Пролетаризация советской высшей школы (1918–1929 гг.)

БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

по специальности 07.00.03 - Всеобщая история


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Пролетаризация советской высшей школы (1918-1929 гг.)


Петаченко

Григорий Алексеевич


Минск, 2013


Работа выполнена в Белорусском государственном университете

Научный руководитель

Яновский Олег Антонович,
кандидат исторических наук, профессор, заведующий кафедрой истории России Белорусского государственного университета Официальные оппоненты

Шадурский Виктор Геннадьевич,

доктор исторических наук, профессор, декан факультета международных отношений Белорусского государственного университета

Романова Ирина Николаевна, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник ГНУ «Институт истории Национальной академии наук Беларуси

Оппонирующая организация:

УО «Гомельский государственный университет имени Франциска Скорины

Защита состоится 6 июня 2013 г. в 14.00 на заседании совета по защите диссертаций Д 02.01.05 при Белорусском государственном университете по адресу: 220030, г. Минск, ул. Ленинградская, 8, ауд. 407.

Телефон ученого секретаря: 327-45-11.

e-mail: menkovski@bsu.by

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Белорусского государственного университета.

Автореферат разослан « 3 » мая 2013 г.

Ученый секретарь

совета по защите диссертаций

доктор исторических наук, профессор В.И. Меньковский


Введение


Высшее образование на всем протяжении новой и новейшей истории являлось одной из определяющих сфер не только культурного, но и социально-экономического развития общества. На современном этапе сложившаяся за многие десятилетия вузовская система в условиях возрастания требований к качеству подготовки специалистов XXI века находится в постоянном поиске новых методов и форм организации учебного процесса, содержания и практик преподавания общеобразовательных и специальных учебных предметов. Во многом эффективность проводимых в последние годы в Беларуси реформ зависит от профессионализма и понимания исключительной важности своего труда со стороны профессорско-преподавательского состава вузов, от мировоззренческой подготовки студентов и их целеустремленности в освоении избранной специальности.

В силу этого была и остается важнейшая задача - создание условий, которые бы на каждом из этапов постижения знаний студентами побуждали их к реализации личностных установок, но одновременно - к глубокому пониманию и прочному освоению общественных ценностей. Без сомнения, сегодня высшая школа Республики Беларусь по-прежнему нуждается в обращении к опыту прежних лет, к выявлению в практике деятельности советской вузовской системы того, что можно использовать в учебно-методической, организационной и воспитательной работе со студентами, как и в кадровой политике.

Актуальность и научная значимость исследования обусловлена рассмотрением процесса формирования системы высшей школы в СССР под углом зрения ее пролетаризации. Можно говорить о том, что в 1918-1929 гг. она имела принципиальное значение для преодоления экономической разрухи и утверждения новых общественных отношений не только в Советской России, но и во всех советских республиках. Исключительно значимым был этот процесс и для Советской Беларуси, поскольку именно тогда началось становление и одновременно реформирование всех сторон деятельности первых высших учебных заведений республики.

Новизна исследования состоит в том, что для более глубокого понимания важнейших составляющих процесса пролетаризации советской высшей школы в данной работе в качестве предмета исследования определены конкретные практики организации учебы студентов и работы профессорско-преподавательского состава, формы организации их внеаудиторной деятельности и быта (профессиональные и бытовые объединения, обеспечение материальных, жилищных и других потребностей). Рассматриваются также организационно-структурные компоненты пролетаризации в самом учебном процессе.

Хронологические рамки исследования ограничены 1918-1929 гг. Начало периода совпадает с комплексом преобразований новой власти в системе высшего образования, когда стали изменяться принципы приема в высшие учебные заведения. Конечный рубеж определен 1929 годом - началом нового этапа в развитии советской высшей школы, когда на проходивших в 1928-1929 гг. пленумах ЦК ВКП(б) были определены новые приоритеты политики партии в сфере высшего образования.


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Связь работы с крупными научными программами, (проектами) и темами

Тема диссертации утверждена Ученым советом исторического факультета БГУ (протокол № 3 от 23 декабря 2003 г.), новая редакция названия диссертации утверждена научно-методологическим семинаром исторического факультета БГУ (протокол № 3 от 15 апреля 2013 г.). Проблематика диссертационного исследования связана с научной деятельностью кафедры истории России Белорусского государственного университета. Исследование является частью двух научных тем: «Педагогические и научно-педагогические кадры Беларуси: генезис и адаптация к социально-политическим условиям» (в рамках Государственной комплексной программы научных исследований 2006-2010 гг. «История белорусской науки, государственности и культуры», государственной регистрации № 622/91) и «Формирование интеллектуальной среды белорусского общества и ее влияние на общественно-политические и модернизационные процессы XVI-XX столетий» (выполняется в 2011-2015 гг. в рамках подпрограммы № 1 «История, духовная и материальная культура белорусского народа» Государственной программы научных исследований «Гуманитарные науки как фактор развития белорусского общества и государственной идеологии» - ГПНИ «История, культура, общество, государство» государственной регистрации № 20113047).

Цель и задачи исследования.

Целью исследования является определение сущности и основных направлений пролетаризации советской высшей школы в общественно-политических условиях 1918-1929 гг., степень влияния внеучебной жизни студенчества и профессорско-преподавательского состава на подготовку кадров новых, идейно убежденных специалистов.

Для достижения цели определено решение следующих задач:

выявить и обосновать качественные характеристики основных этапов изменений социального состава студенчества советской высшей школы в 1918-1929 гг.;

исследовать формы организации внеучебной деятельности советского студенчества, бытовые условия их жизни и определить степень их влияния на процесс пролетаризации высшей школы в 1920-е гг.;

определить важнейшие средства воздействия органов государственного управления на профессиональную и политическую позиции профессорско-преподавательского состава и на этой основе показать динамику взаимоотношений вузовской интеллигенции и власти;

проследить на протяжении 1918-1929 гг. изменения в материально-бытовых условиях жизни профессорско-преподавательского состава советской высшей школы и выявить степень влияния этих факторов на их мировоззренческие принципы и профессиональные качества;

сопоставить этапы, ход и основные результаты реорганизации учебного процесса в советской высшей школе в контексте процесса пролетаризации в подготовке специалистов с высшим образованием.

Объектом исследования является советская система высшего образования 1918-1929 гг. в процессе становления, развития и поиска новых организационных форм, которые бы отвечали идеологии построения социалистического общества.

Предметом исследования являются формы, направления, средства, использовавшиеся советской властью в отношении студенчества и профессорско-преподавательского состава высшей школы (обозначенные в историографической традиции обобщающим термином «пролетаризация») в процессе создания новых принципов, условий деятельности и предназначения всей системы высшего образования.

Положения, выносимые на защиту

. Пролетаризация советской высшей школы включала несколько этапов: первый этап (с 1918 по 1922 гг.) определялся активными реформаторскими мероприятиями центральной и местной советской власти, направленными на увеличение «пролетарской составляющей» в высшей школе; второй этап (с 1923 по 1926 гг.) характерен усилением роли партийной идеологии во всех сферах функционирования высшей школы, что нередко не способствовало качественности подготовки специалистов; третий этап (с 1926 по 1928 гг.) отмечен тем, что Наркомпрос РСФСР пытался достичь такого соотношения социального состава студенчества, которое бы, с одной стороны, в полной мере отвечало установкам на его пролетаризацию, но одновременно обеспечивало подготовку необходимого числа квалифицированных кадров.

. Создание органами управления высшей школой новых форм организации студенческого быта и досуга, стремление материально обеспечить внеучебную жизнь студентов преследовало цель таким образом изменить их повседневное поведение, чтобы оно способствовало формированию нового мировоззрения и принятию учащейся молодежью пролетарски-ориентированных общественных ценностей. Наиболее очевидно эта политика проявилась в создании учебно-бытовых коммун. Коммунарное движение по своей сути являлось бытовым объединением, но одновременно и попыткой формирования одной из новых форм социальных отношений, в которых происходило становление студента нового типа с присущими ему пролетарскими ценностями. Создание коммун возможно рассматривать как одно из важнейших направлений пролетаризации высшей школы.

. Процесс развития взаимоотношений власти и профессорско-преподавательского состава высшей школы, характер адаптации вузовской интеллигенции к новым принципам академической деятельности, всей политической системе и формирующейся идеологии дифференцировали вузовскую интеллигенцию по отношению ее отдельных групп к советской власти. Советская власть различными средствами стремилась оказать воздействие на профессиональную и политическую позиции интеллигенции. Важнейшими из этих средств следует считать: репрессии (уголовное преследование и высылка за границу) и систему экономических поощрений. В целом среди профессорско-преподавательского состава можно выделить три различавшиеся между собой группы: представители первой выступали за полное сотрудничество с советской властью, второй, напротив, старались бойкотировать ее решения, а третьей - соглашались на деловое сотрудничество, однако не были готовы к полному и безоговорочному.

. Для ускорения процесса адаптации профессорско-преподавательского состава к новым реалиям деятельности высшей школы партийно-государственные органы пошли по пути создания профессиональных объединений - Секции научных работников (СНР) и др., которые являлись формой внедрения и утверждения политических принципов советской власти в высшей школе, способствовавшими формированию нового советского педагога и ученого. Одновременно проводилась политика постепенной и радикальной ликвидации ранее существовавших объединений вузовской интеллигенции, в том числе и объединений профессионального характера.

. На протяжении 1920-х гг. шел перманентный процесс поиска оптимальных форм организации учебного процесса в советской высшей школе. В ходе реформаторских действий в области методов преподавания новейшие образовательные методики и формы исходили как из образовательных и культурных возможностей новой генерации студенчества, так и были нацелены на потребности народного хозяйства в квалифицированных и идеологически подготовленных кадрах. Характерной чертой учебного процесса для советских вузов 1920-х гг. являлось смещение акцентов с разносторонней и фундаментальной научной подготовки студентов на прикладную, узкопрофессиональную подготовку специалистов «нового типа». советская высшая школа пролетаризация

Личный вклад соискателя

Диссертация является результатом самостоятельной исследовательской работы соискателя в изучении процесса пролетаризации советской высшей школы 1918-1929 гг. В процессе работы были введены в научный оборот документы Национального архива Республики Беларусь (НА РБ), центральных архивов Российской Федерации - Государственного архива Российской Федерации (ГА РФ) и Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ).

Апробация результатов диссертации

Основные выводы и результаты диссертационного исследования были представлены автором на научно-теоретических и научно-практических конференциях: Четвертой международной научной конференции «История Могилева: прошлое и современность» (Могилев, МГУ, 23-24 июня 2005 г.); Международной научно-практической конференции «Государственная власть и крестьянство в ХХ - начале ХХI века» (Российская Федерация, Коломна, 2007, 25-27 октября); Международной научно-теоретической конференции «Реформы и революции: процессы модернизации в Беларуси и других странах Европы» (Минск, БГУ, 25-26 октября 2007 г.); Международной научно-практической конференции «Социокультурные трансформации в России: исторический опыт, проблемы, перспективы», посвященной 60-летию Армавирского педагогического университета (Российская Федерация, Армавир, 2-3 октября 2008 г.); Международных научные чтениях, посвященных 130-летию со дня рождения первого ректора БГУ, выдающегося ученого-слависта, академика В.И. Пичеты» (Минск, БГУ, 28-29 октября 2008 г.); Международной научно-практической конференции «Беларусь: этапы становления государственности (к 90-летию создания БССР)» (Минск, НАН Беларуси, 18 декабря 2008 г.); Международной научно-практической конференции, посвященной «75-летию исторического факультета БГУ. Современные тенденции развития исторической науки и образования» (Минск, БГУ, 25 сентября 2009 г.); Всероссийской научно-практической конференции «Историческое образование в высшей школе: формирование специалиста и гражданина» (Российская Федерация, Казань, Казанский (Приволжский) федеральный университет, Институт всеобщей истории РАН, 9-10 декабря 2010 г.); Всероссийской научной конференции с международным участием «Социалистический город и социокультурные аспекты урбанизации» (Российская Федерация, г. Магнитогорск, 10-11 декабря, 2010); Научном семинаре по проблемам современной историографии (Минск, БГУ, исторический факультет, 13 декабря 2010.); Международной научно-теоретической конференции «Актуальные проблемы истории Нового и Новейшего времени: к 100-летию Л.М. Шнеерсона» (Минск, БГУ, 25 февраля 2011 г.); Международной научной конференции «Социально-экономическое развитие общества будущего: тенденции, точки роста, эффективные решения» (Казахская Академия Труда и Социальных Отношений, 20 апреля 2012).

Опубликованность результатов диссертации

Результаты исследования изложены в 12 научных публикациях. Среди них четыре статьи в научных журналах, соответствующих требованиям ВАК Республики Беларусь, объемом в 1,6 а. л., а также материалы пяти научных конференций, двух справочно-библиографических пособий для студентов исторических специальностей, одна рецензия. Общий объем публикаций составляет 3,9 а. л.

Структура и объем диссертации

Диссертация состоит из перечня условных обозначений, введения, общей характеристики, основной части, заключения и библиографического списка. Основная часть включает четыре главы, которые делятся на разделы. Полный объем диссертации - 115 страниц. Количество использованных библиографических источников - 363.


ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ


Введение. Определяются актуальность и направления исследования, степень изученности проблемы.

Общая характеристика диссертационного исследования выполнена в

точном соответствии с требованиями ВАК Республики Беларусь.

Глава 1. «Источники, историография, методы и методология исследования» - в ней представлена историография проблемы, анализируется ее источниковая база, указываются методы, применявшиеся при написании диссертационного исследования.

В разделе 1.1. «Историография исследования» рассматриваются основные этапы, подходы и направления в историографии пролетаризации советской высшей школы (1918-1929). В историографии по данной проблематике можно выделить три основных этапа: 1) историография 1920-х-1940-х гг.; 2) исследования конца 1940-х - конца 1980-х гг.; 3) современное состояние историографии. На начальном этапе происходил процесс формирования подходов к изучению проблемы. Основная часть исследований носила публицистический характер, в них идеализировались политика советской власти в отношении высшей школы и перспективы ее будущего развития. Несомненно, что доминирование в этот период принципов строгого классового подхода являлось фундаментальным фактором в исторических исследованиях. Профессорско-преподавательский состав и студенчество высшей школы рассматривались исследователями в качестве важной опоры партии в социалистическом строительстве.

Первой попыткой систематизировать основные этапы развития советской высшей школы можно считать исследование И.Г. Автухова, И.Т. Огородникова, И.А. Хаита «Организация и методика работы в высшей школе». Впервые в советской историографии авторами была разработана периодизация и дан сравнительный анализ советской высшей школы с дореволюционной. Во второй половине 1920-х - начале 1930-х гг. появился целый ряд публикаций, посвященных истории отдельных университетов. На первом этапе развития советской историографии по проблемам высшей школы обращалось внимание на специфику преобразований и на наметившиеся тенденции по формированию политики государства в этой сфере.

В конце 1940-х - конце 1980-х гг. были осуществлены исследования, предметом научного анализа которых, стали процессы реформирования системы высшего образования. В советской историографии этого периода высшая школа рассматривается как институт подготовки кадров советской интеллигенции. Одновременно анализируются качественные характеристики профессорско-преподавательского состава вузов - в работах А.Я. Синецкого , С.А. Федюкина, К.Т. Галкина .

К числу общих работ, связанных с анализом деятельности высшей школы, можно отнести исследования С.В. Кафтанова , Е.В. Чуткерашвили, В.В. Украинцева, В.П. Елютина, Ш.Х. Чанбарисова, Н.Л. Сафразьян. Исследователями проанализирован и систематизирован большой круг источников, который позволил проследить изменения политики партийно-государственных органов в отношении высшей школы, в том числе и к социальному составу студенчества (он рассматривался ими чуть ли не основным средством пролетаризации вузов).

В данный период в историографии выделяется новое направление - изучение проблемы возникновения и развития рабочих факультетов. Его основоположником можно считать Н.М. Катунцеву, которая отметила важную пролетаризирующую роль этих факультетов. Процесс организации и деятельности рабочих факультетов в БССР нашел отражение в исследовании М.Ф. Чудаева. Характеризуя второй этап историографии, необходимо отметить схематичный подход авторов к изучаемой проблеме. Отсутствие свободного доступа к источникам не позволяло им всесторонне проанализировать степень влияния различных факторов на процесс пролетаризации высшей школы в 1920-е гг. (например, возможность самостоятельного выбора в новой структуре учебного процесса для студентов и профессорско-преподавательского состава, их зависимость от материального положения и жилищных условий, сложность постижения идеологических факторов и их учета в профессиональной деятельности и т.д.).

Начало нового этапа историографии высшей школы 1920-х гг. необходимо связывать не только с глобальными по масштабам политическими изменениями начала 1990-х гг., но и с общими тенденциями в развитии исторической науки. Авторы обратились к проблемам социально-психологического облика советских студентов и профессорско-преподавательского состава в период нэпа. Предметом изучения стали особый студенческий язык, поведение, бытовые условия жизни, в целом - многоаспектность проблемы. В данном случае следует выделить кандидатские диссертации Е.П. Володарской, В.В. Всемирова, А.Р. Маркова.

Указанные проблемы исследуются и на уровне докторских диссертаций, (А.Ю. Рожков, Ю.А. Стецура, Н.Б. Лебина). Научная значимость исследований заключается в эмпирическом изучении и новом теоретическом осмыслении повседневного жизненного мира молодого человека советской России 1920-х гг. В это десятилетие молодежь формировалась как первое поколение, задачей которого было воспринять и закрепить логику революционного переустройства общества и государства. Для исследователей очередного этапа масштабного социально-политического переустройства немаловажной виделась задача изучить и понять жизненный мир молодого человека 1920-х. гг.

В современной белорусской историографии в 1990-х - 2000-х гг. изучение отдельных аспектов развития высшей школы в 1920-е гг. осуществлено в работах О.А. Яновского. В них исследован сложный процесс адаптации профессорско-преподавательского состава Белорусского государственного университета к постоянно изменявшейся практике руководства БГУ и всей системой высшего образования.

Проблемам формирования системы образования в БССР, посвящена кандидатская диссертация И.Н. Романовой, используя широкий круг источников, на основе которого, автор раскрывает сложности становления и развития системы образования в БССР в период (1921-1930 гг.)

Общественно-политическая деятельность первого ректора БГУ В.И. Пичеты подвергнута анализу в диссертация Е.В. Барановой, в которой Владимир Иванович предстает не только как ректор университета, обладавший редкими качествами новатора и внушительным педагогическим и научным опытом, но и как активный участник социально-политических процессов. Отдельные аспекты изучения общественно-политических условий становления высшей школы в БССР рассмотрены на примерах деятельности гуманитарных организаций «Джойнт» и «Ара» - в работах, Э.Г. Иоффе, Б.А. Мельцера. Авторы выявляют причины, вызвавшие деятельность этих организаций, объемы помощи как студенчеству и профессорско-преподавательскому составу БГУ, так и всему университету.

Особый интерес представляют работы М.Н. Соколова, посвященные изучению белорусского студенчества в 1920-е гг. В них автор анализирует материальное положение, социальный состав, рассматривает деятельность студенческих организаций. Однако проблема «пролетаризации» высшей школы им напрямую не поставлена в качестве предмета исследования.

Таким образом, советской и российской исторической наукой, современной отечественной историографией накоплен богатый материал по истории высшей школы. В изученных работах проанализированы самые различные аспекты подготовки специалистов в вузах СССР, в том числе и в 1920-е гг. Изучение накопленного исследовательского материала показало, что поставленная в диссертационном исследовании проблема актуальна не только в общем русле изучения истории высшей школы, но она позволяет уточнить политические, общепедагогические, организационные подходы, которыми руководствовалась новая власть в выстраивании эффективной системы подготовки профессиональных интеллектуалов, способных решать грандиозные задачи преобразований.

В разделе 1.2 «Источники исследования» дается анализ источниковой базы диссертационного исследования. В соответствии с видовой классификацией источники разделены на законодательные акты, материалы делопроизводства, статистические сведения, мемуары. Законодательные акты, относящиеся к регулированию деятельности советской высшей школы, содержатся в сборниках декретов и директив ВКП(б). Опубликованные в сборниках документы отражают не только факт принятия решений, но, в ряде случаев, и их мотивацию, которая в отношении деятельности советской высшей школы заключалась в последовательной ее пролетаризации. Материалы делопроизводства представлены отчетами различного уровня (Народного комиссара просвещения РСФСР и его заместителей, заведующего Главным управлением профессионального образования, ректоров высших учебных заведений), стенограммами заседаний партийно-государственных органов, служебной перепиской, отражающей ход процесса пролетаризации советской высшей школы. Данные документы находятся в Национальном архиве Республики Беларусь (фонд 4 п, 7, 205), центральных архивах Российской Федерации - Государственном архиве Российской Федерации (фонд А-1565, А-2306, 7789) и Российском государственном архиве социально-политической истории (фонд 17, 147).

Статистические материалы, содержащие информацию о количестве учебных заведений, числе профессорско-преподавательского состава, студенчества, опубликованы в материалах периодической печати: «Красный студент», «Красное студенчество», «Научный работник», «Народное просвещение». Мемуары являются наиболее представительным источником в осмыслении происходившего и для формирования оценок восприятия. Следует отметить работы П.А. Сорокина, С.С. Маслова, Ф.А. Степуна, П.Н. Милюкова, В.А. Ермолаева.

Значимыми для данного исследования явились также работы руководителей партии и непосредственных руководителей системы высшего образования. В них они пытались дать оценку работы и подвести определенные итоги реформирования высшей школы. В работах В.И. Ленина, А.В. Луначарского, Н.К. Крупской, И.И. Ходоровского, Н.И. Бухарина, А.И. Рыкова выявлены как общие оценки происходивших процессов, так и особые мнения авторов в отношении реорганизации учебного процесса, изменений социального состава студенчества.

Использованная источниковая база позволила с различных сторон рассмотреть проблему под углом зрения поставленной цели. Критическое сопоставление многочисленной и разноплановой документальной информации дало возможность выявить наиболее важные формы и направления пролетаризации высшей школы в новых условиях становления самой парадигмы ее развития.

В разделе 1.3 «Методология и методы исследования» обоснованы методологические принципы исследования, которые реализуются в методах исследования. В работе применены три группы методов: общенаучные (исторический, логический, метод классификации); специально-исторические (историко-генетический (ретроспективный), сравнительный, типологический); сопредельных наук (структурно-функциональный, иллюстративный, статистический, биографический, метод аналитической индукции).

Во второй главе работы «Этапы и направления пролетаризации студенчества высшей школы» рассматриваются основные этапы пролетаризации студенчества, их характерные черты, подходы органов власти к данной проблеме.

Раздел 2.1 «Мероприятия партийно-государственных органов советской власти, направленные на формирование социального состава студенчества в 1918-1929 гг.». Анализируются причины изменения социального состава студенчества. Вопрос об изменении социального состава студенчества был активизирован нежеланием большинства студенчества, ранее принятого в императорские университеты, согласиться с предложениями Наркомпроса РСФСР лета 1918 г. по реформированию высшей школы. Партийное руководство через систему декретов приступило к реализации своих теоретических взглядов на сферу высшего образования и пути ее реформирования. Ставилась цель готовить новую - пролетарскую интеллигенцию преимущественно из числа рабочих и беднейшего крестьянства. Именно декрет СНК РСФСР от 2 августа 1918 г. «О правилах приема в высшие учебные заведения РСФСР» положил начало процессу изменения классового состава студенчества.

Характерной особенностью первого этапа пролетаризации высшей школы было формирование и одновременная реализация теоретических установок, которые должны были обеспечить изменения по двум основным направлениям: 1) изменение правил приема в вузы; 2) создание подготовительных курсов для рабоче-крестьянской молодежи.

Наркомпросом РСФСР в 1921/22 уч. г. был взят курс на ускоренное проведение изменений социального состава студенчества высшей школы, который стал комплексно осуществляться, во-первых, посредством внесения новых изменений в правила приема и введения практики командировок и, во-вторых, путем исключения из вузов студентов непролетарского происхождения.

Эффективной мерой, способствовавшей проведению пролетаризации, стало введение практики командирования в вузы политически лояльной молодежи. В целях более тщательного контроля классового состава студенчества приема 1922/23 уч. г. всех студентов обязали представить анкеты с указанием социального положения, их участия в профессиональных или политических организациях.

В период 1922/23-1925/26 уч. г. было характерным повышение внимания со стороны партийно-государственных органов к системе высшего образования и принятие радикальных решений по улучшению социального состава студенчества. Об этом свидетельствует практика классовых приемов и проведение академических «чисток» студенчества в 1922 г. и 1924 г. В результате подобной политики были достигнуты изменения его социального состава.

Период 1926/27-1927/28 уч. г. характерен поиском оптимального соотношения социального состава студенчества в условиях актуализации задач по подготовке квалифицированных специалистов для народного хозяйства страны и воспитанию у них адекватного политического восприятия. Окончанием данного этапа послужило изменение политического курса страны, принципы которого в сфере высшего образования были озвучены на пленумах ЦК ВКП(б) в 1928 г. и 1929 г.

Раздел 2.2 «Бытовые студенческие объединения как один из факторов пролетаризации». В 1920-х гг. происходил поиск форм общественных отношений, в студенческой среде такой формой являлись учебно-бытовые коммуны, которые способствовали его идеологическому воспитанию.

Раздел 2.3 «Студенческие стипендии и оплата за обучение в контексте политики пролетаризации». На протяжении 1920-х гг. стипендия являлась достаточно эффективным инструментом воздействия на социальный состав студенчества и его регулирования в сторону пролетаризации. Введение же платы за обучение и постоянное ее повышение стало одним из рычагов изменения социального состава студенчества, так как многие представители непролетарской молодежи могли продолжить учебу в вузе или начать ее.

Раздел 2.4 «Жилищная проблема - фактор укрепления социального состава советского студенчества». В рассматриваемый период одним из важнейших вопросов функционирования высшей школы был жилищный. В отношении студенчества его решение заключалось в обеспечении проживания молодежи в общежитиях или предоставлении возможности для съёма квартир. Отсутствие жилплощади негативно сказывалось на процессе пролетаризации, поскольку ограничивало доступ в вузы пролетарской молодежи из провинции.

Раздел 2.5. «Организация свободного времени студенчества как форма его пролетаризации». Раскрываются основные направления деятельности партийно-государственных органов власти на модели поведения студенчества.

В главе 3 «Формирование новых качественных характеристик профессорско-преподавательского состава советской высшей школы» раскрывается процесс дифференциации профессорско-преподавательского состава высшей школы и факторы, на него влиявшие.

Раздел 3.1 «Политическая дифференциация профессорско-преподавательского состава высшей школы (1918-1929 гг.)». Анализируется происходивший на протяжении 1920-х гг. процесс адаптации представителей научной интеллигенции к новым условиям жизнедеятельности в формирующейся командно-административной системе управления. Он развивался как в строго очерченных властью рамках, так и исходя из индивидуальных особенностей, настроенности вузовских преподавателей на сотрудничество. В среде профессорско-преподавательского состава сформировались три основные группы: представители первой выступали за полное сотрудничество с советской властью, второй, напротив, старались бойкотировать ее решения, а третьей - соглашались на деловое сотрудничество. В этот период представители научной интеллигенции еще могли себе позволить воспринимать и оценивать правомерность тех или иных мероприятий государства, но чаще не афишировали свои взгляды и приспосабливались к политическим и экономическим реалиям.

Раздел 3.2 «Создание и деятельность профессиональных объединений научных (научно-педагогических) работников». С целью ускорения процесса адаптации профессорско-преподавательского состава к новым экономическим и в особенности политическим условиям деятельности высшей школы партийно-государственные органы пошли по пути создания их профессиональных объединений. Такого рода объединения рассматривались как форма проникновения политических взглядов советской власти в высшую школу с целью формирования нового советского ученого.

Раздел 3.3 «Материально-финансовое положение профессорско-преподавательского состава высшей школы - возможность воздействия на их адаптационные характеристики». Рассматривается процесс изменения условий жизни профессорско-преподавательского состава высшей школы. Первые меры были предприняты в начале 1919 г., когда на заседании СНК РСФСР был поднят вопрос об оплате труда научных специалистов. Процесс оказания помощи научным работникам приобрел системный характер с начала 1922 г. в связи с созданием Центральной комиссии по улучшению быта ученых (ЦЕКУБУ) и местных комиссий (КУБУ).

Раздел 3.4 «Жилищные права научных (научно-педагогических) работников как важный фактор пролетаризации». Исследуется положение научно-педагогических работников, которые не имели никаких льгот в отношении жилищных прав. Первым шагом явился декрет СНК РСФСР от 16 января 1922 г. «О жилищных правах научных работников». Закрепление жилищных прав ученых и педагогов вузов на законодательном уровне стало важным фактором в улучшении их жилищных условий. Данный фактор активно использовался партийно-государственными органами для повышения лояльности вузовской интеллигенции к новым идеологическим установкам.

В главе 4 «Поиски оптимальных форм организации учебного процесса в высшей школе с учетом принципов ее пролетарского предназначения» выявляются характерные особенности учебного процесса в советской высшей школе, которые систематизированы по трем основным направлениям: изменения учебных программ и методов обучения, усиление идеологической составляющей, прямая ориентированность на производство.

Раздел 4.1. «Реорганизация учебного процесса в русле политики пролетаризации». Анализируются принципы организации учебного процесса и проведения занятий. Поиск новых оптимальной формы и метода подачи учебного материала, которые были бы приемлемы для студентов и способствовали улучшению их подготовки, был в центре многочисленных задач Наркомпросов РСФСР и союзных республик. Тем не менее, повсеместное внедрение новых методов преподавания (прежде всего - бригадно-лабораторного) в учебные планы высшей школы без соответствующей их проработки, учета слабых сторон не могло не отразиться на качестве подготовки первых советских специалистов.

Подраздел 4.1.1 «Усиление идеологической компоненты учебного процесса (учебных предметов, методики и практики преподавания)». Отмечается, что протяжении 1920-х гг. идеологическая составляющая учебного процесса наиболее очевидно выражалась в перечне предметов, ориентированных на изучение «революционного марксизма», в поиске оптимального их соотношения с общепрофессиональными предметами, в совершенствовании методик преподавания.

Подраздел 4.1.2 «Укрепление связи учебы с производством как важный путь пролетаризации студентов и преподавателей». Рассматривается введение в учебный производственной практики не только как расширение возможностей освоения профессии, но и как средства непосредственной пролетаризации. Внедрялось понимание того, что в процессе обучения нельзя отрываться от производственной среды, что необходимо помнить общественные задачи партийца или комсомольца.

Раздел 4.2 «Подготовка новых научно-педагогических кадров - важнейший путь к всеобщей пролетаризации высшей школы». Анализируются преобразования системы и создание единого механизма подготовки научно-педагогических кадров, одного из важнейших элементов пролетаризации высшей школы. На протяжении 1920-х гг. практикой двух путей подготовки ученых, наметившихся с 1921 г. (ИКП и университетские НИИ), удалось в течение 3-5 лет разработать программу и методику обучения и воспитания молодых научно-педагогических работников. Это позволило в 1925 г. ввести единый институт аспирантуры с типовыми правилами отбора и приема кандидатов. У руководства страны окрепло понимание того, что подготовка новых научно-педагогических кадров является одним из основных рычагов в пролетаризации высшей школы, проблемой государственного значения.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Основные научные результаты диссертации

. Анализ изменений классового состава студенчества на протяжении 1918-1929-х гг. позволил выявить динамику и определить три этапа пролетаризации советской высшей школы с учетом изменения качественных характеристик учащейся молодежи. Первый этап (1918/19 - 1920/21 уч. гг.) характеризовался установлением новых правил приема в вузы в соответствии с декретом СНК РСФСР от 2 августа 1918 г. В этот период правительственным решением были созданы рабочие факультеты как форма подготовки в первую очередь пролетарской молодежи к учебе в высшей школе.

Второй этап пролетаризации (1922/23 - 1925/26 уч. гг.) был ознаменован усилением роли партийно-государственных органов в сфере высшего образования, введением практики классовых приемов и проведением академических «чисток» студенчества (в 1922 г. и 1924 г.). Проводившиеся в изучаемый период мероприятия, направленные на пролетаризацию студенчества высшей школы, позволили существенно сократить представительство непролетарской молодежи в его рядах. Однако радикальная чистка обострила проблему подготовки кадров. В эти годы произошло увеличение пролетарской составляющей в общей массе студенчества, что и предопределило начало третьего этапа его пролетаризации.

Третий этап пролетаризации (1926/27- 1927/28 уч. гг.) характеризовался поиском оптимального соотношения социального состава молодежи для решения задач, поставленных на XIV съезде ВКП(б). Рассмотрев основные тенденции в изменении социального состава студенчества, можно констатировать, что на протяжении второй половины 1920-х гг. Наркомпрос РСФСР искал такое решение данной проблемы, которое бы, с одной стороны, удовлетворяло партийные установки, а с другой, - давало возможность подготовить необходимое число квалифицированных кадров [2; 10; 11].

. Анализ основных аспектов жизни студенческой молодежи показывает, что на протяжении 1918-1929 гг. партийно-государственные органы власти использовали все возможные средства для изменения социального состава студенчества. Эффективным регулятором его социального состава являлась выплата стипендий и введение оплаты за обучение, наряду с обеспечением студенчества общежитиями. Важная роль отводилась и формированию нового мировоззрения студенчества, принятию ими пролетарски-ориентированных общественных ценностей. Это нашло свое выражение в деятельности студенческих коммун. Подобный подход позволил уточнить причины их формирования. Важнейшей из них была экономическая, хотя на практике эффективность деятельности коммун во многих случаях не оправдывала возлагавшиеся на них надежды. Добровольное объединение имущества и финансовых средств должно было способствовать улучшению уровня жизни студенчества, который на всем протяжении 1920-х гг. оставался крайне низким. Однако на практике без финансовой помощи со стороны администрации вузов и других организаций, в период нестабильной выплаты стипендий и зарплат коммуны продемонстрировали свою экономическую несостоятельность, что нередко приводило к их распаду.

Второй причиной создания коммун была идеологическая, и она в практике деятельности определяла основную логику их существования. Эту причину и смысл создания коммун прежде всего можно рассматривать как элемент пролетаризации высшей школы. Основной целью идеологической составляющей коммунарского движения являлось создание человека нового типа, отвергавшего принципы мелкобуржуазной идеологии, подвергавшего сомнению значимость традиционной семьи, ставившего коллективные интересы выше собственных, и т.д. [4; 8; 9].

. После событий октября 1917 г. профессорско-преподавательский состав высшей школы должен был определиться в своем отношении к новой власти. Отказ от сотрудничества с ней, базировался на иллюзии о ее недолговечности, что являлось доминирующим фактором в восприятии советской власти в оценках интеллигенции, что вызвало отдельные выступления вузовских работников против признания советской власти в целом или же ее политики в области высшего образования. Постепенно в профессорско-преподавательской среде все более укреплялось мнение о необходимости нахождения компромисса. Со своей стороны, государственные структуры, озабоченные поиском путей к нормализации отношений в системе высшей школы, совершали шаги во встречном направлении, но при этом исходили из стратегической цели - подчинение этой сферы организационному и идеологическому влиянию. Эта цель не подвергалась сомнению и не претерпела в изученный период сколь-нибудь существенных изменений. Обсуждались лишь методы ее достижения. Для их разработки и реализации требовались усилия и гибкая тактика. Для власти было необходимо обеспечить подготовку «новых» специалистов и полный идеологический контроль за деятельностью высшей школы в целом. Для профессорско-преподавательского состава - избежать повсеместной регламентации своей деятельности и по возможности сохранить принципы «академической автономии» высшей школы. К концу изучаемого периода государственные органы управления СССР и союзных республик в основе своей сформулировали парадигмы функционирования новой высшей школы, которые исключали саму идею «академической автономии» в ее дореволюционной интерпретации [2; 10; 11].

. Научно-педагогические работники, вступившие в советские профессиональные объединения, оказалась втянутыми в общую профсоюзную систему и тем самым были подведены к признанию легитимности власти и проводимой ею политики. После закрытия независимых объединений научных работников Москвы и Петрограда в 1921 г. была создана СНР, которая по существу была безальтернативной организацией. Основной ее целью являлось достижение лояльности профессорско-преподавательского состава высшей школы по отношению к новой власти. Подобное профессиональное единение в масштабах всей страны само по себе свидетельствовало о сращивании старой и новой интеллигенции с пролетарским государством. При этом научно-педагогическим работникам, членам СНК, был предоставлен ряд экономических (материальных) льгот - возможность получения продовольственных пайков, санаторно-курортного лечения, доступ к публикации научных материалов и т.д. Подобные преференции давали возможность плодотворно заниматься научно-педагогической деятельностью. Однако членство в профессиональной организации напрямую или косвенно включало каждого в пропагандистскую и идеологическую работу с различными группами населения, прежде всего - со студенчеством. Одновременно на протяжении 1920-х гг. научное сообщество поэтапно утрачивало возможность самостоятельно принимать решения, связанные с деятельностью высшей школы, возможно формально, но, тем не менее, приняв идеологическую установку советской власти [2; 3; 6].

. На протяжении 1920-х гг. под постоянным контролем со стороны партийно-государственных органов власти происходили решительные изменения организации учебного процесса. Поиск оптимальных решений организации учебного процесса не дал того результата, на который, несомненно, рассчитывало руководство страны. Негативные последствия непродуманной ломки учебных планов и применения «активных» методов обучения к началу 1930-х гг. стали настолько очевидными, что пришлось отказаться от продолжения реформирования и вернуться к прежней системе преподавания. Однако социалистические ориентиры в подготовке «пролетарской интеллигенции» при всем этом еще более очерчивались [1; 5; 6; 7].

Рекомендации по практическому использованию результатов

Полученные результаты диссертации могут быть использованы в учебном процессе для подготовки учебно-методических материалов, лекционных курсов и семинаров по курсу «Университетоведение», а также при проведении обобщающих исследований социальной истории СССР и истории высшей школы. Сделанные оценки и выводы будут полезными в практике проведения модернизации различных сторон деятельности современной высшей школы Республики Беларусь.


СПИСОК ПУБЛИКАЦИЙ СОИСКАТЕЛЯ


Статьи в научных журналах и сборниках научных трудов


1. Петаченко, Г.А. Поиск оптимальных решений организации учебного процесса в советской высшей школе во второй половине 20-х - начале 30-х годов. / Г.А. Петаченко // Гiсторыя: праблемы выкладання. - 2007. - № 6. - С. 23-26.

. Петаченко, Г.А. Высшая школа как зеркало перемен / Г.А. Петаченко // Беларуская думка. - 2007. - № 12. - С. 84-90.

. Петаченко, Г.А. Проблемы жилищных прав научных работников РСФСР в 1920-х гг. / Г.А. Петаченко // Веснік БДУ. Сер. 3. Гісторыя, філасофія, псіхалогія, паліталогія, сацыялогія, эканоміка, права. - Минск : БГУ, 2010. - С. 22-25.

. Петаченко, Г.А. Быт советского студенчества на страницах молодежных изданий 1920-х - нач. 1930-х гг. / Г.А. Петаченко // Российские и славянские исследования: науч. сб. Вып. 5 / редкол.: А.П. Сальков, О.А. Яновский (отв. редакторы) [и др.]. - Минск : БГУ, 2010. - С. 75-80.


Материалы конференций


5. Петаченко, Г.А. «Шефработа» студентов комвузов в деревне в 1920-е гг. / Г.А. Петаченко // Государственная власть и крестьянство в XX - начале XXI века : сборник статей. Ч. 1. - Коломна, 2007. - С. 178-182.

. Петаченко, Г.А. Подготовка кадров в условиях формирования идеологических основ советской высшей школы (1922-1931гг.) / Г.А. Петаченко // Международная научно-практическая конференция «Социокультурные трансформации в России: исторический опыт, проблемы, перспективы», посвященная 60-летию университета: сборник статей. - Армавир, 2008. - С. 84-86.

. Петаченко, Г.А. Организация учебного процесса в советской высшей школе в 1920-е. годы / Г.А. Петаченко // Историческое образование в высшей школе: формирование специалиста и гражданина: Материалы Всероссийской научно-практической конференции, Казань, 9-10 декабря 2010 г. / отв. ред. Г.П. Мягков, Р.А. Набиев. - Казань : Казан. ун-т, 2010. - С. 88-91.

. Петаченко, Г.А. Повседневные практики и модели поведения советского студенчества в годы Нэпа (1921-1928) / Г.А. Петаченко // Социалистический город и социокультурные аспекты урбанизации: сборник материалов международной научной конференции. Магнитогорск : МаГУ, 2010. - С. 37-47.

. Петаченко, Г.А. Бытовые студенческие объединения в РСФСР в 1920-е гг. / Г.А. Петаченко // Теоретико-прикладные аспекты социально-экономического и политического развития стран Центральной Азии и СНГ: сборник материалов междунар. науч.-практ. конф. / под ред. М.С. Бесбаева, С.А. Жакишевой. - В 3-х томах. - Т. 2. - Алматы : Центр оперативной печати КазАТиСО, 2012. - С. 112-119.


Справочно-библиографические пособия


10. Петаченко, Г.А. «Советское государство и общество в годы НЭПА (1921-1928). / Г.А. Петаченко / «Современная историография новейшей истории России и истории СССР»: справ.-библиог. пособие для студентов ист. специальностей; под ред. В.И. Меньковского. - Минск : РИВШ, 2007. - С. 67-89.

. Петаченко, Г.А. «Советское государство и общество в годы НЭПА (1921-1928). / Г.А. Петаченко / «Современная историография новейшей истории России и истории СССР»: справ.-библиог. пособие для студентов ист. специальностей; под ред. В.И. Меньковского. В 2-х ч. - Минск, РИВШ, 2009. - С. 104-138.


Рецензии


12. Петаченко, Г.А. Рец. [А.Н. Еремеева. Российские ученые в условиях социально-политических трансформаций ХХ века. Курс лекций. СПб. : Нестор, 2006] / Г.А. Петаченко, В.И. Меньковский // Веснік БДУ. Сер. 3. Гісторыя, філасофія, псіхалогія, паліталогія, сацыялогія, эканоміка, права. - 2007. - № 1. - С.132-133.


РЕЗЮМЕ


Петаченко Григорий Алексеевич

Пролетаризация советской высшей школы 1918-1929 гг.

Ключевые слова: пролетаризация, высшая школа, студенчество, учебный процесс, интеллигенция, профессорско-преподавательский состав.

Цель работы: определение сущности и основных направлений пролетаризации советской высшей школы в общественно-политических условиях 1918-1929 гг., выявление степени влияния внеучебной жизни студенчества и профессорско-преподавательского состава на подготовку кадров новых, идейно убежденных специалистов.

Методы исследования: общенаучные методы (исторический, логический, метод классификации), специально-исторические методы (историко-генетический, сравнительный, типологический), сопредельных наук (структурно-функциональный, иллюстративный, статистический, биографический, метод аналитической индукции).

Полученные результаты и новизна: впервые подвергнуты исследованию те направления и формы пролетаризации советской высшей школы, которые, по нашему мнению, более всего могли обеспечить формирование нового студенчества и профессорско-преподавательского состава в стремительно изменявшихся социально-политических условиях. Они стали проявлением как продуманной властной политики, так и были спонтанными, рождались по инициативе самих студентов и преподавателей.

Рекомендации по использованию: выводы диссертационного исследования могут быть использованы в учебном процессе для подготовки учебно-методических материалов, лекционных курсов и семинаров по курсу «Университетоведение».

Область применения: полученные результаты возможно использовать для обобщающих исследований социальной истории и истории высшей школы СССР 1920-х гг., в практике проведения модернизации современной высшей школы Республики Беларусь.


РЭЗЮМЭ


Петачэнка Рыгор Аляксеевіч

Пралетарызацыя савецкай вышэйшай школы (1918-1929 гг.)

Ключавыя словы: пралетарызацыя, вышэйшая школа, студэнцтва, навучальны працэс, інтэлігенцыя, прафесарска-выкладчыцкі склад.

Мэта працы: вызначэнне сутнасці і асноўных накірункаў пралетарызацыі савецкай вышэйшай школы ў грамадска-палітычных умовах 1918-1929 гг., выяўленне ступені ўплыву пазавучэбнага жыцця студэнцтва і прафесарска-выкладчыцкага складу на падрыхтоўку кадраў новых, ідэйна перакананых спецыялістаў.

Метады даследавання: агульнанавуковыя метады (гicтарычны, лагічны, метад класіфікацыі), спецыяльна-гістарычныя метады (гісторыка-генетычны, параўнальны, тыпалпгічны), сумежных навук (структурна-функцiанальны, iлюстратыўны, статыстычны, бiяграфiчны, метад аналiтычнай iндукцыi).

Атрыманыя вынікі і навізна: упершыню падвергнуты даследаванню тыя напрамкі і формы пралетарызацыі савецкай вышэйшай школы, якія, на нашу думку, больш за ўсё маглі забяспечыць фарміраванне новага студэнцтва і прафесарска-выкладчыцкага складу ў імкліва змяняўшыхся сацыяльна-палітычных умовах. Яны сталі праявай як прадуманай ўладнай палітыкі, так і былі спантаннымі, нараджаліся па ініцыятыве саміх студэнтаў і выкладчыкаў.

Рэкамендацыі па выкарыстанню: высновы дысертацыйнага даследавання могуць быць выкарыстаны ў навучальным працэсе для падрыхтоўкі вучэбна-метадычных матэрыялаў, лекцыйных курсаў і семінараў па «Універсітэтазнаўства».

Вобласць ужывання: атрыманыя вынікі магчыма выкарыстоўваць для абагульняючых даследаванняў сацыяльнай гісторыі і гісторыі вышэйшай школы СССР 1920-х гг., у практыцы правядзення мадэрнізацыі сучаснай вышэйшай школы Беларусі.


Grigory of the Soviet higher school (1918-1929 ss.)

Key words: proletarianization, higher school, the students, educational process, intelligentsia, academic teaching staff. aim of the research is to define the essence and main directions of the proletarianization of the Soviet higher school in the socio-political conditions of 1918-1929, and to find out the level of influence of students and teaching staffs daily life on the preparation of the ideologically faithful specialists. methods of the research are general scientific methods (historical, logical, classification method), special historical methods (historical-genetic, comparative, typological), adjacent sciences (structural, functional, and illustrations, statistics, biographical, the method of analytical induction).

The obtained results and novelty: for the first time the directions and the forms of the proletarianization that, in our opinion, could provide the most effective ways of the formation of the new students and teaching staff in the rapidly changing socio-political conditions were explored. They were the result of both the thoughtful policy of the authorities and spontaneous initiative of students and teachers. for the use: the results of the dissertation can be used in the teaching process for the preparation of the educational materials, lectures and seminars on Universitetovedenie (a discipline that deals with the history and contemporary development of the world universities and higher education).

Тhe field of application: The obtained results can be used for the comprehensive research on social history and history of the Soviet higher school in the 1920-s., in practice the modernization of contemporary higher school of the Republic of Belarus.


Теги: Пролетаризация советской высшей школы (1918–1929 гг.)  Другое  История
Просмотров: 27874
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Пролетаризация советской высшей школы (1918–1929 гг.)
Назад