавия не потеряло своей исторической инерции. Выразителем этих интересов стал хан Тохтамыш. Он не только завоевал ханский престол, но и укрепил власть центра над улусами, подавив сепаратизм Руси и других регионов (разорение Москвы и Булгарии в 1382 г.). Тохтамыш взял курс на возрождение могущества Золотой Орды и её великодержавной политики. Но его желание вернуть Золотой Орде былое величие привело к военным катастрофам в войнах Тимуром (1391 и 1395 - 1396 гг.).

Разрушая ордынские города, Тимур стремился к максимальному подрыву караванной торговли между Европой и Китаем через Крым, Нижнее Поволжье и Хорезм. После поражения Тохтамыша начался резкий упадок торговли и ремесленного производства на территории всей Золотой Орды. Золотая Орда потеряла своё великодержавное положение.

Новые попытки вернуть стабильность Улусу Джучи, предпринятые беклярибеком Едигеем, на некоторое время укрепили страну и сняли внутреннее напряжение. Его правление при номинальных ханах ознаменовалось рядом внешнеполитических успехов (особенно яркими были разгром Витовта в 1399 г., осада Москвы в 1408 г. и поход на Мавераннахр в 1405 г.). Но уже в первой половине XV в. мы видим отпадение от Золотой Орды двух наиболее богатых и культурных областей - Крыма и Волжской Булгарии. В дальнейшем центробежные тенденции лишь усиливались, и, по-видимому, в 1502 г. бывшая Золотая Орда распалась уже окончательно.

Существует множество мнений относительно причин дезинтеграции Империи Джучидов. Из современных исследователей, по-видимому, наиболее близки к истине Е.И. Сорогин, Д.М. Исхаков и И.Л. Измайлов, полагающие, что следует учитывать и внешнеполитические, и внутриполитические, и социально-экономические, и экологические, и демографические факторы, при этом рассматривать их не изолированно, а в комплексе.


Источники и литература


Источники

1.Барбаро, Иосафат. Путешествие в Тану/Барбаро и Контарини о России. - М., 1971

2.Контарини, Амброджо. Путешествие в Персию/Барбаро и Контарини о России. - М., 1971

Литература

3.Вернадский Г.В. Монголы и Русь. - Тверь - Москва, 1997

4.Газиз (Г. Губайдуллин). История татар. - М., 1994

.Греков Б.Д., Якубовский А.Ю. Золотая Орда и ее падение. - М. - Л., 1950

.Егоров В.Л. Золотая Орда перед Куликовской битвой // Куликовская битва. - М., 1980

.Егоров В.Л. Золотая Орда: мифы и реальность. - М., 1990

.Егоров В.Л. Историческая география Золотой Орды в XIII - XIV вв. - М., 1985

.Исхаков Д.М., Измайлов И.Л. Этнополитическая история татар в VI - первой четверти XV в. - Казань, 2000

.Ишболдин Б. Очерки из истории татар/Пер. с англ.В.С. Мирзаянова. - Казань, 2005.

.Карпов С.П. Итальянские морские республики и южное Причерноморье в XII I - XV вв.: Проблемы торговли. - М., 1990

.Костюков В.П. Была ли Золотая Орда "Кипчакским ханством"? // Тюркские народы России и Великой степи. - М., 2006

.Крадин Н.Н. Кочевники, мир, империи и социальная эволюция/Альтернативные пути к цивилизации: Кол. монография/Под ред.Н. Н. Крадина, А.В. Коротаева, Д.М. Бондаренко, В.А. Лынши. - М., 2000

.Крамаровский М.Г. Петрарка о бедах Скифии (Золотой Орды) в 1360-х гг. // История и современность. - 2007. - № 2

.Крамаровский М.Г. Золотоордынский город Солхат-Крым. К проблеме формирования городской культуры (новые материалы) // Татарская археология. - 1997. - № 1

.Кульпин Э.С. Золотая Орда (Проблемы генезиса Российского государства). - М., 1998

.Кульпин Э.С. Цивилизационный феномен Золотой Орды (Колонизация южнорусских степей в XIII - XV веках) // Общественные науки и современность. - 2001. - № 3

.Маслюженко Д.Н. Шибаниды в золотоордынских делах во второй половине XIV - начале XV веков: Истоки сибирской государственности // Северный регион: наука, образование, культура. - 2007. - № 2 (16)

.Мохов Н.А. Молдавия эпохи феодализма. - Кишинев, 1964

.Наби, Рустам. Правда о "Куликовской битве". - Казань, 2004

.Нефедов С.А. Теория культурных кругов и проблема влияния монгольского завоевания на формирование российской цивилизации // Ойкумена. - 2008. - № 2

.Саблуков Г.С. Очерк внутреннего состояния Кипчакского царства. - Казань, 1895

.Сафаргалиев М.Г. Распад Золотой Орды. - Саранск, 1960

.Семенов А.А. К вопросу о происхождении и составе узбеков Шейбани-хана. - #"justify">.Сорогин Е.И. Геополитический фактор как элемент экономического развития Золотой Орды в период "Великой Замятни" (1359 - 1380) // Вестник Челябинского государственного университета. - 2009. - № 16 (154). Серия "История". - Вып.32

.Сорогин Е.И. Причины "Великой Замятни" как общего кризиса высокоразвитого кочевого общества // Северный регион: наука, образование, культура. - 2007. - № 2 (16)

.Султанов Т.И. Чингиз-хан и Чингизиды. Судьба и власть. - М, 2007

.Трепавлов В.В. Государственный строй Монгольской империи XIII в. Проблема исторической преемственности. - М. 1993

.Трепавлов В.В. История Ногайской Орды. - М., 2002

.Усманов М.А. Жалованные грамоты Джучиева Улуса XIV - XVI вв. - Казань, 1979

.Фахрутдинов Р.Г. Золотая Орда и ее роль в истории татарского народа // Из истории Золотой Орды. - Казань, 1993

.Федоров-Давыдов Г.А. Золотоордынские города Поволжья. - М. 1994

.Федоров-Давыдов Г.А. Общественный строй Золотой Орды. - М., 1973

.Федоров-Давыдов Г.А. Торговля нижневолжских городов Золотой Орды/Материалы и исследования по археологии Поволжья. - Вып.1. - Йошкар-Ола, 1998

.Шамильоглу Ю. "Карачи беки" поздней Золотой Орды: заметки по организации монгольской мировой империи // Из истории Золотой Орды. - Казань, 1993


Теги: Тенденции общественного и политического развития, наблюдавшиеся в Золотой Орде в 1300–1502 гг.  Диплом  История
Просмотров: 2364
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Тенденции общественного и политического развития, наблюдавшиеся в Золотой Орде в 1300–1502 гг.
Назад