Японская модель развития общества

Введение

япония политический экономический реформа

Политическая система - это совокупность политических знаний, убеждений, принципов, проявляющихся в способах и результатах политической деятельности людей. Она демонстрирует, насколько человеком освоены общезначимые и общепризнанные образцы политического мышления и поведения.

На протяжении многих лет Япония формировала свою культуру, в том числе и политическую, на основе заимствования религиозных доктрин буддизма и конфуцианской этико-религиозной системы. Однако, начиная с реставрации Мэйдзи (1868 г.), эта страна стала стремительно вестернизироваться. Пик вестернизации Японии приходится на годы американской военной оккупации (1945-1952 гг.), когда страна особенно активно приобщалась к ценностям западной политической культуры.

Долгое время японцы учились у Запада, руководствуясь принципом «восточный дух - западные технологии». Тем не менее, в последнее время японцы добились таких ощутимых успехов не только в технологическом развитии, но и в сохранении своей национальной духовной культуры, что и дух, и технологии стали по праву именоваться японскими.

Современная политическая жизнь Японии представляет несомненный интерес в силу уникального сочетания в ней истинно восточных и традиционно западных ценностей. Япония - редкий пример гармонии этих отношений: позаимствовав на Западе основные элементы современной институциональной системы, она сохранила верность своему прошлому. Многовековые политические традиции, этническая, религиозная, культурная и социальная однородность вместе с удаленным географическим положением обеспечили Японии особую национальную сплоченность.

В данной работе перед нами стоит цель, рассмотреть Японскую модель развития и ее специфические особенности.


1.Политическая система Японии


Юридически Япония - конституционная монархия, так как со времени манифеста 1889 г. в ней действуют конституция и народное представительство [2, с. 352]. Однако основы современной политической системы были заложены конституцией 1947 г. Ее важнейшим положением явилось признание суверенитета народа, основных прав человека, принципов разделения властей и местного самоуправления. Япония получила статус страны с парламентской демократией.

Институт императорской власти в настоящее время не является центральным звеном политической структуры этого государства. Император (Микадо) не выполняет функции главы государства, хотя его власть, согласно конституции, считается божественной и он обладает значительным авторитетом и влиянием. Говоря современным языком, император является символом «государства и единства нации», харизматическим лидером народа [3, с. 10].

Современная политическая система Японии не так существенно отличается от политических систем европейских государств, чего нельзя сказать о ее политической культуре, для которой характерно большее своеобразие. Это своеобразие связано, прежде всего, с национальным характером, менталитетом японского народа. В современной науке под национальным характером принято понимать совокупность наиболее ярких волевых и эмоциональных качеств, присущих определенному народу. Например, российский психолог Д. В. Ольшанский под национальным характером понимает «совокупность наиболее устойчивых, характерных для данной национальной общности особенностей восприятиия окружающего мира и форм реакций на него» [4, с. 294].

На формирование национального характера влияют многие факторы, к числу которых относятся природно-климатические условия, культура, религия, исторические реалии и т. д. Становление японского менталитета отличается рядом таких особенностей, как островное положение страны, а следовательно, относительной изолированностью от других культур; этнической однородностью населения; умением заимствовать и быстро адаптировать заимствования к своему бытию; отсутствием в истории страны длительных периодов иноземного господства; особым отношением к религии и многим другим. Главными же факторами в формировании мироощущения современных японцев являются два момента - социально-поведенческие характеристики, которые вырабатываются, формируются соответствующим воспитанием, и культурно-религиозный комплекс.

Многовековые политические традиции, этническая, религиозная, культурная и социальная однородность вместе с удаленным географическим положением обеспечили Японии особую национальную сплоченность [1, с. 485].

Традиция морально-нравственного воспитания в Японии на протяжении многих веков была связана с конфуцианской доктриной, которая провозглашала необходимость уважительного отношения к другим людям, особенно старшим. Важнейшая задача воспитания в Японии - сделать из ребенка человека. По японским нравственным понятиям существуют три главных добродетели людей - мужество, искренность и любовь. Основанием мужества служит твердая воля и дееспособность. Первая связывается с выносливостью, под которой понимаются самообладание и уравновешенность характера; под дееспособностью разумеются решимость и храбрость не только против внешних но и внутренних врагов, каковыми являются «злые духи в душе и теле человека». Под искренностью подразумевается справедливость, а любовь понимается в самом широком смысле слова как доброжелательность, милосердие, человеколюбие и великодушие [2, с. 440-442].

Отличительными чертами японского национального характера являются развитое чувство долга, чести, ответственности, самодисциплины и трудолюбие. Как отмечают исследователи, «с детства каждому японцу внедряется в сознание чувство долга, продиктованное внутренней убежденностью в том, что следует поступать так, а не иначе. Долг - это моральное обязательство, которое человек в силу своих добродетелей накладывает на себя сам. Чувство долга обусловлено знаниями и высшими принципами, в которые вкладывается стремление к знаниям, обязанность учиться, постигать мудрость предков» [5, с. 54].

Что касается трудолюбия, то это качество сформировано у японцев самой жизнью. Чтобы преуспеть в этой островной стране (бедной природными ресурсами, площадь которой сопоставима с территорией Беларуси, с населением более 100 млн. жителей), надо быть очень трудолюбивым, терпеливым и работоспособным. По-другому просто нельзя. Если на Западе работа есть то, что не делают, если за это не платят, то для японца труд является основным содержанием жизни. Более того, в отличие от европейского понимания труда как средства достижения цели, труд для японца есть средство непрерывного совершенствования, умения сегодня делать свою работу лучше, чем вчера, а завтра лучше, чем сегодня.

Когда в Японии произошла авария на АЭС Фукусима-1, все зарубежные средства массовой информации отмечали стоицизм японцев, характеризуя их реакцию на происходящее. Катастрофу такого масштаба они приняли с достоинством и без паники. Как рассказывала корреспонденту газеты «Аргументы и факты» американка К. Мастерс, работающая в Токио по контракту в одной из японских корпораций, «японцы - удивительная нация… Удивительно, но потерпевшие районы не погрузились в хаос, мародерство и насилие, как это происходит во многих странах в критических ситуациях. Жители даже разрушенных городов остаются спокойными, дисциплинированными и организованными» [6, с. 7]. Для менталитета японцев характерна особенность, которая в научной литературе получила название «японского группизма». «Японское общество, - пишет В. В. Овчинников, - это общество групп. Каждый человек постоянно чувствует себя частью какой-то группы - то ли семьи, то ли общины, то ли фирмы. Он привык мыслить и действовать сообща, приучен подчиняться воле группы и вести себя соответственно своему положению в ней» [7, с. 75]. Таким образом, суть группизма - в приоритетности интересов группы перед интересами индивида, склонность к компромиссу и конформизму во имя сохранения целостности группы, стремление добиваться консенсуса при выработке решений, активное стремление каждого индивида к координации своих усилий с усилиями других членов группы, потребность в отождествлении себя с какой-либо общностью и покровительстве с ее стороны.

Для национальной психологии японцев традиционно характерно преклонение перед государственной властью, почтительность по отношению к вышестоящим. В сочетании с более древним групповым сознанием это вело к тому, что интересы личности оказывались все более оттесненными на задний план групповыми интересами, в свою очередь играющими подчиненную роль по отношению к группе более высокого иерархического уровня и в конечном счете - по отношению к государству в целом.

Таким образом, японцам свойственны черты характера, которые в течение долгого времени позволяли нации выживать в тяжелых природных условиях, коллективно решать задачи и жить по законам гармонии с природой и обществом. Являясь результатом историко-культурного развития, национальный характер оказывает сильное влияние на господствующую в стране систему ценностных ориентаций, в том числе в политической жизни, т. е. на политическую культуру.


2.Политическая культура Японии


Японская политическая культура складывалась веками. Вначале это была традиционная политическая культура, которая формировалась до революции Мэйдзи, положившей конец изоляции Японии от внешнего мира и способствовавшей проникновению в страну достижений европейской цивилизации. До этого японское общество имело собственную политическую культуру, сформировавшуюся на ином, во многом отличном от европейского, идейном материале. Эта культура включала в себя материальные и духовные ценности, выработанные народами Индии, Китая и других стран Востока. Она развивалась путем переработки, переосмысления этих ценностей в соответствии с потребностями японского общества с учетом особенностей, присущих ему на том или ином этапе истории. Образовавшийся таким образом самостоятельный культурный комплекс имел свою систему понятий и представленный о мире, человеке, взаимоотношениях людей и отличался характерным для него способом освоения реальной действительности.

Он включал в себя религиозные верования собственно японского происхождения, японскую модификацию буддийской религии, интерпретированную на японский лад буддийскую и конфуцианскую философскую догматику, японский вариант конфуцианской морали и т. д.

После революции Мэйдзи японское общество, ускоренно пройдя этап промышленного развития, перехода от феодализма к капитализму, в течение нескольких десятилетий овладевает достижениями науки и техники Запада и в короткий исторический срок усваивает духовные ценности западной европейской культуры, не отказываясь, впрочем, от собственных традиций.

В связи с этим А. Тойнби отмечал, что в XVI в. европейская цивилизация была отвергнута Японией, поскольку она была представлена в первую очередь в виде чужой религии, тогда как в XIX в. западный образ жизни приветствовался, так как был представлен чужой технологией.

Действительно, японцы интересовались в основном технологическими и материальными аспектами западной цивилизации, однако новая элита не могла полностью впитать сам дух модерна, который был движущей силой западного общества. В постановке и достижении модернизаторских целей (богатое государство и сильная армия) объединяющим началом нации выступили традиционные ценности - сплоченность народа вокруг императора, отодвинутого при военных правителях на второй план, и обращение к исконной религии синто. Политические процессы Мэйдзи носили полноценный модернизационный характер лишь в социально-экономической сфере, однако в идеологическом и политико-поведенческом аспектах они имели во многом декоративный и декларативный характер.

И тем не менее первая модернизация в виде реформ Мэйдзи второй половины XIX в. повлияла на социально-экономическую и политическую систему японского общества. Во-первых, были устранены все сословные различия, во-вторых, была проведена довольно радикальная аграрная реформа, в-третьих, в 1889 г. была принята Конституция Мэйдзи, которая учредила двухпалатный парламент. Правда, правительство формировалось императором и было подотчетно только ему. Все это привело к заметной европеизации японской политической системы, при этом стране удалось сохранить основные черты своей самобытности. Таким образом, реформаторы выступили консерваторами, что отвечало устоям национального характера японцев и соответствовало их традициям.

Национально-культурная обусловленность политических традиций японского общества проявляется в патриархально-патерналистском начале власти, определившем нормы покровительственного, индивидуально ответственного политического действия, в идее национально-божественного происхождения государства, что способствовало формированию националистических настроений. Особенности группового сознания закрепили в политических традициях такие понятия, как «аймай» - стремление к компромиссу, «ганбару» - неуклонное следование политическому курсу, упорство в достижении политических целей, «гири» - чувство долга, порядочности в отношениях между людьми [8, с. 109-113].

Патриархально-клановая структура общества определила, как уже отмечалось, относительно слабые позиции человека в сравнении с группой и особенно государством. Положение индивида зависит от его полезности для конкретной общности, поэтому в Японии властвование, господство и политика в целом всегда воспринимались как области реализации особенных, выдающихся, родовитых людей. Исходя из таких условий, в качестве ценностных ориентаций японской политической культуры утвердилось убеждение в необходимости обязательного посредника между простым человеком и властью, что и является наиболее ярким аспектом национально-культурного контекста политических традиций японского общества.


3.Японская модель развития


В процессе первой модернизации, благодаря незыблемости национальных традиций, демократические ценности в японском обществе не только приобрели национальный оттенок, но и нисколько не пошатнули патриархальности общественного устройства. Япония явила пример непротиворечивого сосуществования патернализма и демократических принципов в политике.

Успехи первой модернизации при сохранении соответствующих традиций привели к росту националистических настроений и, как следствие, к агрессии. Период быстрого освоения западных ценностей сменился эпохой милитаризма, когда стали предприниматься жесткие меры по отношению к соседям и даже против европейской и американской культур.

Второй модернизацией в Японии принято называть экономические и политические реформы, проведенные после Второй мировой войны. Поражение в войне вызвало культурный шок, подорвало политические и идеологические стереотипы, господствовавшие почти столетие. В первую очередь были разрушены догматы авторитарно-милитаристского режима. Вместе с тем крушение этих мифов произошло не в силу внутренних перемен в общественном сознании и политической ситуации, а исключительно благодаря военному поражению и капитуляции, новой политической линии на демократизацию страны, привнесенной американской оккупационной администрацией.

Несмотря на то, что в отличие от реформ Мэйдзи модернизация послевоенного периода затронула куда более глубокие социально-политические отношения и уже не являлась «декоративной» в идеологическом смысле, потому что осуществлялась оккупационными властями, она проводилась на подготовленной веками почве политического сознания и поведения. Культурно-политический шок капитуляции затронул прежде всего наиболее поверхностные слои массового общественного сознания и политических ориентаций, не подорвав в целом базу пассивно-консервативного восприятия политических реалий. Крах потерпели конкретные политические институты, идейные и политические догматы, но не базисные принципы политического поведения, которые и составляют основу политической культуры. Консервативные настроения оставались характерны для значительной части общества, прежде всего для политической культуры сельского населения. Поэтому существовавшая культурная традиция не могла быть надежным гарантом воспроизводства цивилизованных общественных отношений в той мере, которая была необходима для устойчивого функционирования всей системы японского общества и отдельных его сфер в новой исторической обстановке. Потребовались не только инновации, причем во всем объеме культуры, но и совершенно иной по темпам, объему и характеру синтез традиций и инноваций. Он в кратчайшие сроки должен был быть приведен в соответствие с новыми требованиями социокультурного развития. Необходимо было существенно обновить фонд культурной традиции, вовлекаемый в синтез, чтобы разрешить противоречие между резким падением роли элементов традиционного уклада в сфере материального и духовного производства и сохранением большого значения этих элементов в синтезе традиций и инноваций в пользу поступательного развития.

В условиях определенных ограничений на возможность культурно-политических инноваций появление новых политических норм в японском обществе определялось становлением принципиально новых политических или, скорее, социально-политических объединений, в целом более подверженных влиянию процессов модернизации, во главе которых стояли личности, провозглашавшие альтернативные политико-культурные ценности. В политической жизни Японии это выразилось в длительном идеологическом противостоянии консервативных партий, объединившихся в 1955 г. в Либерально-демократическую партию (ЛДП), и оппозиционной Социалистической партии, с 1991 г. - Социал-демократической партии (СДПЯ).

Промышленный подъем Японии, быстрый рост населения крупных городов подрывал позиции японского консерватизма, ибо сокращал количество сельского электората. Вместе с тем повышение образовательного уровня населения способствовало росту его политической культуры, лучшему пониманию и осмыслению текущих политических задач.

В стране была проведена конституционная реформа, которая существенно изменила статус императора. Если раньше считалось, что династия получила власть от Бога, то согласно новой конституции, император как символ единства нации получает свои полномочия от японского народа и у него нет права вмешиваться в вопросы управления. Многие формальные функции главы государства в Японии были переданы премьеру.

Был принят новый избирательный закон. В соответствии с ним гражданские права получили женщины. Япония, таким образом, завершила свой процесс перехода к всеобщему избирательному праву, что способствовало эволюции японской политической культуры в сторону «европеизации».

Реформы, проведенные в Японии в период второй модернизации после Второй мировой войны, позволили создать экономику, равную британской, французской и западногерманской вместе взятым и занять второе место после США по показателям валового производства (ныне эту позицию занимает КНР). За послевоенные годы здесь установилась стабильная демократия.

В современной Японии существует весь спектр политических сил, характерных для остальных развитых стран мира. В нем представлены и консервативные (или правые), и центристские, и левые партии. Вместе с тем, несмотря на внешнее сходство японских политических партий, политических институтов и процедур с их западными аналогами, политическая жизнь Японии отличается существенным своеобразием, связанным с особенностями национальной политической культуры. Каковы эти особенности?

Прежде всего, для японской политической культуры характерна способность активно усваивать все полезное инонациональное, органически ассимилируя, переплавляя его в соответствии с собственным политическим бытием. Пограничная зона политической культуры Японии проницаема в большей степени в одном направлении - с центростремительным вектором, что обеспечивает накопление внутренних сил страны и воспроизводство ассимилированных западных политических традиций. Открытость внешнему миру, готовность учиться, перенимать опыт других составляют выдающуюся черту японской культуры. Умение приспособить основные политические ценности Запада к собственным реалиям помогло японцам создать собственную функциональную, мобильную политическую систему.

Вместе с тем необходимо отметить, что заимствованные западные демократические ценности в японском контексте не только органически вписались в национальные структуры, но и, как уже отмечалось, нисколько не пошатнули патриархальность устройства японского общества. Япония являет пример непротиворечивого сосуществования патернализма, консерватизма и демократических принципов в политике. Однако японский консерватизм - это консерватизм особого рода. Он был и остается весьма отличным в идейном плане от консервативных движений Запада.

В консервативной оболочке он включает набор специфически японских принципов общественного устройства и управления. Кроме того, он существенно менее идеологизирован и подчеркнуто прагматичен - ориентирован не на то, чтобы изменить общество по определенному плану, а на то, чтобы регулировать общественное развитие в соответствии с принятыми в нем принципами.

Отличительными особенностями политической культуры современной Японии являются партикуляризм групп интересов, иерархизм, некритическое отношение к власти, почтительность к чинам, незначительное распространение нечестных способов политической конкуренции, стремление уклониться от конфликтно-конфронтационных отношений, что стало возможным благодаря способности политических традиций воспроизводиться в новых социокультурных условиях, обеспечивая жизнеспособность японского общества. Иерархические ценности проявляются в доверии японцев к политике «больших людей», наделенных должностями и положением в обществе.

Японская политическая культура не приемлет мажоритарного принципа (большинства), поскольку его применение ущемляет права меньшинства [5, с. 54]. При принятии решений все интересы должны учитываться, а само решение в идеале должно быть основано на консенсусе всех участников. Легитимным решением считается такое, которое обеспечивает каждого справедливой долей благ

Идея японского патернализма, восприятие индивидов в роли частичек единого государства с особой силой выразились в лозунге «одна нация - одно сердце», который корнями уходит в эпоху Токугава. Метафора единого тела, или живого организма, связана с конфуцианскими представлениями об идеальном государстве, уподоблявшемся человеческому телу, существование которого немыслимо без взаимной зависимости всех его органов.

В 30-е гг. ХХ в. в Японии окончательно сложилась система «кокутай» («коку» - государство, «тай» - тело), которая может быть охарактеризована как растворение личности в государственной системе и полное подчинение ее интересов государственной идее. Отсюда - миссия камикадзе как предельный случай самоотречения ради служения государству.

В целом японская политическая культура является гомогенной, однородной. В стране существуют незначительные этнические, языковые и региональные различия. Классовая дифференциация играет гораздо меньшую роль, чем принадлежность к различного рода организациям - профсоюзам, политическим партиям, ассоциациям бизнеса и т. д.; господствуют патрон-клиентелистские традиции. В механизме государственной культурной политики полностью сохраняется национальная идея японской исключительности и уникальности, хотя наблюдается ослабление ее воинственной составляющей, а именно самурайской этики, в угоду мирному сосуществованию со странами глобализирующегося мира.

Подчеркивая эти моменты, не стоит преувеличивать гомогенность, незыблемость японских традиций, хотя они и демонстрируют гибкость и приспособляемость к окружающей политической среде. Началось активное формирование американизированной массовой культуры с ее космополитическим языком и сниженными критериями духовных ценностей. Былой коллективизм постепенно вытесняется индивидуализмом западного толка, партикуляризм - универсализмом, эмоциональные начала - интеллектуальными и т. д.

Необходимо отметить, что в Японии есть потенциал для нового рывка. Так, авторы "Японской экономической модели" установили, что сохранившие несмотря ни на что конкурентоспособность компании страны изначально, еще на стадии становления, умело сочетали японскую специфику с инструментами западного менеджмента. Именно такой подход может помочь стране и сейчас. Так, по мнению Майкла Портера, сегодня Япония должна прекратить конкурировать только по параметру качества продукции и начать конкурировать на основе стратегии и инноваций. Как показали предыдущие случаи трансформации японской экономики, если изменится образ мышления, Япония сможет быстро двигаться вперед. Поддержку этим начинаниям должна оказать новая волна энтузиазма, подобная той, которая в прежние годы подняла значимость проблемы качества.


Заключение


В конце 60-х годов Япония по объему валового национального продукта заняла второе место в мире среди экономически развитых стран, превратившись в один из трех локомотивов, в одну из вершин треугольника современного мира наряду с США и Западной Европой. Это место она прочно удерживает и в настоящее время в мировом табели о рангах. Такой высокий статус страны явился результатом длительного модернизационного процесса, начало которому было положено реформами Мэйдзи в 1867 г. Япония первой из азиатских стран перешла на рельсы капиталистического хозяйствования, послужив впоследствии образцом и примером подражания для будущих азиатских тигров и драконов. Своими успехами в модернизации (или вестернизации, или европеизации) Япония продемонстрировала собственный вариант модели развития, направленного на преодоление социально-экономической отсталости.

В целом отметим, для Японской модели характерно:

Во-первых, пример Японии свидетельствует, что бережное отношение к своей истории, культуре и традициям скорее способствует развитию, чем тормозит его.

Во-вторых, успешное экономическое развитие и формирование так называемого постиндустриального общества совсем необязательно приводят к утрате национальной самобытности и, по-видимому, могут осуществляться в рамках многообразных культурных моделей.

Сохраняя роль мирового лидера по многим важнейшим направлениям научно-технического прогресса, Япония при этом демонстрирует чрезвычайно высокую степень адаптации к постоянно меняющимся условиям развития экономики. Эти перемены происходят не просто на базе технологических инноваций, но в непрерывном и весьма сложном взаимодействии техники, технологии и экономических и социально-политических факторов.

Список использованной литературы


1. Молодяков, В.Э. История Японии. ХХ век. / В. Э. Молодяков, Э. В. Молодякова, С. Б. Маркарян. - 2-е изд. - М.: ИВ РАН, Крафт+, 2009. - 528 с.

. Все о Японии. - М.: Профит Стайл, 2008. - 608 с.

. Елисеефф, В. Японская цивилизация / В. Елисеефф, Д. Елисеефф; пер. с фр. И. Эльфонд. - М.: АСТ Москва, 2008. - 528 с.

. Ольшанский, Д. В. Основы политической психологии /Д. В. Ольшанский. - Екатеринбург: Деловая книга, 2001. - 496 с.

. Потёмкин, В. Взаимодействие культуры и политики в японском обществе / В. Потёмкин // Власть. - 2008. - № 2. - С. 52-55.

. Бояркина, Н. Верить в будущее. Несмотря на угрозу ядерной катастрофы /Н. Бояркина // Аргументы и факты в Белоруссии. - 2011. - 29 марта. - С. 7.

. Овчинников, В. В. Сакура и дуб. Впечатления и размышления о японцах и англичанах / В. В. Овчинников. - Минск: Народная асвета, 1987. - 430 с.

. Пронников, В. А. Японцы (этнопсихологические очерки) /В. А. Пронников, И. Д. Ладанов. - М.: Наука, 1985. - 348 с.


Теги: Японская модель развития общества  Контрольная работа  История
Просмотров: 11473
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Японская модель развития общества
Назад