Татаро-Монгольская экспансия


"Татаро-Монгольская экспансия"


Содержание


. Истоки. Древняя Русь

2. Экономич. и культурное положение Руси XII-XIII вв.

. XI-XII вв. Предпосылки завоевания Руси

4. Первое нашествие татар. Битва на Калке

5. Нашествие Батыя

6. Монгольское иго

7. Господство орды

8. "Собирание земель"

9. Восстановление экономики. Строительство державы

10. Историческое значение и итоги завоевания

11. Альтернативные мнения о татаро-монгольском иге

12. Художественное наследие

Список литературы

русь татары батый иго

1. Истоки. Древняя Русь


Историческая судьба дала в удел славяно-русскому племени большие пространства для расселения и хозяйствования: причерноморские и приазовские степи, севернее их - лесостепи, а еще дальше на север - лесные чащобы и болота, тянувшиеся до Варяжского (Балтийского) моря и Дышучего моря (Северного Ледовитого океана). Лежали здесь плодородные черноземы и тучные пастбища, звериные ловли и бортные ухожаи; водилось много всякой птицы, рыбы и зверья. Исстари кормились в этих благословенных местах земледельцы и скотоводы, охотники и рыболовы. По жизнь их отнюдь нельзя назвать легкой - никакого "золотого века", о котором в свое время писали не очень сведущие люди, не было и быть не могло. Человек был еще очень слаб в борьбе за существование, элементарное выживание - суровая природа и дикие звери, болезни и голод, столкновения с воинственными соседями на каждом шагу грозили ему гибелью. Древний славянин, потом русский человек, живший в Восточной Европе, тысячелетиями и столетиями испытывал тяжкие удары кочевников. А они волна за волной накатывались с востока по широкому степному коридору от Алтая, Южной Сибири, через Южное Приуралье и Нижнее Поволжье, Приазовье и Причерноморье. Киммерийцы и скифы, сарматы и аланы, гунны и авары, хазары и печенеги, половцы и монголо-татары - завоеватели проходили огнём и мечом, сметали селения, втягивая в губительный смерч, как в воронку, племена и народы. Людей, подвергшихся нападению, убивали, уводили в плен, включали в свои войска, заставляя участвовать в походах против других народов. Восточные славяне в одних случаях оказывали стойкое сопротивление, отбрасывали врагов, в других вынуждены были подчиняться. Передвижения, этнические, языковые ассимиляции, обмен хозяйственными, культурными навыками неизбежно сопровождали жизнь народов, захваченных подобными пертурбациями, которые принимали подчас характер катаклизмов, как, например, в эпоху "великого переселения народов" середины I тысячелетия н. э.

Потребности борьбы со степняками и иными завоевателями издавна выковывали в славянине, русском человеке жизнестойкость и мужество, независимость и гордость. А общение со многими иноязычными племенами и народами, несмотря на его нередко драматический характер, добавило в их характер дружелюбие, отсутствие нетерпимости к обычаям чужаков, которых они охотно включали в свою среду.

Между славянскими племенами не было согласия. Некоторые племена, рассудив, что добру от этого не бывать, решили на вече выбрать себе князя, но не из своих, а из чужих, чтобы своим родным не потакал. Для этого, за неимением своей головы, отправлены были за море к соседнему варяжскому племени русь послы и велено держать им такую речь: "Земля наша велика и обильна, но порядка в ней нет, приходите княжить и владеть нами". Три князя варяго-русские Рюрик и два брата его пришли к нам и начали княжить: сам Рюрик сел в Новгороде, а братьев он послал в другие города. Так началось в 862 году по Рождестве Христовом Русское государство. От имени рода первых князей оно и назвалось Русью.

Первые князья мало занимались земскими делами, а больше всего войною. На войне славяне отличались необыкновенною жестокостью, мучили и убивали врагов без пощады. Они делали наезды на соседние племена славянские, еще не подчиненные их власти, и брали с них дань. Не довольствуясь этою данью и желая большей поживы, они нападали на соседние государства и брали с них выкуп золотом, серебром, драгоценными тканями и пр. Особенно прославился своими военными подвигами второй русский князь Олег. Князь этот покорил славянские племена, жившие по Днепру, и расположенный по этой реке город Киев сделал столицею русскою вместо Новгорода.

Уже в эпоху существования Древнерусского государства великие князья киевские со своими дружинами давали отпор печенегам и половцам, совершали походы против них, возводили пограничные крепости, земляные валы и засеки, выдвигали в степь крепкие сторожи. Заставы богатырские русских витязей, воспетые в былинах, берегли покой пограничья, всей Руси. Положение заметно осложнилось, когда на Русской земле воцарились порядки феодальной раздробленности, - ее политическим и военным ослаб-лением немедленно воспользовались такие же охотники до чужого добра.


2. Экономическое и культурное положение Руси XII-XIII вв.


Современные исследования русского средневекового ремесла показывают, что уровень его специализации и технологии был не ниже, чем в известных центрах Западной Европы и Ближнего Востока. Но уже в эпоху Киевской Руси проявилось и своеобразие развития русского города:

) относительно большая связь его населения с сельскохозяйственными занятиями в ближайшей округе,

) отсутствие развитых коммунальных структур, быстро утвер-ждавшихся в XII в. в Западной Европе,

) даже в эпоху расцвета Руси в XII-XIII вв. в наших городах не возникли университеты;

) единственной организацией, обеспечивавшей развитие образования и письменной культуры в стране, до конца XVII в. оставалась церковь.

Это объясняется целым рядом обстоятельств:

) важнейшее из них - это российские пространства и расстояния, сохранявшие на протяжении многих столетий

) крестьянский уклад жизни,

) растянутость коммуникаций,

) низкую плотность населения.

Все это тормозило переход к интенсивным формам хозяйствования, утверждение новой светской, городской культуры, превращение сложившихся общественных отношений и культурных норм в новые, качественно более высокие. Разбросанные на этом пространстве города становились прежде всего княжескими центрами; рядом с княжеской администрацией там рос "государственный сектор" - княжеские оружейные, гончарные мастерские, артели "городников"-строителей и боярские дворы с массой зависимых людей.

Все же даже более зависимый по сравнению с западноевропейскими древнерусский город становился очагом культурной жизни. В нем производилось все, что было нужно для хозяйства и войны; он являлся экономическим и административным центром округи, там прежде всего шло строительство храмов и обучение грамоте. Горожане были более информированы (уже с X в. городские глашатаи-биричи оповещали их о произошедших событиях), и именно в городах составлялось большинство дошедших до нас летописей. По современным подсчетам - естественно, весьма приблизительным, - грамотными были не менее 10% средневековых горожан. Наглядным показателем этого служат найденные уже во многих городах берестяные грамоты и многочисленные надписи-граффити на стенах древних храмов, к которым "прикладывали руки" и безвестные простолюдины, и сам киевский князь Святослав Изяславич со своей матерью, княгиней Олисавой.

Горожане быстрее знакомились с новинками и импортными товарами; в XI-XII вв. на торгу можно было встретить сирийские бусы, польский свинец, иранскую художественную керамику, фризское и фламандское сукно. В XI в. в Киеве появились византийские мастера,, обучавшие местных учеников искусству стеклоделия, производству смальты (стекловидной массы для мозаичных картин), технике перегородчатой эмали на золотых украшениях. А в XII в. киевские образцы вместе с кочующими мастерами появились во Владимире, Суздале, Рязани, Полоцке и других русских городах. Из Византии шли дорогие шелковые ткани и пряности, богатые люди и церковь закупали вино - амфоры-корчаги из Малой Азии найдены в 150 поселениях Древней Руси; из Германии поступали бронзовые чаши и мечи, из Прибалтики - янтарь; из Ирана - фаянсовая посуда; встречались и заморские диковинки вроде индийских шахмат. На пристанях и на городском торгу свои товары предлагали приезжие из всех стран. Практичный Владимир Мономах советовал в "Поучении" заботиться о "гостях": "...откуду же к вам придет или прост, или добр, или [по]сол, аще не можете даром - брашном и питьем: тибо, мимоходячи, прославят человека по всем землям".

В Новгороде долгое время действовали Немецкий и Готский дворы, а в Киеве XII-XIII вв. существовали и еврейский квартал, и "латинский" монастырь. Сохранившиеся источники не содержали свидетельств национально-религиозной нетерпимости. Настоятель Печерского монастыря Феодосии во второй половине XI в. призывал князя Изяслава Ярославича: "Милуй не только своея вера, но и чужия... аще то буди жидовин или сарацин, или болгарин, или ото всех поганых - всякого помилуй и от беды избави".

В свою очередь, и русские люди "осваивали" далекие земли. Сын Ярослава Мудрого Всеволод отстраивал на свои средства ирландский монастырь св. Якова в Регенсбурге на Дунае, паломники проложили морской и сухопутный путь в Палестину, а купеческие суда и караваны посещали и немецкий Любек, и роскошный Константинополь, и такие закавказские центры, как Рей, Тебриз и Бердаа. Информация, привезенная "каликами" и купцами, попадала в летописи и "Хожения", а сам городской образ жизни расширял кругозор людей и способствовал их приобщению к новым культурным ценностям.

Если Европа есть мир романо-германской цивилизации, которая представляет собой только одну из целого ряда других цивилизаций, то Россия не входит в этот мир. Она не развивается в лоне германо-романской культуры, у неё своя история и своя культура. Поэтому Россия не является европейской страной. Она является представителем иного мира - мира славянского. Славянство есть термин одного порядка с эллинизмом или европеизмом. Оно составляет особый культурно-исторический тип, по отношению к которому Россия, Чехия, Сербия, Болгария должны иметь тот же смысл, какай имеют Германия, Франция, Англия, Испания по отношению к Европе или Афины, Спарта, Фивы по отношению к Греции. Это ещё один - одиннадцатый - культурно-исторический тип наряду с названными Данилевским десятью другими. Он не включался им в перечень типов, поскольку в отличие от них ещё не достиг зрелости. Однако славянский культурно-исторический тип уже прошёл тысячелетнюю подготовительную - этнографическую - стадию. В нём образовался сильный государственный центр - великое Русское царство. В отличие от дряхлеющей Европы, славянство только ещё входит в период расцвета своих творческих сил. Оно может и должно теперь создать могучую и самобытную цивилизацию.


3. XI-XII вв. Предпосылки завоевания Руси


В XI-XII вв. на Руси возникают несколько десятков независимых государств (земель, княжеств, волостей), около десятка из них - крупные. До установления монголо-татарского нашествия процесс их дальнейшего дробления не ослабевал.

При этом феодальная раздробленность на Руси не являлась из ряда вон выходящим процессом, через него проходили все страны Западной Европы и Азии.

Феодальной раздробленностью называют неизбежное состояние, этап всемирного исторического процесса, который имеет местную специфику.

Экономические причины феодальной раздробленности Киевской Руси:

) господство натурального хозяйства;

) экономическая самостоятельность вотчин князей;

) замкнутость отдельных хозяйственно-экономических единиц;

) укрепление и рост русских городов, усовершенствование технологии изготовления товаров;

Во времена феодальной раздробленности представители княжеских родов прилагали все мыслимые усилия, чтобы их вотчина стала бы более развитой, чем владения родственника-противника.

Политические причины феодальной раздробленности Киевской Руси:

) рост боярского землевладения и усиление власти феодалов в своих вотчинах;

) территориальные конфликты представителей из рода Рюриковичей.

Необходимо учитывать также, что киевский престол терял положение своего прежнего статуса лидера, происходило снижение его политического значения. Центр тяжести сместился постепенно в княжеские уделы. Если некогда князья стремились овладеть великокняжеским престолом, то во времена феодальной раздробленности каждый стал думать об укреплении, усилении собственной вотчины. В результате киевское княжение становится почетным, хотя ничего реально не дающим, не значащим занятием.

С течением времени княжеский род разросся, уделы подлежали дроблению, что привело к фактическому ослаблению Киевской Руси. При этом если в середине XII в. было 15 удельных княжеств, то в начале XIII в. их уже насчитывалось около 50.

Внешнеполитические причины феодальной раздробленности Киевской Руси:

сравнительное спокойствие на границах Киевского княжества;

Важными органами власти в раздробленных феодальных землях были князь, а также усилившееся в XII в. вече (народное собрание города). В частности, в Новгороде вече играло роль верховной власти, что превращало его в особую средневековую республику.

) разрешение конфликтов проходило дипломатическими методами, а не силовыми.

Отсутствие внешней опасности, которое могло бы сплотить князей, позволило им заниматься внутренними проблемами уделов, а также вести междоусобные братоубийственные войны.

Даже учитывая высокую степень конфликтности, на территории Киевской Руси население не перестало считать себя единым целым. Чувство единства поддерживалось благодаря общим духовным корням, культуре и большому влиянию православной церкви.

В XII и первой трети XIII века продолжалось уже в рамках ряда самостоятельных государств-княжеств и Новгородской феодальной республики развитие хозяйства и культуры. А их правители время от времени объединяли силы и давали отпор захватчикам, в том числе степнякам-половцам. Однако ржавчина раздробленности все больше разъедала тело некогда единой русской государственности. Правда, появились первые проблески надежды на возрождение, только на новом, более высоком уровне былого государственного единства - центростремительные тенденции обозначились, с одной стороны, в одном из старых центров восточнославянского, древнерусского мира, Галицко-Волынском княжестве, на юго-западе Руси; с другой - в центре более молодом: во Владимиро-Суздальском княжестве, на северо-востоке.

Отечественная наука сравнительно давно обосновала вывод, что распад Киевской Руси, переход к раздробленности - отнюдь не регресс, не движение вспять. Процесс этот - очень сложный, противоречивый - в целом означал продвижение общества вперед в развитии хозяйства и культуры, политических центров и структур, хотя и сопровождался ослаблением политического, военного потенциала русских земель - именно в силу феодальных усобиц, разногласий между политическими и военными руководителями земель, их правящими сословиями. Не будь этих раздоров и разноголосицы, русские выступали бы перед лицом внешней угрозы гораздо более могучей силой, чем во времена Святослава и Владимира Мономаха. Но беда в том, что сила эта била по врагу не сжатым кулаком, а растопыренной пятерней. Чем и воспользовались новые завоеватели, гораздо более страшные, чем их предшественники - половцы, печенеги и прочие.

4. Первое нашествие татар. Битва на Калке


В первой половине XIII столетия в степях Южной России появились татары - народ дикий, кочующий. Они пришли сюда с берегов Амура, из Средней Азии, на равнинах которой, разделенные на орды, вели кочевой образ жизни. В первой четверти XIII века хан одной небольшой орды, Темучин (Чингисхан), соединил под своею властию все эти орды, покорил соседних народов и вздумал завоевать весь мир.

Возникшее на рубеже XII и XIII столетий Монгольское государство, (по своей социально-экономической сущности, это общество находилось на стадии заката военной демократии при переходе к раннефеодальной монархии,) дало завоевателям единство, военно-патриархальную спаян-ность. Войско кочевников отличалось строгой военной дисциплиной. (Например, за побег одного воина с поля боя казнили весь его десяток, за побег десятка погибала сотня.)

К Днепру монголо-татары пришли, чтобы напасть на половцев, хан которых, Котян, обратился за помощью к своему зятю - галицкому князю Мстиславу Романовичу, и говорил ему так: "Мы теперь побиты, а если вы нам не поможете, то татары и вас покорят". Мстислав Удалой созвал южнорусских князей на съезд в Киев и здесь уговорил их идти на помощь половцам. Князья отправились в поход, переправились через Днепр и встретили татар на берегу речки Калки. Здесь в 1224 году произошла битва русских с татарами. Но пред самою битвою начались между русскими князьями несогласия и споры. Между тем Мстислав Удалой захотел один добыть себе славу победителя татар и, не сказав ни слова другим князьям, с которыми он был тогда в ссоре, вместе с Даниилом Романовичем (Волынским) начал битву. Храбро бился с татарами Мстислав, не уступал ему в храбрости и Даниил. Получив рану в грудь, в пылу битвы, не чувствовал Даниил боли и продолжал биться. Ему было тогда 18 лет, но он был смел и силен. Несмотря на такую храбрость князей, татары все-таки победили, потому что половцы первые побежали и смяли русские полки, а Мстислав Киевский, видя все это, не подал помощи. Мстислав Удалой принужден был бежать и, переправляясь через Днепр, приказал сжечь лодки, чтобы татары не могли преследовать его далее. Таким образом он спасся. Между тем Мстислав Киевский со своим войском решился один отбиваться от татар и укрепился на горе, что над Калкой; здесь осадили его татары, но он в течение трех дней храбро отражал все их приступы. Наконец татары вступили с ним в переговоры и обещали отпустить его; Мстислав поверил им и сдался. Но татары не сдержали своего обещания и зверски умертвили несчастного и доверчивого князя. Затем татары погнались за русскими к Днепру и на этом пути истребили множество народа. Однако они вскоре воротились назад в Азию.

Поход 1223 года носил разведывательный характер, но и он показал многое, поразил воображение русских людей, в том числе летописцев; столь неожидан и стремителен был приход монголов: "Их же добре никто же не весть: кто суть и отколе изидоша, и что язык их, и которого племени суть, и что вера их, А зовут я татары, а ипии - таурмени, а друзии - печенези".

Русские, таким образом, впервые встретились в бою с захватчиками на р. Калке 31 мая 1223 г. Первое столкновение показало:

) бесперспективность попыток русских войск помочь союзникам;

) отсутствие единой организации;

) слабость командования.

Все вместе сделало дальнейшее сражение с захватчиками бессмысленным для русских.

Вот что по этому поводу есть в сборнике летописей Рашида Эддина:




5. Нашествие Батыя


Тринадцать лет спустя татары снова пришли в Россию. Батый, внук Темучина, привел из Средней Азии огромную орду. Татары шли со своими женами и детьми, кибитками и стадами.

§ 262. А Субеетай-Баатура Чингис-хан отправил в поход на север, повелевая дойти до одиннадцати стран и народов, как-то: Канлин, Кибчаут, Бачжигит, Оросут, Мачжарат, Асут, Сасут, Серкесут, Кешимир, Болар, Рарал (Лалат), перейти через многоводные реки Идил и Аях, а также дойти и до самого города Кивамен-кермен. С таким повелением он отправил в поход Субеетай-Баатура.(Субеде)

§ 270. Будучи, в качестве младшего брата, возведен на престол и поставлен государем над тьмою императорской гвардии кешиктенов и Центральною частью государства, Огодай, 3-й сын Чингис-хана по предварительному соглашению со своим старшим братом Чаадаем, отправил Оготура и Мункету в помощь Чормахану, который продолжал военные действия против Халибо-Солтана, не законченные еще при его родителе, Чингисхане. Точно так же он отправил в поход Бату (Батыя), Бури, Мунке и многих других царевичей на помощь Субеетаю, так как Субеетай-Баатур встречал сильное сопротивление со стороны тех народов и городов, завоевание которых ему было поручено еще при Чингисхане, а именно - народов Канлин, Кибчаут, Бачжигит, Орусут, Асут, Сесут, Мачжар, Кешимир, Сергесут, Булар, Келет, а также и городов за многоводными реками Адил н Чжаях, как то: Мекетмен, Кермен-кеибе и прочих. При этом на царевича Бури было возложено начальствование над выступившими в поход частями из Центрального улуса. В отношении всех посылаемых в настоящий поход было повелено: "Старшего сына обязаны послать на войну как те великие князья-царевичи, которые управляют уделами, так и те, которые таковых в своем ведении не имеют. Нойоны-темники, тысячники, сотники и десятники, а также и люди всех состояний обязаны точно так же выслать на войну старшего из своих сыновей. Равным образом старших сыновей отправят на войну и царевны и зятья". При этом Огодай-хан присовокуплял: "Точно так же и настоящее положение, о посылке на войну старшего из сыновей, исходит от старшего брата, Чаадая. Старший брат, Чаадай, сообщал мне: царевича Бури должно поставить во главе отрядов из старших сыновей, посылаемых в помощь Субеетаю. По отправке в поход старших сыновей получится изрядное войско. Когда же войско будет многочисленно, все воспрянут и будут ходить с высоко поднятой головой. Вражеских же стран там много, и народ там свирепый. Это - такие люди, которые в ярости принимают смерть, бросаясь на собственные мечи. Мечи же у них, сказывают, остры. Вот почему я, Огодай-хан, повсеместно оповещаю о том, чтобы нам, со всею ревностию к слову нашего старшего брата Чаадая, неукоснительно выслать на войну старших сыновей. И вот на основании чего отправляются в поход царевичи Бату, Бури, Гуюк, Мунке и все прочие".

§ 274. Между тем Чормахан-хорчи привел к покорности Багдадский народ. Получив известия, что тамошняя земля хороша и славится хорошими товарами, Огодай-хан повелел Чормахан-хорчину оставаться там в должности баскака-танмачи и ежегодно поставлять ему следующие местные произведения: желтое и литое золото, златотканые парчи и штофы с золотыми вышивками, жемчуга, перламутры, длинношеих и длинноногих западных коней, темно-гнедых верблюдов-элеут, павлинов, верблюдов-кичи-дут, вьючных мулов-хачидут и обыкновенных мулов-луусут. Посланные в помощь Субеетаю царевичи Багу, Бури, Гуюк, Мунке и все другие царевичи, покорив народы Канлин, Кипчаут и Байжигит, разрушили города Эчжил, Чжаях и Мегет, а также совершенно разгромили и полонили Орусутов. Они полностью покорили Асутов и Сесутов, а также население городов Белерман, Керман-кива и прочих городов, поставили даругачинов и танмачинов и возвратились на родину. Относительно Есудер-хорчина, который был послан в помощь Чжалаиртай-хорчину, уже давно находившемуся в походе против Чжурчжетских Солонгосцев, относительно Есудер-хорчина последовало повеление о назначении его тамошним баскаком - танма.

Татары перешли Волгу и зимою 1237 года напали на Рязанскую землю. Рязанские князья просили помощи против татар у владимирского князя Юрия II Всеволодовича, но получили отказ, ибо Юрий был тогда во вражде с рязанскими князьями и надеялся один справиться с татарами. Между тем татары осадили Рязань; несмотря на храброе сопротивление ее жителей, они взяли город, избили мечами жен и детей, других пленников расстреляли из луков, иных побросали в огонь. Вслед за тем они разграбили и пожгли все города и села Рязанской земли, спаслись только те из жителей Рязанской земли, которые успели убежать в леса. Потом татары пошли на Коломну и начали опустошать Суздальское княжество, сожгли Москву. Зимой 1237 г. монголо-татары под командованием Батыя вступили на территорию Северо-Восточной Руси. Их первой жертвой стал русский город Казань, затем захватчики разграбили Коломну.

Кочевники покорили Чернигов, пал и стольный Киев. Захват русских городов сопровождался нечеловеческой жестокостью, жителей убивали, несмотря на пол и возраст. В феврале 1238 г. пала столица Северо-Восточной Руси - Владимир.

Великий князь Юрий II выехал из Владимира и удалился на Волгу собирать войска. Татары между тем окружили Владимир и потребовали, чтобы жители сдались добровольно, но владимирцы решились защищаться (3 февраля 1238 года). Тогда татары начали приготовляться к осаде: они ставили кругом города леса и пороки (стенобитные машины) и огородили тыном весь город. Владимирцы ясно видели, что город будет взят непременно. Когда татары пошли уже на приступ, жена великого князя Юрия со своею дочерью и внуками ушли в собор Успенский; там они приобщились Святых Тайн и постриглись и таким образом приготовились к смерти. Между тем. 7 февраля татары взяли город и зажгли его, в то же время они стали грабить собор Богоматери; семейство великого князя укрылось на полатях. Наконец татары натаскали лесу в собор и зажгли его. Вслед за тем на берегах Сити Батый встретился с Юрием II, и здесь произошла злая сеча. Татары победили, а великий князь был убит в сражении. Из Суздальской земли татары вступили в Новгородскую, но приближавшаяся весна и непроходимые болота и леса остановили их; (Александр Невский, поступил очень мудро, сам предложив платить дань, чем сохранил жизнь многим жителям и спас города от уничтожения и разорения). Батый не пошел на Новгород и повернул на юг. На этом пути он осадил город Козельск, которым владел тогда малолетний князь Василий. Граждане Козельска решили защищаться. Татары вошли уже на городской вал, но были отбиты; потом граждане сами вышли из города, бросились на татар, побили четыре тысячи врагов, но и сами все были перебиты. Батый бился под городом семь недель, взял наконец Козельск и истребил всех его жителей. Княжества южнорусские были разорены татарами, точно так же как и северные. Киевом владел тогда Даниил Галицкий. Пред нашествием Батыя он ушел в Венгрию. Батый осадил между тем Киев и, несмотря на отчаянную оборону, взял его и обратил в развалины (1240 год).

Монголо-татарам противостояли, как правило, народы, ослабленные раздробленностью. В их числе была и Русь. Ее правителям не пошел впрок страшный урок поражения на Калке (1223 г.), когда Джебе и Субеде, лучшие полководцы Чингисхана, наголову разгромили русских князей, которые собрали и привели свои рати на поле битвы, но не сумели их как следует употребить в дело.


6. Монгольское Иго


Разорив часть Венгрии и Польши, татары пошли назад и стали кочевать в южнорусских степях. На берегу Нижней Волги Батый построил себе столицу, город Сарай. Впоследствии эта орда получила название Золотой, или Кипчакской, Орды. Таким образом началось татарское иго, которое продолжалось в течение двух с половиною веков. Народ должен был платить татарам тяжкую поголовную дань, а князья должны были ездить в Орду за получением ярлыка на княжение. Причиною завоевания России татарами было разделение ее на отдельные и самостоятельные княжества, которые находились тогда во вражде между собою. Русские князья не хотели даже для борьбы с татарами соединиться вместе, а защищались отдельно.

Непрерывные усобицы и непрочные политические союзы подрывали стабильность политической системы. Как раз накануне монгольского вторжения, в 1235 г., князья Южной Руси затеяли очередную усобицу и Киев несколько раз переходил из рук в руки.

Нашествие 1237-1240 гг. поставило русские земли под контроль восточного улуса великой Монгольской империи - Золотой Орды. Здесь же важно отметить, что правители Орды сумели использовать в своих целях политическую раздробленность Руси и существовавшие традиции взаимоотношений между князьями.

Все русские князья разом утратили свой суверенитет. С 1243 г. получение ими княжеского стола зависело от воли хана, подтверждавшейся выдачей им соответствующего документа - ярлыка на княжение. По призыву хана князья должны были выступать со своими войсками и участвовали в походах на Польшу, Литву и Северный Кавказ. Для закрепления своего господства Орда использовала систему Великого княжения Владимирского. Получивший в Орде ярлык на великое княжение прибавлял (временно) к своим владениям и обширную территорию великого княжества (Владимир, Переяславль-Залесский, Кострома, Нижний Нрвгород, Вологда) и становился новгородским князем. Таким образом, он оказывался самым могущественным среди прочих князей, чтобы поддерживать порядок, прекращать усобицы и обеспечивать бесперебойное поступление дани. Но как только такой князь становился настолько сильным, что казался Орде опасным, ярлык на великое княжение отбирался у него и передавался сопернику, что гарантировало раздоры среди князей и их борьбу за ярлык при ханском дворе.

Для контроля и своевременной информации о положении на Руси в крупных городах оставались доверенные лица хана - баскаки, которые наблюдали за сбором дани и деятельностью князей. С этой же целью в приграничной полосе целые города с округой (Переяславль, Коломна, Тула, Елец) передавались татарским правителям. Периодически на Русь наведывались "сильные послы" из Орды с вооруженными отрядами, которых надо было обеспечить подводами и всем необходимым ("татарский проезд" и "татарский ям"). В случае неповиновения следовали карательные экспедиции ("Неврюева рать" 1252 г., "Дюденева рать" 1293 г., поход на Тверь в 1327 г. и др.). По мере упрочения господства Орды сбор дани переходил из рук среднеазиатских купцов-откупщиков ("бесерменов") к самим князьям. Карательные походы сменялись репрессиями против отдельных князей - так погибли Михаил (1318 г.) и Александр (1339 г.) Тверские, Иван Рязанский (1327 г.), Федор Стародубский (1330).

Продуманная система мер обеспечила Орде достаточно эффективный контроль за русскими землями. В первой половине XIV в. ханы умело поддерживали и разжигали противостояние московских и тверских князей. В новых условиях постепенно перестали созываться вечевые собрания - последние упоминания о них относятся к началу XV в. Наконец, политическое господство Орды стимулировало раздробленность. Так, по распоряжению хана Узбека выделилось (для ослабления Москвы) в 1341 г. Великое княжество Нижегородское; в 1328 г. разделилось надвое Великое княжество Владимирское.


7. Господство Орды


Применительно к опосредованному влиянию ига можно говорить о создании самой системой господства условий, на протяжении столетий тормозивших или деформировавших развитие экономики, социальной структуры, самого типа политического развития. Регулярные поборы постоянно выкачивали из страны огромные средства, которые при иных условиях могли быть вложены в развитие собственной экономики и культуры - в то самое время, когда в Западной Европе появлялись первые мануфактуры, банки, биржи, возникали торговые компании и ассоциации. Тяжелым последствием ига было ослабление русских городов, а ведь именно средневековые города являлись очагами новых форм экономики, социального строя и культуры.

Ордынское иго означало не только потерю суверенитета и материальные тяготы, оно произвело сдвиг в традиционном укладе жизни и отменяло привычные морально-правовые нормы. Князья разоренных и ослабленных северо-восточных земель после смерти Александра Невского вели почти беспрерывную борьбу за великокняжеский престол. Летописи и литературные произведения тех лет содержат немало примеров произвола и преступлений боровшихся за ярлыки князей, "несытовства имения" их слуг и подручных. После разбойных набегов на поволжские города православные новгородцы продавали в Орде захваченный ими в Костроме или в Нижнем Новгороде русский "полон". Тверичи столь же варварски разгромили новгородский город Торжок в 1372 г.: "И бысть пагуба великая христианом, овы огнем погореша во дворе над животы, а друзии выбежаша в церковь, в святый Спас, и ту издахошася, и огнем изгореша много множество, инии же бежаче от огня в реце, в Тферци истопоша, и добрые жены и девицы видяще над собой лупление от тферич, а они одираху до последней наготы, его же погании не творят..." "Ненависть на другы" сочеталась с сознанием собственной беззащитности; летописец с горечью записывал свои впечатления от творящейся вокруг несправедливости: "И бяше видети дело стыдко велми страшно, и хлеб в уста не идет от страха". Несомненно, цивилизация многих завоеванных монголами народов Азии и Европы понесла страшные утраты. Кровавые походы завоевателей, иноземное иго существенно затормозили исторический прогресс значительной части человечества. Но, конечно, остановить его они не могли. Одни народы в упорной борьбе возвращали свою независимость (например, Китай в 1369 г., затем - Корея и т. д.), другие в результате восстаний ослабляли путы зависимости, готовили грядущее освобождение. На Руси мощные народные выступления против ордынских "численников" (переписывавших население, клавших его "в число" для обложения налогами) и откупщиков - сборщиков дани, баскаков (командиров карательных отрядов из Орды) и бесцеремонных послов вспыхивают с середины 50-х годов XIII века и идут непрерывной чередой всю вторую половину столетия. Под их напором ханы отказываются от откупной системы, и отныне русские князья сами собирают дань со своих земель, отвозят "выход" в Орду. Тогда же некоторые русские правители дают вооруженный отпор ордынским карателям и насильникам, а те периодически устраивают на Руси кровопускания, разоряют и грабят ее народ. Он не смиряется, снова и снова берет в руки оружие.

Сменилось не одно поколение, прежде чем русские земли смогли восстановить свой потенциал, вступить в борьбу с Ордой и победить.

8. "Собирание земель"


"Кто то знал, что Москве государством слыти?" - спрашивали в ту эпоху русские книжники и летописцы, пытаясь осмыслить процесс объединения Северо-Восточной Руси под руководством московских великих князей. После смерти Александра Невского в 1263 г. наступило временное ослабление великокняжеской власти. Его дети - Дмитрий и Андрей - вели непрерывную усобицу и с помощью татарских войск поочередно захватывали великокняжеский престол. В ходе этой борьбы князь Дмитрий Александрович при помощи своего брата, московского князя Даниила, одержал первую военную победу над войсками одного из ордынских "царевичей". На подвластных ему территориях произошло важное изменение в порядке сбора ордынской дани: ее теперь собирали не татарские чиновники, а сами русские князья. Но беспрерывные войны и набеги привели к разорению основной территории великого княжества. К началу XIV в. на его окраинах складываются новые политические центры - Тверь, Москва, Нижний Новгород.

Тверской и владимирский великий князь Михаил Ярославич (1305-1318) первым принял титул "великого князя всея Руси"; именно в Твери был построен первый после нашествия каменный собор, а в 1305 г. составлен летописный свод общерусского характера. Но в продолжавшейся несколько десятилетий борьбе тверских и московских князей за гегемонию на Руси победа оказалась на стороне последних.

Основы будущего могущества Москвы заложил Даниил Александрович (1276-1303): к нему в относительно спокойную "залесскую" землю стали выезжать киевские и черниговские бояре - Федор Бяконт, Нестер Рябец вместе со своими слугами. При Данииле у Смоленского княжества был отнят Можайск, а у Рязани - Коломна и присоединен Переяславль-Залесский. Сын Даниила Юрий сумел овладеть выморочным Городецким княжеством; в 1314 г. он занял стол в Новгороде Великом, в течение многих лет соперничал с Михаилом Тверским за великое княжение и все-таки добился своего в 1317 г., взяв в жены ханскую дочь. Задиристого московского князя убил в Орде сын казненного татарами Михаила Ярославича, за что и сам поплатился жизнью. Престол вновь перешел к тверскому князю Александру Михайловичу, но подавление вспыхнувшего в Твери восстания против татар привело к разгрому княжества.

Великим князем стал коварный и расчетливый Иван Данилович Калита (1325-1340). Он пять раз ездил с богатыми дарами в Орду и сумел закрепить за собой и своими детьми Великое княжение Владимирское, руками хана устранил в 1339 г. своего главного соперника - Александра Михайловича Тверского и выпросил у повелителя Орды в пожизненное владение Углич, Галич, Белоозеро, обязавшись вовремя выплачивать дань с этих земель. Хозяйственный князь покупал и "примысливал" даже отдельные села в соседних княжествах. Освоение новых земель, щедрые пожалования и покровительство князя Ивана привлекали в Москву и крестьян, и феодалов из окрестных земель, разоренного Владимира и самой Твери. Так, на московской службе оказались бояре Годуновы, Романовы, выходцы из Литвы (князья Голицыны, Хованские) и ордынские "царевичи". Иван Калита отстроил новые дубовые стены Кремля и первые московские белокаменные соборы. С 1326 г. Москва стала и церковной столицей Руси - резиденцией митрополита. Своим детям Калита завещал, чтобы они управляли совместно и получали доход с Москвы и ее окрестностей по "третям", что исключало дробление и войны за обладание крупнейшим экономическим центром.

Накопленный в правление Ивана Калиты и его детей военно-экономический потенциал позволил его внуку Дмитрию Донскому (1359-1389) не только сохранить за собой великое княжение: при Дмитрии в него включаются собственно московские земли, к которым присоединяются Галич, Дмитров, Белоозеро. Московские бояре и слуги были заинтересованы в этом процессе: они становились воеводами, судьями и наместниками на территории великого княжения и здесь же получали новые пожалования - вотчины. Вслед за ними на московскую службу потянулись и владельцы мелких уделов. Одновременно князь реформировал сложившуюся систему управления: в 1374 г. он упразднил связанную с прежними вольностями должность московского тысяцкого. По давней традиции тысяцкий ведал ополчением, торговлей и таможенными пошлинами - эту должность можно сопоставить с постом премьер-министра и столичного мэра. В 1367 г. в Москве были возведены новые укрепления - белокаменный Кремль, в 1368-1372 гг. трижды выдержавший осады литовских войск князя Ольгерда, с которым заключил союз главный противник Москвы - тверской князь Михаил Александрович. Вскоре Дмитрий начал борьбу с Ордой, внутри которой в то время шла отчаянная война между претендентами на ханский трон.

Центральным событием в истории Руси XIV в. стала Куликовская битва. Однако следует напомнить, почему победа в ней стала возможной. За 6 лет до Мамаева побоища - после съезда князей в Переяславле-Залесском - Дмитрий Иванович прекратил выплату дани Орде, а затем в 1375 г. провел совместный поход против Твери, и тверской князь признал себя его вассалом. Таким образом, Москве впервые удалось создать и возглавить союз русских княжеств - это и была главная историческая заслуга князя Дмитрия, его бояр и митрополита Алексия.

Затем несколько лет шла "пограничная" война с татарами, в ходе которой московские войска в 1377 г. потерпели поражение на р. Пьяне, в 1378 г. разгромили на р. Воже ордынское войско мурзы Бегича, а затем и основные силы Орды в 1380 г. на Куликовом поле. Ситуацию не смогли принципиально изменить ни поход хана Тохтамыша и сожжение Москвы в 1382 г., ни возобновление выплаты "выхода". Дмитрий Донской не только сохранил за собой великое княжение, но накануне смерти, в 1389 г., передал его своему сыну Василию Дмитриевичу (1389-1425). Тохтамыш вынужден был с этим согласиться - у московского князя больше не было в Северо-Восточной Руси соперника достаточно сильного, чтобы с ханской помощью решить вопрос иначе.

В это же время процесс объединения шел и в других странах: Франции, Испании, Польше. Преодоление раздробленности и образование единых национальных государств - закономерность в развитии европейских стран в эпоху позднего средневековья.

Но чтобы подобное объединение стало возможным, необходим ряд условий или предпосылок.

Во-первых, по мере экономического развития создаются более или менее устойчивые связи между отдельными землями, княжествами, государствами, а развитые города начинают поддерживать объединительную политику власти.

Во-вторых, потребность в объединении стимулируется оформляющимся национальным сознанием, что нередко происходит в процессе длительных войн или отражения агрессии, и требует, в свою очередь, концентрации сил. Так, Испанское государство складывалось в ходе Реконкисты (войны с мусульманами-маврами), австрийская держава Габсбургов - в борьбе с турецким завоеванием; объединению Франции способствовала Столетняя война с Англией. Для княжеств Северо-Восточной Руси таким фактором стала борьба с Золотой Ордой, начавшаяся во второй половине XIV в.

В-третьих, для успешного объединения нужно наличие экономического, политического и культурного центра, обладающего мощным потенциалом, способного возглавить объединительный процесс и довести его до конца. В ходе развития феодального землевладения и беспрерывных войн складывался и слой служилых людей, которым были необходимы сильный правитель и единое государство. В этом же были заинтересованы и другие группы населения - горожане и купцы, а также такая влиятельная сила, как церковь.

Все эти предпосылки на практике тесно взаимосвязаны, и отсутствие какой-либо из них может серьезно замедлить процесс объединения: так, экономически развитые Германия и Италия до XIX в. не обладали государственным единством и представляли собой систему мелких и мельчайших княжеств, герцогств и епископств. Там же, где происходит объединение, соотношение между названными предпосылками, их роль различны и зависят от конкретно-исторических условий, поэтому столь непохожими оказались французская, английская, польская и российская монархии.


9. Восстановление экономики. Строительство державы


К концу XIII в. экономика начала оживать. К сожалению, историки не располагают для этой эпохи привычной для наших современников статистикой: мы не знаем, сколько людей жило на Руси, сколько зерна они производили, каков был объем внутренней и внешней торговли. Но все же археологические исследования дают основания говорить о демографическом росте; скупые данные немногих сохранившихся грамот и хозяйственных актов сообщают, что к XIV в. на северо-востоке Руси возобновляется освоение земель под пашню; появляется в XV в. и новая культура - гречиха. Возникает иная структура сельских поселений: если в домонгольское время люди селились на плоских приречных террасах, то с конца XIII в. крестьяне осваивают пологие склоны и водоразделы; именно в XIV в. в московских землях появляется термин "деревня". В крестьянском хозяйстве начинают использовать двузубую соху с отвальной доской - "полицей", перевора-чивавшей вспаханный слой земли; впервые упоминаются водяные мельницы и навоз в качестве удобрения.

В XIV в. стали вновь возникать города: в Московском княжестве - Боровск, Верея, Руза, Кашира, Серпухов; в Тверском - Кашин, Клин, Старица.

С конца XIII в. в городах возобновляется каменное строительство (Спасский собор в Твери 1285-1292 гг., Успенский собор в Москве 1326 г.). Археологические исследования и акты свидетельствуют: в XV в. в городах насчитывалось до 50 ремесленных специальностей. Городские постройки оставались деревянными, как и большинство предметов обихода - вальки, трепала, бочки, кадки, ведра, туеса, посуда. Мастера-кожевники выделывали обувь, пояса, чехлы, кошельки, мячи, рукавицы. Ювелиры делали не только дорогие украшения, но и дешевые подражания им из свинца и олова.

В новгородской берестяной грамоте начала XIV в. впервые упоминается название новой денежной единицы - рубль. Предполагают, что он появился где-то в конце XIII в., и ученые до сих пор спорят о происхождении этого названия. Тогдашний рубль был не монетой, а крупной счетной единицей равной примерно 200 г серебра - за такую сумму при Иване III можно было купить целое село. Но уже с 80-х гг. XIV в. в Москве, а потом и в других княжествах возобновляется чеканка серебряной монеты - "деньги" с именем великого князя и хана Золотой Орды. Такие деньги разного веса и пробы чеканились в Новгороде, Рязани, Нижнем Новгороде, Пскове, Твери.

В Москве появляются объединения купцов, торгующих со странами Средиземноморья (гости-сурожане по имени города Сурожа - современный Судак в Крыму) и с Литвой и "немцами" (суконники.)

Начавшееся с конца XIII в. восстановление экономики Руси, шло медленнее по сравнению с западноевропейскими странами, где уже нарождался буржуазный уклад. Приходилось как бы заново "повторять" пройденный путь, возрождая устойчивое феодальное хозяйство, городское ремесло, денежное обращение. Лишь к концу XIV в. страна достигла домонгольского экономического уровня. В процессе создания единого государства на первый план вышли не столько экономические, сколько политические факторы, и прежде всего необходимость противостояния Золотой Орде и другим соседям: Литве, Ливонскому ордену, Швеции.

Москва стала безусловным лидером в процессе "собирания земель". Уже в 1392 г. Василий Дмитриевич захватил и присоединил к Москве Нижний Новгород, затем - Муром, Городец, Мещеру, Тарусу, Ржев. Он попытался - правда, неудачно - подчинить и Великий Новгород: в 1397 г. войска князя захватили старинную новгородскую волость - Двинскую землю. С 1399 г. Псков стал постоянно принимать князей "от руки" великого князя, а рязанский князь по договору 1402 г. отказался без согласия Москвы вступать в какие-либо отношения с Литвой. В начале XV в. появились и знаменитый символ власти московских князей - "шапка Мономаха", и первый общерусский летописный свод - Троицкая летопись 1408 г.

Ведущее положение Москвы не поколебала и война между потомками Дмитрия Донского - сыном Василия Дмитриевича Василием II (1425-1462) и его дядей, князем Звенигородским и Галичским Юрием. Дважды (в 1433 и 1434 гг.) князь Юрий лишал своего соперника московского стола и умер в Москве. После этого Василий II вернул себе столицу, но в 1445 г. попал в плен к татарам и обязался выплачивать огромный "окуп". Тогда сын Юрия, Дмитрий Шемяка, в 1446 г. вновь захватил Москву, ослепил Василия и взял с него "проклятую грамоту" об отказе от великого княжения.

Затяжная усобица между членами московского дома показала прочность созданной в Москве военно-политической структуры. Противники московского князя были энергичными правителями и хорошими полководцами. Они вовсе не хотели возвращаться к временам раздробленности и в отличие от Василия II вели активную борьбу с Ордой. Галичские князья стремились восстановить "старину" в виде федерации самостоятельных княжеств под главенством Москвы и опирались на свои "дворы" и провинциальные земли. На стороне Василия II оказались московское боярство и государев двор, которые "не повыкли служити уделным князем", а также церковь. Они помогли своему князю вернуть престол. После изгнания из Москвы в 1447 г. Дмитрий Шемяка пытался создать на Севере свое государство со столицей в Устюге, но был разбит, бежал в Новгород, где был отравлен в 1453 г. Василий II расправился с помогавшим Шемяке удельным можайским князем, разгромил в 1456 г. новгородские войска, ликвидировал серпуховский удел.

Феодальная война могла лишь замедлить "собирание земель", но не остановить его, тем более что и Тверь, и Новгород в то время стремились только сохранить свою независимость и не претендовали на гегемонию. Завершающий этап объединения пришелся на время княжения правнука Дмитрия Донского - Ивана III (1462-1505) и его сына Василия III (1505-1533).

Иван III по праву заслужил имя Грозного - так стали впервые называть именно его, а не его внука. Еще при жизни отца он был объявлен в 1451 г. его соправителем и с 12 лет начал участвовать в военных походах. Позднее Иван III стал первым из московских князей, который перестал лично водить полки и не участвовал в сражениях. Расчетливый и беспощадный политик, искусный дипломат, он был организатором московских побед, продумывая даже мелочи. Так, в поход на Новгород он отправил не только военных, но и дьяка с летописями, должным образом отредактированными, чтобы с их помощью продемонстрировать новгородцам их "неправды".

При Иване III процесс объединения земель Северо-Восточной Руси вступил в завершающий этап. По завещанию отца он получил большую часть владений - 16 городов, тогда как четырем его братьям досталось только 12. Материальные возможности и военная сила Москвы были подавляющими: в 1463 г. был присоединен Ярославль, в 1474 г. ростовские князья продали Ивану III вторую половину Ростова (первую половину присвоил еще Иван Калита). В 1471-1478 гг. после упорного сопротивления покорился Новгород; республиканское правление было уничтожено, и московская территория сразу увеличилась в два раза. В 1485 г. объединенное московское войско осадило Тверь, и последний тверской князь бежал в Литву. В 1489 г. была присоединена Вятская земля. При Василии III в 1510 г. была ликвидирована независимость Пскова, в 1514 г. у Литвы отвоеван Смоленск, в 1521 г. присоединена Рязань. Таким образом, все основные земли Северо-Восточной Руси перешли "под высокую руку" великого князя московского. В год смерти Василия III его владения составляли 2 800 000 км, что в шесть с половиной раз превосходило размеры княжества его отца в 1462 г.

В 1485 г. Иван III принял титул "государя всея Русии". В 1497 г. появился новый знак государственной власти - большая печать с официальным изображением герба - двуглавого орла. Именно при Иване III Москва стала столичным городом европейского масштаба. Государь начал грандиозное строительство: под руководством итальянских архитекторов и инженеров были возведены кирпичные стены и башни нынешнего Кремля, великокняжеский дворец с Грановитой палатой и ансамбль храмов Соборной площади.

Однако "собирание земель" еще не означало подлинного государственного единства. По давней традиции московские князья выделяли своим детям уделы. Княжества братьев Ивана III и Василия III представляли собой хотя и небольшие, но самостоятельные государственные образования, не связанные между собой земли. У удельных князей были свои бояре и слуги, полки, с которыми они ходили на войну, своя казна и администрация. В своих владениях князья сами выдавали жалованные грамоты. Со старшим братом они заключали договоры - докончания. Удельные князья при Иване III не имели права чеканить монету и вести самостоятельную внешнюю политику, но зато как члены московского княжеского дома они имели право на престол, и великим князьям приходилось постоянно держать своих родственников под контролем.

В 1480 г. братья Ивана III, Андрей и Борис, воспользовавшись тем, что шла война с Ливонским орденом и выступил хан Ахмат, подняли мятеж и потребовали передела земель. В 1491 г. Иван III за очередное ослушание "поймал" своего брата Андрея Угличского и ликвидировал его удел, но перед смертью вновь выделил владения детям, и Василию III опять пришлось иметь дело с уделами своих братьев. Поскольку у великого князя долгое время не было детей, он запретил братьям жениться, в результате чего к концу своего правления присоединил выморочные Волоцкий, Калужский и Угличский уделы; но еще сохранялись княжества Юрия Дмитровского и Андрея Старицкого. Таким образом, к началу XVI в. была в целом ликвидирована старая политическая система - федерация больших и малых княжеств, где великое княжение являлось коллективной собственностью всего рода московских князей. Но следы ее в виде уделов сохранялись до конца XVI в.

Помимо уделов, в рамках московских владений находились на правах вассалов князья Стародубские, Мстиславские, Одоевские, Воротынские, перешедшие на московскую службу из Литвы вместе со своими княжествами. Эти "служилые князья" оставались полными хозяевами своих пограничных земель, имели бояр и слуг и даже укрепленные города - Воротынск, Венев, Епифань. Самостоятельную структуру представляла и церковь: митрополит и епископы владели значительными вотчинами, имели бояр и светских слуг, которых наделяли землей.

На присоединенных территориях (например, в Ярославском княжестве) местные князья перестали быть суверенными государями, но сохранили свои вотчины уже как "пожалование" великого князя. На этих землях по-прежнему действовала их администрация (волостели и таможенники), князья собирали дань и сохраняли право суда по всем делам. Сами же эти территории сохраняли многие права и особенности. Новгородская земля имела свою денежную систему (новгородская деньга была вдвое тяжелее московской) и единицу налогообложения - обжу. Новгород сохранил кончанское деление, администрацию и судебные порядки; тамошние землевладельцы должны были нести военную службу в пределах своей территории, а купцы имели монопольное право на торговлю с Ливонией. Главной задачей Ивана III и его наследников с 80-х гг. стало не просто собирание земель и княжеств, а превращение их в единое государство. Быстрое объединение территорий со своим укладом жизни и правовыми нормами при относительно низком уровне экономического развития и торговых связей делало новую державу внутренне непрочной, рыхлой, поскольку в обществе еще не созрели условия для внутреннего единства многочисленных бывших уделов, городов и разнородных слоев знатных и незнатных вотчинников и "вольных слуг".

Выход был найден в строительстве централизованного аппарата управления и развитии условной формы феодального землевладения, т. е. такой формы обеспечения военной и гражданской службы, которая ставила землевладельца-помещика в прямую зависимость от государя и центральных властей.

Базой для формирования новой системы управления стало великокняжеское хозяйство - дворец и государев двор. Канцелярия "дворца" уже накопила опыт и кадры специалистов; с 60-70-х гг. XV в. они смогли создать систему государственной документации - посольские, разрядные, писцовые книги. Государев двор в начале XVI в. включал уже не только старые боярские, но и княжеские роды,


10. Историческое значение и итоги завоевания


Возможно, через 100 или 200 лет в русских городах появились бы свои торговые компании, юридические конторы и университеты. Но в XIII в. динамично развивавшиеся земли и княжества не только испытали страшный военный удар, но, главное, попали в качественно новые условия, серьезно повлиявшие на все стороны жизни древнерусского общества. Не удивительно, что эта страница истории Руси привлекала к себе и ученых, и художников, и мыслителей. Порой - в том числе и в последнее время - появлялись попытки пересмотреть историю взаимоотношений Орды и Руси вплоть до полного отрицания самого факта татарского нашествия.

По Данилевскому, различия между культурно-историческими типами определяются различиями в характере народов, которые их создают. Эти особенности выражаются во всей деятельности народов и обуславливают не только то, какую культуру они создают, но и то, какую роль в истории они играют.

Как в солнечной системе наряду с планетами есть ещё появляющиеся время от времени кометы, так и в мире человечества наряду с народами-творцами, создающими цивилизации, есть ещё и народы-разрушители, "отрицательные деятели человечества" (гунны, монголы, тюрки). Они словно "бичи Божии" проносятся по Земле и предают смерти дряхлые цивилизации, после чего снова "скрываются в прежнее ничтожество".

Еще в 1826 г. Российская академия наук объявила премию за победу в конкурсе на лучшее исследование на тему: "Какие последствия произвело господство монголов в России?" К сожалению, премия так и не была выплачена, и фундаментальных работ по проблеме совсем немного. Но если попытаться обобщить накопленные в науке факты, то можно говорить о непосредственном и опосредованном влиянии ордынского господства.

Первое означает прежде всего разорение, коснувшееся в первую очередь важнейших центров: археологические исследования говорят о погроме 49 городов, но ведь еще не все древнерусские города исследованы. "Высокие технологии" средневековья были весьма уязвимы - смерть или угон в рабство нескольких десятков мастеров приводили к утрате секретов и исчезновению самого производства. Вещи той поры свидетельствуют об огрублении ремесленной техники, исчезновении целого ряда ремесленных технологий (мозаики, перегородчатой эмали, зерни). Погибали не только мастера, но и их заказчики; сокращение производства и торговли привело к ослаблению торговых связей, сокращению импорта. Из обихода исчезли шиферные пряслица, сердоликовые бусы, амфоры-корчаги.

Разорение затронуло и сельскую округу: полевые археологические исследования дают основание говорить о серьезном демографическом сдвиге. На Черниговщине к концу XIII в. сохранилось только 2% селищ домонгольской поры. Население лесостепной полосы частично было уничтожено или покидало свои жилища и пашни, находившиеся в опасной близости от ордынских набегов. По той же причине прекратилось развитие и многих южнорусских городков. Подмосковные "волости" потеряли не менее половины сельских жителей. Сократилось на 1/3 население даже далекой от степи Смоленщины.

Людские потери, в том числе количество угнанных рабов и ремесленников, очевидно, учесть невозможно. Многочисленные жилища русских "переселенцев"-ремесленников (тесные землянки с русской керамикой и крестиками и даже целые "общежития" рабов) выявили раскопки в ордынских городах Булгаре и Сарае. Излишки рабочей силы продавались на рабских рынках Крыма и Кавказа. Оттуда рабов, в том числе и русских, продавали в Египет и страны Западной Европы: во французских и итальянских актах XIV-XV вв. упоминаются имена "белых татар" - Марфа, Мария, Катерина.

После возвращения завоевателей в южнорусских землях оформилось татарское иго - система экономических и политических мер, при помощи которых правители Золотой Орды контролировали и эксплуатировали русские земли. Что же касается экономики, то летописи и акты Руси XIII- XV вв. называют 14 видов различных даней и повинностей: поплужное, торговая пошлина-тамга, поместье и корм татарским послам, ям - повоз, чрезвычайные "запросы" и др. Самым тяжелым среди них был ордынский выход - дань серебром. Регулярную выплату "выхода" обеспечивали проведенные в 1257-1259 гг. и 1275 г. по всей Монгольской империи переписи населения - "записи в число".

Не коснулась война православной церкви.

Завоеватели не вмешивались в религиозную область завоеванных стран. С монастырей они не брали дань. Монголо-татары стремились также привлечь на свою сторону церковных деятелей.

На Руси установилось монголо-татарское иго:

) Русь попала под власть ордынского протектората.

Золотая Орда - улус Джучи, мощное государство, созданное монголь-скими ханами. Столицей его был Сарай-Бату, находившийся неподалеку от современной Астрахани;

) хан вручал ярлык на великое княжение Владимирское и контролировал ситуацию на всей территории. Ярлык был желанной целью для русских князей и причиной феодальных раздоров;

) завоеватели всячески поощряли феодальную раздробленность, стравливая потомков Рюрика между собой;

) главной формой зависимости от Орды являлся сбор дани, "ордынского выхода". Им на Руси занимались ханские чиновники (баскаки). Дань собиралась с дома-хозяйства. Действия баскаков отличались крайней жестокостью. Они брали в плен людей и переписали все население Северо-Восточной Руси в 1257-1259 гг. "Великий баскак" имел резиденцию во Владимире, куда в это время практически переместился политический центр страны.

Итоги завоевания: города и деревни сжигались, искусные ремесленники уводились в рабство, поля приходили в негодность, а внешнеэкономические связи Руси оказались нарушены на долгие годы. Монголо-татарское завоевание завершило историю Древней Руси в 1240 г.

Монголо-татарское завоевание при этом сыграло роль катализатора во время дележа территории и сфер влияния. Данной специфической чертой отличалась и борьба Московского и Тверского княжеств в более поздний период. Как результат этого возросла эксплуатация зависимого населения на местах.


11. Альтернативные мнения о татаро-монгольском иге


С XIII века появилась обширная литература, посвященная биографии Чингисхана и монгольским завоеваниям. Но важнейшим источником остается "Сокровенное сказание" (или "Тайная история"), написанное в 1240 г., вскоре после смерти полководца. Эта древняя хроника известна в России еще с XIX века, когда глава Русской духовной миссии в Пекине Палладий Кафаров впервые транскрибировал русскими буквами монгольский текст, написанный китайскими иероглифами и перевел китайский текст на русский язык, а также опубликовал перевод в 1866 г. Второй, более точный и комментированный перевод с монгольского с транскрипцией оригинала издал один из ведущих советских ориенталистов С.А. Козин (1879 - 1956).

"Сокровенное сказание" (или "Тайная история") - один из важнейших источников по истории Монголии. Это самая древняя летопись, в которой рассказано о знаменитом государственном деятеле и полководце Чингисхане и его эпохе. Эта летопись составлена в 1240 г. и долгое время была доступна только для высшей аристократии Монгольской империи. В ней описываются внутренняя история монгольского народа до XIII в., история рода Чингисхана, биография основателя Монгольского государства, объединение монгольских племен под его руководством и начало создания империи. Личность и деятельность Чингисхана занимают центральное место.

На протяжении веков личность Чингисхана (1155 - 1227) привлекает неизменный интерес. Оценки его дел противоречивы. В отечественной историографии образ этого полководца и государственного деятеля в целом отрицателен: считается, что формирование его державы сопровождалось особой жестокостью, что "монголо-татарское иго" замедлило социально-экономическое развитие завоеванных стран, а рассеяние монголов по значительной территории привело к их ассимиляции другими народами, подрыву потенциала самой Монголии и ее слабости после распада империи. Отчасти эти оценки справедливы. В то же время, не следует забывать, что Средневековье (вообще) не отличалось гуманностью - ни в Европе, ни в Азии. Достаточно вспомнить историю арабского халифата, западноевропейскую инквизицию, княжеские междоусобицы в России и Японии периода феодальной раздробленности и т. д. На этом фоне жестокость монголов не была чем-то из ряда вон выходящим. Да и последующее "иго" вряд ли представляло собой что-то другое, нежели обычное феодальное господство, тем более что оно не было направлено на разрушение общественных традиций и структур. Более того, монголы проявляли исключительную религиозную и национальную терпимость.

В отличие от многих завоевателей, приходивших и до, и после, они не ставили целью огнем и мечом навязать свою религию или образ жизни, разрушая историческое и культурное наследие других народов. Ханы Монгольской империи покровительствовали всем религиям в равной мере, не навязывая ни одну из них. В этом они надолго опередили свое время. И, хотя верхушка правящего класса государства формировалась из монголов, национализма или национального гнета не было. Таким образом, даже столетия спустя, в наше время усиления религиозной и национальной нетерпимости есть в чем взять пример с Чингисхана и его преемников. Надо полагать, судя по тому, что уже через пол века на Руси стала возрождаться экономика, культура, ремесла, начали отстраиваться города, вооружаться и обучаться войска, дань была такою, что позволяла это делать не в ущерб казне, но при этом дисциплинировала в расходах, внутренняя же политика нашего современного государства, к сожалению, не всегда бывает такой дальновидной. Не надо забывать и о том, что именно в недолгий период существования единой Монгольской империи, благодаря жесткому порядку пути с Запада на Восток стали безопасными, расширились торговые и миссионерские связи, что способствовало взаимопониманию и взаимообогащению культур. А одним из последствий "монголо-татарского ига" стали централизация и консолидация русских княжеств, без чего было бы невозможно образование Московского царства и, на его основе, великого евразийского государства - Российской империи. Вот выдержка из древнего манускрипта, из которого видим, что монгольские правители заботились о своём народе и ратовали за процветание своей империи:

§ 279. Затем Огодай-хан сообщил на одобрение брата Чаадая о нижеследующем: "Не будем обременять государство, с такими трудами созданное родителем нашим и государем Чингисханом. Возрадуем народ тихим благоденствием, при котором, как говорится, ноги покоятся на полу, а руки - на земле. Получив все готовое от государя-родителя, введем порядки, необременительные для народа. Пусть взнос в государственную продовольственную повинность - шулен - будет отныне в размере одного двухгодовалого барана со стада. Равным образом по одной овце от каждой сотни овец пусть взыскивают в налог в пользу неимущих и бедных. Затем, как можно допускать такой порядок, когда с народа же в каждом отдельном случае взимается и питьевая натуральная повинность - ундан - при сборах с него очередных нарядов людьми и лошадьми. В устранение этого необходимо повсюду от каждой тысячи выделить кобыл и установить их подои; поставить при табунах доильщыиков, выставить постоянно сменяемых распорядителей кочевьями, нунтукчинов, которые одновременно будут и унгучинами, заведующими конским молодняком. Далее, при каждом созыве сейма князей надлежит раздавать подарки. Для этой цели мы учредим охраняемые городища с магазинами, наполненными тканями, серебряными слитками, сайдаками, луками, латами и прочим оружием. Для несения охраны выделим отовсюду городничих - балагачинов и интендантских смотрителей - амучинов. В дальнейшем необходимо произвести по всему государству раздел земельно-кочевых и водных угодий. Для этого дела представлялось бы необходимым избрать от каждой тысячи осо-бых нунтуучинов - землеустроителей по отводу кочевий. Затем, в нашем гобийском районе - Цоль гачжар - ныне никто, кроме диких зверей, не обитает. Между тем там на широком просторе могли бы селиться и люди. Посему следовало бы, по надлежащем изыскании, устроить в гобийском районе колодцы, обложенные кирпичом, возложив это дело на нунтуучинов, во главе с Чанаем и Уйгуртаем.

§ 281. Огодай-хан говорил: "Взойдя на родительский великий престол, вот что совершил я после деяний государя и родителя. Я окончательно покорил Лихудский народ (Гиньское царство) - это во-первых. Во-вторых, я учредил почтовые станции для ускорения передвижения наших послов, а также и для осуществления быстрейшей доставки всего необходимого. В-третьих, я приказал устроить колодцы в безводных землях, чем доставлю народу воду и корма, и наконец, учредив должности алгинчинов и танмачинов, установил полный покой и благоденствие для всего государства. Итак, я прибавил четыре своих дела к деяниям своего родителя, государя. Но вот и погрешности мои. Будучи возведен на государев родительский великий престол и восприняв на плечи свои все государственное бремя, бываю я одолеваем темным вином. Вот первая моя вина. А вторая вина моя состоит в тех упущениях, которые проистекли от захватов по наущению беспутных женщин, девиц из улуса дяди Отчигина. Непристойно было императору впадать в беззаконные упущения и пороки. Вы спросите затем, что за вина такая извести, как я извел тайно, Дохолху. Да, это было тяжкое преступление погубить Дохолху, который всегда шел впереди всех пред очами своего государя, моего родителя-хана. Кому же теперь предварять всех, указуя путь, на глазах моих? Признаю вину свою в том, что по неразумной мести погубил человека, который пред очами хана-родителя опережал всех в ревностном исполнении Правды-Tope. Наконец, есть и еще вина. Из жадности я все боялся, как бы дикий зверь, который плодится изволением Неба и Земли, как бы этот зверь не перебежал к моим братьям. И вот, чтобы создать для него преграды, я приказывал строить глинобитные стены и выслушивал упреки от братьев. Итак я прибавил четыре дела к деяниям государя-отца и в четырех же делах погрешил".

§ 282. Написано во время пребывания Дворца в урочище Долоан-болдах Келуренского Кодее-арала, что между двумя урочищами (?) Шильгим и Цек, в седьмой месяц Хуран-сара года Мыши (1240), во время происходившего там Великого сейма - Хурил.


12. Художественное наследие


И, наконец, улигеры, эпические сказания, летописи о Чингис-хане оказали немаловажное влияние на создание бурятского героического эпоса "Гэсэр". Идеал народного героя - борец за справедливость, за счастливую мирную жизнь народа. Прослеживаются явные совпадения в описаниях жизни и происходящих событий в сборнике летописей Рашида Эддина и эпосе "Гэсэр". Героическому эпосу бурят свойственны оптимизм, светлый, жизнеутверждающий пафос, героический гуманизм, с особой силой воплощенный в образе богатыря. В обрисовке героя эпоса и его подвигов фантазия народа не скупится на любые преувеличения, подчеркивающие его силу и могущество.

И в наше время, когда профессиональные рапсоды-улигершины стали редко встречающимся явлением, народ в массе своей помнит и любит свой героический эпос. В селах есть немало людей, рассказывающих длинными зимними вечерами различные фрагменты о подвигах славных богатырей.

Бурятский героический эпос не искажался в угоду идеологии господствующих сословий, а жил в устной передаче народа в первозданном виде, что помогло ему сохранить в относительной чистоте взгляды и представления древних бурят, то исконно народное мировоззрение, в котором оказалось много созвучного с нашим временем.

Как известно, монгольские, тюркские и другие народы Центральной Азии и Южной Сибири вступали между собой в определенные исторические связи, что неизбежно оказывало влияние на формирование и развитие эпоса, пополняя его сюжет и обогащая его новыми мотивами. Происходило постоянное обновление и активное перемещение возникавших в разных местах сказаний и на этой почве - взаимопроникновение сюжетов и мотивов, сказывавшееся на становлении местных эпических традиций. Развитие эпоса "Гэсэр" у каждого народа шло своими путями на всей обширной территории его бытования, отражая социально-экономический уклад, культурные традиции и особенности устной поэзии населявших ее народов. Все это определяло своеобразие сюжетов, образов и всей художественной системы каждой национальной версии. Так, герои борются не только с ханами - иноземными захватчиками, но и с демоническими силами: мангадхаями (русский брат), чудовищами.

Публикацию и изучение различных версий этого эпического произведения осуществляли многие ученые.

Обнаружение бурятских версий "Гэсэра" явилось крупным открытием советского эпосоведения. В начале XX в. был выявлен целый ряд бурятских поселений и районов, где эпический памятник, давно известный науке в письменных списках и публикациях, продолжал бытовать в устной традиции и сохранять свое место в духовной жизни народа. С тех пор "Гэсэр" попал в поле зрения специалистов и привлек внимание таких ученых, как В. В. Стасов, В. Ф. Миллер, А. Н. Веселовский, Г. Н. Потанин, Б. Я. Владимирцов, А. М. Позднеев и другие. Эпический мир улигера поражал воображение масштабностью совершающихся событий, столкновением могучих сил и природных стихий, борьбой и единоборством богоподобных героев. Эпос утверждал идеалы коллективной общинной жизни. Академик Б. Я. Владимирцов высоко оценил бурятскую версию "Гэсэра" и ставил ее в один ряд с шедеврами мировой литературы. Он назвал ее "колоссальной бурятской эпопеей, далеко превосходящей размером "Илиаду".

Ученые считают бурятский героический эпос типологически более ранним, чем тюркский эпос среднеазиатских народов. Действительно, в нем, как и в эпосе народов Центральной Азии и Южной Сибири, отражены существенные черты древних общественных отношений эпохи родового общества на этапе перехода от материнского права к отцовскому, а также ранних государственных объединений. Так, герои борются не только с ханами - иноземными захватчиками, но и с демоническими силами: мангадхаями (русский брат), чудовищами.

Исследователи отмечают, что ранние формы эпоса зародились в пору, когда предки бурят жили на огромных пространствах Восточной Сибири и занимались охотой, рыбной ловлей и скотоводством. На территории современного расселения бурят происходили тогда большие события: возвышались и приходили в упадок кочевые, полукочевые и оседлые племена. Объединения гуннов, сяньби, жужан, киданей, киргизов, уйгуров, их возвышение и борьба с соседями влияли на судьбы всех племен, в том числе и протобурятских.

Гэсэр воплощает в себе идеальные черты народного богатыря, вобрав в себя этические, эстетические и философские понятия народа. Это - герой, вставший на путь борьбы и ратных подвигов не ради личной славы и власти, а во имя осуществления благородной цели: избавить людей от бед и несчастий, дать им свободу и мирную жизнь.

Как создание народной фантазии образ Гэсэра является самым крупным художественным обобщением.

Таким образом в ряд прославленных эпических героев разных народов страны - Ильи Муромца, Давида Сасунского, Рустама, Манаса, Джангара, Нюргун-боотура и других - отныне встал во весь свой рост бурятский богатырь Гэсэр, что, конечно же, обогатит идейно-эстетическую и художественную сокровищницу нашей общей великой Родины. И это тем более отрадно, что величественное творение народа - героический эпос "Гэсэр" - ярко воплотивший в себе идеал народного богатыря, поборника правды и справедливости, давно уже перестало быть только фактом устного народного творчества и вошло неотъемлемой частью в культуру Бурятии. Идеи и образы "Гэсэра" активно участвуют в духовной жизни наших современников, на новом, профессиональном уровне питают литературу и искусство социалистического реализма. Балет "Сын земли" (либретто Н. Балдано, муз. Ж. Батуева), драма "Сердце Гэсэра" Н. Балдано, лирический цикл стихотворений Н. Дамдинова "Тропа Гэсэра", прозаические пересказы отдельных эпизодов для детей М. Степанова, графические серии А. Сахаровской, "Эпическая поэма" композитора Б. Ямпилова - таков неполный список произведений, созданных деятелями искусства и литературы Бурятии на основе "Гэсэра".

Сказания - улигеры горячо любимы народом не только потому, что в них воплощены воспоминания о невозвратимой поре "детства человеческого общества", которая, по словам К. Маркса, может "обладать для нас вечной прелестью", но и потому, что в них живёт мечта трудового народа о будущей счастливой жизни. Пожалуй, наиболее полно эти мечты представлены в образах и картинах героического эпоса. Более того, созданные в отдаленную эпоху, но выражающие в совершенной художественной форме непреходящие, благородные и высокие идеалы, произведения бурятского героического эпоса и в XX веке звучат как современные, выражая сокровенные стремления и чувства народа. Именно поэтому "они еще продолжают доставлять нам художественное наслаждение и в известном отношении служить нормой и недосягаемым образцом". Объяснение этому мы находим в словах академика Д. С. Лихачева: "Худшее не наследуется в широком смысле этого слова, оно не имеет длительных национальных традиций, оно непрочно, оно легко возникает, но еще быстрее исчезает. Лучшее же в человеке бессмертно".

...Произведения искусства воплощают в себе длительные народные традиции. Они продолжают жить и за пределами своей эпохи. В лучших своих произведениях - произведениях гуманистических, человечных в высшем смысле этого слова - искусство не знает старения. Наиболее высокие произведения искусства продолжают быть современными столетия и тысячелетия".


Список литературы


Лихачев Д. С. Слово о полку Игореве - героический пролог русской литературы. М.-Л., 1961.

См.: Кучкин В. А. Русь под игом: как это было? М., 1991.

Рашид-Эддин Сборник летописей. История монголов, сочинение Рашида-Эддина.

С. А. Козин Сокровенное сказание монголов. М: Товарищество научных изданий КМК. 2002.

Владимирцов Б. Я. Монгольско-ойратский героический эпос. Пб.-М., 1923

Курукин, И. В. Волкова, С. В. Леонов История отечества М: Дрофа 2003.

Данилевский Н.Я. Россия и Европа. - М., 1991.

д. и. н. В. И. Буганов предисловие. Библиотека "История отечества в романах, повестях, документах" М: Молодая гвардия.1988.

По изданию: Святая Русь, или Всенародная история великого Российского государства. Сост. и ред. Соловьева М: 1898.

Балдано Н. Г. Гэсэр Бур. кн. изд. 1986.


Теги: Татаро-Монгольская экспансия  Диплом  История
Просмотров: 9836
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Татаро-Монгольская экспансия
Назад