Русские диаспоры на Балканах

Оглавление


Введение

1. Культурно-исторические связи россии с народами балкан

1.1 К истории российско-балканских связей и балканская политика России

1.2 Российская революционная эмиграция на Балканы и возникновение диаспор

2. Волны русской эмиграции на балканы

2.1 Этнокультурные аспекты русской эмиграции в Королевство сербов, хорватов и словенцев (1920-е гг. XX в.)

2.3 Вторая (1940-е гг. ХХ в.) и третья (1966-1980 гг. ХХ в.) волны русской эмиграции на Балканы

3. Современный этап русской эмиграции на балканы (1990-2012 гг.)

3.1 Русскоязычные диаспоры в Сербии и их роль во внешней политике Российской Федерации

3.2 Социокультурный контекст русскоязычных диаспор в Болгарии

Заключение

Источники и литература

Приложения

Введение


Данная выпускная квалификационная работа посвящена истории возникновения русских диаспор на Балканах.

Следует отметить, что, по мере развития человеческой цивилизации, увеличивалось и число факторов, вызывающих феномен эмиграции. Изначально эмиграция представляла собой явление, характеризующееся единичными случаями, когда люди, в силу различных обстоятельств, были вынуждены покидать свою страну. Со временем она стала более заметным явлением. Общемировой характер эмиграция приобрела в начале XX в.

Эмиграция из России - страны, которой за первую четверть века довелось пережить три революции, Русско-японскую войну, Первую мировую войну и гражданскую войну, распад государства, "красный" и "белый террор", эпидемии, голод - представляла собой особое явление, беспрецедентное по своим масштабам. Перед людьми, покинувшими Родину, встала острейшая проблема - проблема адаптации на новом месте. Балканские государства дали приют и оказали помощь сотням тысяч наших соотечественников. Благожелательная политика этих стран, ставших для многих эмигрантов из России второй родиной, дала им возможность трудиться, получить образование, способствовала созданию условий для сохранения русской культуры и национальных традиций.

Актуальность данного исследования заключается в том, что русские диаспоры на Балканах существуют до сих пор. В некоторых государствах, например, в Болгарии, русскоязычная община является одним из крупнейших национальных меньшинств этой страны. Русские диаспоры также являются одним из факторов, определяющих внешнюю политику Российской Федерации в регионе. Изучение истории русской эмиграции и русских диаспор в балканских странах представляет интерес с точки зрения анализа актуального состояния жизни наших соотечественников в этом регионе.

русская диаспора эмиграция серб

Изучение балканской составляющей русского зарубежья имеет познавательное и практическое значение. Данный материал позволяет выявить факторы, влияющие на процесс эмиграции и на образ жизни эмигрантов. В частности, необходимо обратить внимание на причины эмиграции, политику страны, которую они покинули, и принимающих стран, культурные сходства и различия, их влияние на адаптацию эмигрантов в новой среде. Исследование балканской составляющей русского зарубежья помогает понять место культуры национального меньшинства, поставить проблему национальной идентичности, противостояния ассимиляции. В Балканских странах, культурно близких к России, общность славянского происхождения, родственность языков и единство вероисповедания этнических групп являются важными предпосылками ассимиляции в пользу ведущего этнического элемента. Однако в случае с русскими эмигрантами этого не произошло. Исследование русской эмиграции также позволяет изучить закономерности адаптации эмигрантов к новому окружению, проследить механизм возникновения конфликтных ситуаций между русскими эмигрантами и местным населением, способствовать урегулированию подобных конфликтов в будущем.

Состояние изученности темы. Изучение российского зарубежья стало одной из актуальных задач современной науки. Учитывая объем научных работ и исследований, осуществленных за последние двадцать лет, можно говорить о появлении нового направления в отечественной гуманитарной науке - эмигрантоведения.

В изучении российской эмиграции отечественными исследователями можно выделить два этапа. Они совершенно различны: советский период (20-80 гг. XX в.) и постсоветский период (90 гг. XX в. - настоящее время). Что касается первого этапа, то в эти годы, в условиях жесткой цензуры, в советской литературе приводилась лишь краткая информация о жизни выходцев из России за рубежом. В первых отечественных работах, посвященных русскому зарубежью, оно определялось в качестве составной части враждебного капиталистического окружения. Работы исследователей того времени ставили своей целью разоблачение антисоветских планов белой эмиграции. Отличительной особенностью этих работ было стремление показать негативную роль эмигрантов в годы гражданской войны и их антисоветскую деятельность после ее окончания. В 1950-60 гг. основную массу публикаций составляли не научные исследования, а материалы, основанные на личных воспоминаниях бывших эмигрантов, возвратившихся в Советский Союз после Второй мировой войны. После "хрущевской оттепели" появились новые тенденции в изучении материалов по русскому зарубежью. Это было связано с появлением возможности работать с материалами русского заграничного исторического архива. В 1980-е гг. отечественная наука пополнилась новыми работами, авторы которых впервые обратились к различным сторонам жизни и деятельности российских эмигрантов, их политического, социально-экономического положения за рубежом, а также культурно-просветительской деятельности.

Ситуация коренным образом изменилась лишь в 90-е гг. XX в. Тогда были напечатаны первые статьи и книги о русском зарубежье. Их отличала независимость авторов от идеологических пристрастий. В это время исследователи впервые сделали попытку дать периодизацию истории русской эмиграции, а также проанализировали процесс адаптации эмигрантов, их участие в политической, экономической и культурной жизни стран, принявших эмигрантов на постоянное место жительства. Но, несмотря на наличие разных подходов к русской эмиграции, необходимо отметить, что многие ее направления и аспекты еще недостаточно изучены. Прежде всего, это касается эмиграции русскоязычного населения на Балканы, и особенно в Королевство сербов, хорватов и словенцев. До настоящего времени отдельные ее сюжеты не раз становились предметом исследования в работах российских и зарубежных ученых, однако, в целом эмигрантская тематика в указанном регионе до сих пор представляет обширное поле деятельности для изучения. Среди основных центров российского зарубежья русская эмиграция в Королевство сербов, хорватов и словенцев является менее изученной. Отчасти это можно объяснить: многие документальные свидетельства о пребывании эмигрантов из России в пределах Королевства стали доступны лишь в 80-е гг. XX в.

Изучение русской эмиграции на Балканах в послевоенный период представляет большой интерес с точки зрения уклада жизни наших соотечественников в этом регионе. Однако эти проблемы недостаточно исследованы. История русской эмиграция на Балканы после Второй мировой войны и современные проблемы наших соотечественников пока не описаны в серьезных монографических исследованиях.

Существенный вклад в изучение данной темы вносит Институт славяноведения РАН - единственное в России научное учреждение, занимающееся комплексным изучением истории, культуры, литературы и языков зарубежных славянских народов. При написании данной дипломной работы были использованы материалы из сборников статей, вышедших в свет при Институте славяноведения РАН. В 1996 г. опубликован сборник статей "Русская эмиграция в Югославии". В него вошли избранные статьи белградского двухтомника "Руска эмиграција у српској култури ХХ века" ("Русская эмиграция в сербской культуре ХХ века") и работы московских исследователей. В 2009 г. вышла совместная работа специалистов по истории различных государств Восточной Европы: "В поисках лучшей доли. Российская эмиграция в странах Центральной и Юго-Восточной Европы". В этих работах представлены различные аспекты российской эмиграции на Балканы: общие статистические данные, сведения о прибытии и размещении беженцев, вклад ряда видных представителей эмиграции в экономику, науку и искусство балканских государств. Кроме того, при Институте славяноведения РАН регулярно выходят журнал "Славяноведение" и сборник "Славянский альманах", материалы из которых приводятся в данном исследовании.

Особо следует отметить труды А.Б. Арсеньева, главного историографа российской эмиграции в Сербии, потомка эмигрантов первой волны, уроженца г. Нови-Сад. Литература по вопросам русской революционной эмиграции на Балканах представлена работами В.Я. Гросула. Информация о русской эмиграции в Болгарию содержится в трудах Ц. Кьосевой. В исследованиях В.И. Косика, В.Д. Козлитина, Н.В. Бондарева, нашли отражение жизнедеятельность российских эмигрантов на Балканах, история российско-балканских отношений.

Среди зарубежных авторов, посвятивших свои труды вопросам, связанным с русскими диаспорами на Балканах, можно отметить М. Раеффа, И. Качаки, Б. Джелавич.

Научная новизна работы заключается в том, что вопросы этнической идентичности русского населения Балкан еще не в полной мере нашли отражение в исследованиях. В данной выпускной квалификационной работе дан комплексный анализ проблемы балканского "рассеяния", собран обширный материал по истории организаций русских соотечественников, изучается их роль в жизни русскоязычного населения Балкан.

Объектом исследования в предлагаемой работе являются проблемы этнической идентичности и межэтнических отношений.

Предметом исследования является история формирования русских диаспор на Балканах и их культурное наследие.

Таким образом, целью данной выпускной квалификационной работы является анализ причин, процесса формирования и развития российской эмиграции на Балканы, выявление ее внутренних характеристик, основ, факторов, обусловивших специфику ее развития.

Представленная цель определила следующие задачи исследования:

Во-первых, проследить историю развития исторических, культурных и иных аспектов взаимодействия России с народами Балкан;

Во-вторых, выявить предпосылки формирования русских эмигрантских общин на Балканах;

В-третьих, проанализировать три волны русской эмиграции на Балканы;

В-четвертых, рассмотреть политику руководства балканских государств в отношении русских эмигрантов;

В-пятых, охарактеризовать уклад жизни русских эмигрантов на Балканах;

В-шестых, рассмотреть роль организаций русских соотечественников в жизни русских диаспор, а также политику РФ в отношении соотечественников за рубежом.

Хронологические рамки дипломной работы охватывают период ХХ-начало ХХI вв. При этом, если рассматривать проблему в историческом аспекте, неизбежно обращение к эпохе конца XV в. Данный хронологический рубеж отмечен зарождением связей России с народами Балкан? именно тогда началось "броуновское движение" балканских народов - в Россию и русских - на Балканы.

Среди основополагающих методов, которые были использованы при написании работы, можно отметить общенаучные методы познания: анализ и синтез, индукция и дедукция, а также метод анализа документов, компаративный метод для изучения деятельности различных организаций, создаваемых на Балканах для оказания поддержки русскоязычному населению.

Структура и основные положения дипломной работы:

В первой главе представлена история отношений нашей страны с балканскими странами. Исследуются факторы, которые в дальнейшем привели к эмиграции русскоязычного населения именно в этот регион, - формирование балканской внешнеполитической линии, помощь, оказанная Россией в борьбе против Турции, культурные связи и конфессиональная общность, поступление сербов на государственную службу во времена Петра I, роль известных сербских иммигрантов и их потомков в истории нашей страны, образование первых русских диаспор на Балканах, связанное с деятельностью русских революционеров в конце XIX в.

Вторая глава посвящена исследованию трех волн русской эмиграции на Балканы. Анализируются причины, вызвавшие каждую из волн, состав эмигрантов каждой волны, прием русских эмигрантов на Балканах, расселение, устройство русскоязычного населения.

В третьей главе рассматривается современный этап "рассеяния" (1991-2012 гг.) на примере двух стран - Болгарии и Сербии: деятельность русскоязычных общин, организации, создаваемые для поддержки соотечественников за рубежом, а также политика Российской Федерации в отношении наших соотечественников на Балканах.

Источниковая база исследования. Документальные свидетельства о пребывании эмигрантов из России на Балканах имеются в архивах государств данного региона. В дипломной работе были изучены документы, опубликованные в отечественных сборниках "Русская военная эмиграция 20-х-40-х годов: Документы и материалы (в 3 т.)", "Русские беженцы: Проблемы расселения, возвращения на Родину, урегулирования правового положения. (1920-1930-е годы): Сборник документов и материалов". Особое значение имеет мемуарная литература. Она представлена воспоминаниями Б.Н. Александровского, П.С. Бобровского, В.Х. Даватца, В.В. Шульгина. Будучи свидетелями, очевидцами событий, они рассказали о судьбах российских эмигрантов на Балканах.

В качестве нормативной базы были использованы следующие документы: Женевская Конвенция о юридическом статуте, Договор между СССР и Народной Республикой Болгарией "О правовой помощи по гражданским, семейным, уголовным делам", Договор между СССР и ФНР Югославией от 24.02.1962 "О правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам", Указ о восстановлении в гражданстве СССР подданных бывшей Российской империи, а также лиц, утративших советское гражданство, проживающих на территории Болгарии, Указ о восстановлении в гражданстве СССР подданных бывшей Российской империи, а также лиц, утративших советское гражданство, проживающих на территории Югославии, Федеральный закон "О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом", Постановление об утверждении положения о правительственной комиссии по делам соотечественников за рубежом, Обращение председателя Верховного Совета РСФСР Б.Н. Ельцина к соотечественникам за рубежом от 25.12.1990.

В данной дипломной работе была использована информация с официальных сайтов Посольства Российской Федерации в республике Сербии и Посольства Российской Федерации в республике Болгарии, в частности, интервью посла России в Сербии А.В. Конузина и интервью посла России в Болгарии Ю.Н. Исакова. Был проанализирован материал с официальных сайтов различных организаций русских соотечественников за рубежом, например, "Общекадетского объединения русских кадетских корпусов за рубежом", Русского Дома в Белграде, Российского культурно-информационного центра в Софии, "Ассоциации русского национального меньшинства", и др.


1. Культурно-исторические связи россии с народами балкан


1.1 К истории российско-балканских связей и балканская политика России


На протяжении XVI-XVIII вв. происходил как отток населения из России, так и иммиграция в страну. Зарождение так называемого русского зарубежья можно отнести к XVIII в. Русское дворянство начинает совершать поездки за рубеж, в Европу. Происходит переселение старообрядческих общин в Речь Посполитую, Валахию, Молдову. Но только во второй половине XIX в., примерно в 70-е гг., количество выезжающих из страны начинает превышать количество прибывших. Именно с этого времени для Балканских стран открываются новые реалии, связанные с приемом русских эмигрантов. В конце XIX в. эмиграция из России не была массовой. В первой четверти XX в. - сначала Первая мировая война, затем Февральская и Октябрьская революции и последующая гражданская война - вызвали приток большого количества русского населения в Балканские государства.

Наибольшее гостеприимство русскому населению оказали в Королевстве сербов, хорватов и словенцев (с 1929 г. - Королевство Югославия). Появление русской диаспоры именно на территории Королевства сербов, хорватов и словенцев имело исторические корни.

Контакты между Сербией и Россией имеют долгую историю. В Большом Успенском соборе покоятся останки серба - митрополита Московского Киприана (умер в 1406 г.) - видного деятеля "на поприще исправления церковных книг и обрядов". После освобождения Руси от татаро-монгольского ига огромный вклад в сохранение русской культуры был внесен сербскими просветителями Пахомием Логофетом и Григорием Цамблаком. В XV-XVI вв. на Руси идет процесс образования централизованного государства, национальной консолидации. В это время на Балканах, в частности, в Сербии, происходит потеря национальной государственности и порабощение Османской империей. "Эпоха, ставшая для южных славян временем тяжкого рабства, для их восточных собратьев оказалась эпохой рождения новой политической жизни. Именно в это время Москва формулирует свою политическую миссию: защищать христианский мир от неверных и охранять православную церковь от нечестивых агарян".

При Иване III начинается паломничество сербской знати и духовенства к московскому двору. Оно успешно продолжается при Василии III и Иване IV Грозном. В 1556 г. у Сербии появляется своего рода дипломатическое представительство на территории Руси: Иван Грозный дарует монахам сербского Хиландарского монастыря помещение в центре Москвы.

Наивысшей точки своего развития отношения России и Сербии достигают при Петре I, когда на государственную службу стали поступать черногорцы и сербы. Значительное число сербов с территории австро-венгерской военной границы прибыло в Россию, чтобы служить в русской армии. Из них был укомплектован отдельный Сербский гусарский полк.

Среди сербских мигрантов этого времени необходимо назвать имя Саввы Лукича Владиславича-Рагузинского. Получив в Дубровнике, Италии и Франции серьезное образование, он организовал собственное торговое предприятие в Константинополе. И вскоре предложил свои услуги российскому посольству, предоставив ему тексты секретных договоров Турции с западноевропейскими странами. Во время первого визита в Россию в 1702 г. он передал Петру I бесценные сведения о турецком флоте и портах Черного моря. За это был пожалован деньгами, особняком в Москве и правом беспошлинной торговли в России в течение века. Царь давал Рагузинскому особо ответственные поручения по разным делам. Рагузинский же привозил Петру I корреспонденцию, сообщал важную информацию. "В 1710 г. Петр I "за верную и усердную службу" произвел Рагузинского в надворные советники. Ему были пожалованы на Украине вотчины, конфискованные у приспешников Мазепы. Позднее Рагузинский приобрел в Петербурге "двор" недалеко от Адмиралтейства на набережной Невы". Благодаря своим связям в Константинополе, Владиславич-Рагузинский наблюдал за положением дел в Турции и делился полученными сведениями с русской стороной. Во время Прутской кампании 1711 г. Рагузинский выдвинул идею обращения русского царя к христианским народам Балкан с призывом поддержать Россию в войне с Турцией. В 1711 г. при посредничестве Рагузинского был установлен контакт между Петром I и господарем Молдавии Дмитрием Кантемиром, который выразил желание действовать в союзе с Россией. "6 июня произошла торжественная встреча молдавского господаря с Шереметевым. Кантемир объявил себя "подданным его величества" и принес присягу верности "со всеми знатными Воложской земли начальниками". Стороны обменялись богатыми подарками. Солидную сумму на содержание молдавского войска внес Рагузинский". В 1716-1717 гг., во время поездки в Венецию, Далмацию и Дубровник, Рагузинский выступал в качестве торгового и финансового агента России. Он занимался организацией практики молодых русских дворян, проходивших в Венецианской республике морскую службу, а также вербовал славян для российского флота. Во время правления Петра I Рагузинский много сделал для того, чтобы укрепить отношения России с европейскими государствами, и особенно - установить связи с балканскими народами.

Для многих сербов Россия стала новым домом и отечеством. Одним из сербских иммигрантов был дипломат, солдат, писатель Симеон Пишчевич. Его имя связано с переселением в Россию сербов из Хорватии, Далмации, Славонии, Воеводины - мест, где они подвергались религиозным гонениям. Во время русско-турецкой войны 1768-1774 гг. Пишчевич был поставлен во главе славного Ахтырского гусарского полка, чьим командиром в войну 1812 г. стал "гусар, поэт и забияка Денис Давыдов".

Еще одним иммигрантом сербского происхождения был основатель русской ветви Милорадовичей - Михаил Милорадович, эмиссар Петра I в Черногории, командовавший знаменитым Гадячским полком. Его потомки служили на славу России. Одним из них был кавалер высших орденов Российской империи, герой Отечественной войны 1812 г., тезка своего знаменитого предка - Михаил Милорадович. Среди выходцев из Сербии можно назвать и Йована Раича, оставившего после себя труды по истории славянских народов, а также Захарию Орфелина, написавшего "Житие Петра Великого" в 1772 г.

На рубеже XVII-XVIII вв. формируются контакты первоиерархов Сербской православной Церкви с российскими властями. Представители Сербской православной Церкви не раз обращались с политическими просьбами, выражали свою готовность стать союзником России в случае войны с Турцией. В свою очередь, правители России понимали, что, оказывая помощь народу Балкан в их освободительном движении, они могут на практике укрепить авторитет и влияние своей страны на мировой арене.

Одним из самых важных свидетельств русско-сербских связей является история с русскими учителями, отправлявшимися работать на Балканы. В 1718 г. турецкое владычество на Балканах на непродолжительный срок сменилось австрийским. Вслед за этим событием на Балканы стали прибывать представители различных монашеских орденов - бенедиктинцы, капуцины, францисканцы. Они занимались миссионерской деятельностью, пытались оказать влияние на сферу школьного образования. Тогда глава православной Церкви митрополит Моисей Петрович решил обратиться за помощью к России. "В 1718 г. в своем обращении к Петру I он писал: "Как ныне взяти под протекцию цесарского величества, немало нам стужают римские учители, спор творяще и прелщающе незлобивых и неученых словом о православной вере нашей и о исповеданию нашем, яко да приведут их последовати им учению и чадом быти римского костела. Того ради просим. чтоб быти по своей превысокой монаршей милости и ради ревности благочестивой веры нашей православной определити из иных учителей двоих послати к нам у Белиград ради учения детей благочестивых". Однако его просьбы были услышаны лишь в 1721 г., после повторного обращения к Петру I. Митрополит Моисей Петрович писал: "Не материальные блага испрашиваю, а духовные. Не денег требую, а помощи в просвещении, оружия душам нашим. Будь нам вторым Моисеем и избавь нас из Египта незнаний!". Весной 1722 г., по распоряжению Петра I, в качестве учителя славянского и латинского языков в Белград был отправлен М.Т. Суворов. Однако прибыл он на Балканы уже после смерти Петра I, во время правления Екатерины I. В городе Карловац Суворов открыл "Славянскую школу". В ней велась подготовка преподавателей светских дисциплин и будущих священнослужителей. Вслед за Суворовым многие выпускники Киевской Духовной Академии продолжили миссию по просвещению сербского народа. Однако, во время правления Анны Иоанновны, балканское направление теряет интерес для России, равно как просветительство и миссионерство.

Дальнейшая история российского присутствия в Сербии связана с Первым сербским восстанием 1804 г. Сербские повстанцы, во главе с Георгием Петровичем (Карагеоргием), объединяют усилия в борьбе против репрессий со стороны турок. В это время сербы активно пытались найти поддержку у крупных европейских держав, прежде всего, - России. Русские, видя успех сербских повстанцев, начали активные боевые действия против Турции и нанесли турецкой армии ряд поражений в 1807, 1809 и 1810 гг. Но вскоре ситуация коренным образом меняется. В мае 1812 г. представители Турции и России подписали Бухарестский мирный договор. Согласно Договору, Сербия должна была обсудить с Турцией условия автономии. "Блистательная Порта дарует сербам по их просьбам те самые выгоды, коими пользуются подданные ее островов Архипелажских и других мест, и даст им восчувствовать действие великодушия ее, предоставив им самим управление внутренних дел их, определив меру их податей, получая оные из собственных их рук, и она распорядит наконец всеми сими предметами обще с народом сербским". Но 25 сентября турки заняли Белград.

Вплоть до конца правления Александра I российско-сербские отношения развивались в том же русле и не слишком успешно. Но с приходом к власти Николая I положение меняется: Балканы снова входят в круг важнейших интересов России. По Адрианопольскому мирному договору 1829 г., турецкий султан должен был предоставить Сербии автономию, что и произошло в 1830 г. "Обстоятельства, последовавшие за Аккерманской конвенцией, не дозволили Блистательной Порте заняться немедленно приведением в действо постановлений Отдельного акта о Сербии, приложенного к V статье той конвенции; а потому Порта торжественнейшим образом обязуется исполнить оные без малейшего отлагательства и со всей возможной точностью, а именно: возвратит немедленно Сербии шесть округов, от сей области отторгнутых, и таким образом навсегда обеспечит спокойствие и благосостояние верного и покорного народа сербского".

В 1838 г. в Белграде открываются сначала английское, затем французское, а позже - российское консульства. Первым постоянным дипломатическим представителем России в Сербии был назначен Г.В. Ващенко. В 1843 г. российское представительство возглавляет Я.И. Данилевский, отец автора книги "Россия и Европа", одного из идеологов панславизма Н.Я. Данилевского. Затем генеральным консулом становится Ф.А. Туманский, бывший консул в Яссах. Его преемником стал видный ученый и дипломат А.Г. Влангали.

В области культуры Россия продолжала оставаться для Сербии авторитетом и ориентиром. В 1847 г. в Белград вновь прибывают русские учителя В.Т. Вердиш и Д.А. Рудинский. К моменту их приезда в Белграде действовали такие учебные заведения, как лицей, инженерная школа, военная академия, сельскохозяйственная школа. В мае 1859 г. богослов Никанор Зисич обратился к властям с предложением преподавать русский язык в сербских лицеях и гимназиях: "Молодежи нашей как нельзя более требуется знание языка русского. Зная язык русский, могла бы она знание сие разносторонне ко всем изучаемым предметам приложить. На языке этом мы читать можем не токмо произведения русские и западные, но и славянские; ибо русские зорко следят за развитием всех племен славянских. Наконец, нам, сербам, еще только вступающим на путь образования нашего, необходимо ознакомиться с литературою соплеменного нам народа, что развился самостоятельно и далее развивается на твердых началах, при том в духе славянском". В 1863 г. в Белграде начались занятия по русскому языку, а позднее русский язык стали преподавать в Высшем женском училище и Учительской школе. Но Россия помогала Сербии, не только отправляя русских учителей на Балканы. В конце 1857 г. Министерство народного просвещения выступило с инициативой оказать содействие сербам. Было принято решение принимать их на учебу в Московский университет (филологический и юридический факультеты), в Духовную академию, Вифанскую семинарию, иконописную школу при Троице-Сергиевой лавре, в московские гимназии.

В начале XIX в. в русском обществе усиливается интерес к быту и жизни балканских народов. В 40-е гг. XIX в. многие русские слависты посетили Черногорию. Среди них был историк, член-корреспондент Императорской академии наук А.Н. Попов. В своей книге, изданной в 1847 г., он отмечал доброе и открытое отношение черногорцев к русским: "Будьте как дома, говорил мне Владыка, его прямодушное открытое лицо, простота и естественность в обхождении, привлекательные манеры, располагают к нему с первого разу. Через несколько минут я в самом деле был как дома. "Какое огромное пространство разделяет Россию и Черногорию, говорил Владыка, и вот как скоро мы сошлись, видно, родство племенное сильнее географических разделений. Русский и Черногорец всегда братья, когда и где бы ни встретились"".

Русский топос и "гений места" занимает важное место в биографии С. Радича, известного политического деятеля, лидера Хорватской народной крестьянской партии. За свою жизнь он четыре раза посетил Россию: в 1888, 1896, 1909 и 1924 гг. Радич известен как пропагандист русского языка в Хорватии. Он способствовал созданию русских кружков в ряде хорватских городов. Радич приобретал русские книги, сам пытался обучать хорватов русскому языку. Отношение к хорватскому политику в русском обществе было неоднозначным. Многие выражали ему свою поддержку. Но в то же время Радичу, подданному Австро-Венгрии, приходилось сталкиваться с неприязнью.

В 1867 г. в Москве шла подготовка к проведению большой этнографической выставки. Общество любителей естествознания, антропологии и этнографии при Московском университете обратилось с призывом присылать в Москву предметы быта, народную одежду, модели жилищ. На этот призыв откликнулись князь Сербии Милан Обренович, князь Черногории Николай I и княгиня Черногории Даринка, члены Сербского ученого общества в Белграде. Московская этнографическая выставка усилила интерес общественности к культуре и жизни народов Балкан. Библиотека Московского университета стала активно пополняться литературой на сербском языке, а сербский князь Милан Обренович был избран почетным членом Московского университета.

Вызывают интерес и факты из сербско-русской духовной жизни. В 1883 г. бывший митрополит Сербский и Белградский Михаил, который был вынужден покинуть родину из-за противоречий с князем Обреновичем, получил разрешение поселиться в России. Митрополит Михаил придерживался русофильских взглядов. Политическую связь Сербии с православной Россией он считал важным условием существования в мусульманско-католическом окружении. Михаил жил в России до 1889 г., когда новый сербский правитель Александр I предложил ему вернуться в Белград и вновь занять пост митрополита. За время своей жизни в России митрополит Михаил был избран почетным членом Московской духовной академии, награжден орденом Святого Владимира I и II степени, орденом Святого Александра Невского, орденом Святой Анны. Из Сербии в Россию приносили святые мощи. Осенью 1883 г. из сербского монастыря Высокие Дечаны в Москву были привезены части мощей великомученика Никиты и преподобного Феоктиста. В 1894 г. рядом с Благовещенским храмом была сооружена часовня во имя Святого Саввы. К этому же времени появилась идея создания в Москве сербского духовного центра. Еще в 1873 г. митрополит сербский Михаил обратился в Синод с просьбой дать разрешение на открытие в Москве Сербского подворья. Для этой цели сербам было даровано помещение церкви Святых Кира и Иоанна на Солянке, которая вскоре была переименована в храм Благовещения Пресвятой Богородицы. В этом месте был организован сбор средств и различного рода пожертвований в пользу Сербии, сербских церквей и граждан. Например, здесь была собрана материальная помощь в поддержку Боснийского восстания 1875 г. в поддержку сербов и черногорцев в их войне с Турцией 1876 г.

"Церковь Вронского", или просто русская церковь, на окраине села Горни Адровац (юг Сербии) до сих пор напоминает потомкам о событиях 125-летней давности. Тогда в этих местах разворачивались сражения Сербско-турецкой войны. В ней приняло участие несколько тысяч русских добровольцев. Одно из наиболее кровопролитных сражений произошло как раз здесь, под Горним Адровцем, 20 августа 1876 г. В том бою, выполняя приказ сербского главнокомандующего, - генерала М.Г. Черняева, героически погиб отставной полковник русской армии Н.Н. Раевский. На месте его гибели, двадцать семь лет спустя, была возведена "русская церковь". Другое ее название связано с широко распространенной в Сербии версией, что именно он, Николай Раевский, - внук легендарного бородинского героя, послужил Льву Толстому прототипом для образа Вронского в романе "Анна Каренина".

Россия стремилась иметь значительное влияние в регионе Балкан. Это можно объяснить конфессиональным родством и этнической общностью русских с большей частью населения полуострова. Константинопольская патриархия (где было много греков и румын) не могла принять идею русского духовного и политического господства над балканскими землями. Поэтому во второй половине XIX в. православие, в гораздо меньшей степени, стало восприниматься как связующее звено между Россией и Балканами. С этого времени преобладающим стал фактор этнического единства, осознание славянской общности.

В балканской политике России большую роль играла идеология славянофильства, которая в середине XIX в. становится всё более притягательной. В конце 50-х гг. славянофилы создают Славянские комитеты, призванные помогать славянам в деле освобождения от турецкой власти. Общественные организации начинают играть важную роль в политической жизни России. В 1858 г. кружок московских славянофилов учредил Славянский благотворительный комитет. "В 1860 г. видные славянофилы А.С. Хомяков, М.П. Погодин, К.С. Аксаков, И.Д. Беляев направляют сербскому князю пространное письмо с уверениями в глубочайшей симпатии к сербскому народу и готовности приложить все возможные усилия для помощи в развитии сербской науки и культуры, а также в обретении Сербией окончательной независимости от Турции". В 1875 г. вспыхивает восстание в турецкой Боснии, вскоре оно охватывает Болгарию и Черногорию.18 июня 1876 г. Сербия объявляет войну Турции. Славянские комитеты проводили сбор пожертвований в пользу сербского народа, в Сербию устремились российские добровольцы. По официальным данным, в Сербию прибыло 3000 российских подданных, из них 700 офицеров. В конце июня в Сербию прибывает генерал М.Г. Черняев, герой Туркестана, владелец славянофильской газеты "Русский мир". Черняев принимает сербское подданство и становится Главнокомандующим сербской армией. Командующими всеми крупными войсковыми соединениями также становятся русские офицеры. Однако сербско-русская армия не смогла добиться ощутимых успехов, и ситуацию смогло спасти только вмешательство русской дипломатии. Россия предъявила туркам ультиматум о немедленном прекращении боевых действий. В народной памяти сербов навсегда остались русские добровольцы, оказавшие свою помощь в борьбе против турок. В результате войны тысячи сербских детей остались сиротами. В 1877 г. 23 сербских ребенка (в возрасте от 6 до 14 лет) прибыли на попечение Славянского комитета. В дальнейшем российская сторона принимала детей-сирот из Сербии, устраивала их в приюты.

Лидер славянофилов 60-80 гг. И.С. Аксаков выступал против решений Берлинского конгресса 1878 г., а именно - против разделения Болгарии. Как известно, одно из центральных мест в политической доктрине славянофилов занимала проблема славянского единства, консолидации славянского мира перед угрозой западного поглощения. В политическом плане она оформилась в идею славянской федерации, в религиозном и культурном - в идею религиозной и духовной общности славян. После Берлинского конгресса (когда образовались независимые Сербия и Черногория, а также Болгарское княжество), идея славянофильского объединения получила новую жизнь.

В 1878 г. княжество Сербия получило независимость от Турции и начала развивать свою политическую линию. Начиная с этого времени, отношения двух стран характеризуются взаимопониманием и поддержкой в международных делах. Король Петр Карагеоргиевич и премьер-министр Сербии Никола Пашич ориентировались на Россию. Если привести конкретные примеры из истории, то Россия поддерживала Сербию в сербско-австрийских "таможенных войнах" 1906-1911 гг., в Балканских войнах 1912-1914 гг.

В ходе Балканских войн Сербия оценила солидарность международной гуманитарной помощи. При первых же тревожных известиях об объявлении Балканскими государствами и Турцией мобилизации, Главное Управление Российского общества Красного Креста предприняло необходимые приготовления, чтобы оказать помощь нуждающимся или раненым, больным воинам. На экстренном заседании 18 сентября 1912 г. было решено организовать врачебную помощь Болгарии, Сербии, Греции, Черногории. Отряды Красного Креста были командированы на театр военных действий. Они были сформированы по типам и штатам лечебных заведений военного времени, одобренных его Главным Управлением. Названия всем санитарным отрядам давались по имени лица или организации, их сформировавших. Была организована и частная помощь, в том числе, лазарет Ее королевского высочества княгини Елены Петровны, финансируемый из Мраморного дворца, и лазарет Кауфманской общины на средства семьи Терещенко. Большинство лечебных учреждений работали в эвакуационных пунктах, определенных сербским санитарным управлением.

Во время Первой мировой войны Сербия, через порты на Дунае и в Эгейском море, регулярно получала из России оружие и боеприпасы. Несколько российских санитарных отрядов было направлено в страну. Уже с начала военных действий на территории Сербии находились отдельные добровольцы из союзных и нейтральных стран, которые прибыли во время и после Балканских войн. В начале Первой мировой войны было принято решение сербских властей о приеме иностранных добровольцев, профессия которых необходима в сербской армии. В Петрограде, через сербского посланника в России М.Н. Спалайковича, начался организованный сбор врачей и санитарного персонала для отправки с Сербию. На основании полученных от сербского военного ведомства инструкций формировались отдельные небольшие группы из зарегистрированных добровольцев. В донесении от 16 декабря 1914 г. Г.Н. Трубецкой поднял проблему тщательного подбора персонала. Он имел в виду, в первую очередь, "способность работать в исключительно тяжелых условиях и в коллективе". Посланник подчеркивал, что обстановка службы в Сербии настолько необычна и вызывает такие трудности, что немногие способны ее выдержать. Императорский посланник полагал, что только при учете этих особенностей, российская помощь "будет действенной и соответствующей высокому положению, которым пользовалось Русское имя в Сербии".

Первая такая группа выехала из Петрограда 20 августа 1914 г. До конца 1914 г. в Сербию прибывали организованные добровольцы из России, а в отдельных случаях - минуя дипломатические каналы. Кампания по оказанию поддержки сербам и черногорцам приняла в России массовый характер, охватила широкие слои общества. В крупных городах Российской империи была развернута деятельность по сбору средств. Координирующую роль в распределении помощи оказывал МИД через Комитет помощи сербам и черногорцам. Несмотря на собственные трудности, Россия продолжала оказывать гуманитарную помощь Сербии и в 1916-1917 гг.

1.2 Российская революционная эмиграция на Балканы и возникновение диаспор


В конце XIX-начале XX вв. складываются традиции сотрудничества и братства между Россией и народами Балкан. Эти традиции сформировались на разных уровнях (государственном, общественном). Отношения России и балканских государств характеризовались особой близостью, выдержали испытания изменениями политических обстоятельств, конфликтами и европейскими интригами. Большую роль в установлении уровня отношений играл личностный фактор (личность царя, князя, министра иностранных дел). Важную роль играло и положение России среди сильных европейских государств, противостояние общим врагам. В то же время характер отношения России к христианским народам Балкан отмечала некая неспешность, часто принимаемая за нерешительность. Осторожность, нежелание нарушать хрупкое равновесие в отношениях с европейскими дворами или с Турцией воспринимались, в частности, в Сербии, как отказ от поддержки и помощи. С одной стороны, Россия постоянно оказывала помощь балканским народам. С другой стороны, эта помощь была непоследовательной, порой недостаточной для поддержки национально-освободительных движений славянских и православных народов.

При этом можно выявить одну закономерность. Когда помощь России имела благотворительный характер, отношения оставались на достаточно хорошем уровне. Но "как только Россия пыталась ее перевести в плоскость политического влияния и сделать это влияние постоянным и прочным, Сербия сразу вспоминала об альтернативности внешнеполитических отношений и пыталась освободиться от навязчивого покровителя".

Говоря о процессе формирования русских диаспор на Балканах, необходимо отметить период политической, или революционной (антицарской), эмиграции во второй половине XIX в. Ее история в советской историографии рассматривалась в связи с "этапами освободительного движения". Действительно, подъемы и спады выезда политэмигрантов из России находились в прямой связи с внутренней политикой правительства, с его отношением к "революционным мыслям". Однако российская политическая эмиграция на Балканах, в полном смысле этого слова, стала реальным явлением лишь во второй половине ХIХ в., точнее, после Крымской войны. До этого речь могла идти лишь об отдельных политических эмигрантах, таких, как Н. Тургенев, М. Бакунин, А. Герцен, и др. .

Выстрел Дмитрия Каракозова, последовавший 4 апреля 1866 г. и не нанесший физического вреда императору Александру II, повлек за собой усиление царского репрессивного аппарата. Не случайно за этим временем утвердилось название "эпоха белого террора". Уже в то время, в последние десятилетия XIX-го столетия, вырисовывались противоречия. Они неизбежно должны были повлечь за собой не только социальную, но и политическую революцию в огромной империи - единственной стране в Европе, где в XIX в. не было ни Конституции, ни парламента, ни легальных политических партий. С общим ростом числа участников русского революционного движения, проявляется и другая тенденция: в период второй половины 60-х и начала 80-х гг. число русских революционеров, оказавшихся за рубежом, превысило 500 человек.

Канун Восточного кризиса 70-х гг. ознаменовался в России так называемым "хождением в народ" революционных народников. Это уникальное явление в мировой истории: тысячи участников русского революционного движения устремились в деревню, предприняли попытку сближения с рабочими и крестьянами во имя социальной революции. Это движение сопровождалось большими потерями революционных кадров. С 1873 г. по март 1879 г. к ответственности было привлечено более 2500 участников российского революционного движения. Только к ноябрю 1874 г. было арестовано около 1600 человек. Потери заставили лидеров русского революционного движения с особой осторожностью относиться к революционным кадрам. С началом Восточного кризиса 70-х гг., в лагере русских революционеров раздались голоса против поездки революционеров на Балканы. Это в еще большей степени могло бы ослабить общероссийскую революционную армию. Однако, вопреки призывам, русская революционная молодежь приняла участие в балканских событиях. Желание выехать в Боснию и Герцеговину высказали студенты различных политических убеждений. Были среди них и участники революционного движения. "Известно, что участник "хождения в народ" (бывший студент Технологического института) Н.К. Давыдов поле того, как вышел из Петропавловской крепости, попросил разрешение выехать в Сербию и даже обязался внести денежный залог, обещая вернуться в Россию, но получил отказ".

Российские правительственные круги без энтузиазма встретили порыв русских революционеров отстаивать интересы Герцеговины и Боснии. Некоторые из его представителей с опасением следили за участием русских революционеров в этом восстании. "28 августа 1875 г. посол России и Турции Н. Игнатьев писал шефу жандармерии А. Потапову: "Революционные общества желали бы, конечно, раздуть это восстание, дав ему иное направление, но едва ли им это удастся, несмотря на наплыв в Герцеговину всякого революционного сброда". Но были и такие царские чиновники, которые желали отвлечь русскую молодежь от внутренних дел России и "направить" ее энергию на Балканы.

Восточный кризис не был неожиданностью не только для официальной, но и для революционной России. Официальная Россия стремилась к ликвидации неблагоприятных последствий Крымской войны. Она стремилась к укреплению на Черном море, к возвращению Южной Бессарабии и выходу к Дунаю, к некоторым территориальным приобретениям на Кавказе. Ей была необходима быстрая победоносная война над традиционным противником для укрепления своего престижа как внутри страны, так и за ее пределами. Вместе с тем, помня об уроках Крымской войны, царская дипломатия проявляла осмотрительность. Она старалась найти союзников, получить поддержку среди населения Балкан. Герцеговинско-боснийское восстание было встречено официальным Петербургом сдержанно. В то же время помощь балканским народам носила в России общенациональный характер. В одной из прокламаций герцеговинцев, от 31 июля 1875 г., перепечатанной во влиятельной русской газете "Голос", говорилось о тяжелом положении населения Боснии и Герцеговины. В ней подчеркивалось: "А между тем народ этот - не что иное, как отрасль великого и многочисленного общеславянского народа, хотя и самая несчастная отрасль, сербско-болгарская, влачащая свое жалкое существование, к стыду нашего просвещенного века". В той же прокламации звучал призыв: " […] мы просим остальных славян, всех и повсюду, где они живут, помочь нам".

Именно русские революционеры были в числе первых, кто оказал реальную помощь восставшим герцеговинцам и боснякам. ""Одесский вестник" - газета, с которой сотрудничали такие видные народники, как И. Ковальский, С. Чудновский, С. Южаков, - не только первой начала писать о восстании в Герцеговине, но и предсказала его серьезные последствия. Первое сообщение о восстании появилось в "Одесском вестнике" 4 июля 1876 г., второе - 5 июля". Но еще до того, как в русской печати появились сообщения о Герцеговинском восстании, к нему проявили живой интерес русские революционеры, находившиеся в эмиграции. Они раньше других узнали о Герцеговинском восстании и поняли необходимость выработать дальнейшую программу по балканскому вопросу.

Русские революционеры приняли участие в самых различных формах помощи борющимся балканским народам. Участвовали в демонстрациях поддержки, в сборе денежных средств, служили в санитарных отрядах на полях сражений и в госпиталях. Наивысшей формой проявления помощи было непосредственное участие в вооруженной борьбе в качестве волонтеров. Русские революционеры участвовали в Герцеговинско-боснийском восстании 1875 г., в подготовке восстания в Болгарии, в войне Сербии и Черногории против Турции, в русско-турецкой войне 1877-1878 гг. Мотивы участия во всех этих событиях были различными. Но важнейшим из них стало желание оказать борющимся народам посильную помощь в их стремлении освободиться от господства турецкого султана. Представители разных кружков приняли участие в деятельности "Заграничного отдела Общества Красного Креста".

Балканы были одним из центров русской революционной эмиграции. По своей значимости и численности этот центр уступал только западно-европейскому. Но имел преимущества благодаря географической близости к России и непосредственным контактам со страной. Балканский центр российской революционной эмиграции играл важную роль в организации так называемого южного пути пересылки революционной литературы, переправки революционеров. Но, однако, пребывание в различных районах Юго-Восточной Европы не избавляло русских революционеров от преследования и арестов. В этом регионе, игравшем роль второго по своей значимости революционного центра русской эмиграции, они постоянно подвергались риску. Тем не менее, местные революционные колонии русских выходцев заметно укреплялись.

Конец 1874 г. и начало 1875 г. ознаменовались усилением российской революционной эмиграции на Балканах. В это время сюда приезжают видные деятели русского революционного движения, которые сыграли заметную роль в работе русской революционной колонии на Балканах: один из братьев Жебуневых и один из братьев Аркадакских.

Русско-сербские революционные связи в первой половине 1875 г. были довольно значительными: происходит обмен литературой, корреспонденцией, оказывалась помощь, материальная и духовная. Русские революционеры устанавливали тесные связи с балканскими революционерами. Стремились направить их деятельность: учили основам пропаганды, навыкам руководства.

К лету 1875 г. в Юго-Восточной Европе поселились видные участники русского революционного движения, имевшие опыт "хождения в народ". Они пытались использовать приобретенные уроки, находясь в условиях эмиграции на Балканах. Некоторые из эмигрантов надолго "осели" в среде русских старообрядцев и украинских переселенцев в Добрудже, пытаясь создать земледельческие коммуны и установить контакт с простыми людьми. Деятели русской революционной эмиграции помогали представителям различных революционных организаций, способствуя их сближению. У русских революционеров на Балканах были и свои особые задачи. Одна из них заключалась в борьбе против самодержавной идеологии, против монархических настроений, проявляющихся во многих районах Балкан.

Для середины 80-х гг. XIX в. характерен спад революционного народнического движения в России. Как и в иные трудные для революционеров времена, заметно повышается роль революционной эмиграции. В период революционной ситуации народовольцы не только не поощряли эмиграцию, но считали ее делом постыдным для настоящего революционера. И всё же к середине 80-х гг. даже самые последовательные противники поняли, что без нее революционное движение невозможно. Эмиграция позволяла сохранять революционные кадры. За рубежом концентрировались главные литературные силы революционного движения. Здесь обосновалось большинство революционных лидеров, возглавлявших также и главные печатные органы (между тем их число в самой России всё более сокращалось). Например, издания группы "Освобождения труда" (особенно работы Плеханова) неоднократно переводились и публиковались в Болгарии. Они пользовались там сравнительно широкой известностью.

"В течение долгого времени наибольшее число русских революционных эмигрантов в странах Юго-Восточной Европы располагалось в Румынии. Но после того, как в марте 1881 г. в Румынии была арестована, а затем выслана группа русских революционеров, роль этой страны в общем "ансамбле" балканских колоний русской революционной эмиграции несколько ослабевает. Вместе с тем, заметно возрастает роль Болгарии, лишь недавно освободившейся от османского господства. Число эмигрантов, обосновавшихся в Сербии и Греции, было намного меньшим, чем в Румынии и Болгарии. Состав русской революционной эмиграции в Болгарии был многонациональным. Здесь жили и работали русские, украинцы, евреи, армяне, поляки.

С 1884 по 1886 г. русская политическая эмиграция в Болгарии заметно усиливается и численно, и организационно. Наиболее крупный русский революционный кружок сложился в Пловдиве. Состав кружка после 1883 г. продолжал пополняться. С ним тесно сотрудничали эмигранты, "осевшие" в других местах Восточной Румелии: Н. Судзиловский, В. Луцкий, В. Дебогорий-Мокриевич, И. Транен, К. Юрьев, Н. Толузаков, и др. . Вскоре они смогли оказывать помощь и другим русским эмигрантам, стали принимать все более серьезное участие в болгарских событиях. Именно эта группа играла в те годы наиболее значительную роль в деятельности русской революционной эмиграции в Болгарии. В середине 80-х гг. ряд русских революционных эмигрантов занимают высокие должности в болгарской армии. В 1885 г., после объединения, был приглашен для службы в болгарском военном флоте на Дунае В. Луцкий, имевший хорошую флотскую подготовку. Он принял участие в реорганизации болгарской флотилии на Дунае и устройстве специальной морской школы. Болгарских флотских офицеров в то время почти не было, и болгарское правительство позволило Луцкому стать капитаном и осуществлять командование болгарским судном "Голубчик". Более того, оно согласилось пригласить на службу в болгарском флоте других активных участников русского революционного движения или лиц, ему сочувствующих.

До объединения Восточной Румелии с Болгарским княжеством основная колония российских эмигрантов располагалась в Пловдиве, а в конце 80-х гг. - в Софии. Более того, Пловдив по своему значению для русской революционной эмиграции имел не большее значение, чем некоторые другие болгарские города (Рущук или Варна). В материалах департамента полиции подчеркивалась в январе 1887 г. эта роль Рущука, "где теперь, равно как и в Варне, скопляется эмиграция, находятся входной и исходный пункт движения и конечные точки соединительного пути из Европы с Софиею и Константинополем".

Представители русских революционных колоний на Балканах устанавливали многообразные связи с местным обществом и даже с деятелями из правительственных кругов. Русские революционные эмигранты поддерживали деловые связи с румынскими либералами. Один из лидеров либералов, К. Росетти, оказывал помощь политическим эмигрантам из России. Росетти помог русским эмигрантам получить буфет в г. Плоешты, который стал одним из важных базовых пунктов эмиграции. Он позволил приютить и кормить группу эмигрантов, играл важную роль как пункт связи, пересылки литературы и как транзитный пункт переправки революционеров. Весьма широкие связи имели русские политические эмигранты в Болгарии с болгарскими общественными и политическими деятелями. Взаимодействие русских революционеров с деятелями болгарского национального движения было, впрочем, не очень продолжительным. Во второй половине 80-х гг. резко обострились их отношения с З. Стояновым, видным болгарским публицистом и общественным деятелем. Он прямо выступил против русской революционной колонии в Болгарии. И это несмотря на то, что русские революционеры помогли в объединении двух болгарских провинций, в войне Болгарии и Сербии (14-28 ноября 1885 г.) были на стороне болгар.

Наличие различных кружков и направлений в политической эмиграции, дискуссии между ними, порой острые, не только не исключали, но и нередко вели к сотрудничеству, взаимопомощи. Обмен информацией о положении на родине и за рубежом, материальная помощь и совместные издательские предприятия, помощь в доставке в Россию литературы, в переправке революционеров - таковы далеко не все линии сотрудничества эмигрантских кружков и организаций. В этом ряду необходимо упомянуть съезды и совещания, попытки создать единый фронт в отстаивании интересов российской политической эмиграции. В Юго-Восточной Европе (она находилась примерно на том же уровне социально-экономического развития, что и Россия), революционная эмиграция могла применять на практике различные приемы революционной работы, участвуя в местном социалистическом движении или внимательно за ним наблюдая.

Со многими болгарами у русских эмигрантов сложились хорошие отношения, несмотря на то, что далеко не все болгарские знакомые разделяли их социалистические убеждения. Русские революционные эмигранты пользовались большим уважением среди своих болгарских знакомых. Они имели профессии, необходимые в молодом государстве.

Так называемый болгарский кризис 1885-1886 гг. имел большое значение не для одной только Болгарии. Он оказал воздействие на расстановку сил на Балканах, а также значительно повлиял на международные отношения в Европе, в том числе и на российско-болгарские отношения. "Академик С.Д. Сказкин в свое время образно писал: " […] с 1986 г. Россия ушла с Балкан". Действительно, влияние царской России на Балканах после 1886 г. резко падает. Дипломатические отношения между Россией и Болгарией прерываются на целые десять лет".

Сложная внутриполитическая обстановка в стране после Сербско-болгарской войны не могла не затронуть положение русских политических эмигрантов. "Тем более что они были взяты под обстрел царскими властями и российской реакционной прессой. В "Московских ведомостях" появилась заметка о службе в болгарском флоте русских нигилистов, которая произвела сенсацию и была перепечатана во многих других русских газетах". Таким образом, в конце 1886 г. положение российской революционной эмиграции в Болгарии значительно ухудшается.

Казалось бы, наоборот: после обострения отношений болгарского правительства с правительством России, а затем и разрыва дипломатических отношений между ними, болгарские власти должны были приветствовать противников царского правительства - русских революционеров. Можно выделить несколько причин ухудшения отношения властей. Во-первых, к концу XIX в. все балканские страны (кроме Черногории) оказались в сфере влияния Запада. Правительства балканских государств привлекали экономические перспективы, европейские порядки: конституционный строй, парламентский режим, гласность, гражданские свободы. В этих условиях власти Болгарии ориентировались на Германию и Австро-Венгрию, которым не импонировало укрепление позиций русской революционной эмиграции в Болгарии. Выступая против русских революционеров, болгарские власти обретали поддержку центральных держав. Во-вторых, цели русских революционных эмигрантов, заключавшиеся в социальном освобождении народа, были чужды болгарскому правительству. Оснований для сотрудничества не оставалось. И болгарские деятели без сожаления разорвали отношения с русскими революционерами, в свое время помогавшими делу болгарского освобождения, становлению болгарского государства, его просвещения, здравоохранения и культуры.

С разрывом дипломатических отношений Болгарию покинуло большинство русских специалистов. Они работали в различных областях духовного и материального производства. Этот отъезд происходил постепенно, еще до 1885 г. В 1887-1888 гг. русские политические эмигранты пока еще имели определенную возможность служить в государственном аппарате или в частном секторе.

К середине 90-х гг. произошло размежевание между российской эмиграцией и балканским радикализмом. Довольно тесные отношения с балканскими радикалами сначала сменились сдержанностью и настороженностью, а затем почти полностью прекратились. В 90-е гг. XIX в. народническая эмиграция на Балканах оказывается почти в полной изоляции.


2. Волны русской эмиграции на балканы


2.1 Этнокультурные аспекты русской эмиграции в Королевство сербов, хорватов и словенцев (1920-е гг. XX в.)


В российской исторической науке термин "первая волна эмиграции" обычно употребляется применительно к тем русским, которые выехали из страны после Октябрьской революции 1917 г. Однако стоит отметить, что в российских исследованиях существуют разные точки зрения относительно того, может ли применяться по отношению к этим людям термин "эмигранты". Одним из доводов является напоминание, что большинство из них покинули свою страну не добровольно, а вынужденно. По этому поводу профессор Д.Н. Иванцов в 1925 г. писал: "Беженцы не эмигранты, между ними и эмигрантами имеется огромное различие. Эмигрант смотрит вперед - беженец всей душой рвется назад, рассматривая свое пребывание за границей как преходящий эпизод. Эмигрант, прежде чем решиться на переезд, старается реализовать свое имущество - огромная часть беженцев покинула родину буквально с пустыми руками. Эмигрант сам выбирает страну переселения - беженец оказывается там, куда его загонит судьба". Исходя из этого, применительно к русским, относящимся к так называемой "первой волне эмиграции", более правильно применять термин "беженцы". Лишь в 20-е гг. XX в. русские беженцы стали превращаться в эмигрантов, устраивать свою жизнь и быт на новом месте. Со временем сформировались две категории русских. В первую категорию входили те, кто считался русскими в изгнании. Вторая категория состояла из беженцев, имеющих, однако, гражданство той или иной страны. Поэтому некоторые авторы прибегли к компромиссному решению, говоря о беженцах как о "не ассимилированных россиянах".

Стоит упомянуть, что появление на Балканах беженцев из России явилось одним из наиболее важных событий. Оно стало поводом к появлению в современном законодательстве статьи по вопросам беженцев. Именно для работы, прежде всего, с русскими беженцами Лига Наций учредила в 1921 г. должность верховного комиссара по делам беженцев. С русскими эмигрантами связано и появление "нансеновского паспорта" - удостоверения лица без гражданства. Таким образом, появилась категория лиц русского происхождения, нуждавшихся в защите со стороны международного сообщества. Международный комитет Красного Креста стал инициатором привлечения Лиги Наций - как единственной организации, способной гарантировать права и свободы граждан - к решению проблем с русскими беженцами. "Русским беженцем" признавался беженец "русского происхождения, не принявший никакого другого подданства". Затем Женевское межправительственное соглашение от 12 мая 1926 г. уточнило это понятие. Так стали называть "всякое лицо русского происхождения, не пользующееся покровительством правительства СССР и не приобретшее другого подданства".

февраля 1921 г. Международный комитет Красного Креста обратился с письмом в Совет Лиги Наций. В письме указывалось на необходимость назначить верховного комиссара по делам беженцев, который мог бы определять правовое положение беженцев, оказывать им помощь, репатриировать их в Россию или трудоустраивать их вне России.27 июня 1921 г. Советом Лиги Наций было принято решение создать подобную должность. Лицо, занимающее данную должность, не могло быть русского происхождения. Из ведения верховного комиссара исключались финансовые вопросы и практическая помощь беженцам.20 августа 1921 г. на должность верховного комиссара по делам беженцев был назначен Фритьоф Нансен. Тем не менее, русских беженцев не устраивал тот факт, что Нансен содействовал отправке обратно в Россию неустроенных бывших подданных Российской империи. "Лига Наций возвращение беженцев к их очагам рассматривала в качестве полного и окончательного разрешения вопроса, поставленного их присутствием в Европе, к тому же приемлемого с финансовой точки зрения. Решить беженскую проблему, т.е. возвратить россиян на родину, предполагалось уже к маю 1924 г. ". В среде русских беженцев вопрос о репатриации обсуждался достаточно активно, русские организации постарались сделать всё возможное, чтобы репатриация не представлялась единственным способом решения проблемы.

-24 августа 1921 г. в Женеве была проведена конференция уполномоченных заинтересованных правительств. На ней была сделана попытка выработать общую единую линию поведения в отношении русских беженцев. Впервые был поставлен вопрос о необходимости предоставить русским апатридам паспорта, чтобы таким образом обеспечить им правовую защиту, право на труд, проживание. 3-5 июля 1922 г. в Женеве прошла вторая конференция представителей заинтересованных правительств. На ней был принят сертификат для беженцев, позднее названный нансеновским паспортом. К 1923 г. проект паспортов был одобрен 31 государством. "Русского происхождения, не принявший никакой другой национальности" - именно так обозначали национальность российских беженцев в нансеновских паспортах. Однако наличие нансеновского паспорта не освобождало их владельцев от многих трудностей. С этим паспортом было нелегко переехать из одной страны в другую, многие эмигранты вынуждены были жить нелегально.

Отношения России с государствами Балкан начинают коренным образом меняться после 1917 г. Если до этого времени можно было говорить о переселении сербов и болгар в Россию, то с приходом к власти большевиков в России начинается эпоха смуты. На Балканах же - в условиях поражения Болгарии в Первой мировой войне и сложной ситуации в этой стране - на роль регионального гегемона претендует Сербия. После распада Австро-Венгрии она стала основой нового государства.1 декабря 1918 г., согласно Сен-Жерменскому мирному договору, между странами-победительницами Антанты и побежденной Австро-Венгрией, в Белграде было провозглашено Королевство сербов, хорватов и словенцев под властью династии Карагеоргиевичей. Новое государство воссоединяло Сербию, Черногорию, Боснию и Герцеговину, Хорватию, Словению, Воеводину, Далмацию и Славонию. Площадь нового государства была в пять раз больше, чем площадь княжества Сербия.

Именно Королевство сербов, хорватов и словенцев стало одним из основных центров русской эмиграции. Необходимо отметить, что беженцы из России были весьма благожелательно встречены общественностью и правительством. Для этого есть несколько причин. Во-первых, новое государство остро нуждалось в специалистах, учителях, научных сотрудниках, а также военных (из-за неспокойной обстановки на границах). "Стране, разоренной мировой войной, утратившей большую часть своей интеллигенции, имевшей 79,5% неграмотного населения, были жизненно необходимы культурные люди, высококвалифицированные специалисты, лояльно настроенные и готовые довольствоваться относительно скромными условиями жизни". Во-вторых, король Александр Карагеоргиевич получил образование в России (в Пажеском корпусе, а затем в Императорском училище правоведения); он хорошо знал русскую культуру и язык. Королевство сербов, хорватов и словенцев отдавало дань признательности России за союзническую поддержку в Первой мировой войне.Л. Стоянович, занимавший пост главы Государственной Комиссии по делам русских беженцев, говорил: "Многие причины определяют наше поведение по отношению к нашим русским братьям. Здесь чисто человеческие чувства, здесь славянская солидарность, здесь - и это выше всего прочего - наш огромный долг перед прежним, и особенно нынешним, поколениями русских, которые и в старые времена, и в недавнем прошлом, и в последнее время сделали столько добра нашему народу. Все это, вместе взятое, требует от нас, чтобы мы своих братьев не бросили и не оставили без помощи". Большую роль играли официальные и родственные связи сербской монархии с династией Романовых. Родные тетки Александра по линии матери - Милица и Анастасия - были замужем за великими князьями Николаем Николаевичем и Петром Николаевичем. Характерными были пророссийские настроения: в политических партиях, в среде Сербской православной Церкви, среди интеллигенции.

Власти большинства стран делали всё возможное для приема и размещения русских беженцев. Но существовали и трудности, связанные с получением постоянной работы, с оплатой труда. В основном это было связано с большим числом выходцев из России, оказавшихся на Балканах. О численности русских беженцев свидетельствует ответ председателя Государственной комиссии по делам русских беженцев от 1923 г. на запрос Министерства иностранных дел № 720 от 20 января 1923 г.: "Согласно переписи населения, начатой по распоряжению Государственной комиссии в апреле 1921 г. и законченной к ноябрю того же года, на территории нашего государства зарегистрировано 28 946 русских беженцев. В этот же период и до января 1923 г. в Королевстве родилось или вновь прибыло 1669 человек".

Первыми русскими эмигрантами стали солдаты и офицеры, воевавшие в 1916-1918 гг. на Салоникском фронте и не решившиеся возвращаться в Россию. В конце 1919 г. в Королевство сербов, хорватов и словенцев начинают стекаться гражданские беженцы из России. В 1920 г. были проведены организованные эвакуации: сербская эвакуация (после поражения армии генерала А.И. Деникина) и английская эвакуация (после захвата большевиками г. Новороссийска). Беженцев эвакуировали морским путем в Стамбул, Варну и Констанцу. По некоторым данным, к лету 1920 г. в Югославии сосредоточилось около 30 тыс. выходцев из России. В октябре 1920 г. была разгромлена армия генерала П.Н. Врангеля, после чего он обратился к правительствам различных стран с просьбой принять русских солдат и офицеров (крымская эвакуация). Королевство сербов, хорватов и словенцев было одним из первых государств, откликнувшихся на эту просьбу. Важно также отметить, что в отношении въезда русских беженцев не существовало никаких квот, виз и прочих формальностей.

Для основной массы беженцев крымской эвакуации приказ генерала Врангеля оставить Крым не был неожиданностью. "Первое, что хочется отметить - это отсутствие паники. Ни на вокзале в Симферополе, ни в поезде, ни на станции в Инкермане не видел я обезумевших людей, спешки, давки. Напротив, меня скорее удивляла какая-то медлительность и относительное спокойствие. В лицах, в словах той огромной массы людей, которую я перевидал за этот первый день пути, я не видал особой тревоги или страха", - писал в своих воспоминаниях П.С. Бобровский. Данные о количестве беженцев крымской эвакуации значительным образом разнятся. "За три дня в ноябре 1920 г. из Ялты, Керчи, Феодосии и Евпатории вышло 126 судов, на борту которых находилось около 136 тысяч человек". Генерал Врангель сообщает о других цифрах. В марте 1921 г. он замечал: "Всякая эвакуация является исключительно трудным делом. Эвакуация же из Крыма 160 тысяч человек при крайне неблагоприятных условиях, под угрозой наступающего противника, представляла особенно трудную операцию. Конечно, несмотря на блестящую работу всех ответственных лиц, возможны были, по различным причинам, отдельные недочеты, но, в общем, они явились исключением". В конце ноября 1920 г. разведывательный отдел французской эскадры сообщал, что цифра эвакуированных возросла до 146 000, из которых примерно 29 000 гражданских лиц. В портах беженцам вручались "Временные удостоверения на право жительства в Королевстве СХС" и по 400 динаров пособия на первый месяц. Генерал-майор Оренбургского казачьего войска И.Г. Акулинин вспоминал, что эвакуация прошла тяжело из-за скученности, тесноты и отсутствия света. "Когда пароход 29 ноября прибыл в порт Дубровник, на нем уже имелось шестеро больных инфекционными заболеваниями. Для размещения беженцев были отведены казармы Святой Марии, Мол и Равелин, две бывшие гостиницы "Банац" и "Де Виль" и небольшая частная вилла "Элиза". Продовольствие заготовлял питательный пункт Американского Красного Креста, передававший его продовольственным комиссиям из представителей беженцев. Паек включал хлеб, горячую мясную пищу два раза в день и кипяток. Женщины и дети, кроме того, получали горячее какао, молоко, снабжались одеждой и бельем".

В конце 1922 г. статистический отдел Государственной комиссии подготовил первые сведения о составе и количестве русских эмигрантов в Королевстве сербов, хорватов и словенцев. Исходя из этих сведений, можно отметить, что эмиграция отличалась значительной пестротой, с точки зрения половозрастных и сословно-профессиональных характеристик. К концу 1922 г. на территории Королевства сербов, хорватов и словенцев находилось около 50 тыс. беженцев из России: 21, 5 тыс. гражданских лиц и 28, 5 тыс. бывших солдат и офицеров, из них 29 602 мужчины, 12 293 женщины, 5029 мальчиков, 3350 девочек (Приложение А).

Уже в начале 1920 г. были созданы учреждения, призванные руководить процессом приема и размещения русских беженцев.24 января 1920 г. была создана Государственная комиссия по размещению русских беженцев. Первым председателем Государственной комиссии стал член парламента, один из лидеров Радикальной партии Л. Йованович. Но в январе 1925 г. на этот пост был назначен профессор А. Белич, который руководил работой комиссии до ее ликвидации в 1941 г.

В ведении комиссии значились такие вопросы, как прием, финансирование, размещение беженцев, социальная защита, помощь эмигрантам в плане интеграции в новую для них среду (курсы сербского языка, трудоустройство беженцев, оказание медицинской помощи, формирование школ для русских детей). В 1921 г. при Государственной комиссии был создан Инвалидный отдел, при котором работала врачебная комиссия. Первое время все русские эмигранты получали пособие: одинокие - 400 динаров, семьи из двух лиц - 700 динаров, семьи из трех лиц - 850 динаров, семьи из четырех лиц - 1 тыс. динаров, и т.д. Военным инвалидам сверх ссуды ежемесячно полагалось по 200 динаров пособия. Были лишены этого права беженцы, имевшие личные средства к существованию или получившие постоянный заработок, превышающий минимальный прожиточный уровень. С мая 1921 г. размер ссуд беженцам "сербской" эвакуации был сокращен: безработным - на 15%, имеющим заработок - на 35%. Были уменьшены на 50% инвалидные пособия и единовременные денежные ссуды больным и престарелым.

21 января 1920 г. по приказу генерала А.И. Деникина была учреждена должность главноуполномоченного по устройству русских беженцев. Вскоре после этого начало свою работу и Управление главноуполномоченного. Оно включало в себя несколько отделов: финансовый, почтовый, школьный, отдел труда.

Российское общество Красного Креста (РОКК), Всероссийский земский союз (ВЗС) и Всероссийский союз городов (ВСГ) открыли свои представительства в Белграде. В их среде был создан Комитет помощи беженцам. Он занимался такими вопросами, как прием русских беженцев на работу, рассмотрение их жалоб и претензий.

Важную роль в процессе адаптации русских беженцев играла православная Церковь. Всезаграничное высшее русское церковное управление в 1921 г. переехало в Королевство сербов, хорватов и словенцев. Время, проведенное в эмиграции, стало для многих русских временем обращения к Богу. Опора на русскую веру, православие, была характерна для многих эмигрантов. В это время в Сербии возник союз имени преподобного Сергия Радонежского. "Мы настойчиво утверждаем, - отмечалось в программном документе Союза, - что самая главная и вместе с тем конкретная и реальная наша задача - быть православными. Наша национальная задача есть в то же время и, прежде всего, религиозная". Для русских церковь стала не только местом обращения к Богу, но и своеобразным центром. Приходя в церковь, эмигранты обменивались новостями, говорили о политике, обсуждали перспективы возвращения на родину.

Создавались новые приходы, которые занимались попечением духовных нужд православных русских беженцев. Как пишет А.Б. Арсеньев: "Делом первостепенной важности стала организация приходов, устройство храмов. Они возникали в Белграде, Земуне, Панчево, Загребе, Сараево, Белой Церкви, Сремских Карловцах, Сомборе, Субботице, Осиеке, Црквенице".28 декабря 1924 г. была освящена церковь Святой Троицы в Белграде. Стройка шла интенсивно. Председатель совета министров Н. Пашич отпустил из казны 40 тыс. динар, два кирпичных завода пожертвовали кирпичи. За 39 дней здание церкви было закончено. Позднее вдова Н. Пашича, Джурджина Пашич, пожертвовала русскому храму в Белграде небольшой колокол, который можно увидеть и сегодня. "В отстроенном храме была помещена чудотворная икона Курской Коренной Божией Матери. Там же хранились вывезенные офицерами с Юга России знамена Российской армии, под которыми сражались под Полтавой, в Альпах, у Бородино, реявшие над турецкими крепостями и осенявшие Севастополь. В церкви Святой Троицы были сооружены киоты в память императора Николая II, адмирала А.В. Колчака, генерала Л.Г. Корнилова, мраморная доска, привезенная с Дальнего Востока в память генерала М.К. Дитерихса". Но так было не всюду. В православном Цетинье в начале 1920-х гг. не было своего храма. Восемь десятков беженцев окормлял сербский священник Михаил Вуйсич, длительное время живший в России. В католической Любляне, в которой к 1925 г. было около 300 человек, также не было ни Русской церкви, ни русского священника. Верующие могли посещать небольшой сербский храм с русским хором. Сербская православная Церковь охотно принимала русских священников на свои приходы, особенно сельские. Здесь необходимо учесть, что за время Первой мировой войны Сербская православная Церковь потеряла многих священников. Территория нового государственного образования превышала размеры прежнего Сербского государства в несколько раз, что требовало резкого увеличения священнослужителей.

Также необходимо отметить, что русское посольство в Белграде продолжало свою работу и после событий, произошедших в России в 1917 г. Весной 1924 г. было принято решение королевского правительства допустить на территорию Югославии советское торговое представительство. Остро встал вопрос о дальнейшей судьбе российской миссии под руководством Штрандтмана. В результате доброжелательного отношения белградского правительства, посланнику удалось, без ущерба для сути дела, решить эту проблему лишь изменением названия. Учреждение, которым он руководил, стало отныне называться "Делегация, ведающая интересами русских беженцев в Королевстве СХС". Перемена официального наименования учреждения не изменила его функций. Королевское правительство признало Делегацию полноправным защитником интересов русских беженцев, оказавшихся на его территории. Делегат и его помощник были внесены в список членов дипломатического корпуса.

Из-за отсутствия устойчивых дипломатических отношений между Советской Россией и Королевством сербов, хорватов и словенцев, оставались неясными вопросы о юридическом статусе русских беженцев. В 1919 г., с момента прибытия первых беженцев на территорию страны, королевское правительство дало им официальное название: "русские избеглицы", те, кто не признает советской власти. До конца 1920 г. они считались гражданами России, временно проживающими на территории Королевства. Позднее их стали считать политическими беженцами. Правительство Королевства сербов, хорватов и словенцев дало свое согласие на то, чтобы служащие Российской дипломатической миссии сами устанавливали личность того или иного беженца в случае отсутствия у него документов. Декретом МИДа королевства от 12 апреля 1924 г. белградское правительство предоставило Делегации право выдавать разного рода удостоверения и документы. На основании выданных удостоверений правительство Королевства признавало за русскими беженцами право проживать на его территории. Процесс определения правового положения русских беженцев был упрощен с введением нансеновского паспорта.

Русским беженцам был гарантирован ряд прав. До конца 1920 г. русские беженцы имели право выбирать место жительства, свободно передвигаться по стране, работать, заниматься предпринимательством. В январе 1921 г. правительство Королевства сербов, хорватов и словенцев установило новые правила передвижения беженцев по территории государства. Все русские беженцы были взяты на учет, без разрешения властей они не могли менять место проживания; несколько крупных городов (Загреб, Белград, Земун, Любляна, Сараево) были включены в список городов, ограниченных для вселения. Впрочем, самыми крупными колониями русских беженцев стали как раз эти крупные города: в них было легче найти работу, реализовать свой потенциал.

На территории Королевства сербов, хорватов и словенцев возникло множество русских колоний. Судя по архивным документам, в начале 1920-х гг. в Королевстве сербов, хорватов и словенцев насчитывалось примерно 300 колоний русских беженцев. Более всего русских было размещено в Сербии (около двухсот колоний) . В 1921 г. складывается система местного самоуправления. Внутренняя жизнь русских беженцев регулировалась "Положением о колониях русских беженцев в Королевстве сербов, хорватов и словенцев". Оно было утверждено Государственной Комиссией по приему и устройству русских беженцев 10 марта 1921 г. . В случае, если колония насчитывала более 25 человек, члены колонии русских беженцев (старше 21 года) избирали председателя колонии или правление. Председатель или правление были посредниками между беженцами той или иной колонии и правительством.

Начиная с лета 1920 г., правительство Королевства и организации, оказывающие помощь беженцам, совершенствовали процесс получения ими квалификации, приобретения специальности, поиска работы. Для организации собственных предприятий российским гражданам предоставлялись кредиты. Специалистам выдавались ссуды на приобретение инструментов. До марта 1921 г. включительно было открыто около 300 предприятий. На их организацию представительство ВЗС выдало ссуду в размере более 1 млн. динаров. В 1921 г. был создан Отдел труда при Государственной комиссии. Он организовывал различные профессиональные курсы, курсы сербского языка. Возможность пройти обучение на курсах получали лица в возрасте от 16 до 30 лет, срок обучения составлял 6 месяцев. В то же время беженцам был гарантирован ряд прав. Например, лица свободных профессий (врачи, юристы, ученые, и др.) вначале не были стеснены в своих занятиях. Большинство из них сразу же приняли на государственную службу. Министерство торговли и промышленности, Торговая палата не ставили каких-либо жестких ограничений беженцам при выдаче разрешений на право торговли или на открытие ремесленных заведений.

Русский "исход" сыграл важную роль в истории сербской культуры. В 1922 г. русский беженец А. Маклецов писал: "Мы располагаем сведениями, полученными из статистического отдела Государственной комиссии по делам русских беженцев в Белграде о том, что 75% русской эмиграции составляют лица с высшим и средним образованием. Число тех, кто не получил никакого образования, незначительно - не более 3% общего количества".

В русских колониях возникали артистические кружки, офицерские собрания и филиалы многочисленных русских политических, военных, спортивных, культурных организаций. В предыдущие века сербы в своих учебных заведениях воспитывали молодежь на образцах русской культуры. "Уважение к русской культуре во время эмигрантского пребывания нашего в Югославии особенно резко сказалось в учреждении так называемого русского "Культурного Отбора", составленного из видных местных политических деятелей - друзей Старой России во главе с академиком А.И. Беличем, и взявшего на себя задачу сохранения русских культурных ценностей", - вспоминал Пио-Ульский. Символом русской культуры стал Русский Дом имени императора Николая II в Белграде, открытый в апреле 1933 г. Он был призван сохранить национальную русскую культуру в среде эмигрантов. В Русском Доме разместились Государственная комиссия помощи русским беженцам, Русский научный институт, Русский военно-научный институт, Русская библиотека с архивом и издательской Комиссией, Дом-музей императора Николая II, Музей русской конницы, также гимназии, спортивные организации. Русский Дом сыграл роль культурного, организационного, общественного центра. Перед открытием король Александр говорил академику А. Беличу: "Русский человек не может жить без удовлетворения своих духовных потребностей. Помните это всегда. Приютить, накормить, вылечить - хорошо, необходимо и очень полезно. Но если в то же время вы не дадите русскому человеку отвести душу на лекциях, концертах, выставках, а в особенности в своем театре, в своей опере - вы ничего для него не сделали. Помните всегда, что есть в мире народ, который пожертвует хлебом для духовных благ, которому искусство, наука, театр - также кусок хлеба. Это - наши русские".

В мае 1928 г. создан Русский культурный комитет. Он был призван собрать в Белграде русские литературные, художественные и научные силы. Было принято решение, что Русский культурный комитет сформирует Русский научный институт, Русскую публичную библиотеку, Русское книгоиздательство, театральную школу, Русское музыкальное общество, Русское художественное общество, художественную студию и литературный кружок.

Русская эмиграция в Королевстве сербов, хорватов и словенцев развернула издательскую деятельность. В Белграде выходили газеты: "Русская газета", "Новое время", "Возрождение", "Царский вестник", "Русский голос", "Русское дело", "Русский народный вестник", "Новый путь", и др. Выходило более 220 наименований газет и журналов, опубликовано около 1200 книг и брошюр.

За время революции и гражданской войны в эмиграции оказались сотни профессоров и преподавателей. Для того чтобы получить должность преподавателя в Королевстве сербов, хорватов и словенцев, нужно было выдержать серьезные испытания. Историк В.А. Мошин так описывал этот отбор: "Здесь нужно сдавать (кроме нашего государственного, и независимо от доктората) особый так называемый "профессорский экзамен" для обеспечения себе штатной службы: пришлось всю зиму посвятить логике, психологии, педагогике, методике, администрации средней школы, сербскому языку и литературе сербов, хорватов и словенцев". В Белградском и других сербских университетах работало много русских ученых. Они вырастили учеников и обогатили науку своими трудами (Приложение Б). Согласно данным Русского научного института в Белграде в 1930-е гг. в эмиграции работали примерно 500 ученых, в том числе около 150 бывших профессоров российских университетов. Между двумя мировыми войнами на территории Сербии существовал только Белградский университет. Но в 1920 г. при нем были основаны Философский факультет в Скопле и Юридический факультет в Суботице. На этих факультетах преподавали русские профессора Е.В. Аничков, П.М. Бицилли, Н.Л. Окунев, а также русские лекторы. Выступая на открытии Русского Дома, академик В.Ф. Тарановский сказал: "Мы русские ученые, прибывшие в Югославию, оказались в положении лучшем, чем все наши коллеги в эмиграции, ибо в значительном большинстве, почти все, мы оказались у своего дела и остаемся при нем либо в качестве преподавателей в высших учебных заведениях, либо в качестве сотрудников в различных специальных учреждениях научного характера".

Эмиграцию волновала судьба молодого поколения. В нем видели строителей нового Отечества. В мае 1920 г. Константинопольское совещание представителей правительственных и общественных организаций за рубежом (под председательством генерала А.С. Лукомского) возложило обязанности по организации школьного образования на Всероссийский союз городов. Его деятельность финансировалась правительством П.Н. Врангеля.

Королевство сербов, хорватов и словенцев стало первым государством, где начала зарождаться российская зарубежная школа. В начале 1920 г. из России были эвакуированы Киевский и Одесский кадетские корпуса (объединенные в Русский кадетский корпус), Харьковский и Донской Мариинский девичьи институты. Русский кадетский корпус стал крупным военно-учебным заведением. При нем был открыт военно-учебный музей, где хранились знамена русской армии, вывезенные из России.

В октябре 1920 г. помощь в вопросах образования стала оказывать и Государственная комиссия по приему русских беженцев. В Белграде была открыта первая Русско-сербская гимназия. С осени 1922 г. начали вносить изменения в учебную программу и в учебный план, направленные на сближение русских учебных заведений со школьной системой Югославии. Увеличилось число уроков по "сербским" предметам - языку, литературе, истории и географии. Преподавание велось на сербохорватском языке.

Большое внимание уделялось сохранению родного русского языка. В феврале 1930 г. "Союз ревнителей чистоты русского языка" в Югославии опубликовал свое воззвание. В нем высказывалась тревога, что русский язык находится в опасности: многие русские живут за пределами своей страны, их дети, общаясь в местной среде, вынуждены пользоваться сербским языком. "Не удивительно и то, что многие русские дети не научаются правильно говорить на языке своего народа, что большинство выросших на чужбине русских детей начинают думать на более близком и лучше им знакомом местном языке, что, играя между собой, русские дети говорят не по-русски, что даже те дети, которые имеют редкое счастье учиться за рубежом в русской школе, все же говорят по-русски не свободно, не без ошибок, не без обильного засорения русского языка словами и выражениями нерусскими". Деятели "Союза ревнителей чистоты русского языка" предлагали (помимо таких мер, как русская школа, библиотека, печать) основать повсюду Союзы русских людей. Они должны были, согласившись между собою, следить за правильностью своей устной и письменной речи, исправлять ошибки друзей и, в особенности, детей.


2.2 Первая волна русской эмиграции в Болгарию (1920-е гг. XX в.)


Русская эмиграция в Болгарию представляла собой сложный конгломерат. Гонимые ужасами Гражданской войны, в Болгарию приезжает свыше 35 000 русских эмигрантов - солдаты, офицеры армии генерала П.Н. Врангеля и гражданские беженцы. Среди них были изгнанные революцией ученые, журналисты, писатели, художники, актеры, режиссеры, и др. - в целом, около 7000 интеллигентов. В результате репатриации, организованной Советской Россией, в 1923 г. около 11 000 из них возвращаются на родину. Некоторые реэмигрируют в другие страны Европы. К середине 20-х гг. в Болгарии обосновываются около двадцати тысяч русских эмигрантов. Они представляют собой значительное для такой страны русскоязычное меньшинство. Одним из способов решения проблем с юридическим статусом русских беженцев в Болгарии являлась натурализация. Первые 16 просьб русских эмигрантов о болгарском гражданстве поступили в Министерство правосудия Болгарии осенью 1921 г. В 1923 г. их уже было 123. Но в целом количество пожелавших приобрести болгарское гражданство невелико. Большинство беженцев предпочитало статус лиц без гражданства, надеясь на скорое возвращение на родину. В период 1929-1933 гг. началась замена нансеновских паспортов на болгарские. Эмигрантам это приносило практическую выгоду и давало духовную поддержку: возможность найти работу, чувство уверенности в себе и единства с новой родиной.

Первые эмигранты из России прибыли в Варну на пароходе "Витязь" 25 декабря 1919 г. Первые эшелоны русских беженцев въехали в страну 19 января 1920 г. Выбор Болгарии в качестве места поселения можно объяснить тем, что болгарский народ воспринимался как братский. Беженцы и эмигранты из России надеялись найти здесь приют. Иной была ситуация с приемом армии генерала П.Н. Врангеля. Согласно Нёйскому мирному Договору (1919 г.), Болгария была разоружена и не могла иметь вооруженные силы на своей территории. В договоре сказано: "В течение трех месяцев со дня вступления в силу настоящего договора, вооруженные силы Болгарии должны быть демобилизованы в объеме, предусмотренном далее. Всеобщая воинская повинность в Болгарии должна быть отменена. Общая численность вооруженных сил в болгарской армии не должна превышать 20 000 человек. Число жандармов не должно превышать 10 000 человек. Кроме того, Болгария может создать специальный корпус пограничников, которые должны быть набраны с помощью добровольного поступления на службу, и их численность не должна превышать 3000 человек, так что общая численность сухопутных войск Болгарии не должна превышать 33 000 человек". В связи с этим, русские солдаты и офицеры формально были разоружены и допущены в качестве "беженцев" на основе специального соглашения, подписанного между болгарским и южнорусским правительством.

Однако в целом болгарское правительство проводило непоследовательную политику в отношении русских беженцев. С одной стороны, большая часть политической элиты и общественности поддерживала выходцев из России. В них видели потомков освободителей Болгарии от турецкого влияния. Сказался и еще один факт: в сознании болгар была жива идея о вине Болгарии (выступавшей в Первой мировой войне на стороне Тройственного союза) перед Россией и ее народом. Вследствие этих причин болгарский Парламент принимает ряд преференциальных для русских решений: бесплатный проезд на болгарских железных дорогах до места назначения, неприменение таможенных налогов на пищевую и другие виды помощи, привозимые из-за рубежа и предназначенные для русских, преференциальный режим обмена русской валюты, бесплатное лечение больных и раненых после их приезда и т.д. В 1924 г. болгарский Парламент выделил пожизненные денежные пособия ветеранам Русско-турецкой войны 1877-1878 гг., проживающим в стране. Согласно законам Болгарии, иностранцы не могли получать пенсии, ветеранам выдавалась не пенсия, а "временное месячное пособие". В 1929 г. размер пособия составлял до 2500 левов в месяц.

С другой стороны, премьер-министр Aлeкcaндp Стамболийский, постоянно подчеркивал, что русские беженцы - явление временное, вскоре они неизбежно вернутся на родину. Важную роль играло международное положение Болгарии после окончания Первой мировой войны: ограниченный суверенитет как побежденного государства и подконтрольность Международной комиссии Антанты. В ряде случаев Международная кoмиccия оказывала прямое воздействие (если явной становилась политика правительства на сближение с Советской Россией). Так, например, в мае 1922 г. армия генерала П.Н. Врангеля была расформирована. В сентябре 1922 г. из Болгарии были экстрадированы генералы и офицеры, среди них А.П. Кутепов, С.А. Ронжин, И.П. Романовский, Е.К. Миллер, М.Н. Ползиков, Г.П. Лобов, и др. . Репатриация русских беженцев в Советскую Россию была одним из способов решения проблем.

Расселение, обустройство беженцев, обеспечение их продовольствием и удовлетворение их первостепенных нужд формально было возложено на правительство Болгарии. В реальности все эти функции осуществлялись общественными организациями - Славянским обществом и Болгарским Красным Крестом. Как и в Королевстве сербов, хорватов и словенцев, Всероссийский Союз городов и Всероссийский Земский Союз открыли свои филиалы в Болгарии. Эти организации, совместно с Русским Красным Крестом, выделяли средства на финансирование русских беженцев, обслуживание больных. Вскоре после прибытия русских беженцев в Болгарию, в Варне было проведено совещание представителей болгарской общественности и русских общественных организаций. По итогам этой встречи был создан Русско-болгарский общественный комитет, призванный помогать прибывающим беженцам. В конце января 1920 г. в Софии была создана еще одна организация - Русско-болгарский культурно-благотворительный комитет.

При эвакуации беженцев из России, в Болгарию попал и русский военный госпиталь. Он разместился в Софии, в доме болгарского врача, русофила доктора Палчева. Со временем русский госпиталь стал больницей, где лечились русские эмигранты. Вместе с частями белой армии в Болгарию попало много инвалидов и раненых. Силами болгарского правительства и болгарской общественности для них был создан Русский инвалидный дом. Со временем места русских инвалидов, которых становилось все меньше, занимали пожилые люди.

В июле 1921 г., по рекомендации Лиги Наций, правительство Болгарии создало правительственную организацию - "Комитет по делам русских беженцев". Он должен был осуществлять связь между властями Болгарии и Верховным комиссаром Лиги Наций по всем вопросам, касающимся русских беженцев. В ведение Комитета входили различные вопросы: обеспечение места проживания русским беженцам, распределение любого вида помощи, которая могла бы поступить для их пользования (правовая защита беженцев и обслуживание их нужд, выдача удостоверений о самоличности, актов о гражданском состоянии и гражданских деловых отношений, и т.д.) За оказываемые услуги взимались, кроме общегосударственного гербового сбора, особые канцелярские пошлины в пользу Комитета. Например, за выданное удостоверение платили 50 левов канцелярской пошлины.

Болгария стала первой страной, отказавшейся от посредничества русского дипломатического представителя, взяла на себя всецело опеку над русскими беженцами. 11 декабря 1922 г.А.М. Петряев сообщал, что получил доверительное предупреждение МИД Болгарии о бесповоротном решении болгарского правительства к 1 января 1923 г. прекратить деятельность возглавляемого им представительства. Болгарское правительство отвергло предложенный проект совместного русско-болгарского комитета по делам русских беженцев. Оно хотело решать все вопросы по делам русских граждан самостоятельно, на общих основаниях с болгарскими гражданами. В январе 1923 г. Петряев покинул Софию. Защищать интересы русских беженцев остался С.Г. Богоявленский, работавший при представителе Лиги Наций. Ему было поручено оставаться в Болгарии и пытаться установить отношения с болгарским правительством, чтобы в скором времени возродить деятельность русской миссии в Болгарии.

С 1923 г. Болгарское правительство, по указанию Лиги Наций, начинает отчислять из государственного бюджета суммы на содержание русских беженцев. Государство обеспечивало для нужд русских 11-12 млн. левов в год, что составляло свыше 2/3 всех необходимых ассигнований. Министерство финансов надеялось, что Россия, освободившаяся когда-нибудь от большевиков, признает эти расходы. Оно ввело их в бухгалтерию на счет оккупационного долга Болгарии к России. Долг насчитывал приблизительно 82 млн. левов.

Однако жизнь русских в Болгарии, особенно в начале 1920-х гг., была трудной. Болгария испытывала на себе последствия Первой мировой войны. Как побежденная страна, она должна была платить репарации, что замедляло ее развитие, особенно провинциальных областей. Значительная часть болгарского населения стремилась переселиться в Софию. В столицу Болгарии прибыли и русские беженцы, город был перенаселен. Приведем воспоминания очевидца: "В болгарской столице было трудно найти свободную комнату. Много русских эмигрантов вынуждено было селиться в железнодорожных вагонах, стоявших на запасных путях. Гостиницы оказались до отказа заполнены русскими, поселившимися там на неопределенно долгий срок". Ежемесячно эмигранты получали пособие, например, рядовой армии - 50 болгарских левов, офицер - 80 (при цене за 1 килограмм сливочного масла 55 левов, а пары мужских ботинок - 400 левов) .

В чужой стране русские эмигранты пытались объединить усилия, создавая организации и товарищества. В период с 1920 по 1944 гг. в Дирекции полиции Болгарии было зарегистрировано более ста русских эмигрантских организаций. С самого начала своего существования русские эмигрантские организации не вмешиваются во внутренние дела и политическую жизнь страны. Тем не менее, эмигрантские организации находились под контролем болгарских властей. Дирекция полиции утверждала их уставы и советы правления, осуществляла политический надзор над членами организаций. С 1934 г., когда были установлены дипломатические отношения между Болгарией и СССР, контроль над эмигрантскими организациями усиливается. Согласно п.1 Болгаро-советского протокола, оба государства принимают на себя обязательства "не создавать, не поддерживать и не разрешать пребывание на своей территории организаций, ставящих своей целью вооруженную борьбу против второй договаривающейся стороны или присваивающих себе роль правительства другого государства или части его территории". Организации русских эмигрантов теряют контроль над своими финансами и подчиняются болгарским властям. Многие организации приостанавливают свою деятельность или исчезают. В 1938 г. был принят "Декрет о государственном надзоре за деятельностью обществ и товариществ". В нем сформулированы новые требования к эмигрантским организациям. Отныне Дирекция полиции не только утверждает их уставы, советы правления и любые изменения в них, но осуществляет политический надзор над их членами. Декрет обязывает все действующие организации перерегистрироваться. Те из них, которые не пожелали это сделать, объявляются прекратившими свое существование.

Самой насущной необходимостью для русских стал поиск работы. В связи с этим в эмигрантской среде создаются цеховые профессиональные организации. Они устанавливают контакты с болгарскими властями, организуют биржу труда, обеспечивают своих безработных членов финансовыми средствами. В середине 20-х гг. в Софии было создано общество "Единение русских", состоявшее из более чем тридцати организаций. В 1928 г. основано "Центральное объединение русских общественных организаций и союзов". В 1931 г. создается "Русский общетрудовой союз" (с 1935 г. - "Федерация русских трудовых союзов"). Союз призван объединить трудящихся, повысить их квалификацию, обеспечить им контакты с болгарскими работодателями, оказать материальную помощь в случае безработицы. Данная организация, по сути, являлась конкурентом действовавшего на территории страны "Болгарского союза рабочих". Еще в начале 20-х гг. болгарские власти начали трудоустройство русских беженцев. Согласно статистическим данным, до середины 1920 г. на государственную работу в Болгарии поступают 1239 русских беженцев. Из них в сфере интеллектуального труда - 148, а на физическую работу - 1091 человек. Но экономический кризис конца 20-х-начала 30-х гг. вызвал ухудшение положения русских беженцев. Власти были вынуждены ограничить расходы на их содержание. В начале 1931 г. суммы на "русскую акцию" уменьшились примерно на 30%.

Нельзя не отметить вклад русских беженцев в различные сферы жизни болгарского общества. Опыт русских военных широко использовался для нужд болгарской армии. Они активно выступали с лекциями и беседами в Военном училище, в софийских гимназиях, в военных клубах. Велики заслуги русских беженцев в развитии болгарской медицины и медицинского образования. Русские академики и профессора участвовали в создании медицинского факультета Софийского университета, врачи и медицинские сестры работали в русских и болгарских больницах.

Некоторые организации русских эмигрантов занимались воспитанием молодежи. В число таких организаций входили "Общество русских скаутов в Болгарии", "Русский сокол", "Национальный союз русской молодежи", "Союз русских студентов при Свободном университете", "Общество помощи русским студентам".

Постепенно развивалось русское школьное дело. С 1924 г. оно постоянно поддерживалось болгарским государством в размере 6 000 000 левов в год (что составляло свыше половины всех необходимых на его существование средств) . Для детей русских эмигрантов были открыты русские школы. Некоторые из них были эвакуированы из Константинополя, другие созданы по инициативе Всероссийского Земского союза и Всероссийского союза городов. Первое учебное заведение русских эмигрантов возникло в Варне. Через этот город шел основной поток эмигрантов из России.23 апреля 1920 г. там начала свою деятельность гимназия, организованная группой педагогов из Одессы, во главе с бывшим директором частной гимназии С.Н. Кононовичем.17 июня того же года Русско-болгарский благотворительный комитет, созданный для помощи эмигрантам, открыл русскую гимназию в Софии. Под давлением Лиги Наций и болгарской общественности, власти были вынуждены предоставить русским школам ряд преимуществ: найти помещения для устройства школ, освободить от пошлин прибывающее для них оборудование, и т.д. Русские школы были призваны обеспечить русским детям и молодежи обучение на родном языке, сохранение национальных традиций. Именно поэтому большое внимание уделялось преподаванию предметов, связанных с русской культурой и ее традициями (Закон Божий, русская история, география, литература, родная речь). К середине 20-х гг. выяснилось, что выпускникам русских школ трудно справиться с требованиями, предъявляемыми к абитуриентам университетов. В связи с этим была проведена школьная реформа. Предпринимается попытка соотнести правила гимназий с болгарским законодательством. Русские гимназии были обязаны включить в свои учебные программы так называемые "местные предметы" (болгарский язык, болгарская история, география), которые преподаются только на болгарском языке, а также увеличить число учебных часов по естественной истории, рисованию, химии и политической экономии до объема, изучаемого в болгарских школах. Русские учебные заведения руководствовались своими правилами, учебными программами. При этом их выпускники имели такие же права, как и выпускники болгарских школ.

В Болгарии существовало русско-болгарское книгоиздательство. Оно публиковало литературу политического, философского, богословского и других направлений, осуществлялся книгообмен с русской эмиграцией. Русские журналисты, проживавшие в Болгарии, издавали свыше 100 русских газет и журналов. До 1934 г. (год установления болгаро-советских дипломатических отношений) болгарские власти не осуществляют строгий контроль над русской эмигрантской прессой. С 1934 г., по настоянию советского посольства, специалисты из Дирекции полиции осуществляют обзор всей русской эмигрантской прессы в целях недопущения выхода на страницах газет ярких антибольшевистских материалов. В отдельных случаях они даже накладывают взыскания на те издания, которые, по мнению представителей СССР, выходят за рамки допустимого, призывают к вооруженному свержению советской власти.


2.3 Вторая (1940-е гг. ХХ в.) и третья (1966-1980 гг. ХХ в.) волны русской эмиграции на Балканы


Нападение Германии на Советский Союз вызвало конфликт в среде русской эмиграции. Русские эмигранты разделились на две категории. Первые осознавали, что их Родина находится в опасности, и включились в борьбу против гитлеровской Германии. Вторые видели в немцах противников коммунистического режима, а значит, своих союзников. Однако оставались и те, кто не примкнул ни к первой, ни ко второй общности. Вернувшийся в Советский Союз знаток "русского зарубежья" Б.Н. Александровский пишет, что значительное число русских за рубежом полностью отмежевалось от всякой политики.

В среде русских эмигрантов симпатии к Германии росли одновременно с падением доверия белых к бывшим союзникам Российской Империи (таким, как Англия и Франция). Белые утверждались в мысли, что, если и придёт помощь в освобождении России от красных, то лишь со стороны Германии. Талантливый русский ученый, профессор Н.В. Краинский, писал об этом в своей книге. Она привлекла одобрительное внимание значительной части русской эмиграции в 1940 г.: "Преступления по отношению к России бывших союзников по Великой войне неисчислимы. Сюда относится деятельность по содействию вызову русской революции и поддержанию большевистского режима в России на протяжении четверти века со стороны иностранных держав. Длинный ряд политических деятелей Западной Европы продолжают деяния французского и английского послов в Петербурге, принимавших участие в свержении царского режима, и поддерживают советский строй".

Та часть русских эмигрантов, которая восприняла нападение на СССР как удар, была малочисленнее, чем та, что поддерживала немцев. Но, несмотря на симпатии большей части русской эмиграции к Германии, многие из них явились на мобилизационные пункты, чтобы вступить в ряды Королевской Югославской Армии. Эмигранты, поддержавшие курс на вооруженную борьбу против фашизма, становились партизанами и подпольщиками, членами партийных и молодежных революционных организаций, нелегальных боевых групп. Живший на Балканах В.В. Шульгин вспоминал, что, по его мнению, в этих условиях русские эмигранты должны были выступить против советской власти. Он был удивлен, когда понял, что "русские люди эту власть не только не собираются свергать, но защищают "до последней капли крови". Они считают своей Родиной именно Советский Союз и не ждут освобождения от Советской власти от рук белоэмигрантов".

Во всех странах, оккупированных Германией, начались аресты русских эмигрантов. Одновременно была развернута агитация, призывающая эмигрантов, придерживающихся антибольшевистских настроений, вступать в немецкие воинские части. В оккупированных европейских государствах, в том числе балканских, немецкие оккупационные власти создавали так называемые "Русские доверительные бюро", якобы призванные защищать интересы русских эмигрантов.

Практически до окончания Второй мировой войны в число союзников Германии входила Болгария. Страна, которая была обязана России своим освобождением от османского владычества, оказалась на стороне ее противников. То, что 1 марта 1941 г. Болгария присоединилась к Трехстороннему пакту, оказало влияние на судьбу русских эмигрантов, проживающих в этой стране. В 1940 г. общее число русских в Болгарии насчитывало около 18 397 человек (10 000 мужчин, 5397 женщин и 3000 детей) .

В годы Второй мировой войны большая часть русских эмигрантов и в Сербии, и в Болгарии, была настроена антикоммунистически. Германская вербовка в Югославии завершилась созданием Русского охранного корпуса. Он представлял собой формирование русских эмигрантов. Корпус подчинялся непосредственно командованию Третьего Рейха и считался частью немецкой армии. Его командный состав состоял из русских. Начальником был назначен высший офицер немецкого Генштаба генерал-майор Штейфон. Служащие Русского охранного корпуса занимались охраной хозяйственных и коммуникационных объектов, были заняты в военных действиях против Югославской Народно-Освободительной армии, а впоследствии в битве за Белград.

После освобождения Югославии осенью 1944 <#"center">3. Современный этап русской эмиграции на балканы (1990-2012 гг.)


3.1 Русскоязычные диаспоры в Сербии и их роль во внешней политике Российской Федерации


Несмотря на тот факт, что русская диаспора в Сербии довольно малочисленна, она занимает важное место в жизни граждан этой страны. Русская диаспора весьма неоднородна как по времени переселения в Сербию, так и по своему социальному составу. Среди русских, постоянно проживающих в Сербии, есть потомки эмигрантов первой волны, дети от смешанных русско-сербских браков, недавние переселенцы из стран СНГ. Согласно переписи населения Сербии 2002 г., 2588 жителей этой страны (т.е. 0,03%) идентифицируют себя как русские. Из них 1648 человек живет в центральной Сербии, еще 940 - на севере республики в автономном крае Воеводина. На данный момент оценить точное количество потомков эмигрантов первой волны невозможно. Многие из них имеют сербские имена и фамилии. При этом они осознают свою принадлежность к России и русскому миру.

Русскую диаспору в Сербии отличает медленный процесс ассимиляции, устойчивость русской идентичности. Исследователи не раз отмечали, что русские эмигранты первой волны "не стремились к натурализации на своей новой родине, считали это предательством по отношению к России. Они не предпринимали попыток получить новое гражданство, по крайней мере, до тех пор, пока жила надежда на возвращение домой". Их общая культурная основа включает в себя наследие первой волны эмиграции - русскую православную веру, русскую литературу и русский язык, а также историю синтеза культур.

С начала 90-х гг. XX в. в Сербии возрастает интерес к русской диаспоре. Об этом свидетельствует, в частности, прошедший в 1993 г. в Белграде Международный симпозиум, посвященный вкладу русской эмиграции в развитие сербской культуры. Год спустя в Белграде был опубликован сборник "Руска эмиграција у српској култури ХХ века" ("Русская эмиграция в сербской культуре ХХ века"). Характерно, что многие докладчики симпозиума и авторы статей сборника - сербы.

Российская Федерация также уделяет внимание нашим соотечественникам, сохранению их чувства общности с Родиной, решению их проблем, защите их интересов, а также культурного, духовного и языкового наследия.25 декабря 1990 г. на Четвертом съезде народных депутатов СССР в своем обращении Председатель Верховного Совета РСФСР Б.Н. Ельцин призвал к воссоединению россиян, возрождению отечества, "возрождению всего лучшего, что было утрачено после Октября 1917 года, возрождению того, что делало Россию Россией". В обращении предлагалось более активно устанавливать контакты с зарубежными соотечественниками, чтобы возродить утраченное российское духовное наследие.11 декабря 1994 г. было принято "Положение о Правительственной комиссии по делам соотечественников за рубежом". Согласно этому документу, Правительственная комиссия по делам соотечественников за рубежом выполняет различные функции. Организует мониторинг положения соотечественников за рубежом; совместно с Министерством иностранных дел Российской Федерации взаимодействует с правительственными органами зарубежных государств и международными организациями. Развивает связи с организациями соотечественников в России и за рубежом. Разрабатывает предложения по совершенствованию правовой базы для реализации мер, направленных на поддержку соотечественников за рубежом. Осуществляет подготовку рекомендаций для органов государственной власти по вопросам совершенствования государственной политики в отношении соотечественников, проживающих за рубежом.

С момента принятия Конституции РФ 1993 г., было принято большое число нормативных актов, в которых используется термин "соотечественники за рубежом". Однако только в Федеральном законе "О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом" от 1 июня 1999 г. давалась трактовка данного понятия. Согласно вышеназванному закону, под понятием "соотечественники за рубежом" подразумеваются: граждане Российской Федерации, постоянно проживающие за пределами Российской Федерации; лица, состоявшие в гражданстве СССР, проживающие в государствах, входивших в состав СССР, получившие гражданство этих государств или ставшие лицами без гражданства; выходцы (эмигранты) из Российского государства, Российской республики, РСФСР, СССР и Российской Федерации, имевшие соответствующую гражданскую принадлежность и ставшие гражданами иностранного государства или ставшие лицами без гражданства; потомки лиц, принадлежащих к вышеуказанным группам, за исключением потомков лиц титульных наций иностранных государств. Однако приведенное определение понятия "соотечественники за рубежом" не имеет под собой юридической основы, т.к. оно отсутствует в международном праве и в национальных законодательствах других государств. В Федеральном законе "О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом" также указано, что "Российская Федерация оказывает соотечественникам содействие в реализации и обеспечении прав и свобод человека и гражданина, в том числе прав: использовать русский язык и родные языки народов Российской Федерации для развития духовного и интеллектуального потенциала; создавать национально-культурные автономии, общественные объединения и религиозные организации соотечественников, средства массовой информации и участвовать в их деятельности; участвовать в работе неправительственных организаций на национальном и международном уровнях".

В 2009 г. на Всемирном конгрессе соотечественников в Москве представители русских диаспор выступили с инициативой создания Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом. Для работы Фонда создана необходимая юридическая база, предусмотрены финансовые средства в бюджете Российской Федерации на 2012 г. Функционирует Федеральная целевая программа "Русский язык", призванная содействовать преподаванию, распространению и популяризации русского языка и культуры. Фонд поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом призван оказывать информационную, организационную, методическую и юридическую поддержку, включая предоставление услуг адвокатов. Фонд осуществляет мониторинг правового положения соотечественников, осуществляет обмен информацией с местными и международными общественными объединениями и правозащитными организациями.

В Белграде действует Посольство Российской Федерации в республике Сербии во главе с Чрезвычайным и Полномочным Послом Российской Федерации А.В. Конузиным. Посольство делает акцент на консолидации и сплочении российской диаспоры. Большое внимание уделяется поддержке русского языка в среде соотечественников, особенно молодого поколения. Организуются совместные концерты, выступления фольклорных секций из объединений соотечественников. Они посвящены торжественным датам в российской истории - Дню славянской письменности и культуры, Дню России, новогодним и рождественским праздникам, Дню 8 марта, и др. . В своих действиях Посольство Российской Федерации в республике Сербии руководствуется Федеральным законом "О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом". Все граждане Российской Федерации, пребывающие на территории Сербии, обязаны соблюдать законы данного государства. Между Россией и Сербией действует "Договор о правовой помощи по семейным, гражданскими и уголовным делам" (от 1962 г.). Согласно Договору, "граждане одной Договаривающейся Стороны пользуются на территории другой Договаривающейся Стороны такой же правовой защитой личности и имущества, как и собственные граждане".

В 2009 г. был создан Координационный Совет организаций российских соотечественников в Сербии. Он призван содействовать консолидации русских жителей Сербии и облегчить взаимодействие их организаций. Координационный Совет взаимодействует с властями Российской Федерации и Сербии, анализирует существующие проблемы и потребности соотечественников, проживающих в Сербии. Проводит мероприятия, способствующие укреплению общественных объединений соотечественников, повышению их роли в общественной жизни России и Сербии. Решения Координационного Совета имеют рекомендательный характер для первичных организаций российских соотечественников в Сербии.

В Сербии активно действует несколько организаций соотечественников. Можно назвать такие организации, как Русский Дом в Белграде, "Русская волна", Общество российских соотечественников "Луч", "Славянский мост", Сербско-русское общество "Белая Церковь", Общество сербско-русской дружбы "Полковник Раевский", "Общекадетское Объединение Русских Кадетских Корпусов за рубежом" (при Русском Доме), "Ассоциация русского национального меньшинства". Ассоциация занимается защитой и укреплением прав национального меньшинства. Выступает за права и свободу, изложенные в Законе о Национальных Советах Национальных меньшинств, а также проводит гуманитарные акции.

Среди русских культурных и образовательных организаций, прежде всего, стоит назвать Российский центр науки и культуры (Русский Дом в Белграде). Он является современным правопреемником эмигрантского Русского Дома имени Императора Николая II и Дома советской науки и культуры. Русский Дом в Белграде является центром культурной жизни русского населения Белграда. Там регулярно проводятся конференции, симпозиумы, фестивали. При Русском Доме действует бесплатная школа русского языка для детей. Также при Русском Доме действуют различные кружки, творческие студии и русская библиотека. К сожалению, библиотека Русского Дома не может гордиться наплывом желающих приобщиться к русской культуре. По словам сотрудников, её посещает не более 5 человек в день. Основной фонд библиотеки сформировался еще в советские годы, поэтому большая часть книг относится к советскому периоду. Здесь представлены образцы русской классической литературы. Литературные новинки доходят до Русского Дома со значительным опозданием. Отчасти поэтому библиотека Русского Дома не очень популярна в среде сербских школьников и студентов. Пока Русский Дом недостаточно вовлечен в сербское культурное пространство.

Однако несколько мероприятий, проходивших в Русском Доме, вызвали интерес у сербской публики. Например, празднование 70-летия и 75-летия Русского Дома (в 2003 и 2008 гг., соответственно). Вечер памяти председателя Комиссии по делам русских беженцев в Королевстве сербов, хорватов и словенцев академика А. Белича имел огромный общественный резонанс. Русский Дом в Белграде также проводит конференции российских соотечественников. 25 марта 2012 г. здесь прошла третья страновая конференция российских соотечественников. Конференцию открыл Посол Российской Федерации в республике Сербии А.В. Конузин. Господин Посол отметил слабую вовлеченность российских соотечественников в общественные и культурные мероприятия, организуемые Посольством РФ, недостаточно отлаженные механизмы взаимодействия между соотечественниками. К собравшимся обратился также директор Русского Дома М.Г. Денисов. Он констатировал, что "в самом Координационном Совете существуют внутренние разногласия, ненужные споры, а коммуникация между членами Координационного Совета до сих пор слаба. Все это препятствует решению важнейших вопросов, которые стоят перед российской диаспорой в Сербии". Однако было отмечено, что Русский Дом в Белграде и Посольство Российской Федерации в Сербии готовы способствовать решению этой проблемы. В частности, организации русских соотечественников для реализации своих задач могут использовать сайт Русского Дома в Белграде. Его посещаемость достаточно высока.

Еще одним объединением русских, проживающих в Сербии, является Общество российских соотечественников "Луч" из г. Нови-Сад. Оно создано в 2006 г. Общество стремится сохранить национальное русское самосознание, культурное и духовное наследие, распространять русский язык и культуру, защищать права и свободы соотечественников. Членами общества "Луч" являются 70 человек: преимущественно жители Нови-Сада и окрестностей. Но руководство общества планирует расширение своей деятельности на всю Сербию. При обществе действует субботняя школа "Солнышко" для детей из билингвальных семей и для детей, изучающих русский язык. Школу посещает около 15 человек, но, при наличии соответствующего помещения, возможно увеличение числа учеников. В школе также организованы курсы русского языка для взрослых. При обществе "Луч" существует коллектив "Лучезарные" - вокальный ансамбль, имеющий в своем репертуаре русские песни, как народного характера, так и современных авторов. Действует также театр-студия для детей от 10 до 15 лет. В планах театра-студии организовать выступления в сербских школах и гимназиях, где изучается русский язык. Театр выступает в школах г. Нови-Сада. При обществе "Луч" функционирует дискуссионный клуб "Собеседник", основная задача которого - организация общения между членами общества, а также между различными волнами русской эмиграции. Во встречах дискуссионного клуба принимают участие и проживающие в г. Нови-Саде потомки эмигрантов первой волны, в частности, историк А.Б. Арсеньев. "Мы стремимся к тому, чтобы наши дети знали не только о России и российской истории, но и об истории россиян в Сербии. Наши соотечественники внесли огромный вклад в формирование сербской культуры, мы можем и должны этим гордиться".

Еще одним крупным объединением наших соотечественников в Сербии является "Русская волна", находящаяся в Белграде. Общество было сформировано в 2002 г. В 2005 г. оно прошло регистрацию в сербском Министерстве по делам национальностей, а в ноябре 2008 г. вступило в Международный совет российских соотечественников. В работе общества участвует около ста человек из Белграда, Смедерево, Крагуевца и других городов. Общество "Русская волна" стремится заявить о себе в Сербии и за ее пределами. С самого начала существования общество планировало издавать собственный журнал. Однако финансирование, необходимое для издания журнала, нашлось лишь в 2008 г. Тогда же был выпущен первый (и пока единственный) номер журнала "Волна". В этом номере размещены материалы о жизни русских соотечественников в Сербии, о судьбе российской диаспоры в межвоенный период, о текущем положении дел в Косово. При обществе действуют образовательные и спортивные программы для детей. В июле 2008 г. дети, представляющие "Русскую волну", приняли участие в Международных юношеских соревнованиях. Они проходили в Москве и были посвящены Дню защиты детей. В 2007 г. представители "Русской волны" участвовали в первом Международном конкурсе русской песни, также проходившем в Москве, и в различных молодёжных форумах, проводившихся в Москве и Петербурге.

Существует в Сербии и организация для потомков русских эмигрантов первой волны - "Общекадетское объединение русских кадетских корпусов" (при Русском Доме в Белграде). История русских кадетских корпусов в Сербии может быть прослежена с 1929 г., когда в г. Белая Церковь был сформирован Первый русский Великого Князя Константина Константиновича кадетский корпус. Он просуществовал до 1944 г. В связи с приближением фронта корпус был расформирован. За двадцать четыре года своей деятельности корпус дал национальное среднее восьмилетнее образование и воспитание нескольким сотням молодых людей. Состоялось двадцать четыре полных кадетских выпуска. В 2008 г. прошел всемирный "Кадетский сбор". В его работе участвовали потомки русских эмигрантов первой волны, а также кадеты из России. В ходе мероприятий кадеты познакомились с кадетскими реликвиями и материалами о жизни Русского кадетского корпуса. Посетили места, связанные с историей русской эмиграции в Сербии. Кадеты приняли участие в благоустройстве русского участка на православном кладбище г. Белая Церковь, где покоятся русские генералы, офицеры, преподаватели и воспитатели Первого русского кадетского корпуса.

В последние годы заметное влияние на культурную среду в Сербии играет средняя школа при посольстве Российской Федерации. Она заслуженно считается одним из лучших и престижных учебных учреждений в стране. С 1979 г. русская школа занимает достаточно большой участок территории в Новом Белграде. На этой территории расположен комплекс, состоящий из нескольких 3-5-этажных зданий: учебного корпуса, интерната на 150 мест, жилых помещений для сотрудников школы, спортивных площадок и парка. На сегодняшний день в школе обучается 151 человек. Причём лишь треть из них - дети сотрудников российских представительств, а две трети - местные дети, преимущественно из смешанных русско-сербских семей. При школе действуют различные студии, курсы, кружки. Школа поддерживает связи с образовательными учреждениями Белграда, Русским культурным центром, Русской православной Церковью.

В настоящее время русский язык и культура продолжают быть востребованными в Сербии. Русский язык преподается в Белградском институте иностранных языков, в Белградском университете, а также в университетах г. Нови-Сада и г. Ниша. Преподавание русского языка ведется также в нескольких сербских гимназиях: Первая и Вторая белградские гимназии, Специализированная языковая гимназия. Однако, несмотря на это, ситуация с изучением русского языка в стране неоднозначна. Гимназии не всегда набирают учащихся, желающих изучать русский язык. Ситуация с изучением русского языка в Косово более оптимистичная. В сербском Приштинском государственном университете русский язык, в течение четырёх последних лет, является наиболее востребованным иностранным языком. В Сербии действует несколько организаций, занимающихся пропагандой русского языка. В качестве примера можно упомянуть "Ассоциацию выпускников советских и российских вузов". Эта организация ежегодно проводит дни русского языка с участием делегаций из России. Сотрудничает с МГУ им. М.В. Ломоносова и СПбГУ.

Количество изучающих русский язык в сербских школах и университетах резко сократилось в 90-е гг. XX в. Организации русских соотечественников, совместно с Посольством Российской Федерации, пытаются исправить эту ситуацию. Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в республике Сербия А.В. Конузин отмечает: "Открываются классы в средней школе и кафедры русского языка в университетах. Мы продолжаем содействовать тому, чтобы русский язык изучался. В последние годы открываются новые курсы при обществах сербско-русской дружбы, причем не только в Белграде, но и в провинциальных городах. Большую поддержку оказывает фонд "Русский мир", который оборудовал несколько классов в Сербии. Возникла идея провести своего рода эксперимент - открыть в Сербии Институт русского языка, который на постоянной основе работал бы и в качестве учебного заведения и разрабатывал бы методологию продвижения русского языка в Балканском регионе".

А.В. Конузин также отмечает важность православной веры, духовной близости сербского и русского народов: "У нас общие святые. Святой Александр Невский столь же чтим в Сербии, как и в России. Многие сербы ходят в русскую Свято-Троицкую церковь в Белграде, а русские чувствуют себя дома в сербских церквах. Не иссякает поток паломников из России, желающих приобщиться к православным святыням на вашей земле. Как говорил Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, у нас многовековое духовное родство. Уверен, такое родственное духовное общение наших народов будет развиваться".

3.2 Социокультурный контекст русскоязычных диаспор в Болгарии


В период после перестройки началась эмиграция из Советского Союза отдельных лиц и целых семей. Многие из них приезжали в Болгарию, несмотря на то, что и сама Болгария испытывала трудности в экономике. Для части эмигрантов из СССР Болгария стала своего рода транзитным пунктом по пути в более благополучные страны. Но некоторые остались и продолжают там жить.

Необходимо отметить, что на протяжении истории представители трех волн эмиграции, и наши нынешние соотечественники, уезжающие жить на Балканы, никогда не были обособленной группой русских. При этом они всегда чувствовали сопричастность нации и солидарность с родиной, которую покинули.

Русская диаспора в Болгарии является одной из самых больших за рубежом и третьей по величине этнической диаспорой в Болгарии. Официально она насчитывает свыше 25 тыс. человек. Русское население в основном проживает в крупных городах, таких, как София, Варна, Пловдив и Бургас. Хотя реально количество русских, проживающих в Болгарии, значительно больше, и с каждым годом все увеличивается. В настоящее время в Болгарии также существует два крупных старообрядческих русских поселения: в селе Казашко близ Варны и в селе Татарица около Силистры. По сведениям на 1992 г. в них проживало около 1000 человек, в частности, в Татарице в 1990 г. - 600-700 человек. Старообрядцы в Болгарии - это специфическая этно-конфессиональная общность, члены которой являются этнически, конфессионально чуждыми местному болгарскому населению. Они говорят на южно-русском диалекте. В Татарице живут так называемые поповцы, связанные с Белокриницкой иерархией, а в Казашко - беспоповцы. До середины ХХ века между поповцами и беспоповцами браки были запрещены из-за конфессиональных различий.

Парадоксально, но русские не считаются в Болгарии национальным меньшинством.31 марта 2006 г. в газете "Политика" была опубликована статья Роберта Леви под названием "Книга, которую некому прочитать". В ней автор обращает внимание на то, что болгарское правительство слабо информировано о проблемах национальных меньшинств.

Республика Болгария установила дипломатические отношения с Российской Федерацией 23 октября 1991 г. Между нашими странами действует "Договор о правовой помощи по гражданским, семейным, уголовным делам" (от 19.02.1975). Согласно Договору, "граждане одной Договаривающейся Стороны имеют право свободно и беспрепятственно обращаться в суды, прокуратуру, нотариальные органы и в иные учреждения другой Договаривающейся Стороны, к компетенции которых относятся гражданские, семейные и уголовные дела, могут выступать в них, возбуждать ходатайства и предъявлять иски на тех же условиях, как и граждане другой Договаривающейся Стороны". В Софии действует Посольство Российской Федерации в республике Болгарии. С августа 2008 г. его возглавляет Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в Республике Болгарии Ю.Н. Исаков. Он отмечает, что "вопросы защиты прав и законных интересов наших соотечественников за рубежом ныне возведены в разряд ключевых государственных внешнеполитических задач. Болгарские соотечественники вправе полагаться на поддержку Российской Федерации в осуществлении своих гражданских, политических, социальных, экономических и культурных прав, в сохранении своей самобытности". Посольство Российской Федерации в Болгарии, два генеральных консульства Российской Федерации в Варне и Русе оказывают русской диаспоре поддержку и помощь в проведении встреч, конференций, фестивалей. Сотрудники этих учреждений посещают города, где проживают русские соотечественники, оказывают им помощь и поддержку.

В ходе встречи В.В. Путина с экс-премьер-министром Болгарии С. Станишевым 15 марта 2007 г. в Афинах болгарская сторона выступила с инициативой проведения года России в Болгарии и года Болгарии в России. Инициатива болгарской стороны была поддержана.

В 2008 г. Болгария праздновала 130-летие освобождения от османского ига. Этот год был объявлен годом России в Болгарии. Главной целью события было повышение качества двусторонних отношений, делового партнерства и гуманитарных связей. В результате многочисленных культурных мероприятий (концерты, выставки, ярмарки, научные семинары) наши болгарские друзья составили представление о России, ее культуре, экономике, жизни общества. Российская национальная выставка (одна из крупнейших за последние 15 лет российских экспозиций за рубежом) помогла сотням тысяч болгар по-новому посмотреть на современную Россию, убедиться в неразрывном единстве наших народов. Как отмечает Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в Республике Болгарии Ю.Н. Исаков, "российская диаспора внесла немалый вклад в организацию общественных мероприятий в рамках Года России в Болгарии". В связи с этим Ю.Н. Исаков отметил, что такие события помогают русской диаспоре сплотиться, объединиться вокруг реальных общих дел. Например, по инициативе Союза русских инвалидов в Болгарии была проведена поисково-исследовательская работа по захоронению русских ветеранов Освободительной войны 1877-1878 гг., оказавшихся в Болгарии в результате эмиграции. Председатель Союза русских инвалидов в Болгарии В.П. Гаристов сказал, что "одной из задач Союза является приведение в порядок и уход за местами захоронения наших соотечественников в Болгарии. Уже сейчас собрана информация по 91 участку софийских кладбищ, где похоронены ветераны Русско-турецкой войны 1877-1878 гг. На участках 93 и 94 этого кладбища похоронено более тысячи россиян-беженцев, попавших в Болгарию после 1917 г. ".

Российский культурно-информационный центр успешно действует в Софии. Это место, где русские эмигранты и их потомки могут почувствовать свою связь с Россией. Центр видит свою задачу в укреплении связей с соотечественниками, постоянно проживающими за рубежом, в содействии культурному, научному и деловому сотрудничеству с Россией. Для русских соотечественников регулярно организуются встречи с деятелями науки, культуры. Проводятся лекции о преобразованиях, проводимых в Российской Федерации, рассказывается о культурной жизни в России. Русские соотечественники имеют право посещать различные кружки, курсы русского языка, а также пользоваться библиотекой и видеотекой. Книжный фонд библиотеки насчитывает более 20 тысяч томов. В библиотеке представлен широкий спектр российских литературно-художественных и научно-технических журналов, обширный фонд литературы по истории и культуре России, православию, русскому зарубежью. С 1993 г. при библиотеке работают два клуба: "Клуб приятелей русской книги" и "Национальный клуб Рериха" Российский культурно-информационный центр в Софии проводит праздничные мероприятия по случаю знаменательных дат в российском и болгарском календарях. Одним из направлений работы центра является проведение Дней и Декад русской культуры. С успехом прошли организованные Дни российской культуры в Добриче, Декада российской культуры в Шумене.

В разных странах мира русская диаспора - одна из самых сплоченных. Для современной России важен культурный, модернизационный и инвестиционный потенциал русского зарубежья. Он пока недостаточно используется в нашей стране. Не всегда учитывается и "косвенный" потенциал: во многих международных структурах трудятся русские, от которых зависит принятие решений, интересных и для стран их проживания, и для России. В Российском культурно-информационном центре в Софии действует отдел науки и образования. Он оказывает содействие в установлении контактов и обмене информацией между научно-исследовательскими центрами России и Болгарии по широкому спектру проблем современного мирового развития, регионального сотрудничества и двухсторонних российско-болгарских отношений. Регулярно проводятся конференции, семинары, круглые столы с участием российских специалистов, призванные содействовать решению вышеизложенных задач.

Большое внимание уделяется сохранению и популяризации русского языка в Болгарии. По оценочным данным, в большей или меньшей степени, русским языком в Болгарии владеет не менее 5 млн. человек. Наиболее активные носители русского языка - выпускники российских (советских) вузов, велика численность российских граждан и граждан стран СНГ, постоянно или временно проживающих в Болгарии. Возрастающий интерес к изучению русского языка в Болгарии стал наблюдаться с 2002 г. Русский язык преподается в болгарских вузах: в качестве основного языка, на факультете русской филологии, в качестве второго языка - на факультете болгарской и славянской филологии. Русский язык также изучают студенты географического, юридического, исторического и политологического факультетов. В Университете национального и мирового хозяйства (г. София) русский язык преподается по специальностям "Международные экономические отношения" и "Международные отношения". Студенты Варненского свободного университета "Черноризец Храбр" также проявляют большой интерес к изучению русского языка. Не случайно в 2007 г. университет принимал Конгресс Международной ассоциации преподавателей русского языка и литературы. Русский язык также изучается в трех центрах дистанционного образования, работающих по договорам с российскими вузами.

Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в Республике Болгарии Ю.Н. Исаков отмечает: "В целом считаю сохранение, продвижение и воспитание вкуса к русскому языку у болгар - делом огромной важности. И здесь соотечественники, объединив свои усилия, могли бы сделать очень много. Посольство и его учреждения, разумеется, в рамках своих полномочий и возможностей, готово всемерно этому содействовать". Наши соотечественники принимают участие в подготовке ежегодного Фестиваля детских театральных коллективов, выступающих на русском языке. Российский культурно-информационный центр также уделяет внимание и Федеральной целевой программе "Русский язык". В центре работает методический кабинет русского языка, в котором можно пройти курс обучения, получить консультации, сдать экзамен на получение международного сертификата по русскому языку, утвержденного Советом Европы. Центр сотрудничает с Институтом русского языка им.А.С. Пушкина, Министерством образования Республики Болгарии, Обществом русистов Болгарии. Они оказывают Центру поддержку в проведении открытых уроков и методических семинаров для учителей русского языка, а также в проведении олимпиад, конкурсов и викторин по русскому языку для школьников. В 2008-2009 гг. Международная ассоциация преподавателей русского языка и литературы (МАПРЯЛ) при поддержке Фонда "Русский мир" и Федеральной целевой программы "Русский язык" провела Европейский фестиваль русского языка. В рамках фестиваля был проведен конкурс на лучшее владение русским языком.

Еще русские эмигранты первой волны осознали, что, объединившись в организации, им будет легче существовать в чужой этнической среде. Таким образом русские эмигранты могли обеспечить себе лучшие условия существования и защиту своих интересов. В настоящий момент в Болгарии действует несколько организаций русских эмигрантов, таких, как Федерация "Союз соотечественников", "Общество русских граждан в Республике Болгарии", "Союз русских белогвардейцев и их потомков в Болгарии", "Союз русских инвалидов в Болгарии", Общество "Русский клуб" в городе Софии, "Русский фонд милосердия и культуры".

Самая крупная из всех вышеперечисленных организаций - Федерация "Союз соотечественников". Она образована в 2000 г. на основе 20 региональных русских клубов из крупнейших городов страны. В настоящее время Федерация объединяет 36 региональных организаций соотечественников в разных городах Болгарии. "Союз соотечественников" ведет культурно-просветительскую работу в области русской культуры, занимается мониторингом преподавания русского языка, оказывает помощь ветеранам войны и престарелым.

В 2011 г. Координационный совет российских соотечественников Болгарии и Федерация "Союз соотечественников" в одиннадцатый раз провели приуроченный ко Дню России слёт российских соотечественников. На торжественной церемонии "Соотечественник года" были вручены награды российским соотечественникам, которые внесли особый вклад в разные области общественной, культурной, социальной жизни российской диаспоры в Болгарии.

Заключение


В последнее десятилетие заметно возрос интерес к теме русского зарубежья. В различных регионах Российской Федерации изучением русской эмиграции занимаются многочисленные государственные и научно-исследовательские организации: институты, фонды, центры. Они проводят различные конференции и встречи с потомками русских эмигрантов.

Значение русской эмиграции можно рассмотреть, исходя из тех функций, которые выполняло российское зарубежье: сохранение "малой России" и национального самосознания за пределами Родины, изменение политической ситуации в России, а также сохранение и преумножение русского творческого наследия. Задача сохранения отечественного культурного наследия стала лейтмотивом деятельности русской эмиграции. Переселенцы стремились сберечь традиционную русскую культуру. Они чествовали годовщины отдельных событий, организовывали празднование памятных дат, и т.д. Нужно отметить, что русские эмигранты не стремились к натурализации на своей новой родине, считали это предательством по отношению к России. Они не предпринимали попыток получить новое гражданство, по крайней мере, до тех пор, пока жила надежда на возвращение домой. Когда же натурализация становилась необходимой, они переживали духовный кризис.

Сохранение национального сознания и национальной самобытности было возможно лишь благодаря тому, что русские переселенцы слабо интегрировались в местную среду, медленно проходил процесс ассимиляции. Этому способствовало несколько факторов. Прежде всего, достаточно либеральная политика и благожелательное отношение к русским со стороны властей балканских государств. Тем более, в этноконфессиональной специфике культур было много общего. Выделялись субсидии для обустройства русских эмигрантов на новом месте, для организации их досуга, для создания организаций. Кроме того, большое значение имеет и тот факт, что большая часть русских эмигрантов считала, что их переселение в балканские государства - лишь временная мера, и в скором времени они вернутся домой. Именно поэтому в среде русской эмиграции тщательно сохранялась русская культура, русский язык. Даже в столь близких нам по духу, языку и вере странах, какими являются Болгария и Сербия, русские сохраняли свой мир. Принцип расселения русских беженцев колониями способствовал их некоторой отъединенности от местного общества. В этих общинах была возможность совместного времяпрепровождения, взаимной помощи, общения на русском языке.

В то же время русские диаспоры участвовали в жизни местного населения. Необходимо учитывать тот факт, что среди русских переселенцев было немало представителей науки, культуры, искусства, офицерства. Культурный и профессиональный уровень эмигрантов из России был высок, он позволил осуществить миссию служения в балканских обществах. Русские переселенцы внесли весомый вклад в развитие науки, искусства в балканских государствах. Русское присутствие на Балканах воплотилось в памятниках материальной культуры: это Русский Дом, русские церкви, русские школы, русские организации.

Немаловажное значение в том, что переселенцы из России и на Балканах продолжали жить самостоятельно, в своей среде, имел и тот факт, что в среде русских эмигрантов быстро возникли различные культурные, научные общества, учебные заведения, возродилась издательская деятельность для публикации литературы на родном языке. Свою паству окормляла Русская православная Церковь. Организации русских соотечественников и ныне действуют на Балканах. Они играют большую роль в сохранении культурного русского наследия, приобщении потомков русских эмигрантов к русской культуре.

Наши соотечественники на Балканах получают необходимую помощь и защиту своих законных интересов через Посольства Российской Федерации. У русских, проживающих в Сербии, есть возможность пользоваться услугами профессионального российского адвоката, официально открывшего свое представительство в Белграде. Вместе с тем, остаются открытыми некоторые проблемы, создающие трудности нашим соотечественникам, проживающим на Балканах. В частности, это касается сферы социальной защиты. На все эти пока неразрешенные моменты Посольства Российской Федерации обращают внимание властей балканских государств.

Можно, однако, говорить о том, что работа по защите наших соотечественников за рубежом принимает все более четкий и системный характер. Но, как представляется, для существенного улучшения ситуации в этой сфере только государственных усилий недостаточно. Важно, чтобы наши соотечественники за рубежом проявляли должную активность, способность и желание к самоорганизации и консолидации. Тогда у российского государства будет больше оснований и возможностей для отстаивания прав не только собственных граждан за рубежом, но и тех, кто сам относит себя к русским, к нашим соотечественникам, и кто хотел бы рассчитывать на поддержку со стороны России в защите своих прав, своего языка, своей культуры и идентичности.


Источники и литература


Источники:

.Адрианопольский мирный договор [Электронный документ] // Под стягом России. Сборник архивных документов. М.: Русская книга, 1992. URL: #"justify">2.Александровский, Б.Н. Из пережитого в чужих краях. - М.: Мысль, 1969. - 374 с.

.Бобровский, П.С. Крымская эвакуация // Белое дело: Избр. произв. В 16 кн. Кн.13. / редсовет: П.Ф. Алешкин (пред. ) и др. - М.: Голос, 2003. - 362 с.

.Бухарестский мирный договор между Россией и Турцией (1812 г.) // Внешняя политика России XIX и начала XX в. Документы Российского мин. иностранных дел / редкол.: А.Л. Нарочницкий (отв. ред. ) и др. Серия 1. М.: Наука, 1962. - С.412-413.

.Выступление Министра иностранных дел России С.В. Лаврова на заседании Попечительского совета Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом, Москва, 21 декабря 2011 года [Электронный документ]. - URL: #"justify">.Даватц, В.Х. Русская армия на чужбине [Электронный документ] // Даватц В.Х. Русская армия на чужбине. - Белград, 1923. URL: #"justify">.Договор между СССР и Народной Республикой Болгарией "О правовой помощи по гражданским, семейным, уголовным делам" [Электронный документ]. - URL: #"justify">.Договор между СССР и ФНР Югославией от 24.02.1962 "О правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам" [Электронный документ]. - URL: #"justify">.Женевская Конвенция о юридическом статуте. (28 октября 1933 г.) [Электронный документ]. - URL: #"justify">.Интервью посла России в Болгарии Ю.Н. Исакова журналу "Бизнес-контакты" [Электронный документ]. - URL: #"justify">.Интервью посла России в Сербии А.В. Конузина журналу "Православие" (15 марта 2012 г.) [Электронный документ]. - URL: #"justify">.Интервью посла России в Сербии А.В. Конузина российскому журналу "Стратегия России" (январь 2012 г.) [Электронный документ]. - URL: #"justify">2012&no=15 (проверено 16.05.2012).

.Интервью с председателем совета правления "Русского академического союза в Болгарии" С. Рожковым [Электронный документ]. - URL: #"justify">14.Обращение председателя Верховного Совета РСФСР Б.Н. Ельцина к соотечественникам за рубежом от 25.12.1990 // Родина. - 1990. - № 10. - C.97-99.

.Общекадетское объединение русских кадетских корпусов за рубежом (при Русском Доме в Белграде). Краткая история Русского кадетского корпуса в Югославии [Электронный документ]. - URL: #"justify">.Пио-Ульский, Г.Н. Русская эмиграция и ее значение в культурной жизни других народов [Электронный документ]. - URL: #"justify">.Положение о Координационном Совете организаций российских соотечественников в Сербии [Электронный документ]. - URL: #"justify">.Попов, А.Н. Путешествие в Черногорию. - СПб.: Типография Эдуарда Праца, 1847. - 306 с.

.Посольство Российской Федерации в республике Сербии. О работе с соотечественниками [Электронный документ]. - URL: #"justify">.Постановление об утверждении положения о правительственной комиссии по делам соотечественников за рубежом. [Электронный документ]. - URL: #"justify">.Представительство Россотрудничества в Республике Болгария. Работа с соотечественниками [Электронный документ]. - URL: #"justify">.Российский культурно-информационный центр в Софии. Работа с соотечественниками [Электронный документ]. - URL: #"justify">.Русские беженцы: Проблемы расселения, возвращения на Родину, урегулирования правового положения. (1920-1930-е годы): Сб. документов и материалов / сост.З.С. Бочарова. - М.: РОССПЭН, 2004. - 336 с.

.Русская военная эмиграция 20-х-40-х годов: Документы и материалы: в 3т. Т.1. Так начиналось изгнанье. 1920-1922 гг. / редкол.: В.А. Золотарев и др. - М.: Гея, 1998. - 426 с.

.Русский Дом в Белграде.3-я страновая конференция российских соотечественников, проживающих в республике Сербии [Электронный документ]. - URL: #"justify">.Советско-Болгарские отношения. 1944-1948. Документы и материалы. Министерство иностранных дел СССР. - М.: Издательство политической литературы, 1969. - 508 с.

.Указ о восстановлении в гражданстве СССР подданных бывшей Российской империи, а также лиц, утративших советское гражданство, проживающих на территории Болгарии [Электронный документ]. - URL: #"justify">.Указ о восстановлении в гражданстве СССР подданных бывшей Российской империи, а также лиц, утративших советское гражданство, проживающих на территории Югославии [Электронный документ]. - URL: #"justify">.Устав "Ассоциации русского национального меньшинства" [Электронный документ]. - URL: #"justify">.Федеральный закон "О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом" [Электронный документ]. - URL: #"justify">.Шульгин, В.В. Письма к русским эмигрантам. - М.: Соцэкгиз, 1961. - 281 с.

.Treaty of Neuilly [Электронный документ]. - URL: #"justify">Литература:

.Аксенова, Е.П. Вдали от родных берегов (Об условиях жизни и работы русских ученых в первые годы эмиграции) / Е.П. Аксенова // Славянский альманах 1997/редкол.: М.А. Робинсон (отв. ред. ) и др.; Рос. Акад. Наук. Ин-т славяноведения. - М.: Индрик, 1998. - С.168-182.

2.Алексеева, Н.Н. Декада русской культуры открылась в Шумене [Электронный документ]. - URL: #"justify">.Алексеева, Е.В. Российская эмиграция в королевстве сербов, хорватов, словенцев 1920-1941 гг. // Отечественная история. - 2000. - № 1 - С.32-40.

.Анастасова, Е.Е. Русские в Болгарии / Е.Е. Анастасова // В поисках лучшей доли. Российская эмиграция в странах Центральной и Юго-Восточной Европы. Вторая половина XIX - первая половина XX вв. / редкол.: Т.А. Покивайлова, В.И. Косик, А.С. Стыкалин, М.И. Леньшина. - М.: Индрик, 2009. - С.51-76.

.Анастасова, Е.Е. Русские староверы в Болгарии // Русское слово. - 2004. - № 20. - С.5-9.

.Арсеньев, А.Б. Жизнь русских эмигрантов в Сербии [Электронный документ]. - URL: #"justify">.Арсеньев, А.Б. У излучины Дуная: Очерки жизни и деятельности русских в Новом Саду. - М.: Русский путь, 1999. - 256 с.

.Бирман, М.А. Русская эмиграция в Болгарии // Новый журнал. - 2000. - № 218. - C.167-179.

.Бицилли, П.М. Вопросы русской языковой культуры // Русский язык в зарубежной России. - М.: Русский мир, 2007. - 432 с.

.Бондарев, Н.В. Россия и русские в Сербии [Электронный документ]. - URL: #"justify">.Бондарев, Н.В. Соотечественники в Сербии [Электронный документ]. - URL: #"justify">.Бондарева, Е.Д. "Сейчас вы для меня еще дороже" // Родина. - 1996. - № 10. - С.68-72.

.Борисов, В.С. Русские на Балканах [Электронный документ]. - URL: #"justify">.Бочарова, З.С. "Русского происхождения, не принявший никакой другой национальности" / З.С. Бочарова // Русская газета. - 2006. - № 1. - С.5-11.

.Васильев, К.К. Врачи в Русском зарубежье. Ч.2 // Русская газета. - 2005. - № 25. - С.2-6.

.Вандалковская, М.Г. Русская эмиграция в XX в [Электронный документ]. URL: #"justify">.Ващенко, М.С. Степан Радич как распространитель знаний о русском языке и литературе в Хорватии в конце XIX-начале XX в. / М.С. Ващенко // II Международный научный симпозиум "Славянские языки и культуры в современном мире" (21-24 марта 2012 г.). Труды и материалы / под общим руководством М.Л. Ремневой и др.; МГУ им. М.В. Ломоносова, Филологический факультет. - М.: Издательство Московского университета, 2012. - С.164-165.

.Виноградов, В.Н. Балканская эпопея князя А.М. Горчакова. - М.: Наука, 2005. - 302 с.

.Ганин, А.В. Казак в эмиграции. Судьба генерала И.Г. Акулинина (1920-1944 гг.) // Новый исторический вестник. - 2004. - № 2. - С.21-24.

.Горяинов, А.Н. Учебные заведения русской эмиграции в Болгарии (20-30-е годы) / А.Н. Горяинов // Славянский альманах 1997/редкол.: М.А. Робинсон (отв. ред. ) и др.; Рос. Акад. Наук. Ин-т славяноведения. - М.: "Индрик", 1998. - С.182-196.

.Гросул, В.Я. Международные связи российской политической эмиграции во 2-й половине XIX в. - М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2001. - 408 с.

.Гросул, В.Я. Революционная Россия и Балканы (1874-1883). - М.: Наука, 1980. - 335 с.

.Гросул, В.Я. Российская политическая эмиграция в Румынии во второй половине XIX в. / В.Я. Гросул // В поисках лучшей доли. Российская эмиграция в странах Центральной и Юго-Восточной Европы. Вторая половина XIX-первая половина XX вв. / редкол.: Т.А. Покивайлова, В.И. Косик, А.С. Стыкалин, М.И. Леньшина. - М.: Индрик, 2009. - С.95-107.

.Гросул, В.Я. Российская революционная эмиграция на Балканах в 1883-1895 гг. - М.: Наука, 1988. - 296 с.

.Гуськова, Е.Ю. Балканы в планах России в первой половине XIX века: территориальная экспансия, политическое влияние или благотворительность / Е.Ю. Гуськова // Югославянская история в новое и новейшее время. Материалы научных чтений, посвященных 80-летию со дня рождения проф.В.Г. Карасева (1922-1991). - М.: Издательство Московского университета, 2002. - С.79-90.

.Дрляча, Д. Русские жители Сербии: историко-культурный аспект. [Электронный документ]. - URL: #"justify">.Итенберг, Б.С. Движение революционного народничества. - М.: Мысль, 1965. - 357 с.

.Йованович, М. Как братья с братьями: Русские беженцы на сербской земле // Родина. - 2001. - № 3. - С.21-30.

.Козлитин, В.Д. Общественная жизнь русских и украинских эмигрантов в Югославии // Славяноведение. - 1996. - № 5. - С.30-41.

.Козлитин, В.Д. Российская эмиграция в Королевстве сербов, хорватов и словенцев (1919-1923) // Славяноведение. - 1992. - № 4. - С.7-11.

.Козлов, В.Ф. Сербское подворье в Москве // Московский журнал. - 1999. - № 5. - С.53-57.

.Коломацкий, В.Г. Из архивного плена [Электронный документ]. - URL: #"justify">.Косик, В.И. Досуг и быт в Белграде / В.И. Косик // Славянский альманах 2006/редкол.: М.А. Робинсон (отв. ред. ) и др.; Рос. Акад. Наук. Ин-т славяноведения. - М.: Индрик, 2007. - С.323-373.

.Косик, В.И. "И на камени веры утверди мя" / В.И. Косик // Славянский альманах 1998/редкол.: М.А. Робинсон (отв. ред. ) и др.; Рос. Акад. Наук. Ин-т славяноведения. - М.: Индрик, 1999. - С.41-58.

.Косик, В.И. Из истории русских приходов, храмов и часовен в Югославии [Электронный документ]. - URL: #"justify">.Косик, В.И. Русская Сербия [Электронный документ]. - URL: #"justify">.Косик, В.И. Русская церковь в Югославии (1921-1939) // Славяноведение. - 1996. - № 6. - С.66-77.

.Косик, В.И. Русская Югославия: фрагменты истории (1919-1944) // Славяноведение. - 1992. - № 4. - С. 20-33.

.Косик, В.И. Что мне до вас, мостовые Белграда? Очерки о русской эмиграции в Белграде. 1920-е-1950-е годы. - М.: Институт славяноведения РАН, 2007. - 288 с.

.Кьосева, Ц. Вторая мировая война и судьба русских эмигрантов в Болгарии [Электронный документ]. - URL: #"justify">.Кьосева, Ц. Правовое положение и адаптация русских беженцев в Болгарии в 20-е-40-е гг. XX века [Электронный документ]. - URL: #"justify">.Кьосева, Ц. Российская эмиграция в Болгарии. ХХ век [Электронный документ]. - URL: #"justify">.Кьосева, Ц. Русская эмигрантская печать в Болгарии // Рус. слово. - 1999. - № 7. - С.10-14.

.Кьосева, Ц. Русские эмигрантские организации в Болгарии (общая характеристика) /Ц. Кьосева // Российские и славянские исследования: науч. сб. Вып.2. / редкол.: А.П. Сальков, О.А. Яновский и др. - Минск: БГУ, 2007. - С.98-105.

.Лещиловская, И.И. Серб - сподвижник Петра I. Граф Рагузинский / И.И. Лещиловская // Славянский альманах 2002/редкол.: М.А. Робинсон (отв. ред. ) и др.; Рос. Акад. Наук. Ин-т славяноведения. - М.: Индрик, 2003. - С.70-94.

.Матвеева, И.В. Из жизни русских эмигрантов в Болгарии: отрывки воспоминаний / И.В. Матвеева // Славянский альманах 2003/редкол.: М.А. Робинсон (отв. ред. ) и др.; Рос. Акад. Наук. Ин-т славяноведения. - М.: Индрик, 2004. - С.491-516.

.Миронова, Е.М. Дипломатические представительства белой России в эпоху революций, гражданской войны и эмиграции [Электронный документ]. - URL: #"justify">.Мурнова, Н.К. "Живет душа Россией" [Электронный документ]. - URL: #"justify">.Никитин, С.А. Русское общество и национально-освободительная борьба южных славян в 1875-1876 гг. / С.А. Никитин // Общественно-политические и культурные связи народов СССР и Югославии: Сб. статей. - М.: Наука, 1957. - С.55-73.

.Окороков, А.В. Молодежные организации русской эмиграции (1920-1945 гг.). - М.: Любимая книга, 2000. - 120 с.

.Писаревский, А.Ю. "Русский корпус" на Балканах во время "Второй великой войны" 1945-1945 [Электронный документ]. - URL: #"justify">.Пушкарева, Н.Л. Возникновение и формирование российской диаспоры за рубежом // Отечественная история. - 1996. - № 1. - С.53-65.

.Рожков, С.А. Актуальные проблемы русской эмиграции [Электронный документ]. - URL: #"justify">.Русское зарубежье. Золотая книга эмиграции. Первая треть ХХ века / под общ. ред.В. В. Шелохаева. - М.: РОССПЭН, 1997. - 742 с.

.Русская эмиграция в Югославии: сб. статей / редкол.: А. Арсеньев, О. Кириллова, М. Сибинович. - М.: Индрик, 1996. - 350 с.

.Рыжак, Н.В. Незабытые могилы - духовный мемориал зарубежным соотечественникам [Электронный документ]. - URL: #"justify">.Садиков, Е.А. Болгары и русские // Международная жизнь. - 2008. - № 8-9. - С.88-101.

.Сибинович, М. Значение русской эмиграции в сербской культуре XX в. - границы и перспективы исследования / М. Сибинович // Русская эмиграция в Югославии: сб. статей / редкол.: А. Арсеньев, О. Кириллова, М. Сибинович. - М.: Индрик, 1996. - С.7-27.

.Тимофеев, А.Ю. Русский фактор. Вторая мировая война в Югославии. 1941-1945. - М.: Вече, 2010. - 416 с.

.Ушаков, А.И. Крымская эвакуация. 1920 год [Электронный документ]. - URL: #"justify">.Хевролина, В.М. Болгарский вопрос в российской общественной мысли 80-х гг. XIX в. (И.С. Аксаков, М.Н. Катков, С.С. Татищев) // Славяноведение. - 1998. - № 2. - С.3-16.

.Циганович, Д. Савва Лукич Владиславич-Рагузинский [Электронный документ]. - URL: #"justify">.Чихачева, Е.В. Семидесятник Иван Иванович Добровольский (биографический очерк) / Е.В. Чихачева // Освободительное движение в России: Межвуз. сб. науч. тр. Вып.18. / под ред. проф.В.С. Парсамова. - Саратов: Издательство Саратовского университета, 1989. - С.87-99.

.Шевцова, Г.И. Россия и Сербия. Из истории российско-сербских отношений в годы Первой мировой войны (гуманитарный аспект). - М.: [б. и.], 2010. - 199 с.

.Шемякин, А.Л. Митрополит Михаил в эмиграции (вместе с Николой Пашичем против Милана Обреновича) / А.Л. Шемякин // Славянский альманах 2002/редкол.: М.А. Робинсон (отв. ред. ) и др.; Рос. Акад. Наук. Ин-т славяноведения. - М.: Индрик, 2003. - С.113-130.

.Шемякин, А.Л. Русская церковь в Сербии (из истории семьи Раевских) / А.Л. Шемякин // Славянский альманах 2001/редкол.: М.А. Робинсон (отв. ред. ) и др.; Рос. Акад. Наук. Ин-т славяноведения. - М.: Индрик, 2002. - С.401-422.

.Шкаренков, Л.К. Агония белой эмиграции.2-е изд., испр. и доп. - М.: Мысль, 1986. - 272 с.

68.Jelavich, B.russias Balkan Entanglements 1806-1914. - Cambridge: Cambridge University Press, 1991. - 214 p.

.Katchaki, J. H. Bibliography of Russian Refugees in the Kingdom of S. H. S (Yugoslavia) 1920-1945. - Arnhem: Proteus & Hygieia BV, 1991. - 352 p.

.Raeff, M.russia Abroad. A cultural history of the Russian Emigration 1919-1939. - New York: Oxford University Press, 1990. - 239 p.

Приложения


Приложение А


Таблица 1. Количество и состав эмигрантов по эвакуациям

ЭвакуацияМужчины Женщины Всего Сербская 451840208538Английская 182413253149Крымская 21734620027934Вне эвакуаций15267482274Итого 296021229341895Эвакуация Мальчики Девочки Всего Сербская154915383087Английская360340700Крымская291713114228Вне эвакуаций203161364Итого502933508379

Приложение Б


Таблица 2. Численность русских преподавателей, работавших в Белградском университете с 1922/1923 по 1928/1929 гг.

1922/1923 гг. 1926/1927 гг. 1928-1929 гг. Факультеты Число русских препо-давателейЧисло других препо-давателейЧисло русских препо-давателейЧисло других препо-дава-телейЧисло русских препо-давателейЧисло других препо-давателейФилософский742554552Юридичес-кий 518325420Технический 132912321335Сельскохо-зяйственный 610619726Богословский 39319216


Теги: Русские диаспоры на Балканах  Диплом  История
Просмотров: 29420
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Русские диаспоры на Балканах
Назад