Становление и трансформация китайской общины в США во второй половине XIX – первой половине XX вв.


ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

Становление и трансформация китайской общины в США во второй половине XIX - первой половине XX вв.


Введение


Мир бы столь не изменился, а Америка никогда бы не стала Америкой, если бы не было иммигрантов. Одной из самых крупных иммиграционных групп в Новом Свете в XIX-XX вв. были китайцы. Их вклад в развитие социально-экономического и культурного благосостояния молодого государства поистине неоценим. Но, как это ни парадоксально, именно выходцы из Китая стали объектом жестокой дискриминации со стороны американского общества. Они прошли долгий и трагичный путь, полный препятствий и унижений, прежде чем стать одной из самых больших и влиятельных на сегодняшний момент общин США.

Актуальность избранной темы обусловлена рядом причин. Во-первых, на современном этапе практически отсутствуют исследования по вопросу истории китайской общины в США. Процесс ее становления и трансформации во второй половине XIX - первой половине XX вв. - малоизученная в России, но очень содержательная в научном и практическом плане тема. В данном случае представляется возможным восполнить этот пробел в истории американо-китайских отношений и представить его как единый комплекс знаний, имеющий теоретическую и практическую значимость. Во-вторых, изучение китайской общины в США имеет особый интерес в нынешней международной обстановке, когда у Китая и Соединенных Штатов существует много общих интересов, область которых постоянно расширяется.

Цель настоящей дипломной работы - проследить процессы формирования, развития и преобразования китайской общины в США на основе анализа особенностей жизни, быта и религиозной организации выходцев из Китая в условиях жесткой антикитайской иммиграционной политики в контексте и с учетом конкретного исторического времени.

Реализация данной цели обусловила постановку и решение следующих задач:

выявить причины прибытия китайцев в США, особенности их поселений и сфер занятости;

охарактеризовать материально-бытовые условия проживания китайских

иммигрантов в Соединенных Штатах в период формирования общины;

рассмотреть антикитайское иммиграционное законодательство в США на этапе становления китайской общины;

проанализировать иммиграционную политику Соединенных Штатов по отношению к выходцам из Китая в 1880-е-1940-е гг.;

раскрыть специфику жизни и быта китайских иммигрантов в «эпоху изгнания»;

изучить организацию религиозной жизни американских китайцев в годы их изоляции.

Хронологические рамки работы охватывают вторую половину XIX - первую половину XX вв. Этот период можно условно разбить на два этапа, при этом за критерий периодизации взят социально-политический фактор: 1) с 1840-х по 1882 гг. характеризуется началом масштабной китайской иммиграции в США в период золотой лихорадки и формированием американского иммиграционного законодательства; 2) с 1880-х по 1940-е гг. - время, более известное как «эпоха исключения», когда правительство Нового Света предприняло беспрецедентные меры противодействия беспрепятственному доступу новых переселенцев из Китая на территорию Америки. Выбор начальной хронологической границы - 1840-е гг. - обусловлен тем, что именно в это время сложная внутриполитическая обстановка в Китае побудила множество китайцев искать средства к существованию на североамериканских просторах. Конечную хронологическую границу исследования, 1943 г., определило принятие Акта об аннулировании Закона 1882 г. (The Chinese Exclusion Repeal Act), которое ознаменовало собой окончание «эпохи изгнания», нашедшее отражение в смягчении американской иммиграционной политики в отношении выходцев из Поднебесной.

Для раскрытия выбранной темы был привлечен широкий спектр англоязычных источников как официального, так и неофициального характера. Особую значимость для разработки исследования представляли документы, хранящиеся в архивах США, которые сегодня находятся в свободном доступе на серверах мировой компьютерной сети. Прежде всего, в качестве официального источника нами были проанализированы данные девятой по счету переписи населения США (1870 Census of population and housing). Она состоялась 1 июня 1870 г., а ответственным за ее проведение был назначен генерал Фрэнсис А. Уокер (Francis A. Walker). Перепись 1870 г. - первая в своем роде перепись, в которой отражены сведения относительно регионов с высокой концентрацией иммигрантов. В этом состоит ее особая показательность. Материалы переписи включают 3 тома, содержащих обширные данные о домовладениях, налогообложении, религиозных объединениях, количестве бедных в стране, уровне смертности и прочую информацию, а так же сборник карт и отчет Комитета переписи Конгрессу.

К разряду официальных источников следует отнести и Закон Пейджа (The Page Law) - первый федеральный закон об иммиграции. Предпосылкой принятия данного нормативно-правового акта стали опасения многих американских граждан, вызванные ростом числа китайского населения на Западе. Тогда, в декабре 1874 г., президент Соединенных Штатов Улисс Грант (Ulysses S. Grant) признал необходимым ужесточение мер в отношении двух негативных последствий китайской иммиграции - принудительного труда и проституции. Последовала незамедлительная реакция: представитель от штата Калифорния, республиканец Хорэйс Ф. Пейдж (Horace F. Page) разработал законопроект, создающий механизм, который позволял сначала использовать китайских мигрантов в виде рабочей силы, а потом - выдворять их из страны по истечении трудовых контрактов. Закон был одобрен Конгрессом 3 марта 1875 г. Он включает 5 статей, направленных на регулирование китайской миграции, которая стала носить неуправляемый характер.

Большое значение для изучения заявленной темы имел анализ Акта об исключении китайцев (The Chinese Exclusion Act), имеющего статус официального источника. Массовая иммиграция выходцев из Китая на Запад страны продолжалась. Вместе с тем набирали обороты и антикитайские настроения, царившие среди белого населения Америки. Выразителями общественного мнения в то время стали лидер Рабочей партии (Workingmans Party) Денис Кирни (Denis Kearney) и губернатор Калифорнии Джон Биглер (John Bigler), которые обвиняли китайских «кули» в «краже» рабочих мест у белых американцев, а также в снижении уровня заработной платы в целом. Кроме того, существовала и другая антикитайская группировка, созданная в Калифорнии, - Высший совет белокожих (Supreme Order of Caucasians). Все вместе они лоббировали принятие закона, который бы ввел запрет на любую китайскую иммиграцию и/ или натурализацию уже проживающих в США китайцев. Несомненно, решительную поддержку в продвижении законопроекта оказывали и различные профсоюзные организации, включая Рыцарей Труда (Knights of Labour). К 1878 г. Конгресс решил принять подобный закон, однако тогда президент Хейс (Hayes) воспрепятствовал его намерениям, наложив вето. Противники законопроекта, имевшего явную антикитайскую направленность, были и среди сенаторов. К примеру, республиканец Джордж Фрисби Хор (George Frisbie Hoar) считал, что данный документ будет способствовать лишь легализации расовой дискриминации. Тем не менее, 6 мая 1882 г. Акт об исключении китайцев, состоящий из преамбулы и 15 статей, был принят. Это первый и единственный официальный закон в истории США, направленный против представителей конкретной национальности.

Еще один официальный источник, исследуемый в данной работе, - Акт Скотта 1888 г. (Scott Act, 1888), внесенный на рассмотрение председателем Национального комитета Демократической партии Уильямом Лоренсом Скоттом (William Lawrence Scott) и подписанный 1 октября президентом Кливлендом (Cleveland). Первоначально между американским и китайским правительствами было достигнуто соглашение, именуемое в литературе как «договор Баярда-Джана» (Bayard-Zhang Treaty), предусматривавшее приостановление китайской иммиграции и возвращение китайских рабочих в США в течение двадцати лет. Но поскольку в Китае у него было много противников, руководство приняло решение не ратифицировать данный договор. В одностороннем порядке законопроект был одобрен в США, но уже под другим названием. Он включает в себя преамбулу и 4 статьи, которые раз и навсегда запретили иммиграцию рабочих из Китая.

При написании настоящей работы нами были использованы материалы судебного дела «Соединенные Штаты против Вун Ким Арка» (The United States vs. Wong Kim Ark Process), которые также следует считать официальным источником. Суть данного дела сводится к следующему: в соответствии с Законом 1882 г., китайцу Вун Ким Арку, рожденному на территории США, было отказано в возвращении в Штаты после поездки за границу. Молодой человек решил оспорить в суде отказ правительства признать его гражданство с помощью адвоката, предоставленного ему Китайской объединенной благотворительной ассоциацией (Chinese Consolidated Benevolent Association). Служащие госаппарата понимали, что решение вопроса в данном случае имело большое значение не только для китайцев американского происхождения, но для всех американских граждан, чьи родители принадлежали к числу иммигрантов. В связи с проходившими президентскими выборами 1896 г. рассмотрение дела было ускорено. В результате, в 1898 г. суд постановил, что положения Акта об исключении китайцев 1882 г. не применимы к Вун Ким Арку, так как согласно 14-й поправке к Конституции он признавался урожденным гражданином Соединенных Штатов Америки. Решение, вынесенное Верховным судом США, создало важный правовой прецедент о роли «права почвы» как одного из принципов приобретения гражданства. Данные судебного процесса подробно изложены в форме текста и представлены на официальном сайте Телекоммуникационного образовательного центра (The Center for Educational Telecommunications).

Безусловно, к числу официальных источников относится Закон о пролонгировании Акта об исключении китайцев (The Chinese Exclusion Extension Act), который запрещал въезд на территорию США лиц китайской нации на бессрочный период времени. Данный нормативный акт был принят в 1904 г., в условиях, когда царившие в то время антикитайские настроения достигли своего апогея. Его принятию предшествовали одобренный Конгрессом США Закон Джиари (The Geary Act) от 1892 г. и пересмотр Закона 1882 г. в 1902 г. Как и в случае с самим Актом об исключении китайцев, активную поддержку в продвижении законопроекта о его продлении оказывали профсоюзные организации, а также организации левоцентристского толка. Исключение составляли Индустриальные рабочие мира (Industrial Workers of the World) - объединение профсоюзных активистов со всей территории Соединенных Штатов, чьим девизом было «несправедливость в отношении одного - несправедливость для всех».

Кроме того, был проведен анализ документов официального характера таких, как Акт Кэйбла 1922 г. (Cable Act) и Иммиграционный закон 1924 г. (The Immigration Act). Акт Кэйбла, названный так по имени своего автора Джона Л. Кэйбла (John L. Cable), представителя от штата Огайо, предусматривал лишение гражданства женщин, состоявших в браке с иностранцами азиатского происхождения. Он также известен как «Закон о гражданстве замужних женщин». Данный нормативно-правовой акт практически полностью аннулировал положения федерального закона об иммиграции 1907 г., который обязывал женщин при вступлении в брак принимать гражданство мужа. Проблема подтверждения гражданства для женщин стала особенно актуальной после вступления в силу в 1920 г. 19-й поправки к Конституции США, гарантирующей им право голоса. Образованная в 1919 г. Лига женщин-избирательниц (League of Women Voters) активно отстаивала гражданские права американок, бывших замужем за иностранцами. Однако любые их попытки были тщетны. Акт Кэйбла был официально отменен лишь в 1936 г. Что же касается Иммиграционного закона 1924 г., то он впервые в американской истории устанавливал квоты на въезд в США граждан из каждой отдельной страны. Помимо этого, он был направлен на ограничение въезда китайских женщин и ущемление их в правах. Пропоненты закона А. Джонсон (A. Johnson) и Д. Рид (D. Reed) стремились стабилизировать этнический состав населения страны, и Конгресс поддержал их в этом стремлении. Поддержала принятие закона и Американская федерация труда (American Federation of Labor). Тем не менее, девять сенаторов и несколько членов Палаты представителей выступили против. Среди них самым ярым противником реализации рассматриваемого законопроекта стал Эммануэль Селлер (Emanuel Celler), делом всей жизни которого стала борьба за отмену Иммиграционного закона 1924 г.

Важную роль в настоящем исследовании сыграл анализ Акта об аннулировании Закона 1882 г., являющегося официальным источником. Он был внесен на рассмотрение Конгресса членом Палаты представителей Уорреном Магнусоном (Warren G. Magnuson) и принят во время Второй Мировой войны, в 1943 г., в доказательство союзнических отношений между США и Китаем. Американцы опасались возможного альянса Китая и Японии, поскольку он повлек бы за собой объединение остальных стран Азии. В таком случае США остались бы в меньшинстве, чего никак нельзя было допустить. Закон Магнусона помог наладить американо-китайские отношения и избежать слияния интересов двух азиатских стран. Документ состоит из преамбулы и трех статей.

Нами также были использованы фрагменты из коллекции источников «Калифорния, какой ее видел я: рассказы от первого лица» («California as I Saw It: First-Person Narratives of California's Early Years, 1849-1900») - «Петиция от выходцев из Китая президенту Соединенных Штатов Гранту» («A Memorial from Representative Chinamen to President U.S. Grant») и «Рассуждения Дэвида Филипса на тему «китайского вопроса» («David Philips Discusses the «Chinese Question»), которые следует отнести к разряду неофициальных источников. «Петиция…» - это послание представителей Китайской объединенной благотворительной ассоциации президенту США Гранту, датированное 1876 г., в котором излагались факты негуманного обращения с китайскими иммигрантами. Однако это была не единственная цель, которую преследовали создатели петиции. Подобным образом они хотели развеять мифы, связанные с превышением их полномочий в отношении китайцев, проживающих в Америке. Этот документ был перепечатан в книге «Калифорния и Запад» («California and the West») Л. Вернона Бриггса (L. Vernon Briggs) в 1881 г. В свою очередь «Рассуждения на тему «китайского вопроса» - выдержка из опубликованной в 1877 г. книги «Письма из Калифорнии» («Letters from California»), в которой автор Дэвид Филипс затронул острую социально-политическую тему, касающуюся пребывания китайских иммигрантов в Калифорнии. На протяжении многих лет Филипс работал в качестве редактора в журнале «Иллинойс Стейт Джорнал» (The Illinois State Journal). Свои впечатления от Калифорнии, в том числе и от проживающей там китайскоговорящей части населения, он составил во время поездки в этот штат, в надежде, что смена климата поможет излечить его болеющего туберкулезом сына. Первоначально все свои заметки Дэвид Филипс публиковал в упомянутом выше журнале.

К числу неофициальных источников можно отнести и проект профессиональной журналистки Лидии Лум (Lydia Lum) «Энджел Айленд: переселение китайских американцев» («Angel Island: Immigrant Journeys of Chinese Americans»). Проект представляет собой уникальную коллекцию воспоминаний и фотографий китайских иммигрантов, волей судьбы и правительства Соединенных Штатов задержанных на иммиграционной станции в заливе Сан-Франциско в период между 1910-1950 гг. Собранные материалы опубликованы в открытом доступе на официальном сайте Angel-Island. Com в 1998 г. с целью привлечь внимание к этому малоизвестному факту, имевшему место в американской истории.

Продолжая тему невольников Энджел Айленда, нельзя не сказать о поэзии, через которую они пытались передать всю тяжесть их деморализующего и унизительного положения. Часть стихов, нацарапанных на стенах станции, дошла до наших дней и была переведена с китайского языка на английский. Нами они были использованы в качестве неофициальных источников. Сегодня их можно найти в сети Интернет, на сайте Cetel. Org, посвященном предкам китайцев в Америке.

Подводя черту под списком использованных в настоящей работе источников, следует упомянуть и сборник «Истории китайских американцев: от «золотой лихорадки» до наших дней» («Chinese American voices: from the gold rush to the present») под редакцией китайцев американского происхождения Дж. Янг (J. Yung), Х. Марк Лая (H. Mark Lai) и Г. Чанга (G.H. Chang), представляющий собой собрание документов неофициального характера. Среди них - письма, устные истории, мемуары, эссе, которые никогда не издавались прежде или были переведены на английский язык впервые. Сборник содержит в себе три части в соответствии с определенным периодом истории китайской общины в США. Исследователи постарались дополнить текстовый материал различного рода иллюстрациями, что позволяет составить более полную картину событий, происходивших с китайским иммигрантами в Новом Свете в рассматриваемый промежуток времени.

Анализ литературы, освещающей вопросы истории китайской общины в США в конце XIX - первой половине XX вв., показывает, что для российской науки тема дипломной работы является достаточно малоизученной. Тем не менее, стоит упомянуть работы Н.В. Кухаренко, посвященные рассмотрению проблем китайской миграции и специфики развития традиционных китайских религиозных верований в американском обществе. В своих трудах автор, наряду с историческим, применяет также характерный для него религиоведческий подход. Большой интерес для изучения заявленной темы имела работа С.Р. Лайнгер, в которой анализируются проблемы китайской эмиграции в различные страны, в том числе и в Соединенные Штаты.

В западной, в частности в американской, науке проблема становления и развития китайской общины в США, распространения китайской культуры и религиозных верований получила гораздо более широкое освещение. Однако большая часть исследований ограничивается частными аспектами, в соответствии с которыми можно условно выделить два направления.

Первое - историческое направление. К нему, безусловно, относятся работы таких ученых, как С. Кассель, Э. Ли, В. Вэй. Авторам удалось подробно описать процесс китайской иммиграции, становления китайской общины в США и иммиграционную политику американского правительства от эры «золотой лихорадки» до наших дней. Известный американский историк Р. Такаки в своей работе «Иное отображение: история мультикультурной Америки» также предпринял глубокое и всестороннее исследование истории азиатских иммигрантов в США. Нельзя не упомянуть работы Х.Ч. Кима и Н. Грант, в которых авторы раскрывают особенности правового положения иммигрантов из Азии, в том числе и китайцев, в Соединенных Штатах с точки зрения исторической ретроспективы.

Второе направление включает в себя работы этнокультурной тематики. Здесь следует выделить труды С. Чана и С. Миллера, Ш.В. Кунга и Л. Лин-Чи Вана. В них детально проанализированы социокультурные и бытовые особенности жизни китайцев американского происхождения. Руководитель центра изучения американцев азиатского происхождения, профессор Лин-Чи Ван в своем исследовании, наряду с процессом становления китайской общины в США, рассматривает и культурное своеобразие китайского общества, его «американизацию». Проблемы, присущие китайским иммигрантам в Америке, трудности, с которыми они сталкивались на пути их преодоления, достаточно глубоко освещены в работах Дж. МакИлвейна, К. Ли.

Стоит отметить, что в Соединенных Штатах длительное время существовала очевидная диспропорция между пониманием объективной важности роли китайских иммигрантов в истории США и вниманием к ней со стороны историков. До середины XX в. американские исследователи практически не затрагивали в своих работах значимость китайских иммигрантов и их культуры в США, хотя также, как и выходцы из Европы, они осваивали новые земли, строили города, инфраструктуру, развивали сельское хозяйство. Фундаментальных исследований по данной проблеме не было, так как гораздо актуальнее и важнее для общественно-политической жизни США того времени было стремление к национальному самоутверждению. Ученые подчеркивали национальное и культурное единство американского общества, не акцентируя внимание на этнокультурных особенностях населения страны. Только во второй половине XX в. появляются работы американских авторов (в большинстве своем китайцев американского происхождения), посвященные описанию исторического аспекта формирования и развития китайской общины в Америке, ее влияния на жизнь страны.


1. Формирование китайской общины в США (1840-е - 1880-е гг.)


1.1 Первые китайские иммигранты: цели, поселения и работа


Самая древняя цивилизация на планете переживает свой упадок: 50-е гг. XIX в. стали для Китая апогеем разрушения некогда мощной империи Цин.

После опиумной войны 1840 г. и унизительного Нанкинского договора, который серьёзно ущемлял суверенитет Китая, процесс развала великой некогда страны стал стремительным и неуправляемым. Из империи Китай превращался в полуколонию, полуфеодальное государство, где хозяйничали европейские страны. Как и обычно, больше всех страдали простые люди. Не в силах и дальше терпеть разруху, массовый голод и бездействие Цинского правительства, они подняли восстание Тайпинов, которое, в общей сложности, длилось 16 лет и окончательно опустошило, обескровило государство. Многих крестьян заставили переселиться в юго-восточные провинции, в особенности в Гуандун (Guangdong), где в дельте Жемчужной реки (Zhu Jiang) находилось больше всего иностранных кораблей, в том числе американских. Китайцы искали убежище от постоянных социальных конфликтов в Китае, вызванных опиумными войнами и крестьянскими восстаниями, от трудных экономических условий, огромных налогов, которые накладывало правительство. Иммиграция стала привлекательной перспективой для миллионов.

На самом деле, когда «западные варвары» были еще необразованны, китайская цивилизация, гораздо более древняя, чем европейская, уже имела достижения в искусстве, науке, философии, литературе, а также в сфере образования и управления. Но поскольку Китайская империя была отстраненной от международных дел вплоть до 1800 г., европейские государства, а впоследствии и Америка, сильно заблуждались в отношении этой великой страны.

В XIX в., в свете экспансионистских настроений в США, сенатор от Миссури Томас Харт (Thomas Hart) провозгласил движение к Азии судьбой Америки с целью облагораживания диких народов. После приобретения Калифорнии не только Америка приблизилась к Азии, но и азиаты потянулись в Америку.

Первым официально зарегистрированным китайцем в Соединенных Штатах стал некто Уильям Браун (William Brown), чье настоящее имя история не сохранила. Он приехал в Нью-Йорк в 1825 г. и женился на ирландке. Уильям Браун в 1854 г. стал выпускником Йельского университета. С тех пор многие американские китайцы закончили престижные американские высшие учебные заведения, семеро получили нобелевскую премию за достижения в различных областях.

Но обычный американец до начала XX в. видел китайца лишь стирающим белье или разливающим чай в ресторане. Некоторые стереотипы были еще более оскорбительными и несправедливыми. Например, их называли «кули». Но «кули» - это несвободные рабочие, которые силой перевезены в другую страну для работ. А между тем, большинство китайцев приехало в Америку добровольно, на свои деньги или в кредит, который потом выплачивался из зарплаты.

В 1848 г. Конгресс предложил план развития Сан-Франциско, в котором говорилось, что китайские рабочие должны быть импортированы для постройки железных дорог и для культивирования земель Калифорнии, так как никакая другая нация не сможет качественно ухаживать за землей и растениями как китайцы. В этом же году некто Джеймс Маршалл (James Marshall) нашел золото в мелководье Американской реки (American River) - началась знаменитая калифорнийская «золотая лихорадка».

Уже на следующий же год китайцы активно начали прибывать в Америку. Эмигранты из Китая, которые к тому времени вызывали интерес лишь как экзотика, чуждая американцам, и как трудолюбивые рабочие, готовые продать свой труд за сумму гораздо меньшую, чем все остальные, потрясённо наблюдали за тем, как люди наживают свои состояния за один день. Они и сами участвовали в этом - шахтёры они были не менее прилежные, чем строители. Восхищённые, они слали на родину письма, полностью посвящённые описанию «золотых гор» Америки, что вкупе с разорением Китая, безысходностью положения, многих, очень многих китайцев подвигло на решительный шаг - эмиграцию. «Едва ли не каждый корабль, прибывавший в Сан-Франциско, был сверху до низу заполнен китайцами, численность их увеличивалась с каждым днём». Тогда это не вызывало никакого беспокойства - в первую очередь в «путешественниках к золотой горе» видели усердных работников.

С учетом направления иммиграционных потоков из Китая, естественными районами расселения китайцев стали штаты Западного побережья Америки, в особенности Калифорния, где китайцы специализировались на разработке золотых месторождений, оставленных белыми шахтерами по причине истощения.

Наиболее крупные китайские кварталы возникли в городах Сан-Франциско, Сан-Диего и Сиэтл. После завершения строительства железной дороги, связывавшей Восточное и Западное побережье, карта расселения китайских иммигрантов заметно расширилась.

Китайцы стали обычным явлением в Калифорнии, особенно вдоль реки Юба (Yuba River), где они намывали золото, и ее притоков Лонг бар, Северо-восточный бар и Фостер бар. Они носили голубые хлопчатобумажные рубашки, широкие штаны, деревянные ботинки, широкополые шляпы и обязательно косички. Однако вскоре прибыль от золотодобычи начала уменьшаться, белые относились к китайцам все более враждебно и выгоняли с прибыльных шахт, заставляя работать на бедных, и китайцы стали покидать золотые поля.

За городом эмигранты из Поднебесной способствовали развитию сельского хозяйства Калифорнии. В обмен на землю, оборудование и сбыт урожая, они выращивали фрукты и овощи, а затем делили прибыли с владельцами земли. По сути, китайцы помогли превратить фермерство в Калифорнии из пшеничного во фруктовое. Историк Кэрри Мак Вильямс (Kerry M. Williams) писал, что китайцы стали жизненно важным фактором для этого перехода. Они приехали и научили белых как сажать, культивировать и собирать урожай. В дельте реки Сакраменто они возвели ирригационные сооружения, осушили болота, превратив их в сельскохозяйственные земли. В результате этого улучшения стоимость земли увеличилась с 28 долл. за акр в 1875 г. и до 100 долл. в 1877 г.

В 1852 г., когда в Калифорнию прибыло 20000 китайцев, Калифорнийское Законодательное Собрание заявило о том, что «концентрация иммигрантов азиатского происхождения в штате достигла угрожающих размеров», а потому должны быть приняты надлежащие меры, выражением которых стало принятие целого ряда законов, явно направленных против китайских иммигрантов. Ш.В. Кунг в своей работе «Китайцы в жизни американцев» («Chinese in Americans Life») отмечает, что подобные законы в Калифорнии были приняты, но впоследствии объявлены неконституционными. Примером может служить «Закон о защите труда белых рабочих в условиях растущей конкуренции со стороны китайских «кули» (An Act to Protect Free White Labor against competition with Chinese Coolie Labor) 1862 г. Причины зарождающейся ксенофобии крылись не только в дешевизне рабочей силы, которую предлагали выходцы из Поднебесной, но и в высоком уровне недоброжелательности к иноэтническим мигрантам со стороны американского общества в целом.

К счастью, предприниматели США все же высоко ценили выносливость и послушание китайцев и активно нанимали их на службу. Середина XIX в. - период, когда в стране развивалась экономика, постепенно осваивались западные земли, а китайские иммигранты так же постепенно осваивали все новые и новые территории Соединенных Штатов.

К 1859 г., по данным «Нью-Йорк Таймс» (The New York Times), в нижнем Манхэттене жили уже 150 китайцев, которые работали поварами, моряками, продавцами конфет и сигар, а также содержали ночлежки для других китайцев - как правило, матросов с торговых кораблей.

Тысячи китайских иммигрантов перешли работать на строительство железных дорог. В 1865 г. первые 50 китайских рабочих были наняты на Трансконтинентальную железную дорогу. Сначала к этому явлению отнеслись скептически, - азиаты были худые и маленькие на вид и вряд ли смогли бы делать тяжелую работу. Но они оказались на редкость трудолюбивыми, выносливыми и неприхотливыми. Президент компании Лиленд Стэнфорд (Leland Stanford) вспоминал: «В первый день они встали рано, спокойно проработали 12 часов, приготовили себе рис и чай, а вечером пошли спать».

Когда белые рабочие затребовали, чтобы компания прекратила нанимать китайцев, управляющий Чарльз Крокер (Charles Croker) сказал: «У нас нет достаточно белых, чтобы закончить строительство этой дороги, а закончить мы должны, поэтому обязаны нанимать их. Если вы не хотите с ними сотрудничать, есть только один выход - вам придется уволиться, а мы наймем еще китайцев». За два года Крокер нанял 12 тыс. китайцев - 90 процентов всей рабочей силы. После трудной зимы 1866 г. китайские рабочие впервые запротестовали - они требовали повысить оплату с 30 до 45 долл. и восьмичасовой рабочий день. Руководство компании решило пойти на крайние меры, и заблокировало китайских рабочих в шахтах, прекратив снабжение продовольствием. Через неделю китайцы сдались и снова заработали. Надо сказать, что Тихоокеанской частью трансконтинентальной железной дороги американцы обязаны китайцам. Это один из самых крупных вкладов иммигрантского населения в развитие США.

Когда в 1869 г. Тихоокеанская железная дорога, которая соединила побережья двух океанов, была достроена, в Нью-Йорке осели тысячи азиатов. Селились они недалеко от Пяти углов - самого бедного района города. Многие отправились в Сан-Франциско, где их соотечественники уже работали на фабриках и в сфере производства. Половину рабочей силы четырех важнейших отраслей промышленности - обувной, шерстяной, табачной и швейной составляли китайцы.

Хотя большинство китайских иммигрантов жили на западе, они были и в других районах США, в том числе и на юге. Через год после окончания гражданской войны плантаторы решили, что теперь вместо негров можно нанимать более спокойных и неприхотливых китайцев - они должны были помочь, и заодно показать пример черным работникам. В 1870 г. плантаторы наняли несколько сотен китайских рабочих. Они противопоставляли их черным, всячески хвалили за упорство, усердие. Все это делалось, чтобы пристыдить негров, отыграться за их предательство своих хозяев, а впоследствии снова полностью начать регулировать их условия работы. Как бы то ни было, проблема полной замены афроамериканской рабочей силы на китайскую всерьез никем не рассматривалась. На наш взгляд, этому были свои причины. Прежде всего, негры были более выносливы (причем и морально, и физически) и более адаптированы к тяжелому труду на плантациях. Немаловажным был и тот факт, что китайцы представляли собой некую загадку для плантаторов. И если у них уже был опыт построения рабочих взаимоотношений с выходцами из Африки, то в отношении выходцев из Китая его еще было недостаточно.

В период реконструкции хлопковые плантаторы Миссисипи ввезли себе 1200 китайцев в качестве издольщиков. Миссисипские китайцы занялись бакалейной торговлей в городах. Китайские лавки действовали в негритянских кварталах, куда не ходили белые купцы, и где не было торговцев-негров. Таким образом, китайцы заняли некую социальную «нишу», созданную структурой южного общества. По мнению Миллера, автора одного из исследований, посвященных рассмотрению китайской иммиграции в Америку, несмотря на браки и внебрачные связи с негритянками, китайцы ориентировались на общество белых, тянулись к нему. Это и понятно: реально оценивая ситуацию, они понимали, что белые американцы стоят на много ступеней выше негров по уровню духовно-нравственного, культурного и умственного развития. Экономическим успехам миссисипских китайцев немало способствовали крепкие и обширные семейные связи в китайской среде, характерные для всей китайско-американской группы. Но к тому времени на юге закончилась реставрация, возобновилась политическая власть над черными, и плантаторы потеряли интерес к китайцам.

Таким образом, неспособность властей Китая установить порядок в стране привела к тому, что во второй половине XIX в. множество жителей покинуло страну. К массовой эмиграции в те времена китайцев подвигло и большое число рабочих мест на строительстве трансконтинентальных железных дорог США, связанных с быстрой колонизацией Запада и «золотой лихорадкой» в Калифорнии. После строительства основных дорог, китайское население стало заниматься сельским хозяйством, снабжая рынки страны продуктами питания. Большинство китайцев ехали к «золотой горе» в надежде обогатиться и стать счастливыми на новом месте. Тем не менее, их постигло разочарование. Среди американцев начавшаяся в конце 1840-х - начале 1850-х гг. китайская иммиграция сначала вызывала лишь положительные эмоции, интерес к экзотике, коей были темноволосые трудолюбивые люди. Но уже спустя некоторое время положение дел изменилось. Поскольку китайские иммигранты соглашались работать за небольшую плату, уровень зарплаты в целом существенно снижался, а белые рабочие лишались своих мест. В обществе стали нарастать антикитайские настроения. Однако именно китайским иммигрантам выходцы из Нового Света во многом обязаны сетью железных дорог, а также развитием сельского хозяйства.


1.2 Материально-бытовые условия проживания китайцев в период становления китайской общины в Соединенных Штатах

китаец иммигрант религиозный американец

Несмотря на жесточайшую дискриминацию, китайские иммигранты постепенно организовывали свой быт и адаптировались к жизни в США.

В большинстве своем китайцы приезжали в Новый Свет на заработки, с твердым намерением вернуться на родину. Поэтому, в основном это были работоспособные мужчины. В 1852 г. из 11794 прибывших китайцев было только семь женщин, в 1870 г. из 63199 - 4566 женщин, то есть 1: 4. Этому было несколько причин.

Во-первых, китайская традиция и культура ограничивала миграцию женщин. Конфуцианство определяло место женщины в семейной иерархии - подчинятся отцу пока она дочь, мужу пока жена и старшему сыну, когда станет вдовой. Женщина любого класса все равно считалась ниже мужчины любого класса. И эта известная традиция связывать ступни, чтобы они были маленькими, была не столько для красоты, сколько для того, чтобы женщина меньше ходила, больше сидела дома и занималась делами. Поэтому женщины из богатых семей не ехали в Америку с мужьями, так как им было трудно ходить, а женщины более низкого класса просто не привыкли отрываться от дома.

Во-вторых, следуя «теории залога», женщин оставляли дома, чтоб мужчины стремились вернуться. Другими вескими причинами были тяжелые условия проживания и расовая неприязнь к китайцам. Да и работа, которой занимались иммигранты (на ферме, на железной дороге), не позволяла содержать семью.

И все-таки некоторые смогли привезти с собой своих жен. Например, в 1862 г. Чин Ге-Хэ (Ching Ge-He) приехал в Вашингтон и устроился работать там на мельнице. Через несколько лет к нему прибыла жена, и он устроил ее работать там же в столовой. В 1875 г. у них родился сын, Чин Лэмь (Ching Lem). Считают, что это первый китаец, родившийся на территории Вашингтона. В 70-е гг. XIX вв. отмечалось увеличение потока китайских жен в США. Несмотря на то, что мужчины всячески отговаривали их и из-за традиций и трудных условий, жены считали, что тоже способны находиться там, где их мужья.

В США китайские семьи начинали мало-помалу формироваться, когда мужчины стали уходить с шахт и железных дорог и начинали заниматься более безопасным и стабильным делом, как например фермерство или владение магазином. Еще одна область промышленности, которая способствовала созданию китайских семей - рыбная индустрия. В рыбацкой деревушке Поинт Алонес (Point Alones), например, около половины китайского населения составляли женщины. Деревня была разделена на семейные компании, которые занимались ловлей, обработкой и продажей рыбы.

К 1876 г. было уже более ста семей и детей, рожденных в Америке. И все же большинство иммигрантов не могли устроить свою семейную жизнь на новой родине. Они выделились в особую группу, так называемую «колонию холостяков». В ней у большинства мужчин не было семьи, чтобы «выйти в свет». Они либо бродили по улицам, либо спали, либо ходили в казино, либо встречались с такими же холостяками и часами говорили о жизни. Они скучали по семьям, родителям, женам, детям, но возвратиться домой было не так-то просто. Дома их ожидала семья в надежде, что они привезут богатство и заживут отлично, а они сами еле-еле сводили концы с концами.

Мучительные и болезненные годы ожидания воссоединения семей, возвращения мужей и кормильцев подтолкнули жен «путешественников к золотой горе» к творческому выражению своей глубокой печали и уныния. Ниже приведен один из текстов народных песен, дошедших до наших дней. Примечательно, что изначально все стихи писались на китайском языке. Нами они были проанализированы в переводе на английском языке, выполненном Г. Чангом, Дж. Янг, Х. Марк Лаем и другими китайцами американского происхождения, а также неизвестными авторами.


На втором году правления императора Сяньфэна состоялось мое путешествие к Золотой Горе.

С подушкой за плечами я начал свое опасное странствие.

Проплывал моря на лодке с бамбуковыми веслами,

Оставляя позади жену и сестер, жаждя заработка,

Больше не задерживаясь с женщиной в постели,

Больше не проявляя уважение к родителям.


Несмотря на весьма утопичное содержание данной песни, исполнившая ее женщина хотела продемонстрировать, что она одна из числа тех немногих жен, которых оставили дома не навсегда, а лишь на время.

Столетия спустя, читая записи, оставленные китаянками второй половины XIX в., мы можем оценить насколько сильной была их вера в скорейшее возвращение своих мужей на родину и насколько мужественно они выносили все тяготы расставания:


Прошу тебя - возвращайся скорее,

Наше расставание будет всего лишь мгновением;

Я очень хочу, чтоб тебе повезло

И через три года ты бы вернулся домой.

Еще я прошу тебя, чтобы ты остался таким, какой ты есть,

Чтобы ты не падал духом и заботился о своей семье;

Раз в полмесяца-месяц присылай домой весточку.

Я мечтаю встретиться с тобой через два-три года.


На самом деле, хотя многие считали себя временно проживающими в Америке, колонии китайцев все-таки больше походили на постоянные поселения с самого начала. В 1850 г. Чайна-таун (Chinatown) уже был оживленной колонией, состоящий из 33 магазинов, 15 аптек, пяти ресторанов, пяти фитобаров, трех пансионов, пяти мясных лавок и трех швейных мастерских. Двери были увешены ленточками с иероглифами, улицы заполнены суетящимися китайцами в национальных костюмах и с косичками. К 1877 г. Чайна-таун простирался уже на шесть кварталов от Калифорния стрит до Бродвея.

Китайцы организовывали Чайна-тауны и в небольших городках, таких как Сакраменто, Мэрисвиль, Стоктон. Эти общины чаще всего работали для обеспечения нужд шахтеров и фермеров. В 1860 г. было уже 121 китайских торговцев, владельцев магазинов в Сакраменто и Юбе. 20 лет спустя количество увеличилось до 174, и появилось еще 22 ресторана, 54 мясных лавки и 564 прачечных.

Иммигранты объединялись в «фуны» - организации, состоящие из семей или жителей одной деревни. У этих организаций были свои клубы и центры социальной помощи. Они строили храмы, передавали письма в Китай и переправляли домой тела умерших китайцев. Также они отвечали за принятие новых иммигрантов, обеспечение их жильем и работой.

Там же, в Чайна-таунах формировались и тайные общества. Они происходили из антиправительственных движений в самом Китае, но также они служили интересам американских китайцев. Так, в 1852 г. в Калифорнии появилось первое общество «Кван-тэк-тун» (Kwan-tek-tong). Общества налаживали связи между Чайна-таунами, создавали определенную защиту, контролировали торговлю опиумом в США, а так же индустрию азартных игр и проституцию, которая, к слову сказать, приобрела огромные масштабы уже на этапе становления китайской общины в Америке. Популярная в те времена песенка гласила:


Шахтеры приехали в сорок девятом,

Проститутки - в пятьдесят первом.

Они крутились в барах, ресторанах,

Став, затем, местными жителями.


Немыслимое соотношение численности полов, нашедшее свое отражение в нехватке китайских женщин, табу на сексуальные отношения между китайскими мужчинами и белыми женщинами вызвали невероятный спрос на оказание сексуальных услуг и создали практически идеальные условия для занятия проституцией. Необходимо отметить, что белые проститутки крайне редко соглашались удовлетворять сексуальные потребности клиентов из Поднебесной. Тогда была создана тайная организация «Хип И» (Hip Yee Tong), единственной целью которой был ввоз в Новый Свет китайских куртизанок. Обычно это были девушки в возрасте от 16 до 25 лет из очень бедных семей, которых родители продавали в качестве домашней прислуги или рабочих. В Китае их покупали за 70-150 долл., а в Соединенных Штатах перепродавали по цене от 350 до 1000 долл. и выше. Как и цены на обычные товары, так и цены на проституток колебались в зависимости от спроса и предложения. По прибытии в США эти молодые китайские женщины помещались в загоны для рабов, более известные как «аукционные помосты», или, так называемые, «королевские номера» - закрытые охраняемые помещения, вместимостью от 50 до 100 человек. Их выставляли на продажу, как скот, заставляя раздеваться для осмотра и оценивания. Кроме того, они были вынуждены подписать контракт на обслуживание, условия которого могли прочитать лишь немногие. В нем говорилось, что та или иная девушка находится в долгу у своего владельца за переезд из Китая (в 1860-х -1870-х гг. он стоил порядка 500-700 долл.), а потому должна отработать проституткой в течение четырех-пяти лет без какой-либо заработной платы. Более удачливым девчонкам повезло - они были проданы богатым китайцам в качестве наложниц и любовниц, в публичные дома для обслуживания господ высшего общества. Те, кому повезло гораздо меньше, были заточены в хибары, размером примерно четыре на шесть футов, чтобы торговать своим телом среди бедных рабочих, подростков, матросов и пьяниц всего за 25-50 центов. Большинство подобных женщин «легкого поведения» работали в различных заведениях небольших шахтерских городков, типа Комстока в Неваде. Однако самые лучшие китайские бордели, безусловно, находились в Сан-Франциско. Соответственно от места «работы» зависел и статус, и внешний вид китайских женщин, оказывающих сексуальные услуги: элитные проститутки, как правило, одевались в шелка и носили ювелирные украшения; проститутки низшего порядка носили одежду из простой хлопчатобумажной ткани. Пик китайской проституции пришелся на конец 1870-х гг. - тогда более 75 процентов женской части населения китайцев составляли куртизанки, торговля которыми приносила огромную прибыль. Они стали неотъемлемой частью Чайна-таунов, хоть и имели самый низкий статус в системе стратификации китайской общины.

Вообще говоря, китайцы организовывали свои общины в Америке постепенно. Они молились своим Богам и справляли свои праздники. В китайский новый год в январе или феврале китайцы сначала устраивали «чистку дома». По традиции после этого дом нельзя было мыть до окончания праздников, иначе удача, полученная в новый год, может быть вымыта. Затем они провожали старый год львиными танцами и хлопушками. Во время празднеств белые так же присоединялись к веселью в Чайна-таунах. Когда часы пробивали последнюю минуту, все одновременно взрывали хлопушки, поджигали бумагу и таким образом отгоняли злых духов.

В качестве развлечения многие посещали китайские театры. Первый спектакль был показан в 1852 г. Тогда 123 китайских актера выступали на сцене американского театра в Сан-Франциско. В 1879 г. был построен первый китайский театр, трехэтажное кирпичное здание на 2500 мест. Входной билет стоил 35 центов. Во время спектакля первым рядам подавались мандарины и семечки, а так же разрешалось курить.

Там же, в Сан-Франциско, в 1854 г. некий Уильям Ховард (William Howard) решил издавать газету на китайском языке. К тому времени в городе уже выпускались 12 газет на разных языках, в том числе на французском и немецком. Первая китайская газета под названием «Новости Золотой Горы» (Golden Hills News) была издана 22 апреля. По словам Ховарда, «она была нацелена, в первую очередь, на китайских торговцев, которые приехали в Калифорнию, чтобы обеспечить золотоискателей товарами и услугами». Написанная от руки, газета печаталась на четырех листах малоформатной бумаги и первоначально выходила два раза в неделю - в среду и субботу. Однако за неимением широкого круга читателей, публикация стала носить характер еженедельника, а затем и вовсе перестала издаваться по прошествии года. Тем не менее, появление в среде китайских иммигрантов газеты на их родном языке положило начало журналистике американских китайцев и сделало их сообщество еще более устойчивым.

Принимая во внимание то, что пришлось пережить китайцам в самом начале своего пребывания в Америке можно утверждать, что они - одна из самых уникальных групп, когда-либо прибывших в Соединенные Штаты. Китайцы прониклись темпом американской жизни, жили по её законам, напитавшись её культурой. Вместе с тем, это не дает никаких оснований делать заключение о начавшемся процессе интеграции китайцев в американское общество, в котором для них отводилось место лишь в Чайна-таунах с их разветвленной структурой. Они сохранили свою любовь к коллективу и соотечественникам. Из-за приверженности традициям китайцы не только были верны своему особенному стилю жизни, но и частично вовлекли в него остальное население чужой страны, смогли вызвать интерес к своей культуре. Их предприимчивость помогла им преодолеть тяготы повседневной жизни, устроить быт и организовать досуг.

Итак, экономический и общественный упадок в Китае во второй половине XIX в. стал «выталкивающим фактором» для начала китайской миграции в разные части света, в том числе и в Америку. Приток относительно дешевой рабочей силы, согласной выполнять практически любую работу и в любых условиях, был обусловлен наличием в США большого количества вакантных непривлекательных рабочих мест. Эти рабочие места требовали социально не престижные виды деятельности (тяжелая физическая работа, низкая оплата труда и т.д.). Такая ситуация сложилась на предприятиях добывающей промышленности, в строительстве и сельском хозяйстве, где и были заняты выходцы из Китая. Китайцы, живя своей общиной, по существу, были изолированы от американского населения и властей. В большинстве своем они были неграмотны. Характерной особенностью внутренней жизни китайской общины было создание нелегальных и тайных обществ и союзов. Высокая доля китайских мигрантов оседала в крупных городах, создавая специфические компактные поселения - китайские кварталы. В них существовали свои театры, опиумокурильни, рестораны, бордели. Отсутствие в китайских кварталах детей объяснялось временным характером проживания китайцев, большинство из них были бессемейные. Лишь некоторые из них, задерживаясь Соединенных Штатах на продолжительное время, женились на местных женщинах.

Несмотря на тот факт, что у американцев и китайцев разные политические институты и ценностные ориентации, последние сыграли немаловажную роль в социально-экономической и культурной жизни США. Пока они не могли стать полноценными гражданами, но они старались прижиться на своей второй родине. Это, отнюдь, не вызывало восторга у белых американцев, лишавшихся своих рабочих мест. Присутствие китайских рабочих, соглашавшихся работать много и за небольшие деньги, стало совершенно нежелательным и невообразимым, а потому всё шло к принятию актов, которые бы окончательно запретили въезд китайцев в США.


2. Эволюция нормативно-правовой базы пребывания китайских иммигрантов в США


2.1 Антикитайское иммиграционное законодательство в США и иные формы притеснения китайцев


Целью первых антикитайских постановлений, законов, актов было регулирование китайской иммиграции с частичным её сокращением.

В мае 1852 г. в штате Калифорния был принят закон «Об иностранных шахтёрах» (Foreign Miners' License Tax Act), согласно кото рому шахтёры, которые не являлись гражданами США (в первую очередь - именно китайцы) должны были обязаны выплачивать сумму в три доллара ежемесячно для получения права работать в шахте. К 1870 г. прибыль от сборов с китайских шахтёров составила 5 млн. долл., или 50 процентов всех доходов Калифорнии. Иначе говоря, подобное постановление явилось выразителем общественных настроений, которые к началу 1880-х гг. можно охарактеризовать только как антикитайские. И всё же, несмотря на подобные условия, приток китайских иммигрантов не уменьшался.

Большая часть китайцев проживала в сельскохозяйственных районах, остальные - в Сан-Франциско, причём проживали достаточно обособленно, в Чайна-таунах, куда белые американцы не рисковали заглядывать. Вероятнее всего, именно поэтому китайцы и их культура не поддавались ассимиляции, что и правительству, и простым американским гражданам нравиться не могло. Постепенно стали предприниматься дальнейшие шаги - пока ещё осторожные и небольшие - для дискриминации китайских иммигрантов.

Прежде всего, это «Акт для уменьшения количества иммигрантов, которые не могли стать гражданами США» (An Act to Discourage the Immigration to this State of Persons who Cannot Become Citizens Thereof) 1855 г. Согласно этому закону каждый корабль, доставляющий китайских иммигрантов, был обложен пошлиной в 50 долл. В 1859 г. было объявлено, что китайские дети не могут учиться в тех же школах, что и дети американцев. И, наконец, в 1862 г. все китайские рабочие, которых к тому времени в США было около 40000, были обложены ежемесячным налогом в 2,5 долл., согласно «Закону о защите труда белых рабочих в условиях растущей конкуренции со стороны китайских «кули». Профсоюзы устраивали забастовки с требованиями выслать всех китайцев за пределы США. Массовое насилие и убийства китайцев стали привычным делом в эти годы не только в Калифорнии, но и в штатах Вайоминг, Вашингтон и других. Они выражались как на местном уровне - забастовки, выступления, массовое избиение китайцев и погромы в Чайна-таунах, так и на федеральном - принятие первых антикитайских постановлений, законов, актов.

Чтобы хоть как-то защитить своих соотечественников, правительство Китая пошло на невиданные меры, обратившись к советнику американского посольства в Китае господину Арсону Барлингейму (Arson Burlingame) с просьбой присоединиться к китайской миссии, направляющейся в Вашингтон и добиться принятия закона, который бы защитил права китайских иммигрантов. Барлингейм оставил свой пост, польщённый тем доверием, которым проникся к нему китайский народ, и отправился с двумя посланниками Срединной империи в Вашингтон. Закончилась эта миссия подписанием Договора Барлингейма (Burlingame Treaty) в июле 1868 г. в столице США. Согласно этому договору, за гражданами обеих стран закреплялось «неотчуждаемое и неотъемлемое право менять своё местопребывание и подданство». Договор был направлен на получение взаимной выгоды от миграции граждан и поданных обеих стран. Одна из статей договора оговаривала в качестве особого условия тот факт, что «китайские поданные, посещающие Соединённые Штаты Америки или проживающие в них, пользовались всеми правами и привилегиями, что и граждане США». Этот пункт был направлен на то, чтобы защитить китайцев от насилия, дискриминации и необоснованного увольнения с работы. В результате подписания этого договора, в США хлынул поток китайских рабочих и торговцев. Их число возросло до 70000 человек.

Это не могло не сказаться на правительственном уровне: в 1870 г. была предпринята серия мер, направленных против китайской иммиграции в США. Во-первых, это акт, запрещающий «монгольским, китайским и японским женщинам с преступными или деморализующими целями въезжать в США», а согласно второму акту ввоз «рабов-кули» был объявлен противоконституционным.

В это же время была образована Рабочая партия, выдвигавшая лозунг «Долой китайцев!» («The Chinese must go!») и запугивавшая фирмы, которые нанимали «желтокожих». Ее лидер, Д. Кирни заявил, что «для американца предпочтительнее смерть, чем сосуществование с китайцем».

Кроме того, к началу 1870-х гг. назрела острая необходимость в создании общерабочего союза, охватывающего все отрасли труда и отстаивающего интересы рабочего класса. Таким союзом стал орден Рыцарей труда. В качестве радикальных мер достижения своих целей члены ордена часто использовали стачки и забастовки. Известен пример успешной организации и проведения забастовки железнодорожников на «Юнион Пасифик» (The Union Pacific) в 1884 г., направленной против использования рабочей силы эмигрантов из Китая, к услугам которых компания широко прибегала. Как мы видим, экономические мотивы сочетались с расизмом и националистическими настроениями.

Можно сказать, что профессиональные союзы стали практически основной и единственной движущей силой в деле продвижения законопроектов, фокусирующих внимание на ликвидации «желтой угрозы».

В 1875 г. Конгресс принимает Закон Пейджа, названный в честь калифорнийского конгрессмена Хорэйса Ф. Пейджа, который внёс законопроект на рассмотрение. Этот закон запрещал въезд китайских, монгольских и японских рабочих, проституток и преступников. Результатом принятия Закона Пейджа стало сокращение на 69 процентов количества китайских женщин-иммигранток. Однако этот закон существенно не снизил количества китайских иммигрантов-мужчин, они продолжали прибывать в США, из-за чего общественное давление на Конгресс возрастало с каждым днём. Люди требовали каким-либо образом ограничить въезд этих «мерзких жёлтых пришельцев».

В конце концов, в 1879 г. Конгресс принимает так называемый «Билль пятнадцати пассажиров» (Fifteen Passenger Bill), который сократил число китайцев, прибывавших в любой порт США на каком-либо корабле до 15 человек.

В ноябре 1880 г. был подписан новый договор, который получил название Договор Эйнджелла (Angell Treaty). Этот документ пересматривал положения Договора Барлингейма и предоставлял США право «регулировать, сокращать и на некоторое время прекращать эмиграцию китайских рабочих», когда это представлялось целесообразным и необходимым для сохранения «стройного порядка» в Соединённых Штатах. Договор вступил в силу 19 июня 1881 г., но все условия, касающиеся соблюдения и защиты прав и свобод китайских иммигрантов, соблюдались только на бумаге.

Все рассмотренные выше законы явились своего рода предтечей Закона 1882 г. - Закона об исключении китайцев. «Принимая во внимание тот факт, что въезд китайских рабочих на территорию Соединённых Штатов подвергает опасности добрый порядок, исторически сложившийся на территории страны, Правительство США считает своим долгом постановить…», - так начинался это первый иммиграционный закон США, основанный на расовой принадлежности. В своём первоначальном варианте он на 10 лет запретил любую китайскую иммиграцию и натурализацию китайцев, которые уже были резидентами Соединенных Штатов. Согласно первой статье данного нормативного акта, капитан, который «осознанно» позволял кули сойти на американский берег, осуждался в совершении мисдиминора и должен был выплатить штраф в 500 долл. за каждого китайца.

Особый интерес представляла собой шестая статья, в которой оговаривались те группы китайского населения, за которыми оставляли право на въезд в США. Это были, прежде всего, купцы, студенты, учителя, а также ближайшие родственники эмигрировавших ранее китайцев. Каждый из них должен был быть снабжён «подробным рекомендательным письмом на английском языке от китайского правительства и тщательно заполненными документами…». Тот, кто предпринимал попытку их подделать, облагался штрафом в 1000 долл. или отправлялся в тюрьму на пять лет. И даже несмотря на возможное суровое наказание, именно этот пункт стал той лазейкой, которой выходцы из Китая научились пользоваться.

Мгновенное сокращение количества китайских иммигрантов (с 4000-5000 человек в год до 300), возникновение и быстрое развитие бюрократического аппарата, объясняемое предписанной необходимостью регистрировать всех прибывающих пассажиров - вот далеко не весь перечень последствий принятия Закона об исключении китайцев, который надёжно защищал будущее американских граждан, их рабочие места и высокие нравственные идеалы. Было создано Иммиграционное Бюро, которое существует и сейчас, но называется Бюро по делам гражданства США и иммиграции. За последующие тридцать лет Бюро и все сопутствующие службы развивались стремительно - и всё для того, чтобы регулировать китайскую эмиграцию.

Таким образом, поехав в Америку за хорошей жизнью, убегая от экономических и социальных проблем на родине, китайцы столкнулись с враждебно настроенными против них американцами. Чем быстрее увеличивалось количество китайских иммигрантов, чем активнее они занимали рабочие места, тем сильнее и необратимее становились антикитайские настроения. Выражением этих настроений в обществе на федеральном уровне стало принятие ряда законов, каждый из которых так или иначе регулировал, ограничивал, запрещал въезд китайских иммигрантов на территорию США. В Соединенных Штатах Америки, стране, испытывавшей приток китайской рабочей силы, иммиграционная политика формировалась под влиянием двух противоположных тенденций. С одной стороны, это социально-политические интересы, вопросы безопасности государства, диктовавшие усиление запретительных мер и разработку законодательных актов, ограничивавших приток иностранной рабочей силы. На такую политику повлиял ряд факторов: это и национальные интересы, и криминализация обстановки, и повышение нестабильности. С другой стороны, это экономические интересы, которые были связаны с удовлетворением потребности в дешевой рабочей силе, способной заполнить не привлекательные отрасли хозяйства. Отметим, что инициатива антикитайского федерального законодательства исходила, прежде всего, от профсоюзов. Имели место забастовки с требованием выселить китайцев за пределы США. В череде нормативно-правовых актов, принятых на этапе становления китайской общины в Соединенных Штатах, Закон 1882 г. явился переломным и решающим моментом, обозначившим начало эпохи китайской изоляции, болезненной и антигуманной.


.2 Иммиграционная политика американского правительства в отношении китайских иммигрантов в 1880-е - 1940-е гг.


Период с 1882-го по 1943 гг. в литературе, посвященной описанию истории китайской общины в США, получил название «эпохи исключения» - это время, когда вследствие принятия американским правительством ряда законодательных актов эмигранты из Китая испытали по отношению к себе жесточайшую дискриминацию.

В 1884 г. Конгресс предложил пересмотреть Закон 1882 г. - если раньше у китайцев было право свободно и без особых проблем уезжать и возвращаться в США, то теперь, по предложению конгрессменов, количество требуемых для въезда и регистрации бумаг резко возросло, причём утвердить их могло лишь федеральное правительство, а за регистрационными палатами оставалось право усомниться в подлинности предоставляемых бумаг. В итоге, были приняты соответствующие поправки, вводившие жесткие ограничения для всех без исключения лиц, принадлежавших к китайской нации.

А тем временем, выходцы из Китая, все еще находившиеся на североамериканской территории, продолжали испытывать на себе разжигаемые различными общественными объединениями гонения. Особенно кровавая вспышка произошла в 1885 г. в Рок Спрингсе, штат Вайоминг (Rock Springs, Wyoming), также известная как бойня в Рок Спрингсе (Rock Springs massacre). Там 150 белых шахтеров-угольщиков, приведенных в бешенство отказом китайских коллег участвовать в забастовке, напали на их лагерь, подожгли 79 зданий, убили 28 человек, ранили 15 и выгнали за пределы города несколько сотен китайцев. Когда власти штата попытались разобраться в случившемся и найти виновников погрома, они не смогли найти ни одного свидетеля, так как все они были запуганы. Надо сказать, что бунт в Рок Спринсе - самое крупномасштабное проявление антикитайских настроений в XIX в.

Спустя 10 лет, в 1894 г., была принята еще одна поправка к Закону об исключении от 1882 г., суть которой сводилась к тому, что китайским рабочим запрещалось возвращаться в США, за исключением случаев, когда их семьи уже жили там. Принятию этой поправки предшествовал изданный в 1888 г. так называемый Акт Скотта. Согласно ему, китайским рабочим, выехавшим на родину, запрещалось возвращаться в США даже с действующей выездной-въездной визой. Таким образом, тысячи китайцев, ранее проживавших в Штатах, остались за пределами страны.

По истечении предусмотренных законом 10 лет, в 1892 г. Томас Д. Джиари (Thomas D. Geary), демократ, представитель штата Калифорния, внёс на рассмотрение законопроект, предусматривающий продление действия закона 1882 г., а также всех законов, принятых по отношению к выходцам из Китая, ещё на 10 лет. Он также выступал за установление особой системы внутреннего паспортного контроля, которая предписывала китайским иммигрантам получить и постоянно иметь при себе так называемый «сертификат местопребывания». Отсутствие такового было равнозначно немедленной депортации или каторжным работам в течение одного года. Со стороны китайцев реакция последовала незамедлительно - по стране прокатилась волна протестов, последовал ряд достаточно резких заявлений от китайского правительства, обличающих этот закон как антигуманный, что совершенно не помешало Верховному Суду США признать его конституционным, не нарушающим никакие принципы и ввести его в силу в марте 1893 г.

г. ознаменовался одним из самых громких судебных процессов, который вошёл в историю как «Соединённые Штаты против Вун Ким Арка». Вун Ким Арк (Wong Kim Arc) был американцем китайского происхождения, рожденный в 1873 г. в г. Сан-Франциско, штат Калифорния, в котором его отец и мать имели постоянное место жительства вплоть до 1890 г., когда им пришлось покинуть США. Все это время Вун считал себя преданным гражданином Соединенных Штатов. Каково же было его удивление, когда в августе 1895 г., после временного визита в Китай, ему было отказано в возможности вернутся в страну «цветущего флага», руководствуясь при этом единственным основанием - согласно принятым Конгрессом актам об исключении китайцев, Вун Ким Арк не признавался урожденным гражданином США. Однако, согласно 14-й поправке к Конституции «каждый человек, рождённый в США… является гражданином Соединённых Штатов, не зависимо от расовой принадлежности…». После долгих перипетий судебной тяжбы Вун был признан гражданином США, имеющим право свободно уезжать из Штатов и возвращаться туда. Несмотря на положительный исход дела, этот случай был единственным светлым эпизодом эпохи антикитайских настроений в американском обществе. Вопрос о возможности натурализации для китайцев, легально прибывших в США, ни разу не поднимался. На всех них был навешан ярлык «нежелательные иностранцы» («aliens ineligible for citizenship») - иностранцы, которые по тем или иным причинам лишены прав на натурализацию в Америке.

Для всех был очевиден тот факт, что американское правительство не остановится на достигнутом и продолжит сведение на нет иммиграцию из Китая, вкупе с окончательным лишением прав уже приехавших китайцев. В 1902 г. Закон 1882 г. продлили ещё на 10 лет, а в 1904 г. после долгих дебатов было решено сделать его бессрочным. 27 апреля 1904 г. Теодор Рузвельт (Theodore Roosevelt) поставил свою подпись под словами: «данным актом запрещается въезд на территорию США, территории, находящиеся под юрисдикцией США, федеральный округ Колумбия китайцев и всех людей китайского происхождения на бессрочный период времени».

Обратим внимание и на тот факт, что американские президенты сохраняли преемственность политики в отношении «китайского вопроса». Зачастую они действовали в унисон с общественным мнением, укрепляя и углубляя его.

Чтобы придать закону от 1882 г. и последующим, направленным против иммигрантов, актам законную силу, в 1910 г. в заливе Сан-Франциско была построена иммиграционная станция Энджел Айленд, которая представляла собой бесконечные ряды двухэтажных деревянных сараев, раньше использовавшихся в качестве конюшен. Целью ее создания являлось регулирование иммиграционных потоков из Азии. В период между 1910 и 1940 гг., около 175 тыс. китайских иммигрантов побывали на Энджел Айленд в качестве задержанных, в ожидании разрешения переселиться на материк. Свои эмоции и состояние они запечатлели в стихах, которые нацарапывали прямо на стенах бараков. Вот пример одного из них:

У Америки есть власть, но в ней нет справедливости.

Мы заключены в тюрьму, словно опасные преступники.

Ничего не объяснив. Это действительно жестоко.

Склонив голову, я ничего не могу поделать.


Из приведенных строк становится понятно, насколько пренебрежительное и унизительное отношение терпели выходцы из Поднебесной по отношению к себе со стороны американского правительства, да и в целом со стороны американской общественности, так неумолимо пропагандирующей демократические ценности и так нелепо им противоречащей.

Задержанные эмигранты из Китая содержались в бараках неделями, месяцами и даже годами в атмосфере, близкой к тюремной. Этот факт отражен в следующих четверостишьях:


Этот деревянный дом держал меня в течение десятков дней,

А закон об исключении заарканил в свои сети.

Как жаль, что герои не могут применить свои военные навыки,

Им остается лишь ждать, когда раздастся звук удара кнута Зу.

Когда я оставлю это здание далеко позади,

Мы порадуемся этому вместе с сельскими жителями.

Не говорите, что все здесь стилизовано под Запад.

Хотя, возможно, это и построено из нефрита, оно, тем не менее, напоминает клетку.


Некоторые выбирали самоубийство, чтобы избежать унижения. Многие были высланы обратно. Те, кому удалось попасть в Соединенные Штаты, были в большинстве своем юноши от 15 до 21 года. Из-за незаконного способа проникнуть на территорию США их прозвали «бумажными сыновьями» («paper sons»). Схема начиналась с того, что китаец, находящийся в США, подделывал сертификат, подтверждающий, что он является гражданином Соединенных Штатов. «Бумажный отец» сообщал, что у него есть сын в Китае. Настоящая семья мальчика покупала ему все необходимые документы, включая билет в Америку, свидетельство о рождении, подтверждающее, что он сын «бумажного отца», и подробные инструкции о том, как вести себя во время допроса, проводимого представителями иммиграционных властей Энджел Айлэнда. Мальчик брал фамилию своего фиктивного отца и старался заучить наизусть сотни деталей о семействе этого человека и жизни в родной деревне. В течение многих недель, а иногда и месяцев, томились выходцы из Китая в ожидании допроса, обещавшего решить их будущее. Это подтверждают и воспоминания Элен Вонг Хом (Helen Wong Hom), эмигрировавшей в Соединенные Штаты вместе с матерью и братом в 1928 г.: «Я не помню как долго мы находились на Энджел Айленде. Помню, инспекторы раздели меня, потому что не могли поверить, что перед ними девочка. Они думали я - мальчик. Я не помню многого, потому что я была еще слишком мала. Меня и не допрашивали, потому что я была слишком мала. Рядом всегда была мама и, казалось, что все в порядке».

Тем временем, цепочка анти-иммиграционных законов продолжала пополняться. В 1913 и 1922 гг. в Калифорнии вышли новые законы (Alien Land Laws). В штатах Айдахо, Монтана, Аризона, Вашингтон и Орегон были приняты сходные законоположения. Первоначально они были направлены против японцев, но впоследствии охватили всех выходцев из Азии. Азиатским иммигрантам запрещалось покупать землю или владеть ею, как «иностранцам, не подходящим для гражданства».

«Китайский вопрос» все еще оставался главной национальной проблемой. Энджи Пун Чу (Ng Poon Chew), издатель ежедневной китайскоязычной газеты «Чун Сай Ят По» («Chung Sai Yat Po») в Сан-Франциско, писал: «За двадцать шесть лет своего существования, антикитайская иммиграционная политика США становилась все более суровой. Решительность и мощь, с которой она велась, превратили ее в политику истребления».

И действительно, в своем стремлении ограничить китайскую иммиграцию, власти даже шли на нарушение прав белого населения. К примеру, в 1922 г. был принят Акт Кэйбла, согласно которому любая женщина, являющаяся гражданкой США, теряла гражданство, если выходила замуж за азиата. Однако после развода или смерти мужа она вновь могла получить прежний статус. В 1931 г. в закон были внесены поправки, позволявшие женщинам сохранить свое гражданство и после замужества с так называемыми «нежелательными иностранцами».

Акт Кэйбла был отменен только в 1936 г. А за несколько лет до его отмены, в 1924 г., было введено принципиально новое ограничение - иммиграционный закон Джонсона-Рида (Johnson-Reed Act). Впервые США устанавливали квоты на въезд в Америку из каждой отдельной страны. Количество людей, которым разрешалось ежегодно эмигрировать из данной страны, составляло два процента от числа людей из нее, уже проживающих в США. Особое положение закон предусматривал для выходцев из Китая, а именно для китайских женщин. Прежде женам китайских торговцев и китайцев, рожденных в США, позволялось въезжать в страну. Теперь любой женщине, которая не подпадала под вышеприведенную категорию и не была преподавателем, студенткой или туристом, запрещалось въезжать в США. В результате до начала 1960-х гг. среди китайского населения в США наблюдалась огромная половая диспропорция.

В течение следующих двадцати лет нормативно-правовая база пребывания китайских иммигрантов в США новыми антикитайскими постановлениями не пополнялась, главным образом, из-за начавшейся в 1929 г. Великой Депрессии. Это время отмечено повышением престижа американских китайцев на своей исторической родине, в Китае, где они снискали общественное уважение и получили политические права, словом, все то, в чем им уже на протяжении длительного периода времени отказывали в Соединенных Штатах. Они устанавливали прямые контакты с различными учреждениями общегосударственного и провинциально уровня, политическими партиями, общественными организациями и иными группировками с тем, чтобы помочь Китаю укрепить свои позиции в мире - ведь только будучи сильной мировой державой, полагали китайцы, страна сможет защитить своих эмигрантов в Америке.

Все кардинальным образом изменилось во время Второй Мировой войны, когда Китай выступил в качестве союзника США в войне против Японии. Почти четверть взрослых китайских мужчин в стране были призваны на военную службу. Так как большинство китайцев не были женаты и не имели детей, их в первую очередь набирали в армию, как не являющихся кормильцами. Но многие шли в армию добровольно, видя в этом свой шанс изменить судьбу. Таким образом, почти двенадцать тысяч американских китайцев служили в вооруженных силах Соединенных Штатов Америки на благо страны.

Как гражданские жители, китайские рабочие впервые приветствовались на рабочих местах в промышленности, где зарплата традиционно была выше. Положительный образ Китая повлиял на отношение к китайцам в США - презрение сменялось восхищением. Американская литература стала восхвалять «несгибаемый характер» и «законопослушное поведение» китайцев, хотя всего десять лет назад китайцы описывались как исключительно злобные бандиты, курящие опиум.

С целью вывести американо-китайские отношения на новый уровень Уор-рен Магнусон, член палаты представителей (а позднее - Сената), предложил отменить Закон об исключении китайцев 1882 г. Комитет Граждан, состоящий из китайских ученых, писателей и религиозных лидеров, активно лоббировал принятие внесенного на рассмотрение законопроекта. И вот, 17 декабря 1943 г. Конгресс США 78-го созыва одобрил «Акт об аннулировании Закона 1882 г., установлении квот и др.», состоящий из трех статей. Первая из них отменяла те части Закона об исключении, в которых выходцы из Китая признавались «запрещенными для иммиграции в Соединенные Штаты». Согласно статье второй, только 105 китайцам разрешалось въезжать на территорию США каждый год. И, наконец, третья статья именовала иммигрантов из Поднебесной «представителями китайской национальности».

Теперь китайцы могли устраиваться на любую работу и покупать дома за пределами китайского квартала. Многие из них получили долгожданное гражданство. Большое значение имели Акты о солдатских невестах 1945 и 1947 гг. (War Bride Acts), которые позволяли китайцам, служившим в армии США во время Второй мировой войны, привезти в страну своих жен и детей на внеквотовой основе. В результате в период с 1948 по 1952 гг. около 90 процентов китайских женщин въехало в страну как невесты военных.

Но стереотипы, конечно же, не исчезли. В 1949 г., когда глава китайской делегации в Организации Объединенных Наций по ошибке позвонил в дверь соседнего номера в нью-йоркской гостинице, женщина, открывшая ему дверь, не говоря ни слова, вручила ему свое белье для прачечной. Окончательный перелом в сознании американских граждан еще не наступил.

Говоря иными словами, юридическое преследование китайцев в рассматриваемый период времени не прекратилось, но сбавило обороты. Во многом благодаря именно Второй Мировой войне отношение к «желтой угрозе» - так называли белые американцы представителей китайской нации - начало меняться. Закон об исключении 1882 г. был аннулирован, главным образом, по политическим причинам, а не из гуманности, поскольку теперь китайцы рассматривались американским правительством как союзники. Энджел Айленд также перестал использоваться в качестве центра задержания китайских иммигрантов и ныне остается живым напоминанием о постыдным периоде в истории американской иммиграции. Несомненно, это было победой для эмигрантов из Китая и американских китайцев. Тем не менее, расистская политика, проводимая в конце XIX - начале XX вв., существенно подпортила американскую репутацию.

Подводя итог всему вышесказанному, необходимо отметить, что антикитайская иммиграционная политика существенно повлияла на американскую иммиграцию в целом. Ограничения, вводимые для выходцев из Китая, положили начало отклонению от традиционного иммиграционного контроля и, более того, стали моделью для последующего регулирования иммиграции. Американские законодатели обеспокоились растущим потоком иммигрантов из Китая, и приняли Закона об исключении 1882 г., который ввел запрет на иммиграцию для граждан Поднебесной, а также запрет на натурализацию тех, кто уже проживал в Америке. После его принятия Конгресс все в большей степени использовал его для ограничения числа лиц, въезжающих на территорию Соединенных Штатов. С каждым новым иммиграционным актом круг людей, подлежащих исключению, становился все шире и шире. С окончанием Второй Мировой войны появление Америки на международной арене в качестве супердержавы, начавшаяся Холодная война и активизация гражданских прав обнажили ханжество американского правительства по отношению к иммигрантам. Чтобы как то исправить ситуацию и представить себя в качестве эгалитарного лидера свободного мира, США были вынуждены пересмотреть свою дискриминационную иммиграционную политику. Результатом стало исправление «исторической ошибки» в виде отмены Закона об исключении китайцев 1882 г., со вступлением в силу которого в истории китайской иммиграции началась новая эра.


3. Китайская община США в «эпоху изгнания»


.1 Особенности жизни и быта китайских иммигрантов в годы их изоляции


Процесс становления китайской общины в США был уже позади. Безусловно, он протекал в сложной социально-политической обстановке. Однако к 1880 г. на территории Соединенных Штатов сложилась устойчивая социальная общность выходцев из далекого Китая, объединенных общим языком, своеобразием культуры, быта, традиций и обычаев.

Тем не менее, в результате иммиграционной политики, проводимой американским правительством в отношении китайских иммигрантов, численность последних неумолимо уменьшалась, достигнув в 1920 г. самой низкой отметки за пока еще недлительную историю их пребывания в Новом Свете.


Таблица 1 - Численность китайских иммигрантов в США в 1880-1940 гг.

Процентное соотношениеГод переписиОбщее количествоМужчиныЖенщиныМужчиныЖенщиныКоличество мужчин на 100 женщин1880105 465100 6864 77995,54,52106,81890107 488103 6203 86896,43,62678,9190089 86385 3414 52295,05,01887,2191071 53166 8564 67593,56,51430,1192061 63953 8917 74887,412,6695,5193074 95459 80215 15279,820,2394,7194077 50457 38920 11574,125,9295,3

Помощник окружного прокурора штата Нью-Йорк Макс Колер (Max Kohler) однажды сказал: «Вместо того чтобы проявить гостеприимство и доброжелательность, как в отношении других иностранцев, мы отказали в праве получить американское гражданство китайцам, предвзято относились к ним, унижали, притесняли и оскорбляли их, применяли эту чудовищную систему изгнания против них, основанную на утверждении, что они не обладают ни одним из «естественных прав человека». Как мы могли ожидать от них, что они ассимилируются, как и другие иммигранты?».

Китайцы были не первые и не последние в Америке, кто привез свою культуру с собой в багаже. В ответ на предвзятое к ним отношение и преследования они создавали изолированные «общества внутри общества».

Чайна-тауны, в которых в рассматриваемый период времени уже было сосредоточено более 80 процентов китайского населения, оставались изолированными и игнорируемыми правительством США вплоть до окончания Второй Мировой войны. Жизнь в них была тесной и убогой: и в 12 кварталах китайского анклава в Сан-Франциско, известного как Dai Fu (Большой Город), и в Сакраменто, называвшемся Yee Fou (Второй Город). Кстати говоря, именно в дельте реки Сакраменто в 1915 г. группа китайских иммигрантов основала деревню, которую они назвали Локипорт (Lockeport), по имени семьи, которой принадлежала земля. Со своей главной улицей, вдоль которой тянулись ряды ветхих зданий, частично скрытых в тени дамбы, китайской школой, лавочками, казино и борделями, принадлежавших белым, Локки стал прибежищем для всех китайцев, живших в это время в Америке.

Быт жителей Поднебесной отличался особой простотой, и этому существовало свое объяснение: в домашней обстановке люди проводили чрезвычайно мало времени. Холостые мужчины спали по 10-12 человек в одной комнате. Несколько семей делили кухню и ванную. Они не могли получить жилье в другом месте, потому что белые не соглашались ни продавать, ни сдавать им его в аренду. Даже выходить за пределы китайского квартала было рискованно. Вот что по этому поводу говорил житель Сан-Франциско Джим Чан (Gim Chang): «Я сам редко покидал Чайна-таун, только тогда, когда нужно было купить что-нибудь из вещей в центре города. Район Юнион-скуэр (Union Square) был опасен для нас, особенно в вечернее время. Здесь китайцы особенно часто подвергались нападению со стороны бандитов, поэтому мы постоянно были вынуждены иметь при себе полицейский свисток».

Что выделяло выходцев из Китая из огромного потока иммигрантов, так это очень высокая степень взаимной поддержки. Они основали собственные школы, где преподавание велось на родном языке, читали печатавшиеся здесь же собственные газеты и посещали собственные оперы. Везде, где это было возможно, они старались строить деловые и торговые отношения в первую очередь друг с другом. Группы торговцев фактически организовывали банки, собирая деньги в «общий котел», из которого любой в группе мог взять необходимую сумму. Те, кто желал перевести с трудом заработанные деньги на родину, зачастую должны были полагаться на своих земляков, едущих назад в Китай, так как система денежных переводов между странами оставляла желать лучшего. Впоследствии широкое распространение получили и другие способы передачи денежных средств - почтовые агентства, импортно-экспортные компании, известные как jinshanzhuang, частные курьеры сформировали обширную сеть для транспортировки и передачи капитала китайской общины в Америке через Гонконг прямиком в руки сельских жителей, проживавших в дельте Перл Ривер (Pearl River Delta) провинции Гуандун. Денежные переводы китайцев из Нового Света способствовали повышению уровня и качества жизни китайской нации, но они никак не могли повлиять на изменение социального статуса самих американских китайцев.

Также китайские иммигранты объединялись в районные (huiguan) и семейные (gongsuo) ассоциации, организованные в зависимости от районов их проживания в Китае. Такие ассоциации выступали в роли агентств по трудоустройству, помогали в поиске жилья, участвовали в разрешении споров, спонсировали общественно-культурные мероприятия. Они же организовывали отправку тел умерших на родину. Для удобства в каждом городе имелся филиал подобного рода ассоциации. Все вместе они формировали Объединенный Китайский Благотворительный Союз, де-факто являвшийся чем-то вроде правительства китайских гетто. Он, несомненно, оставил неизгладимый след в истории китайцев американского происхождения.

Однако деятельность китайских ассоциаций нельзя назвать однозначно положительной. Иногда они становились слишком мощными и деспотичными. К примеру, такая этническая организация, как Тонги (Tong), вообще занималась преступной и незаконной деятельностью (контрабанда наркотиков, организация незаконной иммиграции, уклонение от уплаты налогов). Преступные группировки конкурировали между собой, ведя жестокие кровопролитные войны за сферы влияния. Пресса уделяла пристальное внимание этим «разборкам». Ранее представлявшиеся в статьях, как отсталые, жалкие «язычники», китайцы приобрели образ кровожадных гангстеров, мошенников и сутенеров, прививших обществу белых американцев привычку опиокурения.

Отметим, что вплоть до 1880-х - 1890-х гг. американцы были не слишком заинтересованы в употреблении опиума. Но последующие десятилетия показали, что интерес попробовать новое для них опьяняющее и одурманивающее вещество взял верх, и они все чаще и чаще стали посещать опиумные салоны, где совершенно беспрепятственно, хоть и противозаконно, могли приобрести фунт опиума (около 500 грамм) по цене от 6 до 10 долл. По началу подобного рода заведения посещали лишь молодые мужчины, однако вскоре к ним стали присоединяться и женщины. В период между 1905-1919 гг. правительство страны принимает ряд федеральных законов, ограничивающих употребление медицинских препаратов, содержащих опиум. Импорт самого опиума был запрещен. Но поскольку ввоз и распространение данного вещества являлись важной статьей доходов американских китайцев, они стали заниматься незаконной наркоторговлей. К тому же в 1919 г. был принят закон Волстеда (Volstead Act), регламентировавший принудительную реализацию 18-й поправки к Конституции о введении «сухого закона» на всей территории Соединенных Штатов, что так же побудило членов некоторых китайских группировок прибегнуть к деятельности, противоречащей закону. В сложившихся условиях получили развитие подпольные самогонщики и контрабандисты, доставлявшие в страну запрещённое зелье через океан. Появились нелегальные притоны, где посетители шепотом с многозначительным подмигиванием заказывали чай и в чайной чашке получали горячительный напиток.

Говоря же о сутенерстве и проституции, нельзя не отметить тот факт, что китайские бордели продолжали приносить их владельцам огромный по тем временам доход. Считалось, что среднестатистическая проститутка обслуживает 4-10 клиентов в день, а ее средний профессиональный срок службы равен 4-5 годам. Исходя из расчета, что в среднем клиент платил около 38 центов за оказываемые ему услуги, даже самая низкосортная куртизанка зарабатывала за год примерно 850 долл. И все-таки, согласно статистике, число женщин, оказывающих сексуальные услуги, сократилось с 75 процентов в 1870 г. до 21 процента в 1880-м и далее продолжало сокращаться. Связано это с тем, что в Законе об исключении китайцев было условие, которое разрешало иммигрировать торговцам и их семьям. Поэтому владельцы прачечных, ресторанов и даже простые рабочие старались выдать себя за торговцев, предоставляя соответствующие фальшивые документы. Таким образом, стал возможным приезд из Китая жен.

Смешанные браки с белыми становились обычным делом. Но китайцы все же предпочитали брать себе в жены китаянок. Согласно Чин Чонгу (Chin Cheung), одному из урожденных американцев китайского происхождения, «американские девушки слишком независимы - гуляют по вечерам, танцуют, тратят деньги и не слишком то любят сидеть дома…. По сравнению с девушками из Китая, они не такие хорошие жены. Китайские девушки гораздо лучше заботятся о муже и детях, да и вообще готовы иметь много детей». В США китайские семьи начали мало-помалу формироваться, когда мужчины стали уходить с шахт и железных дорог и начинали заниматься более безопасным и стабильным делом, как например фермерство или владение магазином. Когда они начинали процветать на новом месте, они старались придерживаться своих старых ценностей - отцу полагалось безоговорочное уважение и повиновение, работали все вместе. Вырученные деньги шли на то, чтобы следующее поколение получило хорошее образование и жило лучше.

Добыча золота и строительство железных дорог перестали быть основными способами зарабатывания на жизнь. Теперь же китайцев нанимали на малые предприятия, задействовав их в трудоемком производстве одежды, шерсти, сигар, обуви. Рост городов, таких, как Сан-Франциско, Нью-Йорк, Бостон, Филадельфия, Чикаго, Лос-Анджелес, обеспечил выходцам из Поднебесной рабочие места в новой для них сфере - сфере услуг. В результате, работа по дому и обслуживание в ресторанах стали наиболее популярными видами деятельности среди трудоспособных китайских иммигрантов, а почти треть из них трудилась в прачечных. Значительно меньшее число китайцев находилось на Юге и Востоке. Они работали на арканзасских фермах и на железных дорогах в Миссисипи, а в Массачусетсе их нередко использовали в качестве штрейкбрекеров. За год среднестатистическому китайскому рабочему едва удавалось заработать больше 500 долл. Но и эти деньги китайские иммигранты старались вложить в своих детей, видя за ними свое будущее. Родители стремились обучить детей китайской грамоте и культуре, посылая их в китайские школы в общинах, но вместе с тем побуждали их к получению американского образования.

Таким образом, в «эпоху изгнания» китайскому населению США пришлось выработать концепцию терпения по отношению к жизненным трудностям и расовой дискриминации, чему помогал традиционный китайский уклад жизни - скромные жизненные потребности, а также соблюдение традиций. На пути к своей «американской мечте», эмигранты из Китая смогли построить крепкую общину с прочными внутренними связями. Уже не надеясь вернуться на свою историческую родину, они стремились создать ее подобие на своем новом месте жительства - в Америке. И как это покажется нестранным, даже такое социальное явление как проституция способствовало этому. Женщины, занимающиеся проституцией, сыграли важную роль в развитии китайской общины в США: оказывая сексуальные услуги, они тем самым подбадривали и вдохновляли мужское работающее население, что выражалось в их социально - экономических достижениях.


.2 Организация религиозной жизни американских китайцев


Одним из значимых факторов, обуславливающих целостность китайской общины в США, является религия. Религия была и до сих пор остается одним из важнейших феноменов, повлиявших на становление китайских сообществ в Америке. Она объединила оказавшихся в новых, часто враждебных, условиях китайских иммигрантов, позволила им преодолеть трудности, опираясь на наследие культурных традиций.

Для понимания особенностей организации религиозной жизни американских китайцев важно учитывать общую специфику китайской религиозности, исчерпывающую характеристику которой дал в 1981 г. классик французского и мирового китаеведения Анри Масперо (Henri Maspero): «Распространено мнение, что китайцы имеют три религии: конфуцианство, буддизм и даосизм. Под этим не понимается, что кто-то является буддистом, другой - даосом, а третий - сторонником идей конфуцианства, а наоборот - каждый китаец верит во все три религии сразу. Это одно из многих ошибочных представлений, циркулирующих вокруг Китая. В реальности все обстоит совершенно иначе. Китайцы не более нас способны верить в три отдельные религиозные системы одновременно…».

Однако в рассматриваемый период времени говорить о каком-либо религиозном разнообразии среди китайцев, проживавших на территории США, не приходится. Как отмечает в своем труде Н.В. Кухаренко, специфической чертой религиозной жизни выходцев из Китая был феномен «Сань цзяо» (трех учений) - религиозный комплекс, объединявший, прежде всего на уровне повседневности, в непротиворечивое целое системы конфуцианства, буддизма и даосизма. Разграничение между наиболее распространенными китайскими религиями в основном диктовалось требованиями момента: для свадьбы удобнее конфуцианский обряд, гадать лучше по Книге перемен (Book of Changes), похороны стоит проводить по буддийским правилам. Все это подтверждает теорию о прагматизме (принцип «здесь и сейчас»), традиционно характеризующем китайскую религиозность. Китайцев больше заботили земные проблемы в конкретный промежуток времени, именуемый их жизнью.

Основные китайские религиозно-культурные институты на североамериканских просторах сложатся гораздо позднее. В конце XIX - первой половине XX вв. мы можем наблюдать лишь два направления, по пути которых формировался религиозный уклад жизни китайских иммигрантов, из них центральное место, без сомнения, занимало конфуцианство.

Это древнейшее этико-политическое и религиозное учение в особенности поддерживала мужская половина китайского населения, а также элита китайских кварталов. Объяснялось это тем, что конфуцианство строго определяло место женщины в семейной иерархии - она подчинятся отцу пока она дочь, мужу пока жена и старшему сыну, когда станет вдовой. Женщина любого класса все равно считалась ниже любого мужчины. Даже активный сторонник реформ, Ву Панджао (Wu Panzhao), в беседе с журналистом сказал так: «Что касается равенства между мужчинами и женщинами, то этот вопрос не подлежит никакому обсуждению. В природе не существует никакого равенства. Везде, будь то телосложение, интеллект, поступки, мы сталкиваемся с неравенством. Место женщины - дом, семья. Ее обязанности - домашнее хозяйство и хранение семейного очага».

В американских Чайна-таунах, при школах, которые начинали и заканчивали учебный семестр церемонией поклонения Конфуцию, организовывали празднества в честь рождения великого мыслителя.

Разумеется, в стране существовали и конфуцианские храмы (хотя и далеко не в столь значительном количестве). Эти храмы представляли собой обычно лишь залы с алтарями и курильницами, и с ритуальной утварью для жертвоприношений.

Тем не менее, колоссальное уважение китайских иммигрантов к своим традиционным религиозным ценностям не помешало некоторым из них примкнуть к числу христиан. В начале XX в. число китайцев, в чьих судьбах христианская церковь играла существенную роль, насчитывало примерно около четырех тысяч человек. Большую их часть составляли женщины и молодежь, которым христианство подарило надежду на освобождение от ограничений, предписанных им конфуцианством.

Повсеместно стали создаваться Молодежные Христианские Организации - в 1912 г. - в Сан-Франциско, в 1916 г. - в Нью-Йорке, в 1923 г. - в Сиэтле. Они занимались разработкой программ, имевших целью воспитать поколение физически здоровых и сильных китайских американцев, тем самым опровергнув устоявшееся мнение о них, как о «больных людях». Кроме того, члены организаций предлагали китайским иммигрантам профессиональное обучение с тем, чтобы подготовить их к жизни в американском обществе. Морально-этическая сторона всего затеянного заключалась в том, чтобы научить новоиспеченных христиан любви ко всем и чувству долга, как граждан республики.

Протестантские и католические миссионеры, которые пришли в уникальные китайские гетто, основывая церкви и школы, стремились ассимилировать китайцев и обратить их в свою веру. Те выходцы из Китая, кому довелось получить пусть даже неполное, но все-таки американское образование, скоро стали осознавать ущербность своего статуса. Многие из них начали стыдиться своей внешности и культуры. Они были словно одержимы идеей быть принятыми белым обществом. Это означало необходимость отвергнуть свою культуру и язык и пойти по пути «американизации».

Итак, как мы могли увидеть, между христианскими церквями и китайскими общинами в США сложились довольно-таки тесные отношения. Можно сказать, христианские ценности стали неотъемлемой частью жизни для многих китайцев.

Но встречались и такие случаи, когда и конфуцианство, и христианство в иммигрантской среде воспринимались одинаково адекватно. Например, Элис Фонг (Alice Gong), урожденная калифорнийка, всегда гордилась китайским культурным наследием. Став христианкой, юная Элис не видела никаких противоречий между конфуцианскими добродетелями, о которых она узнала от своих родителей, и христианской моралью. Девушка на самом деле считала, что «учение Конфуция содержит в себе все достоинства христианского учения, и те, кто незнакомы с многовековым духовным наследием китайской мудрости, никогда не смогут этого понять».

Таким образом, в Америке были заложены основы китайской религиозной традиции. Можно сделать вывод о том, что в период «эры изгнания» среди китайцев не наблюдалось доминирующего положения ни одной из существующих религий, исповедание одной из них не исключало другую. Они еще не обладали философской составляющей и не были институализированы. Крайне фрагментарные их проявления были приспособлены к нуждам разных социальных групп.

Время, именуемое как «эпоха изгнания», - время трансформации китайской общины. Китайцы, по разным причинам вынужденные покинуть родину и осевшие в США, привезли туда с собой свой язык, культуру, социальные и религиозные институты и традиции. Постоянно сталкиваясь с неприятием со стороны американских граждан, им все же удалось сохранить исторические культурные традиции своего народа, формируя закрытые этнические общности. Тем не менее, несмотря на некоторую изолированность, китайские американцы стремились к повышению своего культурного и образовательного уровня. Это нашло свое отражение в создании разного рода учреждений и организаций, способствующих получению знаний и навыков, а также удовлетворению духовно-эстетических интересов и потребностей. Эволюционные изменения общины в американском обществе, характеризующемся как открытое, построенное на широком распространении информации, были неизбежны. Однако мы не можем с уверенностью говорить о процессе «американизации» в отношении подданных Поднебесной империи. С послаблением в ограничениях в 1943 г. они перестали рассматривать себя как просто китайских рабочих, прибывших в Соединенные Штаты, чтобы заработать себе на достойную жизнь по возвращении на родину. Теперь же выходцы из Китая имели достаточно оснований, чтобы считаться американцами китайского происхождения.


Заключение


Соединенные Штаты Америки с самого первого дня своего существования являлись страной мигрантов, а американская история знает периоды, когда за полвека в страну въезжало больше людей, чем проживало на ее территории. Их труд и энергия способствовали укреплению экономики страны и повышению уровня благосостояния ее граждан. С середины XIX в. Америку захлестнула волна переселенцев из Китая, трудолюбивых и стойких, отчаянных и решительных, искавших на новой родине мир и благополучие. Звуки и иероглифы языка китайцев были необычными для американцев, также как и их верования. А диковинные одеяния и экзотические косички странно смотрелись в суровом быту золотоискателей. Все это в определенной мере способствовало тому, что в сознании американцев устойчиво закрепилось восприятие выходцев из Китая как людей, несущих опасность всему американскому обществу, эдаких «чужаков».

В представленной работе была предпринята попытка сформировать представление о китайских иммигрантах в США и проблемы, с которыми им пришлось столкнуться во второй половине XIX - первой половине XX вв. В результате исследования нами были сделаны следующие выводы.

Во-первых, в качестве основной причины массовой иммиграции китайцев нами были обозначены крупномасштабные внутриполитические изменения в Китае во второй половине XIX в. Соединенные Штаты больше всего привлекали выходцев из Поднебесной, поскольку это была страна неограниченных возможностей и высокой (по сравнению с европейскими государствами) заработной платой. Селились китайские иммигранты по всей стране. Однако значительная их часть была сосредоточена на Западе, где основной сферой занятости была работа на производстве. На Юге же китайцев с удовольствием нанимали в качестве рабочих на плантации, поскольку считали их людьми неприхотливыми, поистине знающими толк в сельском хозяйстве.

Во-вторых, эмигранты из Китая стремились выстроить привычную для своего существования среду. Это выражалось не только в соблюдении присущих им традиций, проведении национальных китайских праздников, но даже в их внешнем виде. В силу большой зависимости от коллектива, установки на взаимодействие в общине, крепких родственных связей, китайцы, обосновавшись в Америке, пытались вывезти за собой родственников и знакомых. Вместе они компактно проживали в Чайна-таунах - китайских кварталах, в которых постепенно создавались все необходимые для поддержания достойного уровня жизни условия.

В-третьих, были заложены основы иммиграционной политики США, в рамках которой проводился комплекс мер по формированию антикитайского законодательства. Попытки запрета китайской иммиграции были вызваны желанием ослабить конкуренцию на рынке труда в период экономического кризиса. Закон об исключении китайцев 1882 г., запревший въезд китайской этнической группы в страну, - наиболее важный из всех принятых в этот период времени документ, в результате которого число китайских иммигрантов в Соединенных Штатах существенно снизилось.

В-четвертых, мы отметили, что иммиграционная политика американского правительства в отношении китайского населения США в 1880-е-1940-е гг. сбавила обороты, по сравнению с предыдущим периодом, но все же оставалась жесткой и антигуманной. Лояльнее она стала лишь во время Второй Мировой войны, когда в знак добропорядочных союзнических отношений с Китаем, был издан Закон об аннулировании Акта об исключении китайцев 1882 г. Это был, в самом деле, небольшой, но прогресс в деле налаживания контактов с китайскоговорящей частью страны.

В-пятых, в ходе исследования был выявлено, что жизнь и быт американских китайцев в этот же период времени, который все чаще именуют просто как «эпоха изгнания», претерпели изменения, хоть и не существенные. По-прежнему продолжалось копирование традиционных элементов китайской культуры с целью воссоздать прообраз Китая в Америке. Такие процессы, как аккультурация и ассимиляция, вообще были мало свойственны китайским иммигрантам. Они все чаще объединялись в различного рода ассоциации, в том числе и преступного характера, так как именно в единстве и взаимопомощи китайцы видели и чувствовали свою силу.

И, наконец, в-шестых. На своей новой родине выходцы из Поднебесной пытались реконструировать образ жизни, характерный для традиционного китайского общества. Делалось это путем создания своих институтов, в частности религиозных. Тем не менее, прагматизм, столь присущий американцам, еще не мог оказать сильного влияния на религиозное сознание китайских иммигрантов. Отождествление повседневной религиозности с исполнением предписаний какой-либо одной религии, то, что условно можно определить как «высокую религиозность», было явлением нечастным. Китайцы еще с большим вниманием присматривались к тому, что может предложить им Америка в области религиозной организации.

Китайская община, со свойственной для нее тенденцией к сохранению локальных общностей и культурной обособленности, существует в США уже более 150 лет. Иммиграция китайцев в Соединенные Штаты явилась одной из причин роста социально-экономического и культурного благосостояния молодого государства. Их вклад в развитие железных дорог, сельскохозяйственной инфраструктуры неоценим. К концу XIX в. молодая страна превращается в мировую державу. В настоящее время американские китайцы - это одна из наиболее влиятельных иммигрантских группировок, обладающая значительным экономическим потенциалом, сплоченностью, культурной и психологической общностью, а также целой системой пересекающихся связей, позволяющих ей действовать как единый организм. В нынешних условиях Пекин выражает крайнюю заинтересованность в совместных с американцами проектами и сохранении американского рынка сбыта. Это дает возможность стране поддерживать высокие темпы экономического роста, даже в период экономического спада, и развивать наиболее отсталые отрасли народного хозяйства. Поэтому сегодня китайская община в США рассматривается как важнейший внешнеполитический и экономический ресурс Китая, обеспечивающий китайские политико-стратегические интересы.


Библиографический список


1 1870 Census of population and housing [Электронный ресурс] // U.S. Census Bureau: офиц. сайт. - 2000. - Режим доступа: #"justify">2 A Memorial from Representative Chinamen to President U.S. Grant [Электронный ресурс] // American Memory from the Library of Congress: офиц. сайт. - 2003. - Режим доступа: #"justify">An oral history of Chinese immigrant detainees [Электронный ресурс] // Angel Island: Immigrant Journeys of Chinese Americans: офиц. сайт. - 1998. - Режим доступа: #"justify">Angel Island Immigration Station Poetry, 1910-1940 [Электронный ресурс] // CET: Ancestors in the Americas: офиц. сайт. - 1998. - Режим доступа: #"justify">Cable Act, September 22, 1922 [Электронный ресурс] // Scribd. Com: офиц. сайт. - 2006. - Режим доступа: #"justify">6 David Phillips Discusses «Chinese question» [Электронный ресурс] // American Memory from the Library of Congress: офиц. сайт. - 2003. - Режим доступа: #"justify">Scott Act, October 1, 1888 [Электронный ресурс] // UC Hastings College of the Law: офиц. сайт. - 2009. - Режим доступа: #"justify">The Chinese Exclusion Act May 6, 1882 [Электронный ресурс] // Public Broadcasting Service: офиц. сайт. - 1995. - Режим доступа: #"justify">The Chinese Exclusion Extension Act, 1904 [Электронный ресурс] // CET: Ancestors in the Americas: офиц. сайт. - 1998. - Режим доступа: #"justify">The Immigration Act of 1924 [Электронный ресурс] // Historical Documents. Com: офиц. сайт. - 2007. - Режим доступа: #"justify">11 The Magnuson Act (The Chinese Exclusion Repeal Act) of 1943 [Электронный ресурс] // CET: Ancestors in the Americas: офиц. сайт. - 1998. - Режим доступа: #"justify">The Page Law March 3, 1875 [Электронный ресурс] // UC Hastings College of the Law: офиц. сайт. - 2009. - Режим доступа: #"justify">The United States vs. Wong KimArk Process, 1898 [Электронный ресурс] // CET: Ancestors in the Americas: офиц. сайт. - 1998. - Режим доступа: #"justify">Yung, J. Chinese American voices: from the gold rush to the present [Электронный ресурс] / J. Yung, Gordon H. Chang, H. Mark Lai. - London: University of California Press, 2006. - 485 p. - Режим доступа: #"justify">15 Бурстин, Д. Американцы: национальный опыт / Д. Бурстин. - М.: Прогресс - Либера, 1993. - 624 с.

Лайнгер, С.Р. Из истории китайского эмиграционного движения: середина XIX - начало XX в. / С.Р. Лайнгер. - М.: Наука, 1992. - 173 с.

Кухаренко, Н.В. Восприятие американским обществом китайских иммигрантов и официальная политика властей США в этом вопросе в XIX-XX вв. / Н.В. Кухаренко // Вестник АмГУ. - 2003. - №20. - С. 14-19.

Кухаренко, Н.В. Китайские этнорелигиозные сообщества в США: дис. …. канд. философских наук: 09.00.13 / Н.В. Кухаренко; АмГУ. - Благовещенск, 2004. - 194 с.

19 Braun, T. The Heritage We Renounce. 19th Century Images and Stereotypes of Chinese / Chinese-Americans in the United States: Media Portrayal and Historical Basis [Электронный ресурс] // Eric Kao: Asian American Studies 121 Material: неофиц. сайт. - 1998. - Режим доступа: #"justify">Grant, N. White Supremacy and the Alien Land Laws of Washington State [Электронный ресурс] // University of Washington: офиц. сайт. - 2008. - Режим доступа: #"justify">Cassel, S.L. The Chinese in America: A History from Gold Mountain to the New Millennium [Электронный ресурс] / S.L. Cassel. - Walnut Creek, CA: AltaMira Press, 2002. - 463 p. - Режим доступа: #"justify">Chan, S. Chinese American Transnationalism: The Flow of People, Resources, and Ideas between China and America During the Exclusion Era [Электронный ресурс] / S. Chan. - Philadelphia: Temple University Press, 2006. - 312 p. - Режим доступа: #"justify">Chinese Immigration to America [Электронный ресурс] // Think Quest: офиц. cайт. - 2005. - Режим доступа: #"justify">Chinese and Westward Expansion [Электронный ресурс] // American Memory from the Library of Congress: офиц. сайт. - 2003. - Режим доступа: #"justify">Kim, H.C. Asian Americans and Congress: A Documentary History [Электронный ресурс] / H.C. Kim. - Westport: Greenwood Press, 1996. - 608 p. - Режим доступа: #"justify">Kung, S.W. Chinese in American Life [Электронный ресурс] / S.W. Kung. - Seattle: University Of Washington Press, 1962. - 352 p. - Режим доступа: #"justify">Lee, C. Prostitutes and picture brides: Chinese and Japanese immigration, settlement, and American nation-building, 1870-1920 / C. Lee. - Center for Comparative Immigration Studies, University of California, San Diego, 2003. - 47 p.

Lee, E. At America's Gates: Chinese Immigration during the Exclusion Era, 1882-1943 [Электронный ресурс] / E. Lee. - Chapel Hill: University of North Carolina Press, 2003. - 331 p. - Режим доступа: #"justify">Ling-chi Wang, L. Chinese Americans [Электронный ресурс] // Countries and Their Cultures: офиц. сайт. - 2006. - Режим доступа: #"justify">30 McIllwain, J.S. Organizing crime in Chinatown: race and racketeering in New York City, 1890-1910 / J.S. McIllwain. - Jefferson, NC: McFarland, 2004. - 250 p.

31 Miller, S.C. The unwelcome immigrant: The American Image of the Chinese, 1785-1882 [Электронный ресурс] / S.C. Miller. - Berkeley: University of California Press, 1969. - 410 p. - Режим доступа: #"justify">Takaki, R. A different mirror: A history of multicultural America / R. Takaki. - New York: Little, Brown & Co., 1993. - 508 p.


Теги: Становление и трансформация китайской общины в США во второй половине XIX – первой половине XX вв.  Диплом  История
Просмотров: 11890
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Становление и трансформация китайской общины в США во второй половине XIX – первой половине XX вв.
Назад