Зарождение, этапы формирования и тенденции развития федерализма в Германии

Министерство образования и науки Российской Федерации

ГОУ ВПО Тульский Государственный педагогический университет

им. Л. Н. Толстого.

кафедра правовых дисциплин


ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

на тему

ЗАРОЖДЕНИЕ, ЭТАПЫ ФОРМИРОВАНИЯ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ФЕДЕРАЛИЗМА В ГЕРМАНИИ


Тула-2004

Содержание


Введение

Глава 1 Федерация как модель государственно-территориального устройства Германии.

.1 Теоретические подходы к определению федерализма, анализ федерации как одной из форм государственно-территориального устройства.

1.2 Изначальный федеративный характер государственности Германии. Формирование единого национального союзного государства в 962-1918г.

1.3 Особенности построения и кризис федеративных отношений в 1919-1933г.г.

Глава 2 Проблемы развития федерализма в Германии после II мировой войны.

.1 Особенности послевоенного устройства Германии. Образование двух германских государств.

.2 Проблемы воссоединения Германии и образования ФРГ.

.3 Будущее федерализма в Германии

Глава 3 Особенности правового регулирования федеративных отношений в ФРГ.

.1 Основной закон как гарант регулирования федеративных отношений в ФРГ.

.2 Разграничение полномочий между федерацией и землями

.3 Финансовые аспекты германского федерализма

.4 Институт современного Бундесрата как орган представительства земель

Заключение.

Список использованных источников и литературы.

Приложения.

Введение


Актуальность темы. Процесс формирования федеративных отношений в Российской Федерации в настоящее время идет противоречиво и непоследовательно. Важное значение сегодня приобретают вопросы сохранения целостности государства, обеспечения конструктивного взаимодействия власти с субъектами, поиска оптимальной модели государственного устройства, где нет диктата центра и нежелательного сепаратизма регионов. В этом контексте германский опыт федерализма представляет большой интерес. Германская федерация является одной из самых молодых в Европе, она существует с 1949 года. Но, несмотря на это, Германию можно отнести к числу старейших федеративных государств мира. «Германский федерализм был легитимизирован в первую очередь исторически, а уже во вторую конституционно - политически». Он выдержал испытание временем, благодаря чему «Германия представляет собой пример одной из самых удачных и благополучных федераций мира». Поэтому правовая проработка Федеративных отношений в Германии отличается большей тщательностью, чем в России. Для российских правоведов особая ценность материала состоит в том, что с момента возникновения федерализм явился одним из самых главных элементов, «обеспечивших стабильность политической системы немецкого общества путем гибкого правового регулирования взаимоотношений между центром и субъектами федерации», что было продемонстрировано в 1990-е годы.

В настоящее время Германия является стратегическим партнером России, с которой ведется активное сотрудничество на двусторонней основе. Отрицание принятия зарубежного опыта, его неприятие может обернуться «перекосами» во взаимоотношениях федерации и субъектов, что приводит к усилению централистских, а чаще партикуляристских тенденций, провоцирует сепаратизм и грозит целостности государства.

Анализ проблемы, уровень исследованности темы. Состояние федерализма как формы государственного устройства зависит от многих факторов, в том числе правовых, исторических, иных предпосылок, а также конституционно-правового состояния конкретного «территориального образования» на момент разработки и принятия основного закона. Некоторые немецкие правоведы полагают, что желающие «изучать федерализм во всем его совершенстве» должны «обратиться к опыту Германии, которая практикует его веками». Характерной чертой немецкой государственности является то, что она всегда носила федеративный или, по меньшей мере, союзный характер. Федерализм в Германии развивался последовательно на протяжении столетий и продолжает существовать в ФРГ, одном из высокоразвитых государств мира. Военный разгром Германии в ходе мировых войн не привел в этой стране к отказу от федерализма.

Таким образом, путь к пониманию сущности любого федеративного государства лежит в анализе истории его развития. Поэтому выбор темы исследования продиктован особенностями развития германской государственности с начала закладывания и оканчивая характеристикой современного состояния федерализма, его будущего.

Одним из первых отечественных исследователей германского федерализма является Е.Р. Кастель. Исследуя германский федерализм, он выделяет его предысторию (начиная со «Священной Римской Империи» и заканчивая серединой девятнадцатого века), «монархический» федерализм кайзеровской Германии, «республиканский» федерализм в веймарской Германии и западногерманский федерализм, проблемы федеративного устройства и статуса немецких земель после объединения Германии. Ученый А.В. Саленко не выделяет предысторию, однако рассматривает основные этапы развития немецкой государственности. Основываясь на теоретических позициях этапизации автор определяет в государственности Германии этапы, аналогичные выделенным вышеназванными ученым, с одной лишь особенностью: более подробно исследуется современный этап становления германского федерализма, его регулирования и проблематики.

В. И. Васильев рассматривал особенности развития германского федерализма на протяжении IV-XX веков, его современное состояние, актуальные проблемы развития, особенности функционирования Бундесрата, его роль в избирательной системе Германии.

За последние годы в исследованиях российских ученых нашли наибольшее отражение следующие комплексы проблем правового регулирования федеративных отношений в Германии по вопросам:

взаимодействия между федерацией и субъектами;

государственности субъектов;

гарантий сохранения федерального порядка;

перспектив развития германского федерализма в русле общеевропейских и общемировых тенденций;

возможностей использования германского опыта в России;

различных аспектов бюджетного федерализма, способов финансового выравнивания.

Несмотря на это, в российской историографии до сих пор нет специальных исследований, посвящённых теории федерализма и его роли в становлении германского государства.

В процессе работы над выпускной квалификационной работой автором были изучены материалы немецких исследователей, работы которых на сегодняшний день не переведены на русский язык и некоторые из них отсутствуют в российских библиотеках.

Целью данного исследования является:

определение сущности федерализма как одной из моделей государственно-территориального устройства и исследование особенностей правового регулирования федеративных отношений в Германии.

В данном исследовании поставлены следующие задачи:

определить основные этапы становления и развития федерализма в Германии;

осуществить сравнительно-правовую характеристику конституционных моделей федеративного устройства (кайзеровской Германии, Веймарской республики, ФРГ);

оценить перспективы для дальнейшего развития федерализма в Германии;

дать анализ действующего Основного закона ФРГ как главного средства регулирования федеративных отношений.

показать роль и место Бундесрата в современной государственно-правовой системе;

раскрыть сущность разграничения полномочий между федерацией и землями.

раскрыть финансовые аспекты взаимоотношения земель и федерации, определить механизм финансового выравнивания.

Ведущими методами исследования являются:

диалектический, так как позволяет изучить общественно-политические и правовые явления в их взаимной связи и обусловленности, рассмотреть федерализм как динамичное явление, подверженное постоянному развитию;

сравнительно-исторический и сравнительно-правовой методы позволяют выявить общие и особенные признаки источников и нормативно-правовой базы.

Хронологические рамки исследования охватывают период с X века (образования Священной Римской империи германской нации) до настоящего времени.

Глава 1 Федерация как модель государственно-территориального устройства Германии


§ 1.1 Теоретические подходы к определению федерализма, анализ федерации как одной из форм государственно-территориального устройства


Термин федерализм (от латинского Federal - договор или союз) появился в XVIII в. и обозначал правовое сообщество, состоящее из нескольких государств. После войны за независимость в США термин начал пониматься как распределение государственной власти между двумя силами - федерацией и её субъектами (землями).

В зарубежной юридической науке, в отличие от отечественной, федерализм с начала XX века характеризуется как «единственно здоровая форма соединения государств», подчеркивается, что в условиях функционирования сложной политической системы федерализм является инструментом сглаживания интеграционных и дезинтеграционных тенденций в развитии государства, что подразумевает дополнение и согласование в действиях федерации и земель.

Современная германская правовая мысль выработала четкие определения основных понятий, характеризующих предмет исследования: «федерализм», «федерация», «конфедерация».

Само понятие федерализма определяется исследователями довольно широко. Федерализм рассматривается не только как определенная государственная структура, понятие для форм политического и организационного сосуществования более или менее самостоятельных частей (государства, земли, регионы) в одном подчинённом целом, но и как собирательное понятие, предполагающее и непременно включающее в себя определенный процесс урегулирования отношений. Смысл федерализма в этом контексте состоит в том, чтобы обеспечить такое соединение различных групп в союз, которое позволяло бы осуществлять общие цели и при этом сохранять самостоятельность частей. Исследователь моделей федерализма Р. Уоттс обращает внимание на то, что федерализм- это, прежде всего не описательный, а нормативный термин, означающий приверженность многоуровневой системе власти, сочетающей элементы совместного управления и регионального самоуправления. Он основывается на предположении о необходимости достижения единства и разнообразия одновременно. Данная форма позволяет в границах большого государственного образования сохранять исторически сложившееся многообразие и своеобразие традиций, обычаев и культуры различных групп и слоев населения или наций. Современные западные исследователи видят смысл федерализма, с одной стороны, в предоставлении составным частям федерации самостоятельности и самоуправления, а с другой - в обеспечении их участия в управлении государственными делами. Сам федерализм при этом рассматривается как хорошо испытанное средство для решения конфликтов.

Федерация означает форму такого государственного устройства, при котором несколько государственных образований, юридически обладающих определенной политической самостоятельностью, на основе договора или конституции или конституционно-договорным путем одно федеративное государство, которое подразумевает сочетание сильных субъектов с сильным общим правительством. Для федерации характерно функциональное и территориальное разделение полномочий между государственно-властными структурами с присущими ей двумя уровнями законодательства - федеральный и региональный - несколько уровней публичной власти: федеральный и региональный уровни, а также местное самоуправление. Между участниками достигается соглашение о разделении полномочий центра и составных частей. Традиционное федеративное устройство предполагает, прежде всего, добровольное объединение входящих в федерацию территорий в единое государство с разделением при этом государственного управления и политической ответственности между центром и составными частями. В федеральном центре действуют общенациональные институты законодательной, исполнительной и судебной власти. Каждая из составных частей федерации также сохраняет самостоятельные органы законодательной, исполнительной и судебной власти. Между правительствами федерации и земель господствуют отношения независимости и сотрудничества в создании политики национального уровня, основанные на процессах переговоров и компромиссов между исполнительными ветвями каждого уровня управления. Каждый из субъектов обладает полномочиями, которые им делегирует народ в соответствии с конституцией, каждый из них вправе напрямую иметь дело с гражданами при осуществлении своих законодательных, административных и налоговых полномочий, все они избираются прямым голосованием и подотчетны гражданам. Федерация создается, как правило, по территориальному признаку и состоит из территорий отдельных её субъектов. К характерным признакам федерации ученые относят также то, что отношения центра и составных частей регулируются основным законом государства - конституцией, создается специальный механизм урегулирования конфликтов - конституционный надзор.

Федерация, если она реально существует, исключает наличие в своем составе государства, являющегося субъектом международного права. Хотя, по мнению большинства исследователей, федерации обеспечивают наличие сильного центрального и региональных органов власти, напрямую ответственных перед гражданами, но при этом некоторые ученые отмечают тенденцию к некоторой усложненности и бюрократизму.

Конфедерация означает государственное объединение, отношения внутри которого строятся на основе международного права в форме договора. Конфедерации возникают, когда государственные образования объединяются, создавая общее правительство для выполнения некоторых ограниченных задач, например, обороны или экономической политики, но общее правительство находится в зависимости от правительств субъектов. Они устанавливают и поддерживают постоянный контроль над центральным правительством, которое в своих акциях может достичь уровня простых граждан, только действуя через эти единицы. При конфедеративном устройстве объединившиеся государственно-территориальные единицы образуют союз, но в значительной степени сохраняют свой суверенитет и законодательные полномочия. Общее правительство обладает лишь косвенной электоральной или фискальной базой, так как правительства ее участников выступают в роли посредников между общим правительством и гражданами. Составляющие конфедерацию государства являются суверенными. Для выхода из состава конфедерации каких-то ее членов не требуется согласия остальных - подобное право фиксируется при заключении изначального конституционного соглашения. Большинство ученых считают, что такая система, когда для принятия любого решения требуется одобрение членов конфедерации, укрепляет позиции последних по сравнению с субъектами в федерациях. Таким образом, в конфедеративном государстве проявляется межгосударственный федерализм. Как конфедерацию немецкие исследователи определяют Германский союз, существовавший в виде союза государств.(Staatenbund) с 1815 по 1866 гг.

Признаками федерализма как формы государственного устройства являются: государственно-подобный характер объединенных в единое государство территориальных единиц- субъектов федерации, конституционное разграничение суверенитета федерации и суверенности его субъектов, общие территория и гражданство, недопущение изменения границ без их согласия.

Принципы федеративных отношений - это основополагающие, писанные и неписанные положения конституционного права, «отвечающие закономерностям развития и функционирования федеративных отношений, обеспечивающие реализацию главных интересов как федерации в целом, так и её субъектов».

К основным принципами федерализма отечественные исследователи относят:

двойное разделение властей (горизонтальное - на исполнительную, законодательную и судебную; вертикальное - на центральную власть и власть субъектов федерации).

однородность (гомогенность): федеральное и земельное соответствие принципам правового государства;

преданность федерации: федерация и земли сосуществуют в тесной взаимосвязи, должны быть дружественными;

субсидиарность, при котором распределяется компетенция внутри федерации таким образом, что проблемы решаются на том уровне, где они возникают.

С точки зрения директора «Немецкого института по исследованию федерализма» Х. П. Шнайдера, федерализм характеризуется в основном четырьмя принципами: правовое единство; свобода, выраженная в государственности земель; равенство субъектов федерации; солидарность, то есть «союзническая ответственность друг за друга и помощь друг другу».

Таким образом, большинством ученых федерализм рассматривается как многомерное явление, имеющее не только статические, но и динамические характеристики. Поэтому рассмотрение этого явления в исторической ретроспективе приобретает особый смысл для анализа организации федеративных структур в современной ФРГ.


1.2 Изначальный федеративный характер государственности Германии. Формирование единого национального союзного государства в 962-1918г.

федерации германия государство

Уникальность исторического опыта германского федерализма состоит в том, что, имея долгую историю, он последовательно существовал на всех этапах развития Германии и на каждом закреплялся конституционно в ходе борьбы сторонников партикуляризма и централизма.

В немецкой историко-правовой литературе распространены взгляды на историческое прошлое германии с момента возникновения собственно германского государства в X веке как на историю существования нескольких германских рейхов (империй) как реальное воплощение её единства на соответствующем этапе её исторического развития. Немецкие ученые делают вывод, что государственное единство Германии, воплощенное в той или иной империи характеризуется как федеративное или имеющее элементы федерализма.

Российский исследователь германского федерализма И.М. Бусыгина считает, что «немецкая федеративная традиция выросла из истории страны, возраст её существенно превышает возраст собственно федерализма».

Исторические корни германского федерализма, по мнению большинства исследователей «уходят корнями во времена раннего средневековья», когда существовали еще не связанные по национальному признаку общины, княжества, герцогства, графства. Созданная Оттоном II Священная Римская империя германской нации имела в переносном смысле федеративную структуру. Это было крупное объединение государств на общей национальной основе, охватывающее преимущественно немецкоязычное пространство. Постепенно власть императора слабела, а имперские князья, графы и правители городов стали рассматривать себя в качестве властителей самостоятельных территорий. Так в Священной римской империи сложились предпосылки для формирования «конституционного поля с суверенитетом княжеств, имперских и вольных городов, графств».

Подписание в 1648 году Вестфальского мира после завершения Тридцатилетней войны определило основные положения имперской конституции до конца существования Священной Римской империи германской нации. В результате чего империя превратилась объединение примерно 355 суверенных образований. Особым государственно-правовым единством оно не отличалось. Характерный признак: за местными монархами закреплялся суверенитет как реальную государственную власть, которая была, однако подчинена власти империи. По наличию двойной государственной власти немецкие правоведы определяют данное образование как монархию, имевшую черты федерации. Хотя в империи XVIIв. отсутствовали центральные исполнительные инстанции и общие постоянные вооруженные силы, её конституционно-правовое единство было обеспечено работой общегерманского парламента и имперского суда. В отличие от европейских стран в Германии процесс централизации стал развиваться в рамках отдельных княжеств.

После ликвидации Священной Римской империи войсками Наполеона согласно акту (Конституции) Рейнского союза 16 германских государств объявляли о своём суверенитете и подпадали под протекторат Франции, затем к документу присоединились еще 20 государств. Создание Рейнского союза ликвидировало более 112 мелких государственных единиц. На эти меры Наполеон пошел из-за трудностей оккупации земель(«355 государств не поддавались никакому управлению»). Это был значительный шаг на пути уменьшения политической раздробленности и формирования следующего государственного образования - Германского союза. Деятельность Рейнского союза обогатила историю конституционного права Германии, поскольку создатели нового образования использовали опыт прежней конструкции, в частности организационный принцип Акта (Конституции) Рейнского союза.

Созданный Венским конгрессом после разгрома Наполеона Германский союз был с точки зрения международного права объединением «германских суверенных княжеств и вольных городов», «которых часто вопреки их желаниям объединяли в одно конфедеративное целое». Сецессия из союза не допускалась, а прием новых членов требовал единодушного решения всех участников. Особый интерес представляет собой статья 13 Союзного акта: «Во всех союзных государствах будет принята земельно-сословная конституция». После чего были приняты 26 конституций, усилился сепаратизм и партикуляризм, особенно на юге Германии. Лидерами в союзе были соперничающие Пруссия и Австрия. В итоге данное положение оказалось бесперспективным, так как не отвечало дальнейшему экономическому и политическому развитию страны.

Попыткой преодолеть экономическую раздробленность Германского союза явился созданный в 1833г. по инициативе Пруссии Таможенный союз, в который вошли 20 государств. Участники договаривались об отмене таможенных границ и установлении общих сборов и пошлин на ввозимые товары. Вторжение Австрии в Таможенный союз с самого начала было заблокировано Пруссией.

К 40-м годам XIX в. политическая раздробленность Германского союза стала основным препятствием на пути развития новых, капиталистических отношений. Пруссия согласилась на создание федерации, включающей территорию Германского союза, и конфедерации, связывающей эту федерацию с немецкими областями Дании и Голландии.

Решение противоречий ускорили народные волнения в германских государствах. После мартовской революции Национальное собрание во Франкфурте на Майне создало проект федеративного государства, образованного из областей прежних немецких земель. (Глава I отдел 1 конституции: «Германская империя состоит из территории прежнего Германского союза».) Согласно проекту главой империи являлся «император немцев», титул которого должен был носить один из германских монархов, рейхстаг состоял из палаты народов (Volkshaus), избираемой на три года, и палаты государств (Staatenhaus) (уполномоченные отдельных государств), что выражало федеративные притязания участников собрания. Определенную стабильность во взаимоотношения членов германской империи гарантировал Имперский суд, который в соответствии с § 126 конституции он имел широкие права в урегулировании споров. В заключительном седьмом отделе конституции Германской империи 1849 года содержалась весьма условная гарантия ее исполнения, которая сводилась к необходимости произнесения будущим императором на совместном заседании обеих палат рейхстага клятвы «охранять империю и права немецкого народа, точно соблюдать конституцию и добросовестно ее исполнять»(§ 191).

Однако эта попытка построения демократического федеративного государства потерпела неудачу. Конституция не была поддержана Австрией, Баварией и рядом мелких государств- членов германского союза, опасавшихся усиления Пруссии. В итоге национальное собрание было разогнано. Однако немецкий ученый Хорст Потш считает, что «Конституция осталась только проектом, который всё же сыграл роль столетием позднее при учреждении Германский республики». В частности её положения о правах человека вошли практически без изменений в Веймарскую конституцию.

Дальнейший процесс объединения страны протекал в постоянном соперничестве Австрии и Пруссии. Так наказываемые «великогерманский» и «малогерманский» пути объединения. Борьба за объединение Германии вступила в новую фазу, «примечательной особенностью которой стало вытеснение Пруссией Австрии с политической арены». В мае 1848 года король Пруссии заключил с монархами Саксонии и Вюртенберга унию, согласно которой формировался союз из трех монархий во главе с прусским королем в качестве императора и при сохранении суверенных прав двух других монархов. Вскоре к унии присоединились большинство мелких и средних государств. Парламент унии в Эрфурте занялся разработкой конституции унии, которая предусматривала установление по существу гегемонии Пруссии. Так, за прусским королем закреплялась должность председателя Союзного совета из четырех представителей других правительств, он имел право законодательной инициативы и право осуществления исполнительной власти.

Вскоре государства, правители которых избавились от страха перед революцией, стали усматривать угрозу своим интересам со стороны Пруссии. Против унии выступили крупные европейские державы, не желавшие чрезмерного усиления Пруссии. В итоге этот план учреждения германской унии провалился.

Неудачен был также проект реформы Германского союза, разработанный в Баварии в 1850 году. Данный проект укреплял центробежные и партикуляристские позиции в союзных государствах. Так, например, «союз был лишен права вторжения в суверенные права союзных государств». Проект был отвергнут Австрией и Пруссией из-за стремления умалить значение монархов этих государств в Германском союзе.

Попытки создания федеративного германского государства выявили примерное равновесие между Пруссией и Австрией. Проблема объединения Германии стала зависеть от того, кто - Пруссия или Австрия станут лидером.

Решительный поворот произошел в 1862 г., в связи с назначением О. Бисмарка министром-президентом и министром иностранных дел Пруссии. Пруссия сначала присоединила к себе более мелкие княжества, а затем после войн с Данией, Австрией и Францией, заставила более крупные княжества (лишенные теперь покровителей) учредить совместно с Пруссией обновленную Германскую Империю. Так в соперничестве Австрии и Пруссии решительную победу одержала последняя.

Важным шагом на пути малогерманского объединения был Северогерманский союз, явивший пример федеративного объединения. Конституция сосредотачивала всю полноту власти в руках наследного президента союза прусского короля, который опирался на Бундесрат, состоящий из представителей объединенных государств союза. Председательствовал в Бундесрате назначаемый президентом Союза прусский канцлер Бисмарк. Бундесрат совместно с избираемым рейхстагом издавал законы. Этот документ создавал основы для конституции будущей германской империи. Некоторые ученые считают, что впервые было образовано союзное государство с федеративным устройством.

Конституционные особенности федеративного устройства по конституции 1871г. объясняется спецификой становления Германской империи. Этот процесс протекал в два этапа:

. Заключение международных договоров между Северогерманским союзом и южногерманскими государствами об учреждении «вечного союза», которые были ратифицированы на основе решений Бундесрата и рейхсрата германского союза, а также палат ландтагов южногерманских государств.

. Одновременное принятие конституций 1867-1871г.г., которые закрепляли федеративное территориальное политическое устройство Германии.

Своеобразие этого процесса, по мнению ученого Е. Р. Кастеля в том, что юридической основой «вечного союза» лежали договоры между монархами союзных государств и королем Пруссии. «Конституция Германской империи 1871г. определяющим признаком признавала наличие отдельной династии, федеративные отношения носили специфический династический характер».

января 1871 г. президент Северогерманского союза прусский король Вилигельм I был провозглашен императором Германской империи («второго германского рейха»). Решение южногерманских государств об объединении с Северогерманским союзом В. И. Васильев объясняет привлекательностью конституции Северогерманского союза, которая «…давала возможность представлять интересы юга Германии в Бундесрате. Важнейшей предпосылкой объединения были растущие экономические связи между югом и севером страны». Вступая в союз, южногерманские государства сохранили за собой ряд привилегий, так называемые «специальные права». Например, особое налоговое положение, собственная почта и воинские формирования в Баварии и Вюртенберге.

Конституция Германской империи соответствовала конституции Северогерманского союза с изменениями и дополнениями, вытекающими из заключенных договоров между северо- и южногерманскими государствами. Согласованный с Бундесратом текст конституции был утвержден императором 16 апреля 1871 года. Конституция представляла собой компромисс между продолжением традиций и сохранением институтов немецкого государственного федерализма и требованиями национального объединения. Это было гибкое сочетание монархических, федеративных и унитарных элементов, выраженное в сложном распределении полномочий, между империей входившими в нее государствами.

Особенностью федеративного устройства германской империи являлось также и то, что в ее состав вошло 25 союзных государств (22 монархии и 3 вольных города), юридическое неравенство которых было закреплено в тексте Конституции. Статья 16 Конституции гласила, что законодательство империи осуществляется совместно Бундесратом и рейхсратом. В иерархии государственных органов империи Бундесрат занимал главенствующее место и являлся федералистско - монархическим правительственным органом империи. Конституция 1871 г. предписывала членам Бундесрата, являвшимся представителями династических правительств отдельных государств империи действовать и голосовать по инструкции как бы в качестве дипломатических посланников (Ст. 7). Устанавливались широкие компетенции центральной власти по вопросам законодательства и управления, приоритет имперских законов перед законами отдельных земель, вводил единое гражданство (§19), что позволяет сделать вывод, что Германия являлась фактически союзным федеративным государством.

Положение короля Пруссии, по конституции «германского кайзера» (Ст. 11) (право «союзной экзекуции») и признанная всеми политическая и конституционно- правовая роль прусского королевства в рамках всего государства, полномочия Бундестага как федеративной коллегии представителей союзных государств позволяют ряду исследователей характеризовать правовую сущность второй германской империи как конституционно- договорную «монархическую (династическую) федерацию». Королевство Пруссия занимало 65% территории всего государства, на которых проживало 62% населения. За счет этого Пруссия единственная из государств имела 17 представителей в Бундесрате (Ст. 6), что позволяло ей беспрепятственно проводить законопроекты. На протяжении существования второго рейха прослеживается тенденция сосредоточения все больших полномочий союза - унитарные тенденции. Преимущественное положение Пруссии в государстве и предоставление особых прав южногерманским государствам разрушали представление о Германской империи как образце государства с хорошо отлаженной системой федеративного устройства. Некоторые исследователи видят в союзе германских государств 1871-1918 г.г. элементы псевдофедерализма.

Таким образом, в ходе тысячелетнего развития Германии постепенно из разрозненных герцогств и графств складывается альянс суверенных феодальных правителей. В ходе экономического развития такие государства как Австрия, Бавария, Баден, Брандербург (позднее Пруссия), Саксония, Ганновер превращаются в самостоятельные центры власти, внутри которых развиваются федеративные отношения в рамках Священной Римской империи германской нации. Несмотря на ряд попыток сплотить германские земли на федеративной основе до середины XIX века Германия оставалась конгломератом независимых государств в рамках единого языкового пространства. Однако опыт объединения, союзные договоры между государствами, деятельность Франкфуртского национального собрания обогатили исторический опыт федерализма и заложили его правовую базу, на которую опирались законодатели при создании более поздних федеративных конституций Германии.

Объединение Германии во второй половине XIX века было обусловлено экономическими потребностями развивающихся капиталистических отношений и борьбой за лидерство между сильнейшими государствами Германии: Пруссией и Австрией. После победы Пруссии в ходе войн на конституционно-договорной основе было создано монархическое федеративное государство, соединяющее в себе относительную автономию членов, их участие в решении государственных вопросов с прусской гегемонией.

Таким образом, была создана устойчивая форма федерализма, который обеспечил объединение крупных, средних и малых германских государств в союзную европейскую державу с мощной экономикой, значительным военным потенциалом и активной внешней политикой.


1.3 Особенности построения и кризис федеративных отношений в 1919-1933г.г.


Уже с конца 19 века в стране начался процесс постепенного перераспределения властных полномочий в пользу рейха, лишь усилившийся с наступлением войны. В условиях роста национального самосознания немецкой нации прусская гегемония и федерализм все в большей степени ассоциировались с консерватизмом, пережитком, в котором многие пытались увидеть причину военных неудач. Таким образом., наряду с вопросом о власти немецкая революция в ранг первоочередных поставила проблемы ликвидации прусской гегемонии и осуществления широкомасштабной территориальной реформы.

Поражение в первой мировой войне, Ноябрьская революция 1918 года привели Германию в состояние хаоса. Возникла опасность развала империи. С одной стороны предпринимались усилия раздробить Пруссию на отдельные территории, с другой - сохранить ее как ядро единого национального государства. Ситуация усугублялась активизацией сепаратистских сил. На повестку дня была поставлена задача конституционно-правового переосмысления структурных принципов построения немецкого государства. Наряду с вопросом о модификации системы государственного управления Германии со всей остротой встал вопрос о территориальной реформе страны.

Начавшаяся под руководством главы ведомства внутренних дел Гуго Пройса работа по подготовке проекта конституции преследовала своей целью модернизацию системы внутригосударственных отношений, в первую очередь, перестройку системы региональных отношений, которая бы соответствовала условиям развития современного общества. Предложения Пройса по территориальному переустройству страны и созданию примерно равных по своим размерам и численности проживающего в них населения «государств» не встретили широкой поддержки у членов центрального правительства и вызвали протест со стороны региональных политических элит. Залог прочного государства Пройс видел в сочетании централизации и четкого разграничения полномочий. Функции будущих «государств» он обозначил как «высокопотенциальное самоуправление», а сами «государства» как «самоуправляемые единицы». При этом в поле компетенции каждого из них входила разработка собственного законодательства и осуществление управления. Основной упор в своих планах Пройс делал на реорганизацию маленьких государств и раздел Пруссии. Возлагая слишком большие надежды на революционные перемены, Пройс недооценил силу федеративных традиций в Германии.

В результате совместной работы с представителями регионов правительство было вынуждено внести в проект ряд поправок. Оно фактически признало невозможность, при сложившихся на тот момент условиях, образования унитарного государства и высказало намерение провести новое территориальное деление, проблема которого была напрямую связана с судьбой 40-миллионой Пруссии, охватывавшей 3/5 территории страны. К тому же, в Германии было много малых государств, неспособных к самостоятельному существованию.

Германские земли приняли непосредственное участие в разработке проекта будущего территориального устройства Веймарской республики через союзный совет, затем через комитет Германских государств, непосредственное участие в «имперских конференциях немецких союзных государств».

В конечном итоге землям удалось лишь частично смягчить во многом унитарный характер Веймарской конституции. Принятый 31 июля 1919 года новый основной закон ознаменовал собой значительное продвижение Германии по пути создания централизованного государства. Наряду с широким спектром исполнительных и законодательных полномочий рейх получил все конституционные рычаги к усилению собственных компетенции, что дало повод к ведению споров о характере созданного в Германии государственного образования не только в среде политиков, но и среде юристов. Данный конституционный компромисс провозгласил опиравшуюся на суверенитет народа, а не на союз государств республику и привел страну в новое правовое состояние. Была достигнута однородность конституционного строя: все земли стали республиками (ст. 1).

Итог компромисса конституции 1919 года определил форму государственного устройства Германии того времени. Германия являлась федерацией из 18 земель, каждая из которых имела свою конституцию и свой законодательный орган- ландтаг. Бывшие союзные государства получили название земель(Länder) как следствие унитаристской тенденции, однако конституцией признавалась государственность земель (ст. 2), наличие у земель собственной территории, «осуществление государственной власти в пределах компетенции собственными органами на основе своих конституций» (ст. 5). Однако в конституции не содержалось прямого указания на федеративную структуру Германии, так как согласно ст.2 «территория империи состоит из территории земель, а прием новых земель осуществляется в законодательном порядке». Ставшая итогом компромисса государственно-правовая система республики не разграничивала четко компетенции земель и «империи», поэтому не исключала возможности двоякого толкования прописанных в конституции правовых норм, что не раз приводило к серьезным внутриполитическим конфликтам. Следствием унитаризации являлось и то, что земли не имели права самостоятельного законодательного регулирования: их законы могли быть аннулированны «империей». Все конституции земель должны были составляться с учетом Веймарской. Приоритет имперского права над законодательством земель гарантировался ст. 13 конституции.

Вся власть, которую земли получили по конституции, явилась лишь конституционно-правовым подтверждением части принадлежавших им ранее полномочий, но никак не властью, делегированной им законодательным собранием. Земли сохранили значительные полномочия в сфере религии, культуры, образования, полиции и юстиции, собственные конституции (ст. 6, ст. 78-80,ст. 82, ст. 88), которые являлись подтверждением государственного характера земель, и регулировали деятельность исполнительной власти на местах, а также возможность влияния на выработку государственной политики через представительный орган земель - рейхсрат (ст. 63). Все эти факторы позволяют ряду ученых отнести Веймарскую республику к типу федеративного государства с сильно выраженными унитарными чертами. Некоторые немецкие ученые считают федерализм Веймарской республики «искаженным», видимостью федерализма(Schein-Föderalisnus).

По конституции возросла роль рейхстага, который избирался на четыре года на основе всеобщего избирательного права, предоставленного всем гражданам достигшим 20 лет (Ст. 23). Этот орган в конституционной практике заменил прежний Бундестаг. Участвуя в законодательстве и управлении Веймарской республики, рейхсрат уже не обладал тем объемом полномочий, которые имел Бундесрат кайзеровской Германии. Рейхстаг обладал, с одной стороны, достаточными функциями для участия в управлении государством, но, с другой стороны, не имел возможности оказывать серьезное влияние на формируемую и проводимую центром политику.

Одним из подтверждений ослабления федеративной составляющей веймарской государственно-правовой системы стало положение института парламентского представительства немецких государств - рейхсрата, который, «несмотря на свое структурное сходство с Бундесратом, так и не унаследовал политической значимости своего предшественника».

В соответствии с Веймарской конституцией рейхсрат создавался как высший орган имперской власти, орган представительства земель в сфере законодательства и управления. Возможности влияния Пруссии в рейхсрате сознательно ограничивались создателями конституции: прусские провинции получили половину всех прусских голосов в верхней палате парламента. Ограничениям подверглось право законодательной инициативы верхней палаты немецкого парламента. Теперь все законопроекты выносились на обсуждение парламента либо правительством, либо рейхстагом, а рейхсрат включался в обсуждение уже на стадии, когда закон был внесен. В случае выражения рейхсратом своего несогласия с правительственным проектом кабинет министров мог внести его через одну из партий парламента. Рейхстаг был также в состоянии 2/3 голосов преодолеть вето парламентского органа представительства немецких земель (Ст. 74). Что неоднократно использовалось для проведения необходимых центральной власти законов.

Принятая 31 июля конституция стала важным шагом на пути к финансовой централизации создав все необходимые предпосылки для максимально широкого использования имевшихся в распоряжении государства источников финансовых поступлений. Теперь центр обладал правом на основе закона, принятие которого не требовало изменения положений конституции, поручать исполнение некоторых законодательных актов общегосударственным, а не земельным инстанциям. На этой основе было открыто имперское управление (Ст. 8), что ослабило финансовую автономию земель, в частности в области сбора налогов. Так, были отменены земельные взносы и особые права, которыми земли обладали до революции. Признавая за землями финансовую самостоятельность, конституция, в тоже время, делала ее «иллюзорной», обеспечив рейху право конкурирующего законодательства. Финансовая и налоговая реформы создали единую финансовую систему, которая дала центру бесспорное преимущество перед землями, позволила ему сосредоточить все источники прямых налогов и привести объемы налоговых поступлений в соответствие с потребностями и интересами всего государства. Она не уничтожила государственности немецких земель, однако, стала важным инструментом социально-экономического и политического влияния центра в стране, явилась серьезным ударом по самостоятельности немецких регионов, лишившихся важного рычага влияния на государственную политику и превратившихся фактически в пансионеров рейха.

Расширение законодательных компетенций центра особенно проявлялся во вмешательстве центральных властей в административно-управленческую сферу земель. Были упразднены права-привилегии, которые Бисмарк оставил за Баварией, Баденом и Вюртенбергом. Земли уже не имели собственных вооруженных сил, а рейхсвер находился в подчинении центральной власти Берлина. Согласно унаследованному из прежней конституции институту имперского надзора рейх обладал правом контроля за соблюдением норм Веймарской конституции, высшей формой которого была имперская экзекуция в военной или гражданской форме (ст. 48 абзац 1), что применялось в 1923 году (подавление пивного путча). Устанавливалось при необходимости крайне широкие правомочия президента (ст. 43,45,46). Приход к власти национал-социализма означал конец Веймарской республики, так как основной закон федеративного порядка не согласовывался с учением фюрера с всевластием одной партии и безусловным послушанием. Определенную роль в этом сыграл конфликт с кабинетом министров Пруссии в июле 1932 года, который окончился смещением правительства этой земли на основе распоряжения рейхспрезидента, что обнаружило «факт дальнейшего выхолащивания федеративной государственности».

Ряд исследователей считают, что унитаризация Веймарской республики произошла потому, что правящая элита была заинтересована в создании сильной центральной власти, которая не допустила бы восстановления прусской гегемонии.

После прихода к власти руководство НСДАП предпринимает ряд законов, направленных на уничтожение федерализма в Германии и созданию унитаризма и централизма. После выборов в рейхсрат 5 марта 1933 года в земли, в которых не было национал-социалистского правительства, стали направляться рейхскомиссары. Голосование в рейхсрате стало определяться исключительно национал-социалистами. Закон, устанавливающий чрезвычайные полномочия правительству «Для ликвидации нужды народа и государства» создал основополагающие положения для конституционно-правовой унификации земель. На основании этого был принят закон для унификации земель с рейхом от 31 марта 1933, который постановил роспуск ландтагов. Они были заново укомплектованы по результатам выборов в рейхстаг, земельные правительства были образованны по-новому. Второй закон для унификации земель с рейхом от 7 апреля 1933 вводил в каждой земле имперского наместника, который должен был заботиться о соблюдении установленных рейхсканцлером директив национал-социалистской политике.

Закон о новом устройстве государства от 30 января 1934 года устанавливал унитарные структуры государства. Земельные парламенты были распущенны, земельные правительства подчинялись имперскому правительству как органы исполнительной власти (ст. 2). Вся территория была разделена на 43 административных района - гау. Руководители назначались централизованно руководством НСДАП.(В 1937 году стало 28 административных единиц-земель и провинций, включая Силезию и Восточную Пруссию, которые не входят в состав нынешнего германского государства.) Наконец, по закону от 14 февраля 1934 года был распущен один из основных институтов федеративного устройства государства - рейхсрат. Это проставило окончательную точку в уничтожении конституционного порядка и федеративного государства.

В заключение главы можно сделать следующие выводы:

1.германский федерализм, рассматриваемый в данной работе как понятие, имеющее как статические, так и динамические характеристики конституционно и практически функционировал как форма государственно-территориального устройства Германии на протяжении десяти веков.

2.Данное положение юридически и фактически было закреплено в таких договорных нормативных актах, как акт (Конституция) Рейнского союза, положения Таможенного союза, Северогерманского союза, явивших примеры нормативного регулирования федеративного объединения межгосударственного характера.

.Принятие Конституции 1871 года ознаменовало собой создание единого немецкого государства, построенного на федеративных началах. Особенностью федеративного устройства германской империи являлось то, что в ее состав вошло 25 союзных государств, юридическое неравенство которых было закреплено в тексте Конституции. На конституционно-договорной основе было создано монархическое федеративное государство с унитарными элементами, соединяющее в себе относительную автономию членов, их участие в решении государственных вопросов с прусской гегемонией.

.Принятие конституции Веймарской республики в 1919 году знаменовало собой создание новой государственно-правовой системы отношений в стране. Право конкурирующего законодательства, рейхсэкзекуция создавали все предпосылки на пути дальнейшей централизации немецкого государства, однако земли все же смогли сохранить достаточно высокую степень самостоятельности, нашедшую свое выражение в сфере земельного законодательства, управления и юстиции, а также оказывать влияние на формирование имперской политики посредством участия в органе парламентского представительства немецких земель - рейхсрате.

.Нерешенность проблемы территориального переустройства и начавшийся в Германии процесс централизации, темпы и масштабы которого не учитывали особенности регионального развития, не способствовали превращению существовавшей в республике модели федерализма в фактор стабильности веймарской республики. С приходом к власти фашистов конституционные основы федеративных отношений были ликвидированы в результате унификации земель.


Глава 2. Проблемы развития федерализма в Германии после II мировой войны


.1 Особенности послевоенного устройства Германии. Образование двух германских государств


После разгрома гитлеровской Германии в 1945 году переговоры между союзными державами-победительницами, а также в научных и политических кругах о будущем страны были посвящены проблеме: какой путь должен быть избран - унитаризации или федерализации.

Уже во время второй мировой войны в недрах движения сопротивления сформировалось мнение, что после окончательного разгрома гитлеровского рейха в Германии должно возникнуть прочное федеративное устройство государства.

Переговоры о разделе Германии на три оккупационные зоны и введении особого управления для Берлина проводилась союзниками еще до ее капитуляции. СССР должен был получить. Великобритания - северо-западную, США - юго-западную части страны. Позже, на конференции в Ялте в феврале 1945 года, было согласованно выделение территории и для Франции, которая сложилась из частей американской и английской зон.

На Потсдамской конференции 17 июля-2 августа 1945 года руководители «большой тройки» СССР, США, Великобритания высказались за децентрализацию как административно- управленческих, так и экономических структур Германии, чтобы предотвратить новую концентрацию власти, создающую возможность для злоупотребления ею.

Оккупационные власти СССР, США, Франции и Великобритании содействовали созданию на территории Германии 17 земель. В первые послевоенные годы границы между зонами имели статус государственных. В состав американской зоны входили Бавария, Гессен, северные части Бадена и Вюртенберга, Бремен. Британия получила Гамбург, новообразованную Северную Рейн-Вестфалию, Нижнюю Саксононию и Шлезвиг-Гольштейн. Французская зона состояла из небольших земель: (Южного Бадена), Вюртенберг- Гогенцоллерна, земель Рейнланд-Пфальц и Саарланд на юго-западе. В феврале-июне 1947 года в ходе совещаний представители правительств земель и центральных управлений достигли соглашений о разграничении полномочий, ограничения прерогатив центральных управлений.

Выяснилось, что между союзниками не было достигнуто соглашение по восстановлению государственно-территориального устройства немецкого государства. Стали проявляться различные подходы держав-победительниц. Франция склонялась к конфедеративной организации Германии в сочетании с частичным расчленением. Великобритания предлагала свою модель децентрализованного унитарного государства. США предлагали близкую американскому опыту федеративную систему государственного строительства. К проектам федерализации Германии советское руководство относилось негативно, так как «тогда бы отсутствовали центральные исполнительные органы, которые могли бы нести ответственность за выполнение Германией обязательств по отношению к державам- победительницам».

Раскол среди держав-победительниц привел к созыву весной 1948 года в Лондоне международной конференции, на которой было принято решение о создании «западногерманского государства на основе умеренной федералистской концепции». В качестве главной цели западные державы сформулировали документ, который передали министру- президенту западно-немецкого государства в Франкфурт на Майне (франктфурский документ №1), согласно которому учредительное собрание вырабатывает демократическую конституцию, которая создает форму правительства федеративного характера, наиболее подходящую, чтобы восстановить немецкое единство, создаст соответствующие центральные инстанции и будет содержать гарантии индивидуальных прав и свобод. Подчеркивалось, что преодоление существовавшего раскола Германии необходимо не в результате восстановления централистской империи, а путем федеративной формы государственного устройства, которая охраняет права каждой входящей в состав государства земли и одновременно предусматривает единую центральную власть. Такая политика, направленная на форсированное создание западногерманского государства объясняется позицией СССР против «принудительной федерализации Германии».

Последующее развитие федеративных структур продолжалось в западных землях Германии. В конце 40-х годов из-за усиления холодной войны западные державы были заинтересованы в возрождении и стабилизации надежного партнера в «своей» части Германии. Провинциальному государству была придана федеральная структура, «что умерило опасения европейских соседей, переживающих страх перед возможностью возрождения германского рейха».

Послевоенные исторические условия продиктовали федеративное устройство, основанное на политической воле оккупационных властей и политической ответственности немецких властей. Бусыгина, И. М. считает, что «важная причина утверждения федеративной системы в послевоенной Западной Германии связанна с тем, что к 1948-1949 г.г. уже существовали, а значит, на большей части территории не было нужды организовывать нечто новое». Однако границ всех земель (за исключением Баварии, Гамбурга, Бремена и Саксонии) были изменены. Причина заключалась в том, чтобы уничтожить Пруссию и тем самым избавиться от постоянного очага напряженности в Европе. Поэтому территория Пруссии была поделена между другими землями. Однако данный передел не вызвал недовольства внутри страны. Исследователь К. Зонтхаймер отмечает, что «перемещение беженцев и переселенцев после 1945 года и связанная с развитием индустриального общества социальная мобильность населения хотя и не устранили этнических различий, но сильно стерли их. Таким образом, в германских федеральных землях едва ли можно видеть особое территориальное образование. Скорее речь идет о территориальных корпорациях с формальной государственной структурой, которые материально сохраняют лишь незначительную самостоятельность».

В американской оккупационной зоне уже осенью 1945 года был создан координирующий орган- совет для трех земель(Länderat),который стал первым органом федеративного толка. Британская зона была организованна на централистских началах, однако в 1947-1948 г.г. американская и британская зоны были слиты воедино в одну так называемую Би-зону(Bi-Zone). Интересы в Би-зоне представлял Земельный совет, прообраз будущего Бундесрата. Позже французская часть присоединилась к Би-зоне с созданием трехзонального совета. Конечной целью была провозглашено создание либеральной политической и экономической систем на территории ФРГ. Союзники не стали создавать земли по границам своих зон,- тогда бы в Германии было 3-4 земли. Хотя сегодня многие ученые Германии считают, что проведенная реформа не была оптимальной: «Земли не смогли создать уравновешенное новое административное деление, предложенное в 1948 году западными оккупационными державами. Главным препятствием для переустройства структуры были собственные интересы земельных политиков и бюрократов».

Премьер- министры западных германских земель, входивших в английскую, американскую и французскую оккупационные зоны, дали поручение комитету немецких экспертов подготовить проект Основного закона ФРГ.

июля 1948 года военные губернаторы западных зон передали премьер-министрам ряд документов. Содержание важнейшего из них сводилось к тому, чтобы учредительное собрание выработало до 1 сентября 1948 года демократическую конституцию, «которая создаст форму правительства федеративного характера…, соответствующие центральные инстанции прав участвующих стран» (Франкфуртский документ №1). Поскольку Конституция разрабатывалась не Национальным собранием, а так называемом Парламентским советом, в состав которого вошли 65 избранных ландтагами представителей западногерманских земель, документ получил название Основного закона, что подчеркивало его неокончательный, переходный характер. Союзники вносили в заседания Парламентского совета свои рекомендации, направленные на усиление федералистских структур в будущем государстве.

После принятия советом Основного закона 8 мая 1949 года спустя четыре дня западные державы дали разрешение на принятие этого документа, который был одобрен 10 из 11 земель (за исключением ландтага Баварии, по мнению которого полномочия центральных органов власти были слишком велики). Земельное правительство Баварии требовало наделить земли правом принимать решения о том, какой объем суверенитета они хотели бы передать федерации. Но такая конструкция союзного государства была отклонена Англией, Францией и США.

В новой конституции были учтены недостатки и уроки Веймарской республики:

. Отказ от плебисцитарных элементов (прямой законодательной инициативы населения, референдумов, так как этим создавалась почва для демагогий).

. Ослабление статуса рейхспрезидента, чтобы не допустить чрезмерной централизации власти и нового Гитлера.

. Более четкое разграничение законодательных компетенций для поддержки федерализма. (Введение американской системы, характеризующейся дуалистическим суверенитетом федерации и земель). Такая система предполагала, что федерация и субъекты имеют особую компетенцию и не вмешиваютя в дела друг друга.

. Бундесрат и Бундестаг обладали равными правами, т. е. федеральные законы вступали в силу после принятого большинством обеих палат решения. Доминирующая роль в этом процессе отводилась Бундестагу. Таким образом, были отвергнуты предложения о возможности модернизации проявившего свою слабость рейхсрата Веймарской республики. Признавалась доминирующая роль Бундестага- «представительства демократического народа».

После ратификации основного закона контроль западных союзников постепенно ослаблялся. «В 1955 году республика, наконец, получила полный формальный суверенитет».

В советской оккупационной зоне в марте 1948 года был сформирован немецкий народный совет, который поручил своему конституционному комитету разработать на основе документа Социалистической единой партии Германии (СЕПГ) проект конституции германского государственного образования. Третий немецкий народный конгресс в ответ на принятие Бонном Основного закона, в октябре 1949 года принял конституцию ГДР. Согласно конституции это государство провозглашалось как федеративное (ст.1 Конституции ГДР). Принятию конституции восточногерманского государства предшествовало образование земель: Тюрингии, Саксонии, Саксонии-Ангальт, Бранденбурга, Мекленбурга, земельные парламенты которых в 1946-1947г.г. одобрили земельные конституции. Несмотря на марксистско-ленинское содержание и доминирующую роль СЕПГ, «документ имел текстуальную схожесть с Веймарской конституцией». Органом представительства земель являлась Земельная палата (Länderkammer). Ее члены выбирались отдельными ландтагами по блочной системе (Единый список партий под руководством СЕПГ). Голос мог быть отдан или этому единому списку или быть признанным недействительным. Земельная палата имела по сравнению с Народной палатой незначительный политический вес, так как имела против решения Народной палаты право приостанавливающего вето и отлагательного вето (ст. 48 конституции ГДР). Основные компетенции в области законотворчества и управления находились в ведении республики, таким образом «с самого начала федерализм ГДР состоял в большей степени в федеративно- государственном фасаде, и в меньшей степени в фактическом федеральном порядке с вертикальным разделением власти, с разделением задач и политической кооперации». Созданное государство было построено на унитарных началах.

Согласно закону «О дальнейшей демократизации структур и процедур государственной власти в землях ГДР» от 23 июля 1952 года отменил земельные правительства и ландтаги, распустил земли и разделил территории пяти земель на 14 районов, которые в свою очередь были разбиты на 191 земельный округ и 27 городских округа.

Земельная палата оставалась еще несколько лет как «памятник федерализма». Ее депутаты избирались в 1954 и 1958 годах без конституционно- правового обоснования через представительства районов. В декабре 1958 года был принят закон о роспуске земель. ГДР, существовавшее до этого как формально федеративное государство, фактически превратилось в унитарное однопартийное.

Согласно конституции от 6 апреля 1968 года, а также в тексте от 7 октября 1974 года ГДР определяла себя как единое государство, построенное на основе принципа демократического централизма (Ст. 9 п. 31). Вместо земель присутствовали региональные местные области управления единой государственной власти. Принцип демократического централизма требовал, чтобы все основные вопросы государственной и общественной жизни при принятии во внимание опыта на местах решались централизованно, и чтобы решения и мероприятия высших органов были обязательны для низших органов власти.

После 1949 года ФРГ и ГДР, признанные ООН как равноправны и независимые государства развивались каждое своим путем в условиях «холодной войны». «Германский вопрос» был решен только после радикальных перемен в Советском союзе и странах Центральной и Восточной Европы.

Таким образом, после окончания второй мировой войны немецкий федерализм стал результатом политического регулирования, ставшего следствием желания держав-победительниц воплотить в жизнь такую форму государственного устройства Германии, которая одновременно бы решала ряд задач: препятствовала бы возрождению мощного централизованного государства и концентрации власти, давала Германии возможности участия в интеграции Западной Европы и противостоянии СССР, основывалось на демократических европейских принципах. Земли восточной Германии были преобразованы под воздействием СССР в централизованное унитарное государство с однопартийной системой.


2.2 Проблемы воссоединения Германии и образования ФРГ


Задача объединения немецких земель, по мнению ряда исследователей, могла быть решена несколькими путями:

1.На базе статьи 146 Основного закона путем созыва Учредительного собрания и выработки новой общегерманской конституции.

2.Через возможность создания конфедерации ФРГ-ГДР.

.На базе статьи 23 Основного закона, согласно которой «другие части Германии» могли вступить в сферу действия конституции ФРГ.

В Восточной Германии была возрождена идея федеративного государственного устройства под воздействием демократической революции в 1989-1990г.г. Партия демократического централизма отвергла принцип «демократического централизма» и поддержала воссоздание земель. Участники «Центрального круглого стола» согласовали проект новой конституции ГДР, в 41 статье которой подчеркивалось федеративное устройство. Эти шаги стимулировали объединение Германии и воссоздание земель, существовавших до 1952 года в ГДР.

Так как земли ГДР никогда не были законно распущены, то их не нужно было заново основывать, они должны были вступить в свои права через закон, изменяющий конституцию. В итоге после выборов в народную палату от 18 марта 1990 года было осуществлено восстановление земельных структур в федеративную республику.

После воссоединения были восстановлены пять земель бывшей восточной Германии, существовавшие до 1952 года: Бранденбург, Мекленбург-Передняя Померания, Саксония, Саксония-Анхальт, Тюрингия. Восточный Берлин был слит с Западным Берлином в единую землю. При определении границ восточных земель в ряде коммун проводились референдумы, когда население выбирало, к какой земле оно хочет принадлежать. Через референдумы решался вопрос и о земельных столицах.

Законодательный процесс воссоединения был обеспечен Договором о валютном, экономическом и социальном союзе между ФРГ и ГДР от 22 июля 1990 года. На основе этого документа ГДР могла быть конституирована только как федеративное государство, таким образом, была исключена возможность существования ГДР в качестве независимого суверенного федеративного государства- члена Германо-германской конфедерации.

Документ правительств земель ФРГ от 5 июля 1990 года под названием «Краеугольные положения о федерализме в объединенной Германии», «Основы земель по поводу федерализма» был одобрен их коллегами в новообразованных восточно-германских землях в декабре того же года. Этот документ закреплял стратегическую линию на объединение двух германских государств в условиях федеративной системы ФРГ и предлагал список требований «для усиления федерального порядка».Наиболее важными были требования, касающиеся законодательных полномочий и «финансовой конституции» Особое значение они придавали восстановлению совместных полномочий. Кроме того, документ предполагал «обязательный пересмотр распределения законодательных полномочий» в Основном законе с целью укрепления законодательного авторитета земель вместе с четким разделением ответственности в областях, на которые распространяются Общие задачи и различные финансовые соглашения. Одновременно в «Основах» содержалось требование «исключения экономических и социальных различий». Это дополнялось требованием обновления процесса финансового уравнивания, который бы учитывал потребности земель.

Создание системы правовых актов об объединении Германии завершил «Договор между ФРГ и ГДР об установлении государственного единства Германии» от 31 августа 1990 года, в соответствии с которым земли ГДР стали новыми федеральными землями ФРГ, а ГДР прекратила свое существование как государство.

Воссоздание новых федеральных земель было завершено только 14 октября 1990 г., т. е. после вступления Восточной Германии в ФРГ, что исключало возможность бывшим восточным землям, и восточному Берлину представлять свои интересы на переговорах о воссоединении двух частей Германии.

Таким образом, проблема воссоединения Германии была решена на основании статьи 23 Основного закона ФРГ, после чего германский вопрос был закрыт юридически. В 1992 году была принята новая редакция статьи 23, которая трактует вопросы европейского единства.

Исследователь германского федерализма В.И. Васильев считает недостатком воссоединения с точки зрения развития федерализма то, что желание западногерманских земель участвовать в переговорах натолкнулось на непонимание федерального центра. Это породило «издержки врастания новых федеральных земель в правовую, политическую, экономическую и финансовую систему ФРГ, которые можно считать признаками хромающего федерализма».

После начала объединения Германии федерализм характеризовался шестью конфликтными линиями:

1.Возникновения конфликта между «богатыми» и «бедными» землями.

2.Проявление регионального конфликта между старыми и новыми субъектами федерации.

.Усиление конфликта между крупными землями с мощным потенциалом и малыми с слабым экономическим потенциалом.

.Противоречия между равнинными землями и городами-государствами.

.После интегрирования новых земель в общегосударственную систему финансового выравнивания появилось новое качество конфликта между старыми и новыми субъектами федерации.

.Усиление и затухание постоянных конфликтов между землями, в которых у власти находились противоположные влиятельные силы.

Большая часть исследователей считает, что в целом система немецкого федерализма за 48 лет не претерпела существенных изменений, несмотря на то, что с 1951 по 1992 годы поправки в Основной закон вносились 36 раз, из них 24 поправки имели целью изменение конституционно- правовых норм федеративного государства, причем более чем в 10 случаях речь шла о расширении компетенции федерации за счет компетенций земель. Однако и следователи отмечают ряд устойчивых тенденций, усилившихся после воссоединения германских земель.

С момента объединения страны в 1990 году самыми актуальными стали различия по оси запад-восток. Восточные земли - наименее развитая часть Европейского союза (при том, что в ЕС существует Португалия и Греция). Резкое ухудшение экономической жизни Восточной Германии после объединения оказалось разрушительным. Новым землям, по мнению исследователя Ш. Джеффери недостает управленческого опыта и налоговых поступлений, для целевого финансирования: «Существовала угроза того, что финансовая слабость новых земель приведет к даче их согласия на признание временного федерального вмешательства в основные полномочия земель».

Проблема финансового выравнивания земель обострялась дебатами по поводу территориальной реформы. Некоторые немецкие исследователи считают оптимальным для функционирования федерации укрупнение земель с сокращением их числа до 3-5. Предполагалось также сформировать немецкие земли таким обрезом, чтобы они закрыли бывшую границу между государствами. Идея заключалась в том, чтобы по возможности гладко без конфликтов объединить страну, сгладить экономические диспропорции.

Также наметился процесс ослабления земель за счет Евросоюза. Ст. 24 Основного закона предусматривает, что национального суверенитета может быть передана межгосударственным организациям. Однако земли считают, что делегирование суверенных прав наднациональным организациям недопустимо, если оно угрожает существованию земель в их нынешнем конституционном статусе и их участию в законодательном процессе. Земли ФРГ неоднократно высказывали неудовольствие в связи с тем, что по мере продвижения вперед создания Европейского Союза урезаются конституционные полномочия регионов, связанные с культурными и образовательными делами, средствами массовой информации и. т. д.

Подчеркивается усиление централизации из-за перенесения столицы Германии из Бонна в Берлин, вместе с тем в ФРГ есть достаточно крупных городских центров, способных уравновесить новую столицу. Несмотря на то, что среди земель существуют опасения по поводу централизаторских тенденций, в 1990-е годы она не так ощутима, как в конце 1950-1960-х годов. Сегодня большинство специалистов считают, что земли взяли ситуацию под свой контроль.

Таким образом, в ходе объединения Восточной и Западной Германии в 1990 году произошло образование Федеративной Республики Германии на основании ст. 23 Основного закона ФРГ. Однако возникшее государство столкнулось с рядом проблем в федеративной сфере: необходимостью проведения территориальной реформы, совершенствования системы финансового уравнивания земель, нарастанием централизации за счет Евросоюза и политики федерального центра.

Необходимо добавить, что на современном этапе германский федерализм развивается под воздействием множества внутренних и внешних факторов и требует реформ для решения насущных проблем. Большинство исследователей считают, что, несмотря на это федеративная система Германии не выглядит столь же противоречивой как в России. Федеральная структура, а затем развивающийся процесс европейской интеграции, сократившей возможности национальной политики, смягчили объединение немецких земель. Федеративный строй Германии, имея глубокую историческую традицию, оправдал себя, учитывая особенности и проблемы регионов, готовность федерального центра и субъектов федерации к компромиссам и диалогу для решения общими усилиями возникших проблем.


.3 Будущее федерализма в Германии


Основными тенденциями в федеративной сфере, отмечаемыми исследователями в современной Германии являются:

1.Нарастание унитарных и централистских тенденций.

2.Необходимость нового административно - территориального деления.

.Усиление соревновательного федерализма как способа совершенствования его кооперативной модели.

Усиление унитарных и централистских тенденций ряд исследователей считают особенностью развития современной ФРГ, особенно в законодательной области. Так, Х. - П. Шнайдер считает: «Мы в Германии говорим об унитарном федеративном государстве, об унитаризме. У нас сегодня центральная власть выступает практически единственным законодателем. Законодательство в землях играет менее значимую роль».

Причины этого явления ученые видят в неравномерном развитии экономики, что порождает неравенство экономических потенциалов субъектов Федерации и диспропорции в отраслевой функциональной структуре экономики, поэтому оказывается финансовая поддержка «слабым» и «бедным» землям за счет централизованных финансовых средств( п. 4 ст. 106 Основного закона).

Данная тенденция прослеживается по трем линиям:

1.Внесение поправок к Основному закону.

2.земли начинают все более зависеть от центра в вопросах финансов и ряде сфер, где земли «подпадают под давление центра» через Федеральный Конституционный суд, который рассматривает споры между землями и федерацией.

.Европеизация законодательного процесса. Всё большая часть национального права трансформируется европейским правом, иногда замещается им.

Сегодня очевидно, федерация получает очевидное преимущество в законодательной сфере. Общая тенденция к единообразию приводит к тому, что схожее регулирование присутствует даже в тех сферах, которые относятся к исключительной компетенции земель. Ряд исследователей считает, что эти тенденции угрожают федерализму, способствуют его разрыхлению, «потере субстанции». Другие исследователи считают, что существующие на сегодняшний день тенденции свидетельствуют о зрелости федерализма, однако являются свидетельством затухания необходимого федеративного процесса, даже в области «культурного федерализма». Поэтому существуют многочисленные дискуссии о необходимости нововведений и децентрализации власти, сокращения полномочий федерального центра и передача решений ряда проблем на том уровне, на котором они возникли.

Разработчики проекта «Европа 2010г.» (по заданию Европейской комиссии) отмечают, что развитие постиндустриального информационного общества приведет к ослаблению вертикальной и усилению горизонтальной власти на местах.

Необходимость нового административно - территориального деления - проблема, попытки решения которой предпринимаются в Германии уже не одно десятилетие. В настоящее время в ФРГ при 82 млн. населения существуют 16 земель. Проблемы возникают при необходимости финансового выравнивания различных по экономическому потенциалу земель. Ряд ученых считают реформу по реорганизации необходимой в связи также с демографическими процессами, в результате которых численность населения будет сокращаться.

Согласно ст. 29 Основного закона образование новых земель на территории федерации может быть проведено федеральным законом без согласия правительств и парламентов уже существующих земель. Необходимо одобрение закона путем референдума, который проводится на территории тех земель, где образуются новые. Однако первая попытка претворения в жизнь этой нормы (создание новой земли Баден - Вюртемберг на основе специального конституционного акта) была единственной, вторая попытка объединения в одну землю Бранденбурга и Берлина потерпела неудачу. Жизнеспособность существующих земель и сильная земельная идентичность ставит вопрос осуществление территориальной реформы в будущем. Немецкие исследователи германского федерализма считают тему об оптимальном количестве субъектов федерации временно закрытой ввиду того, что рациональные и достоверные критерии формирования территориальных образований еще не найдены. Поэтому реализация конституционного положения представляется едва ли осуществимой.

Анализируя отношения между федерацией и землями, ряд исследователей дают определение федерализма в ФРГ как кооперативного федерализма, концепция которого основана на идее взаимного дополнения центра и субъектов федерации, сотрудничества. Этот термин обозначает двухуровневую систему, где каждый уровень отделен друг от друга и имеет элементы самостоятельности, собственные компетенции для выполнения своих задач. Кооперативный федерализм подразумевает существенную роль переговоров, посредством которых согласовываются интересы различных земель посредством регулярных (три раза в год) встреч канцлера с руководителями субъектов федерации, конференций на уровне премьер-министров земель, консультаций отраслевых министров регионов. Кооперативный федерализм предполагает общую ответственность за согласованную ответственную политику в духе приверженности федерации без ущерба полномочиям обеих сторон: разделение полномочий между федерацией и землями по функциям, участие земельных правительств в принятии решений общефедерального характера. Однако ряд ученых считают кооперативный федерализм формой проявления унификации, замедляющих развитие государства вследствие того, что при данной системе «тон задает слабейший». Поэтому будущее развитие федерализма большинство ученых видят посредством развития соревновательного (конкурентного) федерализма как способа совершенствования его кооперативной модели.

Соревновательный федерализм основан на принципе субсидиарности и содействует расширению компетенции и повышению ответственности земель как автономных центров в целях достижения оптимальных вариантов решений важнейших задач в интересах граждан. Соревновательный федерализм предполагает способность к нововведениям, отражает согласованность и одновременность инновационного развития, проведению эксперимента в рамках субъекта федерации. Однако критикой этой тенденции является то, что в условиях существования неоднородных по возможностям земель Германии исключена возможность абсолютного равноправия каждой в рамках федерации, что исключает возможность конкуренции «между всем и всеми». Важным шагом в этом направлении является децентрализация власти и полномочий в условиях федерализма.

Несмотря на отмеченные выше проблемы, по которым идут дебаты, фактом остается то, что прошедшие 50 лет показали удивительную способность ФРГ адаптироваться к изменениям. Корректировки в федеральном балансе сил проводились с использованием процедуры принятия конституционных поправок, через механизмы взаимодействия между органами власти различного уровня и пересмотра законодательства. Эти три процесса доказали свою сравнительную гибкость. Частичные случаи пересмотра конституционных положений стали обычной практикой, причем важнейшие из них включали усиление законодательной и финансовой функций федерального правительства (1960-ые гг.), вопросы объединения Германии (1990-ые) и реформы в период после объединения (1994 г.).

Таким образом, в заключение главы на основе анализа ведущих тенденций развития германского федерализма можно сделать следующие выводы:

. Послевоенное устройство западногерманского государства имело в основе федеративный принцип, что отвечало воле союзных держав, по указаниям которых новому федеративному государству был придан корпоративный характер, то есть было конституционно оформлено сотрудничество между федерацией и землями и землями между собой;

. Восточногерманское государство было построено на основе принципа демократического централизма, что обеспечивалось руководящей ролью КПГ.

. События на международной арене и внутри двух германских государств создали предпосылки для их объединения и возникновения Федеративной Республики Германии;

4.В современном германском государстве усиливаются тенденции централизации и унификации, которым успешно противостоят земли, как обладающие всей полнотой законодательной и исполнительной власти субъекты федерации.

5.Федерация и земли совместно взаимодействуют при выполнении государственных задач, что соответствует духу кооперативного федерализма.

.Нововведения обеспечиваются соревновательностью земель посредством конкурентного федерализма.


Глава 3 Особенности организации федеративных отношений в Германии


§ 3.1 Основной закон как гарант регулирования федеративных отношений в Германии


Федерализм как форма государственно-территориального устройства Германии впервые был возведен в ранг основополагающего конституционного принципа Основным законом ФРГ (абз. 1 ст. 20 <./DOC_3864885.htm>). Приверженность ему обусловлена длительной историей развития децентрализованной политико-территориальной организации Германии с характерными для нее культурно-языковыми особенностями отдельных групп населения (баварцев, саксонцев, гольштейнцев, баданцев и др.), протестом ее демократических сил в послевоенный период против политики унификации, проводимой нацистами. Кроме того, особую роль играет отношение к федерализму и децентрализации вообще - как важнейшему условию обеспечения демократии и свободы личности, регулирования социально-экономических отношений.

Ряд исследователей выделяют такую особенность Основного закона ФРГ как отсутствие в нем специального раздела, регулирующего вопросы федеративного устройства. Но положения, касающиеся этой проблемы, содержатся в каждой из разделов конституции и имеют так называемый «сквозной характер». Принцип федеративного устройства относится к незыблемым (не подлежащим изменению) положениям конституции. Это означает, что данные положения могут быть отменены только посредством принятия новой конституции. Федеративная структура немецкого государства закреплена в ст. 30, 70, 83, 92, 104а, 105 Основного закона ФРГ.

В соответствии с Конституцией Германии, федеральное устройство основано только на двух уровнях: федерация и субъекты федерации (земли). - Местные коллективы (коммуны) по Конституции не являются третьим самостоятельным уровнем федеративного строя в стране. Земли не обладают правом выхода из Федеративной республики, и она не может быть распущена на отдельные составляющие. С другой стороны нельзя и земли заставить объединиться в одно целое и создать унитарное государство. Нельзя отменить принцип разделения федерации на земли. Так, в статье 79 Основного закона говорится: «Изменения настоящего Основного закона, затрагивающие разделение Федерации на земли, принципы участия земель в законодательстве или принципы, закрепленные статьями 1 и 20 не допускаются». Исследователи федерализма подчеркивают корпоративный характер федерации, так как она была построена по территориальному принципу, тем самым было конституционно оформлено сотрудничество федерации и земель.

Согласно ст. 20 Основного закона Федеративная Республика Германия является демократическим и социальным федеративным государством. Конституционный принцип означает, что государственностью обладает не только федерация, но и каждый из ее субъектов, хотя земли сознательно отказались от статуса «субъектов федерации». В силу собственной учредительной власти каждая земля имеет свою собственную систему органов законодательства, управления и правосудия: однопалатный парламент (в Баварии - двухпалатный); формируемое парламентом правительство, премьер-министр которого выступает как глава исполнительной власти и глава земли; общие высшие суды и суды первой и второй инстанции, суды земель по трудовым, социальным, финансовым и административным делам, а также конституционный суд или иной орган конституционной юрисдикции. Государственные органы земель обладают своим кругом полномочий. Некоторые исследователи считают, что можно говорить и о наличии в землях правовых систем, основу которых составляют конституции и законы земель. Земли имеют самостоятельный бюджет. Кроме того, земли вправе заключать государственные договоры друг с другом и договоры по экономическим, культурным вопросам (с согласия Федерального правительства) с иностранными государствами или государственными образованиями в их составе. В Федеративной Республике Германии все земли обладают равным конституционным статусом; они являются государственными образованиями, обладающими правом на равное к ним отношение со стороны Федерации. Долг соблюдения интересов федерации запрещает ей осуществлять раскол земель, достигая соглашения только с некоторыми из них и понуждая других к участию.

Согласно Основному закону на Федерацию ложится доля законотворчества, а на ее субъектов - исполнение законов, т.е. управление. Осуществление государственных полномочий и решение государственных задач - дело земель, так как закон не устанавливает иного регулирования (ст.30), но федеральное право имеет преимущество перед правом земель (ст.31), однако основные права на уровне Федерации и на уровне земель закрепляются Конституцией ФРГ независимо от предписаний ст.31. Независимо от этого принципа положения конституций земель остаются в силе, поскольку они гарантируют основные права в соответствии с федеральной конституцией. Только если нормы земельных конституций, закрепляющих основные права, не соответствуют Конституции, то они теряют силу - в отличие от общего принципа ст. 31, согласно которому земельное законодательство признается недействительным при наличии аналогичного федерального.

Немецкие исследователи федерализма придают центральное значение конституционному долгу верности со стороны Федерации и ее субъектов-земель, также являющемуся неписанным положением Основного закона ФРГ, но содержащемуся во многих его разделах. Федеральный конституционный суд Германии, имеющий роль регулятора взаимоотношений между центром и землями, в ходе своей деятельности неоднократно указывал на то, что в германском федеративном государстве «все конституционно-правовые отношения между государством и его составными частями, а также конституционно-правовые отношения между субъектами определяются главенством неписаного конституционного принципа взаимного долга Федерации и земель действовать в интересах Федерации». Этот принцип всеобъемлющим и главенствующим образом закрепляет конституционно-правовую обязанность, в соответствии с которой земли должны сохранять верность по отношению друг к другу и по отношению к Федерации так же, как и Федерация по отношению к землям. Задача принципа верности федерации состоит в том, чтобы укрепить связь Федерации и земель в рамках общего конституционного права, способствуя тем самым укреплению федеративного порядка. Этот принцип ограничивает эгоизм Федерации и земель, противодействует проявлениям ослабления федеративных связей и сепаратистских тенденций, возлагая на участников обязательство не предпринимать ничего, «что могло бы повредить государству в целом или его частям». В то же время принцип соблюдения интересов федерации направлен и на сохранение самостоятельности Федерации и земель, ограничивая тенденции, грозящие нарушить баланс федеративного распределения прав и обязанностей. При этом для Федерации и для земель он является амбивалентным, обеспечивая единство и вместе с тем плюрализм», обязывая к сотрудничеству и вместе с тем к уважению самостоятельности участников, препятствуя как явной унитаризации, так и явной партикуляризации. Данный принцип означает как обязательства земель по отношению к федерации, так и обязательства Федерации по отношению к землям. Кроме того, обязательство взаимной верности связывает воедино не только Федерацию и земли, но и земли в их взаимоотношениях. Таким образом, речь идет о взаимных и многосторонних обязательствах всех участников правовых отношений федеративного государства. Х. Бауэр подчеркивает, что в ходе конституционного развития принцип верности федерации играет важную роль, поскольку он благоприятствует повышению способности к изменениям конституционного права и, будучи «неписаным конституционным принципом», особенно пригоден для быстрого реагирования на изменения в поведении активных политических сил, на трансформацию рамочных условий обычного, конституционного и международного права, а также на изменения последствий конституционной практики.

Федеративный порядок, заложенный в Основном законе ФРГ, может существовать лишь в условиях, когда Федерация и земли в своих отношениях соблюдают положение, согласно которому объем применения формально имеющихся полномочий определяется взаимным учетом интересов. Таким образом, принцип учета интересов Федерации включает также функцию ограничения прав. Это, прежде всего, находит отражение в запретах на злоупотребление правами и на противоречащие интересам друг друга действия.

Поэтому абзац 1 ст.28 Основного закона ФРГ осуществляет регулирование государственной структуры земель («Конституционный строй в землях должен соответствовать принципам республиканского, демократического и социального правового государства в духе настоящего Основного закона».) Абзац 3 ст. 28 устанавливает, что Федерация гарантирует соответствие конституционного строя земель основным правам, а также положениям абзацев 1 и 2 этой статьи. Если рассматривать эти положения вместе, то конституции земель должны соответствовать не только принципам демократического, правового, социального и республиканского государства, но также основным правам, закрепленным в федеральной конституции. Абзац 3 ст. 28 наделяет Федерацию функцией обеспечения соответствия конституционного строя земель федеральной конституции. Данные положения закреплены в Основном законе с тем, чтобы земли, опираясь на имеющиеся у них полномочия, не осуществляли свои собственные намерения, игнорируя другую сторону, и не следовали лишь своим собственным интересам.

Конституцией гарантируется обеспечение равного уровня жизни на всей территории федерации (п. 2 абзац 3 ст. 106) и равенство правового статуса жителя каждого субъекта федерации (Каждый немец имеет в любой земле равные права и обязанности (ст.33).

Ряд исследователей отмечают, такую особенность Основного закона, как отсутствие детального регулирования положения городов (Берлин, Гамбург, Бремен), обладающих статусом земель. Также в данном законодательном акте не нашел отражения принцип полного равенства субъектов федерации в силу своей очевидности, однако большинство исследователей связывают эту особенность с внушительным историческим опытом германского федерализма.

Д. А. Ковачев выделяет три вида гарантий целостности федерации, которые были выработаны в ходе германской конституционной практики:

. Получение официального заключения со стороны федеральных органов о соответствии конституций субъектов федерации федеральной конституции. 2. Судебный контроль за соответствием конституций субъектов федерации федеральной конституции. 3. Конституционное закрепление обязанности для высших должностных лиц субъектов федерации неукоснительно соблюдать федеральную конституцию и нести ответственность за ее нарушение.

В ФРГ контроль за выполнением федеральных законов землями осуществляет федеральное правительство, которое может направлять уполномоченных в высшие ведомства земель, а с их согласия или в случае их отказа с согласия Бундесрата - в подчиненные им ведомства (ст. 84(3)). Если недостатки, обнаруженные федеральным правительством при исполнении земли федеральных законов не будут устранены, то по предложению федерального правительства или земли Бундесрат решает, нарушила ли земля норму права. Решение Бундесрата может быть обжаловано в Федеральный конституционный суд.

Статья 37 Основного закона ФРГ гласит: «Если земля не выполняет федеральных обязательств, федеральное правительство может с согласия Бундесрата принять необходимые меры, чтобы побудить землю к выполнению этих обязательств в порядке принуждения со стороны федерации». Что осуществляется посредством назначения федерального уполномоченного в землю, орган власти субъекта сохраняется, но на время подчиняется уполномоченному. Уполномоченный назначается правительством федерации (фактически канцлером). Эта норма обеспечивает соблюдение принципов федеративного единения всеми участниками союза, т.е. всеми субъектами федерации. Но на практике эта норма никогда не использовалась. Исследователь Чиркин объясняет это тем, что в Германии не возникало с момента принятия Основного закона острых конфликтов между федерацией и землями, в землях не было чрезвычайных ситуаций.

Таким обрезом, Основной закон ФРГ является основным гарантом целостности федеративного пространства, обеспечивает посредством усложненного порядка пересмотра конституционно- правовых норм неизменность федеративного принципа, определяет гарантии его исполнения федерацией и землями.


§ 3.2 Разграничение полномочий между федерацией и землями


Одним из важнейших принципов федеративного устройства является двойное разделение властей. Классическое горизонтальное разделение властей на исполнительную, законодательную и судебную дополняет принцип вертикального разделения властей: разделение на центральную власть и власть субъектов федерации (федеральную и земельную).

Основной закон ФРГ исходит из двухступенчатого построения Федеративной Республики - на федеральном и земельном уровнях, при этом общины являются внутренним подразделением земель. Распределение полномочий между федерацией и ее субъектами - существенный элемент в системе разделения и баланса властей, предусмотренный Основным законом. Разграничение полномочий между федерацией и землями имеет в своей основе следующие принципы:

. принцип взаимопомощи, когда проблемы решаются на том уровне, на котором главенствующими являются интересы и компетентность;

. принцип приоритетности права целого (федерации по сравнению с правами отдельных членов федерации);

. принцип презумпции компетенции земель, когда земли осуществляют полномочия до тех пор, пока Основной закон не предусматривает иного правового регулирования.

Эти принципы выделяют немецкие исследователи как основополагающие в правотворческом и правоприменительном процессе. В ФРГ имеет место (в отличие от России) лишь конституционный способ разграничения полномочий, то есть разграничение полномочий между федерацией и субъектами на основе только конституционно-правовых норм, среди которых различают общие и специальные положения.

Общим положением является ст. 30, в соответствии с которой осуществление всех государственных полномочий (при отсутствии иного регулирования в Конституции), относится к ведению земель. Это означает, что если Федерация претендует на предмет ведения или полномочие для регулирования того или иного вопроса, то необходимо найти в Конституции специальное положение, которое наделяет Федерацию такими полномочиями. В данном случае здесь нет отличия от Конституции Российской Федерации, в соответствии со ст.73 которой вне пределов ведения Федерации субъекты федерации обладают всей полнотой государственной власти.

Разграничение компетенции в области полномочий трех ветвей государственной власти, а также финансов в немецкой системе регулируется специальными положениями. Cт.70 закрепляет распределение законодательной компетенции, ст.83 - исполнительной компетенции, ст.92 - судебной компетенции. Финансовые аспекты регулируются ст.105, касающейся законодательной компетенции в области налогообложения и получения доходов с собираемых налогов, и ст.104а, определяющей, кто должен нести государственные расходы. Во всех перечисленных областях немецкая Конституция исходит из презумпции ведения земель. Как в области законодательства, так и в области исполнительной власти требуется конституционная норма, которая разрешает Федерации воспользоваться соответствующим полномочием.

Немецкие ученые-исследователи федерализма отмечают ряд положений в немецкой Конституции, регулирующие другие аспекты распределения компетенции. Так, Александр Бланкенагель, профессор Университета им. Гумбольдта, Берлина выделяет ст.32, которая наделяет Федерацию полномочиями по регулированию внешней политики, предоставляя, однако и землям возможность участвовать в регулировании и этой области, отмечает также, что Конституция ФРГ не оговаривает детально все вопросы. Ввиду этого на основе практики Федерального конституционного суда был создан институт так называемых неписаных предметов ведения Федерации. Конституционный суд ФРГ постановил, что, несмотря на то, что вопрос конституционно не урегулирован и в Конституции нет положения, которое наделяет Федерацию определенной компетенцией, Федерация всё же обладает ею, так называемая «компетенция в силу природы вопроса».

Полномочия федерации в законодательной сфере определяются в зависимости от того, должно ли быть регулирование единым для всех земель, или желательно оставить землям их собственную конституционную сферу. Также как и Конституция РФ, немецкая Конституция различает исключительную компетенцию Федерации, конкурирующую (совместную) компетенцию Федерации и земель, и третий тип компетенции - это компетенция по принятию основ федерального законодательства (рамочное регулирование со стороны Федерации), который является особым видом разграничения компетенции. Такое рамочное регулирование соответствует регулированию, в соответствии с которым субъекты федерации обладали компетенцией по реализации основ федерального законодательства.

В отличие от российского подхода, где в ст.71, 72, 73 Конституции закрепляется распределение предметов ведения, относящихся ко всем аспектам государственной деятельности, а в ст. 76 конкретизируется законодательная компетенция, в ст. 77 исполнительная компетенция и т.д., в Конституции ФРГ распределение компетенции в области законодательства регулируется в Главе «Законодательство Федерации» (ст. 70 - 75). Именно в этом немецкий подход как раз сильно отличается от российского, несмотря на то, что исследователи отмечают наличие похожих институтов исключительного ведения, совместного ведения (и, кроме того рамочного ведения). «Конкурирующая компетенция» означает, что «образующие ее вопрос могут регулироваться законодательством земель лишь в том случае и в той мере, в какой они неурегулированны федеральными землями». Согласно немецкому законодательству федерация вправе по своему усмотрению произвольно регулировать данный круг вопросов только в случае необходимости федерального законодательного регулирования, если вопрос не может быть эффективно урегулирован законом отдельных земель (Ст. 72, 74). Это право возникает у федерации и тогда, если существует необходимость в федеральном законодательном регулировании вследствие того, что регулирование вопроса законодательством земель могло бы нарушить интересы других земель или всей страны в целом, либо этого требует соблюдение правового или экономического единства (Ст. 75). В данной сфере земли вправе осуществлять законодательное регулирование тогда и поскольку федерация не воспользовалась этим правом. Федеральный закон так же может установить, что если необходимость федерального законодательного регулирования по данному вопросу отпала, то федеральное право может быть заменено правом земель. Важно отметить, что конкурирующая компетенция обеспечивает и конкретное разделение полномочий, исходя из которого земельный законодатель твердо знает, что может делать в сфере не охваченной федерацией. Большинство исследователей германского федерализма утверждают, что «конкурирующая компетенция», таким образом, реально служит основным инструментом разграничения компетенции в пользу федерации в силу конституционной гарантии «единообразия жизненных условий», исключает противоречия между федеральными и региональными законами. Также учеными отмечается, что, как показывает практика, нормотворчество в вопросах конкурирующего законодательства требует единообразия, поэтому участие земель в данной сфере незначительно.

Рамочная компетенция федерации представляет собой перечень вопросов, по которым федерация может издавать типовое законодательство, а земли - конкретизировать его. Данные типовые предписания создаются также при неурегулированности вопроса законодательством отдельных земель. Согласно статье 75 Основного закона к ней относятся: вопросы охраны природы, общие принципы высшего образования, гражданское, уголовное, трудовое, хозяйственное право, законодательство по использованию ядерной энергии, земельное и жилищное законодательство, то есть вопросы, которые не включены в Основной закон в приведенном перечне полномочий, регулируются землями самостоятельно. Однако в порядке исключения рамочные федеральные законы могут осуществлять и детальное регулирование и содержать нормы прямого действия.

Основной закон определяет следующий перечень вопросов, относящихся к исключительной компетенции федерации: внешние сношения, оборона, гражданство, свобода передвижения, паспортное дело, валюта (денежное обращение), чеканка монет, таможенное и торговое единство федерации, договоры о торговле и судоходстве, железные дороги, почта и средства электросвязи, правовое положение лиц, находящихся на службе федерации и корпораций публичного права федерального ранга, правовая охрана промышленной собственности, авторского и издательского права, сотрудничество федерации и земель, статистика федерации (ст.71, 73). В соответствии со статьей 91 Основного закона федерация участвует в выполнении задач земель, которые имеют значение для всего общества, если федеральное участие необходимо для улучшения условий жизни: в области расширения и строительства высших учебных заведений, улучшения региональной экономической структуры, защиты прибрежных зон.

Исходя из выше перечисленного, можно говорить о двух видах компетенции: компетенция федерации (исключительная) и компетенция земель (остаточная). Конституция Германии отдает приоритет федеральным законам над земельными (ст. 30) и утверждает, что в случае издания федерального закона, относящегося к компетенции земель, федеральный закон имеет приоритет, и земля в этом случае может пользоваться своими полномочиями лишь в остаточной от федерации компетенции (ст. 70).

Необходимо добавить, что расширение компетенции федеральных органов возможно без изменения Основного закона, а лишь путем принятия федерального закона (ст. 73). Эта норма, а также внесение в Основной закон более 30 поправок, расширяющих полномочия федерации дало основания некоторым ученым утверждать, что законодательная компетенция в Германии, разделенная согласно Основному закону между федерацией и субъектами федерации - землями, фактически сосредоточенна в руках первой.

Исходя из презумпции компетенции земель (ст.30) исполнение законов по поручению федерации, то есть администрирование, а также организация правосудия в большей мере находятся в руках земель (ст. 83, 84). Наибольшую часть административной деятельности земли осуществляют самостоятельно, однако необходимо отметить, что надзор за исполнением осуществляется федеральным правительством (ст. 84). Важно, что земли реализуют те властные полномочия, которые не производны от федерации, а конституционно признанны ею, и, значит, не могут быть упразднены, что, по мнению ученого Саленко, указывает на непроизвольный характер власти немецких земель от федерации, что именно земли являются «первоисточником» современного немецкого федерализма. Юрисдикция федерации ограничивается федеральным конституционным судом и другими федеральными судами. Эти суды обеспечивают единое толкование права. Все остальные суды являются судами земель. Земли принимают законодательное право, если оно не отнесено Конституцией к федерации. Почти в полной компетенции земель, т.е. без соответствующих предписаний со стороны федерации, находятся вопросы: культуры, в первую очередь образование, радио и телевидение; развития коммунальной сферы; касающиеся общих правил поддержания и организации государственного и общественного порядка. Однако, несмотря на это, существует развитая система приведения к единообразию. Так, полицейское право регулируется на уровне земель, но форма полицейских везде единая. Различия в системах школьного образования существенны, но министры культуры земель ведут работу по унификации образования. Ни волей федерации, ни волей большинства земель нельзя навязать несогласованное решение. Такая согласованность земель даже в границах их собственных компетенций объясняется требованием единообразия условий жизни во всей федерации, отраженным, прежде всего в Основном законе ФРГ (См. п.2, абз. 3,Ст. 106).

При наличии чрезвычайных ситуаций Основным законом предусматривается централизация власти, так, в условиях обороны германская федерация превращается в унитарное государство. В соответствии с ч.1 ст. 115 Основного закона федерация имеет права в сфере компетенции земель, давать указания правительствам и ведомствам земель, делегировать эти полномочия назначенным ею членам правительств земель.

Таким образом, конституционное разграничение предметов ведения в Германии происходит по гибкой и достаточно сложной схеме, что, однако позволяет наиболее оптимально определять работу органов федерации и земель в целях эффективного осуществления государственной власти. В целом, для этой системы характерны следующие черты:

1.федерация в целом обладает законодательной властью;

2.государственное управление и администрирование в целом входит в компетенцию земель;

.правосудие функционирует в тесном взаимодействии на федеральном и земельном уровнях;


§ 3.3 Финансовые аспекты германского федерализма


Исследователи отмечают, что система построения финансового федерализма в германской федерации представляет особый интерес в связи с наличием особой системы регулирования тесно переплетенных законодательных и административных полномочий двух уровней государственной власти, а также в связи с тем уникальным образом, каким субъекты федерации участвуют в принятии решений на федеральном уровне через свое представительство в Бундесрате. Для данной системы характерной чертой является высокая степень интеграции законодательной, административной и финансовой взаимозависимости двух уровней государственной власти.

Конституция ФРГ детально регулирует вопросы в сфере бюджетного федерализма. Отдельными статьями Основного закона устанавливаются сферы компетенции различных уровней власти в области принятия законодательства, государственного управления, сбора доходов и расходования бюджетных средств. Поэтому внесение корректив в установленные процедуры возможно лишь в законодательном порядке и только в незначительной степени, а серьезные изменения и дополнения требуют соответствующего изменения положений Конституции страны.

Основным законом устанавливаются права каждого уровня власти в отношении принятия законодательства по конкретным налогам, а также право распределять налоговые доходы между нижестоящими бюджетами, однако, на практике эти две сферы полномочий тесно взаимосвязаны. Исключительные полномочия федеральных властей на принятие законодательных актов в области регулирования налогов и сборов ограничивается таможенными пошлинами и налогообложением государственных монополий (Ст. 105 (1)), в то время как законодательные полномочия в отношении регулирования налогов, доходы от которых подлежат разделу между разными уровнями государственной власти, являются предметом совместного ведения властей различного уровня. На практике это означает, что Земли могут использовать федеральный Бундесрат в качестве инструмента для формирования федеральной системы налогового законодательства.

Основной чертой германской системы налогообложения является закрепленное в Конституции положение, регулирующее расщепление налоговых доходов между бюджетами различного уровня, причем расщеплению подлежат все наиболее важные доходные источники. Распределение доходов между различными уровнями государственного управления предполагает достаточность доходов для выполнения возложенных на них задач, поэтому земли Германии имеют право на собственные налоговое поступления и, следовательно, возможности планирование собственного хозяйственного и социально- культурного развития. Так, поступления от подоходного налога распределяются пополам между федерацией и землями. Исследователь Крупорницкая И. А. считает, что данная система позволяет в условиях самостоятельности каждого бюджета сочетать фискальные интересы федерации, представленные федеральным бюджетом, с интересами субъектов федерации, предполагает самостоятельность каждого бюджета, обеспечивающую высокую степень автономии земельных и местных бюджетов и одновременно сохранение за федеральным бюджетом доминирующего положения. Это означает, что функционированию федерации как формы государственного устройства соответствуют автономные субъекты федерации, имеющие возможности для самостоятельного принятия решений.

Сравнительно централизованная система распределения налоговых полномочий и распределения налоговых доходов между бюджетами различного уровня уравновешивается относительно децентрализованной системой распределения расходных обязательств между разными уровнями власти и управления. В силу того, что администрирование бюджетного законодательства входит в сферу полномочий земельных органов власти, законодательно установленное вертикальное распределение сфер компетенции в области принятия законодательных решений не находит своего отражения в распределении полномочий в области администрирования исполнения законодательства, и, соответственно, - расходных полномочий между различными уровнями власти. Таким образом, расходы в сферах, варьирующихся от социальной политики до инвестиций в инфраструктуру, несут все уровни государственной власти.

Конституция ФРГ устанавливает четкие, хотя и ограниченные расходные полномочия федерального правительства. При этом федеральному правительству разрешается реализация этих полномочий в определенных сферах, подпадающих под юрисдикцию земельных властей. Федеральное правительство может принимать решения в области расходных полномочий субъектов при условии, что такое вмешательство в сферу компетенции земельных органов власти соотносимо с нуждами населения, и что такое участие необходимо для повышения уровня жизни (ст. 91а (1)). Кроме того, в тех случаях, когда Земли обязаны осуществлять расходы для выполнения требований федерального закона (т.е. в случае возложения федеральных расходных мандатов), федеральное правительство обязано предоставлять им соответствующую компенсацию (ст. 104а (2)).

Существуют, однако, законодательно установленные ограничения в отношении полномочий федерального правительства в части расходования средств в сфере юрисдикции Земель. Во-первых, конкретные проекты, которые необходимо осуществить с использованием совместного финансирования, должны быть детально определены федеральным законом. Такой законодательный акт должен быть одобрен большинством голосов в Бундесрате. Во-вторых, любые платежи, подпадающие под положения статьи 104а в части компенсации расходов, вызванных федеральным мандатом, также требуют утверждения в Бундесрате.

Несмотря на то, что в Конституции ФРГ всеобъемлюще прописаны законодательные, административные, доходные и расходные права и полномочия органов власти различного уровня, исследователи отмечают, что германская система бюджетного федерализма характеризуется достаточно высоким уровнем сложности, который исключает прозрачность в сфере разделения полномочий и ответственности. Так, несмотря на существование положений Конституции, в соответствии с которыми федеральный центр должен финансировать свою деятельность в законодательно установленных рамках, а соответствующие решения должны быть одобрены Бундесратом, контролируемым представителями Земель, расходы Земель на администрирование федерального законодательства большей частью не компенсируются. Согласно Основному закону Земли несут расходы в части исполнения федерального законодательства, непосредственно затрагивающего их интересы (ст. 83), и они должны покрывать административные расходы, понесенные местными администрациями в ходе реализации подобного законодательства (ст. 104а (5)). Федеральный «центр» покрывает расходы Земель только в случае, когда Земли выступают в качестве его агентов, но даже и в этом случае бремя финансирования текущих административных расходов несут сами Земли. Кроме того, в отношении некоторых категорий проектов, предусматривающих совместное финансирование, у Бундесрата есть право вето только в том случае, если одна четвертая часть или более расходов, включая административные расходы, покрывается за счет бюджетов Земель (ст. 104а (3)). Это, по мнению ученых, способствует снижению законодательно установленной ответственности федеральных властей, поскольку Земли вынуждены нести расходы по финансированию некоторых инициатив, подпадающих под сферу мандата федерального правительства.

Как уже отмечалось выше, одним из требований Основного закона ФРГ является обеспечение единообразных условий жизни на территории всей страны (п. 2 абзац 3 ст. 106). На федерацию, согласно распределению компетенции между федерацией и субъектами, ложится основное бремя задач и финансирования, в том числе финансовое уравнивание между более сильными и более слабыми в экономическом отношении землями (ст. 91). Данные обязательства федерации по оказанию помощи и поддержки находит отражение в «финансовой конституции» ФРГ (ст.ст. 104a - 115) <./DOC_3864885.htm>Основного закона ФРГ.

Если ограничиться финансовым выравниванием в Федерации и в субъектах Федерации и исключить из рассмотрения уровень коммун, можно сказать, что в ФРГ существует горизонтальное финансовое выравнивание между землями и вертикальное финансовое выравнивание между Федерацией и землями. По необходимости Федерация использует обе формы, закрепляя их федеральным законом, который, должен быть одобрен Бундесратом.

Горизонтальное выравнивание осуществляется между сильными с финансовой точки зрения и слабыми землями. Определяющими для финансовой силы являются, налоговые поступления федеральной земли, которые она получает в результате описанного выше распределения. Помимо этого, учитываются возможные доходы от платежей за добычу природного газа и прочее и наиболее существенные налоговые поступления общин, расположенных на территории земли. Измеренная таким образом финансовая сила соотносится с числом жителей федеральной земли, которое и определяет ее финансовую потребность. Финансовое выравнивание в пользу финансово слабых земель за счет финансово сильных земель должно вести к тому, чтобы слабые с финансовой точки зрения земли приблизились к среднему уровню. Финансово сильные земли должны предоставлять деньги для осуществления такого выравнивания, следовательно, они с более высокого уровня спускаются к среднему уровню. Обязанность финансово сильных земель осуществлять платежи в пользу слабых земель не идет так далеко, чтобы дать возможность последним превысить средний уровень так как, пределы выравнивания ограничены.

В этом случае вступает в силу процесс вертикального финансового выравнивания между Федерацией и финансово слабыми федеральными землями. Из своих собственных средств Федерация может предоставлять слабым с финансовой точки зрения федеральным землям общие дополнительные отчисления, что регулярно и происходит. Помимо этого, она может предусматривать дополнительные отчисления для удовлетворения особых нужд.

Конечным результатом выравнивания становится высокая степень единообразия в сфере государственной инфраструктуры и предоставления государственных услуг. Концентрация усилий по обеспечению единства стандартов жизни германской системы выделяется исследователями как ее коренное отличие от систем США и Канады.

Однако, характеризуя систему финансового выравнивания необходимо добавить и ее недостатки. В частности, ряд ученых отмечает, что германская приверженность идее выравнивания и обеспечения единства стандартов жизни может привести к появлению у земель отрицательных стимулов в отношении расширения их собственных доходных источников: относительно богатые земли могут отойти от реализации политики развития их экономического потенциала, а относительно бедные земли также не прикладывать усилий для развития, связывая свое существование за счет дотаций. Кроме того, стремление федерального правительства спасти земли, которые находятся на грани банкротства, с помощью федеральных грантов может самым серьезным образом сказаться на принципе установления параметров федерального бюджета и негативно сказаться на эффективности федеральных бюджетных расходов. Поэтому давно назревавшая финансовая реформа в Германии становится сегодня актуальным элементом экономической политики.

Таким образом, центральной в распределении финансовой власти в ФРГ является сфера распределения налоговых поступлений. Она может дополняться более или менее интенсивным финансовым выравниванием. Оба этих инструмента определяют финансирование федерации и субъектов федерации. Поэтому исключительные полномочия в сфере налогового законодательства практически полностью предоставлены Федерации, только она владеет средством осуществления как финансовых, так и общественно-политических, экономических и других целей.


3.4 Институт современного Бундесрата как орган представительства земель


Как уже отмечалось выше, в большинстве сфер деятельности законодательные полномочия находятся в руках федерации. Административное управление в основном входит в компетенцию земель. В области правосудия федерация и земли тесно взаимодействуют друг с другом. Такое разделение задач гарантирует федерации главенствующее положение. Земли же - и в этом заключается существенный компенсационный механизм - могут через бундесрат участвовать в законодательном процессе. Федеральные законы, затрагивающие особым образом интересы земель, принимаются лишь при наличии выраженного согласия бундесрата. Бундесрат, таким образом, выступает с одной стороны - противовесом Бундестагу и федеральному правительству, и в тоже время выступает связующим звеном между федерацией и ее субъектами, а также в качестве средства влияния регионов на центр в Германии, через который земли участвуют не только в законодательстве, но и в управлении федерацией. Бундесрат является наряду с федеральным президентом, Бундестагом, федеральным правительством и федеральным конституционным судом одним из пяти конституционных основ страны, гарантирующим оптимальное функционирование и сохранение федерализма, раскрывает программу действий по развитию правового и социального государства с федеративным устройством.

Согласно Основному закону Бундесрат является федеральным органом ст.50 Основного закона определяет его статус и функцию следующим образом: «через Бундесрат земли участвуют в законодательстве и управлении федерацией и в делах Евросоюза». Как федеральный орган Бундесрат обязан определять политику федерации, а не политику земель, поэтому он не решает вопросов, связанных со спорами между землями. Порядок его формирования и состав не имеют аналогов в современной парламентской практике: он формируется из числа премьер-министров правительств земель и назначаемых ими наиболее влиятельных министров. Несмотря на оригинальный характер формирования и состава, Бундесрат по своим полномочиям и процедуре деятельности имеет сходство с верхней палатой парламента. Его состав может меняться от заседания к заседанию в зависимости от обсуждаемого вопроса (ст. 21, 23). Ученый Риссе считает основным отличием германского федерализма от всех других федеративных систем именно то, что правительства немецких земель напрямую участвуют в решениях, принимаемых на федеральном уровне через Бундесрат.

Земли имеют в Бундесрате от 3 до 6 голосов в зависимости от численности их населения. Земли с населением более двух миллионов человек представлены- 4, более пяти миллионов- 5 , более 6 миллионов- 6 голосами. Данная система считается оправданной большинством исследователей, законодателей и политиков, так как исходит не от конкретного субъекта федерации, а от интересов населения в нем проживающего, способствует снижению правовой ассиметрии, также достигается компромисс, с точки зрения демократии, между численностью населения земель и принципом равноправия каждой земли.

Общая численность- 69 депутатов. Бундесрат состоит из земельных правительств, не является выборным органом и поэтому не связан какими-то сроками полномочий. Ротация состава происходит постепенно, по мере выборов в ландтаги(местные представительные органы) земель и местные представительные органы. Президент Бундесрата и его заместители меняются ежегодно, что придает динамизм работе руководящих органов. Членами Бундесрата являются члены правительств земель. Только тот, кто является членом правительства земли с правом голоса, вправе стать членом Бундесрата. Каждая земля может выдвинуть в Бундесрат столько членов, сколько голосов за ней закреплено. Оставшиеся члены правительств земель обычно назначаются заместителями членов Бундесрата. Назначают, отзывают, замещают их земельные правительства самостоятельно. Во время голосования члены Бундесрата связаны решением правительств земель и не имеют свободного мандата. Но это не императивный мандат, так как эти члены никаких распоряжений не выполняют и от имени третьих лиц не действуют. Однако, будучи членами земельных правительств, они лично участвуют в решении вопроса о том, как их земли будут голосовать в Бундесрате. Поэтому внутри делегации одной земли голоса могут подаваться только единообразно, то есть на заседание Бундесрата выносится уже согласованная позиция земли. Такое своеобразие устройства Бундесрата немецкие и российские ученые объясняют стремлением повысить эффективность его работы и экономию средств на выборах, придать динамизм работе руководящих органов, исключающей застой и негативные явления.

При избрании главы Бундесрата все земли имеют равные права: ежегодно Председателем Бундесрата избирается премьер-министр одной из земель. Очередность избирания Председателя зависит от общей численности населения земли и начинается она с главы правительства той земли, где наибольшая численность населения. Главная задача Председателя заключается в созыве и ведении пленарных заседаний Бундесрата. От имени Бундесрата он представляет Федеративную Республику Германии. Председателю помогают три заместителя. Кроме основных обязанностей за Председателем Бундесрата закрепляются и особые полномочия: если Федеральный президент не может выполнять свои обязанности, то его полномочия переходят к Председателю Бундесрата. Помощь Председателю Бундесрата также оказывает Постоянный Консультативный Совет, состоящий из шестнадцати уполномоченных представителей земель. Консультативный Совет, подобно Совету старейшин других парламентов, наряду с координационно-информационной работой, выполняет и консультативные функции.

Органом, который формируется Бундесратом, является Европейская палата, занимающаяся срочными или секретными проектами Европейского Союза. Свою работу Палата выполняет с целью избежания чрезвычайных заседаний Бундесрата и исключительно по распоряжению Председателя. Как и во всех парламентах, в Бундесрате проходят заседания постоянных комиссий, разрабатывающих рекомендации для решений, требующих абсолютного большинства голосов. В Бундесрате действуют 16 комиссий, сферы деятельности которых соответствуют распределению функций федеральных министерств. Пленарные заседания Бундесрата проходят каждые три недели, а работа по подготовке заседаний в комитетах ведется постоянно. Вся сеть органов, обеспечивающих работу Бундесрата, включает постоянные совещательные советы и миссии Земель, в которых работает аппарат Земельных правительств, причем последние обеспечивают функционирование механизмов для обмена информацией между различными уровнями государственной власти.

Можно выделить следующие функции, осуществляемые в процессе деятельности данного федерального органа:

1.представление интересов земель на федеральном уровне и уровне Европейского союза.

2.наблюдение за тем, чтобы политические идеи и административный опыт земель учитывались в федеральном законодательстве при управлении федерацией, в делах Европейского союза.

.наличие наряду с другими федеральными институтами общегосударственной ответственности.

Остановимся на них поподробнее. Свое право законодательной инициативы Бундесрат реализует по ходатайству одной или нескольких земель, интересы которых в Бундесрате выше партийных для учета консолидированной позиции субъектов федерации. Характерно, федеральные законопроекты, выдвигаемые землями, направляются не в Бундестаг, а Федеральному правительству (через Бундесрат). Это объясняется обязанностью Федерального правительств учитывать мнения Бундесрата, отстаивающего мнение населения конкретных территорий. Хотя Бундесрат, как уже отмечалось выше, имеет право законодательной инициативы, ученые, рассматривающие эти вопросы, утверждают, что на практике большинство законопроектов инициируется федеральным правительством. Бундесрат обычно вступает в процессе обсуждения проектов и имеет право «первого слова». Проверка и обсуждение законопроектов, представленных правительством - одна из основных обязанностей Бундесрата. Опыт земель по практической реализации законов используется федеральной законодательной системой в «первом чтении». На этой стадии обсуждения законопроекта оценка, данная Бундесратом, ни к чему не обязывает ни федеральное правительство, ни Бундестаг. Федеральное правительство формулирует собственную точку зрения, содержащую иногда противоположное мнение. Законопроект, оценка Бундесрата и противоположное мнение правительства передаются затем в Бундестаг.

Все законопроекты, принятые Бундестагом, должны быть переданы его Председателем в Бундесрат. Во «втором чтении» обсуждения законопроектов проходят в совещательных комиссиях, где тщательно проверяется, приняты ли во внимание результаты «первого чтения» Бундесрата и не внесены ли Бундестагом новые изменения. Поскольку процесс выработки и принятия решений большинством голосов в Бундесрате определяется рамками Конституции, внутри верхней палаты получила развитие политическая культура для достижения консенсуса. Со стороны Земель отмечается явное нежелание принимать законодательные акты в случае, если имеются серьезные возражения со стороны хотя бы одной из них. Таким образом, в рамках Бундесрата наличествует такая норма, как переговоры, призванные обеспечить единогласно принимаемое Палатой компромиссное решение, даже в случае если такое согласие может быть достигнуто путем значительных уступок со всех сторон обсуждения.

Законопроекты, инициированные Бундестагом и потому не переданные ранее в Бундесрат для оценки, являются предметом особого внимания. Если Бундесрат отклоняет законопроект, принятый Бундестагом, то в течение трех недель он может обратиться в согласительный комитет, состоящий из 16 членов Бундесрата и 16 депутатов Бундестага. Согласительный комитет может представить компромиссный вариант, устраивающий обе палаты.

Текст закона, как правило, формулируется в Бундестаге. Бундесрат не участвует в обсуждении, пока закон не принят Бундестагом. Исходя из функций Бундесрата, различаются два вида законов: требующие одобрения и с правом опротестования. И Бундестаг, и федеральное правительство вправе обратиться в согласительный комитет для достижения компромисса по данному закону. Тем не менее, если Бундесрат все же отклоняет законопроект, то он не принимается.

Законы, требующие одобрения, можно разделить на три группы. Первая - это законы, вносящие изменения в Конституцию. Они принимаются Бундесратом большинством в 2/3 голосов. Вторая - это законы, связанные с финансовыми вопросами земель. Третья - это законы, касающиеся административного суверенитета земель, причем подразумевается, что если закон содержит хотя бы одно положение, относящееся к правам земель, то для всего закона требуется одобрение Бундесрата. Именно из-за таких отдельных положений многие законы, в целом не затрагивающие интересы земель, все же должны получать его одобрение.

Конституционное значение Бундесрата заключается, прежде всего, в его праве налагать вето именно на эти законы. На практике более половины законов требуют одобрения Бундесрата, в том числе наиболее спорные, касающиеся внутренних дел государства, которые Бундестаг не может принять без обсуждения их Бундесратом. В то же время Бундесрат не имеет права устанавливать правовые нормы самостоятельно.

В отношении «законов с правом опротестования» Бундесрат вправе опротестовать решение согласительного комитета в течение двух недель. Это значит, что Бундестагу придется направить законопроект на «второе чтение». Если Бундестаг не согласен с предложениями Бундесрата, вопрос об опротестовании, которое было принято Бундесратом абсолютным большинством голосов, Бундестаг может отклонить также абсолютным большинством голосов. Если решение Бундесрата об опротестовании принято 2/3 большинства, то для его отклонения Бундестагу также необходимо большинство в 2/3 голосов. В случае отклонения протеста закон, несмотря на неодобрение Бундесрата, может быть обнародован.

Право абсолютного вето в процессе принятия правительственных законопроектов позволяет Бундесрату выполнять тем самым контрольные функции. Данное право, подкрепленное статьями Основного закона (ст.83,84(1),84(5),84(2),84(3)), обеспечивает реализацию интересов земель в парламенте. Поэтому без согласия земель большинство законов не может вступить в силу. Так при посредстве «квалифицированной запретительной надписи» Бундестаг вправе запрещать позиции в федеральном бюджете вплоть до снятия с них запрета решением Бюджетной комиссии, составляя совместно с федеральным правительством «взаимное воздействие на общую цель». По мнению ученого Р. Штурма это связано с тем, что большинство законов содержат в себе административные предписания. Носителями административного начала в первую очередь являются земли. Первоначально в Основном законе имелось 13 определений, предусматривающих необходимость согласия земель. Сейчас их количество увеличилось практически втрое, поэтому почти две трети законодательной деятельности нуждаются в одобрении большинством Бундесрата. Федеральный Конституционный суд ФРГ также способствовал упрочению этой и без того сильной позиции Бундесрата, сделав заявление, что принимаемый закон нуждается в одобрении в целом, если в нем есть хотя бы одно определение, подлежащее такому одобрению. Закон о конституционной реформе также расширил сферу применения Бундесратом права вето.

В практике законодательного процесса немецкие ученые подчеркивают эту важную миссию бундесрата в поддержании симметричности федеративного правового поля, которая обогащает законотворчество федеральных министерств практическим опытом земель по управлению (исполнению федеральных законов).

После принятия в 1992,1994 году конституционных поправок процедура участия Бундесрата в решении европейских вопросов была закреплена в тексте Основного закона (ст. 23, абз.2, 4-7), согласно которому Бундесрат имеет право совещательного голоса в Европейском Союзе и уполномочен выступать в этой организации при обсуждении вопросов, находящихся в компетенции земель (ст. 50), отстаивая, таким образом, интересы немецких земель, в том числе и на международной арене. В связи с этим федеральному правительству предписано в возможно короткие сроки подробно информировать Бундестаг и Бундесрат о деятельности Европейского Союза. Если акты Европейского Союза затрагивают вопросы, подпадающие под юрисдикцию земель, создания органов управления или проведения административных процедур, то мнение Бундесрата будет принято во внимание и повлияет на позицию Германии в Совете министров в Брюсселе. В случаях, когда акты Европейского Союза касаются вопросов, нормотворчество по которым относится к ведению земель, руководителем немецкой делегации и докладчиком в Совете министров в Брюсселе должен быть министр земли, назначенный Бундесратом. Реформирование Основного Закона в 1994 году еще более упрочила положение Бундесрата на европейской арене. Так новая редакция статьи 23 открывает перед представителями земель в Бундесрате новые возможности для участия в разработке решений на европейском уровне, что, по мнению Р. Штурма «дает новые привилегии органам исполнительной власти земель, которые и так склоняются к тому, чтобы меньше подключать свои парламенты к принятию совместных решений».

В соответствии с абзацем 2 статьи 59 Основного закона, международные договоры, регулирующие политические отношения Федерации или касающиеся вопросов федерального законодательства, требуют одобрения органов, компетентных в сфере федерального законодательства (в том числе Бундесрата).

Согласно Основному закону, Бундесрат обладает рядом других полномочий, к примеру, половина членов Федерального конституционного суда избирается Бундестагом, другая - Бундесратом. Кроме того, Бундесрат имеет право подавать ходатайство в Федеральный конституционный суд и представлять в нем свое мнение.

В целом, Основной закон не ограничивает задачи Бундесрата только представлением интересов земель. Как федеральный орган, Бундесрат несет ответственность за политику государства в целом и это отражено в перечне его полномочий.

Таким образом, институт современного Бундесрата, имея согласно Конституции ФРГ высокий статус и широкие полномочия федеративного конституционного органа немецкого государства, выполняет возложенные на него функции участия земель в управлении государством посредством ниже перечисленных полномочий:

1.право законодательной инициативы;

2.контрольные функции посредством права абсолютного вето на стадии прохождения законопроекта;

.право совещательного голоса в Европейском Союзе.

В заключение главы 3 можно сделать следующие выводы:

. Основным источником регулирования федеративных отношений в ФРГ является Конституция - Основной закон, вобравший в себя опыт германских законодательных актов предыдущего периода, таким образом, элементы федерализма гарантированны конституцией, которую в отличие от обычного федерального закона трудно изменить;

. Согласно Основному закону ФРГ является федеративным государством, формирующим два уровня взаимодействия: федерацию и земли, которые являются источником суверенитета;

. Четкое разделение полномочий между федерацией и субъектами предполагает, что основной функцией федерации является законотворчество, земель - осуществление государственных полномочий и решение государственных задач;

. Государство и составляющие его субъекты федерации располагают гарантированным механизмом финансовой автономии и взаимопомощи посредством механизмов вертикального и горизонтального выравнивания;

. Свое право законодательной инициативы и участия в управлении федерацией германские земли используют согласно Основному закону посредством пропорционального численности населения представительства в Бундесрате, наделенным широкими правами для отстаивания интересов земель на внутри и международной арене.


Заключение


Становление федерализма в Германии прошло ряд этапов, в ходе которых в сообществе разнородных германских княжеств в силу давления внутренних и внешних обстоятельств формировались элементы федеративных отношений как способы урегулирования взаимоотношений между государствами. Попытки сплочения германских государств на федеративной основе окончились их объединением в Германскую империю под эгидой сильнейшего государства Пруссии. Эта форма объединения немецких территорий существовала на основе конституции 1871 года, опиравшаяся в свою очередь на серию союзных договоров предыдущих федеративных образований. Веймарская республика ознаменовала собой новую ступень развития федерализма, для которой было характерно усиление централистских тенденций.

Таким образом, во взаимоотношениях между германскими территориями накапливался исторический опыт участия земель в управлении государством, составления нормативных документов, договоров, распределения компетенций и полномочий, который обогащал развитие федеративных институтов.

Приход к власти фашистской диктатуры означал кризис федеративных отношений в стране и двенадцатилетнее существование Германии в качестве централизованного унитарного государства. Итоги гитлеровского правления были учтены после окончания второй мировой войны, в ходе которой Германия, как известно, потерпела поражение. Поэтому вновь созданному государству была придана федеративная структура. Однако противоречия между союзниками привели к появлению на карте к 1949 году двух германских государств: ФРГ (в американо-франко- британской зоне оккупации), построенное на принципе умеренного федерализма и ГДР (в советской оккупационной зоне), на основе принципа демократического централизма. В 1991 году в ходе объединения на основе статьи 23 Основного закона ФРГ было создано германское государство, состоящее из 16 земель, развивающееся до сих пор как федеративная республика.

Современный германский федерализм не лишен противоречий: не разрешены окончательно вопросы финансового уравнивания, снижения правовой ассиметрии субъектов федерации, конкуренции и кооперации земель, сдерживания нарастающей централизации, участия германских земель в Европейском Союзе. Однако большинство немецких и российских ученых считают эти противоречия исключительно продуктивными, так как они подводят к необходимости компромиссов. В целом, немецкий федерализм, нацеленный на поддержание "сильной" Федерации и "сильных" земель, рассматривается как важнейший фактор гармонизации развития общества, государства и личности как таковой.

Посредством внесения своевременных изменений в Основной закон обеспечивается создание гибкой системы, способной успешно противостоять как центробежным, так и центростремительным тенденциям. Опыт германского федерализма свидетельствует о том, что любая федерация реальна, если в ней одновременно и в максимально полной мере обеспечиваются интересы государства в целом и его субъектов и тем самым интересы проживающего в них населения. Немецкий подход заключается в том, что в области законодательства основные полномочия предоставляются Федерации, а баланс и децентрализация достигаются тем, что осуществление исполнительной власти относится преимущественно к компетенции земель, потому что земли самостоятельно исполняют федеральные и собственные законы. Особенность немецкого федерализма состоит, таким образом, в том, что перевес Федерации в одной области компенсируется перевесом земель в другой области. Такая модель отличается гибким и уравновешенным разделением государственных функций.

Тем более важны в практическом отношении уроки германского федерализма для России:

. использования опыта закрепления в Конституции усложненного порядка пересмотра положений, касающихся изменения федеративного порядка;

. наличие конституционного способа разграничения полномочий между федерацией и субъектам, закрепляющим полное равенство субъектов федерации, четкую иерархию во взаимоотношениях на всех уровнях;

. закрепления положения, когда, носителем государственного суверенитета является Федерация в целом, а составляющие ее части - субъекты федерации участвуют в решении федеральных проблем, но не рассматриваются как суверенные государства;

. использование немецкого опыта закрепления в Основном законе ФРГ сферы конкурирующей компетенции, с учетом того, что федеральные земли обладают в этой сфере законодательными полномочиями, только если Федерация не пользуется своими законодательными правами;

. использования опыта федерального принуждения для субъектов федерации, не исполняющих обязательства, возложенные на них Основным законом;

. использование вертикальной и горизонтальной системы финансового выравнивания земель.

В целом, хотя развитие германского федерализма не лишено противоречий, данный вид государственно-территориального устройства доказывает стабилизирующее влияние на целостность страны, стабильность в обществе, гарантии участия каждого гражданина в принятии решений на благо всего государства. Будущее федерализма обеспечивается необходимостью договоров, развитием продуктивной и гибкой системы компромиссов.

Несомненно, принимая во внимание германский опыт федерализма как одну из устойчиво и эффективно работающих государственных моделей, заимствования тех или иных элементов невозможно без учета исторических, юридических, экономических и других факторов развития страны.

Перспективами исследований в данной области могут являться изучение проблем нормативного регулирования германских земель и Европейского Союза, изучения положений финансового федерализма в Основном законе ФРГ, влияния норм федеративной демократии на индивидуальное и массовое правосознание граждан, возможностей практического использования германского опыта применительно к российским условиям.


Список использованных источников и литературы


1.Конституция Германской империи от 16 апреля 1871г. /Конституции и законодательные акты буржуазных государств XVIII-XIX в.в. - М.,1957. С 268-269.

2.Веймарская конституция от 11 августа 1919 г./ Хрестоматия по новейшей истории.- Том I. 1917-1939.- М. 1960, Lhotta, Roland, Kilper, Heiderose. Foederalismus in der Bundesrepublik Deutschland. Kursenheit 1-3. FernUniversitaet. Hagen, 1992.

.Федеральный закон «Для ликвидации нужды народа и государства» от 24 марта 1932 года. «Gesetz zur Benehbung der Not von Volk und Reich»./ Der Foederalismus in der Bundesrepublik Deutschland. Informationen zur politischen Bildung. Leitender Redakteur Horst Poetzsch.Neudruck.1992.

.Федеральный закон «Для унификации земель с рейхом» от 31 марта 1933./ Lhotta, Roland, Kilper, Heiderose. Foederalismus in der Bundesrepublik Deutschland. Kursenheit 1-3. FernUniversitaet. Hagen, 1992.

.Федеральный закон «О новом устройстве государства» от 30 января 1934 года./ Deutschland. Informationen zur politischen Bildung. Leitender Redakteur Horst Poetzsch.Neudruck.1992.

.Франкфуртский документ №1/ Lhotta, Roland, Kilper, Heiderose. Foederalismus in der Bundesrepublik Deutschland. Kursenheit 1-3. FernUniversitaet. Hagen, 1992.

.Документ № 28/ Советский Союз на международных конференциях периода Великой Отечественной войны 1941-1945 г.г. Т IV Крымская конференция руководителей трех союзных держав - СССР, США и Великобритании.(4-11 февраля 1945 г.). Сборник документов. М. -Издательство политической литературы, 1984.

.Документ № 159/ Советский Союз на международных конференциях периода Великой Отечественной войны 1941-1945 г.г. Т VI Берлинская (Потсдамская) конференция руководителей трех союзных держав- СССР,США и Великобритании.(17 июля- 2 августа 1945 г.). Сборник документов. М. -Издательство политической литературы, 1984.

.Конституция Демократической Республики Германия от 7 октября 1974 года./ ГДР. Конституционные и законодательные акты/.- М.:Прогресс,1979.

.Основной закон Федеративной Республики Германии от 23 мая 1949 г. в ред. Федерального закона от 27 октября 1994 года./ Конституции иностранных государств-. М., 2001.

.Аболин О.Ю. Всемирный и европейский федерализм: вероятные перспективы//Политические исследования. - 1994. -№5.

.Алебастрова И. А. Конституционное право зарубежных стран. И. А. Алебастрова - М., 2000.

.Антонов, А.П. Финансовые аспекты германского федерализма.// Финансовое право.- 2003.-№5.

.Бауэр Х. Верность федерации как определяющий принцип германского федерализма.// Конституционное право: восточноевропейское обозрение.-2003.-№ 3.

.Бидекопф К. Федерализм и социально-экономическое развитие// Мировая экономика и международные отношения. - 2001. -№3.

.Бланкенагель А. Общее разграничение компетенции между федерацией и землями, и государственность земель в Германии./ Конференция Федерализм в России и Германии: опыт сравнительного исследования.28-29 марта 2003 года. Казанский институт федерализма. /www.kasanfed.ru

.Бланкенагель А. Распределение компетенции между федерацией и землями. // Государство и право.- 2003.- № 3.

.Брехт А. О государственном устройстве Германии. Пер с англ. Жуховицкого Б. Я.. / А. О. Брехт. - М., 1947.

.Бусыгина И. М. Ассиметричность федерации: Россия и опыт Германии// Мировая экономика и международные отношения. - 1998. - №12.

.Бусыгина И. М. Германский федерализм: история, современное состояние, потенциал реформирования // Полис. - 2000. -№5.

.Вавилов В. Д. Современный буржуазный федерализм./ В. Д. Вавилов. - М., 1987.

.Васильев В.И. История германского федерализма //Новая и новейшая история. - 1998. -№3.

.Васильев В.И. Некоторые аспекты современной дискуссии о германском федерализме// Политические исследования. - 2000. - №1.

.Васильев В.И. Современный германский федерализм: политические реалии и проблемы развития. / В.И. Васильев Дисс… док. пол. наук. - М., 2001

.Васильев В.И. Федерализм и избирательная система Германии// Полис. - 1995. - №4.

.Виноградов А.В. Зарубежный федерализм: организация государственной власти в субъектах федерации. / А.В. Виноградов. - М.,1996.

.Глазкова Л. Изучается немецкий опыт федералистского благополучия// Русско-германская конференция. Регионы в федеральном парламентском механизме: опыт России и Германии.http//rissia-today.ru

.Дергаченко П. Опыты федеративного обустройства// Русский мир. htt//www.russymir.ru

.Джеффери Ш. Отказ от реформы федеральной системы после объединения Германии // Конституционное и муниципальное право. -2001. - №7.

.Европейский федерализм и Россия: опыт прошлого и настоящего (Российское государство в контексте европейского федерализма). Международная конференция, проведенная Институтом Европы РАН совместно с фондом им. Ф. Эберта (Германия). - М., 2000.

.Енгибарнян В.Р. Федерализм в современном мире: правовой статус и современные черты. / В.Р. Енгибарнян. - М., 2000.

.Зонтхаимер К. Федеративная Республика Германия сегодня. / К. Зонтхаимер. - М.,1996.

.Игнатов В., Понеделков, А. Взаимодействие уровней власти в условиях федерализации сквозь призму взглядов учёных и практиков// Власть. - 2002. - №8.

.Ильин, Н. Ю. Вопросы теории федерализма: Государственно-правовой аспект. // В мире права.-2001.-№1.

.Кастель Е.Р. Германский федерализм: историко-правовое исследование(1849-1990 г.г.). / Е.Р. Кастель. Дисс.… докт. юрид. наук. Екатеринбург, 1998.

.Кастель Е.Р. Федерализм и становление буржуазного государства в Германии(1815-середина 1860г.г.)// Правоведение. - 1992. -№4.

.Ковальский А.А. Власть в условиях федерализма: взаимодействие федерального и регионального уровней. / А.А. Ковальский Дисс…. канд. юрид. наук. - М., 1999.

.Ковачёв Д.А. Федерация в зарубежных странах./ Д.А. Ковачёв. - М. Юридическая литература, 1993.

.Корельский В.М. Теория государства и права/ В. М. Корельский, В. Д. Перевалов.- М.:Изд. группа «Инфра-М», 1997.

.Купорницкая, И. А. Разделение власти в Германии. Всероссийская научно-техническая конференция «Наука и образование 2002».httt//itc.mstu.edu.ru

.Левацкий С. А. Германия: федерализм в мононациональном государстве//Полис. - 1995. -№5.

.Мейер Г. Распределение финансовой власти в федеративном государстве// Конституционное право: восточноевропейское обозрение.-2003.-№ 3.

.Макарычев А.С. Регионализм и территориальное устройство в пост-тоталитарных странах: сравнительные характеристики России и ФРГ // Интернет-журнал «Полемика». - 1999. №12.-http//www.library.by

.Маклаков Д. В. Иностранное конституционное право./ Д. В. Маклаков.- М., 1999.

.Мацнев А. Парламентская демократия и федерализм в России и Германии./ А. Мацнев, М. Моммзен. - Москва-Мюнхен-Вицбург, 2000.

.Михайлова Н. В. Российский федерализм в контексте мирового опыта. / Н. В. Михайлова. Дисс.. …. канд. пол. наук.- М., 2002.

.Михельс А. Основной закон ФРГ. Краткая характеристика. // Государство и право.- 2002.- № 7.

.Мюллер У. Федерализм как фактор европейской интеграции // Проблемы теории и практики управления. - 2002. -№1.

.Натан Р. Хоффман, Э. Современный федерализм: сравнительные перспективы// Международная жизнь. - 1991. -№4.

.Павлов Н.В. Германия на пути в третье тысячелетие. Курс лекций. / Н.В. Павлов. - М. Высшая школа, 2001.

.Прокопьев В. П. История германской государственности X-XVIII вв. / В. П. Прокопьев. Калининград, 1984.

.Риссе Х. Роль Бундесрата Федеративной Республики Германия в законодательной деятельности.// Конституционное право: восточноевропейское обозрение.-2003.-№ 3.

.Рудольф В. Проблемы федерализма в Федеративной республике Германии. - Современный немецкий конституционализм. / В. Рудольф.- М., 1998.

.Саленко А.В. Федерализм в России и Германии: сравнительный анализ. / А.В. Саленко. Дисс…. канд. юрид. наук. СПб., 2002.

.Саюров Н. Ф. Механизм государственной власти и управления ФРГ. / Н. Ф. Саюров. Липецк, 1997.

.Субботин О. Г. Становление основ федерализма в Веймарской республике(1919-1923 гг.). / О. Г. Субботин. Дисс…. канд. ист. наук. Минск, 2000.

.Уоттс Р. Федеративные модели разграничения полномочий.// Международный журнал социальных наук.-2001.- №8.

.Фарукшин М. Х. Усовершенствование процедур разработки законов и возможностей написания законопроектов. Германский опыт законодательного процесса (по итогам дискуссии в Бундестаге). / М. Х. Фарукшин. - М.: изд-во, 2002.

.Фарукшин М. Х. Современный федерализм: российский и зарубежный опыт. / М. Х. Фарукшин. Издательство Казанского университета, 1998.

.Фарукшин М. Х. Субъекты федерации в международных отношениях // Полис. - 1995.-№6.

.Чертков А. Н. Опыт формирования сферы совместного ведения федерации и субъектов федерации в иностранных государствах.// Юридический мир.- 2003.- №11.

.Чиркин В.Е. Конституционное право: Россия и зарубежный опыт. / В.Е. Чиркин - М.Зерцало, 1998.

.Чиркин, В.Е. Модель современного федерализма: сравнительный анализ// Государство и право. - 1994. -№8-9.

.Чиркин В.Е. Федеральное принуждение. Россия и зарубежный опыт // Власть. - 2000. -№6.

.Штелер-Май А. Сущность конституционного строя РФ и ФРГ. / А. Штелер-Май. Дисс…. канд. юрид. наук. - М., 2002.

.Штелер-Май А. Федерализм в Германии. / А. Штелер-Май.- М., 2001.

.Штукин В. В. Федеративная функция современного государства, сравнительный анализ российского и зарубежного опыта. / В. В. Штукин- М., 2002.

.Юлчурин С. А. Природа государственной власти субъекта федерации. С. А. Юлчурин. / Дисс… канд. юрид. наук. - Ульяновск, 2003.

.Buchner Gerhard. Die Bundesrepublick Deutschland. Basiswissen fuer Staatsburger. / Gerhard. Buchner. Humboldt, 1999.

.Deuerlein, Ernst. Foederasmus. Die historischen und philosophischen Grundlagen des foederativen Prinzip, Schriftereihe der Bundeszentrale fuer politische Bildung, Heft, 1994.

.Kappler Arno. Tatsachen ueber Deutschland. Presse und Informationsamt der Bundesregierung. Societaets-Verlag, Frankfurt/ Mein. / Arno Kappler,1999.

.Klatt Hartmut.Reformbedürftiger Föderalismus in Deutschland? / Die deutschen Länder. Gescichte. Politik. Wirtschaft. Auflage. Leitender Redakteur H. - G. Wehling.Leske+Burdich, Opladen, 2002.

.Lhotta, Roland, Kilper, Heiderose. Foederalismus in der Bundesrepublik Deutschland. Kursenheit 1-3. FernUniversitaet. Hagen, 1992.

.Poetzsch Horst. Der Foederalismus in der Bundesrepublik Deutschland. Informationen zur politischen Bildung. / Horst Poetzsch.Neudruck, 1992.

.Reuter Konrad. Foederalismus-Grundlagen und Wirkungen in der Bundesrepublik Deutschtland. / Konrad Reuter. Heidelberg, 1991.


Теги: Зарождение, этапы формирования и тенденции развития федерализма в Германии  Диплом  История
Просмотров: 43375
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Зарождение, этапы формирования и тенденции развития федерализма в Германии
Назад