Динамика численности и состава Новосибирской областной организации КПСС

Оглавление


Введение

Глава I. Динамика численности и состава новосибирской областной организации КПСС

§ 1. Динамика общей численности и состава партийной организации

§ 2. Изменение численности и состава партийной номенклатуры

Глава II. Партийно-политическая работа и идейно-политические процессы

§1. Состояние организационно-партийной и агитационно-пропагандистской работы, поиск новых форм и методов деятельности

§2. Идейно-политические настроения и позиции коммунистов

Заключение

Список источников и литературы

Введение


Актуальность темы исследования. Коммунистическая партия на протяжении всей своей истории инициировала целую серию перемен, которые выходили далеко за территориальные рамки Советского Союза. Преобразования в народно-хозяйственной сфере, вместе с реальными успехами во многих областях, привели в конечном итоге к созданию малоэффективной социально-экономической модели, неспособной успешно конкурировать с постиндустриальной системой передовых западных держав.

Перестройка, предпринятая высшим руководством КПСС, во второй половине 1980 - начале 1990-х годов, не смогла исправить накопившиеся противоречия в производственно-хозяйственных отношениях, что в конечном итоге привело к краху прежний директивно-распределительной экономики, многие пороки которой, еще на протяжении долго времени, будут оказывать негативное влияние на современную российскую экономику. Более того, начатая в это же время, политическая модернизация, предопределив стремительное разрушение советской государственности, так и не создала какую-либо эффективную и устойчивую административно-правовую систему, способную выступать действенным механизмом принятия и реализации политических решений. Идейно-политический дискурс, усилившийся в результате отказа КПСС от жесткой идеологической монополии, до сих пор не выработал законченную идейно-политическую доктрину, которая могла бы стать стратегией общегосударственного развития для современной России.

Таким образом, процессы, начатые коммунистической элитой в середине 1980-х годов, до сих пор продолжают оказывать значительное воздействие на современный российский социум, его экономическое, государственно-правовое и духовное состояние. Поэтому для наиболее полного и всестороннего осмысления противоречий развития сегодняшнего общества необходимо обратится к истории его недавнего политического авангарда.

В России политические процессы традиционно имеют два уровня реализации: центр и периферия (регион). Изменения, происходившие в КПСС, не являются исключением. Изучение эволюции партии на центральном уровне значительно превалирует в историографии. Между тем вне поля зрения исследователей остается проблема развития местных партийных организаций, несмотря на то, что на периферии находились основные социальные и материальные ресурсы партии.

Изучение истории Новосибирской областной организации КПСС позволит наблюдать, каким образом политическая модернизация страны сказалась на главном властном институте в регионе, проследить характер и направление преобразований в партийных организациях, настроения и позиции коммунистов в отношении проводившихся реформ, выявить местную специфику тех или иных преобразований и в конечном итоге определить роль и место парторганизации в общественно-политическом развитии области.

Степень изученности темы. История Новосибирской областной организации КПСС периода перестройки еще не получила должного освещения в литературе. Специальных публикаций, посвященных данной проблеме, нет. В тоже время, многие авторы, исследующие заключительный этап советской истории, изучали развитие КПСС в данный период, а некоторые из них анализировали развитие местных партийных организаций.

Еще в конце 1980 - начале 1990-х годов появились небольшие публикации, посвященные КПСС, авторы которых основное внимание концентрируют на проблемах адаптации партийного аппарата к новым демократическим условиям. Характерной чертой этих произведений, является то, что они создавались в переломную эпоху, поэтому в них высказаны не четкие концепции развития партии, а субъективные мнения о судьбе КПСС, иногда весьма противоречивые.

После 1991 г. стали появляться учебные пособия, составленные, как правило, авторскими коллективами и посвященные политической истории Советского Союза, в которых уделялось внимание и коммунистической партии. Отличительной особенностью подавляющего большинства этих изданий стало предвзятое отношение к КПСС, партии, которая, по мнению многих исследователей, в силу своей "консервативной" сущности, не поддавалась сколько-нибудь позитивной политической трансформации. Редкие авторы смогли удержаться от чрезмерной (зачастую неаргументированной) критики в адрес некогда правящей партии, оставаясь при этом на сугубо научных позициях.

Следующая группа публикаций представлена монографическими исследованиями перестроечных процессов в СССР. Определенное внимание в них уделялось изучению влияния демократических преобразований на КПСС.Г. Белоусова и В. Лебедев в книге "Партократия и путч". Посвященной событиям 19 - 21 августа 1991 г., утверждают, что в начале 1990-х годов в КПСС были определенные силы, настаивавшие на ее реформировании, изменении менталитета руководящих партийных работников. Но большинство членов КПСС составляли, с одной стороны, "реакционно-настроенная номенклатура" и "пассивно выжидавшие рядовые коммунисты" - с другой.

С. Чешко, уделяя основное внимание этнополитическим процессам, приведшим к распаду СССР как единого многонационального государства, упоминает об изменениях, происходивших в руководящих инстанциях КПСС, изображая их в несколько карикатурных видах. Главным содержанием эволюции КПСС С. Чешко считает тот факт, что номенклатурные работники перестали облекаться в прежнюю строгую "униформу" - в костюмы только темных тонов.

А. Мигранян полагает, что перемены в системе властных отношений СССР привели к полной дискредитации и делегитимизации КПСС как правящей партии. Реформаторское руководство стало разрушать единственную эффективную в рамках старой системы институциональную основу. Это разрушение сопровождалось дискредитацией ценностей, на основе которых была построена прежняя система и которые придавали легитимность КПСС.

Проблеме вызревания исторических предпосылок перестройки, посвещена книга А. Шубина. Он впервые показал стремление партийной элиты преодолеть отчуждение от собственности и процесс складывания внутри нее различных кланов и групп (региональных и ведомственных), которые стремились получить большую независимость от партийного центра. Автор делает вывод, что политика Ю.В. Андропова в отношении партии, выразившаяся в организации ряда кампаний по уголовному преследованию высокопоставленных партийно-государственных чиновников, ускорила процесс институализациии интересов внутриэлитных групп и подготовила их к "системным переменам". В 2005 г.А. Шубин опубликовал обширное исследование, посвященное перестройке, в котором в частности останавливается на вопросе взаимодействия партийных структур с неформальными общественными организациями и попытками их приспособиться к новой политической реальности.

В книге Д. Красильникова "Власть и политические партии в переходные периоды отечественной истории (1917 - 1918 гг., 1985 - 1993 гг.)" на широком фактическом материале был проанализирован процесс утрачивания КПСС властных полномочий в 1988 - 1991 гг. и обретения власти другими субъектами политического процесса: Советами и новыми политическими партиями. Автор делает вывод, что этот процесс был инициирован партийным руководством. Констатируется также, что снижение политической роли коммунистической партии привело к возникновению эффекта "рассевания власти", т.е. государственные органы не смогли сразу же обрести всю полноту властных функций, которые им были переданы КПСС.

В книге И. Земцова "Крах эпохи", автор, говоря о взаимоотношениях М.С. Горбачева с властной элитой, приходит к выводу о том, что лидер КПСС столкнулся с проблемой неуправляемости партийным аппаратом. Эту неуправляемость он объясняет не столько сознательным и организованным противодействием оппозиционных сил, сколько инертностью и нежеланием аппаратного руководства принимать горбачевские нововведения. Главное новшество, которое было привнесено М.С. Горбачевым во взаимоотношения с партийной элитой, заключалось в том, что привилегированное положение того или иного секретаря партийного комитета отныне ставилось в прямую зависимость от результатов его непосредственной деятельности, достижению которых, по мнению Земцова, препятствовала "сама система".

Свое виденье перестроечных процессов предлагает И. Фроянов. Все неудачи проведения широкой внутрипартийной реформы данный исследователь объясняет подрывной деятельностью западных спецслужб, которым удалось вырастить не только целую плеяду "агентов влияния", но и внедрить их в высшее руководство КПСС. В результате в середине 1980-х годов правящая элита резко сменила свою политику, сделав "партийным курсом" антикоммунизм.

В монографии А. Барсенкова "Реформы Горбачева и судьба союзного государства (1985 - 1991 гг.)". Автор считает, что судьба провозглашенных в 1985 г. реформ во многом зависела от ведущего элемента советской политической системы - коммунистической партии. Однако в период широкомасштабной общественно-политической демократизации традиционные партийные структуры оказались малопригодными для конкуренции с яркими не коммунистическими претендентами на депутатские места в законодательные органы власти.

Четвертая группа литературы представлена исследованиями, авторы которых фокусируют основное внимание на изучение процессов, протекавших в КПСС в 1985 - 1991 гг. Обратим внимание на книгу С. Сапаргалиева "Перерождение (Крах) КПСС". Сапаргаев, рассуждая о политическом поражении правящей партии, констатирует: "…несмотря на массовость, "многомиллионность" на полную организационную самостоятельность…, КПСС на деле оказалась настолько слабой, что … ее политический крах стал историческим фактором". В похожем ключе высказывается И. Осадчий: "Взвалив на свои плечи руководство государственными делами…, КПСС взяла на себя ответственность за судьбу в целом и … надорвалась".

В книге Л. Оникова, автор - в прошлом ответственный работник ЦК КПСС - делает попытку объяснить, основываясь на собственном опыте и документах, причины краха КПСС. Оников на конкретных примерах показывает, что, несмотря на развитие демократии в период перестройки, в партии на деле происходил противоположный процесс - отстранение коммунистов от выработки политического курса, что в конечном итоге и привело КПСС к гибели. В его работе приводится множество фактов по проблеме взаимоотношений руководства партии и номенклатуры ЦК КПСС. Последняя, по его мнению, стремилась противодействовать реформам М.С. Горбачева, чтобы сохранить монополию на власть и многочисленные привилегии.

Ф. Рудинский, представитель КПСС в Конституционном суде, автор книги, посвященной этому процессу, утверждает: "переход во второй половине перестройки (1989 - 1991 гг.) означал, что пробуржуазное крыло партийного руководства открыто приступило к захвату власти и отстранению от нее партии".

В диссертации И. Волгина "Эволюция КПСС в 1985 - 1991 гг." обосновывается, что основное направление развития КПСС в перестроечный период состояло в качественном изменении этой жестко централизованной партии в сторону "федерации добровольных коммунистических организаций". Автор заключает, что КПСС сумела отказаться от жесткой монополии на государственную власть, при этом реально подключив к поиску наиболее приемлемой социально-политической модели различные общественные силы. Правящей партии удалось разработать и осуществить на практике целенаправленную программу модернизации властных механизмов СССР, а также наметить основные пути собственной интеграции в общее русло демократических преобразований.

А. Лапин в диссертации делает ряд важных выводов по вопросу об идейно-политическом размежевании в КПСС. Этот исследователь причину размежевания видит в "антисоциалистическом курсе" проводимой М.С. Горбачевым перестройки. Оппозиционные течения в КПСС сформировались и одновременно выступили на политическую арену в 1988 - 1990 гг. Основу идейно-политической платформы оппозиционных сил в КПСС составляли - решительная критика рыночной экономики, необходимость борьбы против очернения советской истории, разоблачение "антисоциалистического курса горбачевско-яковлевского руководства КПСС", борьба за сохранение СССР как единого государства. Слабость оппозиционных сил в КПСС Лапин объясняет отсутствием согласованности и единства в их рядах. Оппозиционные течения не смогли выдвинуть единого лидера, они не имели трибуны, с которой могли обращаться к народу, и не смогли порвать с правящим руководством КПСС.

В последние годы появились публикации, где определенное внимание уделялось исследованию истории местных организаций КПСС в перестроечную эпоху. В монографии С. Новикова, посвященной общественно-политическому развитию Западной Сибири 1988 - 1996 гг., автор отдельно изучил состояние западносибирских партийных организаций в 1988 - 1991 гг. Новиков на материале, проведенных в то время соцопросов и фактах о выходе коммунистов из партии, прослеживает процесс политической эрозии в парторганизациях, делая следующий вывод: "… на общепартийном и региональном уровне в партийных организациях действовали различные тенденции. Эти тенденции наложили отпечаток как на размежевание как внутри КПСС по платформам, так и на выход из рядов, постепенно превратившийся в бегство. КПСС, а позднее КП РСФСР и ее организации на местах не сумели выработать единого отношения к неформальным и политическим движениям, а как следствие оказались расколотыми в период выборных кампаний и референдума. Отсутствие четкой кадровой политики, структурная неразбериха привели к существованию в организациях одной партии людей различных политических и идеологических взглядов. Это в конечном итоге мешало становлению новой коммунистической партии, способной работать в условиях многопартийности".

Новосибирские историки А. Осипов и В. Козодой также изучали проблему развития партийных организаций Западной Сибири в период перестройки. Авторы уделяют основное внимание процессу идейно-политической фрагментации парторганизаций и появлению в них различных "течений" и "платформ". Главный их вывод в этой связи состоит в том, что "…идейное, а затем и организационное размежевание членов КПСС было тем "ферментом", который способствовал конституированию политических сил в российском обществе на грани 80-х и 90-х гг. прошлого века… бывшие члены КПСС… вносили в анархичную среду борцов с наследием тоталитаризма элементы упорядоченности и политической дисциплины".

Использование всех вышеперечисленных публикаций весьма полезно для данного исследования, т.к. в них содержатся обоснованные выводы, позволяющие понять общих ход развития КПСС в 1985 - 1991 гг., кроме того, многие факты, которые приводят авторы, позволяют сравнивать динамику и характер некоторых процессов, протекавших в региональных парторганизациях. Тем не менее, подавляющее большинство авторов, рассуждая о воздействии перестроечных процессов на партийные организации, обычно заостряют свое внимание на каких-то частных аспектах, не пытаясь при этом выделить КПСС в основной объект изучения. На данный момент имеются только две диссертации, которые всецело посвящены изучению КПСС периода перестройки. Однако их авторы исследовали историю КПСС фактически только на центральном уровне, вне поля зрения ученых остались проблемы развития местных партийных организаций.

Из проведенного историографического обзора, можно сделать вывод, что история местных организаций КПСС, тем более Новосибирской областной парторганизации, не освещена в научной литературе, что ставит перед исследователем значительный комплекс проблем, которые требуют раскрытия в данной работе.

Целью исследования становится раскрытие процессов происходивших внутри Новосибирской областной организации КПСС. Для наиболее полного и всестороннего достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

·проследить динамику численности и состава областной парторганизации;

·выяснить состояние партийной номенклатуры в годы перестройки;

·определить состояние партийно-политической работы в парторганизации;

·выявить идейно-политические настроения и позиции коммунистов.

партийная организация идейный политический

Объектом исследования является Новосибирская областная организация КПСС в 1985 - 1991 гг.

Предметом - институциональные, функциональные и идейно-политические изменения в областной парторганизации в годы перестройки.

Территориальные рамки исследования ограничиваются территорией Новосибирской области. Выбор столь определенных границ для изучения парторганизации обусловлен принципом построения местных организаций КПСС. Партийные комитеты на местном уровне своей структурой дублировали органы государственной власти. Поэтому компетенция партийных комитетов распространялась только на определенные административно-территориальные единицы, соответствующего уровня. В этой связи необходимо дать краткую характеристику Новосибирской области, в которой действовала парторганизация.

Новосибирская область была создана в соответствии с постановлением ЦИК от 28 сентября 1937 г. Первоначально в ее состав входили территории современных Новосибирской, Кемеровской и Томской областей. В нынешних границах область существует с 1944 г. Новосибирская область простирается с запада на восток на 642 км и с севера на юг на 444 км и занимает площадь 178,2 тыс. км. На западе область соседствует с Омской областью, на севере - с Томской, на востоке - с Кемеровской, на юге - с Алтайским краем и Республикой Казахстан. Административный центр области - г. Новосибирск. Область делилась на тридцать районов и в ней насчитывалось 14 городов. В 1985 г. в области проживало 2,7 млн. чел., 91 % из них - русские., при этом 70 % населения являлось городским. В хозяйстве Новосибирской области сочеталась мощная обрабатывающая промышленность и крупное сельскохозяйственное производство. Отличительной чертой области выступал ее значительный научный потенциал.

Хронологические рамки. В работе рассматривается период времени с марта 1985 г. по август 1991 г. Выбор этого отрезка времени вполне определен и понятен, т.к. именно этот период определяется как завершающий этап истории Советского Союза. Первая дата приурочена к избранию на пост Генерального секретаря ЦК КПСС М.С. Горбачева 11 марта 1985 г., который практически сразу же после получения им огромных властных полномочий объявил о начале масштабных преобразований, которые получили общее название перестройка. Эти преобразования оказали принципиальное влияние на социально-экономическое развитие советского государства, а также на его политическую систему, основным властным институтом которой была КПСС. Последний временной рубеж определен не менее четко - 23 августа 1991 г., в этот день был опубликован указ президента РСФСР Б.Н. Ельцина о приостановке деятельности организаций коммунистической партии на территории РСФСР, который ознаменовал начало нового - посткоммунистического этапа истории России.

Источниковую базу дипломного сочинения составил значительный комплекс источников, который целесообразно сгруппировать следующим образом. В первую группу необходимо отнести источники, в которых отразилась политика партийного центра и изменения, происходившие в центральных партийных инстанциях, во вторую - источники, которые непосредственным образом свидетельствуют об истории Новосибирской областной парторганизации.

К первой группе источников следует отнести официальные документы КПСС, в которых нашло отражение развитие КПСС в целом. В этой группе источников в свою очередь можно выделить пять подгрупп.

. Программа и Устав партии. Эти источники помогают проследить трансформацию идеологических принципов КПСС, а также выявить изменения организационного устройства компартии. Основным недостатком данных материалов является явная идеализация кризисной ситуации, сложившейся в стране и в партии в конце 1980 - начале 1990-х гг. В основном эти документы, как и большинство идейно-политических программ, носят чрезвычайно абстрактный, лозунговый характер.

. Материалы высших партийных форумов: стенограммы, резолюции и постановления XXVII и XXVIII съездов КПСС, XIX Всесоюзной партийной конференции, а также материалы ряда пленумов ЦК КПСС. Данные источники позволяют ощутить острейшую идейно-политическую борьбу, развернувшуюся в ходе обсуждения вопросов демократизации партийных и советских институтов.

. Произведения партийно-государственных лидеров, в которых разъяснялись особенности проводимой политики. Данные произведения позволяют проследить эволюцию взглядов высшего партийно-государственного руководства в период их пребывания у власти. Кроме того, надо учитывать, что эти сочинения были результатом творчества десятков специальных помощников, составлявших "интеллектуальные команды" при деятелях партии и государства. Поэтому эти публикации позволяют проследить политику не только партийного руководства, но и его ближайшего окружения.

. Следующую подгруппу источников составляет центральная партийно-советская периодическая печать, которая помогает раскрыть массу аспектов партийно-политического развития тех лет. При анализе данных материалов нельзя забывать, что периодическая печать всегда отличалась повышенной предвзятостью и тенденциозностью.

. Мемуары политиков первого эшелона. Побудительным мотивом к созданию мемуаров стало желание их авторов не только сообщить современникам любопытные подробности, взятые из повседневной партийно-политической жизни, но и представить свою интерпретацию тех или иных проблем. Большинство воспоминаний создавалось по горячим следам недавно ушедшей эпохи, когда минувшие события были еще свежи в памяти их непосредственных участников.

Вторую группу источников составили материалы, в которых непосредственно отразилась история Новосибирской областной парторганизации.

. Документы Новосибирского обкома партии: материалы бюро, пленумов, статистические отчеты отделов обкома о численности и составе парторганизации, а также различные докладные, отчетные, информационно-аналитические записки, составленные сотрудниками аппарата обкома по тем или иным вопросам состояния областной партийной организации. Эти источники заключают в себе интереснейшую и почти не искаженную информацию, которая была доступна лишь узкому кругу лиц из числа областного партийного руководства.

. Областная периодическая печать, в которой освещалось состояние и различные аспекты развития партийных комитетов и первичных партийных организаций области. В газетах и журналах публиковались официальные позиции областного партийного руководства по разнообразным вопросам общественно-политической ситуации в области, а также мнения многих партийных работников и рядовых коммунистов, которые позволяют раскрыть настроения партийной массы в области.

. Мемуары А.П. Филатова и В.В. Казарезова, которые последовательно занимали пост первого секретаря Новосибирского обкома: А.П. Филатов в 1978 - 1988 гг., В.В. Казарезов в 1988 - 1989 гг. К сожалению, в этих произведениях очень мало внимания уделяется истории областной парторганизации в интересующую нас эпоху, авторы сконцентрированы на собственных биографиях и социально-экономическом развитии области. Причем многие факты представлены в мемуарах слишком тенденциозно.

. Данные социологических исследований, которые проводились в 1985 - 1991 гг., помогающие лучше уяснить настроения в партии и обществе, определить степень популярности или, напротив, неприятия тех или иных политических лидеров, идейно-политических позиций, течений и программ. Информация, полученная с помощью социологических опросов, рассеяна, как правило, на страницах областной периодической партийно-советской печати, но довольно часто она встречается в закрытых партийных документах. Хотя сейчас данные социологических исследований тех лет проверить не представляется возможных, на наш взгляд они довольно объективны, т.к. эти исследования, как правило, проводились профессиональными учеными социологами.

Подводя общий итог обзору и анализу источниковой базы, можно сказать, что вышеперечисленные материалы, позволяют в полной мере достичь цель данной работы и успешно решить при этом ряд исследовательских задач.

Методологическую основу работы составляют общие научные принципы исторического исследования, такие как историзм и объективность. Принцип объективности неразрывно связан с принципом системности, требующим обнаружение различных сторон предмета, их единства, раскрытию формы и содержания, элементов и структуры, связи рассматриваемого объекта с окружающими его предметами и процессами. В принципе историзма заключено стремление рассматривать материальные системы в их динамике, развитии и изменении. Принцип историзма дополняется проблемным подходом, позволяющим выделить в рассматриваемом объекте важнейшие предметы и выявить субъективные факторы в их развитии. Используется сравнительный подход, требующий сопоставления процессов, происходящих в схожих элементах системы. Применяется социально-психологический подход, помогающий обнаружить влияние на политические процессы социально-психологических качеств индивидуумов, участвующих во властных отношениях.

Понимание сути процесса общественно-политической трансформации советского общества в 1985 - 1991 гг. основывается на теории модернизации, разработанной для понимания хода истории России с конца XVII века - до конца XX века. Эта теория помогает понять причину перехода от мобилизационного типа развития российского общества к инновационному в конце XX века . Кроме того, была привлечена концепция несистемного (переходного) периода в истории российского общества, объясняющая характер политического процесса в конце 1980 - начале 1990-х годов, который определялся следующими явлениями: возникновением общественно-политических сил, выражающих интересы социальных слоев, которые стремятся к отрицанию господствующей экономической системы; возникновением теорий и концепций, отрицающих идейную основу существующей общественной системы; уменьшением степени государственного насилия над обществом и одновременным уменьшением роли насилия внутри самих властных структур, благодаря чему элементы структур приобрели самостоятельность от центральных инстанций. Еще одним следствием этого процесса стало увеличивающееся включение народных масс в политическую деятельность.

Глава I. Динамика численности и состава новосибирской областной организации КПСС


§ 1. Динамика общей численности и состава партийной организации


Новосибирская областная организация КПСС в середине 1980-х годов с одной стороны являлась главным и самостоятельным властным институтом в области, с другой стороны, выступала как структурный элемент огромного политического организма - Коммунистической партии Советского Союза, которая требует определенной характеристики в виду своей специфичности. КПСС представляла собой партию государственного типа, которую отличали ряд определенных свойств и признаков. Во-первых, исключительное право на обладание политической властью. Во-вторых, абсолютное доминирование и жесткий контроль партийных структур над всеми общественными и государственными организациями. В-третьих, наличие мощного, разветвленного исполнительного аппарата, предназначенного не столько для ведения внутрипартийных дел, сколько для реализации функций общеполитического руководства и управления. В-четвертых, предельная централизация и бюрократизация партийных институтов, являвшихся непосредственным механизмом реализации политической власти. В-пятых, превращение членства в партии в весьма желательное (а в некоторых случаях - обязательное) условие, имеющее универсальное значение для дальнейшего социального продвижения.

КПСС имела многоуровневую сеть партийных комитетов и партийных организаций. Главным директивными органами партии был Центральный комитет КПСС, который возглавлялся Политбюро. На местном уровне КПСС строилась по территориально-производственному принципу. На уровне союзных республик и на областном, краевом уровне были организованы соответственно Центральные комитеты компартии союзных республик (единственная республика, которая не имела своего ЦК КП до 1990 г. была РСФСР), а также областные, краевые комитеты КПСС. На городском и районном уровне - городские и районные комитеты КПСС. Эти полномочные институты партии дополнялись сетью первичных, цеховых партийных организаций и партийных групп, которые охватывали все наиболее важные производственно-хозяйствующие структуры, государственные учреждения, организации и учебные заведения. Подобная структура, выстроенная еще в 1920-е годы, каждый элемент которой обладал определенными государственными полномочиями, позволяла партии долгое время не просто контролировать все сферы жизни советского общества, но и навязывать населению одну идейно-политическую доктрину и мобилизовывать массы на решение поставленных партийно-государственным руководством задач.

Немаловажным признаком КПСС как партии государственного типа была ее численность и состав. Известно, что численность и состав любой политической партии выступают основными показателями качества самой политической организации. По ним можно судить о популярности партии, ее социальной базе, эффективности внедрения в общество идеологических установок партии, степени вовлеченности населения в политическую жизнь и т.д. В начале 1985 г. в рядах КПСС насчитывалось 18,7 млн. человек (вместе с кандидатами), что составляло 9,5 % всего взрослого населения страны. Однако огромный людской потенциал вовсе не означал высокий идейно-политический уровень многомиллионной армии коммунистов. Хотя устав партии предусматривал скрупулезный отбор претендентов, но на деле эта система работала плохо.

Многие историки и политологи сходятся во мнении, что партия на излете своей истории, формально стараясь привлекать в свои ряды лучших граждан советского общества, в их лице не имела сторонников-активистов, всецело разделявших идеологию и программу партии, готовых в любую минуту взяться за решение поставленных ею задач. Конечно, в партии состояли и люди, которые искренне разделяли коммунистические убеждения, но объективно огромная численность партии была следствием особой системы взаимоотношений между "ядром политической системы" - КПСС и обществом. Можно сказать, что партийная элита и большая часть рядовых коммунистов выстраивали взаимоотношения друг с другом на симбиозной основе. Граждане, получившие партбилет, приносили партии огромные финансовые ресурсы. В то же время они получали определенную социальную опеку, которая обеспечивала им стабильное движение по общественной лестнице. Другими словами, причиной вступления в партию основной массы советских граждан были не идейно-политические, а конъюнктурно-конформистские соображения. Поскольку подобная система могла действовать только в ситуации, когда КПСС была единственной правящей партией, это превратило ее в довольно уязвимое объединение, потенциально способное к значительной политической эрозии в условиях политического плюрализма, что и показали события конца 1980 - начала 1990-х годов.

В свою очередь коммунистическая партия, первоначально создававшаяся как партия трудовых слоев - рабочих и крестьян, постепенно превратилась в партию служащих, которые в середине 1980-х годов составляли около половины численности КПСС. Отчасти это было следствием изменений в социальной структуре советского общества, где доля населения, занятого в промышленности и сельском хозяйстве, сокращалась. Но основной причиной было то, что для служащих партийный билет был особенно необходим, предоставляя бонус для карьерного роста. Эта пагубная ситуация осознавалась как партийной элитой, так и обществом в целом, но конкретные шаги для ее преодоления не были сделаны даже с началом перестройки.

Показатели численности и состава региональных партийных организаций выступали свидетельством уровня их организационно-партийной работы и эффективности реализации политики партии на местах. В первой половине 1980-х годов ряды Новосибирской областной парторганизации стабильно увеличивались. Ее численность, пополняясь через систему 3423 первичных организаций, ежегодно росла в среднем на 2,0 тыс. чел., и в январе 1985 г. составляла 156452 чел. Из них кандидатами в члены КПСС числилось 5884 чел. Большинство коммунистов и кандидатов в члены КПСС, проживало в Новосибирске - 90305 чел. Необходимо указать, что 1985 г. в области проживало 2,7 млн. чел., а в областном центре - 1,4 млн. чел.

В социальном отношении парторганизацию составляли: рабочие - 76142 чел., крестьяне - 12754 чел., служащие - 67556 чел. В статистических отчетах отдела организационно-партийной работы подробно отражался состав коммунистов по роду занятий. Так, рабочих совхозов в парторганизации насчитывалось - 9667 чел., колхозников - 6367 чел. Состав служащих по занимаемой должности: руководителей центральных, республиканских, областных учреждений и организаций, начальников управлений, отделов, секторов и их заместителей - 1814 чел., руководителей городских, районных учреждений и организаций, зав. отделами и их заместителей - 2453 чел., руководителей предприятий промышленности, транспорта, связи, строительства, станций, совхозов и их заместителей - 2638 чел., инженерно-технических работников - 28199 чел., агрономов, ветврачей, зоотехников и других специалистов сельского хозяйства - 1734 чел., работников здравоохранения - 2190 чел.

Коммунистов, занятых в научной сфере - 2546 чел., преподавателей ВУЗов - 2028 чел., преподавателей средних специальных учебных заведений - 761 чел., учителей средних, неполных средних и начальных школ - 5600 чел., преподавателей училищ профтехобразования - 867 чел., работников искусства, литературы и печати - 1283 чел., юристов, работников охраны государственной собственности и общественного порядка - 3439 чел., ревизоров, бухгалтеров и других работников учета - 3721 чел., работников предприятий торговли и общественного питания - 2368 чел., работников делопроизводства - 243 чел. Учащихся коммунистов на территории Новосибирской области насчитывалось 1136 чел., пенсионеров - 30411 чел.

Образовательный уровень коммунистов был следующий: высшее образование имели 43397 чел., незаконченное высшее образование - 2651 чел., среднее образование - 63279 чел., неполное среднее образование - 26275 чел., начальное образование - 18482 чел., не имеющих начального образования - 2368 чел. Довольно много членов партии в Новосибирской области имели ученую степень: доктора наук - 386 чел., кандидата наук - 2384 чел.

Если рассматривать половозрастной состав парторганизации, то получается следующая картина: женщин было 43998 чел., коммунистов возрасте до 20 лет включительно - 263 чел., от 21 до 25 лет - 7637 чел., от 26 до 30 лет - 17728 чел., от 31 до 40 лет - 32162 чел., от 41 до 50 - 32613 чел., от 51 до 60 - 34978 чел. и старше 60 лет - 31071 чел.

Национальный состав парторганизации был следующий. Подавляющее большинство приходилось на русских - 140324 чел., украинцев - 5994 чел., белорусов - 1226 чел., немцев - 2974 чел., евреев - 1525 чел., татар - 1404 чел., представителей других национальностей насчитывалось 3005 чел.

Имеются данные о партийном стаже коммунистов области. До 1940 г. в партию вступило 2399 чел., в 1940-х годах - 23788 чел., в 1950-х годах - 20880 чел., в 1960-х годах - 43367 чел., в 1970-х годах - 35090 чел., в первой половине 1980-х годах - 25059 чел1.

Из выше перечисленных данных можно составить портрет парторганизации в относительных показателях и провести необходимый анализ ее состава. По социальному положению коммунисты Новосибирской области были в основном рабочими - 48,7 % и служащими - 43,2 %, на долю крестьян приходилось всего 8,2 %. Такое соотношение объясняется тем, что две трети населения области проживало в городах, где были сосредоточены многочисленные предприятий. Кроме того, значительная часть сельского населения, которое работало в совхозах, считалась категорией рабочего класса, а не крестьянства, что и определяло подобное преобладание массы служащих и рабочих над крестьянами в областной партийной организации.

Основная масса партийцев имела среднее - 40,5 %, высшее - 27,3 % и неполное среднее образование - 16,8 %. Образовательный уровень коммунистов напрямую связан с социальным составом, т.к. около половины коммунистов были рабочими и крестьянами, которые, по большей части, имели только среднее или среднее специальное образование, при этом часть служащих также не имела высшего образования.

В основном парторганизацию составляли мужчины, женщин было всего 28,1 %, что вполне объяснимо. Мужчины сильнее вовлечены в борьбу за социальный статус, а в условиях советского общества партийный билет имел как раз статусное значение. Он выделял его обладателя из общей среды и давал отличную возможность двигаться по социальной лестнице.

В национальном отношении в парторганизации преобладали русские - 89,7 %, т.к. около 90 % населения области составляли люди этой национальности. Тем не менее заметно, что в парторганизации состояли и представители других национальностей, причем их пропорция соотносилась с той долей, которую они имели в общем составе населения области. В этом проявлялась отличительная черта национальной политики советского государства, формальным принципом которой было необходимое представительство в общественных организациях и властных структурах национальных групп относительно их общей численности среди населения.

Большая часть коммунистов Новосибирской области в 1985 г. находилась в возрасте от 25 до 50 лет - 52,7 % и в возрасте старше 50 лет - 42,2 % (средний возраст составлял 46,1 лет). Причем немалая часть из них имела партийный стаж менее 15 лет - 42,2 % коммунистов. В этой связи необходимо сказать, что эти коммунисты по всей видимости не являлись убежденными сторонниками идеологии КПСС. Это мнение принадлежит самому М.С. Горбачеву, который на январском пленуме ЦК КПСС 1987 г. заявил, что в 1970 годы - первой половине 1980-х годов в партию попало много недостойных людей из-за ослабления принципиальной партийной оценки новых кандидатов. Учитывая определенный лозунговый характер этого заявления, нужно видеть в нем и реальные факты. По всей видимости, массы населения, вступившие в КПСС именно в этот период, руководствовались по большей части конъюнктурно-конформистскими соображениями. Поэтому, как Новосибирская областная парторганизация, так и КПСС в целом в лице своей самой молодой и активной части не имела твердой социальной опоры.

Имея вышеохарактеризованный состав, Новосибирская областная парторганизация вступила в 1985 г., когда начались "перестроечные" преобразования.

К руководству партией 11 марта 1985 г. пришел молодой и энергичный М.С. Горбачев, положительно выделявшийся на фоне остальных представителей постепенно деградировавшей высшей партийно-государственной элиты. Ему за очень короткий срок удалось создать яркий образ лидера, способного вывести страну из социально-экономического "застоя" и дать государству новый толчок для прогрессивного развития, что само по себе сыграло позитивную роль, т.к. общество устало от дряхлых, бездействующих Генеральных секретарей ЦК КПСС.

В партии новый лидер вызвал положительные отклики. Вспоминая приход к власти М.С. Горбачева в своих мемуарах А.П. Филатов, который в 1985 г. занимал должность первого секретаря Новосибирского обкома, писал: "…на высший пост страны на пленуме ЦК был избран Михаил Горбачев. Это решение большинство коммунистов восприняли с одобрением. На молодого, энергичного генсека тогда возлагались большие надежды. Его выступление на апрельском пленуме многие поддержали".

Однако новый лидер партии с самого начала не разработал ни подробного плана, ни даже определенной концепции предстоящих преобразований. Он сам любил повторять известную фразу Наполеона, обозначая свою позицию в этом вопросе: "…надо ввязаться в бой, а там посмотрим". Как не была разработана концепция преобразования страны в целом, так и М.С. Горбачев не хотел заниматься проблемой реформирования компартии. И это при том, что партийное руководство еще до прихода М С. Горбачева к власти, разработало ряд мер, которые могли на прямую оказать влияние на численность и состав КПСС. Так, например, Организационным отделом ЦК КПСС был подготовлен проект всеобщей аттестации коммунистов, который в случае его реализации мог послужить делу избавления партии от недостойных членов. Однако ЦК отверг этот проект, напомнивший многим работникам центрального аппарата радикальную чистку КПСС 1937 г. Тем более в середине 1980-х годов это сильно бы сказалось на социальном положении тех, кто не прошел бы аттестацию.

В 1985 - 1986 гг. появились и другие предложения, касавшихся самых различных сторон внутрипартийной жизни. Так, к примеру, в 1985 г. Л.А. Оников, консультант идеологического отдела ЦК КПСС, направил М.С. Горбачеву развернутую записку, предлагавшую отменить старые инструкции, устанавливавшие строгий порядок доступа к партийной документации, а также ввести более либеральные правила ведения делопроизводства в низовых звеньях КПСС. Но реакция М.С. Горбачева на эти предложения оказалась негативной. Как позднее писал Л.А. Оников то, что аппаратная система партии не была упрощена и демократизирована, стало причиной внутрипартийной конфронтации. Он указывает, что аппарат ЦК КПСС, в первую очередь руководство Орготдела и Общего отдела, смыкаясь с высшим региональным партактивом, шло на прямой саботаж мер, предпринимаемых Генеральным секретарем.

Говоря о первоначальных планах реформирования КПСС, необходимо упомянуть о проекте А.Н. Яковлева "Императивы политического развития", подготовленного им в 1986 г. Документ содержал развернутую концепцию масштабных преобразований в области политической системы. Предлагалась радикальная реформа правящей партии: разделение ее на две самостоятельные политические организации: социалистическую и народно-демократическую, с тем, чтобы они конкурировали друг с другом на политической сцене, отстаивая в ходе демократических выборов право на разные варианты общественного развития. Такой "управляемый" раскол КПСС, по мнению секретаря ЦК, должен был активизировать огромную партийную массу, подключив ее к общему курсу демократических преобразований. М.С. Горбачев отнесся к этому проекту спокойно, но не предпринял никаких шагов к его реализации.

В общем, Генеральный секретарь первоначально не думал реформировать КПСС. Основной задачей М.С. Горбачев выдвинул проведение форсированной экономической модернизации, и партия должна была стать основным двигателем этого процесса, т.к., ему казалось, что созданная в предшествующие годы партийная машина была вполне эффективной и работоспособной.

Рубежным в истории КПСС стал XXVII съезд, состоявшийся 25 февраля 1986 г. М.С. Горбачев представил делегатам съезда не "отчет", как было раньше, а "политический доклад", где во всеуслышание заявил о "застойных явлениях", которые начали появляться в жизни советского общества, и одновременно подвел весьма не оптимистичный итог 11-й пятилетке. Ситуацию, по его мнению, должна будет изменить партия, которой ставилась четкая задача: "…решительно переломить неблагоприятные тенденции в экономики. Другого пути нет".

Съезд обновил состав ЦК КПСС, избрав его членами 307 членов и 170 кандидатов. 147 членов избирались в этот орган впервые. C учетом последующих изменений, выдвиженцы М.С. Горбачева сосвили в ЦК КПСС 61,6%. Новый состав ЦК целиком и полностью формировался, исходя из воли и желания Генерального секретаря, который незадолго до съезда, строго конфиденциально, провел тщательный отбор претендентов в центральный партийный орган. Это говорит о том, что, несмотря на объявленную перестройку, в партии не работали демократические механизмы, кадровая политика велась в прежних номенклатурных традициях.

Партийный съезд в целом прошел успешно и на фоне энергичной деятельности М.С. Горбачева оказал положительное воздействие на общественные настроения. Увеличилась динамика роста численности компартии. В общесоюзном масштабе в начале 1986 г. КПСС насчитывала 19004378 (вместе с кандидатами), за этот год в партию было принято 640719 чел., тогда как в 1985 г. - 609927 чел. Данные по Новосибирской областной парторганизации коррелируются с этими показателями. Если в 1985 г. в партию в Новосибирской области было принято 5236 чел., кандидатов в члены КПСС - 5347 чел., то в 1986 г. уже несколько больше - 5345 чел. и 5437 чел. соответственно.

Одновременно нужно отметить, что новые общественные веянья не были подхвачены какой-то определенной общественной группой. По крайней мере, в Новосибирской области в партию в прежней пропорции и динамике вступали представители всех национальных, социальных, профессиональных, образовательных и половозрастных групп. Это, вероятно, объясняется тем, что перестройка начиналась как набор общих, порой абстрактных лозунгов, направленных на общество в целом, а не на какую-то конкретную группу. Тем более, что система приема в партию была четко регламентирована. Она не позволяла учитывать желания какой-то определенной группы лиц, всегда и везде господствовал принцип паритетного представительства.

Сказалась перестройка и на количестве исключенных из КПСС, что было связано с требованием М.С. Горбачева укрепить дисциплину и ответственность, которые он определил как важнейшие факторы эффективной работы. Активизировалась деятельность комиссий партийного контроля, которые следили за деятельностью административных органов, хозяйствующих субъектов и за дисциплиной в партийных организациях. Комиссии партийного контроля Новосибирской области усилили внимание за соблюдением коммунистами норм партийного устава, а также стали более тщательно отслеживать процесс приема в партию новых членов. В итоге из Новосибирской областной парторганизации было исключено в 1985 г.1570 чел., в 1986 г. - 1791 чел. (вместе с кандидатами), что значительно больше показателей прошлых лет.

Обычно из партии исключали за совершение административных, уголовных преступлений и за неуплату членских взносов. Но с началом перестройки значительная часть коммунистов попала под "жернова" антиалкогольной кампании. Многие были исключены "за пьянство и нарушение антиалкогольного законодательства". В 1986 г. таких "товарищей" было 32 % от общего числа исключенных.

В 1987 г. М.С. Горбачев предпринял важную политическую меру в отношении партии, которая непосредственно оказала влияние на рост ее численности. На январском пленуме 1987 г. М.С. Горбачев прямо заявил, что в предшествующие годы в партию проникло много недостойных людей, "стремящихся извлечь выгоду из партийного билета". Эти слова были восприняты как установка к действию. Парторганизации начали вести борьбу за "чистоту партийных рядов". Так, отдел организационно-партийной работы Новосибирского обкома, ссылаясь на заявление Генерального секретаря ЦК КПСС, рекомендовал первичным партийным организациям больше следить за качеством, а не количеством принимаемых в партию.

Первичные партийные организации стали более тщательно отбирать кандидатов в партию, более широко и гласно обсуждать того или иного кандидата, что позволило отсечь определенную часть непригодных претендентов. Комиссиям партийного контроля давалась установка на еще более ревностную проверку коммунистов на право состоять в партии. Эти меры, видимо, были основной причиной сокращения числа принятых в КПСС.

В общей сложности ряды КПСС продолжали расти, но меньшими темпами. Общее число коммунистов увеличилось всего на 607201 чел., что на 3,82 % меньше в сравнении с 1986 годом. В начале 1987 г. численность Новосибирской областной парторганизации (вместе с кандидатами) составляла 159765 чел., и также наметилось снижение числа вступивших в партию - 4958 чел., кандидатов - 4556 чел. . При этом членов КПСС и кандидатов из Новосибирской областной парторганизации было исключено в 1987 г.1634 чел. Общая численность парторганизации в конце года составляла 160772 чел. .

В 1988 г. произошли серьезные изменения в общественных настроениях, усугубившие тенденцию к снижению роста численности партийных рядов.

На высшем партийном уровне появилась угроза раскола, обозначившаяся еще в октябре 1987 г., когда на пленуме ЦК КПСС с критикой преобразований выступил секретарь Московского горкома КПСС Б.Н. Ельцин. Он неожиданно заявил, что его не устраивают низкие темпы перестроечных процессов, сохранявшееся засилье консерваторов в руководстве партии и демонстративно подал в отставку. Если сейчас хорошо известно, что это заявление было следствием чисто амбициозной борьбы, которую вели между собой Б.Н. Ельцин и Е.К. Лигачев, то в то время массовое сознание расценило это как столкновение реформаторского и консервативного направления в курсе партии, которые стали олицетворять указанные личности.

М.С. Горбачев умело организовал против московского секретаря контратаку, пользуясь вовсе не демократическими методами. На пленуме московского горкома Б.Н. Ельцина жестоко раскритиковали. В конце заседания, обвинили его в нанесении "удара ножом в спину партии". Б.Н. Ельцин не выдержал нападок и признался в том, что его выступление было вызвано "перегрузками на работе" и "амбициями".

Несколькими месяцами позже первого выступления Б.Н. Ельцина, обозначившего радикальный подход к проводимым преобразованиям, заявила о себе и противоположная точка зрения, осуждавшая не только радикальный подход, но и многие мероприятия "генеральной линии партии". Этот подход открыто проявился в марте 1988 г. публикацией в газете "Советская Россия" статьи Н.А. Андреевой "Не могу поступиться принципами". Н.А. Андреева, никому не известный преподаватель одного из ленинградских институтов, решительно осудила архитекторов перестройки за утрату классового подхода и попытку под видом "улучшения социализма" насадить в стране чуждую идеологию и строй. Не ограничившись этим, она выступила в защиту И.В. Сталина и проводившейся им политики. Статья Н.А. Андреевой появилась в тот момент, когда М.С. Горбачев находился в зарубежной поездке. Поскольку "Советская Россия" являлась изданием ЦК КПСС, быстро распространились слухи, что в верховном эшелоне власти созрел консервативный заговор во главе с Е.К. Лигачевым. После того как стало известно, что статья перепечатана в десятках областных партийных газет, тревога сторонников перестройки сменилась паникой. В течении трех недель газеты, поддерживавшие реформаторский курс, прибывали в шоке, не решаясь вступить в полемику с изданием ЦК КПСС.

Интересно, что М.С. Горбачев первоначально спокойно отреагировал на статью, но затем, исходя из своей тактики лавирования между политическими группировками, использовал ее как повод для атаки на консервативное крыло в КПСС. Главная партийная газета "Правда" 5 апреля 1988 г. ответила на статью Н.А. Андреевой публикацией "принципы перестройки: революционность мышления и действий". Публикация выражало официальную позицию руководства партии (ответ на статью, был подготовлен главным редактором "Правды" В.Г. Афанасьевым, доработан А.Н. Яковлевым и В.А. Медведевым, на заключительной стадии в редактировании участвовал сам М.С. Горбачев) . Одно за другим в ней решительно отвергались все положения Н.А. Андреевой, которым противопоставлялись принципы демократического социализма. Смысл перестройки, доказывала статья в "Правде", заключается не в реставрации капитализма, а в том, чтобы "вернуться к ленинским принципам, сутью которых является демократия, социальная справедливость, хозрасчет, уважение к чести, жизни и достоинству личности".

После публикации в "Правде" уже вся "реформаторская" пресса выступила с решительным осуждением консервативной позиции. Представители этого течения вынуждены были затаиться. На XIX партийной конференции ни один представитель партактива, поддерживавший идеи Н.А. Андреевой, не выступил в защиту ее идей. Е.К. Лигачев предпочел солидаризироваться с М.С. Горбачевым, а свою главную задачу видел в том, чтобы подавить попытку "реабилитации" Б.Н. Ельцина. Генеральный секретарь, наблюдая борьбу двух амбициозных личностей - Б.Н. Ельцина и Е.К. Лигачева, занял центристскую позицию, таким образом, пока сохраняя контроль над политической ситуацией.

В 1988 г. средства массовой информации начали все более смело разворачивать критику негативных сторон жизни общества и "консервативных тенденций" в партии, пользуясь защитой А.Н. Яковлева, ближайшего сподвижника М.С. Горбачева. А.Н. Яковлев часто проводил совещания с руководителями СМИ, защищая последних от критики со стороны Политбюро. "Яковлев не видит опасности, исходящей от писак, растяпа", - отмечал тогда А.А. Громыко. С точки зрения правящей партии он был прав, т.к. постепенная утрата контроля над СМИ привела к тому, что они начали формировать негативный образ самой КПСС, а также к утрате партией информационного ресурса своей политической власти.

Все активнее разворачивали свою деятельность неформальные группы и объединения, которые начали появляться еще в 1986 г. К началу 1989 г. в Новосибирской области их насчитывалось около 100, причем 20 из них имели политизированный характер. Эти группы были организационно неустойчивы и малочисленны, но сыграли важную роль в формировании общественного настроения. Они организовывали дискуссии и семинары, где обсуждались различные проекты социального переустройства, и в которых все чаще и чаще начала звучать острая критика деятельности партии по реализации намеченных реформ.

Усугубляли ситуацию серьезные сбои в снабжении продовольствием и товарами первой необходимости, которые начались еще в 1986 г., что населением воспринималось гораздо острее, чем политические конфликты в высоких инстанциях. В начале июня 1988 г. среди жителей Новосибирска распространились слухи, что "не будет спичек", "иссякает запас стиральных порошков". В магазинах появились изнуряющие очереди не только за этими товарами, но и за сахаром, солью, подсолнечным маслом. Уже 6 июня в 30 магазинах города не оказалось соли, спичек, стирального порошка. Ситуацию удалось несколько стабилизировать только к осени 1988 г.

Однако важнейшим событием, оказавшим влияние на партию в целом и на отношение населения к ней, стало проведение преобразования, целью которого было увеличение роли Советов народных депутатов в общественно-политической системе страны.

В феврале 1988 г. М.С. Горбачев впервые заявил о необходимости реформирования политической системы советского общества. В речи на февральском Пленуме ЦК М.С. Горбачев обосновал потребность такой реформы как логическое продолжение политики перестройки: "наша экономическая реформа, развитие процессов демократизации и гласности, обновление духовно-нравственной сферы… это звенья одной цепи. Они находятся в тесной взаимосвязи и взаимозависимости, требуют, чтобы, начав перестройку в одних из них, мы продолжали ее в другом. Поэтому весьма естественно, я бы сказал, логично мы должны теперь подойти к необходимости перестройки нашей политической системы". Основной целью будущей реформы М.С. Горбачев объявил создание "такого механизма власти и управления, где был бы четко налажен действенный демократический контроль". Главным звеном этого демократического механизма должны были стать Советы, которые характеризовались М.С. Горбачевым как стержень политической системы общества, ее государственное воплощение.

Такой подход к Советам, высказанный в выступлении Генерального секретаря, говорит о том, что политика руководства КПСС по отношению к органам государственной власти кардинально изменилась: именно Советы, а не партия или оба эти института вместе признавались "стержнем политической системы", что позволяет сделать вывод, что это выступление М.С. Горбачева можно считать началом изменения властных отношений.

Новые отношения закрепленные в резолюциях ХIX партконференции (28 июня - 3 июля 1988 г.), подразумевали повышение роли Советов в обществе посредством перераспределения властных полномочий между советскими и партийными органами. Провозглашалось возвращение Советам законодательных, управленческих и контрольных функций. В то же время КПСС должна была отказаться от прямого вмешательства в дела Советов, стать "политическим авангардом общества". Передовой характер партии заключается в теоретической разработке важнейших вопрос развития страны, выработке идеологии перестройки и, "через организаторскую работу в массах, вдохновляя и воодушевляя их, дает правильное социалистическое направление нашего многонационального общества вперед".

В докладе М.С. Горбачева на XIX партконференции отмечалось, что главным принципом взаимоотношений с органами государственной власти должен стать следующий: "Ни один государственный, хозяйственный или социальный вопрос не может решаться помимо Советов. Политика партии - экономическая, социальная, национальная ? должна проводится прежде всего через Советы народных депутатов как функции народовластия". Этот тезис был включен в резолюцию конференции "О демократизации советского общества и реформе политической системы".

Резолюции конференции обозначили ломку старого механизма реализации власти в обществе. Если ранее органы КПСС принимали властные решения, которые затем осуществлялись другими частями властной структуры, в том числе и Советами, то резолюции конференции кардинально изменили эти отношения. Жесткая привязка Советов к партийным органам на всех уровнях была нарушена. Новый механизм реализации власти КПСС подразумевал демократические принципы ее осуществления посредством "рациональной расстановки кадров", через "демократические механизмы преобразованной политической системы, … коммунистов, работающих в государственных и хозяйственных органах, в общественных организациях и трудовых коллективах".

Возвращение Советам законодательных, управленческих и контрольных функций, катализировало процесс политического самоопределения, что напрямую оказало влияние на численность и состав партии. В обществе появилось осознание того, что партия самоустраняется от власти, отмежевывается от государства и теряет контроль над общественными процессами. В людях пробудилась смелость, многие начали открыто проявлять нежелание состоять в КПСС. Именно с этого времени начался распад сложившейся традиции политического конформизма, когда под воздействием конъюнктурных настроений и обстоятельств люди вступали в партию.

Количество принятых в КПСС за весь 1988 г. составило 522884 чел. Партия, таким образом, выросла на 1,0 %. Но, одновременно, продолжалось сокращение ее базы, которой являлись кандидаты в члены КПСС: в том же 1988 г. их общее число составило 438 тыс. чел., что на 25 % меньше, чем в 1987 г. Но, что само существенное, в 1988 г. (впервые после 1921 г.) примерно 18 тыс. чел. сдали свои партийные билеты. Данный показатель в 5 раз превышал общее число выбывших из КПСС в 1985 г. .

Динамика численности Новосибирской областной парторганизации в 1988 г. также приобрела негативные тенденции. Отчетливо сократилось число принятых в КПСС - 3995 чел. и кандидатов в члены КПСС - 3061 чел., что на 19,4 % и 32,8 % меньше соответствующих показателей 1987 г. Вместе с этим доля рабочих, получивших статус кандидата в члены КПСС, уменьшилась по сравнению с 1987 г. на 19,8 %, крестьян - на 17,0 %, служащих - на 8,3 %. Продолжало расти количество исключенных из партии коммунистов и кандидатов в члены КПСС, проживавших в Новосибирской области. В 1988 г. партийных билетов было лишено 1962 чел. . Добровольно вышли из КПСС в 1988 г. уже 108 чел., тогда как в 1986 г. всего 24 чел., а в 1987 г. - 35 чел. Общая численность новосибирских коммунистов в 1988 г. выросла всего на 646 чел., что почти на 60 % меньше, чем в 1986 г. .

Эти факты первоначально не воспринимались областным партийным руководством как негативные, скорее наоборот. В справке, подготовленной для XXIII областной партийной конференции, состоявшейся 16 декабря 1988 г., отмечалось, что сокращение числа принятых в члены КПСС и кандидатами в члены происходит благодаря "более требовательному подходу" первичных партийных организаций к отбору претендентов, что коммунисты области "стремятся улучшить качество своих рядов".

В других парторганизациях Западной Сибири также уменьшился рост численности коммунистов. В Ханты-Мансийской окружной партийной организации за 1988 г. почти в 1,5 раза сократился прием в ряды КПСС. На заседании бюро Кемеровского областного комитета КПСС 31 октября 1988 г. констатировалось, что прием в партию в сравнении с прошлым годом сократился на 47 - 65 %. В беседе с корреспондентом журнала идеологического отдела Алтайского крайкома партии "Диалог" первый секретарь Ельцовского райкома признавался, "что за 1988 г. принято кандидатами в члены партии по всей Алтайской краевой организации 3 тыс. 956 чел., это значительно меньше чем, за каждый из предыдущих лет". При этом Алтайская парторганизация за 1988 г. уменьшилась на 177 чел., а увеличение состава Кемеровской парторганизации в 1988 г. на 1543 чел. произошло только за счет приема на учет коммунистов, работавших в исправительно-трудовых учреждениях области.

В 1989 г. общественно-политический авторитет КПСС упал еще больше. По данным социологических опросов в феврале 1989 г. недоверие коммунистической партии выражало только 19 % населения, но уже в августе - 31 %, а в декабре - 33 %.

В начале 1989 г. общее число коммунистов (вместе с кандидатами) в СССР достигло рекордной отметки - 19487822 чел. Но в этом же году из партии вышло 136,6 тыс. чел., что почти в 7,5 раз превышает показатель 1988 года. В Новосибирской областной партийной организации в 1989 г. динамика численности также стала отрицательной. Если в январе 1989 г. число коммунистов, проживавших в Новосибирской области, достигло своего пика - 161418 чел., то к концу года их количество падает до 156355 чел. Новых партийных билетов было выдано всего 2873 чел., кандидатами в члены партии стало еще меньше - 1896 чел. Это в 1,5 раза меньше аналогичных показателей 1988 г.

Важно отметить, что с 1989 г. выявляется в среде партийного пополнения больший приток по сравнению со всеми остальными социальными категориями интеллигенции и ученых. Из чего можно сделать вывод, что эти категории активно поддерживали политику М.С. Горбачева по общественно-политической демократизации.

При абсолютном сокращении числа вступивших в партию по всем социальным категориям в наибольшей мере это коснулось рабочих, прием которых за год снизился почти в 3,5 раза, а крестьян - в 2 раза. Как сообщалось в справке, подготовленной отделом организационно-партийной и кадровой работы Новосибирского обкома, не было роста численности партийных рядов примерно в половине партийных организаций предприятий промышленности, совхозов и колхозов. Причем прослеживается четкая тенденция к сокращению численности рабочих, вступавших в КПСС. Если в 1986 г. рабочие составили 62,4 % партийного пополнения, в 1987 г. их было 59,8 %, в 1988 г. - 37,5 %, то за девять месяцев 1989 г. из всех вступивших в партию рабочих было всего 18,9 %. Также наблюдалось уменьшение притока молодежи через комсомол.

Вторым фактором сокращения численности парторганизации являлся добровольный выход из парторганизации. Только в первом полугодии 1989 г. по собственному желанию сдали свои партийные документы 824 чел. Причем половину из них составляли рабочие, треть - пенсионеры, каждый второй имел партийный стаж более 20 лет. За второе полугодие 1989 г. добровольно покинули КПСС еще 1876 чел. При этом треть вышедших, видимо еще чего-то опасаясь, сослалась на плохое состояние здоровья, остальные мотивировали свой поступок тем, что они "не удовлетворены ходом перестройки" и "не видят смысла быть в КПСС". По сравнению с 1988 г. в 2,4 раза увеличилось число исключенных из партии за нарушение норм партийного устава, в первую очередь за неуплату членских взносов.

Таким образом, уже здесь проявились основные способы, которыми люди пытались избавиться от когда-то гордого звания "коммунист". Одни активно выражали свое отрицательное отношение к партии, добровольно сдавая партбилеты, другие же предпочитали пассивный способ - неуплату партийных взносов, за что их исключали.

Другие парторганизации Западной Сибири также начали терять своих членов. Алтайская краевая партийная организация за 1989 г. уменьшилась на 4979 коммунистов (в 1988 - 1255 чел.). В Ханты-Мансийском автономном округе количество вышедших из рядов партии в 1989 г. увеличилось в сравнении с 1988 г. в шесть раз и достигло 1239 чел. (в 1988 - 186 чел.) .

В 1990 г. ситуация продолжала стремительно ухудшаться. На 1 января 1990 г. численность КПСС (вместе с кандидатами) составляла 19228217 чел., а уже на 1 октября - 17742634 чел. Всего же за 1990 г. партийные ряды сократились на 1,8 млн. чел. (или же на 14,1 %) .

Разрушительный для партии процесс еще более рельефно проявился в Новосибирской партийной организации В начале 1990 г. общая численность парторганизации насчитывала 156355 чел., а в конце декабря - уже 124285 чел. (сокращение на 20,5%). Одновременно количество коммунистов и кандидатов в Новосибирске сократилось до 70905 чел. Если сравнивать по районным и городским партийным организациям, то наибольшее число выбывших было в Ленинской, Калининской, Заельцовской, Совесткой районных и Бердской, Искитимской, городских партийных организациях. В КПСС за год вступило 1210 чел., а кандидатов в члены партии к концу года было принято еще меньше - 229 чел. Социальный состав последней категории был следующий: рабочие в ней составляли - 36 чел., крестьяне - 9 чел., служащие - 184 чел.

Существенный удар авторитету парторганизации нанесло то, что из нее начали выходить известные в области политики, уважаемые коммунисты. 31 августа 1990 г. заявили о своем выходе из КПСС депутаты горсовета Г. Бессонов, В. Герасимов, В. Гончаров, П. Зима, В. Ивлев, А. Кричевский, Ю. Кувшинов, И. Кузнецов, А. Пресников, Д. Пучкин, М. Санников, А. Скворцов, Т. Ханов, А. Черниловский и депутат облсовета М. Яцков. Затем вышли из КПСС делегаты XXVIII съезда партии В.П. Юкечев - редактор "Сибирской газеты", В.П. Рудин - директор совхоза "Шараповский" Ордынского района, а также народный депутат СССР А.А. Козлов и народный депутат РСФСР Н.В. Богаенко.

Выход коммунистов из партии негативно отразился на структуре парторганизации. Он повлек за собой сокращение численности первичных, цеховых партийных организаций и партийных групп, которые, "растеряв" своих членов, прекращали деятельность или самоликвидировались. Только за 1990 г. в областной парторганизации уменьшилось количество первичных организаций на 108, цеховых - на 1306, а партийных групп - на 2055.

В целом в 1990 г. на территории Новосибирской области из партии было исключено и выбыло 30147 коммунистов, среди них добровольно сдавших партбилеты насчитывалось не менее 20 тыс. чел. Динамика сокращения численности имела стремительные показатели: если в первом квартале 1990 г. было исключено и добровольно выбыло 2176 коммунистов, то уже в четвертом квартале - 17152 чел.

Новосибирская область здесь не была исключением. В относительных показателях парторганизации Западной Сибири в 1990 г. численно сократились так: в Новосибирской области - на 20,5 %; в Алтайском крае - на 19,3 %; в Кемеровской области - на 24,8 %; в Тюменской области - на 22,8 % (в Ямало-Ненецком АО - на 33,4%); в Томской области - на 18,8 %; в Омской области - на 16,9 %. В Целом по Западной Сибири выход из коммунистической партии составил 17,7 %.

Важным является вопрос о том какова была основная причина столь массового выхода коммунистов из партии? Вероятней всего такой причиной было постепенное разрушение прежних "государственных" принципов партийного строительства, что влекло за собой институциональною трансформацию политической организации. КПСС ломала ей же созданную "симбиозную систему", существовавшую в течение долгих лет между ней и обществом. Компартии, стремительно терявшей контроль над общественно-политическими процессами, все труднее становилось обеспечивать своим "подопечным" тот социальный патронаж, столь привлекательный для членов КПСС в предшествующие годы. Кроме того, эволюция КПСС в общественно-политическую организацию, всецело основанную на принципах добровольного членства, вымывала из ее рядов коммунистов, вступивших в нее в силу конъюнктурно-конформистских соображений.

Подобное объяснение подтверждается данными, опроса мнения членов партии, проведенного на территории Новосибирской области, с целью выяснить отношение к этому процессу. Так, более 40 % опрошенных считали, что из КПСС выходили люди случайно оказавшиеся в ее рядах, 25,6 % уточняли это мнение, полагая, что это "те лица, которые хотели получше устроиться, используя членство в партии". Треть опрошенных причиной добровольного выхода называли "разочарование в идеалах социализма". Вместе с тем, 53 % респондентов считало, что этот процесс укрепляет партию, 44 % - что это личное дело каждого члена партии, 3 % - добровольный выход ослабляет партию.

В этой связи рубежным для КПСС стал XXVIII съезд, который проходил с 2 по 13 июля 1990 г. Еще в период его подготовки на XXIV Новосибирской областной партийной конференции 9 июня 1990 г. неоднократно отмечалось, что "многие коммунисты решение о пребывании в партии связывают с предстоящим XXVIII съездом КПСС". Члены партии от этого съезда ждали того, что он "расставит все на свои места", даст ответы на мучившие людей общественно-политические вопросы, четко определит место партии в обновленной политической системе. Но произошло совершенно противоположное. Опрос коммунистов Новосибирской области по поводу их отношения к прошедшему съезду свидетельствует, что состоявшийся партийный форум только усилил неопределенность и непонимание членами парторганизации происходивших в стране и партии процессов. Большинство оценили его решения как "не конкретные и не конструктивные", и вместе с этим у большей части коммунистов укрепилось осознание того, что партия потеряла контроль над общественно-политической ситуацией. После съезда выход из КПСС приобрел массовый характер. Если в первой половине 1990 г. из партии добровольно вышло 5207 членов Новосибирской областной организации КПСС, то во второй - уже 24091.

Причем этот вывод подтверждается на примере других парторганизаций Западной Сибири. В Кемеровской областной партийной организации в первом полугодии 1990 г. из КПСС вышло 14537 чел., после XXVIII съезда - 43893 чел. Если Алтайская краевая парторганизация за второй квартал 1990 г. уменьшилась на 5303 чел., то за третий квартал (сразу же после XXVIII съезда) - на 9670. В Омской партийной организации в 1990 г. вышло из партии 1420 чел., в том числе после XXVIII съезда КПСС - 11553 чел.

Не лишним будет напомнить, на каком общем общественно-политическом фоне все это происходило. В 1988 г. М.С. Горбачев дал толчок либерализации и демократизации политической системы, что вело к постепенной утрате партийными комитетами реальных властных рычагов. Одновременно проводимая массовая ротация руководящих партийных кадров и разворачивавшаяся критика "партийной бюрократии" привела к тому, что работа в партаппарате перестала быть престижной и уже не гарантировала устойчивого социального статуса. Ставшая реальностью в 1989 г., идейно-политическое размежевание руководства партии, возникновение оппозиционных течений как внутри КПСС, так и за ее пределами, неспособность партийных комитетов дать достойный отпор критики со стороны неформальных общественных организаций и средств массовой информации, откровенное игнорирование центральными партийными инстанциями проблем региональных партийных организаций дезориентировали и деморализовали основную массу коммунистов. Ситуация усугублялась тем, что, взявшись за осуществление программы качественного улучшения социально-экономической сферы, КПСС не смогла справиться с множеством поставленных задач. Напротив, уровень жизни населения в конце 1980 - начале 1990-х годов повсеместно, заметно снизился, что существенно подрывало авторитет партии и делегитимизировало ее как социально-ориентированную политическую организацию.

За 1991 г. данные о численности Новосибирской областной организации КПСС имеют округленный характер - за пять месяцев этого года новосибирских коммунистов из партии вышло 12,4 тыс. чел. В мае 1991 г. областная парторганизация объединяла всего 111,1 тыс. чел3. Следовательно, за два с половиной года численность Новосибирской областной организации КПСС сократилась почти на 50,3 тыс. чел., что составляет 31,2 % от максимальной численности парторганизации.

В каком же качестве подошла Новосибирская областная парторганизация к трагическому для КПСС 1991 г.? По данным обкома на январь 1991 г., социальный состав парторганизации был следующий: рабочие - 54570 чел., крестьяне - 9584 чел., служащие - 60131 чел. При этом рабочих совхозов в парторганизации насчитывалось - 5843 чел., колхозников - 4726 чел. Состав служащих по занимаемой должности: руководителей центральных, республиканских, областных учреждений и организаций, начальников управлений, отделов, секторов и их заместителей - 1469 чел., руководителей городских, районных учреждений и организаций, зав. отделами и их заместителей - 2071 чел., руководителей предприятий промышленности, транспорта, связи, строительства, станций, совхозов и их заместителей - 2512 чел., инженерно-технических работников - 20518 чел., агрономов, ветврачей, зоотехников и других специалистов сельского хозяйства - 1326 чел., медицинских работников - 1948 чел., научных работников - 2446 чел., преподавателей ВУЗов - 1946 чел., преподавателей средних специальных учебных заведений - 702 чел., учителей средних, неполных средних и начальных школ - 5473 чел., преподавателей училищ профтехобразования - 777 чел., работников искусства, литературы и печати - 1153 чел., юристов, работников охраны собственности и общественного порядка - 3650 чел., работников учета - 2958 чел., работников предприятий торговли и общественного питания - 2368 чел., работников делопроизводства - 211 чел., учащихся коммунистов на территории Новосибирской области насчитывалось 887 чел., неработающих - 33425 чел., из них пенсионеров - 33341 чел.

Образовательный уровень коммунистов стал следующим. Высшее образование имели - 44380 чел., незаконченное высшее образование - 1957 чел., среднее образование 48686, чел. неполное среднее образование - 16366 чел., начальное образование - 11682 чел., не имеющих начального образования - 1214 чел., Имеющих ученую степень: доктора наук - 403 чел., кандидата наук - 2232 чел.

Половозрастной состав: женщин стало 38981 чел., коммунистов возрасте до 20 лет включительно - 18 чел., от 21 до 25 лет - 1639чел., от 26 до 30 лет - 9296 чел., от 31 до 40 лет - 29710 чел., от 41 до 50 - 20911чел., от 51 до 60 - 25350 чел. и старше 60 лет - 37361 чел.

Национальный состав: русских - 111067 чел., украинцев - 4765 чел., белорусов - 956 чел., немцев - 2498 чел., евреев - 1123 чел., татар - 1195 чел., представителей иных национальностей насчитывалось 2681 чел.

По партийному стажу коммунисты области распределялись следующим образом. До 1940-го года в партию вступило 1246 чел., в 1940-х годы - 15556 чел., в 1950-х годы - 18970 чел., в 1960-х годы - 27800 чел., в 1970-х годы - 27449 чел., в первой половине 1980-х годов - 17889 чел., с 1986 по 1991 гг. - 14585 чел1.

Представленные цифры дают возможность определить, как изменился состав парторганизации в относительных показателях за шесть "перестроечных" лет.

Так, по сравнению с 1985 г. количество рабочих сократилось на 28,3 %, служащих - на 11,0 %, крестьян - на 24,8 %. При этом число инженерных работников уменьшилось на 27,2 %, а преподавателей ВУЗов, средних специальных учебных заведений, школ и техникумов - на 5,9 %. В парторганизации людей со средним образованием сократилось на 23,1 %, с неполным средним образованием сократилось на 37,7 %. а вот число людей с высшим образованием увеличилось на 2,2 %.

Изменение соотношения долей основных социальных и образовательных групп коммунистов в парторганизации свидетельствуют, что партию покидали в основном представители слоев, занятых в сфере материального производства - рабочие и крестьяне, что не удивительно. Перестройка фактически ничего "не дала" этим социальным группам. Их интересы очень сильно пострадали в результате реформ. Примером этого служит масштабное рабочее движение в Кузбассе, выявившее наличие огромных противоречий между целями и ценностями проводимых преобразований и ожиданиями основной массы рабочего населения. Тем более, рабочие и крестьяне объективно не нуждались в членстве в КПСС. Они вступали в партию в основном из конформистских соображений, и поэтому, когда КПСС начала утрачивать контроль над общественными процессами, легко расстались с партийным билетом.

Напротив, тот факт, что в парторганизации за "перестроечные" годы несколько увеличилось количество коммунистов с высшим образованием и незначительно сократилось число преподавателей всех уровней, говорит о том, что представители интеллигенции стремились в партию более активно и реже из нее выбывали, чем рабочие и крестьяне. Это в свою очередь свидетельствует о том, что по интересам этой группы общества реформы ударили не так сильно. Интеллигенции безусловно импонировало стремление М.С. Горбачева демократизировать партийную жизнь и политическую систему в целом, поэтому сокращение этой группы в КПСС было не столь значительным.

Возрастной состав также значительно изменился. Коммунисты области сильно "постарели" - доля молодежи (коммунистов в возрасте до 30 лет) сократилась на 46,3 %. Массовый выход молодых коммунистов из партии был вполне закономерен. В условиях социально политической нестабильности молодежи свойственен быстрый отказ от идейно-политических ценностей старших поколений и быстрая утрата значения политического опыта, накопленного старшими поколениями. Сомнения в теоретической правильности социалистического пути развития, не подтвержденного практикой, и негативное отношение к КПСС как к основному "виновнику" кризиса в молодежной среде были сильнее, чем у коммунистов старшего поколения. Одновременно молодежь всегда активнее выражает свою политическую позицию в условиях социально-политической нестабильности, проявлением чего в к конце 1980 - начале 1990-х годов как раз являлся демонстративный выход из партии.

Национальный состав мало изменился, т.к. шло практически равномерное сокращение доли представителей всех национальностей среди коммунистов: русских сократилось на 20,8 %; украинцев на 20,5 %; белорусов на 22,0 %; немцев на 16,0 %; евреев на 26,3 %; татар на 14,9 %; представителей других национальностей на 10,8 %.

В заключение, необходимо сказать, что примерно подобным же образом изменился состав других парторганизаций Западной Сибири. Как сообщает Л.Н. Лопатин если в 1988 г. выход коммунистов из Кемеровской областной парторганизации были единичным, то в 1990 г. он превратился в массовое явление. Выходили прежде всего рабочие и инженерно-технические работники, врачи, учителя, журналисты. На бюро обкома КПСС 22 января 1991 г. было заявлено, что больше половины (52%) всех вышедших из партии в Кемеровской областной партийной организации составляли рабочие. За ними шла группа интеллигенции (38%). Heмалo вышло и пенсионеров - 9%. Оказалось, что количество коммунистов, работавших в промышленности, транспорте и строительстве, уменьшилось почти на половину. Изменился социальный и возрастной состав партийной организации Кузбасса. Средний возраст её членов увеличился на 2 года, достигнув 47,7 лет. Доля рабочих и крестьян уменьшилась на 7% (стала 30,3%), при увеличении доли служащих и пенсионеров до 44%.

Динамика численности Новосибирской областной партийной организации коррелировалась с общесоюзными показателями, а также с динамикой численности в других парторганизациях Западной Сибири. Это позволяет предположить, что данный процесс повсеместно определяли одни и те же факторы.

Прослеживаются три этапа в динамике численности парторганизации. На первом этапе, в 1985 - 1986 гг., провозглашенные преобразования и бурная деятельность М.С. Горбачева позитивно сказались на отношении общества к партии - число принятых за эти два года несколько превышало средние показатели предшествующего пятилетия. На втором этапе, в 1987 - 1988 гг., динамика роста численности начала снижаться. Это было вызвано, с одной стороны, ужесточением контроля над процессом принятия в партию, а с другой - тем, что с 1988 г. в обществе стал накапливаться антикоммунистический потенциал. Он реализовался на следующем этапе - в 1989 - 1991 гг. Фактически уже с начала 1989 г. численность парторганизации начинала сокращаться. Своего пика этот процесс достиг во второй половине 1990 г. и продолжался вплоть до запрещения деятельности КПСС 23 августа 1991 г.

Изменение направления динамики численности связано с тем, что граждане все меньше вступали в партию и все больше выходили из нее. Основной причиной, вызвавшей этот процесс, стало то, что КПСС, имея разнообразный состав, не обладала монолитной идейно-политической сплоченностью и в основном наполнялась членами, вступившими в нее из-за конъюнктурно-конформистских соображений. Утратив доминирующее положение в общественно-политической системе, жестко раскритикованная, КПСС потеряла привлекательность, перестала играть роль социального лифта и оказывать своим членам поддержку, на что они незамедлительно отреагировали выходом из партии. Таким образом, распалась симбиозная система взаимоотношений между партийным руководством и рядовыми коммунистами.

В процесс изменения состава можно выделить два этапа. Первый этап - 1985 - 1988 гг., когда в прежней пропорциональности и динамике в партию стремились представители всех социальных, профессиональных, национальных, образовательных и половозрастных групп. Второй этап - 1989 - 1991 гг., когда ситуация социально-политического и экономического кризиса изменила идейно-политические ориентации различных групп общества. Из партии по большей части стали выходить рабочие и крестьяне и преимущественно молодые коммунисты. Это объясняется тем, что интересы этих групп сильнее всего пострадали в результате реформ. Но в целом данный процесс затронул представителей всех групп общества. Причем парторганизацию покидали не только рядовые члены, но и известные политические деятели области и коммунисты, занимавшие номенклатурные посты. Самым серьезным последствием подобного явления для КПСС стало падение ее авторитета и влияния в массах.


§ 2. Изменение численности и состава партийной номенклатуры


Партийная номенклатура как политический институт всегда существовала в своих особых законсервированных условиях. В ее жизни действовали своеобразные правила, внутри нее протекали оригинальные процессы, которые были по большей части связаны с жизнью и функционированием партийного руководства, а не с региональной партийной организацией.

Проблема номенклатуры давно считается одной из ключевых для понимания политических процессов в советском государстве. Как отмечал М.А. Чешков, "номенклатура" стала действительно ключевым словом, своего рода знаком, к которому обращено не только политическое сознание вообще, но и его демократический дискурс". В последнее время появился ряд научных работ, где обобщены все прежние мнения и на основе качественного фактического материала феномен советской номенклатуры изучен со многих сторон.

Один из ведущих специалистов этой проблемы - В.П. Мохов выделяет три подхода к определению номенклатуры как особой общественной группы. Первый из них сформулирован в партийных изданиях и отражает официальную точку зрения: "Номенклатура - это перечень наиболее важных должностей, кандидатуры на которые предварительно рассматриваются, рекомендуются и утверждаются данным партийным комитетом…". В данном случае номенклатура выглядит едва ли не как чисто бюрократическое мероприятие, призванная организовать внутреннюю деятельность партийных комитетов. Второй подход, ее определения, неофициальный, появился еще в советское время. Так, В.А. Яцков понимал под номенклатурой институт, специфическую форму непосредственной организации кадровой работы партийным комитетом. В другом определении номенклатура понимается как система учета и распределения ответственных работников и их резерва. Таким образом, как отмечает В.П. Мохов, "понимание номенклатуры как системы, как института (пусть и во внутрипартийных отношениях) сильно расходились с декларируемыми представлениями о номенклатуре как всего лишь инструменте, средстве проведения кадровой политики". Завершают развитие данного подхода Т.П. Коржихина и Ю.Ю. Фигантнер, которые понимали советскую номенклатуру как, во-первых, директивные документы, в результате создания которых произошло обособление совпартбюрократии от общества; во-вторых, основанную на них систему назначения на эти должности; в-третьих, назначаемую часть государственных служащих.

Третье направление изучения номенклатуры исходит из того, что номенклатура была определенным феноменом советского общества, который проявлял себя в различных его сферах - социальной, политической, экономической и др. Так, один из диссидентов, П. Абовин-Егидес, еще в 1978 г. предложил понимание номенклатуры как матрицы, вбирающей в себя функционеров управленческого аппарата, обладающих нужными ей качествами. Специфику режима власти в СССР, с его точки зрения, определяла особая, "небывалая в истории система" - матрицизм. В стране сформировалась особая система социального расслоения на основе матричных ниш. Этот подход позволяет осмыслить номенклатуру как реальный многомерный институт государства, партии и общества в целом.

Причиной создания номенклатурной системы, по мнению В.П. Мохова, являлась задача тотального регулирования советского общества, когда становилось недостаточно одних государственных структур и требовалось дополнение их более широкой всеобъемлющей сетью негосударственных структур, выполняющих государственные функции. Поэтому возникновение номенклатуры не только обусловлено волей господствующих партийных "верхов"; оно необходимо для поддержания стабильности и устойчивости общества. Партийные структуры выполняют в данной ситуации роль организатора новой государственной сети, придавая соответствующий статус всем тем организациям, объединениям, союзам, учреждениям, которые так или иначе входят в государственную сферу. В конечном итоге, практический смысл номенклатуры - в структуризации общества для наиболее эффективного управления им во имя достижения заданных стратегических целей.

Специфическая функция данной структуризации заключается в регулировании как в масштабе страны, так и особенно в регионах вертикальных и горизонтальных связей между руководителями различного ранга, подчиненности, форм "собственности" (государственной, колхозной, кооперативной), сфер народного хозяйства. Этим самым достигалась согласованность действий как в среде различных руководителей той или иной структуры, так и по отношению к обществу.

Естественно, что номенклатура была внутренне дифференцированной. Во-первых, номенклатура разделялась по уровням. Существовала номенклатура Политбюро и Секретариата ЦК КПСС, областных, городских и районных комитетов партии. В своей совокупности номенклатура охватывала большинство значимых для власти общественных и государственных постов, перечень которых менялся с течением времени и в зависимости от уровня партийного комитета. Во-вторых, номенклатура дифференцировалась по отраслевым сферам. В частности, в партийные комитеты Новосибирской области входила номенклатура аппарата местных парторганов, советских и комсомольских органов. В сетке номенклатурных должностей также числились руководители сельскохозяйственных организаций (колхозов, совхозов), предприятий промышленности, транспорта, строительства и директора школ, профтехучилищ, средних специальных ученых заведений.

В целях достижения единства понятийного аппарата уточним ряд терминов. Понятие "партийная номенклатура" имеет два значения: первое - вся номенклатура партийного комитета; второе - "партийная" часть номенклатуры партийного комитета, т.е. партийный аппарат, являющийся номенклатурой партийного комитета. В данной работе понятие "партийная номенклатура" используется во втором значении.

Субординации партийной номенклатуры и система отбора кадров для ее должностей имела свою специфику. Во-первых, секретариат регионального партийного комитета любого уровня - обкома, крайкома, горкома, райкома - в полном составе был номенклатурой вышестоящего парткома, но при этом не являлся номенклатурой бюро данного парткома. В номенклатурных взаимоотношениях секретариат даже номинально не был зависим от того партийного органа, которым руководил. Конечно, с формальной точки зрения все они проходили процедуру избрания на партийных конференциях как члены пленума соответствующего парткома, а затем - процедуру избрания в члены бюро парткома. Но это уже было после того, как было получено согласие на избрание со стороны вышестоящего партийного комитета.

Во-вторых, для региональных политических взаимоотношений была характерна еще одна особенность внутрипартийных отношений, которая служила открытой формой легализации номенклатурных взаимосвязей. Речь идет о том, что в Уставе КПСС существовала норма, согласно которой секретари горкомов и райкомов в обязательном порядке утверждались обкомами, крайкомами, ЦК компартий союзных республик. Аналогичных норм в отношениях между региональными комитетами и ЦК КПСС, между райкомами, горкомами и первичными партийными организациями не существовало, хотя на практике это правило выдерживалось. В-третьих, как уже отмечалось, непосредственный подбор, и выдвижение руководящих кадров на уровне региона находились в ведении партийных органов.

Основными требованиями в 1970-е годы и первой половине 1980-х годов при формировании номенклатуры являлась концентрация внимания партийных органов на определенном круге работников и соответствии перечня должностей, входящих в номенклатуру, "задачам времени". В период, предшествовавший перестройке, при подборе кадров на руководящие посты использовался "анкетный подход", то есть комплекс требований к биографии и должностной карьере претендента на должность, как то: социальное происхождение (преимущественно рабоче-крестьянское), партийный стаж, соответствующие возрастные рамки, наличие высшего образования и его профиль, квалификация, трудовая деятельность и др. В соответствии с требованиями на номенклатурные должности могли быть рекрутированы представители "определенного круга" работников, способные с точки зрения власти, решать задачи общественного развития. Следовательно, данная структура была закрытой, что затрудняло вхождение в номенклатуру лиц извне, по каким-либо параметрам не соответствовавшим выдвигаемым высшими партийными структурами критериям, за счет чего и реализовывался "номенклатурный" подход.

Ряд должностей региональной номенклатуры подлежал утверждению ЦК КПСС. К ним относились такие высшие властные посты, как секретари обкома КПСС, директорат крупных предприятий военно-промышленного комплекса и др.

Партийная номенклатура обкома КПСС состояла из двух частей. В партийную номенклатуру, утверждаемую обкомом КПСС, входили избираемые работники - первые, вторые и третьи секретари горкомов и райкомов КПСС. В так называемую учетно-контрольную номенклатуру обкома КПСС входили заведующие отделами, заместители заведующих, инструкторы, лекторы обкома КПСС, консультанты Дома политического просвещения, заведующие отделами, их заместители, инструкторы горкомов и райкомов КПСС, секретари парткомов предприятий и организаций. Таким образом, в нее входили ответственные работники непосредственно обкома КПСС, руководящие и ответственные кадры горкомов и райкомов КПСС - основных единиц регионального аппарата КПСС. В аппаратную номенклатуру горкомов и райкомов области входили ответственные работники и инструкторы отделов (организационного, пропаганды и агитации, промышленно-транспортного и общего), которые работали только в райкомах и горкомах.

Всего в партийной номенклатуре Новосибирского обкома КПСС, горкомов и райкомов области на 1 января 1985 г. насчитывалась 1431 должность, из которых было замещено 1401, т.е. на тот момент партноменклатура составляла 0,9 % от общей численности партийной организации. В утверждаемой обкомом партноменклатуре числился 331 чел.: аппарат обкома партии - 148 чел.; секретари горкомов и райкомов области - 127 чел.; секретари первичных партийных организаций, имеющих права райкомов партии и утверждаемых обкомом - 13 чел; секретари, предприятий промышленности, транспорта, связи и строительства, утверждаемые обкомом, - 43 чел.

На учетно-контрольную номенклатуру обкома партии приходилось 730 чел.: ответственные работников аппарата горкомов и райкомов (заведующие отделами, их заместители и председатели партийных комиссий) - 290 чел.; работники партийных комитетов первичных партийных организаций, имеющих права райкома, - 39 чел.; секретари первичных парторганизаций колхозов - 88 чел.; секретари парторганизаций совхозов - 243 чел.; секретари парторганизаций предприятий промышленности, транспорта, связи и строительства - 70 чел. Наконец, в номенклатуру горкомов и райкомов КПСС входили еще 352 должности инструкторов.

К сожалению, статистическая отчетность обкома КПСС Новосибирской области по кадрам партийной номенклатуры не дает возможность подробно рассмотреть состав всей партноменклатуры. На 1 января 1985 г. наличествуют только следующие данные.

Половозрастной состав партноменклатуры области был следующим. В основном в аппарате партийных комитетов работали мужчины, женщин насчитывалось всего 304 (21,7 %) В возрасте до 40 лет находилось 838 чел. (59,9 %), в возрасте от 40 до 50 лет - 391 чел. (28,1 %), старше 50 лет - 170 чел. (12,1 %), что позволяет говорить о том, что в ответственной партийной работой занимались в основном люди в зрелом возрасте, имеющие определенный жизненный опыт.

Уровень образования партийных работников был следующий: имели высшее образование - 1161 чел. (82,9 %), при этом, среди них специалистов народного хозяйства насчитывалось 895 чел. (63,9 %) . Эти показатели свидетельствуют о том, что основной ориентации партийных комитетов было управление социально-экономической сферой. Этот тезис подтверждается показателями образовательного профиля секретарей партийных комитетов.

Если статистическая отчетность обкома не содержит подробные данные о составе всей партноменклатуры то состав ключевых фигур в партийной структуре, непосредственно участвующих во властных отношениях - секретарей горкомов и райкомов области отражался в статотчетах довольно подробно.

В Новосибирской области секретарский корпус насчитывал 127 чел.: первые секретари - 42 чел.; вторые секретари - 42 чел. и секретари - 43 чел.

На этих ответственных должностях работало 22 женщины (17,3 %). В возрасте до 40 лет включительно находилось 45 чел. (35,4 %), в возрасте от 41 до 50 лет - 53 чел. (44,8 %) и в возрасте старше 50 лет 29 чел. (22,8 %). При этом средний возраст первых секретарей составлял 49 лет.

Практически все секретари имели высшее образование - 126 чел. (99,2 %). Одновременно большинство секретарей были специалистами промышленного производства - 74 чел. (58,3 %), причем среди первых секретарей доля таких специалистов была еще более высокой - 71,4 %.

Партийный стаж секретарей был следующий: от 5 до 10 лет включительно - 6 чел. (4,7 %); от 11 до 20 лет - 58 чел. (45,7 %); от 21 до 30 лет - 43 чел. (33,9 %) и более 30 лет - 20 чел. (15,7 %).

Такая важная характеристика для руководящих партийных работников как стаж работы в занимаемой должности была следующая: имели стаж до 1 года - 18 чел. (14,2 %); от 1 года до 3 лет - 45 чел. (35,4 %); от 3 лет до 5 лет - 22 чел. (17,3 %); от 5 лет до 10 лет - 25 чел. (19,7 %), свыше 10 лет - 17 чел. (13,4 %).

По социальному происхождению много секретарей являлось рабочими и колхозниками до назначения их на номенклатурную должность - 50 чел.

Секретари Новосибирской области были в основном русскими - 124 чел., только 2 из них были украинцами и 1 - эстонцем.

Вышеприведенные дынные о составе секретарского корпуса партийных комитетов говорит о том что среди руководящих партийных работников доминировали люди в зрелом возрастом - от 40 до 50 лет. Это для руководящих кадров было позитивной характеристикой, т.к. говорило о достаточно высоком жизненном и профессиональном опыте при сохранении высокой работоспособности. Но, что немаловажно, первые секретари, были, в среднем, в возрасте около 50 лет, а это значит, что они теряли возможность для карьерного роста. Как отмечают исследователи региональной партийной элиты, подобная ситуация негативно отражалась на эффективности работы в условиях нового модернизационного скачка, т.к. главная их задача состояла в том, чтобы как можно дольше удержаться на властной позиции, потому что перспектива дальнейшего продвижения была уже маловероятной. Это создает условия для появления определенных управленческих установок, прежде всего, - на поиск компромиссов с целью сохранения стабильности своего положения. Ведь уход с властной должности означал для них лишение существенных привилегий и утрату высокого социального статуса. Кроме того, это создавало определенные проблемы в стиле работы, т.к. деятельность в аппарате осуществлялась на основе прежнего опыта, сложившихся стереотипов, что зачастую мешало перенять иные управленческие методы.

На основании данных об образовании секретарей горкомов и райкомов КПСС Новосибирской области выявляется, что среди них преобладали специалисты промышленного производства, транспорта, связи, строительства и сельского хозяйства. Превалирование среди руководящих работников регионального аппарата КПСС специалистов этого профиля говорит о том, что они являлись в первую очередь производственно-хозяйственными менеджерами и использовали технократические управленческие практики в сфере политической власти. Одним из последствий данного свойства номенклатуры является технократический характер принимаемых политических решений и механистическое отношение к социальным процессам и своим функциям.

Политическая социология бюрократии выявила, что характерным свойством технократии является упрощение процесса производственно-хозяйственного и политического управления, отношение к обществу как некоему механизму. Приоритетным в достижении стратегических целей является определение узкоспециальных критериев - основой решения поставленной задачи выступает только объем тех или иных ресурсов, которые нужно вложить, чтобы активизировать любой процесс. Преуменьшается ценностно-этическое измерение политики. Технократия не склонна учитывать достижения гуманитарных наук: психологию человека, социальное поведение, традиции и культуру отдельных слоев и категорий управляемого общества и т.д. Современный опыт показывает, что без подобных знаний невозможно четко представить цели, средства, элементы и структуру политического и хозяйственного менеджмента и, соответственно, более эффективно его выстраивать.

Но, с другой стороны, нельзя не согласиться с тем мнением, что для решения проблем модернизационного развития страны были необходимы технократы. Дело в том, что на индустриальной стадии развития общества социалистическая система представляло собой, прежде всего общество мобилизационного типа, в котором все ресурсы страны сосредоточены на приоритетных направлениях и подчинены запланированным экономическим изменениям, которые не могли не оказывать влияния на политическое развитие и на характер принимаемых политических решений. Но в дальнейшем это негативно отразилось на деятельности парторганов, т.к. перестройка "лишит" партийные комитеты функции экономического регулирования и будет заставлять "аппаратчиков" "гуманитаризировать" свою управленческую практику и вести порой бескомпромиссную политическую борьбу, что требовало совсем другой "закалки".

В течение 1985 г. в номенклатуре горкомов и райкомов Новосибирской области произошли заметные изменения. На 74 чел. увеличилось число ответственных работников за счет того, что были даны дополнительные ставки инструкторов - 56 и председателей партийных комиссий - 18. Этот кадровый рост связан с мероприятиями нового Генерального секретаря ЦК КПСС. М.С. Горбачев, первоначально, считал, что один из факторов "ускорения" экономического развития может стать ужесточение контроля над партийными организациями и административными органами, поэтому было увеличено число работников, которые курировали и проверяли деятельность и функционирование этих структур.

Одновременно в 1985 г. началась стремительна кадровая ротация в партийной номенклатуре. Если сменяемость секретарского корпуса горкомов и райкомов области в предшествующее пятилетие в среднем составляла 15,7 %, то за 1985 г. сменилось 40 чел. (31,5 %) на этих должностях. Однако большинство из них продвинулись по партийной карьерной лестнице - 24 чел. (60 %) и только 10 чел. (25,0 %) были освобождены от партийной работы. При этом после ротации в секретарском корпусе увеличилось число специалистов промышленности и сельского хозяйства с 58,3 % (январь 1985 г.) до 61,4 % (январь 1986 г.) .

Первых секретарей горкомов и райкомов области сменилось 10 чел. (23,8 %). Средний возраст первых секретарей уменьшился на два года и составил 47 лет (в начале 1985 г. - 49 лет). Среди них показатель наличия специалистов "народного хозяйства" вырос еще больше, чем по секретарскому корпусу в целом: с 71,4 % до 80,9 %.

В 1986 г. сменяемость секретарского корпуса начала уменьшаться и за этот год составила 20,5 %, среди первых секретарей - 19,1 %. При этом качественные характеристики состава практически не изменились.

В начале следующего года М.С. Горбачев, не довольный тем как его предложения реализуются на местах, значительно усилил давление на руководящие партийные кадры, что, по его мнению, должно было устранить многие проблемы в качественном составе партноменклатуры и ее методах работы. Однако он преувеличивал масштабы проблемы, и тем более, принял не адекватные меры в ее решении. Ему казалось, что представители регионального партаппарата, прежней генерации, были способны "затормозить" перестроечные начинания. Еще весной 1985 г. Генеральный секретарь ЦК КПСС выступил с предупреждением, обращенным ко всем партийным функционерам в центре и на местах: "Мы должны всем нашим кадрам дать шанс понять требования момента и начать работать по-новому. Но тот, кто тормозит решение стоящих задач, тот просто должен уйти с дороги и не мешать". Спустя почти год, подводя итоги первых социально-экономических преобразований, М.С. Горбачев констатировал: "Решения принимаются правильные, но до низу они не всегда доходят". Основная вина за пробуксовку проводимых в стране новаций возлагалась им на руководителей КПСС "среднего звена". С течением времени его раздражение росло. Как ему казалось, партийная номенклатура продолжала "бездействовать", хотя шел уже третий год перестройки. М.С. Горбачев начинает предпринимать организационные шаги, масштабы которых превзошли все "постсталинские" кадровые "перетряски".

Кадровой проблеме был посвящен специальный пленум ЦК КПСС, состоявшийся в январе 1987 г. М.С. Горбачев на пленуме заявил, что надо вести борьбу за "обновление кадров".30 апреля 1987 г. в заключительной речи на Политбюро М.С. Горбачев фактически произнес приговор многим "руководящим кадрам": "в самом начале перестройке мы сказали, что даем людям шанс, а теперь по истечению двух лет мы обязаны спросить. Способны ли те или иные кадры делать дело, так как нужно? Есть категория выжидающих, своей бездеятельностью они компрометируют перестройку. Поэтому хватит уже говорить и уговаривать. Надо снимать тех, кто не хочет или не справляется".

После январского пленума ЦК КПСС, бюро Новосибирского обкома незамедлительно постановило, что необходимо "направить усилия партийных организаций на преодоление застойных тенденций в работе с кадрами, соблюдения ленинского принципа подбора и расстановки кадров, обратить особое внимание на подбор кадров в партийный аппарат, подбирать наиболее подготовленных инициативных и авторитетных работников…". Эта, на первый взгляд, скучная бюрократическая риторика имела большое значение - был дан старт масштабной ротации партийных кадров области, которая затронула практически все звенья номенклатурной цепи. В итоге меньше чем за год в составе секретарей сменилось 31 человек (24,4 %), в аппарате обкома из 134 сотрудников сменилось 26,0 %. Причем, было снято со своих должностей 7 первых, 17 - вторых и 13 - третьих секретарей горкомов и райкомов.

Кроме того, нижние уровни партийной номенклатуры горкомов и райкомов обновились почти в том же объеме. Из 706 чел., работавших на ответственных должностях в комитетах, сменилось 202 чел. (28 %), при этом покинул свое место каждый четвертый заведующий отделом, каждый третий инструктор. Ко всему прочему, не обошлось и без "перегибов" - в некоторых райкомах аппарат был обновлен на половину, ряд должностей в нескольких комитетах были замещены дважды в течение года.

Вместе с тем областное партийное руководство не было довольно объемом и качеством кадровой ротации. В справке, подготовленной отделом кадров, констатировалось, что большая сменяемость кадров "в целом не способствовала улучшению их качественного состава. На местах не везде обращают внимание на омоложение кадров". Стремительная ротация работников партийного аппарата в области продолжилась. К XXIII областной партийной конференции, которая проходила 16 декабря 1988 г., в общей сложности состав секретарей горкомов и райкомов был обновлен на 59,8 %, причем в 40 райкомах сменилось 76 секретарей, а в восьми райкомах секретари были замещены полностью.

На всесоюзном уровне кадровая ротация в партии была еще масштабнее. К началу 1988 г. корпус первых секретарей обкомов был обновлен на 61,0 %, а райкомов и горкомов - на 70,0 %. "Мне казалось, - как позже объяснял Горбачев основной смысл столь жесткой кадровой политики, - что эту систему можно усовершенствовать путем смены кадров, что придут кадры новой генерации, которые "взорвут" старую номенклатуру". Однако на практике получилось так, что жесткая кадровая политика М.С. Горбачева не только не привела к сколько-нибудь заметным позитивным сдвигам в работе партийных комитетов, а, напротив, скорее способствовала ухудшению их деятельности. Она вела к дискредитации статуса партийных руководителей, их депрофессионализации, так как на места прежних "консервативных" руководителей приходили, может быть, либеральные, но чаще всего неопытные и коньюктурные лидеры.

Нужно отметить, что кадровая ротация сильно не сказалась на судьбе "снятых" партийных работников. М.С. Горбачев не собирался, да и не смог бы повторить сталинскую "кадровую революцию". Например, с 1986 г. по 1990 г. в ЦК КП республиканских компартий, обкомах и крайкомах КПСС сменилось порядка 55 % первых секретарей, т.е. 192 чел. Однако 40 % из них ушли на более высокие должности. Были освобождены (как не справившиеся с работой) всего 9 чел.; лишь 25 % были отправлены на пенсию. Похожая картина сложилась и по "среднему звену". В указанное время было заменено 75,0 % первых секретарей райкомов и горкомов. Но 48 % из них получили повышение. Были освобождены (как не справившиеся с работой) 256 чел., т.е. всего 8 %; и всего 30 % были отправлены на пенсию или же переведены на другую работу.

Между тем, были ли реальные основания для подобной кадровой политики, на самом ли деле партийная номенклатура "тормозила" реформы? К сожалению, по этому поводу довольно мало источников. Но, тем не менее, можно говорить о настороженной реакции регионального партийного аппарата на объявленную Генеральным секретарем ЦК КПСС кампанию перестройки. Причем, причиной такого поведения, был не злой умысел "партократии", а непоследовательность, непродуманность его политики. Понятно, что бурная деятельность М.С. Горбачева, его резкие лозунги были восприняты не совсем адекватно. Партруководители предпочитали проявлять "здоровый" консерватизм в работе, используя прежние, проверенные методы.

Многие исследователи задавались вопросом о истоках подобного "стиля" решения организационных проблем. Корни столь радикальной кадровой политики М.С. Горбачева кроются в "ставропольском периоде" его политической биографии, когда за несколько лет пребывания на посту первого секретаря краевого комитета КПСС им был полностью обновлен руководящий состав райкомов и председателей райисполкомов. Тогда, по словам М.С. Горбачева, на руководящие посты "пришли молодые ребята", существенно продвинувшие разрешение многих проблем. М.С. Горбачев, таким образом, полагал, что деятельностью партийно-советских кадров руководил субъективно-психологический императив, т.е. стиль их работы зависел только от их личностных качеств, а не от системы, в которой они работали.

Недовольство М.С. Горбачева качеством работы региональных партийных руководителей ставило на повестку дня проблему формирования кадров нового типа. Какими же качествами, по мнению М.С. Горбачева, должен обладать такой партийный лидер? У лидера партии в этом вопросе также было много неопределенностей и неясностей. Если свести вместе все его высказывания и мнения его помощников, то получится следующий, довольно размытый, портрет.

Важнейшей характеристикой в работе любого партруководителя нового типа должно было выступать его умение находиться "поближе к народу". Во-первых, "надо быть поближе к народу, активней общаться с трудящимися, уметь вести их за собой", - говорил М.С. Горбачев в ноябре 1985 г. во время рабочей встречи с секретарями региональных комитетов КПСС. Во-вторых, Генеральный секретарь ЦК КПСС требовал от своих партийных коллег поднять общий уровень их политической работы на качественно новую ступень. Наиболее точно это требование сформулировал М. Полторанин: "Вместо крепкого голоса - интеллект, логика убеждения, вместо бездумных запретов - здравый смысл везде и во всем., вместо опоры на интуицию - научный анализ, вместо хозяйственной суеты - внимание к стратегии развития общества". В-третьих, секретари КПСС должны были отвыкнуть от целого ряда "вредных привычек", столь характерных для некоторых из них в "застойные годы": в первую очередь ограничить употребление спиртных напитков. В-четвертых, было заявлено о назревшей потребности выдвигать более молодых, квалифицированных, инициативных работников.

Неопределенный характер большинства требований не позволяет проследить их на фактическом материале. Но каких же реальных изменений в составе партийной номенклатуры удалось добиться с помощью кадровой ротации? Анализ качественных характеристик секретарского корпуса Новосибирской областной парторганизации показывает, что к началу 1989 г., он во-первых, заметно омолодился - на 3 года. Во-вторых, доля специалистов народного хозяйства возросла с 61,4 % (январь 1986 г.) до 70 %.

Подобная качественная эволюция позволяет сделать вывод, что партийная номенклатура в Новосибирской области как властный институт приспосабливалась к курсу М.С. Горбачева на проведение стремительной экономической модернизации. В этом случае должна была возрасти роль специалистов народного хозяйства во властных структурах, соответственно усиливался технократический характер партийной номенклатуры. Забегая чуть вперед, скажем, что эта трансформация сыграет с партийными кадрами "злую шутку". Когда курс реформ будет резко повернут в сторону политической сферы и приоритетными станут вопросы агитационно-пропагандистской и организационно-партийной работы, эти партийные кадры в новых условиях окажутся "не удел". Подготовленные для руководства экономической сферой, они окажутся слабыми на поле демократических политических игр.

Но даже в 1988 - 1989 гг. перемещение руководящих партийных работников мало принесло позитивного в деятельность партийных организаций области. В справке по кадровому вопросу, подготовленной для областной партконференции 14 декабря 1988 г., было прямо заявлено, что "частой сменой кадров мы (имеется в виду обком КПСС - К. М.) не смогли добиться заметно хорошей работы, хорошей отдачи от избранных, назначенных кадров. Ведь любая смена руководителя - это почти всегда тяжелый период для работы организации".

По поводу партийных руководителей М.С. Горбачев на январском пленуме ЦК КПСС 1987 г. высказал еще одну немаловажную идею, что необходимо внедрить процедуру тайного альтернативного голосования при избрании секретарей (в том числе первых) райкомов, горкомов, обкомов, крайкомов и ЦК республиканских компартий. Все эти нововведения не являлись для партии чем-то принципиально новым. Так, Устав КПСС (как действовавший тогда, так и предыдущий) предусматривал тайное голосование для выборов членов бюро партийных комитетов всех уровней. Новая система, предложенная М.С. Горбачевым, не устраняя сам номенклатурный подход при подборе кандидатов, предполагала лишь более широкое обсуждение кандидатов на тот или иной партийный пост среди членов соответствующего партийного комитета. Что касается механизма альтернативного выдвижения, то еще на февральском пленуме ЦК ВКП (б) 1937 г. принималось постановление, которое также предполагало при выборах руководящих партийных работников закрытое и альтернативное голосование. В 1937 г. подобная процедура предусматривалась при выборах "начиная от парторганов первичных парторганизаций и кончая краевыми, областными и ЦК нацкомпартий". Таким образом, в 1987 г., как и в 1937 г., тайные альтернативные выборы не предусматривались ни в ЦК КПСС, ни в его секретариат. К слову сказать, как не раз уже отмечалось исследователями, что демократизацию в КПСС, следовало бы начинать с пересмотра принципов формирования высших партийных органов. Отказавшись от такого подхода, М.С. Горбачев превращал это нововведение в очередную организационную неурядицу, не "пробив брешь" в номенклатурном подходе. Что, в итоге, и продемонстрировала практика. В середине 1988 г. из 909 коммунистов, выдвинутых на посты секретарей горкомов и райкомов КПСС, только 120 было избрано тайным голосованием на альтернативной основе. Как признался один аппаратчик: "пока альтернатив немного"; а на местах доминировали следующие настроения: "…. ну как-то вроде бы не нужен второй кандидат, все доверяют руководителю".

В Новосибирской области в 1988 г. из нескольких кандидатур было избрано всего 19 секретарей: 7 первых, 7 вторых и 5 секретарей. Причем по замыслу с каждым годом число избранных на альтернативной основе должно было увеличиваться, но случилось как раз противоположное: если в 1989 г. - как и в прошлом году - было избрано 20 чел., то в 1990 г. только 15 чел. Следовательно, через демократическую процедуру из 127 секретарей горкомов и райкомов области за три года прошло всего 55 чел.

Показательна в этой связи ситуация со сменой первых секретарей обкома КПСС. Здесь четко прослеживается долгое сохранение номенклатурной традиции.5 августа 1988 г. пленум Новосибирского обкома КПСС освободил от работы первого секретаря обкома КПСС А.П. Филатова в связи с его уходом на пенсию. Узкий круг пленума обкома тут же избрал первым секретарем обкома В.В. Казарезова, который до этого занимал пост первого секретаря Новосибирского горкома и был инструктором ЦК КПСС, чья кандидатура была предварительно согласована с ЦК КПСС. Вскоре в связи с ухудшением здоровья В.В. Казарезов решил оставить партийную работу.

Нового "первого" было решено избирать на альтернативной основе. Кандидатуры обсуждались на пленумах горкомов и райкомов, от различных партийных комитетов и первичных партийных организаций области было выдвинуто 18 кандидатов. Но предвыборная кампания не была организована в соответствии с демократическими принципами. Не состоялись ни прямые выборы первого секретаря всеми коммунистами, ни созыв областной партийной конференции, хотя такие требования звучали от многих парткомов и первичных парторганизаций. Кроме того "выборы" были организованы в слишком сжатые сроки. В итоге "избранием" снова руководила областная партократия - первый секретарь обкома был избран узким кругом пленума обкома 30 октября 1989 г. Им стал В.П. Муха, до этого занимавший пост второго секретаря обкома.

На реальной альтернативной основе и демократическим образом первый секретарь обкома был избран только 14 декабря 1990 г. на третьем этапе XXIV областной партийной конференции. Большинство делегатов конференции проголосовало за первого секретаря Советского райкома В.А. Миндолина. Кроме него, на пост претендовали В.Н. Полещук - второй секретарь обкома, А.В. Маслов - первый секретарь Новосибирского горкома КПСС, В.Н. Шумилов - первый секретарь Ленинского райкома КПСС, А.В. Муранов первый секретарь Искитимского горкома и А.Е. Шилин - первый секретарь Кировского райкома КПСС. В этой связи хочется отметить следующее. Казалось бы, В.А. Миндолин сделал по тем временам головокружительную партийную карьеру. Но на самом деле в той ситуации высшие партийные посты уже потеряли престиж и сулили много проблем людям их занимавшим. Первый партийный эшелон области уже не держался за свои должности. Например, В.П. Муха, осознав куда "перетекает" власть, предпочел "сосредоточится" на советской работе, уйдя со своего партийного поста.

В общем, в 1987 - 1989 гг. ни молниеносного притока "свежих сил", на которые уповал Генеральный секретарь ЦК КПСС, ни стремительной демократизации партийной работы не произошло. Многоопытные функционеры сумели растворить предложенные новации в потоке аппаратных ухищрений. Кроме того, сохранение М.С. Горбачевым номенклатурной традиции существенно подрывало предложенные им новшества, т.к. было крайне не понятно каким образом можно оптимально сочетать предпочтения вышестоящих партийных органов на того или иного кандидата с взглядами партийного актива комитета, которые явно не всегда совпадали.

Надо сказать, что демократические принципы внедрялись во многие организации. Если раньше альтернативные выборы охватывали только низовые звенья управленческих кадров, то принятое по докладу М.С. Горбачева решение пленума ЦК КПСС предусматривало широкое распространение выборных начал в государственных, общественных, производственных коллективах. Законодательная база под институт выборности руководителей и демократизацию управления производством была подведена законом о государственном предприятии, который был принят в июне 1987 г. Закон устанавливал, что "управление предприятием осуществляется на основе принципа демократического централизма, сочетании централизованного руководства и социалистического управления коллектива".

Изменения кадровой в политики КПСС, произведенные на январском пленуме ЦК КПСС 1987 г., в том числе внедрение института выборности, имели далеко идущие последствия, т.к. партия начала утрачивать монополию на расстановку кадров во всех звеньях властной структуры и на производстве, компартия постепенно лишалась этого важнейшего рычага своей власти. К подобному выводу приходит В.И. Воротников: "… именно январский (1987 г.) Пленум ЦК, - отмечает он, - основываясь по форме на ленинских принципах кадровой политики, лозунгах демократизации и гласности… на деле стал отправным пунктом постепенного, а потом все более нарастающего отклонения от этих ленинских принципов обновления социализма".

Тенденция ослабления власти КПСС при изменении ее кадровой политики проявилось в ряде аспектов. Во-первых, изменение кадровой политики логично было связано с идеей размежевания функций между партийными, советскими органами и хозяйственными органами. Январский пленум 1987 г. выдвинул требование к партийным комитетам: "решительно отказываться от несвойственных партийным органам управленческих функций, стремления решать вопросы за других, подменять советские органы, хозяйственные и общественные организации". Доведенная до логического конца на XIX партконференции, эта идея создавала базу для сокращения влияния компартии на основные рычаги своей политики, что способствовало дальнейшему отстранению КПСС от власти.

Во-вторых, внедрение демократических принципов в механизм подбора и расстановки кадров создавало условия для изменения взаимоотношений партийных комитетов и руководителей в хозяйственных, общественных, государственных организациях. Выборность руководителей способствовало дистанциированию их от партийных органов.

Таким образом, если в 1985 - 1986 гг. перестановка кадров находилось в русле существовавших властных отношений, не разрушая их, то решения январского пленума ЦК КПСС 1987 г. создали предпосылки для передела власти между партийными, государственными и хозяйственными органами сформировали основу для устранения КПСС от власти.

Далее кадровые изменения все более радикализовались, затрагивая верхние слои партийной элиты. На XIX партконференции, проходившей с 28 июня по 1 июля 1988 г. было принято решение о сокращении части партийного аппарата М.С. Горбачев, в связи с тем, что партия должна отказаться от решения народно-хозяйственных проблем, передав полностью эту прерогативу Советам, предложил сократить "хозяйственные" должности в аппарате. В итоге аппарат ЦК КПСС был урезан на 680 чел. Общее число сотрудников центрального партийного аппарата в 1989 - 1990 гг. составляло 2535 чел. Одновременно подверглись сокращению и реорганизации отделы ЦК КПСС: вместо прежних 20 осталось всего 9 отделов.

Существенное переустройство претерпевал Секретариат ЦК КПСС: произошла фактическая ликвидация этого института как постоянно действовавшего органа, основные функции которого теперь были переданы в ведение шести постоянно действовавших комиссий ЦК КПСС, которые наделялись лишь рекомендательными, но не императивными полномочиями. Шесть созданных комиссий состояли по большей части из не аппаратных работников, а из членов и кандидатов в члены ЦК КПСС, и были самыми разнородными по социально-профессиональному составу. В новые комиссии вводятся также четыре первых секретаря республиканских компартий, избранные после XXVII съезда партии и не являвшиеся членами и так же кандидатами в члены ЦК КПСС. Это Р.Н. Нишанов (Узбекистан), С.Г. Арутюнян (Армения), А. - М.К. Бразаускас (Литва), В.И. Вяляс (Эстония). В своих дневниковых записях А.С. Черняев свидетельствует, как готовилось это решение: "С Горбачевым состоялся такой разговор: если прямо сейчас собрать съезд партии, нового ЦК не получится, новые кадры еще не выросли. Но надо вести дело к коренному обновлению ЦК. И это должен быть работающий орган ? чтобы в нем были люди не по должности, а по уму, по способности быть революционерами перестройки… создадим комиссию ЦК ? из членов ЦК, чтобы они "вырабатывали политику". И чтобы отделы были аппаратом комиссии… Сам аппарат ? почти 3000 человек ? сократим в два раза".

Включение в состав постоянных комиссий ЦК партии людей, не являющихся его членами, явно показывало, что М.С. Горбачев все больше и больше не удовлетворялся работой сотрудников Центрального Комитета, т.к. был неспособен, использовать в работе партийного руководства тех, кто разделял его взгляды и поддерживал начинания.

Апрельский Пленум 1989 г. ознаменовался беспрецедентным событием: 74 члена и 24 кандидата в члены ЦК КПСС подали в отставку, в результате чего Центральный Комитет уменьшился на 22%. В то же время из кандидатов в члены ЦК переводятся 24 человека, среди которых были и те, кому предстояло в недалеком будущем занять самые высокие ступени в партийной иерархии (В.А. Ивашко, П.К. Лучинский, В.М. Фалин). Среди отправленных в отставку на апрельском Пленум - 9 членов высшего партийного руководства брежневского периода - Г.А. Алиев, А.А. Громыко, П.Н. Демичев, В.И. Долгих, М.В. Замятин, В.В. Кузнецов, Б.Н. Пономарев, М.С. Соломенцев, Н.А. Тихонов.

В результате этой чистки в отставку были отправлены все работники суда и прокуратуры, представленные в ЦК; каждый второй военоначальник, 40 % дипломатов, 33 % академиков, 23 % первых секретарей республиканских, областных и краевых комитетов партии, 25 % ответственных работников аппарата ЦК КПСС.

Происходившие перемены первоначально позитивно оценивались массовым сознанием: как правило, на смену, пожилым, утратившим активность руководителям, приходили более молодые, энергичные. Однако со временем темпы и масштабы перемен не только не радовали, но и начали смущать. Столь глобальная ротация начала ассоциироваться со сталинской "кадровой революцией"; указывали на то, что при столь быстрой смене кадров нарушается преемственность в работе, дестабилизируется управление.

Что же касается реорганизации партаппарата на местах, то в результате этой акции штатная численность ответственных работников региональных комитетов КПСС в 1988 - 1989 гг. была сокращена на 27,7%.

В январе 1989 г. была проведена реорганизация аппарата Новосибирского обкома, горкомов и райкомов партии. Численность аппаратных работников обкома была сокращена с 133 чел. до 96 чел., т.е. на 27,8 %. В связи с реорганизаций аппарата обкома КПСС и созданием новой его структуры упразднялись отделы: организационно-партийной работы, пропаганды и агитации, науки и учебных заведений, культуры, зарубежных связей, административных органов, экономический, машиностроения, легкой промышленности и товаров народного потребления, транспорта и связи, торговли и бытового обслуживания, строительства, сельского хозяйство и пищевой промышленности, финансово-хозяйственный.

В его структуре были образованы следующие отделы: организационно-партийной и кадровой работы, идеологический, государственно-правовой, социально-экономический, аграрный, промышленности, общий, управление делами. При секретариате обкома КПСС была создана группа парторганизаторов. Сохранялась комиссия партийного контроля при обкоме КПСС.

Аппарат Новосибирского городского комитета также попал под сокращение - на 10 % его структура реорганизовывалась следующим образом. Создавались отделы: организационный, идеологический, социально-экономического развития и общий. При это в других райкомах и горкомах области штаты не сокращались, но аппарат подвергался реорганизации. Были образованы организационный и идеологический отдел, остальными вопросами стал заниматься общий сектор.

М.С. Горбачев надеялся, что это переустройство аппарата освободит партию от "мелочных вопросов", наконец-то она начнет заниматься разработкой масштабных проблем развития советского общества. Однако со всей уверенность можно констатировать, что эта акция имела в основном негативные последствия. Самое отрицательное было то, что партию настиг коммуникационный кризис. Реорганизация партаппарата прежде всего привела к нарушению информационного обмена между центральными и региональными партийными комитетами. Резко упала качество работы в комитетах всех уровней. Ибо реорганизация партаппарата, сопровождавшаяся снижением общественного авторитета "аппаратчиков" и социальной заинтересованности его непосредственных сотрудников, привела к резкому снижению исполнительной дисциплины. Свидетельством чего выступало продолжающаяся смена партработников. Так, в 1989 г. аппаратных работников Новосибирской области, включая секретарей горкомов и райкомов партии, сменилось 231 чел. (27,2 %), а в 1990 г. - 200 чел. (23,5 %) .

Дополнительно на это влияла потеря партаппаратом высокого общественного статуса, социальной стабильности и материальных гарантий, поэтому номенклатурные работники уже не сильно держались за эти должности и, при наличии хорошей альтернативы такому трудоустройству, легко увольнялись. На протяжении нескольких месяцев 1990 г. в партийной номенклатуре только в райкомах Новосибирска были вакантными 20 должностей.

И это происходило при том, что в конце 1980-х годов в связи с острым социальным и экономическим кризисом правительство предпринимало меры по повышению среднемесячной зарплаты партийных работников. С 1989 г. происходит ее увеличение на 40 %. Но, Г.В. Горланов отмечает, что в 1990 г. заработная плата первого секретаря обкома партии - 600 руб., первого секретаря ЦК партии республики - 700 руб. в разряд сверхвысоких не попадали. В 1990 г. оклад заработной платы рабочих и служащих, занятых в промышленном производстве, составлял 301,8 руб. Соотношение окладов первого и второго секретарей горкома КПСС к средней зарплате рабочих и служащих выглядело как 1: 1,7 и 1: 1,5. Причем "материальное стимулирование" коснулось не только аппаратных работников партии. В 1990 г. из 717 штатных освобожденных работников первичных парторганизаций Новосибирской области 382 получили премии на сумму 396,4 тыс. руб., что составляло 314,3% к месячному фонду заработной платы.

Однако в ситуации общегосударственного экономического кризиса повышение окладов работников партийного аппарата не могло удовлетворить их социально-экономические интересы, а партийный бюджет был не в состоянии обеспечить рост окладов руководящих и ответственных работников в соответствии с нерегулируемым увеличением цен. Таким образом, работа в партийных органах стала непрестижной не только вследствие ухудшения общего политического климата в стране и падения авторитета КПСС, но и по чисто материальным причинам.

Можно констатировать, что в связи с изменением общей политической ситуации в стране и экономическим кризисом партийное руководство оказалось не в состоянии обеспечить увеличение зарплат партийных работников в соответствии с неуправляемым ростом цен, что привело к ухудшению материального положения работников партаппарата, и это явилось одним из факторов падения авторитета КПСС как управляющей структуры советской общественно-политической системы.

В конце 1980 - начале 1990-х годов в условиях политического кризиса принципиальным становился вопрос об идейно-политическое качестве работников партийного аппарата. Специфика общественно-политической ситуации, когда партийным функционерам пришлось вступить в политическую полемику с лидерами различных партий и общественных организаций, отвечать на острую критику через печать, требовала адекватной профессиональной и политической подготовки.

Для того, чтобы отстаивать интересы партии и удерживать авторитет партийной организации на должном политическому авангарду общества уровне, комитетам КПСС требовались не простые "народно-хозяйственные специалисты" и "хорошие" организаторы, а настоящие лидеры - люди, качество которых уместно охарактеризовать такими ленинскими словами, как "народный трибун", умеющий отвлекаться на все и всякие проявления произвола и гнета, где бы они не происходили, какого бы слоя и класса не касались". Были нужны руководители нового типа, в которых "силы и свежести, непосредственности, закаленности, искренности… больше, чем в других".

Эта проблема в партии хорошо осознавалась. Так, всероссийский опрос рядовых коммунистов и секретарей партийных организаций, проведенный в августе 1990 г., показал, что около половины опрошенных считали, что для повышения роли КПСС в обществе, восстановления ее авторитета, необходимы такие партийные лидеры, которые могли бы успешно соперничать с руководителями других политических партий, объединений и движений.

КПСС явно не обладала необходимым количеством руководителей такого уровня. По мнению 48% экспертов в этом вопросе - заведующих организационными отделами обкомов - авторитет их первых секретарей оценивался как недостаточно высокий. Каждый шестой отмечал низкий престиж партийных руководителей в обществе.

Таким образом, пройдя испытание перестройкой, партийная номенклатура Новосибирской области вступила в 1991 г. со следующими показателями численности и состава. В конце 1990 г. она насчитывала 911 чел. Заметное сокращение было связано с тем, что фактически в партийной номенклатуре остался только штат аппарата партийных комитетов, из нее были исключены секретари партийных комитетов первичных партийных организаций предприятий промышленности, сельского хозяйства, госучреждений и т.д., которые к этому времени практически полностью избирались в самих партийных организациях на альтернативной основе, а не назначались вышестоявшим партийным органом. Кроме того, сам термин "партийная номенклатура" начинал постепенно исчезать из отчетов партийных комитетов (это становится заметным с 1989 г.), заменяясь дефинициями "руководящие" или "ответственные" партийные работники, что отражало процесс ликвидации этого партийного института.

Сравнительный анализ состава партийной номенклатуры 1985 г. и 1990 г. производился между штатами партийного аппарата этих лет. Половозрастной состав партийной номенклатуры горкомов и райкомов несколько изменился с 1985 г. Женщин стало чуть больше - 299 (увеличение на 3,8 %). Безусловно, положительный итог, номенклатура "омолодилась" - средний возраст уменьшился на 3,5 года и составлял 39,1 лет.

По образованию партийные работники дифференцировались таким образом. Имеющих высшее образование - 856 чел. (94,0 %), их доля выросла на 3,7 %, из них инженеров - 249 чел. (27,3 %), экономистов - 105 чел. (11,5 %), сельскохозяйственных специалистов - 93 чел. (10,2 %), других специалистов - 464 чел. (40,9 %). С незаконченным высшим образованием было 18 чел. (1,6 %), имеющих среднее образование - 37 чел. (4,1 %) По сравнению с 1985 г. их относительное количество сократилось на 4,7 %. В составе отсутствовали люди со средним специальным, с неполным средним и начальным образованием. До получения номенклатурной должности имели социальное происхождение из рабочих и крестьян 368 чел. (40,4%).

Стаж работы "аппаратчиков" показывает, насколько сильно была "выкошена" база опытных работников. Со стажем до одного года насчитывалось 325 чел. (35,7 %), от одного года до 5 лет - 502 чел. (55,1 %), со стажем свыше 5 лет всего 84 чел. (9,2 %) . Тогда как в 1985 г. доли работников, имевших соответствующие стажи работы были следующими: 22,5 %, 59,0 % и 18,5 %.

Итак, за "перестроечные" годы в численности и составе партноменклатуры Новосибирской областной парторганизации произошли заметные изменения. Уже с 1985 г. началась ротация партийных кадров более значительная по сравнению с предшествующими годами. Однако самым тяжелым для аппарата были 1988 г. и 1989 г., когда была прервана естественная, налаженная ранее система рекрутирования и распределения кадров на ответственные должности в комитеты КПСС: ротационным путем на большинство должностей были выдвинуты новые люди, часть партноменклатуры была сокращена, и были введены выборы секретарского корпуса на основе альтернативного, тайного голосования. Все эти меры имели противоречивые результаты. Хотя М.С. Горбачев добился своего - большинство руководителей стало его выдвиженцами, причем удалось остановить естественное старение партийных кадров - в ходе ротации на должности пришло много молодых руководителей, но негативных последствий для партии было больше. Радикальная кадровая ротация вселила в настроение партийных "чиновников" неуверенность в своем положении, престиж партийной работы сильно упал. В итоге многие партийные работники после назначения покинули свои места. К тому же кадровые перетряски только нарушили работу партийных комитетов, а с уходом прежних работников парторганы не приобрели в руководстве людей с высокими идейно-политическими и профессиональными качествами. Демократизировать жизнь партийных комитетов в той степени, в которой хотел Генеральный секретарь ЦК КПСС, не удалось. Кроме того, по-прежнему "у руля" стояли руководители технократического свойства, доля которых выросла и которые были не способны организовать деятельность партийных комитетов в условиях политической нестабильности.

Глава II. Партийно-политическая работа и идейно-политические процессы


§1. Состояние организационно-партийной и агитационно-пропагандистской работы, поиск новых форм и методов деятельности


Для внутренней организации КПСС, выполнявшей функции оперативного государственного управления, было характерно такое явление, как бюрократическая гиперцентрализация, проявлявшаяся в предельной концентрации властных полномочий в руках исполнительных органов КПСС, "замкнутых" на вышестоящие организационные звенья, но фактически бесконтрольных со стороны рядовой массы коммунистов. Л.А. Оников даже предлагает представить структуру компартии в виде некой пирамиды, обитатели верхних ярусов которой (т. е члены Политбюро, а также секретари ЦК КПСС) сосредотачивали в своих руках всю полноту партийно-государственной власти.

Данная схема может показаться вполне обоснованной, если соотносить ее с внутренним состоянием компартии в 1930 - 1940 годах. Однако для КПСС конца 1970-х - начала 1980-х годов такая модель требует существенных уточнений. Специалисты утверждают, что вследствие хрущевских народнохозяйственных преобразований, перенесших акцент с отраслевого уровня управления на региональный, в 1970 годах происходит заметное экономическое усиление местной партийной элиты. Ее представители постепенно начали оспаривать права ведомств и центральных госорганов в распоряжении производственными и природными ресурсами. Усиление экономического могущества региональных партийных лидеров шло с одновременным возрастанием их политического влияния, напрямую связанного с заметным ослаблением непоколебимого авторитета центральных институтов КПСС, прежде всего - Политбюро ЦК. Данная тенденция получила сильнейшее развитие во второй половине 1970 годов вследствие усиления болезни Л.И. Брежнева.

Вместе с тем, ослабление политического влияния центральных органов партии не распространялась на местные партийные организации. Так, Новосибирская областная организация КПСС по-прежнему на своем уровне доминировала в общественно-политической сфере, развивая собственную бюрократическую централизацию, сеть первичных партийных организаций и поддерживая жесткую дисциплину среди коммунистов.

Новосибирская областная парторганизация в 1985 г. имела типичное устройство для организации, действовавшей в крупном административно-территориальном образовании. Главным органом в парторганизации был областной комитет КПСС, возглавляемый пятью секретарями (при безусловном верховенстве первого секретаря). В области было 6 горкомов (в крупных городах) и 26 сельских райкомов в каждом районном центре. В каждом из десяти районов Новосибирска также располагался райком КПСС. Горкомы и райкомы области возглавлялись тремя секретарями. К этому времени парторганизация имела 3423 первичных партийных организаций. На предприятиях промышленности, транспорта, связи и т.п. насчитывалось 1035 "первичек", в совхозах - 355, колхозах - 175, в учебных заведениях - 509, остальные были сосредоточены в других государственных учреждениях и организациях.

Сфера организационно-партийной работы областной парторганизации, в которую входил огромный круг вопросов внутрипартийной жизни, такие как повседневная деятельность и функционирование аппарата местных партийных организаций, собрания в первичных партийных организациях, отчетно-выборные кампании в парторганизациях, состояние дисциплины, прием в партию и исключение из нее четко регламентировалась. Поэтому для данного исследования самым важным является выявление новых организационных элементов и определение организационной реакции местных партийных комитетов на политику, проводимую М.С. Горбачевым.

Оценка агитационно-пропагандистской работы парторганизации требует обращения к теме состояния идеологической сферы советского общества, генерирование и контроль за которой находился "в руках" КПСС. Многие исследователи отмечают, что в этой сфере к середине 1980-х годов назрел серьезные кризис, который не был преодолен с течением времени, что сыграло немаловажную роль в утрачивании партией авторитета авангардной политической организации.

В частности, историк А.С. Барсенков, обращаясь к этому вопросу, пишет, что система идеологических представлений в концентрированном виде была выражена в программе КПСС, которая наряду с основным законом являлась по сути конституционным актом, ставившим довольно жесткие рамки развития социально-экономической и политической сферы. И, что самое главное, от уровня отражения в партийной программе жизненных реалий во многом зависело поступательное движение всего общества. Известно, что вплоть до 1986 г. действовала Программа, принятая еще в 1961 г. на XXII съезде КПСС. Эта программа содержала массу утопических установок и мало, что отражала в реальном направлении движения советского общества. Нельзя при этом говорить, что эта пагубная ситуация не осознавалась правящей элитой. Еще в период правления Ю.В. Андропова делались осторожные попытки "подкорректировать" ряд идеологических догм. Однако реально практически ничего не менялось, что сильно било по авторитету партии, которая "разрабатывала" основы идеологии. Отсутствие серьезных подвижек в этой сфере, даже с приходом на пост Генерального секретаря ЦК КПСС М.С. Горбачева, во многом предопределило то, что партийные организации очень долго оставались "инертными" в вопросах изменения форм и методов идейно-политической работы.

Сложившееся положение могло быть изменено на XXVII съезде КПСС, состоявшемся 25 февраля 1986 г., где была принята новая редакция Программы КПСС. Но даже здесь в нее были внесены небольшие изменения, с очень большим трудом. Сотрудник аппарата ЦК КПСС В.А. Печенев, входивший в рабочую группу по подготовке новой редакции Программы партии, утверждает, что причинами столь долгого господства идеологических догм было прямое сопротивление сотрудников ЦК партии каким-либо подвижкам в этой сфере. Политбюро также в значительной мере разделяло многие положения устаревшей программы и было неспособно, даже под влиянием реалистических оценок, преодолеть принципы устаревшей идеологии. Он вспоминает, как готовилась новая редакция Программы партии: "и хотя из нее (новой редакции Программы ? К. М.) неожиданно (для многих непосвященных лиц)"вдруг", буквально в последний момент (очевидно, под влиянием А. Яковлева) исчезла фраза о "совершенствовании развитого социализма", но тезис о том, что мы уже вступили в этот этап, остался в двух местах". Также незначительным изменениям подвергся Устав КПСС. Более четче, было обозначено право рядовых коммунистов критиковать на партийных собраниях, конференциях, съездах и пленумах любой партийный орган, любого члена КПСС, независимо от занимаемой должности. Но все же конкретно не было заявлено о каких-либо мерах по изменению практики партийной работы. Прозвучали только туманные призывы к тому, что партийным комитетам нужно повысить роль и ответственность в проводившихся преобразованиях, бороться за "чистый облик партийца", работать по-новому.

Здесь еще раз необходимо отметить, что в 1985 - 1987 гг. своего правления М.С. Горбачев видел в КПСС всего лишь эффективный рычаг, при помощи которого он хотел провести экономические преобразования, не задумываясь о какой-либо внутрипартийной реформе. Поэтому этой цели подчинялась организационно-партийная и агитационно-пропагандистская машина КПСС: "пока мы будем перестраивать механизм хозяйствования, совершенствовать управление, решать другие крупные вопросы, следует направить всю воспитательную работу партии на то, чтобы повышалась организация труда, строго соблюдался порядок и дисциплина на производстве, шла решительная борьба с пьянством, тунеядством, преступностью", - говорил Генеральный секретарь ЦК КПСС в ноябре 1985 г. в беседе с первыми секретарями обкомов и крайкомов партии. Поэтому основной деятельности партийных комитетов на местах стали эти задачи.

Реализация установок "усиливать" воспитательную деятельность и "укреплять" дисциплину, должна была осуществляться через механизм партийного контроля. Поэтому с 1986 г. активизировалась деятельность комиссий партийного контроля. Основной задачей КПК при местных партийных комитетах было выполнение поручений первого секретаря по проверке дисциплины среди коммунистов, осуществлению контроля за выполнением важных партийно-государственных решений и постановлений парткомов. За 1986 г. КПК при горкомах и райкомах КПСС Новосибирской области осуществили 796 контрольных проверок, половина из которых были связанны с соблюдением коммунистами норм партийного устава. Комиссиями было рассмотрено 9382 дела по приему в партию, отказано в приеме 268 кандидатам в члены партии. Кроме того, за различные правонарушения было наказано и исключено 3705 коммунистов, что на 570 человек больше чем в 1985 г. Больше всего наказанных коммунистов было в Усть-тарском, Кыштовском и Колыванском районе, партийных организациях заводов "Сибтекстильмаш", Точного машиностроения, Бердского электромеханического завода, производственных объединений "Союз" и "Электроагрегат". Помимо этого, по результатам проверок было привлечено к ответственности 1010 должностных лиц, отстранено от занимаемых должностей 14 человек.

После январского пленума ЦК КПСС 1987 г. работа по наведению порядка в парторганизации и борьба за "чистый облик" коммунистов стала вестись еще более энергично. В областных партийных изданиях стали публиковаться материалы партийных разбирательств. Например, в ноябрьском номере журнала "Партийный вестник" была опубликована статья, в которой оглашались имена "недостойных" коммунистов-руководителей. За уголовные преступления были исключены из партии и освобождены от занимаемых постов директор Посевнинского завода "Автозапчасть" Черепановского района А.К. Волков, заместитель железнодорожной стации Бердск И.Е. Коротков, начальник цеха птицефабрики Н.Г. Кривова, участковый инспектор Кыштовского районного отдела внутренних дел Н.Г. Петрунин. Всего в первом полугодии 1987 г. было исключено из партии 102 коммуниста, из них занимавших руководящие посты насчитывалось 12 чел.

Попытки внедрения более гибких форм и методов работы также имели место. Еще в июне 1985 г. идеологическая комиссия Новосибирского обкома партии обратила внимание на удачный опыт Баганского райкома, который несколько лет назад создал в поселке Баган Центр идейно-воспитательной работы, где демонстрировались документальные фильмы, проходили занятия школы агитаторов, организовывались встречи с передовиками производства, ветеранами труда и войны и т.д. Центр был хорошо технически оснащен и действовал по четким планам. Изучив его работу, идеологическая комиссия обкома рекомендовала другим райкомам и горкомам партии перенять опыт Баганского райкома по созданию подобных центров. Вместе с тем подчеркивалось, что партийным комитетам необходимо "усилить индивидуальную воспитательную работу".

Однако опыт Баганского райкома практически никто не перенял. Партийные организации здесь столкнулись с множеством проблем. Несмотря на то, что в руках партийных комитетов находились значительные властные ресурсы, воспитательный потенциал партии, на который уповал М.С. Горбачев, на местах был довольно слабым. Об этом ясно свидетельствует результаты социологического опроса "идеологических работников" партии: секретарей горкомов и райкомов партии, инструкторов отделов пропаганды и агитации и лекторов партийных комитетов, находившихся на межобластных курсах НВПШ в сентябре 1986 г. .

Что касается общего хода перестройки, две трети "идеологических работников" отметили, что хотя перестройка и идет, но не так энергично, как того требует время". Треть опрошенных при этом вообще считала, что перестройка существует пока на бумаге, в планах - нежели на практике.

Отдельно были вынесены вопросы об изменении форм и методов идеологической работы. Более половины опрошенных указывали, что эти изменения идут очень тяжело. Среди трудностей, которые сковывают перестройку идеологической работы были выделены: приоритет хозяйственно-экономических вопросов у партийных руководителей над воспитательными, боязнь взять на себя ответственность, формализм в их работе. Один из секретарей конкретизировал эту мысль таким образом: "на идеологическую работу первые секретари, как и на идеологов-секретарей, смотрят как на мешающих работе. С "первых" не спрашивают за идеологическую работу, потому и она не вышла на первый план".

В каждой третьей анкете четко звучит мысль, что актив увяз в разговорах о перестройке, а на ее практическое осуществление времени уже не остается. Один из секретарей партийных комитетов в анкете так пояснил эту проблему: "инерция мышления у "старых" работников, их боязнь взять на себя инициативу, т.к. и до сего времени частенько инициатива наказуема, недостаток знаний, прежде всего теоретических, у молодых работников,…и разговоры, разговоры. Мы утонули в разговорах о необходимости перестройки, а на саму перестройку времени не хватает!".

Характерной трудностью, мешающей перестройке, назывался низкий профессиональный уровень идеологических кадров, их некомпетентность в идеологической работе. Также часто упоминалось отсутствие соответствующей материальной базы для идеологической работы, разобщенность и несогласованность деятельности множества идеологических учреждений, отсутствие критериев оценки эффективности воспитательной работы.

Очень показательным представляется оценка идеологическими работниками сути необходимых изменений идеологической работы. Ни один из секретарей горкомов райков партии не смог признать, что ему лично полностью ясен смысл перестройки идеологической работы.

На вопрос о том, что же, по их мнению, является сутью перестройки идеологической работы, опрошенные ответили таким образом. Большинство секретарей, инструкторов и лекторов партийных комитетов считали главным в перестройке реальное изменение сознания, психологии и нравственности советских людей, практическую работу партийных комитетов, идеологических учреждений по организации и мобилизации народа на выполнение задач ускорения социально-экономического развития общества. Весьма важным считали опрошенные немедленные изменения в кадровой работе, повышение квалификации идеологов, поиск эффективных форм идеологической работы.

В целом мнения о характере перестройки идеологической работы разделились следующим образом: 3,8 % опрошенных считали, что необходимо прежде всего совершенствовать существующие формы работы, 16,9 % называли необходимым качественные изменения, принципиально новые формы работы, 56,6 % - утверждали, что преимущество должно быть за совершенствованием существующих форм работы и введением некоторых принципиально новых форм; наконец, 22,6 % полагали, что нужно принципиально изменить формы и метода идеологической работы при сохранении самых эффективных традиционных форм.

Прозвучали в анкетах и конкретные предложения о том, с чего необходимо начинать изменения в формах и методах идеологической работы. Так, один из лекторов предложил начать с "критического переосмысления сложившейся в идеологической работе ситуации, честного анализа упущений и достижений. На базе такого анализа предлагается осуществить выбор главных направлений в работе". Один из инструкторов отдела пропаганды и агитации главным в перестройке считал необходимость "покончить с бюрократизмом и формализмом, взять на вооружение, прежде всего, индивидуальные формы работы".

В одной из анкет прозвучала мысль о том, что необходимо начать с повсеместного создания при обкомах, горкомах, райкомах КПСС социологических групп "для поведения глубоких исследований и анализа реальной идеологической обстановки в трудовых, учебных коллективов по месту жительства".

Представляет интерес перечень источников информации, из которых идеологические работники черпали сведенья о ходе перестройки. Активнее всего использовались официальные документы, центральные газеты и партийные журналы. Хуже всего удовлетворяли потребность в информировании о перестройке политическая и экономическая учеба, местные газеты, встречи и беседы с вышестоящими партийными работниками.

Таким образом, приведенные данные соцопроса лиц, непосредственно занимающихся проведением идеологических установок партии на местах, показывает, что сложившаяся система идеологической работы имела много пороков и имела слабый потенциал. Забегая вперед надо сказать, что это поставит партийные организации в весьма уязвимое положение в условиях конкурентной политической борьбы в конце 1980 - начале 1990-х годов.

Озвученные результаты анкетирования подтверждаются множеством других фактов, рассеянных на страницах периодической печати. Из всех этих источников можно сделать следующие выводы. В первую очередь партийное руководство не смогло дать на вооружение новую конкретную идеологическую концепцию, на что часто жалуются идеологические работники. Кадры должны были опираться на устаревшие, не отвечавшие действительности установки официальных партийных документов. Само по себе это уже подрывало систему "идеологического воспитания", т.к. явно устаревший идейный заряд - "строительство коммунизма" - уже исчерпал свой вдохновляющий потенциал. Обществу нужно была новая стратегия.

Одновременно обращает на себя внимание низкое качество работы идеологических органов и кадров. Соцопрос отчетливо показал, что профессиональный уровень, степень подготовки идеологических работников был не на самом высоком уровне, в чем они сами признавались. Выявляется откровенное игнорирование партийными комитетами активной идейно-политической работы, чем они по сути и должны были заниматься. Вместо этого в работе партийных комитетов доминировало "хозяйственно-распорядительные" функции.

Дискуссии о том, как менять формы и методы как агитационно-пропагандистской, так и организационно-партийной работы шли постоянно, но к конструктивному решению проблемы никак не вели, т.к. вплоть 1989 г. эта проблема конкретно не обсуждалась на пленумах обкома, хотя, как свидетельствует данные анкетирования, многие проблемы были выявлены вовремя и можно было принять соответствующие меры. В 1985 - 1987 гг. были только отдельные проекты совершенствования форм работы. В архиве Новосибирской партийной организации за это период хранится единственный проект, где предлагается изменить формы организационно-партийной работы партийного комитета, чтобы лучше руководить процессом перестройки.

Бюро Искитимского горкома КПСС в начале 1987 г. предложило уточнить функции отделов горкома КПСС и перераспределить между ними штатную численность аппарата горкома партии. В обоснование этого бюро горкома заявило, что уровень организационной и идеологической работы первичных, цеховых партийных организаций и партийных групп на тот момент не соответствовал требованиям апрельского (1985 г.) пленума ЦК КПСС и XXVIII съезда КПСС, в связи с чем предлагалось усилить влияние аппарата горкома КПСС следующим образом: изменить название промышленно-транспортного и сельскохозяйственного отделов на отдел партийных организаций предприятий промышленности, строительства, транспорта и отдел партийных организаций агропрома соответственно, а в целях улучшения руководства партийными организациями сферы обслуживания и здравоохранения населения создать нештатный отдел парторганизации сферы услуг и здравоохранения. Кроме того, предлагалось организационному отделу сосредоточить внимание на работе с кадрами, уточнив его название - организационный отдел по работе с кадрами; в связи с уточнением функций отделов, созданием нештатного отдела сферы услуг и здравоохранения перераспределить штатную численность между отделами.

Проект встретил резко негативное отношение со стороны обкома партии. В первую очередь критиковалось то, что все нововведения фактически сводятся к тому, что переименовываются отделы. Далее отмечался тот факт, что изменения структуры штатов партийных комитетов находится в юрисдикции ЦК КПСС, а не обкома. В общем, этому проекту не дали ход.

Между тем партийное руководство области не было довольно ходом изменений в практике партийной деятельности. Социологический опрос членов и кандидатов в члены обкома, членов ревизионной комиссии и работников аппарата обкома, проведенный в декабре 1987 г. по вопросу о перестройке партийно-политической работы выявил следующее: почти три четверти опрошенных полагали, что перестройка партийной работы в областной партийной организации продвинулась слабо. Причем связывалось это с недостаточной проработанностью "общей политической линии". При этом половина опрошенных отмечала, что в деятельности обкома, как и прежде, присутствует практика авторитарного давления, вмешательство в текущую деятельность советских и хозяйственных органов. Кроме того, большинство опрошенных находили малоэффективным деятельность партийных комитетов по переносу основной работы в первичные партийные организации и трудовые коллективы. Слабее всего оценивалось вовлечение широкой общественности в реализацию предпринимаемых преобразований. Три четверти опрошенных считало, что с этим дело обстоит плохо.

Итак, в 1985-1987 гг. туманные декларации М.С. Горбачева о том, что надо "перестраивать" формы и методы работы, "работать по-новому" не содержали четкого рецепта как собственно это делать партийным организациям. Партийные руководители попросту не представляли, что значит работать "по-новому" и по-прежнему предпочитали использовать "проверенные" методы авторитарного давления, что в принципе было обусловлено ускорением экономического развития, т.к. в условиях советской системы другим способом "ускорения" добится было нельзя. Гиперцентрализация КПСС фактически не позволяла местным партийным комитетам перестроить структуру, а с ней поменять формы и методы работы, пока из ЦК не будет "спущено" соответствующее распоряжение. В подтверждение этих выводов можно привести следующий документ. В декабре 1987 г. Новосибирский обком направил в ЦК КПСС справку, в которой говорилось, что "общей болезнью у партийных работников, руководителей партийных комитетов, бюро является слабое знание механизмов партийно-политического влияния на решение производственных, социально-экономических задач, неумение ими пользоваться. ЦК следовало бы разработать рекомендации по этому вопросу и вооружить ими секретарей партийных комитетов". Но требуемых рекомендаций партийные комитеты не получили. Ко всему прочему, здесь нужно учитывать проблему, о которой говорил еще Л.А. Оников: что аппаратные работники, выпестованные номенклатурной системой, оценивавшей в первую очередь "политическую зрелость" кадров, а фактически политическую безынициативность, предпочли использовать старые проверенные методы работы, т.к. любая идейно-политическая самодеятельность могла грозить самыми печальными последствиями.

Поиск новых форм и методов работы несколько активизировался после январского пленума ЦК КПСС 1987 г., на котором М.С. Горбачев фактически обвинил партийных руководителей на местах в саботаже политики перестройки.

В ответ многие партийные работники начали отчитываться о проделанной работе в прессе, заверяя общественность в том, что они не бездействуют. В сентябрьском номере центрального партийного журнала "Партийная жизнь" была опубликована статья секретаря Барабинского горкома КПСС В. Арбатского, который делился опытом активной партийной работы. Неудовлетворенный качеством идейно-воспитательной работы, Барабинский горком провел аттестацию идеологического актива. Те политинформаторы, агитаторы и лекторы, которые ее не прошли, были сокращены. На городских предприятиях начали проводиться дни науки и техники. Для трудящихся организовывались встречи с учеными и специалистами Сибирского отделения АН СССР, ВАСХНИЛа, преподавателями ВУЗов и техникумов. Кроме того, автор утверждал, что горком начал вести энергичную организаторскую работу на местах: "… раньше бывало как? Приехал инструктор в хозяйство на несколько часов, побывал вместе с секретарем партийной организации на производственных участках, высказал критические замечания и уехал. На встречу с активистами, откровенные беседы с людьми, тем более на практическую организацию дела времени не оставалось. Теперь стремимся, чтобы группа товарищей, иногда и весь отдел, отправлялась в хозяйство и на предприятие для организации практической помощи на весь день или на несколько дней".

Барабинский горком был не единственным в стремлении уйти от забюрократизованности своей работы, больше работать на местах, ответственнее заниматься взятыми на контроль вопросами. Например, в Кочковском райкоме КПСС было резко сокращено количество заседаний и число рассматриваемых вопросов на заседаниях бюро. Кроме того, до минимума была сокращена номенклатура райкома, которая в сентябре 1986 г. насчитывала 237 должностей, а в апреле 1988 г. составляла уже 133. По утверждению первого секретаря райкома В. Шишкина, это способствовало "более предметному" контролю за кадрами. В районной газете стало больше материалов о непосредственной работе партийного комитета. Также райком начал практиковать выездные пленумы и заседания бюро, что позволяло на месте разбираться в решаемых вопросах. За инструкторами отдела пропаганды и агитации теперь закреплялись конкретные организации, за которые они отвечали, а не общие направления работы.

В Заельцовском райкоме КПСС Новосибирска проблема поиска новых форм и методов работы обсуждалась на пленуме, где проводилось анкетирование, которая выявило слабое влияние райкома в проводившихся преобразованиях. В этом же райкоме была проведена аттестация работников аппарата и секретарей первичных партийных организаций. В практику работы райкома стали внедрять регулярные социологические опросы.

Не оставил организационные эксперименты Искитимский горком КПСС. Секретарь В.Ф. Горн сообщал, что горком решил распределить ответственность за первичные партийные организации города между всеми работниками аппарата и закрепил за каждым из них по 7 - 8 организаций. При этом он предлагал, чтобы еще более эффективней организовать работу, провести структурные изменения в аппарате. По проекту руководить аппаратом должен был всего лишь один секретарь, а не три. Отделы реорганизовывались и сокращались до трех: отдел первичных парторганизаций всех народнохозяйственных проблем, отдел пропаганды и общий отдел. Вместе с этим штат сотрудников нового аппарата предлагалось уменьшить на треть и основной партийной работой в таком аппарате должен заниматься инструктор. Помимо этого, по проекту необходимо было реорганизовывать бюро, чтобы оно на половину состояло из рабочих, а не только из руководителей партийных, советских и хозяйственных органов.

В середине 1988 г. М.С. Горбачев действительно решиться на подобную реорганизацию, и этот проект говорит о том, что не все "аппаратчики" боялись серьезных изменений в своей работе, многие полагали, что смогут адаптироваться к переменам.

В целом же можно отметить то, что в отдельных партийных комитетах Новосибирской области действительно пытались начать лучше, эффективней работать, и связано это было вероятней всего с личностями руководителей этих парткомов, добросовестно выполнявших свои обязанности. Их ставили в пример другим. Однако переломить ситуацию не удалось, активный поиск новых форм и методов работы, их внедрение в практику не стали общей тенденцией в деятельности партийных комитетов области.

Напротив, чаще наблюдались крайне тревожные факты. Первый секретарь Центрального райкома КПСС г. Новосибирска В.И. Алехин, ставя вопрос о том, почему партийные комитеты плохо совершенствуют формы и методы работы, откровенно отметил наличие двух поведенческих моделей среди партийных работников, которые стараются избежать новаций в работе: "есть такие, кто живет полумерами: провели собрание - довольны, сочинили складное постановление - и успокоились. Другая крайность - самобичевание горькое признание во всех грехах, пустые обещания поправить дело. И за тем, и за другим одно: вихляние в угоду моде на критику. Авось слова примут за дела".

Тем не менее, партийные комитеты смогли освоить одну "новую" форму работы, которая активно распространилась в их деятельности в 1986 - 1988 гг. Этой формой стали социологические опросы. Среди других партийных комитетов здесь снова выделился Баганский райком КПСС, который только за 1986 - 1987 гг. провел 8 массовых анкетирований, в ходе которых было опрошено около 800 человек. Помимо этого, в районе была создана специальная "Служба общественного мнения", которая вела прием и запись вопросов по телефону. На эти вопросы отвечали работники партийного аппарата во время проведения политдней. В районной газете была открыта рубрика, в которой печатались вопросы жителей района, а перед пленумами организовывалась прямая телефонная линия, по которой жители в удобное время могли связаться секретарями и заведующими отделами райкома партии.

Сбор подробной информации, налаживание "прямых линий" связи между населением и партийными руководителями казалось бы свидетельствовали о положительных сдвигах в деятельности партийных комитетов в сторону демократической политической культуры, для которой характерно, что властные институты отслеживают общественное мнение, "советуются" с населением перед выработкой проектов каких-либо преобразований. Однако дальше сбора информации и ее систематизации дело, как правило, не шло. Секретарь того же Баганского райкома КПСС в июне 1988 г., признавался, что выводов из собранной информации делается немного и конкретных шагов, основанных на этой информации, еще мало.

Неутешительные итоги состоянию агитационно-пропагандистской и организационно-партийной работы за предшествующий период подвел первый секретарь обкома КПСС В.В. Казарезов в докладе на отчетно-выборной партийной конференции 16 декабря 1988 г. Он критически отмечал, что перестройка коснулась не всех партийных организаций, носит поверхностный, частичный характер. Коренных изменений, которые обеспечили бы резкое повышение результативности работы, нет. Негативно было оценено взаимодействие партийных органов со СМИ: "в последнее время наблюдается снижение критического восприятия острых публикаций, средства массой информации все чаще не получают на них ответа и вынуждены довольствоваться отписками".

В конечном итоге относительно Новосибирской партийной организации необходимо согласится с выводом С.В. Новикова, который утверждает, что партийные организации Западной Сибири не сумели перестроить формы работы в 1987 - 1988 гг.

Специально состояние агитационно-пропагандистской и организационно-партийной работы в партийных комитетах Новосибирской области было обсуждено на пленумах Новосибирского обкома КПСС только в феврале и августе 1989 г. В постановлении февральского пленума Новосибирского обкома КПСС, касающегося задач идеологической работы, в положительно отмечалось, что в практику многих первичных партийных организаций, горкомов, райкомов партии внедряются информационные конференции, отчеты руководителей перед населением, социологические опросы. Но вместе с тем было заявлено, что "обновление духовной идейно-нравственной атмосферы в области носит противоречивый характер, осуществляется медленными темпами вследствие неготовности части партийного и хозяйственного актива действовать в новых условиях… Обком партии, идеологический отдел, горкомы, райкомы КПСС не всегда оперативно анализируют изменившуюся идеологическую обстановку и своевременно вырабатывают конкретные меры дальнейшего совершенствования идейно-воспитательной работы… Идеологическая работа продолжает оставаться второстепенным направлением партийной деятельности для многих партийных организаций Каргатского, Чистоозерного, Доволенского, Кыштовского, Здвинского, Убинского районов".

Кроме того, критике было подвергнуто состояние идейно-политической и воспитательной работы практически во всех сферах: партийные организации слабо используют возможности академической и вузовской науки, плохо ведется правовое обучение населения, организация досуга трудовых коллективов, идеологический отдел обкома, отдел организационно-партийной и кадровой работы недостаточно воздействуют на процессы происходящие в комсомольских организациях области, плохо ведется работа со средствами массовой информации и др.

Исходя из подобной оценки ситуации, пленум постановил принять комплекс мер: сосредоточить внимание и усилия партийных комитетов и организаций "на обновление форм и методов идеологической деятельности", идеологическому отделу обкома до 1 января 1990 г. создать "хозрасчетный центр по изучению общественного мнения", партийным комитетам усилить внимание к подбору идеологических кадров всех уровней, рекомендовать систематические выступления партийных советских работников "по принципиальным вопросам текущей жизни" на страницах печатных изданий, по радио и телевидению, в трудовых коллективах и т.д., партийным комитетам повысить требовательность к руководителям всех звеньев за "состояние идеологической, политико-воспитательной работы. Далее предлагалось повысить роль отделов кадров, общественных приемных, активнее внедрять социологические службы, группы психологического обеспечения на предприятиях, совершенствовать формы морального поощрения новаторов производства, пропагандировать их опыт. Партийным комитетам вузов, руководителям институтов истории, философии и филологии, экономики СО АН СССР, ВПШ, кафедрам общественных наук оказать практическую помощь партийным организациям "в осмыслении новых явлений перестройки, выработке практических рекомендаций, регулярном проведении научно-практических конференций". Также рекомендовалось партийным организациям усилить контроль за реализацией различных социально-экономических программ.

В первую очередь, что бросается в глаза в этом проекте - это стремление объять необъятное. Столь обширная программа мер говорит о том, что решение накопившихся проблем в идеологической сфере долго откладывалось. Пленум, хотел кардинально переломить ситуацию в самые короткие сроки, что говорит прежнем "административно-командном" подходе к решению назревших вопросов.

На IV пленуме обкома КПСС, состоявшийся 29 августа 1989 г. констатировалось наличие серьезного кризиса в деятельности партийных организаций и комитетов области. Имевшиеся проблемы формулировались таким образом: "в работе выборных органов и аппарата партийных комитетов, деятельности первичных партийных организаций имеют место безынициативность и формализм, разрыв между словом и делом, недооценка складывающейся политической и экономической ситуации".

Чтобы справится со сложившейся ситуацией также предлагалось реализовать многочисленные меры. Во-первых, райкомам, горкомам КПСС, первичным партийным организациям предлагалось наладить широкий обмен мнениями о роли партии, ее низовых звеньев, отдельно взятых коммунистов в перестройке и обновлении методов работы. Во-вторых, было названо необходимым повышение роли первичной партийной организации, чтобы "переместить центр организаторской и идеологической работы в массы". В-третьих, директивно было потребовано от партийных комитетов "решительно освобождаться от отживших приемов и методов работы". В-четвертых, предлагалось развивать демократизм во внутрипартийной жизни путем критической самопроверки партийных структур на всех уровнях. В-пятых, с фактами снижения роста численности партийной организации и добровольным выходом коммунистов области из КПСС, предлагалось бороться усиленной агитацией за пополнение партийных рядов новыми членами. В-шестых, важной мерой было признано работа с кадрами: "в кадровой политике надо активнее использовать принцип альтернативности, конкурсности, создавать условие для естественной ротации кадров, давать дорогу тем, кто способен привнести новую струю в деятельность партийных органов, вести переподготовку аппаратных работников. Помимо этого были повторены те меры, которые были принята февральским пленумом.

Отдельно были вынесены вопросы взаимоотношения с другими общественными организациями и органами государственной власти. Пленум потребовал от коммунистов работающих в Советах, профсоюзах, комсомоле, неформальных общественных организациях повысить ответственность за порученное дело. В отношении Советов пленум постановил в будущем разработать стратегию избирательной кампании, партийным организациям создать необходимые условия для политического рекламирования своих кандидатов. Чтобы повысить эффективность деятельности в профсоюзах предлагалось направить в них самых авторитетных и способных коммунистов, т.к. многие профсоюзы ведут себя пассивно в отношении труда и быта трудящихся. Также требовалось, чтобы коммунисты помогли комсомольской организации в возрождении авторитета комсомола в молодежной среде, для чего требовалось проведение совместных собраний, пленумов актива комсомола и партийных комитетов по "узловым вопросам работы с молодежью". Для решения проблемы взаимоотношения с неформальными общественными организациями предлагалось использовать "дифференцированный" подход: "их особый угол зрения, свои методы достижения цели не должны закрывать объективного совпадения целей с задачами перестройки". При этом "деструктивным элементам" необходимо давать жесткий отпор и оценку.

Постановление февральского и августовского пленумов 1989 г. определило направление деятельности обкома КПСС по совершенствованию форм и методов агитационно-пропагандистской и организационно-партийной работы. С этого времени можно говорит перемещении "центра тяжести" в деятельности Новосибирского обкома от "хозяйственно-распорядительных" функций к идейно-политической работе. О начале этого процесса свидетельствует увеличение рабочей нагрузки на идеологический отдел и отдел организационно-партийной и кадровой работы обкома, который должен был заниматься реализацией большинства пунктов приведенных постановлений пленумов. Подобная трансформация была вызвана несколькими причинами.

Во-первых, провозглашение на XIX партконференции передачи государственных полномочий КПСС, собственного органам государственной власти - Советам народных депутатов, в первую очередь в плане практического решения народно-хозяйственной проблем. С этим решением был логично связан переход на политические способы управления Советами, т.е. через специальные коммунистические фракции в них. Во-вторых, в дальнейшем ход общественно-политических кампаний связанных с выборами в Cоветы народных депутатов, когда партийные комитеты и их кандидаты столкнулись с реальностью конкурентной политической борьбой, заставили их вести более интенсивную агитационно-пропагандистскую работу с населением, начать осваивать арсенал демократических методов борьбы. В-третьих, рост политизированности масс, критика со стороны неформальных общественных организаций, требовало от партийных комитетов лучше изучать общественное мнение, чаще и на новом уровне вести политическую полемику в СМИ.

Ясным свидетельством увеличения внимания обкома КПСС к идейно-политическим вопросам деятельности парторганизации, является выступление на совещании 28 июля 1989 г. в обкоме КПСС секретаря обкома КПСС А.И. Жучкова, отвечающего за идеологию и культуру в области. В своем докладе о задачах перестройки работы партийной организации в современных условиях, он заявил, что "освобождение партийных структур от несвойственных им функций позволяет, наконец, сделать идеологическую работу наиважнейшим направлением деятельности партии. Импульсы перестройке дала реальная жизнь, но по сути дела она началась в идеологической сфере, с преодоления кризиса в идеологии". Он заявил об основной проблеме, в немедленном решении которой нуждается партия, - "сейчас как никогда нужна новая развернутая концепция общества, которое строит коммунистическая партия", иначе отставание на этом направлении ведет к образованию "идеологического вакуума, который заполняется различными версиями "нередко весьма далекими от науки и коренных интересов трудящихся".

Далее А.И. Жучков продолжал развивать эту тему уже на страницах партийных изданий. В августе 1989 г. в интервью журналу "Партийный вестник", он говорил, что теперь активно меняются цели идеологической деятельности, теперь "она не сводится к идеологическому обеспечению экономических и политических акций". Он заявил, что все партийные работники, все рядовые коммунисты даже те, кто по своим обязанностям занимаются только экономическими вопросами, должны активно включится в идеологическую работу. К этому вынуждают обстоятельства: "ибо в ходе обновления, в условиях демократизации, плюрализма мнений выявилось немало партийцев, которые не только не разделяют и не борются за реализацию конкретных идей и решений партии, но напротив: дезорганизуют, саботируют такую работу вполне осознанно и целенаправленно".

Он подверг критике состояние политучебы и уровень подготовки идеологических работников, которые оперируют "штампованными параграфами и циркулярами", и которые неспособны ответить на интересующие людей вопросы. Это является причиной того, что "большие группы людей стремятся обсуждать острые и злободневные вопросы исторического прошлого и современности не в школах и семинарах политсети, а в самодеятельных политклубах, а нередко и на уличных митингах, собраниях".

Новые формы деятельности стали внедряться с 16 мая 1989 г., когда постановлением бюро обкома КПСС был создан совет по социологии и изучению общественного мнения в целях: "изучения общественного мнения, анализа и прогнозирования идеологической обстановки". Вторым пунктом постановления создавался хозрасчетный центр изучения общественного мнения. Результаты социологических опросов предусматривалось печатать в специальном приложении к журналу идеологического отдела обкома партии "Партийный вестник". Но, выпуск отдельного приложения не был организован, опросы печатались в отдельной рубрике самого журнала. Кроме того, в постановлении бюро рекомендовалось средствам массой информации чаще знакомить население с результатами социологических исследований проводимых на территории Новосибирской области.

Идеологический отдел обкома КПСС намного интенсивней начал вести аналитическую деятельность, о чем говорят подготовленные им справки и информационно-аналитические записки, касающиеся общественно-политической обстановки в области. Если раньше подобные справки, как правило, готовились только к таким масштабным партийным мероприятиям, как партконференции, где их использовал для своего доклада первый секретарь обкома КПСС то, теперь они превращаются фактически в самостоятельный "жанр" партийной документации. С середины 1989 г. идеологический отдел составлял эти документы не реже одного раза в месяц, а парой три - четыре раза в месяц - в зависимости от активности политизированных неформальных организаций.

С середины 1989 г. в практике идейно-политической деятельности обкома партии был сделан акцент на "непосредственное общение" с самодеятельными общественными формированиями. Представители партийных комитетов стали участвовать в их мероприятиях.

При Доме политического просвещения обкома КПСС с сентября 1989 г. начал действовать городской дискуссионный клуб, где широкое участие принимали представители неформальных политизированных организаций. В совет клуба вошли партийные работники, обществоведы, представители наиболее заметных самодеятельных организаций. Организовывая этот клуб, обком имел целью создание "противовеса" несанкционированным митингам и мероприятиям неформалов, чтобы их актив "выпускал пар" в специально подготовленных местах, а не на улицах. Подобные дискуссионные клубы действовали в г. Бердске, в Дзержинском, Кировском, Октябрьском, Калининском, Советском районах г. Новосибирска, Ордынском и Чулымском районах. Надо сказать, что поставленной стратегической цели достичь не удалось, "митинговая" активность неформалов не уменьшилась.

С середины 1989 г. начались подвижки в изменении партийно-политической учебы. Для партийно-хозяйственного актива партийной организации читались специальные лекции на актуальные вопросы, проводились круглые столы. Работники идеологического отдела выступали с анализом деятельности неформальных движений. В систему обучения областной партийной школы было включено обучение партийных работников участию в политических дискуссиях.

На страницах партийных изданий - в газетах "Советская Сибирь", "Вечерний Новосибирск" - чаще стали публиковаться аналитические статьи об общественно-политической обстановке в области, сообщения о митингах, деятельности областного партийного руководства. Этого удалось достичь путем создания в июле 1989 г. особой пресс-группы, задачами которой были: информирование коммунистов, трудящихся области о работе обкома КПСС, его бюро и секретариата, проведение регулярных пресс-конференций для журналистов центральных и местных изданий, организация выступлений партийного актива в СМИ и т.д. Пресс-группа действовала в составе идеологического отдела и являлась внештатным подразделением обкома КПСС. В период с июля 1989 г. по октябрь 1990 г. ею было проведено около двадцати пресс-конференций с участием секретарей, членов бюро, обкома КПСС, отчеты о которых опубликованы в местной печати, транслировались по радио и телевидению.

После вступления в силу закона о печати (12 июня 1990 г.), в условиях резких критических нападок на партию, в начале октября 1990 г. пресс-группа была преобразована в постоянно действующий пресс-центр, которому был придан статус самостоятельного подразделения. Общее руководство его работой осуществлялось бюро обкома КПСС. Задачами нового органа были: активное сотрудничество со средствами массой информации, идейное влияние на прессу на демократической основе, организация и подготовка выступлений в средствах массовой информации членов бюро, секретарей обкома КПСС по вопросам, представляющим широкий общественный интерес; информирование через прессу первичных партийных организаций, общественности, населения области о политической, организаторской, идеологической деятельности обкома КПСС, подготовка пресс-информаций для партийных комитетов, редакций местных газет, телевидения и радио, организация пресс-конференций, брифингов, встреч с представителями средств массовой информации для изложения официальной позиции обкома КПСС по актуальным вопросам, событиям и фактам, а также в связи с проведением конференций, пленумов, собраний актива и других мероприятий.

Деятельность пресс-центра при надлежащей организации, действительно могла бы усилить влияние областной парторганизации на информационном поле местных СМИ, но в 1991 г. обком столкнулся с нехваткой средств на содержание партийных изданий. Попытки перевода местных партийных газет на самоокупаемость показали свою несостоятельность. Из этого положения было решено выйти путем создания межрайонных газет, но этот проект также столкнулся с множеством проблем - местные Советы, которые должны были выступать одним из учредителей изданий, часто саботировали это начинание.

В июне 1991 г. на деньги обкома партии был выпущен общественно-политический журнал "Перекрестки", который создавался на базе прежнего партийного журнала - "Партийный вестник", но отличался от последнего более красочным оформлением, яркими интересными статьями на злободневные темы. Также обком планировал издание областного партийного еженедельника. Однако существование этих изданий в дальнейшем зависело от предоставления фондов на бумагу от ЦК КП РСФСР. Другим довольно амбициозным проектом было создание областного партийного телерадиоканала, но на него также требовались дотационные средства в размере ЗОО тыс. руб. в год. Партийный центр не выделил необходимых средств, поэтому эти проекты остались только на бумаге, издание журнала "Перекрестки" также пришлось свернуть.

Деятельность политизированных неформальных организаций непосредственным образом повлияла на формы работы аппарата обкома КПСС. В марте 1990 г. в условиях избирательной кампании в местные Советы, когда "неформалы" объединились, чтобы выступить более организованно против коммунистических кандидатов при обкоме партии появляется особая аналитическая группа, целью которой была анализировать политическую обстановку, изучать программные документы "конкурентов", создавать специальные брошюры и ориентировки для низостоящих партийных структур о характере и формах деятельности неформальных организаций. В аналитическую группу вошли ведущие ученые в области истории, права, философии и обществоведенья.

Принятые меры, свидетельствуют о реализации части постановлений февральского и августовского пленумов обкома КПСС 1989 г. При этом идеологический отдел, который в основном занимался проведением этих мероприятий довольно высоко оценил их работу: "способствовала тому, что отдельные экстремистские проявления активистов некоторых самодеятельных организаций не нашли поддержки у новосибирцев".

Вместе с тем, если обком реально пытался исправить ситуацию в партийно-политической работе, то увлечь этим же другие партийные комитеты городов и районов области не удалось, они как правило бездействовали. В марте 1990 г. идеологический отдел обкома в справке о состоянии идейно-политической работы в областной парторганизации констатировал, что "большинству партийных комитетов не удалось наладить систематическое изучение настроений людей… Остро сказывается неумение части партийных работников вести полемику, убеждать людей, давать отповедь крикунам и демагогам".

В этой справке также слышен отголосок серьезной проблемы, свойственной для всех партийных организаций - профессиональная ориентация партийных работников на технократические способы управления, показала свою несостоятельность в условиях, когда коммунистам пришлось вести конкурентную политическую борьбу. В Новосибирской области около 70 % секретарей продолжало оставаться узкими специалистами народного хозяйства. С одной стороны то, что среди партийных руководителей преобладали инженерно-технические специалисты не было ничего плохого. Однако они были не способны искусно организовать полемику, увлечь массы хорошо поставленной ораторской речью. Причем это несоответствие кадров задачам времени осознавалось аппаратчиками. В интервью журналу "Партийный вестник" первый секретарь Бердского горкома КПСС Е. Рягузов (по образованию - инженер) жаловался: "я стараюсь трезво смотреть на вещи, я не профессионал мне много для такой работы не хватает. Ну, взят хотя бы то, что я "технарь". А политической работой сегодня, по моему мнению, должны заниматься гуманитарии".

Описанная проблема отчетливо проявилась в том, что партийная организация проигрывала борьбу на митингах неформалам, которые парой собирали тысячи людей. В 1989 г., когда неформалы наиболее часто организовывали подобные мероприятия, на них было практически не слышно голосов коммунистов. Партийные работники, привыкшие выступать на скучных праздничных митингах, терялись в непривычной им стихийной массе, которую на 90 % составляла молодежь. Зачастую идеологические работники, которых направляли на митинги партийные комитеты, не имели даже надлежащей координации, часто не знали друг друга и не чувствовали единства.

Очевидно, что здесь необходимо было принимать соответствующие меры. Тем более были неплохие проекты. Старший преподавать НВПШ Ю.А. Фабрика в ноябре 1989 г. направил в идеологический отдел обкома записку, в которой предлагал перехватить "митинговую" инициативу у неформалов: партийные комитеты должны сами организовывать подобные митинги, учитывая, что все необходимые ресурсы у них есть. Кроме того, предлагалось создать оперативную группу из молодых коммунистов, которые должны будут "специализироваться" на митингах, и организовать Ассоциацию молодых специалистов - обществоведов, которые должны будут разрабатывать актуальную тематику для митингов.

Но никаких конкретных шагов в этом направлении не было сделано, во время проведения XXIV областной партийной конференции 9 июня 1990 г., неоднократно звучали упреки в адрес идеологических работников, которые продолжали бездействовать в отношении, проводившихся неформалами митингов.

В 1991 г. партийным организациям в РСФСР пришлось работать в откровенно враждебных условиях. Верховный Совет РСФСР и его председатель Б.Н. Ельцин начали политику департизации.18 апреля 1991 г. был принят закон РСФСР "О милиции", по которому не допускалось создание и деятельность политических партий в структурах МВД. Новосибирская партийная организация в этих условиях не стала молчаливо приспосабливаться к новым условиям. Первый секретарь Новосибирского обкома В.А. Миндолин призвал партийные комитеты к сохранению "первичек" и партийных групп в органах милиции: "деполитизация, направленна не на консолидацию сотрудников, не на борьбу с преступностью, а на борьбу с коммунистами, изгнание их из органов. Допустить этого нельзя. Наша позиция в этих вопросах должна быть твердой: партийные организации в правоохранительных органах необходимо сохранить".

июля 1991 г. Президент Б.Н. Ельцин подписал указ "О прекращении деятельности организационных структур политических партий и массовых общественных движений в государственных органах, учреждениях и организациях РСФСР". Указ давно ждали, поэтому местные парторганизации заблаговременно ставили вопрос о выводе "первичек" из госучреждений и создании территориальных парторганизаций. Актив Новосибирской областной парторганизации еще 11 августа 1990 г. на втором этапе XXIV областной партийной конференции обсуждалась возможность скоро принятия подобного закона Верховным Советом РСФСР. В резолюции этой партконференции было принято, что "обкому, горкомам, райкомам КПСС, первичным партийным организациям смелее идти на формирование новых структур. Оказывать всяческое содействие создаваемым по инициативе коммунистов партийным организациям по месту жительства".

Далее в постановлении бюро Новосибирского обкома КПСС от 19 февраля 1991 г., говорилось, что необходимо "совершенствовать" структуру районных партийных организаций, и на базе профессиональных партийных организаций учителей, работников медицины, культуры, домоуправления, сферы обслуживания населения, "изучить возможность" создания территориальных парторганизаций.

Однако к августу 1991 г. удалось создать совсем немного парторганизаций подобного типа в Новосибирске. В Ленинском районе были созданы парткомы партийных организаций школ, в состав которых вошли 42 школьные цеховые партийные организации, а также партком жилищно-эксплутационного участка, состоящего из 10 цеховых партийных организаций. В Октябрьском районе была создана объединенная партийная организация медицинских учреждений, состоявшая из восьми цеховых организаций. В Кировском районе возникли 8 территориальных партийных организаций при советах микрорайонов. Причем некоторые из них действовали уже в 1990 г. и их деятельность высоко оценивалось отделом организационно-партийной и кадровой работы в плане организации избирательных кампаний. В Первомайском районе были созданы две организации подобного рода из "первичек" школ.

В целом состояние агитационно-пропагандистской и организационно-партийной работы парторганизаций в трудовых коллективах в 1991 г. ухудшалась. Продолжалось снижение авторитета первичных партийных организаций, стремительная потеря членов. Большая часть коммунистов либо принимало пассивное участие, либо вообще не участвовало в собраниях. Давно стало обычным явлением перенос собраний из-за отсутствия кворума. Хотя надо сказать, что в отдельных первичных партийных организациях, в первую очередь в крупных, коммунисты не бездействовали. Так, например, партком НАПО им. Чкалова выступил с инициативой разработки программы социально-экономического преобразования предприятия и его коллектива. С этой целью было принято обращение коммунистов к администрации предприятия, в котором предлагалось проинформировать коллектив о социальном и хозяйственном положении предприятия, подготовить людей к работе в новых условиях.

Коммунисты этого предприятия также составили комплексную программу "Молодежь", которая предусматривала обеспечение молодежи жильем через МЖК и общежития, решением вопросов материальной помощи, обеспечение товарами и т.д. По предложению коммунистов-ветеранов предприятия на период до 1992 г. была разработана программа "Забота", которая также включала улучшение жилищных условий ветеранов и инвалидов, медицинское и торговое обслуживание, социальную помощь. В частности, за счет финансовых фондов предприятия начали выделяться средства для бесплатного питания в столовых района пенсионеров с минимальным размером пенсии. Был создан фонд "Милосердие" из средств предприятия, профкома и парторганизации. Кроме того, совершенствовались формы работы: 80 парторганизаций предприятия, имеющих права первичных, были объединены в 8 "кустовых" парторганизаций, при которых были созданы советы секретарей, чтобы оперативно решать многие вопросы.

Парторганизация производственного объединения "Сибсельмаш" предложила программу улучшения жизни трудящихся, предусматривающая в частности получение производственным объединением статуса государственно-коллективного предприятия, т.е. часть имущества должна была находится в собственности коллектива. На этом предприятии был заключен договор о сотрудничестве между парторганизацией и администрацией. Подобные же договора были заключены на предприятиях "Сибтекстильмаш" и "Сибакадемстрой".

Интересно, что идеологическая деятельность парторганизаций этих предприятий в условиях дефицита "идеологического багажа" КПСС, ликвидации института политинформаторов и агитаторов в первичных парторганизациях и прекращения существования всех форм политической учебы, стала смещаться в сторону работы по формированию здорового нравственно-психологического климата в коллективе, разрешения конфликтных ситуаций на производстве.

Все эти факты свидетельствуют, что определенный потенциал у коммунистов области, а значит и КПСС в целом, еще сохранялся. И вероятней всего, при эволюционном развитии политической ситуации, постепенно местные парторганизации смогли бы преодолеть кризис. Тем более, что работа по социальной защите трудовых коллективов, которую начали вести парторганизации, могла бы стать для них действительно "спасительной соломинкой" в условиях социально-экономического коллапса и краха либеральной идеологии. Однако, как известно, ситуация стала развиваться по другому сценарию.

В 1985 - 1988 г., не смотря на требования М.С. Горбачева перестраивать формы и методы деятельности, агитационно-пропагандистская и организационно-партийная работа Новосибирской областной партийной организации фактически не претерпела каких-либо принципиальных изменений. На данном этапе имели место только редкие факты внедрения новых форм и методов деятельности, выразившихся в проведении социологических опросов, увеличении степени информированности населения о работе парткомов, более тесных контактов работников аппарата с населением и трудовыми коллективами на местах.

Факторы, которые мешали парторганизации внедрить новые формы и методы, были следующие. Во-первых, партийное руководство не смогло выработать четкую концепцию преобразований, а с ней новую идеологическую платформу и конкретные рекомендации, как вести перестройку партийно-политической работы, на которые могли опереться коммунисты на местах. Во-вторых, идеологический актив парторганизации оказался неготовым к инициативной новаторской деятельности, т.к. партийные комитеты сосредотачивали основное внимание на хозяйственных вопросах. Среди руководителей партийных комитетов области преобладали узкие специалисты народного хозяйства, профессионально ориентированные на технократические практики управления. Кроме того, во многих партийных комитетах профессиональный уровень, степень подготовки идеологических работников был низким.

С начала 1989 г. обком КПСС стал более активно заниматься вопросами агитационно-пропагандистской и организационно-партийной работы, что было вызвано решениями XIX партконференции о передачи государственных полномочий Советам народных депутатов и активной деятельностью политизированных неформальных организаций, которые включились в борьбу за депутатские мандаты. Для усиления своего политического влияния Обком организовал особую пресс-группу, которая затем была преобразована в пресс-центр, аналитическую группу экспертов для отслеживания общественно-политической обстановки, были организованы дискуссионные клубы во многих районах и городах области, делались попытки внедрения новых форм в партийно-политическую учебу. При этом парторганизация оказалась не способной конкурировать с неформалами в массово-политической деятельности - коммунисты практически не использовали митинги для пропаганды своих позиций. В 1991 г. парторганизация пыталась перестроить свою структуру, организовывая территориальные парторганизации из первичных парторганизаций государственных учреждений. С конца 1990 г. областная парторганизация столкнулась с нехваткой средств на внедрение новых форм и методов деятельности и пассивностью большей части коммунистов к партийно-политической работе. Примеры активной работы в отдельных первичных парторганизациях не могли переломить ситуацию.


§2. Идейно-политические настроения и позиции коммунистов


Появление среди коммунистов различных идейно-политических течений, поляризация мнений и рост критических настроений по отношению к перестроечным процессам, как отмечают исследователи, связано с целым комплексом причин.

Во-первых, сказались противоречия процесса перестройки общества, когда уже с 1987 г. проявились первые симптомы отхода от первоначально провозглашенных целей, что выразилось в бездарно проведенной антиалкогольной кампании, легализации "теневой экономики" через кооперативное движение, создали для предприятий губительной ситуации "без плана и без рынка", рост необеспеченных товарной массой денежных накоплений населения, который постепенно скатывался к острому дефициту на потребительском рынке.

Во-вторых, стремительная потеря адекватности пропагандистских установок, заложенных в Программе КПСС и официальных выступлениях М.С. Горбачева, которые противоречили реальной внутриполитической ситуации. Этот колоссальный разрыв между идеологией и реальностью в условиях провозглашенной демократизации и гласности, критики и самокритики, начали активно использовать антисоциалистические силы для критических нападок на советскую историю, руководящую роль КПСС и марксизм-ленинизм. Кроме того, эти нападки поддерживались частью руководства КПСС во главе с М.С. Горбачевым и А.Н. Яковлевым.

В-третьих, бездействие центральных пропагандистках структур КПСС передавала инициативу поиска новой идеологической модели в руки заинтересованных активистов в местных партийных организациях. С другой стороны, включение множества коммунистов в идеологический дискурс можно считать одним из завоеваний перестройки, проявлением процесса демократизации КПСС. Рядовые члены партии впервые почувствовали себя настоящими участникам политической жизни страны, а не молчаливыми плательщиками партийных взносов.

Первые "отклонения" от официальных идеологических установок среди коммунистов стали проявляться еще в 1986 г., когда в стране начинали зарождаться неформальные общественные организации. Нередко члены правящей партии принимали участие в деятельности подобных организаций, а иногда даже возглавляли их. Для Новосибирской области здесь показателен пример общества "Память", которое начало действовать в Новосибирском Академгородке с февраля 1986 г. Одними из лидеров этой организации были члены КПСС Д.Д. Поляков - инженер СКБ научного приборостроения и А.М. Казанцев - инженер института физики полупроводников СО АН СССР. Последний из них зарекомендовал себя как активный борец с "еврейским заговором". Например, А.М. Казанцев осенью 1986 г. несколько раз организовал в общежитиях студенческого городка и учебных аудиториях НГУ выступления, на которых заявлял, что в Академгородке действуют масонские организации и возглавляют их известные в городе ученые, что масонский и сионистский заговор в стране насаждался бывшими руководителями партии.

Не вдаваясь в подробности истории общества "Память" и деятельности его членов, нужно сказать, что все же подобные "выходки" были весьма редким и экстраординарным явлением среди коммунистов Новосибирской области в 1986 - 1987 гг. Первоначально большинство коммунистов дисциплинированно поддерживало общее направление политики перестройки, выражая свою точку зрения только по поводу того, как проводить преобразования на местах. Строго говоря, смелое выражение многими коммунистами своей позиции по важнейшим вопросам общественно-государственного устройства началось перед XIX партконференцией, когда в партийных организациях по указанию ЦК КПСС организованно обсуждались "Тезисы Центрального комитета КПСС к ХIX Всесоюзной партийной конференции".

В партийном архиве Новосибирской области, хранятся тексты предложений и замечания коммунистов области, высказанных в ходе обсуждения "Тезисов". Приведем самые важные из них.

Секретарь парторганизации Пашинского завода ЖБИ В.С. Скоробогатов предложил в вести в практику проведения референдумов по важнейшим вопросам жизни страны.

Рабочий Х.А. Кильберня предложил с целью "устранения слухов и домыслов" довести до всех членов КПСС полный текст выступления Б.Н. Ельцина на октябрьском пленуме ЦК КПСС.

Коммунисты Института истории, философии и филологии СО АН СССР выступили с требованием "прекратить процесс превращения Красной площади в Москве в место захоронения", В ЦК КПСС и в Правительстве рассмотреть вопрос о целесообразности дальнейшего использования Мавзолея В.И. Ленина в качестве трибуны в дни торжеств, исключить И.В. Сталина из рядов КПСС (посмертно), что "станет общей оценкой его противоречивых деяний". Кроме того, было предложено "кардинально ограничить режим секретности, кроме вопросов оборонного и стратегического значения", снять ограничения на пользование архивными материалами, статистическими данными, публиковать стенографические отчеты Пленумов ЦК КПСС, съездов партии, что "позволит возродить в стране атмосферу открытости, устранить политические спекуляции, домыслы, слухи".

Партийная организация Института катализа СО АН СССР предложила сделать доступными архивы и труды реабилитированных партийных, государственных деятелей, ученых, военачальников, что "даст возможность полнее изучать историю нашей страны, практического применения опыта прошлого".

Коммунисты Института геологии и геодезии СО АН СССР предложили снять "необоснованные в современных условиях" ограничения на пользование отечественной и зарубежной литературой.

Преподаватели Новосибирской высшей партийной школы и редакция газеты "Ленинский путь" г. Бердска предлагали партконференции выработать и четко определить условия работы партийных СМИ в специальном "законе о печати", а также закрепить отношения СМИ с институтами политической системы, права и обязанности редакций, журналистов, внештатных авторов, статус изданий. Кроме того, было потребовано вывести печатные органы из прямого подчинения партийному аппарату и подчинить партийным конференциям, съездам, установить отчетность местных партийных органов перед партийной конференцией, партийное руководство СМИ в оперативном плане осуществлять через парторганизации редакций.

Вместе с тем, коммунисты НВПШ предлагали усилить тезис о том, что КПСС "не только руководящая и организующая сила общества, но и партия правящая", дать четкое определение политическому руководству обществом, государственными и общественными организациями, "обеспечить омоложение" состава ЦК КПСС вплоть до членов Политбюро. Также прозвучало требование установить предельный возрастной ценз для пребывания на руководящих постах: секретарей областных комитетов партии - 60 лет, секретарей ЦК КПСС, членов Политбюро ЦК - 65 лет и закрепить положение в Уставе КПСС о том, что работники партийного, советского и хозяйственного аппарата не должны превышать одной трети численности выборных органов партии, а также уточнить и отразить в Уставе КПСС функции, обязанности, права и ответственность Генерального секретаря ЦК КПСС.

Коммунисты Института математики СО АН ССCР на партийном собрании предложили с целью "расширения демократии внутрипартийной жизни" отказаться от многоступенчатой системы избрания в руководящие органы партии, перейти к системе прямых выборов (тайным голосованием) секретарей партийных комитетов на собраниях, конференциях, съездах.

В СибНИА было внесено предложение, чтобы в Уставе КПСС положение о том, что кандидатуры секретарей райкомов, горкомов КПСС выдвигались и обсуждались в первичных партийных организациях, секретарей обкомов - на районных и городских партконференциях, а секретарей ЦК КПСС - на областных. Кроме того, коммунисты СибНИА предложили наделить Верховный суд СССР полномочиями конституционного суда, что "позволит создать справедливые механизмы и гарантии, исключающие возможность нарушения ленинских норм, принципов построения социалистического государства".

Секретарь парторганизации "Сибсельмаш" Н.П. Пантелеев потребовал, чтобы максимальный срок пребывания в партийных органах не превышал двух сроков по 5 лет, без всяких исключений.

Ученый секретарь Института органической химии С.Д. Мезин заявил, что необходимо организовать ЦК РСФСР, "чтобы не ущемлять права одной из республик".

Коммунисты НИИ геологии и минерального сырья потребовали обнародовать материалы уголовных дел против участников и исполнителей массовых репрессий, провести "ревизию захоронения на Красной площади", удалить останки деятелей, "скомпрометировавших себя перед советским народом", построить памятники жертвам репрессий.

Коммунисты Института ядерной физики СО АН СССР выступили за то, чтобы провести реформу избирательной системы в органы государственной власти: "проводить прямые выборы председателя Президиума Верховного Совета СССР, союзных республик и председателей исполкомов местных советов, использовать многомандатную систему".

Коммунисты Новосибирской государственной консерватории им.М.И. Глинки выступили с требованием, чтобы на партконференциии "партия мужественно признала свои ошибки, допущенные в руководстве культурной сферой и искусством", отменив постановления ЦК ВКП (б)"О журнале "Звезда" и "Ленинград", "Об опере "Великая дружба" В. Мурадели" и "О журнале "Знамя".

Заместитель главного врача поликлиники № 16 Г.А. Колмакома, работавшая пропагандистом, предложила, чтобы работников партийного аппарата от ЦК КПСС до райкома партии включительно поставить на учет в партийные организации трудовых коллективов и проводить общественно-политическую аттестацию этих коммунистов в них, а также "отработать механизм отзыва с выборных постов партийных работников, показавших себя несостоятельными".

Инженер Куйбышевского завода автозапчастей Л. В Летаврина предложила для устранения дублирования в работе упразднить городские комитеты и городские райкомы, возложив функции непосредственного руководства партийными организациями на обкомы и крайкомы КПСС.

Коммунисты Новосибирского производственного объединения "Северянка" предлагали отменить все привилегии для работников партийного и советского аппаратов, аппарата общественных организаций в распределении материальных благ, как "подрывающие авторитет партии".

Коммунисты "Ювилирторга" и институтов Гидромашпром и народного хозяйства на партсобраниях внесли такое замечание: для "совершенствования механизма, предотвращавшего возврат времен "застоя" и восстановление ленинских норм партийной жизни, на партийном съезде проводить обновление ЦК КПСС не менее чем на треть".

Члены партии, работавшие в облисполкоме и коммунисты СибНИА предложили при формировании депутатского корпуса отказаться от регламентации качественного состава. Выборы кандидатов в депутаты проводить на конкурсной основе по инициативе самих избирателей, что "даст возможность на деле иметь в составе Советов авторитетных представителей".

На партсобрании Новосибирского отделения "Внешторгиздат" было внесено замечание, что необходимо исключить практику избрания на руководящие партийные должности с незамедлительным их избранием в состав Советов, иначе "депутатский мандат выглядит как приложение к занимаемой должности в партии".

Председатель РАПО Ордынского района Ж.Х. Бинбулатов высказал мнение коммунистов РАПО о том, что создание "еще одного бюрократического органа - президиума Совета народных депутатов считаем нецелесообразным".

Выше перечисленные "предложения и замечания" показывают, что коммунисты Новосибирской области не оставались в стороне от обсуждавших в то время обществом вопросов. Причем основную активность и "демократический тон" задавала "партийная" интеллигенция - сотрудники академических институтов и преподаватели. Коммунистов в первую очередь интересовали проблемы демократизации внутрипартийной и общественной жизни, расширение гласности, восстановление "исторической справедливости" в отношении репрессированных и попавших под каток идеологических кампаний в сталинские годы, а также возмущали привилегии номенклатуры и ее неподконтрольность низовым парторганизациям. Множество подобных предложений вскоре озвучили делегаты главного партийного форума 1988 г.

На XIX партконференции, открывшейся 28 июня 1988 г., главным событием стал доклад Генерального секретаря ЦК КПСС "О ходе реализации решений XXVII Съезда КПСС, основных итогах 12-й пятилетки и задачах партийных организаций по углублению процесса перестройки и "О мерах по дальнейшему демократизации жизни партии". М.С. Горбачев заявил: "если политическая система останется неподвижной…, то мы не справимся с задачами перестройки". После такого "грозного" тезиса Генеральный секретарь ЦК КПСС перешел к плану будущих общественно-политических реформ. Здесь Горбачев высказал известное требование по совмещению партийно-государственных постов.

Одним из центральных сюжетов в работе конференции стала проблема кардинальной демократизации внутрипартийной жизни. Прозвучало немало критических замечаний и высказываний. Делегаты отмечали заметное отставание КПСС и ее аппарата от перестроечных процессов, говорили о фактическом подмене партийными комитетами государственных органов, о безответственности многих партийных работников, их откровенном пренебрежении существующего законодательства. Эта конструктивная дискуссия, в которой давно нуждалась партия, оказала большой морально-психологический эффект. Однако дискуссия была всего лишь внешне стороной партийного форума.

Главным смыслом конференции стало принятие ряда важных для партии и общества политических резолюций, в которых отчасти были удовлетворены требования коммунистов. Но в содержательном плане эти резолюции оказался гораздо слабее того внешнего эффекта, которое произвела XIX партконференция. Резолюции не содержали каких-либо новых шагов, способных повлиять на кризисную внутрипартийную ситуацию. Здесь содержались общие требования последовательно отстаивать принципы коллегиальности и открытости в работе всех партийных органов, повышать контроль и ответственность работников партаппарата за свои действия и т.д.

Наиболее реальной мерой стало решение, определяющее новые правила формирования руководящих партийных структур всех уровней. Во-первых, при выборе членов и секретарей партбюро устанавливалась обязательная процедура широкого и гласного обсуждения предложенных кандидатур с последующим тайным и альтернативным голосованием. Во-вторых, четко определялся временной срок пребывания в должности тех или иных участников выборных партийных комитетов и членов их аппаратов: не более 5 лет. Все члены бюро и секретари комитетов КПСС (включая членов Политбюро и Генерального секретаря ЦК КПСС) могли теперь избираться на одну и ту же должность не более двух сроков подряд. Но подобные правила не предусматривали отказа от номенклатурной системы подбора и расстановки кадров. За партийными комитетами по-прежнему сохранялось незыблемое право возможной "рекомендации на руководящие посты тех или иных кандидатов", правда, как теперь говорилось, "в соответствии с демократическими процедурами".

После XIX партконференции и организации выборов в Советы народных депутатов СССР в марте 1989 г. несколько новосибирских коммунистов написали письма Генеральному секретарю ЦК КПСС. Чаще всего в них преобладала критика происходивших в стране и партии процессов. Одним из самых жестких в содержательном плане посланий было письмо рядового члена КПСС, В.Т. Высоцкого от 10 мая 1989 г., который в начале 1990 г. станет активным сторонником Демократической платформы в КПСС.

Автор, возмущаясь тем, что в предшествующие время "партия отняла власть у Советов (узурпировала власть)" писал о том, что при новом положении дел, когда М.С. Горбачев, провозгласив передачу государственных полномочий Советам, реально этого не сделал, т.к. "если первые секретари партийных органов будут избраны председателями Советов, то тогда они вольно или невольно вынуждены будут заниматься всеми вопросами и никакого реального разделения функций не будет". Более того, он заявил, что проведенные выборы в Советы народных депутатов были не демократичными и это было не только его мнение: "люди в открытую говорят, что члены Политбюро ЦК КПСС слукавили, схитрили, обвели народ вокруг пальца, разыграв комедию с выборами народных депутатов от КПСС. Если бы на 100 мандатов претендовало хотя бы 101 человек, то врят ли Е.К. Лигачев стал бы депутатом. Разве равноценны депутатские мандаты Е.К. Лигачева и Б.Н. Ельцина?".

Далее коммунист категорически заявлял, что партия стремительно теряет политический и моральный авторитет: "сейчас ставиться вопрос об ответственности партии, как правящей партии в стране, и за произвол Сталина и за развал общества во времена Л.И. Брежнева…Не секрет, что многие молодые коммунисты уходят из партии. Один из них сказал мне прямо: 31 год страной правил один преступник, 18 - лет другой. Я не желаю быть членом их партии". Трудно возразить против этого!

За 4 года провозглашенной перестройки положение страны нет улучшения жизни людей, экономическое положение страны не улучшается, а ухудшается, принятые за это время законы не срабатывают, растет инфляция, уровень зарплаты вышел из под контроля, наживаются кооператоры. Весной 1985 г. народ еще раз поверил партии, поддержав перестройку. Выборы 26 марта (в Советы народных депутатов СССР - К. М.) показали, что терпению людей приходит конец и партия должна чутко улавливать изменения общественного мнения".

Автор утверждал, что КПСС может восстановить прежней авторитет, если выступит инициатором общественного суда над И.В. Сталиным, а также осудить живущих ныне руководителей, которые правили страной в эпоху "застоя" и, наконец, партии надо отказаться от привилегий (государственных дач, спецполиклиник, спецбольниц и т.д.)

Как видно, в критике В.Т. Высоцкого мало конструктивных предложений. Он оперирует "популярными" в то время мнениями, на которых в частности делал себе политическую карьеру Б.Н. Ельцин. Надо признать, что коммунисты на местах - как, в прочем, и партийное руководство - больше беспокоились о "моральном авторитете партии", чем о разработке внятных проектов внутрипартийной реформы. Однако надо сказать, что подобные критические настроения в среде коммунистов вскоре спровоцировали некоторых из них перейти на радикальные позиции Демократической Платформы в КПСС.

"Моральный авторитет" КПСС снижался не только благодаря острым печатными публикациями, в которых осуждались действия партии в прошлом, еще одним фактором этого было появление первых демократических протопартий, политическим "коньком" которых была острая критика КПСС. Действия "политических конкурентов" приводили коммунистов в замешательство и подняли дискуссию по проблеме многопартийности. Для изложения своей позиции в таком сложном вопросе обком Новосибирской области предпочитал использовать интеллектуальный потенциал партийной интеллигенции.

В первом апрельском номере 1989 г. "Партийного вестника" было опубликовано интервью с доктором исторических наук И.А. Молетотовым, который излагал мнение историка по проблеме многопартийности. Автор заявлял, что "однопартийная система, существующая в нашей стране, не только не изжила себя, она не реализовала и десятой доли своего положительного потенциала". Аргументировался этот тезис, правда, слишком просто - тем, что те страны, где на политическом поле действуют несколько партий, "не спасает их от кризисного развития", поэтому "копировать" подобный опыт не стоит. Тем более, что, по мнению историка, возникшие новые политические объединения трудно назвать партиями: "… для нас пока разговоры о второй партии - это разговоры о привидении: одним показалось, другие (а их абсолютное большинство) и в глаза не видели". Но все же "эксперт" предположил, что развитие других политических сил альтернативных КПСС, будет возможным, если партия не справится с поставленными ею задачами, а если же поставленные цели будут достигнуты, то "вопрос о других партиях отпадает сам собой".

Подобные публикации успокаивали коммунистов, сохраняя надежду на то, что партия еще найдет выход из кризиса. Но события развивались так, что оптимистичные настроения быстро исчезали. Партийное руководство продолжало "молчать" о самых главных вопросах: что происходит в стране, куда советское общество движется? Это "безмолвие" центральных партийных структур активизировало идейно-политический поиск в местных парторганизациях.

февраля 1990 г. в Новосибирском Академгородке состоялась научно-практическая конференция "О положении в партии и роли первичных парторганизаций". В конференции приняло участие около 700 коммунистов - делегатов 144 первичных парторганизаций. Во время конференции был проведен анкетный опрос коммунистов. Среди них почти 50 % составляли научные сотрудники, 24,3 % - освобожденные партийные работники, 3,2 % - рабочие. Опрос показал, что оценка сложившейся ситуации у членов партии очень противоречива.

Из ответа на первый вопрос анкеты - "Как Вы считаете, в каком направлении реально развивалась наша страна за последние 5 лет?" следует, что как положительные оценивало последние годы 51,9 % опрошенных, из них 22,4 % считало, что строился "новый облик социализма", а 29,5 % считало, что строилось правовое государство. Как разрушительные оценивало текущие процессы 42 %, в т. ч.2,5 % было уверено, что страна движется к капитализму, 38,5 % к развалу социализма. В отдельных анкетах звучали и такие мнения: "к развалу страны", "к развалу общества вообще", "к развалу военно-бюрократической системы", "к политическому и экономическому кризису", "к государству без власти", "к хаосу".

Второй вопрос - "Кому принадлежит сейчас реальная власть в стране?" - был сознательно авторами анкет сформулирован неточно. Они хотели выяснить, какую роль во мнении опрашиваемых играют стереотипы, традиционные клише и эмоции, сформированные средствами массовой информации. Большинство опрошенных признали, что реальная власть в стране принадлежит министерствам и ведомствам (208 человек - 47,2 % опрошенных), мафии и теневой экономики (156 человек - 35,4 %) партийному аппарату (141 человек - 32 %). Любопытно, что власть Верховного Совета отметили лишь 7,3 %, "команды" М.С. Горбачева - 15,9 %. Не признали участники конференции политического авторитета неформалов и народных фронтов, их признавали всего 2,9 % опрошенных. При этом каждый десятый считал, что в стране царит "безвластие".

Приведем данные результатов опроса по этому пункту по социальным категориям:


Кто у власти?

Ответы по социальным группам"Команда"М.С. ГорбачеваПартаппаратМинистерсва и ведомстваВерх. СоветМафияБезвластиерабочие37,5 %21,4 %64,3 %4,3 %50,0 %0,0 %освоб.партработники16,0 %17,9 %83,9 %6,6 %41,5 %4,7 %научные сотрудники15,8 %40,5 %51,8 %6,8 %29,7%11,7 %

На третий вопрос - "Перестройка в партии отстает от хода перестройки в обществе. Что надо сделать в первую очередь для ускорения перестройки в партии"? делегаты конференции ответили, что для этого необходимо: во-первых, восстановить моральный авторитет партии (65,1 %); во-вторых, демократизировать процесс выборов в партии (64,4 %); В-третьих, повысить дисциплину и ответственность на всех уровнях (60,8 %); в-четвертых, совершенствовать организационную структуру партии (57,4 %); в-пятых, обеспечить полную гласность в работе партийных органов (56,7 %).

За свободу фракций в КПСС высказалось только 7,7 %, допускали изменения названия партии - 8,4 %. При этом отличительной чертой ответов освобожденных партработников было требование добиться четких идейных и политических ориентиров в "генеральной линии" ЦК КПСС и Политбюро (69,8 % - максимальный показатель среди вариантов ответов по этому вопросу).

Как "первоочередные задачи первичных партийных организаций" участники конференции выделили следующие пункты анкеты: забота о жизненном уровне трудящихся (60,3 %), борьба с бюрократизмом (54,9 %), идейная борьба с антипартийными и антисоциалистическими силами (46,3 %), обеспечение нормального режима работы предприятий (45,4 %).

В ответах на вопрос "о первоочередных задачах КПСС в целом, а также для области, города или района" проявились специфические особенности районов. Делегаты Советского района видели решение основных внутрипартийных проблем в ведении прямых выборов делегатов на съезды КПСС и партийных руководителей. Делегаты Первомайского, Кировского, Железнодорожного и сельских районов считали первоочередным сокращение параппарата. Делегаты Дзержинского и Калининского районов, в основном, предлагали создание горизонтальных структур, т.е. территориальных партийных организаций.

Наличие очень многих внутрипартийных проблем вскрыл вопрос "Какие основные недостатки вы видите в работе партийных органов?". Больше всего претензий коммунисты предъявляли к ЦК КПСС. На ненаказуемость за недостатки в работе ЦК КПСС указали 68,5 % опрошенных, на недостаток гласности в работе ЦК - 52,8 %. При этом основными недостатками в деятельности Новосибирского обкома КПСС были названы: догматизм и формализм - 27 %. В отношении районных структур многие отмечали низкий профессионализм аппарата (25,9 %) и недостаток гласности в работе (23,8 %). Наконец, основным недостатком первичных партийных организаций называлось равнодушие и пассивность. На это указывали 55,3 % опрошенных.

Отдельная серия вопросов выясняла отношение участников конференции к созданию Компартии РСФСР. Не получила особой поддержки идея создания Российской Компартии вне КПСС ("за" - всего 9,8 %). Среди ответивших на вопрос сторонников создания Компартии РСФСР в составе КПСС - 90 %, противников - 6,2 %. Кроме того 63 % опрошенных считало необходимым провести учредительный съезд Компартии РСФСР до XXVIII съезда.

В анкете приводились аргументы за и против создания Российской Компартии. Наиболее частые аргументы "за" которые приводили коммунисты: Россия - равная среди равных (150 опрошенных), компартия России нужна для решения конкретных российских проблем (36), через укрепление России - к сильному и единому союзу (18), возрождение российского национально самосознания (9), нужна региональная самостоятельность и независимость (4). Довольно малочисленными были аргументы против создания российской компартии. На развал КПСС и СССР, в следствие этого указывало 5 чел., на возникновение лишнего аппарата - 4 чел. Вообще за КПСС без республиканских компартий выступило 3 чел. .

Участники конференции выработали конкретные рекомендации для проекта внутрипартийной реформы. Первым требованием значилась организация прямых выборов делегатов на XXVIII съезд КПСС по одномандатным партийным округам. Далее делегаты конференции предлагали решительное обновление состава областного и городского партийных комитетов, избрание членов этих комитетов путем прямого тайного голосования по одномандатным партийным округам на альтернативной основе и отказ от номенклатурности как принципа подбора и расстановки кадров. Кроме того, коммунисты выступали за предоставление парторганизациям права самостоятельно определять структуру и численность аппарата партийных комитетов, создание в районах, городе, области горизонтальных структур (советов секретарей и др.) и за право каждого члена партии знакомиться с текстами любых решений, принятые выборными партийными органами всех уровней. Также коммунистов волновало обеспечение права любой партийной организации опубликовать свое решение, полная публикация данных о состоянии партийного бюджета и предоставление первичным парторганизациям права на использование не менее 50 % членских взносов. Последним пунктом требований была полная отмена номенклатурных льгот и привилегий, как принцип партийной этики.

Материалы вышеприведенного опроса участников конференции показывают наличие массы противоречивых оценок и мнений. Членам партии была необходима твердая идейно-политическая опора, поэтому большие надежды возлагали на второй "перестроечный" съезд КПСС, а котором, как многим казалось, будут найдены ответы на мучавшие людей общественно-политические вопросы. Но кампания подготовки к съезду вызвала новый всплеск критики в адрес партийного руководства и дала следующий толчок к идейно-политическому размежеванию в среде коммунистов. Многих коммунистов разочаровал предлагаемый партийным руководством программный проект - "Платформа ЦК КПСС К XVIII съезду КПСС", - в которой не были определены четкие пути выхода из кризиса. Фактически в проекте содержались только "новые правила политической игры": была признана многопартийность, ЦК выступила с инициативой по отмене 6 статьи Конституции, роль партийных организаций на местах должна была резко возрасти и т.д.

В Новосибирском обкоме КПСС в начале марта состоялось обсуждение проекта "Платформы", принятой февральским пленумом ЦК КПСС 1990 г. Для обсуждения были приглашены авторитетные коммунисты. Член Российского бюро ЦК КПСС, председатель Президиума СО АН СССР В.А. Коптюг в своем выступлении критиковал Политбюро и лично М.С. Горбачева за то, что так внятно и не было определено, "что же мы хотим построить". Он поддержал мнение многих коммунистов о том, что нужна конкретная программа реформ, где будет четко определена конечная цель преобразований. Серьезное опасение В.А. Коптюг высказывал по вопросу о введении президентской формы правления: "… надо ясно понимать, что президентское правление - это в значительной степени единоличное правление, здесь резко усиливается роль одного человека". Он также выступил в поддержку создания компартии РСФСР, так как "все республики, действительно, должны быть равноправными и самостоятельными". Вместе с тем в конце выступления ученый подчеркнул, что сейчас вопрос о будущем партии "передан в руки коммунистов… От того, как мы проведем обсуждение Платформы, будет зависеть будущее нашей партии".

Другие выступающие солидаризовались В.А. Коптюгом по части критики партийного руководства, а также в своих выступлениях определи широкий круг проблем, которые волновали все общество и на которые предстояло найти ответы съезду. Коммунистов волновали проблемы нарождавшихся капиталистических отношений, частной собственности и многоукладной экономики, национальный вопрос, проблема льгот и привилегий номенклатуры, создание новой идеологической концепции для партии и подготовка проекта масштабной внутрипартийной реформы.

Высокая активность обсуждения в партийных организациях проекта "Платформы" свидетельствует о вере многих коммунистов в то, что теперь они реально могут повлиять на выработку важнейших политических решений. Только в марте 1990 г. в первичных партийных организациях Новосибирской области было проведено около тысячи партийных собраний и 125 семинаров и дискуссий по проекту "Платформы", было внесено около 400 замечаний. Анализ внесенных замечаний показал, что подавляющее большинство партийных организаций области однозначно высказывалось за то, чтобы: во-первых, выборы всех руководителей партии и страны, делегатов конференций съездов, должны быть альтернативными, прямыми, тайными, равными; во-вторых, коммунисты должны иметь больше прав в решении жизненно важных вопросов внутрипартийной жизни; в-третьих, необходимо сократить партийный аппарат или вообще упразднить аппаратное управление, передав его функции советам секретарей; в-четвертых, 30 % до 50 % партийных взносов необходимо оставлять на нужды первичных организаций.

Помимо этого, в замечаниях коммунистов постоянно звучала критика проекта "Платформы" за расплывчатость ее формулировок, громоздкость и непонятность многих определений, в первую очередь - что такое "гуманный демократический социализм"? Часто встречались предложения, что необходимо избирать лидеров партии не только с учетом их деловых, но и политических качеств, "готовых вести работу в условиях обострившейся политической борьбы".

Предлагалось записать в "Платформе", что "КПСС осуждает однопартийную систему, которая была в прошлом, и считает, что только при многопартийности общество и государство могут полнокровно реализовать свои возможности". Также часто звучали предложения об освобождении от уплаты членских партийных взносов ветеранов войны, труда и т.д.

Одновременно парторганизации ряда районов внесли целый корпус отдельных предложений, дополняющих общую позицию Новосибирской парторганизации в отношении проекта "Платформы".

Так, в Чановском районе коммунисты выступили за сохранение кандидатского стажа и против многопартийности. В Доленском районе предлагали убрать из проекта "Платформы" слова о расширении прав обкомов и горкомов партии, пересмотреть состав персональных пенсий, оставив персональную пенсию только тем, кто ее "действительно заслужил трудом", создать компартию России, создать оперативный механизм вынесения на обсуждение всех документов, принимаемых ЦК КПСС, создать закон о партиях.

Парторганизации Чулымского района внесли замечания о том, что необходимо подробнее изложить концепцию построения "гуманного, демократического социализма, дать право первичной партийной организации отзыва членов выборных органов, работников аппарата, если они не справляются с обязанностями, усилить гласность в вопросе расходования партийных денег. Коммунисты утверждали, что пенсионеры не должны платить партвзносы и что необходимо "узаконить" свободный выход из партии. Кроме того, чулымские коммунисты обратились в адрес Новосибирского обкома и ЦК КПСС с требованиями запретить продажу в Новосибирске антисоветской и антисоциалистической литературы, газет, бюллетеней, чтобы М.С. Горбачев навел дисциплину в стране и запретил вывоз из страны дефицитных товаров как в государственной, так и в кооперативной внешней торговле, а также "крепил" единство взглядов и действий в ЦК КПСС.

В Татарском районе коммунисты также выступили с рядом предложений. Они предлагали предоставить большую самостоятельность парторганизациям в вопросах приема в КПСС, формировании партийного бюджета, определении структуры партийных комитетов, требовали отработать способ формирования делегатского корпуса на Российскую партконференцию и съезд КПСС, чтобы обеспечить представительство разных взглядов, социальных групп и т.д.

Коммунисты Купинского района заявили, что партия не должна занимать выжидательную позиция в важнейших вопросах, нужно давать им "своевременную оценку", жаловались на то, что партийная пресса, телевидение уже не отстаивают интересы своих учредителей, издателей, часто помещают материалы, направленные против них, не дают политической оценки событиям, в чем необходимо навести порядок.

В Чистоозерном районе на собраниях в парторганизациях отмечалось, что: в проекте "Платформы" мало сказано о взаимоотношениях партии с комсомолом, что нужно окончательное решение в приеме в КПСС и исключении из нее оставить за райкомами партии.

Коммунисты Маслянинского района внесли ряд важных предложений, таких как: наведение порядка и укрепление дисциплины в стране, прекращения "анархии в экономике", ограничение распространения частной собственности и недопущения продажи земли. Помимо этого коммунисты требовали быстрее разработать и реализовать законы о местном самоуправлении.

С весьма неординарными предложениями выступили парторганизации Здвинского района, которые предложили срочно провести денежную реформу, создать крестьянскую партию и восстановить Министерство сельского хозяйства.

И, наконец, гораздо более простые замечания внесли коммунисты Кыштовского района, предлагавшие в нести в Устав КПСС пункт о том, что партийные собрания должны проводиться не реже чем один раз в три месяца, а пенсионеры и инвалиды должны сами определять для себя сумму партийных взносов.

Приведенные данные показывают, что основная дискуссия в парторганизациях велась о системе прямых и альтернативных выборов, создании Российской компартии. Поступало значительное количество предложений о расширении прав первичных партийных организаций в вопросах приема в партию, увеличения денежных средств на нужды "первичек". Заметно, что коммунисты не были довольны степенью демократизма в партии, поэтому требовали делегировать первичным организациям больше полномочий по контролю за делегатами съездов и освобожденными партийными работниками. Большинство коммунистов отрицательно относилось к "партийной бюрократии", что проявилось в нередких требованиях упразднить партийный аппарат и ликвидировать привилегии партноменклатуры.

После образования Демократической платформы в КПСС появились ее сторонники и в Новосибирске, которые перед съездом активизировали свою деятельность.8 апреля 1990 г. состоялось заседание Новосибирского партклуба, на котором сторонники Демократической платформы обсуждали вопросы о создании блока претендентов на мандаты делегатов XXVIII съезда КПСС. На заседании присутствовало около 100 человек, в основном сотрудники Новосибирских НИИ и преподаватели ВУЗов. На совещании выступали наиболее активные представители этого партийного течения в Новосибирске - А.А. Фомин, В.Т. Высоцкий, А. Пресников, Б.А. Коновалов - редактор газеты "Молодость Сибири", Ю. Кувшинов - депутат горсовета. Основными тактическими целями новосибирские сторонники Демократической платформы ставили борьбу за новых сторонников и против дискредитации Демократической платформы в партийной прессе. Вместе с тем ставились задачи бороться за прямые выборы делегатов на съезд КПСС и за "власть партийных масс", сокращение или вообще ликвидацию партаппарата.

По всей видимости жестких сторонников Демократической платформы в Новосибирской областной парторганизации было совсем немного, что связано с радикальностью ее требований. Демократическая платформа выступала за превращение КПСС в партию парламентского типа, конкурирующую на политической арене наравне с другими силами, национализацию партийного имущества, департизацию государственных учреждений и организаций, превращение КПСС в федерацию фактически самостоятельных политических организаций, ликвидацию вертикальных партийных структур на уровне обкомов, горкомов и райкомов и т.д. Однако коммунистов, так или иначе разделявших часть положений Демократической платформы, было довольно много. Многими членами партии поддерживались ее позиции о необходимости прямых выборов на съезд, сокращении параппарата, ликвидации номенклатурных привилегий и необходимости широкой партийной демократизации.

В конечном итоге, говоря о сторонниках различных идейно-политических платформ и течений, которые возникли в КПСС, то в Новосибирской областной парторганизации их было немного. Несмотря на то, что действия партийного руководства все чаще подвергались жесткой критике со стороны коммунистов, все же альтернативы идеям М.С. Горбачева, выступавшего за авангардную и правящую партию, коммунисты пока не находили. В этом выразилось основное противоречие в позициях по вопросу места и роли КПСС в новых политических условиях. Партийное руководство, казалось, уводило КПСС от бюрократической авторитарной суперструктуры, но явно не понимало какой конечный характер будет иметь пока еще правящая партия. Большинство коммунистов также желало продолжения общественной и внутрипартийной демократизации, но при этом одновременно надеялось на завоевание партией прежнего общественно-политического авторитета и влияния. Объективная не состыковка этих возможностей в политической реальности в дальнейшем породит непонимание коммунистами происходивших в партии процессов и рост критических настроений по отношению к партийному руководству, которое будут обвинять в развале КПСС.

Официальная позиция Новосибирской областной парторганизации, на которую должны были опираться делегаты от парторганизации на XXVIII съезде КПСС, была выработана на первом этапе XXIV областной партийной конференции, проходившей 9 июня 1990 г. В работе конференции приняло участие 1732 члена КПСС, которые избирались в 693 избирательных округах, причем в 478 округах выборы делегатов проходили на альтернативной основе. Этот областной партийный форум отличался от всех предшествующих по своему характеру. На конференции не было строго формализма как раньше, преобладала атмосфера откровенной, конструктивной дискуссии по важнейшим общественно-политическим вопросам. Помимо руководителей областной парторганизации, выступило значительное число рядовых членов партии, в прениях сталкивалось множество порой противоположных мнений.

В постановлениях конференции коммунисты области практически единогласно (против выступило только 4 человека) проголосовали за создание Российской компартии в составе КПСС. В "Позиции областной партийной организации к XXVIII съезду КПСС" коммунисты заявили, что КПСС, ее руководство несут ответственность за "извращение" социализма, "превращения партии в каркас административно-командной системы, застой в экономическом развитии". Тем не менее, конференция высказалась за социалистический выбор и сохранение коммунистической перспективы, за марксизм-ленинизм как теоретическую основу партии, многопартийность, учет всего спектра мнений в партии и сохранение производственно-территориальной структуры КПСС. Также коммунисты поддержали радикальную экономическую реформу и переход к регулируемому рынку. Коммунисты отрицательно высказались в отношении возможной организации в КПСС фракций и совмещении постов председателей Советов и первых секретарей партийных комитетов КПСС. Надо отметить, что позиция областной партконференции была гораздо более умеренной, чем позиции коммунистов, высказанные ими в период обсуждения проекта "Платформы". Областное партийное руководство еще умело управляло партийным форумом, успешно отсекая радикальные предложения.

Одно из частых требований коммунистов реализовалось 19 июня 1990 г. В этот день начала работу Российская партийная конференция КПСС. Во второй день конференции сделали выступления М.С. Горбачев, а также представители Демократической платформы, Марксистской платформы и Инициативного съезда коммунистов России. Было принято решение о конституировании Российской конференции в учредительный съезд компартии РСФСР. Первым секретарем ЦК КП РСФСР был избран И.К. Полозков.23 июня съезд объявил о завершении первого этапа своей работы и поручил подготовить ко второму этапу проекты программных документов.

Вскоре открылся основной партийный форум 1990 г. - XXVIII съезд КПСС, проходивший с 2 по 13 июля. Документы, которые принял съезд эксперты оценивают как более реалистичные чем, прежние. Значительные изменения были внесены в Устав КПСС. Было принято программное заявление "К гуманному демократическому социализму", резолюция "О политике КПСС в проведении экономической реформы и переходе к рыночным отношениям", определяющая основы экономической реформы. Была предпринята попытка создания концепции обновленной партии, приверженной общечеловеческим ценностям, открытой для контактов с социал-демократами, социалистами, представителями других политических течений. КПСС была названа партией социалистического выбора и коммунистической перспективы. В то же время съезд не пошел на деполитизацию органов государственной власти, не были отменены решения X съезда, запрещающие организацию фракций в партии. В ходе съезда о выходе из КПСС заявили Б.Н. Ельцин и ряд лидеров Демократической платформы.

Хотя на съезде большинство предложений коммунистов Новосибирской области и коммунистов других партийных организаций по программным документа съезда и Уставу партии было удовлетворено, многих коммунистов состоявшийся партийный форум откровенно разочаровал, надежды возлагавшиеся на него не оправдались. Не были заявлены четкие пути выхода из государственного кризиса. Партия нуждавшаяся в определении своего места и роли в новой политической системе, не получила конкретных программных действий. Смысл партийного съезда свелся к поиску политического компромисса между М.С. Горбачевым и различными партийными группировками.

В Госархиве Новосибирской области хранятся документы, содержащие оценки членов областной организации КПСС прошедшего съезда. Коммунисты Маслянинского, Убинского, Колыванского, Черепановского, Татарского, Коченевского районов обращали внимание на то, что "произносятся много слов, мало деловых, конкретных конструктивных предложений. Много выступлений на съезде было не по существу… нет четкой политической оценки национальной розни, теневой экономики, коррупции, спекуляции, деятельности кооперативов". На отсутствие "задач и мер по укреплению дисциплины и порядка во всех сферах производственной и общественной жизни" жаловались члены районных парторганизаций Черепановского, Маслянинского, Колыванского, Усть-Тарского, Убинского, Искитимского и др. районов. "Людям не ясны отношения между российской властью", - коммунисты г. Обь. "На съезде не слышно голоса Новосибирской делегации", - отмечали представители Дзержинской и Красноозерской партийных организаций.

Опрос 100 респондентов из числа коммунистов Чулымского района показал следующую картину отношения к результатам партийного съезда. На вопрос: "Что вы ждали от съезда?" - 50 % респондентов заявили, что ожидали обновления и консолидации, а 48 % предполагали, что съезд завершится расколом. Съезд вызвал интерес у большинства участвующих в опросе коммунистов. Отвечая на вопрос: "Насколько вы знакомы с работой съезда?" - 72 %, заявили, что старались внимательно следить за его работой, и только 14 % не интересовались им совсем. Неоднозначной оказалась оценка хода дискуссий, развернувшейся на съезде: 40 % заявили, что она увела партийный форум от решения назревших проблем, а 20 % отметили ее непродуманность. Единой оценки докладу Генерального секретаря ЦК КПСС коммунисты дать не смогли. 32 % опрошенных нашли его конструктивным, но недостаточно критичным, а в ряде вопросов лишенным глубины; 22 % отметили, что доклад не является основой для конструктивных дискуссий; 24 % респондентов с докладом не знакомились. Несмотря на вышеуказанные оценки, 36 % респондентов желали видеть на посту Генерального секретаря ЦК КПСС только М.С. Горбачева. Н.С. Рыжков пользовался поддержкой 16 % опрошенных, а Б.Н. Ельцин мог заручиться на этом посту поддержкой 6 % коммунистов.

Данные социологических опросов являются свидетельством углубления кризиса охватившего областную парторганизацию, основной причиной которого стало непонимание огромным большинством коммунистов сущности происходивших как в партии, так и в стране процессов. Следствием этого непонимания стал массовый выход коммунистов из парторганизации после XXVIII съезда. У коммунистов оставшихся в партии укрепилось разочарование в политики партии, пассивность и безразличие к судьбе КПСС, многие перестали посещать партийные собрания или выступать на них. Прямым свидетельством того, что коммунисты перестали верить в возможность выхода КПСС из кризиса и в обретение ею прежнего авторитета стало то, что представители областной партократии с этого времени предпочитали покидать партийную работу и сосредотачиваться на советской или хозяйственной деятельности.

На втором этапе XXIV областной партийной конференции 11 августа 1990 г. первый секретарь Новосибирского обкома КПСС В.П. Муха заявил, что уходит со своей партийной должности, потому что хочет сосредоточится на работе председателя областного Совета. Секретари обкома А.И. Жучков и В.А. Кошелев также объявили, что покидают партийные посты, в связи со скорым выходом на пенсию, хотя до этого оставалось еще полгода. Причем эти секретари фактически пошли против мнения многих делегатов конференции, которые заявляли, что они "поступают просто не порядочно в сложившихся условиях".

На последнем - третьем этапе областной партконференции 14 декабря 1990 г. исполняющий обязанности первого секретаря обкома КПСС В.Н. Полещук признался, что все чаще коммунисты отказываются от выборной работы, из-за нежелания брать на себя ответственность. Он сказал, что более 300 отчетно-выборных собраний закончилось тем, что не были избраны секретари из-за нежелания работать на этой должности. Так, секретарь парторганизации совхоза "Мичуринец" Новосибирского района. Л.В. Мальцева длительное время ее возглавлявшая, на предложение снова стать секретарем заявила: "если вы меня изберете - я выйду из партии" и подобные факты были не единичны.

Политическая индеферентность коммунистов c течением времени только увеличивалась. В мае 1991 г. контрольная комиссия Новосибирского обкома в отчетном докладе о состоянии дисциплины в областной парторганизации характеризовала ситуацию как экстраординарную: "за весь период советской власти так низко дисциплина в нашей партии еще не опускалась. Она фактически на грани развала… во многих партийных организациях до 50 % ее членов безразлично относятся к свой принадлежности к КПСС, никакой работы в ней не ведут, не отстаивают ее идеи, не выкладывают партийные билеты только потому, что считают это не удобным". Этим объяснялось, почему партийные организации, насчитывающие в своих рядах сотни коммунистов, не могут организовать на собрание. Примеры, когда в течение 1991 г. не было ни одного собрания в парторганизациях, есть во всех районах.

Основной причиной такого положения в докладе называлось то, что "высшие органы партии окончательно утратили стратегическую инициативу к политической борьбе". Докладчик подчеркивал, что последствия этого могут быть весьма плачевными. По ряду принципиальных вопросов в умах коммунистов наблюдается "идейный разброд", что неизбежно ведет к организационной рыхлости и в дальнейшем партия может закончить "летальным исходом". Для поиска путей выхода из кризиса контрольная комиссия обратилась к первым секретарям 27 городских и районных организаций с вопросом: "Как повысить политическую активность коммунистов?". Прозвучало три позиции: первая - убрать М. C. Горбачева с поста Генерального секретаря ЦК КПСС, "пока он своими действиями окончательно не развалил партию", вторая - оказывать больше внимания первичным партийным организациям, поддерживать их морально, третья - в сложившихся ситуациях выживут те партийные организации, которые выработают свою позицию по важнейшим вопросам и будут ее публично отстаивать. Последняя позиция в докладе была названа самой перспективной и рекомендовалась обкому для дальнейших тактических действий.

Однако обкому в следующие месяцы не удалось выработать свою собственную четкую позицию по важнейшим общественно-политическим вопросам и на ее основе консолидировать коммунистов области, что проявилось в реакции парторганизаций области на события 19 - 22 августа 1991 г.

Областной комитет КПСС 19 августа, обсудив на заседании бюро сложившуюся ситуацию, не стал давать определенных оценок, заняв по сути выжидательную позицию. Он обратился к гражданам области с призывом "сохранять выдержку и спокойствие, проникнуться осознанием того, что не различного рода забастовки, а конкретные дела помогут решению социально-экономических проблем". Этот призыв был поддержан в обращении к ЦК КПСС секретарей ГК КПСС и парткомов Новосибирской городской партийной организации. В этом обращении, кроме того, была выражена тревога "по поводу законности акта смены высшего государственного руководства" и содержались требования организации встречи с М.С. Горбачева с членами Политбюро ЦК КПСС, "незамедлительно созвать пленум ЦК КПСС и ЦК КП РСФСР".

Вместе тем ряд парторганизаций в Новосибирске открыто осудили действия ГКЧП. Бюро Советского райкома КПСС в своей позиции назвала действия ГКЧП "антиконституционными" и осудила позицию ЦК КПСС И КП РСФСР, которые не высказали своего отношения к происходившим событиям. Было потребовано выступление М.С. Горбачева по радио и телевиденью, проведение "чрезвычайных Пленума и съезда КПСС, партийного разбирательства, наказания виновных". С еще более жесткой оценкой действий путчистов выступила первичная партийная организация Объединенного института геологии, геофизики и минералогии СО АН СССР, которая составила обращение к жителям Новосибирска и Новосибирской области "В связи с образованием так называемого ГКЧП В СССР". Партийная организации признала незаконным и антиконституционным действия ГКЧП, заявляла о полной поддержке политики и действий Президента СССР и Генерального Секретаря ЦК КПСС, Президента РСФСР, требовала исключения из рядов КПСС лиц, причастных к государственному перевороту, с преданием виновных суду, немедленного выступления Президента страны секретаря ЦК КПСС по телевидению и проведение чрезвычайного пленума ЦК и съезда КПСС. Коммунисты осуждали действия ЦК КПСС и ЦК КП РСФСР, которые "до сих пор не высказали свое отношение к происходящим событиям, не дали им политической оценки", отмечали "отсутствие оперативности в информировании по партийной линии" коммунистов о происходящих событиях, призывали к консолидации партийных рядов советского общества, скорейшему подписанию Союзного договора. В последнем пункте обращения парторганизация отмечала низкую активность в сложившейся ситуации бюро Новосибирского обкома КПСС.

Позиции, занятые партийными организациями 19 - 21 августа 1991 г., - яркое свидетельство отсутствия в партийных организациях единой оценки сложившейся ситуации, пассивности основной части коммунистов, нежелания руководства на уровне обкома самостоятельно принимать и проводить какие-либо решения в жизнь.

Коммунисты Новосибирской области поддерживали политику руководства КПСС по общественно-политической демократизации и гласности, часто выступая с инициативами подобного плана. Основной партийный дискурс строился вокруг вопросов о выборности партийного руководства, его подконтрольности низовым партийным структурам; делегировании местным партийным организациям больших полномочий; проблемы существования номенклатурной системы и ее привилегий; многопартийности; требовании к партийному руководству дать четкую программой реформ и идейно-политическую позицию. Медленное решение этих вопросов, порой бездействие партийного руководства провоцировало некоторых новосибирских коммунистов перейти на радикальные позиции Демократической платформы в КПСС. Однако большинство коммунистов продолжало выступать за сохранение КПСС авангардной роли, требуя от партийного руководства четкой общественно-политической платформы и программы действий. При этом спектр идейно-политических взглядов с течением времени усложнялся, становясь все более противоречивым. К середине 1990 г партийное руководство так и не смогло выработать адекватную настроениям коммунистов программу действий и наметить пути выхода из кризиса. Поэтому в настроениях коммунистов стала укрепляться политическая пассивность и безразличие к общественно-политической жизни, судьбе партии, выразившаяся в массовом выходе из КПСС и в отстраненности от партийно-политической деятельности тех, кто еще оставался в партии. При этом такие настроения захватили не только рядовых коммунистов, но и многих руководящих партийных работников, которые стали покидать свои партийные посты, отдавая предпочтение работе в Советах или в производственно-хозяйствующих структурах. Нарастающая политическая пассивность и противоречивость настроений в среде коммунистов проявилась в безынициативной позиции руководящих партийных структур области на события августовского путча 1991 г. и в отрицательной реакции ряда партийных организаций Новосибирска на действия ГКЧП.

Заключение


Период с начала 1985 г. по август 1991 г. в истории Новосибирской областной организации КПСС характеризуется значительными институциональными, функциональными и идейно-политическими изменениями.

Социально-экономические преобразования, начатые высшим руководством КПСС в 1985 г., стали осуществляться прежними методами авторитарной модернизации, что для КПСС, как партии государственного типа, имело позитивное значение, т.к. перед ней возникла возможность реанимировать политический статус основной движущей силы советского общества. Новосибирская областная партийная организация в 1985 - 1988 гг. включилась в этот процесс, усилив императивное давление на производственно-хозяйствующие структуры и одновременно приняла ряд мер для укрепления внутренней дисциплины и четкого исполнения принятых решений.

Однако широкомасштабная социально-экономическая модернизация из-за своей крайней не продуманности явилась причиной возникновения внутрипартийного конфликта. Руководитель партии не был доволен тем, как преобразования проводятся на местах, в чем он обвинил в первую очередь региональный партийный актив, который, по его мнению, не включился должным образом в струю новых преобразований. Для разрешения этой проблемы М.С. Горбачев поставил задачу формирования партийных кадров нового типа. Но стремительная смена руководящих партийных работников при отсутствии четких критериев подбора новых кадров принесла больше вреда партийным комитетам. Жесткая ротация в аппарате нарушила устойчивое функционирование парткомов Новосибирской области, более того партаппарт, пытаясь качественно соответствовать задачам социально-экономической модернизации, институционально стал еще более слабым. Его технократический характер противоречил последующим далее демократическим переменам в политической сфере.

Политическая реформа, начатая в 1988 г., поставила партийную организацию Новосибирской области в довольно противоречивое положение. С начала 1989 г. обком стал предпринимать меры в партийно-политической работе, которые могли бы увеличить политическое взаимодействие с населением. При этом общее направление и характер этих мер показывает, что партийная организация по-прежнему стремилась доминировать в общественно-политической сфере, руководя процессом общественной демократизации. Но ряд внутренних факторов не позволили парторганизации мобилизовать основную часть своего потенциала на решение поставленных задач, в чем выразился общий кризис КПСС как партии государственного типа. Во-первых, отрицательно на партийно-политической работе партийных комитетов сказалась неадекватность идеологической базы КПСС, которая стремительно теряла популярность в общественной среде и неопределенный характер задач, ставившихся партийным руководством. Во-вторых, партийный аппарат, приспособленный для руководства по большей части социально-экономической сферой, очень тяжело приспосабливался к процессам общественной демократизации. В-третьих, общее направление политических преобразований в сторону либерализации, столкнуло КПСС в целом и Новосибирскую областную парторганизацию в частности с угрозой политической эрозии, выразившейся в многочисленных выходах коммунистов из партии и утратой единой идейно-политической сплоченности. В свою очередь этот процесс имел и положительную сторону, т.к. многие коммунисты включились в идейно-политический дискурс и почувствовали себя реальными участниками политической жизни. Таким образом, временной отрезок с 1989 г. по середину 1990 г. может быть охарактеризован как этап, на котором парторганизация пыталась функционально приспособиться к новым политическим реалиям.

Заключительным этапом в истории парторганизации, выступает временной отрезок с середины 1990 г. по август 1991 г., когда внутри нее определенно стали усиливаться дезинтеграционные процессы. В среде рядовых коммунистов растет идейно-политическое размежевание и пассивность к партийно-политической работе. При этом местная партократия сумела вовремя сориентироваться в политической конъюнктуре, закрепляясь в законодательно-представительных органах и производственно-хозяйственных структурах, что во многом обеспечило относительно спокойное и консервативное развитие общественно-политических процессов в Новосибирской области в посткоммунистический период. Институционально в этот период парторганизация превращается из жестко централизованной структуры, доминирующей в политической сфере над всеми остальными, фактически в неустойчивую федерацию парткомов и первичных партийных организаций, которые в значительной мере утратили свои властные ресурсы. Тем не менее, все эти негативные явления не позволяют говорить о перспективе тотального развала парторганизации в последующие годы, вероятней всего коммунисты Новосибирской области со временем смогли бы преодолеть кризис, тем более, что пути выхода из него были намечены.

События августовского путча 1991 г. оборвали эволюционный процесс трансформации КПСС и ее местных парторганизаций. Августовский политический кризис выявил слабость коммунистических организаций, что в Новосибирской области проявилось в пассивно-выжидательной позиции руководящих партийных структур и в противоречивой оценке действий ГКЧП рядовыми коммунистами. В целом же столь резкое устранение КПСС и ее местных организаций с политической арены в августе 1991 г. имело общую объективную обусловленность. Партия в начале перестройки, провозгласив программу качественного улучшения жизни населения, не смогла выполнить данные обещания, напротив, в конце 1980 - начале 1990-х годов жизненный уровень большей части населения значительно снизился, что подрывало авторитет КПСС как социально-ориентированной политической организации. Кроме того, в это время пассивность основной массы коммунистов не давала возможность мобилизовать партии свой до сих пор огромный социальный потенциал на сопротивление ее политическим противникам. Наконец, одним из главных факторов резкого устранения КПСС с политической арены стали жесткие действия непримиримой коммунистической оппозиции, которая в борьбе использовала государственные ресурсы, партийные комитеты в свою очередь уже не могли противопоставить ей какой-либо действенный арсенал мер.

Список источников и литературы


Список источников

Документы и материалы КПСС

1.Программа Коммунистической партии Советского Союза. Новая редакция. Принята ХХVII съездом КПСС. М., 1986.

2.Устав Коммунистической партии Советского Союза. М., 1961.

.Устав Коммунистической партии Советского Союза. Утвержден ХХVII съездом КПСС. М., 1986.

.Устав Коммунистической партии Советского Союза. Утвержден ХХVIII съездом КПСС. М., 1990.

.ХХVII съезд КПСС. Стенографический отчет. В 3-х т. М., 1986.

.ХХVIII съезд КПСС. Стенографический отчет. В 7-ми т. М., 1991.

.Материалы ХХVII съезд КПСС. М., 1990.

8.XIX Всесоюзная конференция КПСС. Стенографический отчет. В 2-х т. М., 1988.

.Тезисы Центрального Комитета КПСС к XIX Всесоюзной партийной конференции: Одобрены Пленумом Центрального Комитета КПСС 23 мая 1988 г. М., 1988.

.Резолюции ХХVIII съезда КПСС. М., 1990.

.К гуманному, демократическому социализму: Платформа ЦК КПСС к XXVIII съезду партии. Проект, одобрен февральским (1990 г.) Пленумом Центрального Комитета КПСС. М., 1990.

.Карпов М.П., Мищенко Н.Ф., Швец И.А. Организационно-уставные вопросы КПСС: Справочник в вопросах и ответах. М., 1982.

.К гуманному, демократическому социализму. Программное заявление XXVIII съезда КПСС. М., 1990.

.Материалы внеочередного Пленума Центрального Комитета КПСС, 11 марта 1985 г. М., 1985.

.Материалы Пленума Центрального Комитета КПСС, 23 апреля, 1985 г. М., 1985.

.Материалы Пленума Центрального Комитета КПСС, 15 октября, 1985 г. М., 1985.

.Материалы Пленума Центрального Комитета КПСС, 27 - 28 января, 1987 г. М., 1987.

.Материалы Пленума Центрального Комитета КПСС, 17 - 18 февраля, 1988 г. М., 1988.

.Материалы Пленума Центрального Комитета КПСС, 15 - 16 марта, 1989 г. М., 1989.

.Перестройка работы партии - важнейшая ключевая задача: Совещание в ЦК КПСС первых секретарей ЦК компартий союзных республик, крайкомов и обкомов партии 18 июля 1989 г. М., 1989.

Произведения руководителей партии и государства

1.Горбачев М.С. Избранные речи и статьи. Т.2-7. М., 1987 - 1989.

2.Горбачев М.С. Перестройка и новое мышление для нашей страны и всего мира. М., 1988.

.Лигачев Е.К. Избранные речи и статьи. М., 1989.

.Яковлев А.Н. Реализм - земля перестройки. Книга избранных выступлений. М., 1990.

Периодическая печать

1.Вечерний Новосибирск. Газета Новосибирского городского комитета КПСС и Новосибирского Совета народных депутатов, март 1985 - август 1991 гг.

2.Известия Советов народных депутатов Союза Советских Социалистических Республик, январь 1987 - август 1991 гг.

.Известия Центрального Комитета КПСС, январь 1989 - август 1991 гг.

.Новосибирский агитатор. Издание Новосибирского областного комитета КПСС, март 1985 - декабрь 1988 гг.

.Партийный Вестник. Издание Новосибирского областного комитета КПСС, январь 1989 - декабрь 1990 гг.

.Перекрестки. Издание Новосибирского областного комитета КП РСФСР, июнь 1991 г.

.Правда. Орган Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза, март 1985 - август 1991 гг.

.Советская Сибирь. Орган Новосибирского областного комитета КПСС и Новосибирского Совета народных депутатов, март 1985 - август 1991 гг.

Архивные материалы

Государственный архив Новосибирской области

Фонд Новосибирского областного комитета КПСС № 4

1.Опись 96. Дела №№: 135, 142.

2.Опись 99. Дела №№: 1, 2, 5, 7, 14, 16, 19, 21, 23, 25, 26, 28, 135, 145, 150, 151 - 157, 158 - 170, 178 - 182.

.Опись 102. Дела №№: 1, 3, 5, 6, 8, 95, 104, 107, 109, 118, 119, 142, 149, 150, 152, 153, 158, 186 - 188, 250 - 253.

.Опись 105. Дела №№: 1, 3, 5, 6, 8, 10, 11, 13, 94 - 97, 98, 99, 107, 109,.113 - 115, 115, 122, 142 - 144, 200.

.Опись 108. Дела №№: 1, 3, 5, 11, 13, 15, 17, 18, 20, 22, 95 - 98, 117 - 119, 121, 129, 149 - 150, 202 - 208.

.Опись 111. Дела №№: 1, 3, 4, 5, 6, 8, 9, 11, 12, 14, 23, 63 - 65, 85, 88, 95, 96, 100, 104, 127, 128, 168, 177, 179, 181, 185 - 187, 190, 194, 196, 198, 226, 228, 233, 253, 257, 258, 263, 264, 265, 266, 267, 337, 370, 377, 378, 386, 387, 389, 390, 393, 394, 414, 435, 456, 459.

Фонд Новосибирского областного комитета КПСС №.11972

.Опись 1. Дело № 5.

Мемуары

2.Болдин В.И. Крушение пьедестала. Штрихи к портрету М.С. Горбачева. М., 1995.

3.Воротников В.И. А было это так…Из дневника члена Политбюро ЦК КПСС. М., 2003.

.Горбачев М.С. Августовский путч: причины и следствия. М., 1991.

.Горбачев М.С. Жизнь и реформы: В 2 кн. М., 1995.

.Грачев А.С. Кремлевская хроника. М., 1994.

.Ельцин Б.Н. Исповедь на заданную тему. М., 1990.

.Казарезов В.В. Ветер с полудня: трилогия. Новосибирск, 2002.

.Крючков В.А. Личное дело: В 2-х ч. М., 1996.

.Лигачев Е.К. Загадка Горбачева. Новосибирск, 1992.

.Медведев.В.А. В команде Горбачева. Взгляд изнутри. М., 1994.

.Медведев.В.А. Прозрение, миф или предательство. К вопросу об идеологии перестройки. М., 1998.

.Павлов В.С. Август изнутри. Горбачев-путч. М., 1993.

.Печенев В.А. Горбачев: к вершинам власти: (Из теоретико-мемуарных размышлений). М., 1991.

.Прибытков В. Аппарат. СПб., 1995.

.Рыжков Н.И. Десять лет великих потрясений. М., 1995.

.Рыжков Н.И. Перестройка: история предательств. М., 1992.

.Собчак А.А. Хождение во власть. М., 1991.

.Филатов А.П. Жили-прожили мы не зря. Новосибирск, 2005.

.Черняев А.С. Шесть лет с Горбачевым. По дневниковым записям. М., 1993.

.Шахназаров Г.Х. Цена свободы. Реформация Горбачева глазами его помощника. М., 1993.

.Яковлев А.Н. Муки прочтения бытия: Перестройка. М., 1991.

.Яковлев А.Н. Омут памяти. М., 2000.

.Яковлев А.Н. Предисловие. Обвал. Послесловие. М., 1992.

Список литературы

1.Алексеев В.В., Алексеева Е.В. Распад СССР в контексте теорий модернизаций и имперской эволюции. // Отечественная история. 2000. № 5.

2.Андреев А.Л. Проблемы политического поведения масс и современная Россия (1985 - 1993 г.). Методические указания. Новосибирск, 1993.

Андреева Н.А. Неподаренные принципы или краткий курс истории перестройки. Саранск, 1993.

.Барсенков А.С. Реформы Горбачева и судьба союзного государства 1985 - 1991. М., 2001.

4.Баткин Л. Возобновление истории. // Иного не дано М., 1988.

.Баткин Л. Три из первого акта // Через тернии. М., 1990.

.Белоусова Г., Лебедев В. Партократия и путч. М., 1992.

.Боффа Дж. От СССР к России. М., 1994.

.Васильцов С.И., Комоцкий Б.О., Обухов С.П., Пешков В.П. Коммунисты: право на власть. Народное восприятие. М., 1998.

.Волгин В.И. Эволюция КПСС в 1985-1991 гг. (историко-политологическое исследование). Дис … канд полит. наук. М., 2000.

.Восленский М.С. Номенклатура. М., 1991.

.Гаджиев К.С. Политическая наука. М., 1994.

.Гаман-Голутвина О.В. Политические элиты России. Вехи исторической эволюции. М., 1998 г.

.Гутов И.Н. Развитие рабочего движения в период перестройки: Автореферат дис. … канд. истор. наук. М., 1991.

.Демидов В.А. Перестройка под взглядом историка. Новосибирск, 1991.

.Демократизация внутрипартийной жизни в условиях перестройки. Сост. Бондарь В. М., 1990;

.Евлахов А. Кризис КПСС: истоки и уроки. М., 1991.

.Жуков В. На этапе обновления. КПСС в политической системе советского общества. М., 1989.

.Жуков В.И. Реформы в России: 1985-1995 годы. М., 1997.

.Земцов И. Крах эпохи. М., 1999. Кн.2.

.Златопольский Д.Л. Разрушение СССР. М., 1998.

.Ибрагимова Д.Х. НЭП и перестройка: Массовое сознание слоев населения в условиях перехода к рынку. М., 1997.

.Ивлев И., Охотский Е. Партийный аппарат в условиях перестройки. М., 1990.

.Клюкин А.И., Кончаков Р.Б., Сельцер Д.Г. Компьютерные методы в исследовании номенклатуры КПСС // elis. pstu.ru/nomenindex. htm

.Ковальченко И.Д. Методы исторического исследования. М., 1987.

.КПСС: взлет и крушение. Компартия России: начало биографии. Современный этап коммунистического движения в России. Под. Общ. Ред. Осадчего И. М., 1999.

.КПСС: проблемы обновления. Сост. Алисов М., Анохин А., Бурмистров П. М., 1991.

.Красильщиков В.А., Гутник В.П., Кузнецов В.И., Белоусов А.Р. Модернизация: зарубежный опыт и Россия. М., 1994.

.Красильников Д.Г. Власть и политические партии в переходные периоды отечественной истории. (1917 - 1918 гг., 1985 - 1993 гг.). Опыт сравнительного анализа. Пермь, 1998.

.Крючков Г. Политический авангард общества: его место и роль в перестройке // Страницы истории советского общества: Факты, проблемы, люди. М., 1989.

.Куда идет Россия. Десять лет реформ. // Отечественная история. 1994. №4.

.Кузнецова П.Ю. Социальный облик руководящих работников регионального партийного аппарата КПСС как составной части номенклатуры обкома КПСС (1970 - 1980 гг.) (на материалах Пермской области) // #"justify">.Кузнецова П.Ю. Заработная плата работников аппарата КПСС и кризис советского общества конца 1980-х - начала 1990-х годов // elis. pstu.ru/nomenindex.htm

.Куприянов Н. Скоро ли развалиться ли КПСС? Л., 1990.

.Лапин А.А. Идейно-политическое размежевание и формирование оппозиционных течений в КПСС в 1988-1991 гг. Автореф. дис. … канд. истор. наук. М., 2001.

.Лапина Н.Ю. Механизм трансформации советской политической элиты // elis. pstu.ru/nomenindex. htm

.Лежнев К.М. Пермский обком КПСС в условиях общественно-политических реформ (1985 - 1988 гг.) // elis. pstu.ru/nomenindex. htm

.Лопатин Л.Н. Путь от коммунизма… Как это было? (1988 - 1995). Кемерово, 1996.

.Лопатин Л.Н. Рабочее движение Кузбасса: сборник документов и материалов, апрель 1989 - март 1992. Кемерово, 1993.

.Маслов А.Г. Взаимодействие представительных институтов государственной власти и молодежных организаций в условиях демократизации советского общества: Автореферат дис. … канд. истор. наук. М., 1991.

.Масловский М. Политическая социология бюрократии. М., 1997.

.Мау В.А. Экономика и власть. Политическая история экономической реформы в России, 1985 - 1994 гг. М., 1995.

.Медведев Р.А. Почему распался Советский Союз // Отечественная история. 2003. №5.

.Мигранян А. Россия в поисках идентичности. М., 1997.

.Мохов В.П. Эволюция региональной политической элиты России (1950 - 1990 гг.). Пермь, 1998.

.На пороге кризиса: нарастание застойных явлений в партии и обществе. Сост. Журавлев Л., Гордон Л., Клопов В. М., 1990.

.Назаров М.Н. Политические ценности и политический протест. М., 1995.

.Наумов В., Рябов В., Филиппов Ю. Об историческом пути КПСС. М., 1990.

.Новиков С.В. Демонтаж административного механизма. Политические партии и движения 1985 - 1991 гг. Омск, 1992.

.Новиков С.В. Политические партии, общественно-политические движения, избиратель Западной Сибири: проблемы взаимодействия (1988 - 1996 гг.). Омск, 2002.

.Оников Л.А. КПСС: анатомия распада (взгляд изнутри аппарата ЦК). М., 1996.

.Осипов А.Г., Козодой В.И. Политический спектр (формирование многопартийности в Западной Сибири 1986 - 1996). Новосибирск, 2003.

.Передерий С.В. "Перестройка" в СССР глазами советских и американских авторов. Опыт сравнительных политологических исследований. Пятигорск, 1997.

.Передерий С.В. Политологический анализ американской советологии периода перестройки в СССР. СПб., 1996.

.Пихоя Р.Г. Советский Союз. История власти. М., 2000.

.Политические процессы в условиях перестройки. Выпуск I. М., 1991.

.Попов А.М. Становление многопартийности: история и идеология. Ярославль, 1996.

.Рудинский Ф.М. "Дело КПСС" в Конституционном суде. Записки участника процесса. М., 1999.

.Сапаргалиев С. Перерождение (Крах) КПСС. Алматы, 1994.

.Сельцер Д.Г. К оценке позднесоветской политической трансформации: выборы аппарата КПСС в регионах (1987 - 1991 гг.) // elis.pstu.ru/nomenindex. htm

.Серегин А. КПСС: роль и место в перестройке. М., 1989.

.Скулов А.И. История формирования политической активности молодежи СССР и Российской Федерации, 1985 - 1996 гг. Автореф. дис. … канд. истор. наук. Воронеж, 1999.

.Смирнов В.С. Экономические причины краха социализма в СССР // Отечественная история. 2002. № 6.

.Смотрицкий В.Я. Перестройки в российской истории: исторический опыт и уроки ХХ века. Красноярск, 1996.

.Согрин В.В. Второе пришествие либерализма в Россию (опыт историко-политологического анализа). // Отечественная история. 1997. № 1.

.Согрин В.В. Политическая история современной России. 1985 - 1994. От Горбачева до Ельцина.М. 1994.

.Стародубровская И.В., Мау В.А. Великие революции от Кромвеля до Путина. М., 2001.

.Толковый словарь идеологических и политических терминов советского периода. М., 2002.

.Фроянов И.Я. Погружение в бездну. М., 2001.

.Чешко С. Распад Советского Союза. М., 1996.

.Шубин А.В. Истоки Перестройки 1978 - 1984 гг. М., 1997.

.Шубин А.В. Парадоксы перестройки. Упущенный шанс СССР. М., 2005.


Теги: Динамика численности и состава Новосибирской областной организации КПСС  Диплом  История
Просмотров: 21349
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Динамика численности и состава Новосибирской областной организации КПСС
Назад