Парламентская деятельность конституционно-демократической партии в Государственной Думе четырех созывов

ОГЛАВЛЕНИЕ


Введение

Глава I. Формирование партии «Народной свободы»

.1 Роль лидеров КДП в формировании либеральной партии.

.2 Программа Конституционно-демократической партии

Глава II. Парламентская деятельность партии конституционных демократов в 1906 - 1907 гг.

.1 Роль кадетов в Первой думе

.2 Кадеты и тактика «бережения» Второй думы

Глава III. Парламентская деятельность КДП в III и IV Государственных думах

.1 Октябристско-кадетский блок в Третьей думе

.2 Четвертая дума и рост оппозиционности кадетов

Заключение

Список использованной литературы и источников


Введение


Актуальность. Многопартийный парламент - неотъемлемая часть жизни современного общества. Его работа во многом определяет общее направление деятельности всех властных структур, уровень политической культуры, формы взаимодействия власти и общества, которые складывались на протяжении длительного периода времени. В последние годы возрос интерес исследователей к истории российского парламента, к деятельности участвовавших в его работе политических партий. В этой связи обращение к истории кадетской партии - одной из наиболее многочисленных и влиятельных политических сил, носительнице идеалов переустройства России на либеральных началах, представляется чрезвычайно актуальным.

Существенные изменения, произошедшие в общественно-политической и экономической сфере жизни российского общества в начале XX века, обусловили повышенное внимание к событиям рассматриваемого периода. На наш взгляд, работа как парламента в целом, так и входивших в ее состав различных политических партий, в частности, должны быть тщательно изучены.

Исторический опыт, как позитивный, так и негативный, выстраивания диалога между партией, имеющей значительное представительство в парламенте, с другими политическими силами, органами исполнительной власти, обществом в целом имеет и определенное практическое значение. Обращение к нему будет полезно современным политическим объединениям в их парламентской работе. Значимым является опыт парламентской деятельности партии конституционных демократов (кадетов).

Историографический анализ. Отечественная историография изучения либеральных партий прошла в своём развитии три периода: время от возникновения партии до 1917 г.; советский период; с 90-х гг. прошлого столетия по настоящее время.

Для дореволюционных авторов было характерно отношение к земской среде как сосредоточению прогрессивной, оппозиционной мысли. Толчком к образованию партий признавалось опубликование «Высочайшего Манифеста» (И.П. Белоконский, 1914 г.; Н.И. Иорданский, 1905 г) .

Главным в работах представителей кадетской партии была проблема борьбы либералов с правительством, защита программы своей партии. Трагедию русского либерализма, П.Н. Милюков видел в неуступчивости со стороны царской власти, отвергшей все старания кадетов предотвратить «революционную катастрофу».

В.А. Маклаков обвинял кадетов в радикализме и нежелании сотрудничать с исторической властью, что в конечном итоге привело к развалу государства и установлению диктатуры большевиков. В публикациях П.Б. Струве раскрываются задачи партии по предотвращению революции, переводу ее в мирное русло, даются объяснения по тактическим вопросам партии.

Политические противники партии кадетов, социал-демократы: В.И. Ленин, Г.В. Плеханов, Л.Д. Троцкий и др. негативно оценивали деятельность партии, критикуя её за буржуазность и контрреволюционность. Н.В. Романов оценивал кадетов как партию подверженную «во многих своих позициях колебаниям», что отражалось на её социальном составе, на вопросе о земле и на ряде иных программных установок.

Меньшевистские публицисты отмечали, что кадетская партия на первом этапе своей деятельности проводила политику в поддержку освободительного движения, но после разгона I Думы стала бороться не только против царизма, но и против революции.

В работах правых противников кадетов содержится критика в адрес партии, в частности Н.П. Васильев считает, что их деятельность была направлена на подрыв государства, а В.А. Бобринский особенно отмечает их революционность.

На развитие историографии дореволюционного этапа оказало влияние идейное противостояние участников политических событий 1906-1917 гг. В связи с этим отличительной чертой данных работ является прямая зависимость точек зрения авторов от идеологических установок тех политических сил, к которым они принадлежали. Несмотря на значительный объем дореволюционных трудов, ряд важных аспектов не затрагивался. Так, практически не был актуализирован вопрос о механизме взаимодействия ЦК партии кадетов и их фракции в Государственной Думе, о методах, с помощью которых ЦК осуществлял руководство фракцией и процессе их выработки.

Советский этап развития историографии характеризуется высокой степенью влияния идеологии на историческую науку, что накладывало определенный отпечаток на изучение рассматриваемой проблемы. После октября 1917 г. на долгие годы для советских историков определяющим фактором в понимании роли и места кадетов в политической жизни России стали оценки Партии народной свободы, как партии врагов народа. По этой причине многие события и явления в истории дореволюционной России освещались несколько однобоко. Однако и в условиях жесткого диктата, историки находили возможности продолжать исследования по истории непролетарских партий, безусловно, с учетом цензурных ограничений.

Среди работ рубежа 1920-х - 1930-х гг. стоит отметить статью Б.Б. Граве. В данной статье впервые были опубликованы материалы ЦК кадетской партии, которые ясно давали представление о значимости думского аспекта в деятельности этой политической партии. Возрождение интереса советских историков к непролетарским партиям произошло на волне «оттепели» (конец 1950-х - первая половина 1960-х гг.). Очень интересна работа С.М. Сидельникова, посвященная анализу деятельности конституционно-демократической партии во время выборов в Государственную Думу первого созыва. В ней автор постарался воздерживаться от необоснованных выпадов в адрес партии кадетов, хотя выстраивал свое исследование на основе ленинских оценок деятельности Госдумы.

Аспекты деятельности кадетов в Госдуме анализируются в работах К.Ф. Шацилло. В своих работах он показывает корни, формирование и основные характеристики нового либерализма. Автор пришел к выводу, что после появления журнала «Освобождение» началось развитие «нового» либерализма и после 1902 г. в центре либерального движения находилась буржуазная интеллигенция. Необходимо отметить исследование Е.Д. Черменского, где рассматривался широкий круг вопросов от процесса формирования кадетской партии, ее программных и тактических установок до ее взаимоотношений с царским правительством .

В 1980-е гг. заметно расширилась сфера возможностей ученых, разрабатывавших данную проблематику. Отечественные историки стремились переосмыслить ряд важнейших выводов своих предшественников о роли и месте кадетов в общественном движении начала ХХ в, их взаимоотношений с представителями иных политических сил страны, их отношение к важнейшим проблемам современности - самодержавию, аграрному вопросу, национальным и религиозным проблемам, стоящим перед Россией .

В монографии В. В. Шелохаева «Кадеты - главная партия либеральной буржуазии в борьбе с революцией 1905-1907 гг.» предпринята попытка систематизировать сведений о социальном составе членов ЦК кадетской партии, ее местных организациях и комитетах, затронуты особенности ее идейно-агитационной борьбы .

При оценке научного уровня и ценности работ советского периода необходимо учитывать комплекс известных факторов политического и идеологического характера, которые не давали авторам возможность объективного исследования реального места, роли, сущности и значимости разработок либерализма, а также реалий деятельности Госдумы. Проблема заключалась в навязанной официальными властями идеологической ангажированности, предполагающей внутреннюю самоцензуру.

В конце 1980-х гг., когда советское общество переживало кризисные времена, находясь в поиске объективных оценок своего прошлого, начался новый период в изучении российского либерализма и проектов реализации идей и установок его основных течений. Важной особенностью данного периода являлся отход от исключительно негативной оценки в рассмотрении деятельности кадетов, присущей советской историографии.

Заметное место среди научных работ, опубликованных в постсоветский период, занимают труды В.А. Кувшинова. В этих работах были рассмотрены и изучены процессы образования и становления, участие комитетов партии кадетов в проведении избирательных кампаний по выборам депутатов Госдумы всех четырех созывов, вопросы их взаимоотношений с органами местной власти, специфика работы местных кадетских организаций в свете действия положений избирательного закона от 3 июня 1907 г.

И.К. Пантин в своих работах анализировали те особенности русского либерализма, в силу которых он не смог закрепиться в России: отсутствие у либералов прочной социальной поддержки в обществе, принцип монархизма, слабость позиций гражданских свобод в обществе.

Большой интерес представляет труд русского ученого-эмигранта В.В. Леонтовича по истории либерализма в России. Исследователь акцентирует внимание на том большом, по его мнению, влиянии, которое оказала на развитие российского либерализма западная общественно-политическая мысль. Как утверждал Леонтович, у русского либерализма не было важнейших исторических корней, которые были у западного либерализма.

Обострился интерес к изучению парламентской деятельности в последнее десятилетие. Одной из новейших работ по рассматриваемой проблеме является монография Л.В. Балтовского «Политическая доктрина конституционных демократов» содержащая анализ идей и концепций ведущих представителей Конституционно-демократической партии. Автором предпринята попытка исследовать различные аспекты и основные составляющие политической программы кадетов в сравнении с идейными платформами других партий и организаций того времени.

Объектом дипломной работы является конституционно-демократическая партия.

Предмет составляет парламентская деятельность конституционно-демократической партии в Государственной Думе четырех созывов.

Хронологические рамки работы охватывают период с 1904-1905 гг. по начало 1917 г. Нижняя граница определена периодом начала формирования политических партий (в частности партии кадетов), верхняя граница - временем окончания работы Государственной Думы и запретом деятельности партии конституционных демократов.

Цель исследования: определение основных способов борьбы конституционно-демократической партии за политическую власть.

Для реализации поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

.рассмотреть историю формирования партии: лидеры, программа тактика;

.проанализировать парламентскую деятельность партии конституционных демократов в 1906 - 1907 гг. (рассмотреть роль кадетов в Первой думе, тактику «бережения» Второй думы);

.рассмотреть парламентскую деятельность КДП в 3-ей и 4-ой думе (рассмотреть октябристско-кадетский блок в Третьей думе; рост оппозиционности кадетов в Четвертой думе).

Методологическая основа. С целью обеспечения объективности исследования в рамках дипломной работы использовался принцип историзма, с учетом возможной политической ангажированности использовавшихся источников, особенно документов политических партий. Были использованы такие методы исторического анализа, как хронологический, компаративный (сравнительно-исторический), ретроспективный,.

Анализ источников. Дипломная работа выполнена на основе комплекса исторических источников, включающих опубликованные документы и мемуарную литературу.

До революции 1917 г. был издан и ряд документов партии кадетов, в том числе данные об избирательных кампаниях, воззвания кадетов к различным слоям населения России. Доступ к этим работам был осуществлен благодаря интернету.

Важным вкладом в развитие и изучение истории партии кадетов было опубликование архивных материалов с протоколами ЦК кадетской партии. В своих воспоминаниях князь П.Д. Долгоруков писал: «Интересный исторический материал представляли бы протоколы заседания (ЦК), если они сохранились... В них запечатлелись тогдашние события в переживаниях политического центра» .

Опубликованные источники дают реальную возможность воссоздать, вплоть до мельчайших деталей и нюансов, объемную картину деятельности кадетской партии в Государственной Думе четырех созывов.

Продолжением фундаментального шеститомного издания протоколов ЦК кадетской партии явилась трехтомная публикация «Съезды и конференции Конституционно-демократической партии 1905-1920 гг.» .

Важную группу опубликованных источников составляют мемуары. При написании данной работы были использованы воспоминания лидеров кадетской партии: А.А. Кизеветтера, В.А. Маклакова, П.Н. Милюкова.

Большое значение для исследования представляют мемуары С.Ю. Витте и В.Н. Коковцова, поскольку в них отражается позиция представителей правящих кругов Российской империи по отношению как к политической ситуации в стране, так и к политическим партиям России начала XX века .

Значение мемуаров состоит в том, что они значительно дополняют сведения о конкретных исторических фактах, скупо отраженных в иных источниках, передают колорит эпохи, дают авторскую интерпретацию событий. Анализ документов личного характера служит важным дополнением к общей массе источников, повышая репрезентативность источниковой базы.

Рассмотренная научная литература и источники дают возможность раскрыть поставленные цель и задачи дипломной работы.

Структура дипломной работы. Работа состоит из введения, основной части, заключения, списка использованных источников и литературы


Глава I. Формирование партии «Народной свободы»


1.1 Роль лидеров КДП в формировании либеральной партии


Конституционно-демократическая партия, с января 1906 г. к своему основному названию добавившая новое - партия «Народной свободы», представляла собой левый фланг российского либерализма. Она была одной из крупнейших и наиболее влиятельных политических организаций досоветской России. Образованная на своем I съезде 12-18 октября 1905 г. в Москве, к весне следующего, 1906 г. она насчитывала в своих рядах более 50 тыс. членов. Кадеты, чьим идеалом политического устройства являлась парламентарная конституционная монархия английского типа, явились серьезной политической оппозицией самодержавию. Представители этой партии доминировали в первых двух Государственных думах, выступили ядром образованного в августе 1915 г. «Прогрессивного блока». Своей оппозиционной деятельностью они внесли определенный вклад в расширение фронта борьбы против царского режима и тем способствовали его падению. В качестве членов кабинета Временного правительства кадеты стояли у истоков российской демократической государственности.

Особая роль конституционных демократов в развитии русской политической культуры. Это неудивительно, если учесть, что курс этой партии определяли виднейшие представители российской интеллигенции. Среди кадетов было довольно много профессоров крупнейших российских университетов, популярных адвокатов, видных ученых-историков, правоведов, экономистов, земских и общественных деятелей, литераторов и публицистов. Социальное лицо кадетской партии определялось преимущественно интеллигенцией и либеральным поместным дворянством.

Формирование партии «Народной свободы» неразрывно связано с именем Павла Николаевича Милюкова. Он являлся лидером партии, её главным теоретиком и стратегом, а с 1907 г. занял пост председателя ЦК кадетской партии.

Он родился в семье московского архитектора в 1859 г. Образование получил в Московском университете на историко-филологическом факультете. Его учителями были историки с мировым именем П.Г. Виноградов и В.О. Ключевский. В 1892 г. Милюков защитил диссертацию на степень магистра истории, но в 1894 г. был уволен из университета за участие в освободительном движении и выслан в административном порядке в Рязань.

После окончания срока ссылки в 1897 г. Милюков эмигрировал за границу. Он работал профессором русской истории в Софийском университете. Выступал с лекциями по истории общественного движения России в Чикагском и Бостонском университетах. Вернувшись в 1899 г. в Петербург, он участвовал в идейно-политической борьбе, которая происходила в то время между марксистами и народниками. За пропаганду либеральных взглядов, лекции «тенденциозного содержания» ему неоднократно запрещали преподавательскую работу.

В 1901 г. Милюков вновь уехал за границу. Он был широко известен в кругах западноевропейской общественности как крупный историк и политический деятель. За границей он встречался с лидерами различных политических партий - П.А. Кропоткиным, Е.М. Брешковской, В.М. Черновым, В.И. Лениным, а также со многими общественными и политическими деятелями Америки, Англии, Франции, Балканских стран.

В апреле 1905 г. Милюков возвратился в Россию и полностью погрузился в дело создания либеральной партии. Он стал идейным вдохновителем и основателем партии «Народной свободы», редактором её центрального печатного органа - газеты «Речь». П.Н. Милюков сыграл огромную роль в процессе объединения «Союза земцев-конституционалистов» и «Союза освобождения». Умело руководил кадетской фракцией во всех четырех Думах, хотя не являлся членом первых двух Дум. Он определял думскую тактику партии, руководил компанией по выборам в Думу. После Февральской буржуазно-демократической революции 1917 г. вошел во Временное правительство, был министром иностранных дел. В 1922 г. эмигрировал из России.

Одним из лидеров партии «Народной свободы» являлся князь Дмитрий Иванович Шаховской.

Он родился в 1861 г. в княжеской семье. В 1880 г. окончил Варшавскую гимназию и поступил на историко-филологический факультет Московского университета, однако вскоре перевелся в Петербургский университет. Именно годы обучения в университете стали временем формирования мировоззрения Шаховского. Он являлся членом возникшего в середине 1880-х гг. кружка, который объединил цвет молодой российской интеллигенции. В столице Шаховской был дважды арестован за участие в студенческом движении. В 1884 г. окончил университет и занялся практической работой в земстве: занимался земской статистикой, а также заведовал начальным образованием в Тверской губернии.

В 1902 г. Д.И. Шаховской был одним из основателей либеральной организации «Союз освобождения», принимал активное участие в издании журнала «Освобождение». Он являлся сторонником объединения либеральных земцев с демократически настроенной интеллигенцией. В 1905 г. Шаховской был в числе создателей Конституционно-демократической партии (партии «Народной свободы»). В дальнейшем активно занимался партийной деятельностью (был заместителем председателя ЦК партии, а также секретарем ЦК). В 1906 г. был избран в I Государственную Думу, где занял должность секретаря. После ее роспуска Шаховской подписал Выборгское воззвание, за что был приговорен к трем месяцам тюрьмы и был отстранен от участия в выборах. Тем не менее, он продолжил заниматься активной партийной деятельностью.

После Февральской буржуазно-демократической революции 1917 г. Д.И. Шаховской являлся членом исполкома Московского комитета общественных организаций. В период с 5 мая по 2 июля 1917 г. занимал должность министра государственного призрения во Временном правительстве.

После октября 1917 г. он был одним из организаторов антибольшевистских организаций «Союз возрождения России» и «Всероссийский национальный центр». Был арестован, но вскоре отпущен. В 1939 г. был арестован по обвинению в антисоветской деятельности и расстрелян.

Весомый вклад в формирование и развитие партии «Народной свободы» внесли такие деятели либерального движения, как В.Д. Набоков, братья князья Павел и Петр Долгоруковы, академик В.И. Вернадский, профессора С.А. Муромцев, В.М. Гессен, А.А. Корнилов, академик П.Б. Струве и др.

По своему типу партия кадетов приближалась к западноевропейским парламентским партиям. Особенностью мировоззрения конституционных демократов являлось стремление поставить во главу угла то, что сегодня называется правами человека. Именно из-под пера кадетского автора (С.Л. Франка) вышел «Учредительный закон о вечных и неотъемлемых правах российских граждан», конструировавший идеальную модель правового государства. Раздел «Основные права граждан», открывавший кадетскую программу, сохранялся в ней на всем протяжении существования партии без каких-либо существенных изменений.

Важным этапом на пути формирования кадетской партии явилось создание в июле и ноябре 1903 г. «Союза освобождения» и «Союза земцев-конституционалистов».

В 1902 г. в Штутгарте начал выходить журнал «Освобождение», вокруг которого объединились сторонники идеи конституционной России. В качестве редактора был приглашен П.Б. Струве - бывший «легальный марксист». Первый номер журнала вышел 18 июня 1902 г. с программным заявлением П.Н. Милюкова «От русских конституционалистов», в котором подчеркивалось: «Отличие нашего органа от других заграничных изданий заключается в том, что мы предлагаем объединить все группы русского общества, которые не имеют возможность найти исход своему возмущенному чувству ни в классовой борьбе, ни в революционной борьбе».

Журнал выходил до октября 1905 г. и свою задачу консолидации сил русского либерализма выполнил. На его страницах были сформулированы программные требования либералов: конституционная монархия; созыв бессословного народного представительства «с правами высшего контроля, законодательства и утверждения бюджета»; установление личной свободы; равенство всех граждан перед законом; свободы печати, собраний и союзов. Провозглашался исключительно мирный, эволюционный путь развития. Разделявшие позицию журнала деятели земства и представители интеллигенции начали подготовительную работу по созданию политической организации, важным моментом в которой стало совещание 20-22 июля в Шафгаузене (Швейцария), на котором было решено учредить «Союз освобождения». В ходе подготовки I съезда часть правых земцев, не согласных с «демократической» направленностью новой организации, 8 ноября 1903 г. учредила «Союз земцев-конституционалистов».

Учредительный съезд «Союза освобождения» прошел 3-5 января 1904 г. в Петербурге. На нем присутствовало 48 человек из 22 города. Съезд принял программу, сформулированную «Освобождением», дополнив ее требованием всеобщего, равного, тайного избирательного права и права наций на самоопределение. В Уставе «Союза» отмечалось, что он является «добровольной федерацией самоуправляющихся организаций и групп местного, профессионального и смешанного типа», то есть организацией переходного типа на пути к политической партии.

Вначале 1904 г. либералы - «освобожденцы» провели в Париже совещание с эсерами и национальными группами социал-демократии. На этом совещании были сформулированы общие требования: свержение самодержавия, установление «свободного демократического правления», право наций на самоопределение.

Особенно выросла активность либералов к концу 1904 г. В честь юбилея судебной реформы 1864 г. ими была проведена «банкетная компания»: на торжественных обедах с речами принимались резолюции, содержавшие требования либеральных реформ. Либералы провели около 120 банкетов и собраний в 34 городах, в ходе которых выдвигались требования политических свобод, введения института представительства, ответственности министров перед законом. В этих мероприятиях участвовали более 50 тыс. человек.

«Союз освобождения» и «Союз земцев-конституционалистов» объединились в августе 1905 г. в так называемую Соединенную комиссию для выработки единой партийной платформы и подготовки партийного съезда.

Предварительный вариант программы был обсужден на съезде земских и городских деятелей, состоявшемся в Москве 12-15 сентября 1905 г. За основу была принята программа «Союза Освобождения».

Учредительный съезд кадетской партии состоялся 12-18 октября 1905 г. в Москве. Он избрал Центральный комитет (ЦК), состоявший из двух отделов: Петербургского и Московского. Главными функциями Петербургского отдела являлись: дальнейшая разработка партийной программы, законопроектов для внесения в Государственную думу, руководство думской фракцией. Московский отдел в основном занимался организационной, агитационно-пропагандистской и издательской деятельностью. В целом ЦК контролировал выполнением решений съездов, конференций, руководил партийным строительством на местах, периодически созывал совещания с представителями губернских комитетов, определял тактическую линию партии на текущий момент.

Первым председателем ЦК кадетов стал крупный землевладелец, князь П.Д. Долгоруков, его заместителями - профессор права В.Д. Набоков и адвокат Н.В. Тесленко.

Определяя место кадетов в системе политических партий, их лидер П.Н. Милюков заявил на съезде, что «кадеты отмежевываются справа от помещиков и капиталистов, отстаивавших свои узкоклассовые интересы, а также слева - от революционных партий, выступающих за вооруженное восстание и демократическую республику».

«Партия «конституционная» не должна была быть «республиканской» - это первое. Партия «демократическая» не должна была быть «социалистической» - это второе. За эти границы мы должны были сражаться».

Милюков заявил, что кадетская партия является внеклассовой и ее характер соответствует «традиционному настроению русской интеллигенции», отражающему состояние русского либерализма, который был «скорее интеллектуальный, чем буржуазный».

Идея необходимости создания либерально-реформистской партии особенно остро назрела во второй половине 1905 г., в разгар революционных выступлений масс и активизации социалистических партий, грозящих обществу социальным переворотом. Близкий к либеральным кругам граф Ф.Д. Толстой писал в декабре 1905 г. в Лондон министру иностранных дел С.Д. Сазонову: «После 17 октября общество и правительство оказались лицом к лицу с организацией, и притом отличной, только одних крайних партий, все же остальное бродило вразброд, не сознавая даже той опасности, которая грозила им со стороны «сознательного пролетариата». Только после того, как общество почувствовало неумолимую тиранию всяких союзов социал-демократов и социал-революционеров и прочих, оно начало понимать, что надо организоваться и самим спасать свою шкуру от сильных своей организацией и верой в свои идеалы социалистов всех фракций».

И действительно, если до октябрьской всеобщей стачки и Манифеста 17 октября либеральная оппозиция симпатизировала и поддерживала революционеров и даже участвовала в первой межпартийной конференции (30 сентября - 4 октября 1904 г.) оппозиционных партий в Париже, где взяла на себя обязательство принимать участие в организации студенческих беспорядков, аграрных волнений и противоправительственных демонстраций среди рабочих на фабриках и заводах, то после принятия революционным движением ожесточенной формы, вылившейся в декабрьское вооруженное восстание, позиция либералов резко изменилась. Кадеты осудили восстание, как насильственную форму изменения существующего строя.

Являясь эволюционистами по своему мировоззрению, кадеты выступили принципиальными противниками насильственного переворота, считая его отклонением от нормального исторического развития. Это нашло отражение в их программе, принятой на I съезде кадетской партии в Москве в октябре 1905 г. и дополненной на II съезде, состоявшемся здесь же 5-11 января 1906 г.

Партия была многонациональной: наряду с русскими в ней состояли грузины, евреи, немцы, поляки, татары и другие национальности. Сведения о её численном составе неточны. В отчете ЦК указывалось, что в условиях полулегального существования вести учет количества членов партии трудно. Сами кадеты считали, что в годы революции 1905 - 1907 г. в их партии было 70-100 тыс. членов. Некоторые историки не согласны с этим показателем и называют 60 тыс. человек.


1.2 Программа Конституционно демократической партии

кадет дума конституционный демократический

Основные задачи и перспективы деятельности кадетов нашли свое отражение в программе, которая вобрала в себя многие идеи передовой европейской либеральной мысли. Милюков дал ей высокую оценку в своей вступительной речи на Учредительном съезде: «Наша программа является, несомненно, наиболее левой из всех, какие предъявляются аналогичными нам политическими группами Западной Европы. Этот характер программы может быть не оценен по достоинству в момент такого высокого напряжения общественных сил, какой мы сейчас переживаем, но он без сомнения, будет оценен впоследствии». Программа кадетской партии состояла из восьми разделов и затрагивала практически все сферы общественно-политического и социально-экономического устройства России.

Кадеты считали капитализм наиболее оптимальным вариантом общественного прогресса. Они выступали против насильственных социальных переворотов за эволюционное развитие общества. Отвергая идею социальной революции, кадеты признавали возможность в некоторых случаях политической революции. По мнению кадетских теоретиков, политическая революция необходима лишь тогда, когда она берет на себя решение объективно назревших исторических задач, которые не в состоянии решить существующая власть. Политическую революцию они рассматривали как следствие недальновидной политики правительства, его неспособности своевременно провести реформы.

На наш взгляд, нет необходимости подробно излагать содержание программы кадетов, поскольку эта работа довольно тщательно, хоть и в ленинском толковании, проделана советскими историками в многочисленной литературе. Остановимся на основных положениях программы, которая с точки зрения нынешней исторической эпохи, представляет большой интерес.

Если в первом проекте программы государственное устройство России не было четко определено, то в варианте, принятом на II съезде партии, было сформулировано, что «Россия должна быть конституционной и парламентской монархией. Государственное устройство России определяется Основным законом». Идеалом для кадетов был государственный строй Англии, сочетавший в себе демократию и парламентаризм с традиционным монархическим правлением. Однако, согласно утверждениям кадетских лидеров правого направления, царь должен был обладать равными с народным представительством правами, а как монарх, мог наложить вето на законопроекты, принятые Государственной Думой, руководить вооруженными силами, объявлять войну и заключать мир и т.д..

Парламент должен был состоять из верхней и нижней палаты. Верхняя палата, представленная социальными верхами, должна была корректировать решения нижней, представленной всеми слоями общества. Несколько «полевела» программа кадетов на II съезде, где были ограничены права монарха и признана возможность однопалатного парламента, «состоящего из представителей местного самоуправления реорганизованных на началах всеобщего голосования и распространенных на всю Россию». Народные представители при этом наделялись правом законодательной инициативы и правом привлечения к судебной ответственности отдельных министров за нарушение конституции. На январском съезде было внесено также требование созыва вместо Думы Учредительного собрания на основе всеобщего, равного и прямого голосования. Однако вскоре, отвечая требованиям большинства партий, оно было заменено «Думой с учредительными функциями».

Что касается исполнительной власти, то главным требованием кадетов было создание ответственного министерства, составленного Думой и подотчетного ей. Значительно расширялась, согласно кадетской программе, роль органов местного самоуправления земских собраний, городских и земских управ, и существенно ограничивалась роль губернаторов, сводившаяся к наблюдению за исполнением законов должностными лицами, правительственными учреждениями и органами местного самоуправления, а так же надзор за воинской повинностью.

На I всероссийском съезде партии правое крыло земцев-конституционалистов отклонило предложение П.Н. Милюкова и П.Д. Долгорукова принять за основу программу «Союза освобождения» с его требованиями Учредительного собрания, принудительного отчуждений частновладельческих земель, 8-часового рабочего дня и т.д.; впоследствии с определенными коррективами принятыми кадетами.

Большое место в кадетской программе занимал национальный вопрос. Программа по национальному вопросу, весьма осторожная, была подготовлена известным кадетом и общественным деятелем Ф.Ф. Кокошкиным. В ней речь шла об автономии Польши и предоставлении «особенного государственного положения» и восстановлении конституции Финляндии, но все это при условии сохранения единого государственного устройства и участии в центральном представительстве. На августовском съезде «Союза освобождения» Ф.Ф. Кокошкиным был представлен проект децентрализации России и образования областных автономий, но этот проект был отрицательно встречен большинством. По решению съезда, осуществление проекта отодвигалось до времени «после установления прав гражданской свободы и правильного народного представительства для всей империи», и причем не повсюду, а «по мере выяснения потребности местного населения и естественных границ автономных областей» . И даже при этих условиях предполагалось каждый раз «издание особого имперского закона об образовании той или иной автономной области» , что практически делало эту программу невыполнимой.

Главным требованием национальной программы кадетов было культурное самоопределение народностей, входящих в состав Российской империи, или национально-культурная автономия. Она включала в себя предоставление права каждой нации пользоваться родным языком во всех сферах общественной жизни, открытие учебных заведений на родном языке, развитие национальной культуры, искусства и т.п. При этом русский язык должен был оставаться языком всех центральных учреждений, армии и флота. Таким образом, идея единства и неделимости России являлась превалирующей в решении кадетами национального вопроса. Однако бывали и отклонения от общего правила. Известен такой факт. Накануне выборов в IV Государственную Думу в 1912 г. в Баку приехал П.Н. Милюков и выступил там с лекциями, где главное внимание было уделено национальному вопросу. Как метод решения вопроса Милюков выдвинул идею «государства национальностей» и заявил, что «Россия фактически не знала господствующей нации, до сих пор была лишь господствующая бюрократия». При этом он заметил, что в России возможно «широкое национальное самоопределение», которое полезно и для господствующей нации, но при условии замены бумажной конституции реальной, при фактическом участии народа в законодательных делах. Этот «реверанс» Милюкова в сторону прав национальностей, хотя и был тактическим приемом в предвыборной кампании но тем не менее являлся показателем изменившегося положения дел в национально-освободительном движении на окраинах империи, роста национального самосознания, создания национальных партий и т.п.

Что касается других пунктов кадетской программы, то особое внимание в них уделялось гражданским правам и политическим свободам. Прежде всего - это были требования равноправия граждан независимо от пола, вероисповедания и национальности, а также ликвидации сословных перегородок между дворянством, пролетарской прослойкой и крестьянством.

В аграрном вопросе, прежде всего это было требование принудительного отчуждения крупных и средних частновладельческих земель за выкуп, который должен был осуществляться частично за счет государства и частично за счет крестьян. Отчуждению не подлежали мелкие помещичьи землевладения и надельные крестьянские земли, а также земли, на которых были расположены фабрично-заводские предприятия и городские выгонные земли. Должен был быть создан государственный земельный фонд за счет государственных, удельных, кабинетских и монастырских земель . В аграрном вопросе, кадеты были сторонниками реформистского пути. Однако, в отличие от Столыпинской аграрной реформы, предполагавшей крутую ломку общественно-экономических отношений в деревне, они выступали за медленную эволюцию в сельском хозяйстве, не допускающую социального взрыва в крестьянской массе.

Таким же реформистским по духу было решение кадетами рабочего вопроса. Одним из главных его требований была свобода рабочих союзов, собрания и стачек.

Согласно проекту, разработанному П.Б. Струве, основную роль в рабочем движении должны были играть профсоюзы, которые имели бы статус юридического лица, обладающего правом заключения коллективного договора с предпринимателями. Взаимоотношения рабочих с предпринимателями подлежали регулированию согласительными комиссиями, примирительными камерами и т. п, которые способствовали бы мирному урегулированию спорных вопросов и предотвращению забастовок. В случае же возникновения стачек эти комиссии обязывались поддерживать порядок и не допускать насилия. Бросается в глаза схожесть этого пункта с меньшевистскими и проектам.

Важным пунктом в рабочей программе кадетов был вопрос о продолжительности рабочего дня. За основу был взят 8-часовой рабочий день. Но при этом присутствовала оговорка о немедленном осуществлении 8-часовой нормы рабочего дня только там, где она в данное время возможна и о постепенном введении ее в остальных производствах, что открывало пути отступления от программы.

Кадетские теоретики разработали обширную программу финансовых и экономических реформ. Её основные требования сводились к следующим положениям: создание при Совете министров специального органа для разработки перспективного плана развития всех отраслей народного хозяйства; пересмотр устаревшего торгово-промышленного законодательства и создание условий для свободы предпринимательской деятельности; пересмотр налоговой системы и сокращение непроизводительных расходов казны; расширение бюджетных прав Государственной думы и преобразование Государственного контроля; ликвидация или максимальное сокращение нерентабельного государственного хозяйства и распространение на казенные заводы всех налогов и повинностей; организация промышленного кредита и учреждение банка долгосрочного промышленного кредита и др. Эти разделы программы отражали интересы российской буржуазии и разделялись партиями октябристов и прогрессистов.

Специальный раздел кадетской программы был посвящен вопросам просвещения. В нем кадеты выступали за уничтожение всех ограничений при поступлении в школу, связанных с полом, национальностью и вероисповеданием. Также в этом разделе содержалось требование установления связи между различными ступенями школ для облегчения перехода от низшей ступени к высшей. Кадеты выступали за увеличение числа средних учебных заведений и понижение в них платы за обучение; введение всеобщего, бесплатного и обязательного обучения в начальной школе. Кадеты настаивали также на автономии университетов, свободе преподавания в высшей школе, свободной организации студенчества. В программе указывалось на необходимость устройства органами местного самоуправления, общеобразовательных учреждений для взрослого населения, народных библиотек народных университетов, развития профессионального образования.

В 1908 г. кадетские теоретики большое внимание стали уделять разработке внешне политической программы, суть которой сводилась к созданию «Великой России». Они выступали за последовательную внешнеполитическую ориентацию на страны западной демократии.

Таким образом, в кадетской программе нашли отражение общенациональные интересы демократического преобразования страны. Это была программа, направленная на создание правового демократического государства, в котором установятся гармоничные социальные отношения, будут созданы оптимальные условия для всестороннего развития личности.

Вплоть до 1917 г. кадетская программа включала 8 разделов. По решению IX съезда партии, проходившего в июле 1917 г., в нее вошли еще два - церковный и военно-морской. Общим для всех разделов программы кадетской партии было стремление радикально реформировать государственные и общественные институты России.

После февраля 1917г. настал звездный час для кадетской партии, которая фактически стала правящей. В это время к ней примыкают представители не только октябристов, но и консервативно-охранительных партий.

С приходом к власти в октябре 1917г. большевиков кадеты вошли в состав ряда организаций, начавших вести борьбу против нового правительства. Такие действия кадетов привели к тому, что Декрет СНК от 28 ноября 1917г. запретил их деятельность и поставил вне закона кадетскую партию. После разгона большевиками и левыми эсерами Учредительного собрания (январь 1918г.) репрессии против кадетов ужесточились, и в 1920 году их партия фактически была уничтожена.


Глава II. Парламентская деятельность партии конституционных демократов в 1906 - 1907 гг.


2.1 Роль кадетов в Первой думе


февраля 1905 г. император Николай II поручил министру внутренних дел А.Г. Булыгину подготовить проект закона. Данный закон должен был обеспечить «привлечение достойнейших, доверием народа облеченных, избранных от населения людей к участию в предварительной разработке и обсуждении законодательных предположений». По сути дела речь шла о создании законосовещательного органа, лишенного права принимать важные государственные решения. 6 августа законопроект об учреждении такого органа был подписан царем. Однако так называемая «булыгинская дума» так ни разу и не собиралась. Уже 17 октября, в условиях нарастания революционной активности в стране, Николай II издал Манифест, где объявил о созыве законодательной думы, наделенной гораздо более широкими полномочиями, нежели «булыгинская».

В соответствии с законом от 11 декабря 1905 г. избиратели были поделены на 4 курии: крестьянскую, рабочую, городскую и землевладельческую. Наибольшим весом, абсолютно не соотносившимся с ее численностью, обладала землевладельческая курия.

Выборы в I Государственную Думу растянулись на несколько месяцев, так что к моменту ее роспуска из 524 депутатов было избрано менее 490. Левые и крайне правые партии выборы бойкотировали.

Больше всего мест в I Государственной Думе - 176 - досталось кадетам. Октябристы получили 16 мандатов, трудовики - 97, социал-демократы (меньшевики) - 18. Беспартийные правые, близкие по своим политическим взглядам к кадетам, вскоре образовали фракцию прогрессистов, в которую вошли 12 человек. 70 мест контролировали национальные группы (польская, эстонская, литовская, латышская, украинская), иногда объединявшиеся в союз автономистов. Остальные депутаты определяли себя в качестве беспартийных. Председателем Думы стал кадет С.А.Муромцев.

Приступив к работе 27 апреля 1906 г., I Дума сразу же продемонстрировала свой радикальный настрой. С думской трибуны постоянно раздавались призывы к созданию нового правительства, наделению крестьян землей, введению всеобщего избирательного права. Пользуясь предоставленным ей правом обращаться с запросами в правительство, I Дума за 70 дней своего существования сделала более 300 таких запросов. Видя нежелание Думы конструктивно работать, министр внутренних дел П.А.Столыпин настоял на ее роспуске. 9 июля 1906 г. I Государственная Дума была распущена. Одновременно было объявлено о проведении новых выборов.

Наибольшее число мест в I Государственной Думе получила фракция кадетов (см. табл. 1).


Таблица 1

Распределение влияния фракций в I Государственной Думе

ФракцияКоличество депутатовКадеты176Октябристы16Трудовики96Социал-демократы (меньшевики)18Автономисты70Беспартийные100Прогрессисты12Итого488

Положение кадетской фракции в Думе не только открывало перед ними широкие возможности, но и накладывало большую меру ответственности за последствия каждого политического шага. Преддумская аналитическая работа позволила кадетам сразу выступить с рядом основополагающих законопроектов, в которых высказывались их взгляды на социально-экономическое и политическое реформирование Российской империи.

Реконструкцию законодательных инициатив кадетов, в которых их воззрения получили достаточное освещение, целесообразно, на наш взгляд, проводить по нескольким основным направлениям, ключевым из которых являлся аграрный вопрос.

. Аграрный вопрос. Аграрной проблеме кадеты уделяли очень много внимания. Если в программе кадетов, принятой на учредительном съезде, раздел, касающийся аграрного законодательства, достаточно краток, то впоследствии аграрный законопроект был разработан кадетами более детально. О деятельности кадетской партии в Думе в направлении разработки земельной реформы позволяет судить целый ряд источников:

) Проект закона «О мерах к расширению и улучшению крестьянского землепользования», внесенный кадетской фракцией в Государственную Думу;

) Объяснительная записка по проекту закона о мерах по расширению и улучшению крестьянского землевладения;

) Проект аграрной реформы, внесенный членом кадетской партии и фракции А.В. Васильевым;

) Общие положения аграрной реформы, принятые аграрной комиссией кадетской фракции;

) Заявление 42-х членов партии «Народной свободы» по аграрному вопросу, внесенное на рассмотрение Государственной Думы 8 мая 1906 года.

В введении к проекту закона «О мерах к расширению и улучшению крестьянского землепользования» отмечается, что «содействие правительства к приобретению закона на основании настоящего закона оказывается тем крестьянам и лицам других сословий, по своему быту не отличающихся от крестьян, для которых земледелие составляет основной источник средств к жизни и притом - лишь в мере действительной необходимости в видах удовлетворения насущных потребностей. Содействие это, оказывается через Главный Земельный Комитет и губернские и уездные земельные комиссии».

Кроме того, на те же учреждения возлагались дополнительные обязанности:

а) устранение чрезполосности крестьянских надельных земель с прилегающими владениями, общности пользования крестьян с частными владельцами и недостатков в расположении и очертации крестьянских наделов;

б) направление операций Крестьянского Поземельного Банка по содействию покупкам земель у частных владельцев теми крестьянами, которые не пользуются содействием правительства.

В I главе проекта (п. 4) определялись предельные размеры расширения крестьянского землевладения. Они должны были устанавливаться «по соображению с наличными, в каждой местности, запасами казенных удельных и частновладельческих земель, с качеством земель и с местными условиями крестьянского хозяйства», но не могли превышать, «даже для местностей с наибольшими запасами земли, высших, в каждой уезде, размеров высшего или указанного надела по местным положениям».

Ограничение размеров крестьянских землевладений по существу означало более длительную (некоторой аналогией которой может служить известный «прусский путь») земельную реформу, рассчитанную на несколько этапов.

Глава II проекта (п. 8) устанавливала, что для расширения землевладения крестьян обращаются прежде всего ближайшие к ним земли «из коих в первую очередь казенные и удельные, а также земли различных ведомств, монастырей, городских обществ и иных учреждений «за недостатком же их - земли частных владельцев всех сословий». Более того, п. 15 гласил: «Земли, на которых владельцами не ведется хозяйство за собственный счет, могут подлежать принудительному отчуждению...».

Имущественные права землепользователей и землевладельцев регулировались в главе IV: «Земли, приобретенные на основании настоящего закона, признаются собственностью приобретателей, причем, однако, недра этих земель остаются в распоряжении правительства».

Особое место в проекте занимает глава V «Об учреждениях по части расширения и улучшения крестьянского землевладения». Кадеты прекрасно осознавали важность того, как и кем будут проводиться на практике требования аграрного законодательства. Статья 61 возлагает практическую работу на Главный Земельный Комитет. Он должен состоять под председательством Главноуправляющего Землеустройством и Земледелием и, в составе которого должны находиться Управляющий Крестьянским Поземельным Банком, по одному представителю от Главного Управления Землеустройства и Земледелия, от Министерства финансов, Юстиции, Внутренних дел и Главного Управления Уделов по назначению Главных начальников этих ведомств. К вышеперечисленным лицам прибавлялись избранные «Государственной Думой, по ее усмотрению, из своей среды или из числа не входящих в состав ее лиц, известных своими знаниями и опытностью по вопросам землеустройства».

Для обеспечения влияния Думы на действия Главного Земельного Комитета предусматривалось, что члены его от Государственной Думы «избираются в числе, равном числу правительственных членов, на срок, определяемый самой Думой». Данный проект сопровождался Объяснительной запиской, констатирующей, что необходимость в решительных мерах к расширению крестьянского землевладения отчетливо осознается в настоящее время всеми общественными кругами и всеми партиями, в особенности же самим народом...». Как уже подчеркивалось, кадеты не считали необходимым немедленное и полномасштабное проведение радикальной аграрной реформы. Справедливо отвечая, что по существующему реестру земли может не хватить для наделов по 40-50 десятин, кадеты считали, что «предстоящая земельная реформа должна быть поставлена в гораздо более узкие рамки, чем обеспечение всего крестьянского населения землею по нормам местных положений 19 февраля 1861 г.».

Вместе с тем подчеркивается в «Объяснительной записке», что необходимо самое тщательное внимание к интересам общей и сельскохозяйственной культуре, настоятельно требующим сохранения в стране значительной площади частности землевладения.

Постепенность, как основа аграрной реформы, выражена и в проекте, внесенном членом Кадетской партии и фракции А.В. Васильевым. Постепенный переход земли в собственность всего русского народа и в пользование населения на трудовом начале означал, по мнению А.В. Васильева, постепенное осуществление двух основных идей русского народного правосознания: 1) свободы земли от права собственности; 2) право всякого человека приложить свой труд на земле.

Проект Васильева отличается большим радикализмом в вопросе собственности на землю. Для ускорения перехода частновладельческих земель в собственность народа предлагалось установить на них, кроме обложения на нужды волости и земства, государственный прогрессивный поземельный налог; предоставить государству преимущественные права при всякой продаже земли приобрести ее в свой земельный фонд по справедливой оценке, а также право «экспроприации земель, служащих орудием закабаления трудящихся соседей или необходимых для удовлетворения острой нужды соседнего населения в земле».

Различные проекты аграрного законодательства были резюмированы в предложениях фракции кадетов, внесенных в I Государственную Думу (так называемый проект 42-х). Под этим предложением, в частности, стояли подписи кн. П. Долгорукова, М. Герценштейна, Д. Протопова, М. Петрункевича, Д. Шаховского. «Проект 42-х» был внесен 8 мая 1906 г. В нем говорилось: «Государственная Дума, в своем последнем заседании признала, что она не исполнила бы своего долга, если бы она не выработала закона для удовлетворения острой земельной нужды трудового крестьянства путем обращения на этот предмет земель казенных, удельных, кабинетских, монастырских, церковных и принудительного отчуждения земель частновладельческих».

Обсуждение аграрного законопроекта продолжилось на заседаниях Думы с 15 мая по 5 июня, и только затем согласованный вариант был передан в комиссию, так и оставшись неосуществленным из-за последовавшего вскоре роспуска Государственной Думы.

. Обеспечение основных конституционных прав граждан - еще одно важнейшее направление землетворчества кадетской партии и ее фракции в I Государственной Думе. Еще в октябре 1905 года в программе партии декларировались основные права граждан: «Все российские граждане, без различия пола, вероисповедания и национальности «равны перед законом». Каждому гражданину должны быть обеспечены свобода совести и вероисповедания, свобода союзов, собраний и т.д.

Особое внимание конституционные демократы уделяли свободе слова и печати, фундаментальной, по их мнению, конституционной норме демократического государства: «Каждый волен высказывать устно и письменно свои мысли, а равно обнародовать их и распространять путем печати или иным способом. Цензура, как общая, так и специальная, как бы она ни называлась, упраздняется и не может быть восстановлена».

Программные установки «Партии народной свободы» были развиты в соответствующем тексте законопроекта о печати, внесенного партийной фракцией в первую Государственную Думу. 1 раздел законопроекта «О свободе печати» декларировал: «Печать свободна. Цензура отменяется безусловно и навсегда. Свобода печати подлежит только тем ограничениям, которые установлены настоящим законом».

раздел законопроекта закреплял правило, по которому никакие взыскания за нарушение закона о печати не могут налагаться иначе, как в судебном порядке: «Преступные деяния, совершенные путем печати, за исключением дел, преследуемых в порядке частного обвинения, или не иначе, как по жалобам, сообщениями или объявлениям потерпевшего, подлежат ведению суда присяжных». Всякое произведение печати, за исключением запрещенных приговором суда, должно было подлежать свободному обращению в стране и беспрепятственному распространению.

Раздел 3, посвященный законодательному регулированию выпуска повременных изданий, наделял последние юридической защитой: «Повременные издания не могут быть приостанавливаемы или запрещены ни в административном, ни в судебном порядке».

В связи с этим необходимо отметить, что ряд требований кадетской партии о свободе печати уже практически содержались в Высочайших законодательных актах того времени. Именным Высочайшим указом Правительствующему Сенату от 26 апреля 1906 года «О временных правилах для неповременной печати» повелевалось: «Предварительную цензуру, как общую, так и духовную выходящих в империи неповременных изданий, а равно помещаемых в этих изданиях и выпускаемых отдельными листами эстампов, рисунков и других изображений, отменить».

Еще ранее в Свод основных государственных законов была внесена поправка (ст. 37, глава 8), согласно которой «каждый может в пределах, установленных законом, высказывать изустно и письменно свои мысли, а равно распространять их путем печати или иными способами».

Однако, несмотря на отмену цензуры для неповременной и повременной печати, сохранялась возможность приостановки повременного издания до решения суда. Это правило сохраняло свою актуальность и в 1906 году, кадеты же требовали полной отмены любых ограничений для повременной печати. Тем не менее, ряд законодательных актов правительства создавал реальную почву для сотрудничества с Государственной Думой, на что и рассчитывали депутаты от «партии народной свободы», реализуя свои законодательные инициативы.

. Наконец, кадеты внесли ряд законопроектов частного характера (Об амнистии, о свободе собраний и др.). В них представления членов партии и фракции на политико-государственную эволюцию Российской империи отражали и политическую эволюцию самой партии.

Как лидер конституционно-демократической партии П. Н. Милюков принимал участие в политической борьбе, предшествовавшей учреждению народного представительства в форме Государственной Думы. Официально председателем ЦК партии кадетов (со II съезда - 4-11 января 1906 г. - к основному наименованию добавлено: партия «народной свободы») Милюков стал с марта 1907 г.

Милюков руководил деятельностью фракции кадетов в I и II Государственных Думах, не будучи ее депутатом. Он был депутатом Думы только III и IV созывов.

Сохранилась «Справка Департамента полиции на П. Н. Милюкова» от апреля 1913 г., в которой характеризуется его деятельность в I и II Думах: «Хотя Милюков и не был избран в число членов Государственной Думы первого и второго созывов, тем не менее он не пропускал почти не одного Думского заседания и нельзя допустить, что посещения его в качестве лидера партии ограничивались одной лишь любознательностью, несомненно, он влиял на Думскую фракцию своей партии в духе своих установившихся воззрений, определенно выраженных предыдущей его политической деятельностью, приведшей его к отбыванию тюремного заключения» (курсив текста). Эта запись свидетельствует о неусыпном наблюдении полиции за Милюковым, установленным еще в дни его молодости. Но ясно одно: его связь с думской фракцией кадетов во времена I и II Дум была очень тесной.

Основы взаимоотношений ЦК кадетов и думской фракции были заложены на III партийном съезде (21-25 апреля 1906 г.) в Петербурге. Заложены они были в докладе П.Б. Струве, «О взаимных отношениях между партией и парламентской её фракцией». Центральный Комитет провозглашался единственным органом, управляющим делами фракции; сама фракция объявлялась автономной единицей, подчиненной общепартийному съезду и независимой от других органов партии.

В процессе обсуждения вопроса о предстоящей парламентской деятельности рассматривались две линии поведения фракции, которые кратко можно охарактеризовать словами «осторожность» и «наступление». В итоге Центральным Комитетом было найдено компромиссное решение начинать законотворческую деятельность с «наступления» на власть путем внесения фракцией соответствующих законопроектов и обсуждения их в Думе. Таким образом, одной их форм руководства фракцией со стороны Центрального Комитета являлась непосредственная разработка им плана действий парламентской группы. ЦК активно участвовал в подготовке для парламентской группы отдельных законопроектов и подбирал информационные и справочные материалы для их обоснования. Следует отметить, что ряд членов ЦК, являясь депутатами кадетской фракции, напрямую участвовали в обсуждении законопроектов в парламенте, выступая с думской трибуны.

Несмотря на формально предоставленную депутатам самостоятельность, в реальности ЦК активно вмешивался в их работу. В частности, ЦК вел фракционное делопроизводство, а в самой фракции постоянно действовала созданная по инициативе ЦК комиссия, основной функцией которой являлось наблюдение за выступлениями кадетов - депутатов на думской трибуне, что в определенной степени их дисциплинировало.

Другая комиссия, работавшая в рамках фракции, занималась налаживанием межфракционных связей (прежде всего, с трудовиками) с целью формирования думского большинства. Создание этой комиссии также являлось инициативой ЦК, что можно считать одной из форм руководства.

Что касается позиции Центрального Комитета по вопросу о деятельности в парламенте второго созыва, то основные методы и формы думской работы кадетов - депутатов были определены в рамках платформы, сформулированной на московском совещании 28 октября 1906 г.


2.2 Кадеты и тактика «бережения» Второй думы


Выборы во II Государственную Думу проходили в январе-феврале 1907 г. Несмотря на спад революционных настроений в обществе, новый парламент оказался еще более оппозиционным, нежели предыдущий.

Из 518 депутатов, участвовавших в работе Думы, более 220 принадлежали к левым партиям (65 социал-демократов, 36 эсеров, 16 народных социалистов и 104 трудовика). Кадеты получили 98 мандатов, октябристы - 32, фракция умеренно-правых - 22, польское коло (представительство Царства Польского) - 46, мусульманская фракция - 30, казачья группа - 17. 52 депутата были беспартийными. Председателем Думы был избран кадет Ф.А. Головин.Государственная Дума просуществовала лишь немногим более трех месяцев (с 20 февраля по 2 июня 1907 г.). Формальным поводом для ее роспуска послужило обвинение членов социал-демократической фракции в подготовке военно-революционного заговора. 1 июня правительство потребовало от Думы разрешения на их арест. Для рассмотрения этого вопроса была сформирована думская комиссия, но, не дождавшись окончания ее работы, правительство арестовало социал-демократическую фракцию. 3 июня был опубликован императорский манифест о роспуске Думы и изменении закона о выборах. Созыв новой Думы назначался на 1 ноября 1907 г.

Фракция кадетов продолжала оставаться довольно весомой силой и во II Государственной Думе.


Таблица 2

Распределение влияния фракций во II Государственной Думе

ФракцияКоличество депутатовКадеты98Социал-демократы65Октябристы32Эсеры36Народная фракция16Трудовики104Умеренно правые22Польское коло46Мусульманская группа30Казачья группа17Беспартийные52Итого518

Бойкот выборов в I Думу левыми партиями помог кадетам получить поддержку оппозиционно настроенных к правительству слоев населения. Изменившийся расклад сил на выборах во II Думу предопределил решение ЦК о необходимости выступления «с собственным лицом», не опасаясь ударов критики ни слева, ни справа.

Ещё в конце осени 1906 года руководящий орган партии собрал в Москве представителей губернских комитетов, которые пересмотрели прежние тактические директивы. Главной линией кадетов по-прежнему оставалось категорическое отрицание революции и противопоставление ей пути «мирного», «конституционного» развития России, стремление «овладеть революционной стихией», ввести её в русло «закономерной социальной реформы». Предварительным условием для осуществления предполагаемых директив признавалось наличие прочного кадетского большинства в Государственной Думе. Не принимая на себя, таким образом, никаких обязательств до выяснения исхода выборов, партия, однако, заранее установила свои правила «осады» власти при худших условиях. Мириться с правительством ЦК не предполагал, но в интересах «бережения» Думы и в целях «осады» были установлены допустимые приемы временного мирного «сожительства». К ним относились: устранение открытых конфликтов; отказ от выражения прямого недоверия правительству, что повлекло бы за собой законный роспуск парламента; создание свободной от «штурмов» атмосферы для спокойной законодательной работы; выбор, в первую очередь, проектов, совпадающих по темам с министерскими законопроектами; участие в их обсуждении с внесением отдельных поправок; строгий контроль при осуществлении запросов и т.д. В условиях ограниченных законодательных прав Думы, были пересмотрены некоторые пункты программы, например, аграрный.

Еще по работе в I думе было видно, что партия кадетов очень серьезно относилась к выработке аграрной программы населением и властью. Одним из авторов будущей аграрной программы кадетов стал Н.Н. Кутлер. На рассмотрение II Государственной думе было представлено два аграрных проекта - трудовиков и партии кадетов, который был создан усилиями Н.Н. Кутлера, А.А. Кауфмана и А.А. Мануйлова. Дискуссия по аграрному вопросу между трудовиками и кадетами состоялась 19 марта 1907 года. Основным докладчиком от кадетской партии по земельному вопросу выступал Н.Н. Кутлер. Поддержав идею трудовиков значительного расширения крестьянского землепользования, он выступил с жесткой критикой той части их программы, в которой говорилось о проведении национализации земли и наделении ею всех желающих.

Давали кадеты ответ и на вопрос, где изыскать земли для устранения крестьянского малоземелья. Прежде всего, земельный резерв они видели в латифундиях, которые оставались главным оплотом сохранения полукрепостнических отношений на селе и объектом постоянного недовольства крестьян. С точки зрения кадетов, к латифундиям должно быть применено принудительное отчуждение без каких-либо ограничений. Однако кадеты понимали, что опираясь только на латифундиальное землевладение, назревшую аграрную проблему не решишь.

Другой источник наделения крестьян землей они видели в отчуждении части земель, на которых вели хозяйство помещики собственным инвентарем. Серьезные споры между кадетами вызывал вопрос о пределах отчуждения земель средних помещиков. Кадеты разработали шкалу критериев, которым должны отвечать помещичьи хозяйства, не подлежащие отчуждению. К ним относились урожайность, размер заработка крестьян и сельскохозяйственных рабочих, помещичьи хозяйства, обслуживающие сельскохозяйственные промышленные предприятия.

Не обошли своим вниманием кадеты вопрос об оценке отчуждаемой собственности. Они полагали, что оценивать ее надо «по справедливой», а не рыночной цене за счет государства.

Определенную эволюцию и изменение претерпела в кадетской фракции позиция о формах передачи земли крестьянам. Кадетская фракция в I Думе выступала за арендную форму отношений. Уже во II Думе депутаты от кадетской партии настаивали на передаче земли крестьянам в частную собственность. Они решительно выступили против требования трудовиков о наделении крестьян землей по трудовой норме.

Н.Н. Кутлер смело вступил в полемику с председателем Совета министров П.А. Столыпиным, который в продолжение дискуссии по земельному вопросу выступил на одном из заседаний II Думы с анализом аграрных проектов разных партий. Защищая проект партийной фракции кадетов, Н.Н. Кутлер вскрыл несостоятельность высокой оценки Столыпиным помещичьего землевладения, а отказ правительства от принудительного отчуждения земель приравнял к отречению от лучших и светлых страниц русской истории. Одновременно Кутлер дал отрицательную оценку закону о выходе из общины, подготовленному П.А. Столыпиным. Однако главные дебаты по этому вопросу развернулись уже в III Думе.

К моменту открытия II Государственной Думы Центральный Комитет избрал основным принципом тактики «не штурм, а правильную осаду» с целью недопущения повторного роспуска парламента. Принципиальный отказ от «штурма» обязывал проложить грань между кадетской тактикой и тактикой левых. В тактических целях допускался временный компромисс с правительством, что подразумевало, в частности, отказ от выражения ему прямого недоверия, создание деловой рабочей атмосферы при обсуждении законопроектов. Собственные фракционные законодательные предположения планировалось сделать более реалистичными и умеренными.

февраля 1907 г. состоялось совместное собрание парламентской фракции и ЦК, на котором было признано желательным, чтобы первые шаги Думы во избежание провокаций со стороны правых шли следующим порядком:

.выборы председателя;

.утверждение наказа и временных правил до пересмотра сил;

.проверка полномочий через отделы и специальные комиссии;

.печать наказа для раздачи;

.ознакомление с законопроектами и в частности с законопроектом о неприкосновенности личности;

.образование из состава фракции комитета из 5-7 лиц для собрания сведений о неправильностях при производстве выборов. Избраны: В.А. Маклаков, Н.В. Тесленко, К.К. Черносвитов, А.И. Петровский, М.М. Винавер, Д.Д. Протопопов и М.М. Петрункевич.

Происходили и более заметные перемены в руководстве ЦК думской фракцией. Центральный Комитет решил несколько ужесточить меры, касавшиеся управления кадетскими депутатами. Несмотря на предоставленную возможность фракции действовать относительно свободно на депутатской трибуне, ЦК установил для своих представителей в Думе строгую систему отчетности за каждое действие, слово или, наоборот, бездействие. Вестник Партии Народной Свободы за 1907 г. содержал текст следующего заявления: «На состоявшемся 9 апреля делегатском съезде Таврического отделения партии Народной Свободы обсуждался вопрос о желательной тактике членов партии в Государственной Думе. По вопросу об отношении между парламентской группой партии и её органами постановлено:

.Все вопросы тактики должны решаться парламентской группой совместно с центральным комитетом (в общих собраниях) и лишь в исключительных случаях, в стенах Государственной Думы, решения в силу необходимости принимаются одной парламентской группой.

.Во всех отступлениях от принятых партией (парт. съездами) постановлений, принадлежащие к партии члены Государственной Думы должны давать отчет органам партии».

В числе изменений, произошедших в руководстве фракционной работой, отмечается некоторое ужесточение контроля за деятельностью депутатов со стороны ЦК, подразумевавшего повышение требований к их отчетности. ЦК требовал от своих депутатов отчета о деятельности именно фракции, а не Думы. Кроме того было изменено отношение ЦК к содержанию и тональности речей думских ораторов, которым рекомендовалось высказываться более нейтрально.

Несмотря на это, как подчеркивал в своем отчете V съезду партии (24-27 октября 1907 г.) И.В. Гессен, деятельность II Думы развивалась в условиях, существенно отличавшихся от деятельности I Думы, и фракции часто приходилось применять партийные указания самостоятельно. Кроме того, изменилось и положение самой фракции среди центральных органов партии. Косвенно это было вызвано сменой председателя парламента. На место выбывшего в результате Выборгского процесса С.А. Муромцева пришел Ф.А. Головин, явно обладавший меньшим авторитетом, опытом и харизмой по сравнению со своим предшественником. Часты были случаи, когда Ф.А. Головин позволял себе упускать нить ведения заседаний, и этим активно пользовались члены радикальных думских фракций, чье представительство во II Думе в сравнении с I значительно возросло. Левые были возмущены постоянными придирками председателя к их ораторам и лишением их слова (например, как это было с социал-демократом А.Г. Зурабовым на заседании 16 апреля), правые - тем, что Ф.А. Головин вообще давал говорить левым. На заседаниях ЦК периодически поднимался вопрос о нареканиях в адрес Ф.А. Головина. Но, как правило, большинство поддерживало предложение ничего не предпринимать. В случае, если вопрос о недоверии Государственной Думы её председателю так или иначе возникал, единственный способ его разрешения ЦК усматривал в сложении председателем своих полномочий при обязательном ходатайстве партии о переизбрании Ф.А. Головина на пост.

Опасаясь очередного роспуска, тактику «бережения» Думы и «осторожности» было решено продолжить, используя предложение А.С. Изгоева: проекты иметь наготове, но самим не вносить.

Произошли и другие перемены в управлении фракцией. Одна из них касалась решения Центрального Комитета в отношении речей думских ораторов. На пленарном заседании ЦК от 15 апреля 1907 г. рассматривался вопрос о контингенте. Мнение руководящего органа резюмировалось следующим образом: «ЦК полагает, что в речах ораторов в качестве аргументов против отклонения законопроекта не следует указывать на возможность роспуска, а на то, что независимо от дальнейшего существования Думы, отклонение законопроекта может служить лишь к умалению её престижа. ЦК полагает, что фракция должна заблаговременно выработать декларацию по этому вопросу».

Состав фракции конституционных демократов также значительно изменился. Выбыли из строя «выборжцы», и вместе с ними отошел от практической политики целый слой искушенных в политической борьбе деятелей. Это были, в основе своей, земцы-конституционалисты, закаленные в противоборстве земства с режимом В.К. Плеве. На их место пришли люди, достойно представлявшие русскую интеллигенцию, но вышедшие из рядов, мало связанных с политической деятельностью.

Во главе фракции оказались идеологи (П.Б. Струве, П.И. Новгородцев), ученые (А.А. Кизеветтер), профессиональные юристы (В.А. Маклаков, В.В. Тесленко, В.М. Гессен), специалисты разных отраслей (Н.Н. Кутлер, П.В. Герасимов) и т.д. Председателем фракции был избран кн. П.Д. Долгоруков. По интеллектуальному уровню фракция продолжала лидировать; качество ее технической работы также доминировало над другими. Но политической инициативы во фракции становилось всё меньше; она нуждалась в руководстве извне и следовала решениям Центрального Комитета и ее установившейся традиции.

П.Н. Милюкову во второй раз отказали в депутатском мандате, в выборах он не участвовал - его квартирному цензу не исполнилось ещё законного года.

Положение парламентской группы несколько ухудшилось из-за ослабленной численности кадетов и усиления флангов в Думе. Помимо прочего, у лидера партии уже не оставалось в среде фракции таких тесных связей, которые соединяли его с руководителями первой Думы. «Не оставалось и тех надежд, которые заставляли прочно запречься в ее колесницу. В сознании потухания революции, я не мог верить ни в ее прочность, ни в возможность для нее проявить тот напор, который составлял моральную силу первой Думы». При этом фракция по-прежнему отличалась своей работоспособностью, знаниями, профессионализмом. За некоторыми исключениями, она была дисциплинированна и идейно сплочена.

Кадеты не собирались идти на прямое сотрудничество с П.А. Столыпиным. Они отвергали правительственное аграрное законодательство, включая столыпинский указ от 9 ноября 1906 г.; сохраняли довольно резкий оппозиционный тон при обсуждении других мероприятий центральной власти.

Законодательная деятельность кадетов во второй Думе определялась платформой, принятой на московском совещании 28 октября 1906 г. Некоторое влияние на ход и содержание работы этих комиссий, особенно с формальной стороны, оказала и та законодательная деятельность, которую в период между работой Дум первого и второго созывов предприняло правительство. За основание предстоящей законодательной деятельности во II Думе в платформе был принят ответный адрес I Государственной Думы, но те реформы, которые в адресе были перечислены без определенной перспективы, предполагалось проводить во II Думе по-другому. Предварительное условие ЦК, которое необходимо было осуществить фракции для достижения намеченных в адресе целей, по-прежнему заключалось в замене существовавшего министерства министерством, пользующимся доверием Думы и способным осуществлять принятую Думой программу. Принятое решение ЦК «беречь Думу» и связанное с этим изменение тактики обусловило меньшую активность фракции. Но на практике это не исключало критику правительственных законопроектов, например, в области местного самоуправления.

Для «бережения» Думы предстояло создать благоприятную политическую обстановку, которая сводилась к образованию сплоченного большинства в Думе и к организованной, сознательной ее поддержке общественным мнением страны. Для этого фракция постоянно стремилась группировать вокруг себя беспартийных думцев.

В этой связи ЦК кадетов решил продолжить тактику налаживания межфракционных связей и взаимного общения между членами Думы, но преследуемые цели теперь расширились: помимо создания в Думе кадетского большинства, фракция всеми силами пыталась избегать провокаций со стороны правых. На совместном собрании ЦК и фракции было постановлено: «Признать желательным (…) личные сношения В.И. Долженкова и А.А. Корнилова с трудовиками, А.Д. Ледницкого с польским коло, Е.Н. Максудова с мусульманской группой, И. В. Гессена с народными социалистами». В отношении Трудовой группы было решено продолжать переговоры с её членами, отстаивая товарищеский характер предполагаемой организации помощи пострадавшим депутатам первого созыва. Очевидно, имелась ввиду помощь членам Думы, привлеченным к суду за Выборгское воззвание. Центральный Комитет на пленарном заседании 11 марта 1907 г. признал необходимым внести в Государственную Думу запрос о причинах медленности суда над членами Государственной Думы, привлеченными за подписание Выборгского воззвания.

Продолжилась разработка директив ЦК по отношению к примыкающим к фракции группам. На состоявшемся 4 марта 1907 г. очередном заседании ЦК рассматривался вопрос о более тесной связи с близкими (по отношению к некоторым вопросам) к кадетам парламентскими фракциями. На эту необходимость обратил внимание кн. Д.И. Шаховской. Таковыми он считал: мусульман, казаков, украинцев, сибиряков, коло, кавказцев и прибалтийцев. Было постановлено уполномочить для переговоров в наиболее удобное время от имени ЦК следующих лиц:

.И. Гессена, Колюбакина и Мандельштама для переговоров с мусульманами;

.Петражицкого и Родичева - с коло;

.Шаховского и Милюкова - с казаками;

.Вернадского - с украинцами;

.Корнилова и Шаховского - с прибалтийцами.

Кавказ и Сибирь решено было на время отложить.

Помимо отношений с сочувствующими партии группами в ЦК было решено направить все силы фракции на изоляцию оппозиции. На состоявшемся 9 февраля 1907 г. заседании А.М. Колюбакин выступил со следующей репликой: «Если мы изолируем крайне левых, это будет нам на пользу». П.Б. Струве поддержал его предложением расколоть левый блок.

июня 1907 г. Николай II распустил II Государственную Думу и изменил избирательный закон, дававший большинство депутатских мандатов представителям господствующих классов и тем политическим партиям, которые открыто отстаивали их интересы. В условиях третьеиюньской политической системы кадеты были вынуждены приспосабливаться к столыпинскому правительственному курсу. Это проявилось, в первую очередь, в отказе от программного лозунга ответственного министерства, а также в области тактики. Вскоре после рассматриваемых событий последовал дальнейший разрыв с левыми партиями и демонстрация лояльности монархическому принципу. На меры, подобные Выборгскому воззванию, кадеты также не решились пойти. Первоначально В.Д. Набокову было поручено разработать «проект резолюции ЦК по поводу акта 3 июня», который почти сразу был отклонен большинством голосов, а на последующем заседании ЦК даже рассматривались вопросы о возможном бойкоте предстоящих выборов в III Государственную Думу, от чего кадеты тоже отказались.

На всем протяжении работы II Государственной Думы фракция кадетов, с одной стороны, старалась твердо придерживаться того принципа, что решительная и кардинальная перемена тактики, одобренная III съездом (21-25 апреля 1906 г.), станет возможной и необходимой только после того, как Дума исчерпает все доступные ей легально-парламентские приемы в деле осуществления своей программы. Вплоть до момента роспуска депутаты фракции оставались убежденными в действенности только легальных, конституционных приемов борьбы, в бесплодности и опасности отказа от них. Сами кадеты на IV съезде партии (24-28 сентября 1906 г.) признали, что основная директива, направленная во фракцию Центральным Комитетом (имеется в виду решение о том, что партия будет стремиться к достижению своих целей, не останавливаясь перед возможностью открытого разрыва с правительством, но она обязана принять меры, чтобы вся тяжесть вины и ответственности за столкновение, если таковое будет, пала на правительство), была исполнена в полной мере. С другой стороны, выбранная Центральным Комитетом установка на «бережение» Думы и ее «осаду» одновременно делала фракцию Народной Свободы крайне уязвимой. Новая тактика, подразумевающая мирное временное «сожительство», не оправдала себя. Причин этому, на наш взгляд, несколько.

Во-первых, при очевидном избытке теоретического наследия кадетов - юристов и правоведов, продвигая европейские либеральные идеи, партия намного слабее (по сравнению с буржуазными объединениями Запада) владела искусством политической борьбы. Во-вторых, члены партии, разрабатывая очередной план действий, тактику, резолюцию или законопроект, далеко не всегда учитывали российскую специфику. В-третьих, сыграло свою роль наличие во II Государственной Думе сильной политической оппозиции. Кадеты недооценили возможность резких и бескомпромиссных действий верховной власти (так, Ф.И. Родичев сравнивал Думу с иконой, разбить которую у власти не поднимется рука). В-четвертых, отказ Центрального Комитета от изначально намеченного твердого плана действий и постоянное политическое лавирование привели к тому, что народ перестал массово поддерживать партию, прислушиваясь к ее политическим оппонентам, которые считали, что кадеты «явились во Вторую (Думу) мстить за роспуск Первой». Кроме этого, буржуазно-либеральные партии к середине 1907 г. (в отличие от начала 1906 г.) внутренне были измотаны политической борьбой и, по выражению В.И. Ленина, «размыты, точно кусок льда весенней водой». По нашему мнению, с подобной оценкой нельзя не согласиться.

Таким образом, роспуск Государственной Думы первого и второго созывов показал, что, несмотря на создание Центральным Комитетом конституционно-демократической партии механизма, призванного обеспечить эффективное руководство фракцией, депутатская группа кадетов в парламенте не смогла решить задачи, которые поставили перед ней лидеры партии. Как свидетельствует анализ документов и материалов, представители кадетов в Думе оказались неспособны в полной мере использовать преимущества парламентского большинства, что отчасти можно объяснить недостаточной проработкой форм и методов руководства фракцией, выбранных в ЦК.


Глава III. Парламентская деятельность КДП в 3-ей и 4-ой думе


3.1 Октябристско-кадетский блок в Третьей думе

Государственная Дума (1 ноября 1907 г. - 9 июня 1912 г.) проявляла гораздо большую лояльность по отношению к правительству, чем ее предшественницы, что обеспечило ей политическое долголетие: она была единственной из четырех Дум, которая проработала весь отведенный срок. Наибольшее число мест в Думе получили октябристы, ставшие опорой правительства в парламенте. Резко сократилась, по сравнению с предыдущими Думами, доля кадетов и социал-демократов, существенно увеличилось представительство правых партий. Была сформирована партия прогрессистов, по своим политическим взглядам находившаяся между кадетами и октябристами.

По фракционной принадлежности депутаты распределились следующим образом: националисты - 26, правые - 49, умеренно правые - 69, октябристы - 148, прогрессисты - 25, кадеты - 53, трудовики - 13, социал-демократы - 19, мусульманская партия - 8, польское коло - 11, польско-литовско-белорусская группа - 7. На всем протяжении работы III Думы ее возглавляли октябристы: в 1907-1910 гг. функции председателя Думы выполнял Н.А. Хомяков, в 1910-1911 гг. - А.И. Гучков, в 1911-1912 гг. - М.В. Родзянко. В зависимости от рассматриваемого законопроекта в Думе формировалось либо право-октябристское, либо кадетско-октябристское большинство.

Поскольку III Дума, как уже говорилось, просуществовала дольше остальных, для выявления динамики распределения влияния для всех пяти сессий, во время которых она заседала.

Анализируя деятельность партии кадетов в парламенте третьего созыва, следует подчеркнуть, что позиции партии в Думе после установления Третьеиюньской системы были резко ослаблены. На уровне фракции это означало уменьшение количества кадетов - депутатов в 3 раза по сравнению с первой Думой. Кроме того, опыт работы и роспуска парламента первых созывов заставлял представителей партии тщательнее прорабатывать каждый шаг, более взвешенно оценивая его потенциальные последствия.

Цели и задачи фракции в III Государственной Думе были определены ЦК в ходе V съезда партии кадетов (24-27 октября 1907 г.).

Стремление к «бережению» парламента сохранялось, однако для его осуществления, с учетом изменившихся обстоятельств, допускалась возможность союза с октябристами, т.е. создание в Думе так называемого «оборонительного большинства». Другими составляющими новой линии поведения фракции в парламенте должны были стать активная законотворческая деятельность, критика законопроектов, противоречащих партийной программе кадетов, а также оказание определенного давления на административный аппарат с целью недопущения «произвола» с его стороны.

Среди решений съезда следует отметить назначение П.Н. Милюкова председателем фракции, что означало его привлечение к активной работе непосредственно в Думе.

Милюков продолжал настраивать партию на парламентскую работу. Кадеты должны были предлагать свои законопроекты, при этом единственно на кого они могли рассчитывать в Думе - это на партию октябристов. Однако последние не откликнулись ни на одно из законодательных предложений кадетов.

В руководстве кадетской партии были расхождения по поводу возможностей отстаивать и продвигать программу развития русского конституционализма парламентским путем, ту программу, которая была заявлена еще в перводумском адресе кадетов. «Избранный Милюковым путь сохранения Думы во что бы то ни стало противоречил стратегии кадетов, предусматривавшей реформирование самодержавия в конституционно-правовое государство», - пишет А. В. Гоголевский.

Одной из наиболее важных задач, поставленных перед фракцией, являлся поиск сторонников, способных оказать кадетам содействие при обсуждении одного из наиболее важных вопросов - аграрного. Планировалось провести зондирование настроений крестьян и их отношение к фракции Народной Свободы.

В конфликте по аграрному вопросу кадеты заняли принципиальную позицию, отстаивая свою программу принудительного отчуждения помещичьих земель в интересах крестьянства.

декабря 1908 г. кадеты внесли петицию, осуждавшую власти за увеличение смертных приговоров и казней участников революционного движения. Петиция была не принята.

В самой партии шли дискуссии о возможностях русского конституционализма. Линия Милюкова, положительно отвечавшего на этот вопрос, встречала возражения его коллег - Н. Н. Кутлера, Ф. И. Родичева.

На четвертой сессии III Думы (1911 г.) кадеты внесли законопроекты об отмене смертной казни, неприкосновенности личности, свободе совести и реформе местного самоуправления. Ситуация в Думе несколько изменилась после трагической гибели П. А. Столыпина в 1911 г. Но и при правительстве Коковцова сдвигов в направлении развития идей конституционализма не произошло.

Следует отметить, что дух безвременья, некоторой безысходности пронизывают выступления П.Н. Милюкова перед избирателями в период III Думы.

П.Н. Милюков пишет: «Связь избирателей с депутатами есть необходимый залог для того, чтобы конституционный строй в России действительно вошел в жизнь». Он с полной ответственностью относится к своему выступлению перед избирателями; он хотел бы, чтобы слушатели-избиратели имели право выступить на встрече, но этого права они на встрече не имели (не по вине оратора, конечно).

Он отмечает, что положение его партии в Думе - «не есть положение влиятельной группы». Интересен его анализ рассмотрения в Думе бюджета: «почти половина бюджета (47%) совсем не подлежит изменениям и сокращениям народных представителей», а из остальных 53% составляют такие расходы, которые убавить трудно (винная монополия, железные дороги, затраты на жалование). Было предложение во второй Думе расширить бюджетные права Думы, но последовал отказ. Но если правительству самому надо что-нибудь менять, оно «вовсе не стесняется этими правилами, обязательными лишь для Думы»

Жалуется он и на то, что «Думе еще не хватает и полных знаний о бюджете. От нее умышленно скрыто как раз то, что ей нужно знать». «Государственный контролер должен был бы быть полезным помощником народному представительству при критике бюджета». Между тем, он «не поставлен наблюдателем над министерствами», а сам входит в кабинет министров как равноправный член его. Далее: Дума не может получить «протоколов межведомственных совещаний», на которых обсуждались суммы, прежде чем окончательно приниматься в бюджет.

Таким образом, взгляд П.Н. Милюкова довольно пессимистический: «Итак, Гос. Дума не могла показать своей воли. Она показала лишь свои скромные желания». Он пишет даже о «бессилии» Думы.

Правые кадеты П.Б. Струве, В.А. Маклаков, С.А. Котляревский и М.В. Челноков также призывали встать на путь «последовательных компромиссов с исторически сложившейся властью», настаивали на разрыве с леворадикальной оппозицией. С изменением политической ситуации в стране вынуждено было считаться и центральное кадетское руководство. В ходе избирательной кампании в III Думу Милюков заявил: «Мы приобрели нравственное право сказать теперь, что, к величайшему сожалению, у нас - и у всей России - есть враги слева». Кадетское руководство отказалось от своего программного лозунга ответственного думского министерства, публично демонстрировало лояльность к монарху. 19 июня 1909 г. на завтраке у лорд-мэра Лондона лидер кадетской партии заявил: «Пока в России существует законодательная палата, контролирующая бюджет, русская оппозиция остается оппозицией Его величества, а не Его величеству».

В принятой на V съезде партии в 1907 г. «новой думской тактике» кадетские лидеры выразили готовность работать в III Думе «во имя частичных мелких побед». На выборах в Думу им удалось провести всего лишь 54 депутата. Кадеты утратили то руководящее положение, которое они занимали в I и II Думе. Кадетская фракция продолжала выступать с думской трибуны с довольно резкой критикой внутриполитического правительственного курса. Во время обсуждения бюджета в период первой сессии она голосовала против кредитов на столыпинское землеустройство, воздержалась от голосования кредитов на Департамент полиции и на Комитет по делам печати. Начиная со второй сессии, кадетская фракция систематически голосовала против сметы Министерства внутренних дел по общей части.

Вместе с тем кадеты не спешили с внесением в III Думу собственных законопроектов. В ходе прений по столыпинской аграрной реформе они перенесли акцент с основного своего программного требования - принудительного отчуждения помещичьих земель за выкуп - на необходимость повышения производительности труда в сельском хозяйстве. Одновременно они пытались внести поправки, позволяющие несколько смягчить последствия насильственного разрушения крестьянской общины. Аналогичной тактики они придерживались и при обсуждении рабочего вопроса.

Однако с конца 1908 г. и особенно в начале 1909 г. кадеты первыми стали разочаровываться в способности Столыпина реформистским путем вывести страну из кризиса. Даже правые кадеты типа Струве и Маклакова стали выступать с критикой третьеиюньского режима, в котором под «новыми формами народного представительства скрывается старый абсолютизм». Вслед за кадетами чаще и настойчивее стали напоминать Столыпину о необходимости выполнения обещанных реформ и октябристы. В конечном счете, это означало, что либеральные партии вынуждены были признать: исполнительная власть оказалась не в состоянии обеспечить создание элементарных условий порядка и законности, без которых уже не могла жить в XX веке ни одна цивилизованная страна.

В отличие от правого крыла кадетской партии, продолжавшего утверждать, что жизнь в стране «плывет в конституционном русле», что никакой революции больше не предвидится, центральное руководство партии народной свободы более трезво смотрело на вещи и не исключало возможности «второго движения». При этом оно советовало избегать «ошибок 1905 года» и более решительно отмежеваться от левых радикалов. На первый же план в своей политике кадетские лидеры выдвигали организацию общественных сил (как в Думе, так и вне ее), привлечение на свою сторону земского и городского самоуправления, легальных съездов интеллигенции и служащих, кооперативных организаций и студенческих землячеств. Милюков считал возможным даже несколько поднять оппозиционный тон кадетских выступлений в Думе, шире использовать право запросов и законодательной инициативы, установить более тесную связь с избирателями. Вся думская и внедумская работа кадетов, считал Милюков, должна проводиться под лозунгом изоляции власти.

Необходимо отметить, что уже в ходе работы III Государственной Думы происходила дальнейшая проработка и совершенствование методов управления фракцией на общепартийных конференциях и заседаниях ЦК, которые собирались чаще съездов, но были значительно более узкими по своему составу.

Острые разногласия внутри кадетского ЦК по вопросу об основных путях развития партии в новых политических условиях, наблюдавшиеся с 1908 г., повлекли за собой не только осложнение положения партийных организаций на местах, но и существенные изменения в руководстве фракцией. Был образован особый исполнительный орган, в функции которого входила координация деятельности фракционных комиссий, подготовка материалов для выступления кадетов - депутатов с думской трибуны, обеспечение взаимодействия фракции с местными партийными деятелями и группами, включавшего обмен мнениями по ключевым вопросам. Однако, этот орган собирался крайне нерегулярно и фактически не решил возложенные на него задачи.

Существенным изменением в управлении фракцией, произошедшим в период работы III Думы, являлась смена стиля руководства. В ЦК был решено отказаться от затяжных обсуждений общих вопросов с членами парламентской группы, сконцентрировавшись лишь на наиболее важных текущих вопросах.

Таким образом, фракция должна была получить некоторую самостоятельность в принятии решений, что в сочетании с уменьшением общей численности кадетской партии и падением авторитета ее руководящих органов, привело к фактическому дистанцированию фракции от ЦК и, в определенной степени нарушало управление ею. Ситуация осложнялась тем, что ряд кадетов - депутатов открыто обвиняли руководство партии в отсутствии действенной поддержки фракции и четких директив со стороны ЦК, что вызывало встречные обвинения Центрального Комитета, утверждавшего, что фракция перестала поддерживать отношения с ним.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что, несмотря на относительно успешное решение задачи «бережения» Думы, руководители конституционно-демократической партии оказались неспособны организовать работу фракции с учетом политической ситуации, сложившейся в стране в период работы парламента третьего созыва. Механизм взаимоотношений ЦК и фракции в III Государственной Думе не был должным образом отлажен, а орган, созданный с целью координации работы депутатов, на практике не выполнял своих функций.


3.2 Четвертая дума и рост оппозиционности кадетов


Выборы в IV Государственную Думу состоялись в сентябре-октябре 1912 г. Главным вопросом, который обсуждали в ходе предвыборной кампании, был вопрос о конституции. Все партии, за исключением крайне правых, выступали в поддержку конституционного строя.

Среди депутатов IV Думы (15 ноября 1912 г. - 6 октября 1917 г.) по-прежнему преобладали октябристы, располагавшие 99 мандатами. Правые получили 64 мандата, русские националисты и умеренно правые - 88, прогрессисты - 47, кадеты - 57, польское коло - 9, польско-литовско-белорусская группа - 6, мусульманская группа - 6, трудовики - 14, социал-демократы - 4. Председателем Думы остался октябрист М.В. Родзянко.

Правительство, которое после убийства П.А. Столыпина в сентябре 1911 г. возглавил В.Н. Коковцев, могло опираться лишь на правые партии, поскольку октябристы, как и кадеты, примкнули к легальной оппозиции. В 1914 г., после начала первой мировой войны оппозиционная волна временно спала, однако вскоре вновь пошла на подъем.

В августе 1915 г. октябристы, прогрессисты, кадеты и часть националистов объединились в Прогрессивный блок, получивший большинство в Думе (236 из 422 мест). Основной целью блока было формирование правительства «народного доверия», в которое бы входили представители ведущих думских фракций, и которое бы несло ответственность перед Думой, а не перед царем. Программа Прогрессивного блока была поддержана многими дворянскими организациями и некоторыми членами императорской семьи, однако сам Николай II отказался даже ее рассматривать, считая невозможными замену правительства и проведение каких-либо реформ во время войны.

февраля 1917 г. занятия IV Государственной Думы были приостановлены, и с этого момента ее члены собирались лишь в частном порядке. 6 октября 1917 г., в связи с предстоявшими выборами в Учредительное собрание, Думы была распущена.

IV Дума, начавшая работать в 1912 г., имела возможность содействовать укреплению конституционного строя. Такая идея была выдвинута председателем IV Государственной Думы октябристом М.В. Родзянко. Однако провести в жизнь идею единых действий этих трех фракций в законодательной области было не так просто. Сторонники блокирования с октябристами остались в меньшинстве на проходившей в феврале 1913 г. конференции кадетов. Конференция пришла к выводу о том, что добиваться изменения режима через законодательную деятельность Думы можно лишь «изменив избирательный закон, реформировав Государственный Совет и учредив ответственное перед Думой министерство. Это, по сути дела, было подтверждением концепции Милюкова о «трех замках».

Однако все упиралось в нежелание правительства идти по пути реформ. Коковцев заявил, что правительство вынуждено считаться с самодержавной волей царя.

Многие законопроекты, принятые думским большинством, застревали в комиссиях. 24 мая 1913 г. Милюков сделал заявление на заседании ЦК кадетской партии о реформаторском бессилии Думы, а в 1913 г. (11 октября) в «Речи» писал о беспочвенности иллюзий о серьезном преобразовании России с помощью Думы 3 июля

Партия кадетов приступила к обсуждению тактики действий в парламенте четвертого созыва в ходе совещания думской фракции кадетов с провинциальными членами партии (20-21 ноября 1911 г.). В соответствии с замыслом руководства, озвученным на совещании, фракция кадетов, должна была продемонстрировать в Думе более решительную тактику по сравнению с предыдущим периодом, т.е. «развернуть во всю ширь собственную партийную программу».

2-3 февраля 1913 г. состоялась очередная конференция партии Народной Свободы с представителями провинциальных групп. В ходе обсуждения доклада ЦК о тактике конституционных демократов в IV Думе большинство участников конференции признало необходимость ведения более активной парламентской борьбы. На очередной конференции (23-25 марта 1914 г.) в докладе Центрального Комитета было заявлено о важности мобилизации всех фракционных сил для проведения более активной линии.

Одной из основных задач, поставленных перед фракцией, являлась необходимость сохранения кадетами имиджа борцов за народные права, благодаря которому партия получила авторитет и известность в обществе. Для решения данной задачи ЦК призвал фракцию выступать по всем вопросам, которые приковывали внимание общества или на которых желательно его сосредоточить. Таким образом, думскую трибуну предполагалось использовать максимально прагматично, а вносившиеся кадетами - депутатами законопроекты должны были иметь конкретную направленность, с тем, чтобы заинтересовать ту или иную категорию населения.

Необходимо отметить, что в рамках конференции ЦК обсуждал вопрос о создании при фракции специального органа, функциями которого являлись бы постоянное взаимодействие и контакты с населением, для повышения у него интереса к деятельности партии кадетов.

Парламентская тактика кадетов в отношениях с правительством также активно обсуждалась в ЦК. Правое крыло (В.А. Маклаков) выдвигало лозунг «оздоровления власти» путем привлечения в правительство «здоровых» элементов из либеральной общественности и проведения в Думе умеренных законопроектов в условиях соглашения с октябристами. Левое крыло во главе с Н.В. Некрасовым настаивало на более решительной тактике, как в самой Думе, так и за её пределами. Однако победу одержала тактическая линия, предложенная П.Н. Милюковым - лозунг «политической изоляции правительства». Для его реализации он считал возможным пойти на «координацию действий» с левыми партиями.

Начавшаяся в июле 1914 г. Первая мировая война вынудила кадетское руководство в очередной раз внести коррективы в работу фракции. ЦК партии выработал обращение к единомышленникам, в котором декларировалось следующее отношение к войне: поддержка армии и страны для достижения возможно скорой и решительной победы над неприятелем.

Однако спустя год под влиянием неудач на фронте и других негативных факторов, осложнявших положение в стране, тактика партии (в том числе, в сфере парламентской работы) кардинальным образом изменилась. Для совместного наступления на правительственный кабинет на совещании членов Государственной Думы и Государственного Совета в августе 1915 г. в Думе было решено образовать Прогрессивный блок, куда вошли кадеты, октябристы, прогрессисты, часть националистов и три группы Государственного Совета. Оппозиционность блока по отношению к государственной власти, резкая критика многих ее действий привели к политическому кризису 1916 г., ставшему впоследствии одной из причин Февральской революции.

Таким образом, рассматривая деятельность партии кадетов в IV Государственной Думе, следует отметить значительные усилия ЦК по активизации законотворческой деятельности кадетов - депутатов. Ее целью являлась не только реализация ряда программных установок партии, но и повышение популярности партии среди населения. В 1914-1915 гг. позиция фракции (и партии в целом) по важным вопросам во многом определялась положением, в котором находилось руководство страны в связи с ситуацией на фронте. Участие фракции в создании Прогрессивного блока и другие направления ее деятельности осуществлялись в соответствии с указаниями ЦК, следование которым существенно упрощалось тем, что лидер партии и член Центрального Комитета П.Н. Милюков одновременно являлся председателем фракции. При этом, фактором, препятствовавшим эффективному руководству фракцией, являлись разногласия среди членов ЦК по ключевым вопросам, приводившие к отсутствию единой точки зрения на линию поведения фракции.


Заключение


Анализ комплекса научной литературы и материалов по проблеме парламентской деятельности конституционно-демократической партии в Государственной Думе четырех созывов свидетельствует, что руководство Центральным Комитетом кадетской фракцией в Государственной Думе претерпело определенную эволюцию, связанную с изменением внутриполитической и внешнеполитической ситуации, а также развитием тактики парламентской деятельности, использовавшейся кадетами в ходе работы первого законодательного органа Российской империи.

Подводя итоги работы думской фракции партии кадетов, и оценивая руководство ею со стороны ЦК, необходимо подчеркнуть, что с момента начала работы парламента лидеры партии сознательно сместили центр ее политической активности в сферу парламентской деятельности, что существенно повысило роль фракции в партийной структуре. Начиная с открытия III Государственной Думы, Центральный Комитет занимался разработкой, а также поддержанием двух параллельно существовавших тактических линий, одну из которых кадеты обозначили как «декларативную», другую - как «деловую». Их применение диктовалось конкретными условиями, складывавшимися в ходе развития политической ситуации. Следует подчеркнуть, что постепенно предпочтения руководства кадетов смещались в сторону активного использования думской трибуны для достижения сугубо агитационно-пропагандистского эффекта, что, впрочем, не позволило кадетам вернуть былые симпатии общества.

В связи с этим представляется возможным провести некоторые параллели между действиями кадетской фракции в I и IV Государственных Думах. Несмотря на существенные различия в общей ситуации, тактические линии, заданные руководством кадетов, в данном контексте оказались схожими.

Дестабилизирующим фактором, осложнявшим работу парламентской фракции, являлись постоянные колебания во мнениях внутри самого ЦК: часть его представителей настаивала на пассивной и осторожной работе, постоянно считая партию неготовой к активной борьбе; другие члены, наоборот, ссылаясь на требование времени, видели необходимость в новой решительной тактике. Подобные колебания свидетельствовали, с одной стороны, о недостаточной согласованности в выработке единой тактической линии, а также о неспособности верно оценить сложившуюся обстановку внутри страны. Выделение внутри ЦК различных блоков привело к усложнению руководства фракцией. С другой стороны, промахи фракции, выражавшиеся в недостаточной проработанности плана действий и в пассивности в ряде ситуаций, можно объяснить сложными условиями, в которых ей приходилось работать.

Тем не менее, кадетам удалось избежать раскола в партии, в отличие от некоторых политических оппонентов, которые на разных этапах своего развития так и не смогли достигнуть внутреннего компромисса.

В целом исторический опыт деятельности конституционно-демократической партии в российском парламенте в рассматриваемый период свидетельствует о том, что несмотря на определенные сложности, вызванные как объективными, так и субъективными факторами, кадетам удалось выстроить механизм взаимодействия депутатов и руководящего органа партии, функционировавший (пусть и с разной степенью эффективности) на протяжении работы Государственной Думы всех четырех созывов.


Список использованной литературы и источников


1.Алескеров Ф.А., Кравченко А.С. Распределение влияния в Государственных Думах Российской империи [Текст] / Ф.А. Алескеров, А.С. Кравченко. // Полития. - 2008. - № 3. - С. 154-173.

.Анашкина С.В. Руководство ЦК кадетов фракцией во II Государственной Думе [Текст] / С.В. Анашкина. // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Издательство «Грамота». Тамбов. 2011 г. № 2, ч.3. С.10-13.

.Балтовский Л.В. Политическая доктрина конституционных демократов [Текст] / Л.В. Балтовский. - СПб.: СПбГАСУ, 2009. - 245 с.

.Басманов М.И. Сотрудничество и борьба [Текст] / М.И. Басманов, К.В. Гусев, В. А. Полушкина. - М.: Политиздат, 1988. - 381 с.

.Витте С.Ю. Избранные воспоминания, 1849 - 1911 гг. [Текст] / С. Ю. Витте. - М. : Мысль, 1991. - 718 с.

.Граве Б.Б. Кадеты в 1905-1907 гг. [Текст] / Б.Б. Граев. // Красный архив. 1931. Т. 3-5.

.Декреты Советской власти. [Текст]: Т. 1. - М: Государственное издательство политической литературы, 1957. - 627 с.

.Деркач Е.В. Исторический опыт развития конституционализма в России (Деятельность партии кадетов в I Государственной думе) [Текст] / Е.В. Деркач. // Представительная власть: мониторинг, анализ, информация. - 1996, № 8. - - С. 77-91.

.Долгоруков П.Д. Великая разруха [Текст] / П.Д. Долгоруков. - Мадрид: Издано М. П. Долгоруким. 1964. - 459 с.

.Думова Н.Г. Кадетская партия в период Первой мировой войны и Февральской революции [Текст] / Н.Г. Думова. - М.: Наука, 1988. - 246 с.

.Кизеветтер А.А. На рубеже двух столетий: Воспоминания, 1881-1914 [Текст] / А.А. Кизеветтер; Вступ. ст. и коммент. Вандалковской М.Г.; Ин-т рос. истории РАН. - М.: Искусство, 1997. - 396 с.

.Кирьянов И.К. Провал премьеры либеральной пьесы: первый опыт российского транзита [Текст] / И.К. Кирьянов. // Полис. - 2005. - № 5. - с. 118-131.

.Коковцов В.Н. Из моего прошлого. Воспоминания 1891 -1919 гг. [Текст] / В.Н. Коковцев. - М.: Современник, 1991. - 406 с.

.Кувшинов В.А. Кадеты в России и за рубежом (1905-1943 гг.). [Текст] / В.А. Кувшинов. - М., 1997. - 617 с.

.Леонтович В.В. История либерализма в России. 1762-1914. [Текст] / В.В. Леонтович. - М.: Русский путь, 1995. - 444 с.

.Маклаков В.А. Лидер московских кадетов о русской политике. 1880 - 1917. [Текст] / В.А. Маклаков. - М.: ЗАО Центрполиграф, 2006. - 351 с.

.Милюков П.Н. Воспоминания (1859 - 1917) [Текст] / П.Н. Милюков. / Составитель и автор вступительного слова М.Г. Вандаловкая. - тт. 1-2. - М.: Современник, 1990.

.Милюков П.Н. Год борьбы. Публицистическая хроника 1905-1906. [Текст] / П.Н. Милюков. - СПб.: Тип. т-ва «Общественная польза», 1907. - 584 с.

.Муравьева Л.А. Деятельность Н.Н. Кутлера - депутата Государственной думы второго и третьего созывов (1907 - 1912 гг.) - по аграрному вопросу [Текст] / Л.А. Муравьева. // Власть. - 2006. - № 3. - С. 42-44

.Олегина И.Н. П.Н. Милюков в Государственной Думе [Текст] И.Н. Олегина. // Ленинградский юридический журнал. - 2005. - № 03. - С. 107-115.

.П.Н. Милюков: историк, политик, дипломат: Материалы междунар. науч. конф., Москва, 26-27 мая 1999 г. [Текст] / Отв ред. Шелохаев В.В. - М.: РОССПЭН, 2000. - 559 с.

.Пантин И.К. Драма Российских реформ и революций: Сравнительно-политический анализ [Текст] / И.К. Пантин, Е.Г. Плимак. - М.: Весь мир, 2000. - 360 с.

.Политическая история. Середина XIX в.-1917 г. [Текст] / Под ред. Проф. В. А. Кувшинова, проф. А. В. Чунакова - М., 1992. - 184 с.

.Политические партии России: история и современность [Текст] / Под ред. проф. А.И. Зевелева, проф. Ю.П. Свириденко, проф. В. В. Шелохаева. - М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2000. - 631 с.

.Полный сборник платформ всех русских политических партий. С приложением высочайшего манифеста 17 октября 1905 г. и всеподданейшего доклада графа Витте [Текст] - М.: Государственная публичная историческая библиотека России, 2001. - 132 с.

.Программы политических партий России. Конец XIX - начало XX вв. [Текст]. - М.: РОССПЭН, 1995. - 464 с.

.Протоколы центрального комитета и заграничных групп конституционно-демократической партии [Текст]: В 6 т. / Рос. гуманит. научный фонд (РГНФ) - М.: РОССПЭН, 1997.

.Протоколы ЦК кадетской партии периода первой российской революции [Текст] // Вопросы истории. - 1990. - №№ 2, 5, 6, 9, 12.

.Российский либерализм: судьбы и перспективы («Круглый стол») [Текст] // Общественные науки и современность. - 2005. - № 6. - С. 80-89.

.Русский конституционализм: от самодержавия к конституционно-парламентской монархии: сб. документов [Текст] / авт.-сост. А.В. Гоголевский, Б.Н. Ковалёв; Ин-т «Открытое общество». - М.: Гардарики, 2001. - 489 с.

.Сидельников С.М. Образование и деятельность первой Государственной Думы [Текст] / С.М. Сидельников. - М.: Из-во Моск. ун-та, 1962. - 382 с.

.Спирин А.М. Крушение помещичьих и буржуазных партий в России (начало XX в. - 1920 г.) [Текст] / А. М. Спирин. - М.: Мысль, 1977. - 366 с.

.Стальной В. Кадеты (конституционно-демократическая партия Народной свободы) [Текст] / В. Стальной. - Харьков, 1929. - 318 с.

.Степанов С.А. Кадеты (Конституционно-демократическая партия) [Текст] / С.А. Степанов. // Вестник Российского университета дружбы народов. - Серия: Политология. - 2006. - № 8 - C. 75-84.

.Струве П.Б. Размышления о русской революции [Текст] / П.Б.. Струве. - М.: Знание, 1991. - с. 320.

.Съезды и конференции конституционно-демократической партии. 1905-1920 гг. [Текст]: В 3-х томах. - М.: РОССПЭН, 1997-2000.

.Черменский Е.Д. Буржуазия и царизм в первой русской революцииии[Текст] / Е.Д. Черменский. - М.: Мысль, 1970. - 448 с.

.Шацилло К.Ф. Русский либерализм накануне революция 1905 - 1907 гг. [Текст]: Организация. Программы. Тактика / К.Ф. Шацилло; Отв. ред. В.И. Бовыкин; АН СССР, Ин-т истории СССР. - М.: Наука, 1985. - 347 с.

.Шелохаев В.В. Кадеты - главная партия либеральной буржуазии в борьбе с революцией 1905-1907гг. [Текст] / В.В. Шелохаев. - М.: Наука,1983. - 327 с.

.Шингарев А.И. Вымирающая деревня [Текст] / А.И. Шингарев. // Социологические исследования. - 2002. - № 2. - С. 124-133.


Теги: Парламентская деятельность конституционно-демократической партии в Государственной Думе четырех созывов  Диплом  История
Просмотров: 33521
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Парламентская деятельность конституционно-демократической партии в Государственной Думе четырех созывов
Назад