Деятельность Советского райкома КПСС г. Новосибирска в период с 1958 по 1962 гг

Оглавление


Введение

Глава 1. Деятельность советского райкома КПСС в организационной и производственной сферах

.1 Создание Советского райкома КПСС и его организационно-кадровая работа

.2 Роль Советского райкома КПСС в строительстве Академгородка

Глава 2. Роль Советского райкома КПСС в решении социальных и культурно-идеологических вопросов

.1 Деятельность райкома по созданию инфраструктуры ННЦ

.2 Решение культурно-идеологических вопросов

Заключение

Список источников и литературы

Приложение

советский райком кадровая научная

Ведение


Актуальность темы. Изучение истории регионов - одна из приоритетных задач современной отечественной исторической науки. Её важность определяется тем, что будущее страны в немалой, а может быть, в решающей мере зависит от развития её регионов. Наиболее подробное и глубокое изучение «провинциальной истории» позволяет решающим образом конкретизировать в целом российскую историю ХХ в., увидеть её многие скрытые тенденции, решить целый ряд дискуссионных проблем.

Значительный интерес в этом плане представляет изучение прошлого Новосибирской области - одного из наиболее крупных субъектов федерации в масштабах Сибири и всей России.

Изучение региональной истории является важным направлением современных исторических исследований. К числу наиболее интересных объектов такого рода принадлежит Новосибирский Академгородок - своеобразный социально-исторический феномен. Наименее исследованным аспектом его истории является его общественно-политическая жизнь. Она развивалась в сложном взаимодействии Сибирского Отделения АН СССР и партийных структур, и, в первую очередь, Советского райкома КПСС.

В эпоху господства в нашей стране Коммунистической партии решающую роль в руководстве всеми сферами жизни принадлежала её структурам, среди которых одно из приоритетных мест занимали районные комитеты (райкомы). Большой научный и практический интерес представляет изучение истории ННЦ, Академгородка через призму деятельности Советского райкома КПСС.

Актуальность темы значительно усиливается тесной связью современности и относительно недавнего прошлого, принимая во внимание, что многие высокопоставленные современные функционеры начинали свою карьеру в партийных структурах.

Историография темы, как и следовало ожидать, не отличается богатством: её изучение по настоящему только начинается. Следует сказать о том что, конкретных исторических трудов посвященных Советскому райкому до сих пор не появилось. Поэтому приходится обращаться к работам, посвященным более широким темам, из которых необходимо буквально вычленять отдельные фрагменты, относящиеся к исследуемой теме.

В целом, все работы каким либо образом связанные с нашей темой и вписывающиеся в указанные хронологические рамки можно разделить на несколько групп. К первой группе можно отнести работы, посвященные становлению Сибирского отделения. Первая из них и, пожалуй, наиболее содержательная - это работа специально посвященная возникновению Академгородка, написанная в 1962 г. под редакцией проф. Г. С. Мигиренко с участием известных впоследствии историков В. Л. Соскиным и И. А. Молетотовым. Наибольший интерес в данной работе для нас представляет глава о деятельности партийных, профсоюзных и комсомольских организаций. Как и следовало ожидать в данной главе рассказывается лишь о положительной стороне работы партийных структур и превозносится их роль в жизни всего Академгородка.

«Важную роль в организации строительства и деятельности институтов, налаживания торговли и транспорта, образования и медицинского обслуживания населения сыграло создание нового района города Новосибирска - Советского, в состав которого вошел Академгородок. Райком партии и райисполком проделали очень большую работу по конкретному руководству жизнью района, обеспечили связь с вышестоящими партийными и советскими органами.

Создание районных органов позволило значительно улучшить воспитательную работу среди строителей, развернуть социалистическое соревнование, наладить культурное обслуживание».

Немалое внимание уделяет автор самому механизму партийного воздействия на различные сферы общественной жизни. Бюро Советского райкома являлось достаточно мощным инструментом давления на руководителей всех уровней и категорий с целью безусловного выполнения принятых решений.

Серьёзным минусам данной работы является то, что вся работа партийных структур рисуется в очень благостных тонах и не даёт никакого фактического материала описывая всю партийную работу очень поверхностно и в общих чертах.

Второй работой, появившейся по горячим следам событий стала работа изданная в 1963 г. авторским коллективом в составе первого секретаря Советского райкома М. П. Чемоданова, группы руководящих работников «Сибакадемстроя» (И. М. Иванов, А. М. Вексман, С. Г. Глущенко, А. И. Лесков, Б. И. Суханов, В. Н. Твардовский, Л. И. Юденич), архитекторов «Сибакадемпроекта» (И. Г. Леберфарб, А. С. Михайлов), а также главного инженера Управления капитального строительства СО АН А. С. Ладинского. Данная работа называлась «Строительство города науки». Так работа посвящена вопросу строительства Академгородка, в рамках нашего исследования наибольшую важность представляет лишь одна глава описываемой работы, посвященная вопросам партийной работы на строительстве ННЦ.

Для своего времени это были полезные очерки, где процесс «рождения» Академгородка рассматривался в комплексе, с учетом его научно-организационных и градостроительных аспектов.

Не менее значимыми для нашего исследования являются мемуары М. А. Лаврентьева «Век Лаврентьева», которые помимо того, что являются для нас источником, носят и историографический характер, так как в данных мемуарах даются обобщающие оценки всего происходящего, и что для нас самое главное, Советского райкома и его партийного лидера Е. Г. Лигачева.

По своему содержанию рассматриваемая мемуарная публикация поистине уникальная, поскольку это единственная работа такого рода, написанная настоящим знатоком вопроса. Конечно, названная книга относится, прежде всего, к источниковой части нашей работы, однако, она имеет и немалое историографическое значение, так как автор, не ограничиваясь сообщением эмпирических фактов, стремится осмыслить прошлое, выявить основные тенденции в работе Советского райкома. Главная ценность работы заключается в том, что автор прекрасно осведомлен обо всех сторонах партийной работы, в связи с особого рода приближенностью к высшим партийным кругам.

Помимо мемуаров М. А. Лаврентьева источниковую ценность для нашей работы представляют мемуары А. П. Филатова и О. Н. Марчук, в которых также помимо фактического материала авторы дают довольно много качественных характеристик и в данных работах присутствует обобщающие оценки в целом работы партийных структур и в первую очередь Советского райкома.

В эту же группу следует отнести и первую обобщающую работу по истории Сибирского отделения - хронику событий, подготовленную к 25-летию Сибирского отделения АН СССР.

Вся информация в этом труде расположена в хронологическом порядке, рассматриваемый нами период занимает в хронике лишь несколько десятков страниц, а информация содержащаяся в хронике касается как правило строительства объектов Академгородка, а так же возникновения и развития научных институтов.

Помимо всего прочего, особого внимания заслуживает недавно вышедшая работа И. С. Кузнецова «Рождение Академгородка». Она является документальной летописью и включает широкий спектр документов о всем процессе создания ННЦ в 1957-1962 гг. Значение ее для нашего исследования заключается, во-первых, в том, что здесь впервые процесс рождения Академгородка представлен в целостном виде на основе фундаментального комплекса источников. Во-вторых, во вводном очерке И. С. Кузнецов дает характеристику ряда принципиальных вопросов становления ННЦ, в том числе роли в этом процессе центральных, местных и региональных партийных органов.

Ещё одной, безусловно заслуживающей внимания, работой являющейся в первую очередь источником, но в данном случае носящей большую историографическую ценность, является книга с интересным названием «Городок.ru». Необходимо подчеркнуть, что данный труд не является историческим исследованием, однако он представляет значительную ценность для воссоздания истории Новосибирского научного центра и является первой обобщающей работой такого рода.

Не менее ценно то, что почти все авторы в своих размышлениях касаются тех или иных сторон истории Академгородка, называют в этой связи интересные факты, которые порой не встретишь ни в одном официальном документе.

Отмечая бесспорные достоинства рассматриваемого труда, нельзя вместе с тем не отметить, что на его содержании, сказалось отсутствие среди авторов специалистов, профессионально изучающих историю Академгородка. Возможно по этой причине те или иные свидетельства, помещенные в книге, носят недостаточно четкий характер.

К данной группе следует на мой взгляд отнести замечательную работу Натальи Александровной Куперштох «Кадры академической науки Сибири».

В следующую группу следует отнести работы более узкого направления, посвященные каким-то конкретным институтам или направлениям деятельности. В данных работах содержатся отдельные фрагменты о деятельности Советского райкома или встречаются лишь небольшие упоминания о данной партийной организации.

К таким работам следует отнести:

Ляхов А. А. Ради нескольких строчек.

Зольников Д. М. Времена и нравы.

Мешалкин Е. Н. До высот искусства.

Различные сборники посвященные истории развития аадемгородка:

Институт Ядерной физики им. Г. И. Будкера СО РАН. 40 лет.

Институт теоретической и прикладной механики. Годы, люди, события.

Наука, Академгородок, Университет.

История города. Новониколаевск - Новосибирск.

Во многих из этих работ отражены лишь отдельные аспекты, но совокупность их даёт некоторую картину механизмов осуществления работы Советского райкома и его взаимодействия с другими различными структурами.

Исходя из актуальности темы и степени её изученности, определяются цель и задачи исследования. Цель состоит в характеристике деятельности Советского райкома КПСС в указанный хронологический период. Для достижения поставленной цели следует выдвинуть основную задачу, которая заключается в том, что бы проследить основные направления и результаты деятельности Советского райкома КПСС в обозначенных хронологических рамках.

Объектом исследования является Советский райком КПСС. Данная партийная структура обладала значительными полномочиями в рамках Советского района, принимала важные решения. Райком являлся своего рода уменьшенной копией Новосибирского обкома, поскольку рассматривал те же вопросы, что обсуждались на заседаниях бюро и партийных конференциях, решал те же проблемы, что и обком, только на районном уровне.

Предмет исследования представляет собой анализ деятельности данного райкома в конкретный период с 1958 по 1962 гг., т.е. в годы работы и деятельности Е. К. Лигачева и М. П. Чемоданова на постах первых секретарей Советского райкома КПСС.

Территориальные рамки работы ограничены границами Советского района г. Новосибирска в 1958-1962 гг.

Хронологические рамки требуют дополнительного обоснования. Начальная временная грань достаточно очевидна и определяется временем создания Советского района в марте 1958 г. Заключительная грань определяется концом 1962 г., который, согласно распространенному в литературе представлению, стал важнейшей вехой в строительстве ННЦ. Известно, что формальная приемка «первой очереди» ННЦ Государственной комиссией под председательством академика В. М. Келдыша состоялась в августе 1964 г. Однако многие ключевые задачи создания нового научного центра были решены в предшествующий период, и 1962 г. стал здесь принципиальным рубежом. Не случайно, что в различных официальных документах того периода первоначально неоднократно шла речь о сдаче в эксплуатацию ННЦ именно к концу названного года. Так, например, в постановлении ЦК КПСС от 12 января 1962 г. отмечалось: «Принять предложение президиума Академии наук СССР об открытии в ноябре 1962 г. Новосибирского научного центра Сибирского отделения Академии наук СССР. Образовать правительственную комиссию по приёмке первой очереди научного городка Новосибирского научного центра СО АН СССР в следующем составе: тт. Келдыш М. В. (председатель), Гоциридзе Г. Г., Комаровский А. Н., Лаврентьев М. А., Левин И. А., Сидоренко А. В.».

Источники. В качестве источниковой базы для решения сформулированных задач, было использовано три группы источников. 1) Документы официального происхождения. 2) периодическая печать. 3) мемуарные свидетельства современников.

Первая и наиболее обширная группа - это документы официального происхождения, в первую очередь материалы Советского райкома КПСС, а также других партийных органов. Подавляющая часть их не опубликована и вводится автором в научный оборот впервые. Они извлечены прежде всего из фондов Государственного архива Новосибирской области (ГАНО). Использованы также материалы Российского государственного архива новейшей истории (РГАНИ), дела Научного архива Сибирского отделения РАН (НАСО) и документы Новосибирского Государственного городского архива (НГА).

Большая часть неопубликованных источников, использованных при написании данной работы, хранится в ГАНО, в партийном архиве. Основную ценность для раскрытия темы представляет фонд 269, так как он включает в себя всю совокупность материалов Советского райкома КПСС: протоколы заседаний его бюро, стенограммы партконференций и пленумов, информации и письма, различные справки и переписка райкома с горкомом и обкомом.

Из названных источников наибольшую ценность представляют протоколы заседаний бюро райкома и стенограммы пленумов и партконференций, так как они отражают основную динамику обсуждавшихся вопросов, помогают выявить специфику функционирования Советского райкома.

Анализируя данный тип источников, необходимо отметить, что к их изучению следует подходить с достаточной долей критики во избежание субъективного восприятия. Известно, что документы советской эпохи отражали лишь незначительный пласт информации, другая часть документов утаивалась и не фиксировалась даже в документах под грифом «совершенно секретно».

В документах отражены прежде всего стандартные направления деятельности райкома по руководству экономикой, организационная и идеологическая работа. Вместе с тем целый ряд важнейших направлений деятельности Советского райкома отражаются весьма слабо, либо не фиксируются совсем. Речь идет прежде всего о различных нестандартных ситуациях в идеологической жизни. По этому поводу, как правило, мы встречаем лишь очень фрагментарные факты, об основном же зачастую приходится догадываться.

Помимо документов ГАНО в данной работе используются материалы и из других архивов, наибольшую ценность из которых для нас представляет Российский государственный архив новейшей истории (г. Москва). Автор данного дипломного сочинения дважды в 2004 и 2005 гг. работал в этом архиве. Документы найденные в фонде № 5 ЦК КПСС нигде ранее не были опубликованы, по большей части они дублируют материалы хранящиеся в Новосибирских архивах, но были обнаружены совершенно уникальные документы ранее нигде не фигурировавшие. К таким документам относится, например, один из проектов постановления Совета министров СССР «О мерах помощи строительства объектов Сибирского отделения Академии наук СССР», где в частности были прописаны некоторые пункты проекта, которые в последующих проектах были засекречены.

Важным дополнением источниковой базы является пресса, которая отражает многие стороны социально-экономической и политической жизни. В работе преимущественно используются материалы газеты «Советская Сибирь», «Вечерний Новосибирск», «Правда».

Основная содержательная ценность периодической печати заключается в том, что пресса более непосредственно, в сравнении с документами официального происхождения, создаёт живую атмосферу времени.

Однако следует иметь в виду, что периодическая печать в рассматриваемый нами период носит особенно тенденциозный и официозный характер.

Третья группа источников представлена воспоминаниями современников и делится на две подгруппы - опубликованные и интервью с непосредственными участниками анализируемых событий.

Данная группа источников требует наиболее тщательного анализа, так как воспоминания современников отличаются субъективным восприятием событий. Наиболее ценные мемуарные произведения для нас, это в первую мемуары М. А. Лаврентьева, о которых уже упоминалось в историографическом контексте, однако, разумеется они представляют приоритетную ценность именно как источник.

Таким образом, основываясь на имеющихся источниках, непросто реконструировать реальную картину того времени. И всё же привлеченный массив документов в основном позволяет объективно и всесторонне осветить сформулированную тему и решить все поставленные задачи исследования.

Из числа неопубликованных воспоминаний особую ценность представляет интервью с И. А. Молетотовым, который в рассматриваемый период являлся заместителем секретаря парткома СО АН.

Методологическая основа работы. Важным звеном в структуре исторического исследования является выбор или разработка системы методов исследования. Применяемая совокупность методов имеет свою специфику, определяемую содержательным и целевым характером исследовательской задачи, то есть свойствами изучаемой реальности, целями ее изучения, а также источниковыми возможностями её решения. Основным методом для исследования деятельности Советского райкома является историко-системный метод. Основой данного метода является признание того, что «все события, ситуации и процессы не только казуально обусловлены и имеют причинно-следственную связь, но так же и функционально связанны». Изучаемая система - Советский райком рассматривается не только со стороны её отдельных аспектов и свойств, а как целостная качественная определённость с комплексным учетом как её собственных основных черт, так и её места и роли в иерархии систем.

В данном случае подразумевается рассмотрение Советского райкома в указанный период не только в качестве самостоятельной партийной структуры, но и в тесной её взаимосвязи с другими партийными организациями, как вышестоящими, так и нижестоящими, находящимися в непосредственном подчинении райкома.

Также помимо историко-системного метода в основу работы автором положен проблемно-тематический принцип изложения материала, который позволяет организовать исследование, структурировать анализ, выделить основные проблемы.


Глава 1. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СОВЕТСКОГО РАЙКОМА КПСС В ОРГАНИЗАЦИОННОЙ И ПРОИЗВОДСТВЕННОЙ СФЕРАХ


.1 Создание Советского райкома КПСС и его организационно-кадровая работа


Процесс создания нового района г. Новосибирска, Научного городка и партийных структур, был довольно сложным и не всегда гладким и предсказуемым. Впервые идея создания в Сибири научного центра нашла отражение в газете «Правда» в статье под заголовком «К новому расцвету научного творчества. На годичном собрании Академии наук СССР». В данной публикации цитировались слова из доклада на годичном Общем собрании Академии наук главного ученого секретаря АН СССР академика А. А. Топчиева, где он сказал следующее: «Заслуживает внимание предложение академиков М. А. Лаврентьева и С. А. Христиановича о создании в Сибири большого научного центра АН СССР, в котором они выразили желание работать. Президиум Академии наук уверен, что и другие ученые последуют этому патриотическому примеру».

Спустя два месяца, после публикации статьи в газете, бюро ЦК КПСС по РСФСР рассмотрело вопрос об организации Сибирского отделения АН СССР. В итоге было принято решение о создании СО АН СССР и дано поручение правительству о подготовке соответствующего постановления. Подробное обоснование решения Бюро ЦК КПСС по РСФСР получило в соответствующей докладной записке. В ней, в частности, указывалось, что «для осуществления предложения тт. Лаврентьева и Христиановича представляется целесообразным создать в Сибири научно-организационный центр, обладающий достаточно широкими полномочиями и финансируемый по особому титулу. Таким центром на первом этапе могло бы быть Сибирское отделение Академии наук, созданное в г. Новосибирске и подчиненное как Академии, так и Совету Министров РСФСР».

В рамках правительственной программы и инициативы ученных, встал вопрос о создании уникального города науки. В связи с этим 18 мая 1957 г. Совет Министров СССР одобрил предложение академиков М. А. Лаврентьева и С. А. Христиановича о создании в Сибири мощного научного центра и принял постановление, которым предусматривалось организовать Сибирское отделение Академии наук СССР. Президиуму АН СССР поручалось рассмотреть вопрос о создании новых научных учреждений Сибирского отделения.

Совет Министров СССР обязал Академию наук включить в состав Сибирского отделения Западно-Сибирский филиал АН СССР с институтами геологии, горного дола, радиофизики и электроники, транспортно-энергетическим, химико-металлургическим, биологическим; Восточно-Сибирский филиал АН СССР с институтами геологии, химии); Якутский филиал АН СССР с институтами языка, литературы и истории; геологии, биологии; Дальневосточный филиал АН СССР, а также Сахалинский комплексный научно-исследовательский институт АН СССР и Институт физики АН СССР в Красноярске. Для проведения подготовительной работы по организации Сибирского отделения Совет Министров СССР постановил создать оргкомитет и утвердил его председателем и руководителем Сибирского отделения академика М. А. Лаврентьева, заместителем - академика С. А. Христиановича.

Постановление предусматривало построить для СО АН СССР научный городок близ города Новосибирска, для чего Госплану СССР поручалось в 1957 г. выделить СО АН СССР 60 млн. руб. на капитальное строительство. Новосибирский горисполком был обязан выделить в 1957 г. 60 квартир для научных работников создаваемого центра.

В свете решения партии и постановлении правительства о создании Новосибирского научного центра Новосибирский горисполком 27 ноября 1957 г. рассмотрел вопрос «О расширении городской черты и образовании в г. Новосибирске нового административного района». Данный вопрос следовало рассмотреть как можно быстрее, так как площадка под строительство города науки была выбрана вне городской черты, что ни как не могло устраивать местное партийное руководство.

Далее процесс развивался довольно быстро, и уже в декабре Новосибирский обком КПСС направил в ЦК КПСС докладную записку с обоснованием необходимости создания нового административного района Новосибирска в связи со строительством научного городка АН СССР.

Два месяца спустя Новосибирский обком отправил дополнения к записке от 13 декабря в ЦК КПСС. В ней говорилось: «На территории вновь организуемого района проживает 44,5 тыс. чел. Общая численность рабочих и служащих, занятых на строительстве и промышленных предприятиях, организациях и учреждениях, составляет 15 тыс. чел., в том числе на строительстве академического городка 3,5 тыс. чел. На предприятиях, в строительных организациях и учреждениях создаваемого района по состоянию на 1 февраля 1958 г. работает 974 членов и кандидатов в члены КПСС, 1 500 членов ВЛКСМ и 9 600 чел. членов профсоюзов».

В состав Советского района вошли: строящийся Академгородок СО АН СССР, рабочий поселок Чемской, поселки Матвеевка, Благовещенка, Берёзовый лог (Чербусы), Малая Речкуновка, Юный Ленинец; поселки Новосибирской государственной сельскохозяйственной опытной станции, элитного хозяйства, разъезда № 2, казармы 31-й километр; деревни Нижняя Ельцовка и Огурцово. В связи с этими событиями требовалось сформировать партийное руководство нового района.

Важным аспектом становления Новосибирского научного центра явилось создание соответствующих властных и управленческих структур Советского района. Особенно важно проследить процесс создания Советского райкома КПСС, имея в виду руководящую роль партийных органов в политической системе того времени.

В целом структура и количественный состав бюро райкома КПСС на протяжении рассматриваемого периода (1958 - 1962) были неизменны. По своей структуре бюро состояло из трёх секретарей, шести членов бюро райкома, отдела по пропаганде и агитации, орготдела и сектора учета и статистики.

После первой районной конференции 17 апреля 1958 г. состоялся пленум Советского райкома, на котором были избраны партийные лидеры нового района. Что же представлял из себя Советский райком КПСС на исходных рубежах рассматриваемого периода? На первом пленуме Советского райкома КПСС, в бюро райкома было избрано всего 8 человек. В структурном отношении райком включал в себя лишь два отдела, отдел по пропаганде и агитации и орготдел. На должность первого секретаря Советского райкома был избран Егор Кузьмич Лигачев, до этого бывший заместителем председателя облисполкома, вторым секретарем стал Марти Петрович Чемоданов ранее находившийся на должности секретаря Первомайского райкома КПСС, также секретарём Советского райкома избрали Феликса Даниловича Казаченко, который ранее исполнял обязанности инструктора Новосибирского горкома КПСС.

Членами бюро были избраны Лев Георгиевич Лавров, занявший должность председателя райисполкома, Григорий Федорович Белоус, ранее бывший секретарём Центрального райкома комсомола, Голубев секретарь парткома ОбьГЭС, П. И. Масленников - начальник управления строительства ОбьГЭС, Колесникова Тамара Александровна - ставшая зав. отделом пропаганды и агитации Советского райкома КПСС, до этого занимавшая должность заведующей кабинетом политпросвещения Дзержинского райкома КПСС.

В этом же году на первом пленуме Советского райкома КПСС проходившего 29 ноября 1958 года произошли некоторые изменения в составе и структуре Советского райкома. Численность райкома возросла и составила 9 человек. Появилась и новая структурная единица - сектор учета и статистики, руководителем которого стала А. Н. Деева. Из числа первого состава вышли П. И. Масленников, которого заменил Николай Гаврилович Чусовитин и Тамара Александровна Колесникова уступившая место Н. К. Шипицыной.

Уже 10 октября 1959 года на должность первого секретаря Советского райкома был избран Марти Петрович Чемоданов, который оставался в этой должности вплоть до 1963 года. В протоколе четвертого пленума Советского РК КПСС в докладе первого секретаря Новосибирского ОК КПСС Ф. С. Горячева говорилось: «Избрать первым секретарём Советского РК КПСС тов. Чемоданова Марти Петровича, освободив от этой должности тов. Лигачёва Егора Кузьмича в связи с избранием его секретарём ОК КПСС».

Для более полного понимания политики Советского райкома необходимо иметь представление о личностях, которые его возглавляли. В рамках данной работы таких человека было два, это - Егор Кузьмич Лигачев и Марти Петрович Чемоданов.

Егор Кузьмич Лигачев был первым секретарем райкома полтора года с 17 апреля 1958 по 13 октября 1959 года. В связи с избранием его в обком КПСС, первым секретарём был избран Марти Петрович Чемоданов. Но за столь короткий срок Егор Кузьмич, личность по всей видимости очень сильная и неоднозначная, приложил максимум усилий для того что бы новый административный район рос и развивался.

В протоколе первой районной партийной конференции от 17 апреля 1958 года даётся такая краткая биография Егора Кузьмича: «Родился в конце 1920 г. в деревне Новосибирской области. Закончил Московский авиационный институт им. Орджоникидзе и высшую партийную школу при ЦК КПСС. В годы войны работал на заводе им. Чкалова, затем 1-м секретарём Дзержинского РК комсомола, 2 года работал 1-м секретарём обкома комсомола, затем лектором горкома партии, зав. отделом пропаганды и агитации горкома партии, зав. отделом школ обкома партии, 2 года начальником областного управления культуры и 3 года зам. председателя Новосибирского облисполкома. Член партии с 1944 г.»

Из этого краткого очерка мы можем видеть только карьерную составляющую биографии Егора Кузьмича, и ничего не можем сказать о его личных качествах, а ведь надо четко понимать, что во главе района могли поставить только выдающуюся личность с сильным волевым характером и колоссальной трудоспособностью, ведь именно на плечах этого человека лежала большая ответственность не только перед вышестоящим руководством, но и перед простыми советскими людьми, работягами, строителями, которые создавали своими руками уникальный по своей значимости район города Новосибирска.

Наиболее апологетическую картину о личности и внутренних качествах Е. К. Лигачева отображает А. А. Ляхов в своей статье из газеты «Советская Сибирь», где говорится: «Нам нужен был «комдив» с рвущимся в атаку сердцем, пружинистым упрямством и умением слышать, чувствовать, понимать нас. И сегодня он нам видится таким, каким и был нужен вожак в ту пору: неугомонным, увлекающимся, задиристым, готовым вкалывать сорок восемь часов в сутки, стремящимся вдохнуть в нас чуточку самого себя.

Лигачев обладал и обладает не только кипучей энергией, великолепным, я бы сказал, мощным организаторским талантом, но и огромной пробивной силой в достижении поставленной цели. Это не нравилось не только многим в обкоме партии, но и особенно бюро ЦК ВЛКСМ и его секретарям, которых первый секретарь Новосибирского обкома комсомола все время подпирал своей инициативой, своей энергией, ставя их в положение, когда работники ЦК комсомола вынуждены были идти в арьергарде мероприятий, проводимых Новосибирским обкомом ВЛКСМ.

За словами Лигачева, его публичными заявлениями всегда следовали мероприятия, которые он проводил с особой настойчивостью и размахом.

И конечно рвущийся (в самом хорошем, в самом высоком понимании этого слова!) на «космические» просторы Лигачев, это совсем не карьеризм, не поза, не сотворение памятника самому себе и тем более не меркантильные интересы. Это беспощадная эксплуатация самого себя во имя благополучия других, это масштаб мышления, это не сочувственное сюсюканье с людьми, ищущими помощи и поддержки, а активное участие в их жизни, это настойчивое, безжалостное наступление и сокрушение завалов на пути недооцененных кем-то перспектив». Очень яркое и запоминающееся описание партийного лидера, которое показывает те качества, за которые наверняка этого человека и поставили во главе района, это как раз то, что было нужно в сложившейся нелёгкой ситуации, когда необходимо оперативно, грамотно и профессионально контролировать все происходящее, направлять в правильное русло, все то, что было связанно с всесоюзной стройкой и принимать важные и порой непредсказуемые решения. Плюс ко всему оправдывать надежды, которые возлагало высшее партийное руководство. Судя по дальнейшему карьерному росту Егора Кузьмича, он сделал всё, что от него требовалось на начальном этапе создания города науки. Уже через полтора года он становится секретарём обкома КПСС, а спустя некоторое время и занимает должность инструктора в ЦК КПСС.

Как объяснить такое перемещение по партийной линии и с чем оно было связано? Первое и маловероятное предположение, это то, что Егора Кузьмича сняли с должности 1-го секретаря Советского РК КПСС и перевели в обком в связи с тем, что в 1959 г. наметился довольно серьёзный кризис в строительстве Академгородка. Но это противоречит здравому смыслу, так как нет нужды убирать человека, а тем более провинившегося, таким экзотическим способом - повышая его по служебной лестнице.

Вторая гипотеза базируется на том, что таким способом обкомовские лидеры хотели избавиться от непреклонного и упрямого по характеру, человека, который старается сделать максимум для того, чтобы все доставалось стройке десятилетия, понимая всю её важность. Обкому КПСС это не нравилось, они хотели полностью контролировать всю ситуацию, тем более это было связано с регулированием денежного потока, который буквально как из «рога изобилия» полился на Новосибирскую область. Областным лидерам нужен был, человек, который бы безоговорочно подчинялся им и был их ставленником. Таким образом, приблизив Лигачева к себе Областной комитет убил сразу двух «зайцев», стал контролировать Лигачева и избавился от человека, не скрывавшего свои симпатии к ученым, которые на тот момент обладали некой автономией и были неподвластны областному руководству, подчиняясь непосредственно ЦК КПСС и лично самому Н.С. Хрущеву.

В обкоме Лигачев долго не задержался, как отметил Ляхов в своей статье: «Злые языки говорили, что не пришелся он ко двору в обкоме, где холуйский принцип «дважды два - сколько прикажете» победил неуёмную лигачевскую энергию и твёрдость».

Так же право на существование имеет и другое предположение, по которому столь быстрый рост по партийной линии был связан, прежде всего, с тем, что ЦК КПСС хотел отметить заслуги Лигачева, тем более такой энергичный, инициативный, яркий и талантливый руководитель мог пригодиться для работы в Центральном комитете.

ноября 1959 г. пленум Советского райкома КПСС избрал новый состав бюро райкома. Его первым секретарем стал М. П. Чемоданов, вторым секретарем райкома был избран Г. Ф. Белоус, секретарем по пропаганде и агитации - Т. А. Колесникова.

В протоколе 1-ой районной партийной конференции состоявшейся 17 апреля 1958 г. о Марти Петровиче говорится следующее: «Родился в 1927 г. в г. Барнауле, в 1944 г. поступил в НИВИТ, в 1946 г. закончил по кафедре проектирования постройки зданий. После этого работал до 1951 г. секретарём комитета комсомола в институте. В 1951 г. был назначен помощником начальника политотдела Томской железной дороги. В 1956 г. в связи с ликвидацией политорганов и по личной просьбе ушел в систему внутренних дел. В конце 1956 г. был избран секретарём Первомайского райкома партии, в настоящее время работает вторым секретарём Первомайского райкома». Заканчивается эта заметка стандартной фразой - «член партии с 1951 г.».

В работе Д. М. Зольникова приводилась довольно интересная информация о Марти Петровиче Чемоданове, которая позволяет нам узнать его человеческие качества. «Он окончил строительный институт, выдвинулся на комсомольской и партийной работе, при Хрущеве работал секретарём Советского райкома КПСС г. Новосибирска; в Академии общественных наук при ЦК КПСС защитил кандидатскую диссертацию, перед заведованием ИПК почему-то работал заместителем председателя Президиума СО АН СССР по строительству. Одновременно трудился над докторской диссертацией «Советский образ жизни».

Опыта педагогического и исследовательского у него почти не имелось. На первых порах он вёл себя разумно: не разбираясь в сути и тонкостях преподавания общественных наук, не вмешивался в дела кафедр». Далее, описывая характер и умение Чемонадова приспосабливаться к окружавшим его вещам, автор замечает: «тишь да гладь привлекали его больше, то, что страдало дело обучения его, не очень волновало. Постепенно выяснилось: директор больше заботился о своей карьере, чем о налаживании работы.

Марти Петрович карьеру сделал, вскоре его поставили во главе Новосибирской ВПШ (высшей партийной школы), затем в Москве, управлять образовательной системой КПСС».

Бюро Советского райкома КПСС решало много задач и проблем, участвовало в обсуждении большинства вопросов. Проанализировав процентное соотношение решаемых на бюро вопросов, можно сделать выводы о том какие вопросы в тот или иной период были более актуальны и вызывали интерес бюро.

В кругу разнообразных задач, вставших перед руководством нового района, естественно, приоритетное значение имели хозяйственные проблемы. Судя по документам райкома, львиную долю вопросов, обсуждавшихся и решавшихся этой партийной структурой, составляли именно вопросы строительства, организационно-партийной деятельности и вопросы, касающиеся общественно-социальной жизни жителей Академгородка.

Так в 1958 г. процентное соотношение обсуждавшихся вопросов на заседаниях бюро райкома выглядело следующим образом: 16,4 % составляли вопросы социально-экономической жизни, 15,1 % - вопросы, касающиеся идеологии, науки, культуры и образования, 16,4 % - вопросы, касающиеся строительства (включая ГЭС и Академгородок) и 52,1 % - вопросы организационно-партийного характера. Основываясь на этих данных можно сделать вывод, о том какие вопросы на заседаниях бюро решались чаще. На начальном этапе райкому нужно было сформировать и организовать партийные и профсоюзные органы, для того чтобы наладить работу внутри партийных структур.

В 1959 г. ситуация меняется в сторону повышения внимания к социально-экономическим проблемам, а также небольшого возрастания интереса к вопросам строительства, о чем свидетельствуют цифры. Так, обсуждение вопросов социально-экономической сферы составило 21,1 %, а вопросов строительства 18,4 %. По следующим показателям, таким как организационно-партийная работа и вопросы идеологии и культуры, наблюдается снижение и соответственно, обсуждение данных вопросов в процентном соотношении составило 47,6 % и 12,9 %.

В последующие годы существенных изменений в содержании обсуждаемых тем на заседании бюро не происходило, так ситуация в 1960 г. выглядела следующим образом: социально-экономическая сфера 17,4 %, вопросы идеологии, культуры, науки и образования 12,3 %, организационно-партийная работа 54,2 %, вопросы строительства 16,1 %.

Содержание обсуждаемых тем и характер принимаемых решений весьма показательны, - это, прежде всего кадровые вопросы и «идейно-воспитательная работа». В то же время немалое место в работе райкома занимало решение чисто хозяйственных проблем, устранение разного рода недочетов, авральные меры по выполнению планов и т.д.

После 1960 г. года заметно возрастание интереса бюро к вопросам строительства и вопросам науки, образования и идеологии. Это не случайно, так как в 1962 г. предполагалась сдача первой очереди строительства Академгородка, и районные власти делали всё, для того чтобы успеть завершить строительство вовремя и сдать объекты государственной комиссии. Напротив, вопросы, касающиеся организационно-партийной работы в рассматриваемый период, обсуждались менее активно и этому так же есть своё объяснение. С момента образования Советского райкома прошло уже немало времени и бюро за этот период сумело организовать работу партийных органов и профсоюзных организаций.

Пути решения всякого рода задач в то время традиционно связывалось с усилением партийного руководства, укреплением кадров, улучшением идейно-воспитательной работы. Не удивительно, что эти вопросы занимают весьма значительное место в протоколах бюро райкома, материалах его пленумах и районных партийных конференций.


1.2 Роль Советского райкома КПСС в строительстве Академгородка


Первое и наиболее важное, значимое событие в новом районе - состоявшаяся 17 апреля 1958 г. первая районная конференция, на которой обсуждались наиболее важные аспекты развития Академгородка и его строительства. Обобщенная оценка ситуации на стройке была дана в выступлении секретаря обкома КПСС В. Г. Фуров, который, в частности, сказал: «Первые строители академического городка появились полгода тому назад. Все работы по строительству научного городка ведет коллектив треста "Новосибгэсстрой-2", или как называют его "Академстрой", имеющий в настоящее время коллектив около 2 тыс. чел. Весьма отрадно, что план первого квартала этого года коллектив "Академстроя" успешно выполнил на 100,3%. Выполнен план по вводу жилья в эксплуатацию». В то же время оратор отметил большие недостатки в качестве строительства, которые представлялись особенно нетерпимыми, поскольку «сюда будут приезжать ученые со всех стран». В связи с этим он подчеркнул: «Необходимо с самого начала повести решительную борьбу за качество работы. Нельзя также терпеть и создание разных временных общежитий и домов барачного типа». Особое внимание названный руководитель уделил сохранению лесных массивов Академгородка, оценив имеющиеся нарушения как «преступные».

До создания Советского райкома КПСС на территории Советского района уже проходили строительно-монтажные работы и были сооружены и сданы в эксплуатацию некоторые заводы строительных материалов, и работало несколько строительных организаций. «В этом районе имеются: строительные организации и управление «Новосибгэсстрой», монтажные и специализированные организации, трест «Новосибирскгэсстрой-2», осуществляющий строительство академического городка; действующие промышленные предприятия: гидростанция, ремонтно-механический завод, два бетонных завода, завод железобетонных изделий, два лесозавода, завод по производству футляров к радиоприемникам, три автобазы, ремонтные мастерские, кислородный завод, хлебозавод, промартель «40 лет Октября», школа интернат, больничный городок и ряд обслуживающих учреждений и организаций».

Ещё 1 июля 1957 года был утвержден план строительно-монтажных работ на объектах Новосибирского Академгородка на второе полугодие 1957 г., он предусматривал капиталовложений в объеме 21,39 млн. руб. По сообщению Новосибирского обкома КПСС, местные строительные организации в состоянии освоить на строительстве в 1957 г. около 20 млн. руб. <…>. Строительство Сибирского отделения АН СССР в текущей пятилетке, в составе которого предлагается организовать 25 институтов потребует ассигнований около 1 млрд. руб., в том числе 60 млн. руб. в 1957 г. Судя по этому сообщению Новосибирская область в данном году просто не в состоянии была освоить выделенные ей деньги, так как налицо была слабость строительных организаций, к тому же самая большая на тот момент организация «Новосибирскгэсстрой» была занята на своём основном объекте, на строительстве Новосибирской ГЭС, и подготовкой к пуску её первого агрегата.

Для строительства Академгородка в составе треста «Новосибирскгэсстрой» было создано строительное управление «Академстрой». С 1 декабря 1957 г. управление «Академстрой» было выделено из «Новосибгэсстроя» и подчинено непосредственно Управлению строительства и промышленности строительных материалов Новосибирского совнархоза. В декабре того же года на базе «Академстроя» был образован «общестроительный трест Новосибгэссстрой-2». При создании управление «Академстрой» не было обеспечено минимальными материально-техническими и трудовыми ресурсами для выполнения установленной программы строительства 1957 г., а также создания производственной базы для разворота работ в 1957 года.

На начальном этапе строительства дела обстояли, мягко говоря, не важно. Деньги на строительство города науки не были выделены в полной мере. Да и собственно говоря их некому было осваивать, в силу отсутствия мощной строительной организации, способной «запустить» стройку десятилетия в полную мощь. В связи с намечающимися проблемамими Михаил Алексеевич Лаврентьев 2 июля 1957 г. обратился с письмом к Никите Сергеевичу Хрущеву, где сообщил о проблемах в организации строительства Академгородка. Среди трудностей он указал то, что за истекший период проект решения Совета Министров СССР находится на стадии согласования в Новосибирском обкоме, а денежные средства для Сибирского отделения в размере 60 миллионов рублей не выделены. В заключительной части письма Михаил Алексеевич делает неутешительный вывод о том, что «строительный сезон 1957 года может быть упущен по всему Отделению». Обращаясь в конце письма к Хрущеву, Лаврентьев просит «дать указание об ускорении выхода решения Совета Министров СССР по Сибирскому отделению АН СССР».

Спустя девять дней Совет Министров СССР принял постановление «О мероприятиях по строительству объектов СО АН СССР». В данном постановлении предусматривалось увеличить в 1957 году «объём капитальных вложений на 60 миллионов рублей» и «на 1957 год Совету Министров РСФСР план подрядных работ для строительства объектов научного городка Сибирского отделения Академии наук СССР увеличивался на 20,8 миллионов рублей».

В дальнейшем никаких особых подвижек в строительстве Академгородка не было и 19 ноября «Совет Министров РСФСР принял постановление «О мерах помощи строительным организациям Новосибирского совнархоза, осуществляющим строительство объектов СО АН СССР в городе Новосибирске», по которому предписывалось Новосибирскому, Кемеровскому и Омскому Облисполкомам и Алтайскому Крайисполкому поставить в 1958 г. со своих заводов Новосибирскому совнархозу 40 миллионов штук кирпичей. Новосибирскому совнархозу предписывалось в порядке оргнабора направить в указанном году на строительство объектов СО АН СССР 5 тысяч рабочих». В порядке оргнабора означало ничто иное, как форму комплектования рабочей силы по договору между промышленными, строительными организациями с колхозами и совхозами. В постановлении имелся также секретный пункт, содержание которого не расшифровывалось. Можно предположить, что в нем речь шла об использовании на сооружении Академгородка заключенных и военно-строительных частей. Основания для такой версии дает, к примеру, проект постановления Совета Министров СССР, имеющийся в фонде ЦК КПСС. Там, в частности, указывалось: «Обязать Министерство Внутренних дел СССР обеспечить Новосибирскгэсстрой рабочей силой в количестве 2 000 чел. с ноября 1957 г. до конца строительства научного городка. Распространить Положение на рабочую силу заключенных о производстве зачетов 1 к 3 отбытого времени наказания. Обязать Министерство Обороны СССР выделить в текущем году Новосибирскгэсстрою до конца строительства научно-исследовательских институтов СО АН СССР строительные батальоны в общем количестве 2 000 чел., а также поручить производство дорожно-мостовых работ в районе научного городка воинской части № 62 096».

Эти два постановления Совета Министров от 11 июля и 19 ноября 1957 г. возможно очень тесно связаны с письмом М.А. Лаврентьева Хрущеву. Зная как Лаврентьев трепетно относился к своему детищу - Академгородку, он не мог допустить срыва строительства, а Н. С. Хрущев постарался сделать всё что бы Научный центр начал строиться, помогая, таким образом, председателю президиума Сибирского отделения.

Конец 1957 г. ознаменовался рядом важных событий в истории Академгородка, что в дальнейшем сказалось на его развитии и дальнейшей судьбе. Первое что произошло это выделение строительного управления «Академстрой» из состава треста «Новосибирскгэсстрой» с прямым подчинением управлению строительства и промышленности строительных материалов Новосибирского совнархоза. Для строительства Академгородка был создан трест «Новосибирскгэсстрой-2», организованный на базе строительного управления «Академстрой», до этого действовавшего в составе треста «Новосибирскгэсстрой». Его управляющим был назначен В. П. Лобанов.

Между 3 и 20 февраля управляющим трестом «Новосибирскгэсстрой-2» был назначен П. И. Масленников, который руководил им вплоть до передачи строительства Академгородка в ведение Министерства Среднего машиностроения (май 1959 г.)., затем он стал заместителем начальника «Сибакадемстроя» (организации «почтовый ящик № 111) . В материалах Советского райкома КПСС приводились следующие биографические данные об этом руководителе: Родился в 1912 г. в Красноярске, в 1927 г. окончил неполную среднюю школу, потом окончил ФЗО, затем вечерний строительный техникум. Работал в Красноярске десятником, прорабом, главным инженером строительного треста «Востспецтрансстрой».

Помимо всего прочего, в декабре Совет Министров СССР принял постановление «О мероприятиях по строительству объектов Сибирского отделения Академии наук СССР», где предусматривалось установить на 1958 год объём капитальных вложений по СО АН в сумме 290 млн. руб. Это значительно превышало сумму выделенных средств в 1957 году и требовало соответственно ещё большей концентрации усилий и мощную строительную организацию способную освоить такие огромные вложения. Особое внимание в данном постановлении уделялось инженерно-техническим работникам. Советом Министров РСФСР увеличивался фонд персональных надбавок к должностным окладам на 40 тыс. руб. в месяц для назначения персональных окладов руководящим и инженерно-техническим работникам строительных организаций Новосибирского совнархоза, осуществляющих строительство объектов Сибирского отделения АН СССР. Новосибирскому совнархозу предоставлялось право назначить шести работникам указанных строительных организаций персональные оклады по 4 000 руб. в месяц. Проектный институт «Новосибгорпроект», согласно данному постановлению, был отнесен по оплате труда работников к первой категории ведущих проектных организаций. Предусматривалось также сохранить за работниками строительных организаций и предприятий управления «Новосибирскгэсстрой» условия оплаты труда, льготы и преимущества, которыми они пользовались до передачи их в ведение Новосибирского совнархоза, на время строительства объектов Сибирского отделения АН СССР и Новосибирской ГЭС. Министерство транспортного строительства обязывалось построить в 1958 г. железнодорожную ветку от участка Новосибирск-Бердск до научного городка Сибирского отделения АН СССР и станционные пути на промышленной площадке протяженностью до 18 км. Министерство высшего образования СССР должно было направить в распоряжение Новосибирского совнархоза 50 инженеров-строителей из числа оканчивающих Новосибирский инженерно-строительный институт в 1958 г. и 20 инженеров-технологов по строительным материалам для укомплектования строительных организаций и предприятий, осуществляющих строительство объектов Сибирского отделения АН СССР.

В этом же месяце комиссия Госстроя СССР совместно с Новосибирским обкомом КПСС и Новосибирским совнархозом на месте изучили ход строительства Академгородка. Результатом явилось принятие правительственных решений, которые определили крупную программу создания в Новосибирске предприятий строительной индустрии. Всего было решено построить в течение нескольких лет семь предприятий, в том числе, заводы по производству крупных панелей, газобетонных и силикатных блоков, ячеистых бетонов, керамзита и др. Для создания базы строительной индустрии требовалось 34,6 млн. руб., из которых 18,2 млн. выделялось из средств Новосибирского совнархоза, 12,8 млн. руб. - за счет сметы на строительство СО АН СССР.

Первое развернутое обсуждение вопроса о строительстве СО АН СССР состоялось 20 февраля 1958 г. на заседании Новосибирского совнархоза, где было высказано несколько замечаний и предложений по поводу строительства. Главный инженер треста «Новосибирскгэсстрой-2» В. Н. Твардовский сообщил, что «положение на строительстве по сравнению с декабрем значительно улучшилось. У нас сейчас 1 000 чел. рабочих <...> но вся беда в том, что мы не обеспечены технической документацией. Начальник Управления капитального строительства СО АН Г. Д. Чхеидзе отметил необходимость сдать «хотя бы один дом» - Институт гидродинамики, т. к. «до конца года прибудет еще 600 чел. работников этого института». Зам. председателя Совнархоза А. Е. Новиков отметил, что строители «страшно затянули организационный период». Директор строительства Академгородка С. А. Мирзоян сообщил, что «по Институту гидродинамики документация выдана до нулевой отметки, больше ничего нет». Подводя итоги, председатель Новосибирского совнархоза В. Т. Забалуев сказал, что в соответствии с решениями руководящих органов «для строительства этого городка выдано все», однако планы срываются, «даже строительство лагеря для заключенных, который должно быть закончено еще в декабре, до сих пор не сдали».

В решении по этому поводу, в частности отмечалось: «Строительство научного городка СО АН СССР ведется крайне неудовлетворительно», «план января и февраля не выполнен», «сорваны планы строительства жилья для строительных рабочих и в связи с эти создается угроза с размещением рабочих, прибывающих на стройку в большом количестве по патриотическому почину», «дирекция Сибирского отделения несвоевременно обеспечивает технической документацией». В связи с этим Совнархоз предусмотрел меры по ускорению строительства, а также по сохранению природной среды. По этому поводу предписывалось: «Управляющему трестом Новосибирскгэсстрой-2 т. Масленникову П. И. разработать и утвердить мероприятия по сохранению от вырубки и повреждения лесного массива на период строительства научного городка, организовать общественную охрану леса».

В 1958 г. на строительстве Академгородка планировалось освоить 160-170 млн. рублей. Данная информация прозвучала в докладе М. П. Чемоданова на втором пленуме Советского райкома КПСС. Это почти в три раза больше чем в 1957 г. (в этот год планировалось освоить 60 млн. Н. А), но эта сумма значительно меньше той, которая была оглашена в декабре 1957 г. В постановлении Совета Министров СССР, где предусматривалось установить на 1958 год объём капитальных вложений по СО АН в сумме 290 млн. руб.

С чем связано такое уменьшение капитальных вложений на данном этапе, можно только предполагать и догадываться. На мой взгляд это связано прежде всего с тем, что в этот год так и не была создана крупная строительные организации занимающаяся строительством объектов СО АН СССР и не было проектной документации на сооружение институтов и домов для рабочих и научных сотрудников.

В подтверждении этого служит письмо В. Т. Забалуева (председателя Новосибирского совнархоза), М. А. Лаврентьеву о том, что строительство Академгородка задерживается в значительной мере из-за отсутствия соответствующей проектно-сметной документации. В нем, в частности, указывалось: «На основе существующих законоположений Совнархоз не имел права давать указание своим строительным организациям начинать работы по строительству научного городка СО АН до получения комплексной проектно-сметной документации по каждому объекту. Но, учитывая особую важность строительства научного городка <…> приступили к работе не имея комплексной проектно-сметной документации <…>. Между тем неоднократно устанавливавшиеся сроки выдачи проектно-сметной документации срываются. По данным на 1 июня полностью отсутствует техническая документация на электроснабжение, водоснабжение, теплоснабжение, канализацию, газификацию, связь, радиофикацию и благоустройство жилых домов и социокультурных объектов микрорайона А и всей площадки научно-исследовательских институтов <…>. Поэтому мы просим, заставить, наконец, тт. Чхеидзе и Мирзояна выполнить свои договорные обязательства по своевременному обеспечению технической документацией, так как без этого мы вынуждены прекратить дальнейшее развертывание строительства».

Другой немаловажной проблемой на стройке Академгородка была нехватка стройматериалов, по поводу чего неоднократно поднимались вопросы на заседании Советского райкома КПСС. Так, например, 30 июня 1958 г. на заседании бюро рассматривался вопрос о строительстве Академгородка, где было отмечено, что ход строительства в немалой степени замедляется из-за недостаточной поставки строительных материалов. В частности, в постановлении бюро указывалось, что на июнь 1958 г. предусматривалось выделение для стройки 1 млн. кирпичей, получено же их было лишь 192,2 тыс. что почти в пять раз меньше требуемого количества.

Уже в октябре на общем собрании СО АН СССР состоялось детальное обсуждение хода строительства Академгородка, были отмечены серьезные трудности в его ходе, а так же некоторые несоответствия: так, управляющий трестом «Новосибирскгэсстрой-2» П. И. Масленников сообщил, что предприятия Барнаула, Кемерово и Омска должны были поставить на стройку по 9 млн. кирпичей, однако получено менее половины этих поставок. Данная информация противоречит предыдущему сообщению, разделив на половину 9 млн. кирпичей мы получим 4,5 млн. штук, именно такое количество кирпичей, по словам Масленникова, было доставлено на стройку Академгородка. Что совершенно не связывается с цифрами озвученными в постановлении Бюро от 30 июня 1958 г., где упоминалось всего лишь о 192,2 тыс. штук кирпичей.

Несмотря на это разногласие, при дальнейшем прочтении документов бюро Советского РК КПСС, ясно одно жилищное строительство очень сильно отставало от намеченных планов. Так например академик П. А. Кочина отметила, что из-за отставания жилищного строительства многие принятые в СО АН сотрудники не могут приехать в Новосибирск: «Поскольку им негде жить, то они там живут под Москвой в селе». В периодической печати за 1958 г. также встречается упоминание о том, что строительство «города науки» проходит из рук вон плохо. Так в опубликованной статье управляющего трестом «Новосибирскгэсстрой-2» П. И. Масленникова «Наше общее дело…» говорилось, что: «были отмечены серьезные трудности, - стройка снабжается материалами и изделиями крайне плохо», «вследствие недостатка цемента простаивает мощный бетонный завод <…>. Мы не имеем технической документации на электроснабжение и теплофикацию».

По мнению начальника Управления капитального строительства СО АН Г. Д. Чхеидзе, одной из причин вызвавших данные трудности в строительстве, было то, что не полностью используется труд заключенных на стройке, на работу выводится гораздо меньше человек, чем могло бы. «Построенное жилье стоимостью более 10 млн. руб. используется на 1/3 и даже меньше: я имею в виду построенный лагерь для заключенных на 1 400 чел., а выводится на работу 300-400 чел».

Судя по всему данный аргумент носит лишь субъективный характер, объективная причина была в том, что на момент начала строительства на территории 1200 га, где и был построен Академгородок, не было ни жилья, ни воды, ни электроэнергии, не было дорог, связи и элементарных коммуникаций. Все усилия в первый период были направлены на создание хотя бы мало-мальски сносной производственно-технической базы. Тем не менее, к середине 1958 г. удалось создать базу для развертывания дальнейшего строительства. Так в статье из «Советской Сибири» от 26 июня 1958 г. отмечалось: «Растут стены Института гидродинамики, который предстоит сдать в нынешнем году, ведется работа по сооружению еще двух научно-исследовательских учреждений и жилья для ученых. Построено 17 тыс. кв. метров жилой площади для рабочих. Проложено 8 км автодорог и 100 км электролиний. Все участки стройки связаны между собой телефонной линией, протяженность которой достигает уже 100 км. Уложено свыше 15 км водопроводных и канализационных магистралей. Вступил в строй бетонный завод производительностью 500 кубометров бетона в сутки <…>.

Нашей первостепенной обязанностью было обеспечение повседневных бытовых нужд строителей городка <…> На стройке открыты столовая, магазины, киоски и ларьки <…>. Но это только начало. Мы ведем сейчас ускоренными темпами сооружение двух школ на 920 мест, капитальной двухэтажной столовой, двух крупных магазинов, детского сада и бани. Строится 5 котельных, чтобы к зиме дать тепло».

Конечно, нужно понимать, что это только начало строительства того, что в последствии будут называть «Городом науки». Увидеть весь фронт строительных работ позволяет уточненный проект строительства (генеральный план) объектов научного городка который был утвержден в июле 1958 г. Советом Министров СССР. Предусматривалось построить 14 научно-исследовательских институтов, университет, опытный завод, жилые дома общей площадью 250 тыс. кв. метров, гостиницу, клуб, широкоэкранный кинотеатр, дом ученых, пять школ, восемнадцать детских учреждений, больничный комплекс, торговый центр, стадион, водную станцию и ряд объектов.

В дальнейшем вопросы о недостатках в строительстве и о достигнутых результатах, очень активно обсуждались на заседаниях бюро РК КПСС и в средствах массовой информации. Так 2 сентября опубликована корреспонденция «Город науки будет. С пленума Советского райкома КПСС», в которой характеризовался ход строительства Академгородка: «С каждым днем все явственнее проступают контуры города науки, закладываются фундаменты институтов, вырастают стены жилых домов, прокладываются широкие магистрали улиц. А вчера здесь открылась школа на 260 мест. С начала года сдана 21 тыс. кв. метров жилья».

Вместе с тем были отмечены недостатки, особенно в решении культурно-бытовых задач: «Неблагополучно на строительстве города науки <...> не возводится ряд культурно-бытовых объектов <...>. Партийные и профсоюзные организации «Новосибгэсстроя-1» и «Новосибгэсстроя-2» все еще не повернулись лицом к бытовым нуждам трудящихся».

Газета сообщала: «Пленум заслушал объяснения главного инженера «Новосибгэсстроя-1» т. Кузьмина, главного инженера «Новосибгэсстроя-2» т. Твардовского, начальника стройуправления № 2 т. Морковского, директора Новосибирской ГЭС т. Князева и директора строящегося города науки т. Мирзояна. И надо сказать, что их аргументы в свою защиту были малоубедительными. Постановлением пленума руководящие работники этих управлений предупреждены о персональной ответственности, поставлен вопрос об освобождении т. Морковского с занимаемой должности».

На второй конференции партийной организации Советского района, проходившей в ноябре 1958 г., основное внимание было уделено ходу строительства Академгородка. В выступлениях первого секретаря райкома КПСС Ю. К. Лигачева, председателя Президиума СО АН СССР М. А. Лаврентьева, председателя райисполкома Л. Г. Лаврова, первого секретаря Новосибирского горкома КПСС М. Я. Бакутина и других с большой остротой было сказано о проблемах и трудностях в сооружении объектов научного центра.

В отчетном докладе первого секретаря райкома КПСС Е. К. Лигачева, в частности, было указано: «Советский район занимает первое место в городе по воду жилья. Развивается сеть магазинов и столовых. Проведены значительные работы по благоустройству: проложено 27 км. бетонных и гравийных дорог, посажено свыше 100 тыс. деревьев и кустарников». Однако в районе «отстали с культурно-бытовым и жилищным строительством». В районе «на одного человека приходится всего 4,0 кв. м. жилом площади, на одного продавца магазина 3 100 жителей района, в других районах Новосибирска - 700, на одну столовую приходится 9 000 жителей при норме 500-600 посетителей, для нормального медицинского обслуживания не хватает 175 больничных коек». По словам докладчика, «райком КПСС стремился уберечь руководителей Академстроя, лично тов. Масленникова, от ошибок, допущенных "Гэсстроем", однако время показало, что и здесь избирается опасный путь отрыва быта от производства».

В ходе обсуждения доклада выступил М. А. Лаврентьев, который, в частности, сказал: «Весь план наших научных работ, переброска сюда людей, все зависит от строителей. Мы просим строить быстрее и просим, чтобы нам говорили правду такую, какая есть. Если нужно еще строить 3 месяца, то пусть будет 3 месяца и об этом нужно сказать, а не говорить каждые две недели, что будет все сделано через две недели, так как это страшно нас дезорганизует и у нас молодежь сидит на чемоданах», ничего не делает, а мы вместо того, чтобы заниматься работой, каждые две недели берем за горло и говорим, когда, же это будет, нам отвечают завтра, а проходит неделя, опять повторяется то же самое».

Директор строительства Академгородка С. А. Мирзоян сообщил, что строители взяли обязательство сдать Институт гидродинамики к 25 декабря, однако «за 10 месяцев план выполнен на 55 %», при этом решено принимать институт без технологического оборудования ввиду задержки его поставки.

Итоги обсуждения подвел первый секретарь Новосибирского горкома КПСС М. Я. Бакутин, который подчеркнул, что «Академгородок по своей архитектурной композиции и по качеству строительства должен быть образцовым с тем, чтобы сюда могли приезжать иностранные делегации», между тем «качество строительства Академгородка намного хуже, чем строительство жилья в Кировском массиве».

Осень 1958 г. ознаменовалась важным событием в жизни Академгородка - Совет Министров СССР принял постановление «О мерах помощи строительству научного городка СО АН СССР близ г. Новосибирска», которым, в частности, предусматривалось установить Сибирскому отделению АН СССР объем капитальных вложений на 1959-1965 гг. в сумме 2 464 млн. руб., в том числе объем строительно-монтажных работ в сумме 1 875 млн. руб. В ряду предусмотренных мер, в частности, предусматривалось направить в 1959 г. на строительство научного городка СО АН 2 000 человек из числа оканчивающих школы и училища трудовых резервов. Министерство обороны СССР обязывалось выполнить в том же году на данной стройке работы по сооружению дорог и подземных коммуникаций в объеме 30 млн. руб. Министерство внутренних дел СССР должно было организовать в Советском районе военизированную пожарную охрану. Что касается 1959 года, на строительстве планировалось освоить 465 млн. руб., в том числе 345 млн. руб. на строительно-монтажные работы. Строительство научного городка СО было включено в титульный список особо важных строек.

К концу года в газете «Вечерний Новосибирск» появилось сообщение о том, что «В тресте Новосибгэсстрой-2 работает уже около 4 тыс. чел. Сдано в эксплуатацию 26 тыс. кв. метров жилья, 9 километров бетонной дороги, 67 километров подземных коммуникаций, в основном завершен Институт гидродинамики.

Немного времени спустя на четвертой сессии районного совета депутатов трудящихся, в докладе председателя райисполкома Л. Г. Лаврова прозвучали отличные от предыдущих данные по результатам строительства Академгородка. В данном докладе говорилось: «в районе было построено 37 тыс. кв. метров жилья, посажено более 100 тыс. деревьев и кустарников, проложено 28 километров бетонных и гравийных дорог.»

Несоответствие этих двух сообщений очевидно в первом случае говорится о 26 тыс. кв. метров жилья, в ведённого в эксплуатацию, данное сообщение датировано 4 декабря, а уже 25 декабря называется цифра равная 37 тыс. кв. метрам, что в принципе осуществить было невозможно, менее чем за месяц построить 1/3 часть всего существующего на тот момент жилого фонда. Скорее всего цифры оглашенные председателем райисполкома Лавровым не соответствовали действительности и это было всего лишь попыткой хоть как-то снять напряжение и оправдаться за то, что строительство находилось в плачевном состоянии и практически не двигалось с места.

Всю вину за невыполнение плана ученые, в частности М. А. Лаврентьев возлагали не столько на строителей, как на партийное руководство района и в первую очередь на Советский райком ЦК КПСС. «Вполне обоснованные претензии за низкое качество работ предъявил руководителям треста Новосибгэсстрой-2председатель президиума СО АН академик М. А. Лаврентьев. Он отметил, что в коллективе строителей не воспитывается чувство локтя, нет внимания к передовым начинаниям. И вина за это ложится на партийную организацию, на райком КПСС.

Неразбериха с количеством квадратных метров жилья построенных в 1958 году продолжалась и далее, в документах различных организаций назывались совершенно разные цифры. Так к примеру в отчете Оргкомитета СО АН СССР за 1958 г. поведены итоги строительства Академгородка, где было в частности, отмечено: «План строительно-монтажных работ по научному городку в Новосибирске в объеме 126,4 млн. руб. выполнен на сумму 130,0 млн. руб. или на 102,8 % <...>. Утвержденный план ввода в действие основных фондов в сумме 70,6 млн. руб. выполнен в объеме 104,1 млн. руб. или на 147 %. Перевыполнен план за счет объектов научного городка в Новосибирске. План жилищного строительства в сумме 56,6 млн. руб. выполнен в объеме 62,6 млн. руб., что составляет 110,6 %, однако план ввода в эксплуатацию жилой площади недовыполнен: введено жилья 35 875 кв. метров, что составляет 97,5 % к плану в объеме 36 780 кв. метров». Сообщалось также: «Разработанное в короткий срок проектное задание было рассмотрено и утверждено на Президиуме Сибирского отделения, на Президиуме АН СССР и в Госстрое СССР. 15 июля 1958 г. проект научного городка был утвержден Советом Министров СССР. В разработке проектного задания принимали участие Новосибпроект, ГИПРОНИИ и 12 других проектных организаций». В ряду недостатков называлось следующее: «»По ходатайству Оргкомитета Госстрой СССР разрешил разработку специально для научного городка двух-трех типов проектов жилых домов для расселения многосемейных научных работников Академии и получил выполнение этой работы «Новосибпроекту». Однако указанное разрешение осталось не реализованным».

В другом не менее авторитетном отчете треста «Новосибирскгэсстрой-2» за 1958 г. отмечалось, что план строительных работ был выполнен на 104,5 %. В течение года было построено 24 445 кв. метров жилья из общего количества введенного в эксплуатацию в районе 28 214 тыс. Из сданного трестом жилья передано военно-строительной части 5 308 тыс., для исправительно-трудовой колонии - 4 772, заселено работниками треста и субподрядных организаций - 14 365 тыс. В качестве главной проблемы на следующий год указывалась следующая: «Решить вопрос обеспечения недостающим кирпичом, имея в виду, что по решению Правительства выделено только 25 млн. кирпичей вместо необходимых 65».

В данном контексте следует не упустить ещё одну немаловажную деталь. По данным, приведённым в справке райкома КПСС за март 1962 г. 90% сданного в 1958 году жилья приходилось на сборно-щитовые, брусчатые дома и индивидуальных застройщиков.

Скорость строительства городка для ученых была очень важна, чем быстрее будут созданы условия, тем быстрее начнется научно-исследовательский процесс. Понимая всю важность, М.А. Лаврентьев старался делать все, для того чтобы строительство началось как можно быстрее и ничто не могло его затормозить.

Так в своём выступлении на второй районной партийной конференции Советского РК КПСС, проходившей 29 ноября 1958 года, Михаил Алексеевич сделал некоторые замечания по поводу строительства и высказал свои пожелания: «Я не строитель, но сейчас положение таково, что все ученые Сибирского отделения больше всего думают о строительстве.

Весь план наших научных работ, переброска сюда людей, все зависит от строителей. Мы просим строить быстрее и просим, чтобы нам говорили правду такую, какая есть. Если нужно еще строить 3 месяца, то пусть будет 3 месяца и об этом нужно сказать, а не говорить каждые две недели, что будет все сделано через две недели, так как это страшно нас дезорганизует...».

В течение примерно десятилетия взаимоотношения Новосибирского научного центра и Советского райкома складывались весьма своеобразно, в резком диссонансе с обычной советской практикой. В первые годы существования Академгородка партийные инстанции, в том числе и Советский райком КПСС не имели возможности значительного вмешательства в дела Новосибирского научного центра. Можно сказать, что ННЦ вначале пользовался относительной автономией в своей деятельности. Этому, помимо территориальной отдаленности от обкома КПСС, разумеется, в решающей степени способствовал огромный престиж науки и авторитет М.А. Лаврентьева, его поддержка Н.С. Хрущевым.

Первой ситуацией, которая породила конфликт между двумя властными центрами, учеными и местными партийными структурами, была отставка в начале 1959 г. первого секретаря Новосибирского обкома Б. Н. Кобелева. Официальная версия его снятия с поста - «антигосударственные действия» в хлебозаготовительной компании, но предшествовал этому событию скандал с председателем президиума СО АН СССР М. А. Лаврентьевым.

В документах партийного делопроизводства данный конфликт рассматривается лишь косвенно, нет никакого прямого упоминания о том что эта ситуация послужила поводом для снятия с должности партийного лидера. Наиболее подробно этот конфликт рассмотрен в мемуарах М. А. Лаврентьева, где он пишет: «Случалось что местные руководители частично забирали присланное Сибирскому отделению для своих нужд. Так, однажды мне стало известно, что возглавляемый Забалуевым Новосибирский совнархоз забрал себе почти всё направленное нам - с санкции первого секретаря обкома Кобелева». Это не могло понравиться Лаврентьеву и по его словам между ним и Кобелевым состоялся довольно серьёзный разговор после которого «Я (речь идёт о Лаврентьеве - А. Н.) тут же взял трубку телефона ВЧ (правительственная связь), соединился с предгосплана и сказал: Строительство приостановлено ибо не выполнено постановление Совмина по снабжению нас техникой и материалами».

После этого звонка была создана комиссия «по проверке жалоб на нарушение в снабжении строительства Академгородка», но комиссия вынесла решение не в пользу ученых, а квалифицировала это как клевету со стороны ученых. Михаил Алексеевич объясняет данную ситуацию следующим образом: «В ночь накануне начала работы комиссии на территорию Академгородка было завезено всё оборудование, техника и материалы, присвоенные ранее Новосибирским совнархозом».

Как понимать это объяснение Лаврентьева? Неужели за одну ночь можно было завести все недостающие материалы и технику в Академгородок, учитывая расстояние от города до ННЦ и количество единиц автотранспорта? Объяснения может быть два, первое это то, что Михаил Алексеевич в своих мемуарах целенаправленно искажает факты и второе это то, что недостающих материалов было совсем немного, что и позволило их привезти в Академгородок за столь короткий отрезок времени.

Как бы то ни было, но факт остаётся фактом в начале 1959 г. Кобелев был со скандалом снят, что естественно не могло не сказаться на последующих отношениях СО АН и партийных структур, и послужило им наглядным уроком. Новый партийный лидер Ф. С. Горячев, возглавлявший обком КПСС вплоть до 1978 г., всегда вел себя очень дипломатично по отношению к Академгородку. Естественно всё это сильнейшим образом влияло и на политику Советского райкома КПСС.

В начале 1959 г., совместно объединив усилия, строители, ученые и партийное руководство области направили докладную записку в ЦК КПСС на имя Н. С. Хрущева. Записка была подписана председателем Госстроя В. А. Кучеренко, М. А. Лаврентьевым, первым секретарем Новосибирского обкома КПСС Б. Н. Кобелевым и председателем Новосибирского совнархоза В. Т. Забалуевым. В данной записке обосновывалась необходимость принятия постановления Совета Министров СССР «О мерах помощи Новосибирскому совнархозу в связи со строительством научного городка Сибирского отделения АН СССР» и предлагался соответствующий проект. В этих документах была дана обстоятельная характеристика ситуации на стройке Академгородка

В проекте постановления предусматривалось наращивание промышленности строительных материалов. Это объяснялось тем, что «Программа строительно-монтажных работ резко возрастает», между тем для ее реализации совнархоз не располагает необходимой материально-технической базой: «Недостаток стеновых материалов составляет почти 100 млн. шт. условного кирпича; потребность строительства по деревообработке удовлетворяется только на 30-40%», предусмотренное строительство соответствующих заводов как в 1958 г., так и в 1959 г. не обеспечено финансированием.

Согласно проекту постановления предлагалось увеличение капитальных вложений на 1959 г. (без цементного завода) на сумму 87,1 млн. руб., в том числе строймонтажных - на 55,9 млн. руб. Кроме того, предполагалось привлечь на строительство Академгородка «строительные организации, расположенные в г. Новосибирске и области, которые располагают необходимой базой, людскими и техническими ресурсами, но на 1959 г. не получают достаточной загрузки»: строительные организации Управления № 80 Министерства среднего машиностроения с объемом строительно-монтажных работ - 50 млн. руб., Министерства транспортного строительства - с объемом 30 млн. руб., трест «Сибэнергострой» Министерства строительства электростанций - с объемом до 20 млн. руб.

В начале 1959 года активно проявил себя Новосибирский горисполком, приняв решение «О мерах помощи Советскому району» в целях «улучшения культурно-бытового обслуживания трудящихся» принял решение, где, в частности, предусматривалось закончить в первом квартале 1959 г. строительство водозабора, насоснофильтровальной станции, станции первого подъема хлораторной, других объектов водохозяйства, закончить в первом полугодии строительство бетонной дороги из Кировского района в поселок Чемской, до 1 мая 1959 г. построить в поселке строителей Академгородка больницу на 17 коек и поликлинику на 100 посещений, в четвертом квартале сдать в эксплуатацию комплекс больничных сооружений, в том числе больницу на 200 коек. В 1959 г. необходимо было построить автодорогу от Новосибирска до Академгородка, мост через р. Иня и другие искусственные сооружения магистрали, приступить к строительству телефонной автоматической станции в Октябрьском районе для связи с Академгородком. Требовалось закончить в четвертом квартале 1959 г. строительство главного канализационного коллектора № 1 от очистных сооружений по р. Иня с долевым участием Горисполкома в сумме 1,5 млн. руб. Предполагалось также построить в 1959 г. клуб на 800 мест, две школы по 920 мест каждая, два детских сада на 250 мест и двое детских яслей на 200 мест, приступить к строительству в 1959 г. двух школ на 920 и 420 мест, двух яслей на 220 мест, кинотеатра на 800 мест, пионерского лагеря с обеспечением ввода в эксплуатацию указанных объектов в 1960 г. Планировалось сдать в эксплуатацию три столовые на 500 посадочных мест, 4 магазина, 4 комбината бытового обслуживания, продовольственный и промтоварный склады, бани на 218 чел., пожарное депо, построить новое здание вокзала на станции Сеятель. Требовалось также приступить к строительству административного здания для размещения райкома КПСС и райисполкома.* До 1 августа 1959 г. должно было завершиться сооружение моста по плотине ГЭС через Обь.

Довольно благостную картину строительства Академгородка обрисовал М. А. Лаврентьев в выступлении на внеочередном XXI съезде КПСС. Он высказал свои соображения о повышении роли науки, рассказал о ходе создания Новосибирского научного центра. В частности, Михаил Алексеевич сообщил: «За истекшие полтора года сделано немало. На пустырях, в лесу созданы мощные строительные организации, построено 26 тыс. квадратных метров жилищ для рабочих-строителей. Скоро, правда, с опозданием на 3-4 месяца, будут введены в строй первый Институт гидродинамики и 5 тыс. квадратных метров жилищ для ученых. Из Москвы, Ленинграда и других городов уже переехало более 300 научных сотрудников, которые с большим энтузиазмом ведут работы, иногда в нелегких условиях, частично в Новосибирске, частично на территории научного городка. Прибудут еще 400 молодых специалистов. Через полгода основная масса ведущих ученых - академиков, членов-корреспондентов и более 600 научных сотрудников, их учеников, - получит возможность переехать в город науки. 12 институтов расположатся в первых объектах научного городка - в Институте гидродинамики, в Институте геологии и в Институте физики. Эти первые три института строители сдадут уже в 1959 г. Строительство городка науки будет закончено в 1961 г.»

января деятельность СО АН СССР была отмечена также в выступлении секретаря ЦК КПСС А. Б. Аристова. На съезде М. А. Лаврентьев был избран кандидатом в члены ЦК КПСС.

В этом выступлении обращают на себя внимания три момента, требующие пояснения. Первое это то, что в докладе прозвучала фраза о том что: «созданы мощные строительные организации», о каких строительных организациях идёт речь? На конец 1958 г. на территории Советского района была лишь одна более или менее работоспособная строительная организация - «Новосибирскгэсстрой-2», подчинявшаяся Новосибирскому совнархозу. Данная организация не справлялась с строительством, по поводу чего было немало высказываний и нареканий со стороны ученых и партийных структур. Действительно мощная и влиятельная строительная организация появится лишь 14 мая 1959, когда строительство Академгородка возьмёт под контроль Министерство среднего машиностроения. (Н. А. об этом чуть далее).

Второй неоднозначный момент, это то, что до своего выступления на внеочередном XXI съезде КПСС, Лаврентьев делал доклад на Х областной конференции КПСС, где он крайне негативно охарактеризовал ситуацию на строительстве Научного центра: «Хотя за истекшие полтора года на строительстве Академгородка сделано много, все же положение надо считать неудовлетворительным. К январю предполагалось закончить возведение зданий Института Гидродинамики и пять жилых домов, однако этот график не выдержан». Два абсолютно полярных друг другу доклада примерно в один период времени (разница во времени между докладами составила всего 13 дней) можно объяснить лишь тем, что выступая на съезде ЦК КПСС в Москве, Лаврентьев боялся, что на него могут посыпаться упреки и он может вызвать недовольство первого секретаря ЦК Хрущева.

«Строительство городка науки будет закончено в 1961 г.», такой фразой отмечен третий непонятный момент. Откуда взялась эта цифра, что лежит в её основе для меня не совсем понятно. Вообще по плану первую очередь строительства планировалось закончить в 1962 г., да и то не всё строительство, а только его часть. Лаврентьев немного погорячился, назвав 1961 год, годом завершения строительства, всем было давно понятно, что с такими темпами, какими осуществлялось строительство Академгородка, было бы хорошо, если успели бы в 1962 году закончить первую очередь строительства и сдать её правительственной комиссии, как намечалось по плану.

В феврале Бюро Советского райкома КПСС утвердило «Социалистические обязательства коллективов трудящихся Советского района г. Новосибирска на 1959 г.». В них предполагалось, в частности, ввести в эксплуатацию комплекс зданий Института гидродинамики, здание Института геологии, павильон Института неорганической химии, мастерские Института физики, сдать в эксплуатацию 43 тыс. кв. метров жилой площади, в том числе 15 тыс. кв. метров для научных работников, ввести 4 школы, 3 детских сада, 2 детских ясель, клуб на 800 мест, баню на 218 мест, 7 магазинов, 3 столовых на 500 мест. Предусматривалось закончить строительство бетонной дороги Новосибирск-Научный городок, кольцевой дороги в научном городке, произвести в 1959 г. посадку 100 тыс. деревьев и кустарников. Планировалось также подготовить 1 000 чел. строительных специальностей (каменщиков, отделочников, механизаторов и др.), повысить квалификацию рабочих в количестве не менее 600 чел.

Советский райком КПСС с 1959 г. стал довольно активно обсуждать вопросы касающиеся строительства Академгородка, а также решать сложные задачи связанные непосредственно со строительством. На февральском пленуме Советского райкома КПСС, был рассмотрен вопрос «О мерах улучшения качества строительных и монтажных работ на строительстве города науки». В докладе первого секретаря райкома Е. К. Лигачева указывалось: «Отдельные работники Совнархоза, да и управления строительства, с упорством, достойным другого применения, видимо, в этом году наперекор всему задумали затормозить строительство города науки и выделяют кирпич, железобетонные, деревянные изделия и щебень в размере 50% месячной потребности, либо оказывают "помощь" выдачей нереальных нарядов (барабинский кирпич) и не желают выполнять постановления горкома и обкома КПСС, согласно которым они обязаны выделить фонды поквартально на год и прикрепить их к поставщикам. Более того, по отдельным видам материалов фонда первого квартала трест до сих пор не имеет поставщиков. Шли попытки без всяких оснований изъять 68 грузовых автомашин. Все это в свете решений съезда партии, доклада тов. Хрущева Н. С., трех постановлений правительства о мерах помощи строительству города науки, кажется странным и чудовищным».

Наиболее яркое проявление заботы о судьбе Академгородка и его строительстве, нашло отражение в письме 1-го секретаря Советского райкома КПСС Лигачева, датированное 7 марта 1959г. Письмо, было направленно Секретарю Новосибирского Обкома КПСС Кобелеву Б.Н., председателю Новосибирского Совнархоза Забалуеву В.Т. и председателю Новосибирского горисполкома Шевину В.И. В нём отмечалось: «Советский РК КПСС считает необходимым поставить чрезвычайно важный вопрос, связанный с проектированием и строительством комплекса сооружений комбината стеновых материалов и гаража на 400 автомобилей.

При рассмотрении проектного задания на жилой поселок комбината и гаража ОКСом совнархоза было принято решение исключить из сметы и проектирования два квартала из намеченных трёх. К строительству был принят массив в составе 35 тыс. м² жилья, 2-х детских учреждений, 1-го магазина и 1 бытовой мастерской.

В число исключенных попали следующие объекты: школа, детские учреждения, столовая на 100 мест, 4 магазина, поликлиника с инфекционным отделением, клуб. Между тем совершенно очевидно, что без наличия этих объектов нормальное функционирование предприятий невозможно.

Как известно директивными органами в настоящий период принять следующие решения: Обеспечить пуск завода силикатных блоков и гаража в 3-м квартале 1959 года, завода газобетона - в 4-м квартале 1959.

До конца года должно быть введено в действие около 6 тыс. квадратных метров жилья, ввода каких-либо культурных, бытовых объектов в текущем году не предусматривается.

Странный и необъяснимый характер решения об исключении из проекта школы, магазинов, столовой, поликлиники и других зданий подтверждается тем, что в районе площадки комбината, на расстоянии 7-10 км. от поселка нет школ, медицинских, торговых и других учреждений.

Таким образом, пяти-шеститысячное население будущего городка обрекается на совершенно невыносимые условия.

Учитывая это обстоятельство, райком КПСС длительное время неоднократно обращается для решения вопроса к тт. Васильеву, Новикову, Вексман, Беляеву, Панфилову, Штыренко и другим. Все товарищи признают справедливость наших требований, однако, никаких сдвигов нет и по сей день.

РК КПСС считает, что этому вопиющему безобразию должен быть положен конец и просит вашего немедленного вмешательства».

Такое резкое и эмоциональное письмо Лигачева, ещё раз доказывает то, насколько важно было строительство Академгородка для Советского райкома КПСС, в особенности важно выполнение всех пунктов строительного плана.

Все возможные сроки по строительству постоянно срывались и не выполнялись, это чётко прослеживается по документам бюро Советского райкома на протяжении всего 1959 г. Так например в конце марта под удар со стороны райкома попал, за невыполнение плана трест «Новосибгэсстрой-2». В докладе управляющего трестом П. И. Масленникова по этому поводу отмечалось, что «провалены сроки монтажа и ввода растворных узлов, не приведены в порядок полигон и лесозавод, железнодорожное хозяйство имеет совершенно недостаточное путевое развитие; на развитие станции Боровая отпущено 3 050 000 руб. однако работы не начаты; на материально-ответственной работе находятся люди, имевшие судимость за хищение».

По итогам обсуждения бюро райкома приняло следующее решение: «Признать состояние работ по объектам собственной производственной базы треста неудовлетворительными <...>. Довести до сведения обкома КПСС о том, что руководители треста «Востоктехмонтаж» (Курилло, Бирюков, Лившиц) безответственно относятся к выполнению работ в научном городке, срывают сроки сдачи постоянных растворных узлов, а работы по сооружению водопровода в дома научных работников выполнены преступно низкого качества».

В газетах также проскальзывали негативные настроения, так 25 апреля в «Советской Сибири» была опубликована подборка материалов под названием «Город науки строить добротно и красиво».* В ней отмечался ряд недостатков в строительстве, а также высказывались критические замечания в отношении проектов зданий Академгородка. В частности, отмечалось: «В домах небольшие комнаты, узенькие крохотные коридорчики-прихожие, через которые невозможно внести в квартиру крупную мебель. Многие здания, особенно жилые, имеют неказистый внешний вид. Не только жилые дома, но институты напоминают грубо сделанные коробки из кирпича».

На строительстве «города науки» назревал серьёзный кризис, строительство практически было остановлено, что не могло понравиться не Лаврентьеву, не тем более Хрущеву. Перелом в строительстве произошел в апреле 1959 г., когда в Академгородке побывали первый заместитель Председателя Совета Министров Ф. Р. Козлов и председатель Госстроя СССР В. А. Кучеренко. «В итоге детального рассмотрения хода строительства было признано необходимым принять меры к его решительному ускорению». М. А. Лаврентьев вспоминал об этом: «Он (Ф. Р. Козлов. - А. Н.) внимательно осмотрел стройку, поговорил с учеными и строителями. Через две недели после его отъезда мы узнали, что строительство передано Минсредмашу * - мощной организации, строившей здание МГУ и многие другие ответственные сооружения. Тут же была создана специальная строительная организация «Сибакадемстрой», начальником ее стал опытный и энергичный строитель генерал Н. М. Иванов. В строительстве наступил перелом».

Какова же была структура новой строительной организации под названием «Сибакадемстрой»? 2 июня бюро Советского райкома КПСС рассмотрело вопрос «О структуре партийной организации строительства научного городка СО АН СССР». В принятом по этому поводу постановлении, в частности, отмечалось: «В связи с передачей строительства города науки в ведение Министерства среднего машиностроения вместо треста "Новосибирскгэсстрой-2" образовано управление "Сибакадемстрой" с принципиально новой структурой подразделений и добавлением новых строительно-монтажных организаций.

Вместо ранее действовавших 9 строительных управлений создано 4 района общестроительных работ и район отделочных работ, на базе управления "Востоктрансспецстрой", управления механизации 15, автотранспортной конторы №6 созданы район механизированных работ, главные конторы механизации автотранспорта. Ряд этих организаций ранее не входили в подчинение треста "Новосибирскгэсстрой-2"

Кроме того, в настоящее время развёртывается 5 воинских частей численностью до 3 тыс. чел., монтажное управление министерства с подчинением управлению "Сибакадемстрой"».

Первая акция, где партийные структуры КПСС, а в особенности обком, реально приняли серьёзное участие в решении проблем Академгородка, судя по документам, имела место в марте 1959 г. Новосибирский обком направил в ЦК КПСС письмо с ходатайством о создании при Новосибирском совнархозе самостоятельного управления по строительству Сибирского отделения АН СССР. Парадокс данной ситуации заключается в том, что письмо в ЦК КПСС было отправлено 19 марта 1959 г., а Постановление Совета Министров СССР «О возложении на Министерство среднего машиностроения строительства Новосибирского научного городка СО АН СССР» было принято 14 мая 1959 г. В этом месте следует задуматься, не было ли мартовское письмо ни чем иным как бюрократической акцией ?

Судя по всему большую роль, в вопросе передачи строительства Министерству среднего машиностроения, сыграл М. А. Лаврентьев.

Академик А. Трофимук говорит в этой ситуации: «Лаврентьев добился, чтобы строительство осуществлялось через средьмашевцев - мощную, независимую и богатую организацию, на которую местные чиновники не осмеливались накладывать свои лапы».

В одной из передач новосибирского радиоканала «Слово» была озвучена версия о том, что в описываемой ситуации сработал сугубо личный фактор - обращение М. А. Лаврентьева к его бывшему гимназическому товарищу Е. П. Славскому. Последний, как известно, в 1953 - 1986 гг. стоял во главе Министерства среднего машиностроения СССР (т.е. атомной промышленности) - одного из самых могущественных хозяйственных ведомств. Во всяком случае, показательно, что «Сибакадемстрой» подчинялся не Новосибирскому совнархозу, как это предполагалось в мартовском письме обкома, а «Средмашу».

Косвенно эта версия подтверждается одним из фрагментов тех же мемуаров М. А. Лаврентьева. Он пишет: «Узким местом была плохая дорога из Новосибирска в Академгородок… Я обратился к министру, которого знал ещё по Киеву, с просьбой помочь нам с этим делом. Просьба была удовлетворена, и в течении года мы получили отличную дорогу».

Ещё одним важным аспектом появления нового влиятельного строительного управления, стало утверждение нового генерального плана строительства центральной части Академгородка, разработанного Ленинградским проектным институтом Министерства среднего машиностроения. Новая планировка предусматривала «регулярную, прямолинейную сетку улиц, с укрупненными прямоугольными кварталами, с размещением центральной площади городка на пересечении двух главных магистралей. На центральной площади размещаются административные, общественные и торговые здания города».

Это означало кардинальное изменение первоначальной градостроительной концепции Академгородка: «До середины 1959 г. проектирование городка вел Новосибирскпроект. Но проект планировки Академгородка, который предполагалось вести по свободной планировке, связав воедино городскую застройку и пригородную среду, вначале получился слишком «ортодоксальным», представляющим трудность для постройки. Поэтому проект передали в Министерство среднего машиностроения, где были как опытные архитекторы, так и атмосфера жесткого администрирования. Новая схема получилась предельно регулярной, рассекающей жилой массив. В случае ее выполнения пришлось бы уничтожить подавляющую часть лесного массива. По ходу последующих работ все же была найдена грань между композиционной четкостью и свободным пластичным начертанием планировки, где природный ландшафт органично вошел в структуру городка».

Министерство среднего машиностроения, активно взялось за работу и приступило к выполнению поставленной перед ним задачи - строительству Академгородка.

В конце мая бюро обкома КПСС приняло постановление «О мерах по улучшению строительства Новосибирского научного городка СО АН СССР», где намечались пути реализации задач, вытекающих из постановления Совета Министров СССР от 14 мая 1959 г. «О возложении на Министерство среднего машиностроения строительства Новосибирского научного городка СО АН СССР».

Наряду с рядом других мер предусматривалось «в двухнедельный срок оборудовать жилые зоны лагерных отделений на строительстве керамкомбината в Дорогино и завода № 462 в Бердске», «до 25 июня вывести спецконтингент* с Академгородка на строительство вышеуказанных объектов».

В конце весны, начале лета** 1959 г. президиум СО АН СССР подготовил служебную записку за подписью С. А. Христиановича, адресованную заместителю министра среднего машиностроения А. Н. Комаровскому, где сообщалось, что Президиум АН СССР, рассмотрев на своем заседании 28 с. г. схему генерального плана центральной части научного городка Сибирского отделения АН СССР, разработанную Ленинградским проектным институтом Министерства среднего машиностроения, решил: «Одобрить предложенную планировку центральной части городка, предусматривающую регулярную, прямолинейную сетку улиц*** с укрупненными прямоугольными кварталами, с размещением центральной площади городка на пересечении двух главных магистралей. На центральной площади размещаются административные, общественные и торговые здания города.

Главная магистраль, являющаяся основным въездом в город, замыкается на центральной площади зданием дворца культуры; вторая главная магистраль, идущая от Института ядерной физики замыкается с юго-западной стороны главным зданием университета; здание Дома ученых размещается на отдельном участке в районе, примыкающем к коттеджам; городской стадион размещается в юго-западной части города около университетского комплекса».

Данная планировка означала кардинальное изменение первоначальной градостроительной концепции Академгородка: «До середины 1959 г. проектирование городка вел Новосибирскпроект. Но проект планировки Академгородка, который предполагалось вести по свободной планировке, связав воедино городскую застройку и пригородную среду, вначале получился слишком «ортодоксальным», представляющим трудность для постройки. Поэтому проект передали в Министерство среднего машиностроения, где были как опытные архитекторы, так и атмосфера жесткого администрирования. Новая схема получилась предельно регулярной, рассекающей жилой массив. В случае ее выполнения пришлось бы уничтожить подавляющую часть лесного массива. По ходу последующих работ все же была найдена грань между композиционной четкостью и свободным пластичным начертанием планировки, где природный ландшафт органично вошел в структуру городка».

Христианович обратился к Комаровскому с просьбой: «при дальнейшей разработке генерального плана городка просим учесть наши следующие пожелания:

а) максимально сохранить существующие лесонасаждения, особенно в юго-западной части, являющиеся защитной зоной от господствующих ветров (ширина полосы от железной дороги до жилья не менее 100 метров);

б) при проектировании магистралей предусматривать устройство бульваров и зеленых полос с целью защиты от продувания и от городского транспорта;

в) складское хозяйство и пищевые предприятия города разместить на территории западней городка за железной дорогой;

В планировке жилых кварталов на незаселенной территории предусматривать озеленение и создание внутриквартальных садов; на заселенных территориях предусмотреть сохранение внутриквартальных лесных массивов».

С появлением «Сибакадемстроя» связанна сдача в эксплуатацию первого здания Новосибирского Академгородка, главного корпуса Института гидродинамики. Государственная комиссия осуществила принятие данного объекта 20 июня 1959 г. В этом здании разместились Институт гидродинамики, две комнаты по 48 кв. метров под Институт теоретической и прикладной механики и кабинет для академика Христиановича. Конечно нужно понимать, что заслуга в строительстве данного института принадлежит «Новосибирскгэсстрой-2», а не «Сибакадемстрою», так как в большинстве своём это здание было построено до передачи строительства в ведение Министерства среднего машиностроения.

С появлением «Сибакадемстроя» к нему автоматически «перешли по наследству» все недоделки и ошибки совершенные ранее другими строительными организациями. Так, например, при рассмотрении вопроса хода строительства Академгородка в бюро Советского райкома 18 августа 1959 г., указывалось на то что «Сибакадемстрой» не обеспечивает выполнение установленного плана. В принятом по этому поводу решении, в частности, отмечалось: «Несмотря на огромную помощь Партии и Правительства, руководство управления "Сибакадемстрой" (тт. Губанов, Вексман, Голубев) не обеспечивает выполнения установленного плана 1959 г. За 7 месяцев план строительно-монтажных работ по объектам научного городка выполнен только на 86%, в том числе за июль на 78,5%». В документе это объяснялось в первую очередь недостатками материально-технического обеспечения, ответственность за которые возлагалась прежде всего на заместителя начальника управления «Сибакадемстрой» П. И. Масленникова. Он и другие руководители предупреждались о «строгой партийной ответственности».

Первое что вызывает недоумение, - это то, что «Сибакадемстрой» создан лишь 3 месяца назад, а с него требуют выполнение плана за последние 7 месяцев. Как можно данной строительной организации выполнить план за 4 месяца своего не существования остаётся загадкой, но это наводит ещё на одну мысль. Упоминающийся в решении бюро П. И. Масленников бывший ранее начальником треста «Новосибирскгэсстрой-2», а теперь занимавший должность заместителя начальника управления «Сибакадемстрой» как раз таки и должен был участвовать в выполнении годового плана, тем более отвечал за материально-техническое обеспечение. Создаётся впечатление, что таким образом хотят сместить Масленникова с поста, применяя к нему меры партийного воздействия.

В подтверждении того, что «Сибакадемстрой» в пределах нормы осуществлял свою работу, связанную со строительством и заседание бюро Советского райкома, о котором мы говорили чуть выше, не что иное как наезд на Масленникова, служит постановление общего собрания СО АН СССР. В принятом 24 сентября 1959 г. постановлении «О ходе строительства на 1960 г. Научного городка сибирского отделения и объектов Отделения в городе Новосибирске» отмечалось: «Вследствие неудовлетворительной работы бывшего строительного треста «Новосибирскгэсстрой-2» план строительства первого полугодия 1959 г. по Научному городку не выполнен. С передачей строительства Сибакадемстрою темпы строительства научного городка значительно повысились. Объем работ августа месяца почти вдвое превышает месячное выполнение за предыдущие месяцы. Однако имеется серьезное отставание по вводу в эксплуатацию жилья и культурно-бытовых объектов». В качестве главной ставилась задача «безусловного выполнения плана сдачи жилья в эксплуатацию в текущем году, в том числе коттеджей и блокированных домов, и обеспечении ввода в эксплуатацию зданий Института геологии и вспомогательного корпуса Института физики».

Несмотря на то, что план по августу был перевыполнен оставалось очень много проблем, главная из которых на тот момент - неудовлетворительное выполнение поставок строительных материалов Новосибирским совнархозом. Первое высказывание недовольства сложившейся ситуацией, прозвучало в служебной записке заместителя министра среднего машиностроения А. Н. Комаровского, первому секретарю Новосибирского обкома КПСС Ф. С. Горячеву. В предоставленной записке отмечалось: «Постановлением Совета Министров СССР от 14 мая 1959 г. за № 503-227 строительство Новосибирского научного городка СО АН СССР передано от Новосибирского совнархоза Министерству среднего машиностроения, которое и осуществляет это строительство силами своего управления Сибакадемстрой. Указанным постановлением Новосибирский совнархоз обязан обеспечить поставку Министерству среднего машиностроения в период строительства научного городка СО АН СССР необходимых местных строительных материалов, в том числе кирпича и щебня, а также всех строительных деталей и конструкций из сборного железобетона <...>. Однако обязательства свои по этим поставкам Новосибирский совнархоз выполняет совершенно неудовлетворительно».

Также свое недовольство по поводу нехватки строительных материалов и различных трудностях на строительных площадках в статье «Советской Сибири», высказал начальник «Сибакадемстроя» Л. Я. Губанов. В данной статье в частности, подробно анализировались недостатки на предшествующем этапе строительства Академгородка. Отмечалось: «Подсчеты показывают: из-за таких существенных ошибок стоимость строительства возросла на десятки млн. руб. Самый крупный просчет состоит в том, что такую, я бы сказал, уникальную стройку, начали при отсутствии надлежащей производственной базы и без какой-либо солидной инженерной подготовки. К работам на строительной площадке бывшее руководство Академстроя приступило, не имея на руках ни проекта организации работ, ни технической документации на большинство объектов.

Средства, которые правительство в достатке отпускало на сооружение производственной базы, были переданы Новосибирскому совнархозу. Предполагалось, что Совнархоз и его Строительное управление на эти средства быстро соорудят для нужд строительства Академгородка крупные предприятия по выпуску разнообразных материалов - заводы газобетонных и силикатных блоков, комбинат крупнопанельного домостроения, щебеночный завод и т.д. Надежды однако не оправдались. Ни одно из намеченных планом предприятий не готово. Больше того, работы на них ведутся настолько медленно, что вряд ли они войдут в строй даже в 1960 г. Именно поэтому нам и приходится использовать для нужд строительства кирпич.

Надо сказать, что Новосибирский совнархоз вообще мало помогает важнейшей стройке. После того, как строительство научного городка было изъято из ведения Совнархоза и образовано самостоятельное управление, подчиненное непосредственно Москве, нам резко сократили поставки сборного железобетона и щебня. С июня по октябрь не было месяца, когда бы полностью выполнялся план поставок. Снабжение железобетонными конструкциями и щебнем идет на уровне 40-45% задания. В сентябре мы получили только четверть потребного количества материалов, а в октябре еще меньше. Если и дальше нас так будут обеспечивать железобетоном и особенно щебнем, то это может привести к полной приостановке работ на стройке. Этого нельзя ни в коем случае допустить <…>.

В момент передачи стройка находилась в запущенном состоянии. План не выполнялся, организация работ была допотопной, контроля за производством не было. За несколько месяцев удалось немного выправить положение. Объем работ, выполненных в августе, в 2 раза превысил среднемесячный объем работ, произведенных в первом квартале. Ускорились темпы сооружения ряда объектов. Завершено сооружение Института гидродинамики. Введен в строй канализационный коллектор протяженностью 20 км. Сдана школа, где ныне занимается Новосибирский университет. Начала работать большая, хорошо оборудованная столовая. Заселены работниками институтов и студентами четыре 32-квартирных дома и общежитие на 450 чел.».

Летом 1959 г. в Академгородке имела место сложная ситуация, связанная с финансово-хозяйственной деятельностью ССО АН. 12 июня на заседании Президиума СО АН СССР состоялось обсуждение доклада заместителя министра финансов РСФСР А. И. Коршунова «Об итогах ревизии финансово-хозяйственной деятельности СО АН и подведомственных ему организаций, институтов и филиалов».* В принятом по этому поводу постановлении отмечалось, что «в хозяйственной и финансовой деятельности Сибирского отделения и подчиненных ему организаций имеют место серьезные просчеты и нарушения. За весь период строительства Академгородка не было обеспечено выполнение плана капитальных вложений по производственным объектам. В результате этого до настоящего времени не введено в эксплуатацию ни одно здание института. По жилищному строительству в Академгородке в течение 1958 г. не сдано ни одного квадратного метра и лишь только в апреле 1959 г. заселен один дом <...>. При расходовании средств допускались грубые нарушения финансовой дисциплины».

Спустя буквально три дня, данный вопрос был рассмотрен на бюро Новосибирского обкома КПСС, где было высказано резко-негативное мнение по сложившейся ситуации и вынесено решение об исключении из партии управляющего делами СО АН СССР Степанова Г. Н. В постановлении по этому вопросу были отмечены «факты бесхозяйственности», «крупные нарушения финансовой дисциплины», указано, что «управляющий делами сибирского отделения Степанов Г. Н. злоупотреблял своим служебным положением в корыстных целях». Бюро приняло решение исключить Г. Н. Степанова из партии и «обсудить вопрос о партийной ответственности работников оргкомитета Хорькова, Юрчука, Селезнева, Белоусова». Из широкого круга мер, предложенных для устранения выявленных недостатков, предусматривалось в том числе передать на учет партийную организацию Сибирского отделения Академии наук из Центрального райкома КПСС г. Новосибирска в Советский райком.

Обращает на себя внимание тот факт, что Советский райком на своих заседаниях не обсуждал сложившуюся ситуацию с финансовыми нарушениями. Скорее всего он занял выжидательную политику и старался сильно не высовываться по данному вопросу, но по сути дела райком Советского района должен был как никто другой вмешиваться в ситуацию и разбираться с данной проблемой. Весь секрет бездействия скорее всего был связан с тем, что на данном этапе партийная организация Сибирского отделения непосредственно подчинялась Центральному райкому КПСС.

В сложившейся ситуации, когда под удар попало в первую очередь Сибирское отделение, ему нужно было показать всем, что финансовые просчеты - это дело рук отдельных людей, недобросовестно относящихся к своей работе. Так например на заседании парткома в середине июля 1959 г. заместитель секретаря парткома СО АН Н. Л. Стародубцев сообщил: «Коммунисты правильно подошли к оценке решения обкома и решению партийного собрания. Наложенные партийные взыскания на коммунистов Селезнева Н. Д., Белоусова М. А., Юрчука и Хорькова С. Я. полностью одобрены коммунистами парторганизации. Но сейчас поступают сигналы от многих членов партии и некоторых секретарей парторганизаций о том, что не доведено дело до конца, не решен окончательно вопрос с каждым коммунистом персонально из тех, кто отмечен в материалах госконтроля и в постановлении обкома КПСС и кто остался работать в Отделении, а также не доведено решение обкома до сведения всех коммунистов партийной организации Отделения». Принявший участие в обсуждении вопроса М. А. Лаврентьев сказал по этому поводу: «Если много разговоров в Отделении по этому поводу, то необходимо на очередном партийном собрании информировать коммунистов о решении обкома партии <...>. В решении обкома записано о том, что укрепление кадров Управления делами Отделения АН будут заниматься и горком и обком. Согласен с тем, что нужно пересмотреть весь аппарат Управления и даже несколько изменить структуру штатов. Этим вопросом начинаем заниматься уже сейчас, но нет необходимости это делать немедленно, так как сразу подобрать хорошие кадры трудно, - для этого нужно откуда-то вырвать из других организаций <...>. В отношении Юрчука, - работник он достаточно опытный, и считаю, что нет необходимости его убирать из системы Академии».

Лишь в конце ноября 1959 г. в отчетном докладе первого секретаря Советского райкома КПСС прозвучала подробная информация о нарушении хозяйственно-финансовой деятельности. Чемоданов отмечал: «нельзя не отметить, что в работе Сибирского отделения, партийной организации имели место недостатки, мешавшие нормальному развитию и росту этого организма.

Один из наиболее существенных касается недостаточного внимания Президиума и парткома к подбору хозяйственных кадров, что привело к серьёзным упущениям в хозяйственно-финансовой деятельности. Бюро Обкома КПСС вынуждено было за злоупотребления служебным положением и провалы в работе исключить из партии бывшего управляющего делами Степанова, бюро РК КПСС за бесхозяйственность строго наказало в партийном порядке бывшего главного бухгалтера отделения Юрчук, бывшего начальника управления материально-технического обеспечения Хорькова, начальника планово-финансового управления Белоусова, заместителя управляющего делами Селезнёва. Обком и райком оказали помощь руководству отделения в укреплении отдельных звеньев административного аппарата».

Так, в 1959 году Обкомом партии вместе с Министерством финансов были вскрыты большие непорядки и даже преступления со стороны отдельных работников, проникших на ответственные посты в управление СО АН СССР. В следствии чего были допущены серьёзные недостатки в строительстве Академгородка, крупные нарушения финансовой дисциплины, непроизводительное расходование средств на содержание громоздкого административно-управленческого персонала, перерасход средств на выплату премий и командировок. Отдельные руководящие работники Чхеидзе (начальник УКСа), Степанов (управляющий делами), Харьков (начальник управления материально-технического снабжения), Юргун (главный бухгалтер), Белоусов - безответственно, халатно отнеслись к порученному делу. Управляющий делами т. Степанов в корыстных целях злоупотреблял своим служебным положением. По рекомендации Обкома КПСС все они были освобождены от работы, а Степанов исключен из членов КПСС, за допущенную бесхозяйственность в расходовании средств и материальных ценностей, злоупотребление своим служебным положением в корыстных целях.

Обком КПСС обязал президиум СО АН СССР строго соблюдать государственную финансово-хозяйственную дисциплину, укрепить административно-управленческий аппарат проверенными квалифицированными работниками, пересмотреть структуру и штат административно-управленческого и хозяйственного аппарата, обеспечив его содержание и упразднение излишних звеньев.

К концу ноября 1959 г. ситуация со строительством обострилась до предела, кризис 1959 г.* достиг своего апогея. На третьей отчетно-выборной конференции партийной организации Советского района, проходившей 21 ноября, было оглашено постановление Сибирского отделения. «Президиум принял решение - до мая месяца прекратить всякое пополнение институтов и комплектование. Мы послали в Правительство отказ от молодых специалистов, которых Правительство выделило 500 человек, потому что у нас негде работать и негде жить». Такое решение для партийного руководства района было просто убийственным, так как об этом сразу же будет доложено Н. С. Хрущеву, что не могло обещать ничего хорошего.

Связанно это каким либо образом или нет, но уже 2 декабря 1959 г. из Госплана СССР было направлено письмо в адрес вице-президента АН СССР А. В. Топчиева, вице-президента АН СССР М. А. Лаврентьева и председателя Харьковского совнархоза Н. А. Соболя, в котором говорилось: «Постановлением Совета Министров СССР от 10 июля 1959 г. № 737 уменьшен объем капитальных работ на 1959-1965 гг. по Сибирскому отделению АН СССР на 135 млн. руб., в том числе на 1959 г. на 18 млн. руб., из них по строительно-монтажным работам на 9 млн. руб. В связи с этим увеличен объем капитальных работ на 1959 г. по Украинской СССР на 7 млн. руб., из них по строительно-монтажным работам на 5 млн. руб. Советом Министров Украинской ССР эти ассигнования переданы Харьковскому совнархозу для строительства фабрики кинопленки № 3 в г. Шостке. Прошу Вас дать указание передать соответствующие фонды на материалы, полученные СО АН СССР на строительство в 1959 г., Харьковскому совнархозу».

Одним из важных событий в области строительства Академгородка в 1959 г. стало обеспечение движение автотранспорта по дороге Новосибирск - Академгородок. Было осуществлено бетонирование и обеспечено движение по одной полосе дороги, местами были готовы обе полосы. После этого около двух летних сезонов ушло на отделку дороги, покрытие обочин, озеленение откосов и разделительной полосы, устройство бетонных водоотводных канав и одернование кюветов.

Нехватка строительных материалов на строящихся объектах усугублялось ещё и тем, что постоянно происходило хищение данных материалов, об этом часто упоминается на заседаниях бюро Советского райкома. Наиболее заметный документ по этому поводу датируется 2 августа 1960 г., на заседании бюро обсуждался вопрос «О массовых хищениях строительных материалов в управлении Сибакадемстроя». В данном документе, указывалось на то, что за первое полугодие 1960 г. органами следствия было возбуждено 19 уголовных дел по факту хищения строительных материалов, что по сравнению с 1959 г. в 1,5 раза больше. Также отмечалось что: «Крайне неудовлетворительно налажен бухгалтерский учет в главной конторе строймеханизации материальных ценностей, не упорядочен отпуск строительных материалов с центральной базы снабжения, отсутствует контроль за отпуском, территория не ограждена, пропускная система до сих пор не введена. В результате этого образуются крупные недостачи и излишки у материально-ответственных лиц, создаётся возможность хищения строительных материалов и других ценностей». Ещё один интересный факт подмеченный в данном докладе заключался в том, что большая часть краж строительных материалов совершена военнослужащими воинских частей 42640 и 14080, которые располагались на территории Академгородка.

Часть строительных объектов, ряд научно-исследовательских институтов СО АН, экспериментальный завод, государственная публичная библиотека, объединенная типография, Ботанический сад, строились строительными трестами Новосибирского совнархоза в других районах города. То есть получается Сибирское отделение строилось силами двух мощных организаций, «Сибакадемстроем» и Новосибирским совнархозом, если к «Сибакадемстрою» практически не было претензий по срокам строительства, то в адрес Новосибирского Совнархоза постоянно звучали упреки, особенно со стороны руководства Сибирского отделения. Так, например, в августе 1960 года руководством СО АН было написано письмо, адресованное первому секретарю Новосибирского обкома КПСС Ф. С. Горячеву. В письме, подписанном М. А. Лаврентьевым и секретарём парткома СО АН СССР Г. С. Мигиренко говорилось о серьёзных трудностях в строительстве объектов возводимых строительными трестами Новосибирского совнархоза. В тексте письма указывалось: «В настоящее время создалась совершенно реальная угроза значительной задержки развертывания работы научных учреждений Сибирского отделения Академии наук СССР из-за серьезного отставания в строительстве объектов, осуществляемом трестами совнархоза.

Пуск в эксплуатацию механического корпуса эксперементальнorо завода был предусмотрен социалистическими обязательствами городской партийной организации к открытие июльского пленума ЦК КПСС. Это обязательство не выполнено. Строительство экспериментального завода продолжает срываться. В 1959 г. план строительства трестом Новосибгэсстрой выполнен на 60%, в первом полугодии текущего года - на 30%. Из запланированных к сдаче в 1960 г. 2 800 кв. метров жилой площади до сего времени ничего не сдано.

Совершенно не начата работа по строительству научно-технической библиотеки (годовой план 4 900 тыс. руб.), при этом Новосибирский горисполком не выполнил своих договорных обязательств о сносе жилых домов на площадке строительства.

Для выполнения строительными трестами совнархоза утвержденного годового плана работ по учреждениям Сибирского отделения Академии наук СССР им необходимо выполнить во втором полугодии объем в 28 млн.руб., что более чем в три раза превышает фактическое выполнение первого полугодия.

Несмотря на указание руководства совнархоза, никакorо увеличения объема выполняемых работ для СО АН трестами «Новосибгэсстрой» № 30, № 43 не получилось».

В заключительной части письма президиум Сибирского отделения Академии наук СССР и партийный комитет обратился к Горячеву с просьбой дать поручение строительному отделу обкома КПСС совместно с Управлением строительства совнархоза, с участием руководства Сибирского отделения АН СССР разработать, утвердить и осуществить мероприятия, обеспечивающие коренное улучшение хода строительства трестами совнархоза объектов СО АН и безусловное выполнение в текущем году государственного плана капитального строительства по объему капиталовложений и по сдаче объектов.

Поднятый Лаврентьевым вопрос о невыполнении планов строительным управлением Новосибирского Совнархоза, получил дальнейшее развитие. 19 августа на заседании бюро Новосибирского обкома обсуждался вопрос «О состоянии строительства объектов СО АН СССР», где выполнение плана строительно-монтажных работ строительным управлением Совнархоза, подверглось серьёзной критики. «Рассмотрев вопрос строительства объектов СО АН СССР, бюро обкома КПСС отмечает, что план строительно-монтажных работ 1960 г. выполнен управлением строительства Совнархоза лишь на 30,6 %, предприятием почтовый ящик 111 на 48,1 %. Особенно неудовлетворительно ведется строительство трестом № 30 Ботанического сада, практически не ведутся работы трестом № 43 по строительству типографии. Трестом «Новосибирскгэсстрой» не выполнены обязательства по вводу в эксплуатацию главного корпуса Экспериментального завода. Новосибирский горисполком до сего времени не обеспечил снос жилых строений на площадке строительства научно-технической библиотеки и к строительству ее трест № 30 не приступил. Отстает от графика строительство аэродинамического корпуса Институтка механики, институтов геологии и геофизики, ядерной физики, пиковой котельной Академгородка, коттеджей и блокированных домов для научных работников.

По-прежнему неудовлетворительно осуществляется поставку предприятию п/я 111 сборных железобетонных конструкций со стороны Совнархоза. Совнархозом не выполнены постановления Совета Министров РСФСР от 27 января 1960 г. по строительству завода газобетона и силикатных блоков, которые должны поставлять панели и блоки на объекты строительства научного городка». В постановлении бюро предписывалось Советскому райкому «усилить контроль за ходом строительства объектов СО АН СССР, сосредоточить внимание на пусковых объектах».

Увеличение темпов строительства Академгородка «Сибакадемстроем» было очевидно, за период второй половины 1959 - первой половины 1960 гг. было введено в эксплуатацию более 54 тыс. кв. метров жилой площади и ряд культурных объектов. Для сравнения «Новосибирскгэсстроем-2» в период 1958 - первой половины 1959 гг. сдано в эксплуатацию, по разным оценкам, жилой площади от 23 до 37 тыс. кв. метров, с учетом того что большая часть сданного жилья в 1958 г. приходилась на сборно-щитовые, брусчатые дома и индивидуальных застройщиков.

В протоколе пятого пленума Советского райкома КПСС, главный инженер «Сибакадемстроя» А. М. Вексман в своём докладе выделил два этапа строительства Академгородка, и кратко описал их, что получилось у него на мой взгляд довольно объективно. Первый этап он определил хронологически с 1958 года до первой половины 1959 г. Данный этап характеризовался им как подготовительный период, период формирования строительства в целом: набором и обучением рабочих кадров, развитием на площадках объектов подсобного назначения как-то: растворные узлы, складские помещения, базы механизации и т.д., строительство и частичное освоение базы стройиндустрии, строительство коммуникаций и дорог.

В этот период строительство осуществлялось в основном в микрорайоне "Щ", где строились брусчатые и щитовые дома для размещения в них рабочих-строителей.

Второй этап - второе полугодие 1959 года и 1960 года - период массового развертывания строительства жилых домов, объектов культурно-бытового назначения и институтов, внедрения на строительстве постоянно действующих поточных линий с улучшенной технологией и передовыми методами производства работ. Значительное улучшение материально-технического снабжения за счет пуска реконструированных собственных предприятий стройиндустрии и поставок с предприятий министерства.

Советский райком КПСС на протяжении всего периода строительства Новосибирского научного центра решал ряд важных задач в области организации процесса строительных работ и определял меры поощрения, либо наказания за выполнение или невыполнение постановлений партийных инстанций. Таким образом райком играл роль ведущего, распределяя каждому свои роли в строительстве. Примером такой «раздачи ролей» является постановление Советского райкома на пятом пленуме, проходившем 27 сентября 1960 г. В данном постановлении содержались следующие пункты:

«Обязать руководителей, партком, объединенный постройком, комитет ВЛКСМ управления " Сибакадемстрой", все партийные, профсоюзные, комсомольские организации строительства развернуть повседневную борьбу за скорейшее осуществление мер по индустриализации строительства города науки и дальнейшее повышение качества».

«Осуществить намеченную программу закладки крупнопанельных жилых домов на текущий год (40 тыс. кв.м.) Предусмотреть проектом организации работ ведение строительства с учетом новейших достижений, комплексной механизации всех процессов и сокращения сроков возведения зданий. Направить на крупнопанельные дома лучшие строительные бригады».

«Обязать руководство управления "Сибакадемстрой" (Иванов Н.М.) представить бюро РК КПСС мероприятия по улучшению использования средств механизации на строительстве.

Парткому усилить партийный контроль в этом направлении. Разобраться с деятельностью комиссий партийного контроля за пользованием средств механизации, превратить их в действенный орган для устранения многочисленных недостатков в использовании техники».

«Отметить особую важность развития системы повышения
квалификации рабочих кадров. Признать планируемые размеры обучения кадров на 1961 г. недостаточными и предложить руководству строительства пересмотреть их в сторону увеличения». Как мы видим, контролирующая функция Советского райкома наблюдалась во всех сферах строительства, начиная от контроля процесса «ускорении индустриализации строительства» и заканчивая процессом наблюдения за развитием «системы повышения квалификации» работников.

Анализ строительного процесса и его ход, довольно подробно обсуждался в 1960 г. на четвертой районной партийной конференции. Основные вопросы, которые решали участники конференции, сводились к следующему: нехватка рабочих площадей для ученых; отставание от намеченного плана строительства Академгородка; неудовлетворительное качество сдаваемых в эксплуатацию объектов; низкий уровень дисциплины рабочих; расточительство в строительстве, перерасход строительных материалов; массовые хищения строительных материалов; важность перехода на крупнопанельное строительство. Из положительных моментов, в протоколе четвёртой районной партийной конференции, было отмечено следующее: улучшение положения в строительстве с появлением «Сибакадемстроя»; запуск культурно-бытового строительства; некоторое улучшение качества строительства.

На проходившей конференции С. А. Христианович в частности сказал: «в конце 1959 г. и в 1960 г. были у нас большие трудности, может быть было даже труднее чем в начальные года: получилось так, что коллектив не мог полноценно работать, сильно отстало строительство институтов при общем выполнении плана строительства, практически почти полтора года Сибирское отделение не получало прироста рабочих площадей, на человека приходилось 2,5 кв.м. Только сейчас, может быть в декабре, в связи со сдачей Института геологии и бытовки корпуса аэродинамики мы несколько вздохнем, сможем работать по-человечески. Сейчас дело изменилось, и хотя план по институтам не выполнен, но виден поворот к лучшему.

Запущено культурно-бытовое строительство. Если бы план по культурно-бытовому строительству был выполнен, то тогда жить было бы в городке не плохо. Сейчас с этим делом тяжеловато. Мои вопросы требуют быстрого решения.

Строительство городка нельзя рассматривать как обычное строительство. В Центральном Комитете партии обращали внимание, что наш городок - это город, который по существу мы должны показывать не только у себя, но и за границей, как один из наших новых городов, как город науки. Мы должны его сделать как следует, сделать хорошо, показать хорошую архитектуру, высокое качество строительства. В связи с этим надо сказать, что с такой меркой, как мы раньше подходили, сейчас ужe нельзя подходить. Все-таки качество строительства еще неудовлетворительное, архитектурное оформление плохо поставлено. Сейчас принимаются меры. Приехала комиссия Госстроя. Вероятно это будет исправляться.

Надо сказать, что качество строительства улучшилось, Дома сдаются на '"хорошо" и даже два дома сданы на "отлично". Но какой ценой? Ценой переделок. Сейчас стоит задача, чтобы строить сразу хорошо, не ломать. Да строить сразу хорошо».

Помимо академика на конференции прозвучали доклады первого секретаря Советского райкома Чемоданова, директора опытного завода Архипова, бригадира бригады коммунистического труда «Сантехмонтаж» Гричановского. Все они высказали негативные мнения по разным аспектам строительства. К примеру, Марти Петрович рассказывал о недостатках в строительстве на данном этапе: «настоящим бичом для строительства являются вопросы взаимодействия между строительными организациями, особенно между ген- и субподрядчиками и внутри субподрядчиков.

К этому недостатку тесно примыкают многие нерешенные вопросы в соблюдении технологии производства работ, низкий уровень государственной дисциплины, несовершенство в организации диспетчерской службы, централизованной поставке материалов.

Следующим серьёзным недостатком является расточительство в строительстве. Вопросы экономики не привлекли должного внимания многих партийных организаций в строительстве.

Только по «Сибакадемстрою» за 10 месяцев перерасход некоторых материалов составил: цемента - 4,5 тыс. тонн, стекла - 7,5 тыс. кв.м., олифы - 150 т. (в три раза больше нормы!) Это настоящее разбазаривание. Надо иметь ввиду, что многие из этих материалов просто украдены со строительства».

Также по поводу ужасного качества сдаваемых в эксплуатацию жилых объектов и хищениях на стройке, заявлял Гричановский: «если зайти в дом, то просто невозможно там работать: стены на 10-200 мм. имеют косину и никому пожаловаться нельзя. Возьмите 34-й дом - там совсем забыли окна оставить, не сделали по проекту и говорят - забыли.

Я хочу сказать, товарищи, о хищениях социалистического имущества, которые имеются у нас на строительных площадках. Почему мы так много имеем перерасходов материалов? Это потому, что у нас никто не смотрит <…> мы в 33-м доме поймали воров, которые расхищали радиаторы. Позвонили в милицию, говорим, мы задержали людей, которые делали хищение государственной собственности, а оттуда звонят и спрашивают о том, поймали ли мы. <…> нам говорят что составьте акт и выгоните их. Таких актов мы отправляли в милицию в большом количестве, а результатов не получили.

Или такой случай. 72-й дом был подготовлен к сдаче государственной комиссии и пока шла комиссия из этого дома унесли 16 умывальников, причем там была военная охрана. <…> В другом месте сняли 150 кранов и т.д.

Помимо Советского райкома, важные и порой эксклюзивные задачи решал Новосибирский обком. Весь спектр мероприятий проведённых Новосибирским обкомом КПСС связанных со строительством Академгородка представлен в справке «О некоторых мероприятиях проведенных Обкомом КПСС в связи со строительством Академгородка и улучшением деятельности СО АН СССР», датированной декабрём 1960 г.

«Выполняя задачу по создании научного центра в Сибири, Обком КПСС в своей практической работе решал вопросы, связанные со строительством Академгородка, организацией базы для развертывания научно-исследовательской работы, подбором, расстановкой и воспитанием кадров, укреплением и улучшением работы партийной организации.

В начале строительства Академгородка Обкомом партии были приняты меры по созданию и укреплению строительной организации. Из города Новосибирска на стройку было направлено большое количество инженерно-технических работников, квалифицированных рабочих, а также материалов и механизмов.

Вопросы хода строительства объектов СО АН СССР неоднократно рассматривались на бюро Обкома КПСС.

Так, решением бюро Обкома партии от 5.07.58 г. были определены меры по обеспечению проектно-сметной документацией строительства научного городка СО АН СССР. В проектную организацию на постоянную работу были посланы специалисты из различных организаций города.

Решение бюро Обкома КПСС от 18.10.1958 г. предусматривало меры по улучшению организации труда на стройке, снабжения стройматериалами, улучшению работы транспорта и т. д. обеспечивающее окончание строительства первых объектов научного городка (института гидродинамики, жилья и т. д.)

В начале 1959 года Обкомом партии после детального изучения был поставлен вопрос перед ЦК КПСС о принятии мер в связи с крупными недостатками в проекте и строительстве Академгородка.

Было принято постановление Совета Министров СССР о новом дополнительном проектировании городка и передачи его строительства Министерству среднего машиностроения.

В разрезе этого постановления 29.05.1959 г. бюро Обкома партии определило задачи по улучшению планировки научного городка, сохранению лесонасаждений, сокращению коммуникаций, улучшению внутренней планировки и оборудованию квартир. Были поставлены задачи по повышению технического уровня строительства и создании базы стройиндустрии.

Учитывая, что Совет народного хозяйства не справлялся с производством стройматериалов, Обком партии решил передать один из заводов по производству стройматериалов на завершение строительства Министерству среднего машиностроения.

Совместно с Министерством среднего машиностроения Обком партии принял меры по укреплению строительной организации, улучшению культурно-бытового обслуживания строителей и ученых.

В связи с тем, что Совнархоз неправильно относился к Академстрою (часть имущества, транспортных средств была передана заводам, не выполнялись поставки строительных материалов) этот вопрос был предметом специального обсуждения в Обкоме КПСС, где было сделано замечание руководителям Совнархоза, заместитель по строительству Совнархоза Новиков А. Е. за недостатки в руководстве строительством Академстроя был освобожден от работы.

Этот и другие меры способствовали улучшению положения на строительных объектах научного городка. Более быстрыми темпами стало строиться жильё, сданы в эксплуатацию некоторые культурно-бытовые объекты (магазины, столовые, школа)

Готовится к сдаче 1-я очередь комбината кассетных стеновых блоков на 140 тыс. м³, сдан в эксплуатацию институт гидродинамики и первая очередь института геологии и геофизики.

Однако Обкому КПСС не удалось решить задачи по ритмичному выполнению плана строительно-монтажных работ. Многие сроки строительства сорваны, особенно отстаёт строительство институтов и объектов строящихся в городе.

Учитывая тяжелую обстановку с размещением институтов, Обком КПСС оказал помощь по созданию необходимых условий для работы научных работников СО АН СССР. В 1960 г. институту экспериментальной медицины и биологии было предоставлено здание вновь выстроенной больницы в Заельцовском районе. Некоторые лаборатории института автоматики и электрометрии были размещены на предприятия г. Новосибирска. Были приняты меры по обеспечению жилой площадью академиков, членов-корреспондентов АН, директоров институтов.

Обком КПСС занимался вопросами подбора, расстановки и воспитания кадров научных работников, административно-управленческого и хозяйственного аппарата. Постановлением бюро Обкома КПСС от 11 июля 1959 года была утверждена номенклатура Обкома и Новосибирского горкома КПСС по СО АН СССР.

Подавляющее большинство руководящих работников Сибирского отделения, входящих в номенклатуру Обкома, прошли через беседу и утверждены на бюро. Многие из них привлекаются к выполнению партийных поручений (чтение лекций, докладов, участие в работе комиссий), избраны в партийные и советские руководящие органы (Лаврентьев М.А., Христианович С.А., Горбачев П.Ф.)».

Несмотря на имевшиеся материальные и организационные возможности, план 1960 г. по строительству и сдачи в эксплуатацию жилых домов в г. Новосибирске для институтов Сибирского отделения АН СССР не выполнен.

В справке «Научный городок СО АН СССР»,* подготовленной отделом науки и высших учебных заведений обкома КПСС были приведены обобщающие данные о ходе этой стройки. В частности, сообщалось, что из сметной стоимости строительства в 216, 1 млн. руб. на 1 января 1961 г. реализовано 92,3 млн. (43 %). В том числе в 1957 г. - 9, 4 млн. руб., 1958 г. - 15,9 млн. руб., 1959 г. - 27,7 млн. руб., в 1960 г. - 39,3 млн. руб. Как видно из приведённых цифр, большая часть финансов реализована в последние 2 года, что связанно в первую очередь с появлением «Сибакадемстроя».

С конца 1960 года становится довольно популярными мероприятия по созданию специальных комиссий или штабов содействия строительству. Одним из примеров этому служит созданный 30 мая 1961 г. штаб содействия строительству клуба в микрорайоне «Д». Данная мера была принята для «усиления организаторской и политической работы на строительстве клуба», штаб утверждался Советским райкомом и служил некоторым подспорьем в процессе контроля и организации со стороны райкома КПСС. Функции подобных штабов заключались в организации и проведении еженедельных собраний по вопросам строительства, социалистических соревнований и т.д.

Несмотря на улучшение положения в строительстве в целом по Академгородку, в 1961 году всё же был отмечен рад недостатков. В частности на заседании бюро Советского райкома в докладе «О работе Управления капитального строительства СО АН СССР» отмечалась неудовлетворительная работа УКСа. «Деятельность управления капитальным строительством страдает целым рядом крупных недостатков и не может быть признана удовлетворительной». Отмечалось что: «Руководители УКСа Каргальцев, Ладинский недостаточно продуманно подходят к составлению и утверждению титульных списков. В план вводятся объекты, не имеющие проектной документации, не обеспеченные своевременной поставкой оборудования, что приводит к распылению средств и затяжке сдачи первоочередных объектов. Не ведётся последовательной борьбы за сокращение объёма незавершенного строительства, значительная часть законченных объектов не передана на баланс эксплуатационникам. На первое мая 1961 г. объём незавершенного строительства составил 50 млн. рублей». Следует отметить что это чуть меньше ¼ от сметной стоимости строительства. *

Помимо всего прочего на заседании бюро отмечалось: «неудовлетворительно поставлен надзор за качеством проектно-сметной документации, её комплексной поставкой. Допускаются случаи выдачи техдокументации без согласования с госархстройконтролем.

Большой ущерб наносят факты несвоевременного оформления финансирования на строящиеся объекты».

По-прежнему оставалась острой для обсуждения тема некачественного проведения строительных работ, расточительства и медлительности строителей. Сроки поджимали, а нужно было до конца 1962 года успеть сдать первую очередь строительства Госскомисии. Нарекания в строну строительных организаций вновь прозвучали с трибуны пятой районной партийной организации. Первый секретарь Новосибирского горкома обвинил строителей в расточительстве, заведомо низком качестве отелочных и строительно-монтажных работ, которые влекут за собой значительные переделки и как следствие перерасход материалов. Конкретных путей выхода из сложившейся ситуации Бакунин не предложил, лишь дал несколько рекомендаций строителям «Сибакадемстроя» и «Гэсстроя» по ускорению и улучшению качества строительных работ.

В один день с пятой партийной конференцией прошел пятый пленум Советского райкома КПСС, на котором было оглашено указание правительства, которое предписывало «с 1961 года сооружение объектов городка в кирпиче прекратить и осуществлять за счет применения крупных панелей в жилье и силикатных блоков на институтах». Данное указание было неслучайным, строительство из кирпича было очень дорогостоящим, более трудоёмким и требовало гораздо больше времени, чем сооружение зданий из панелей и силикатных блоков. Данный метод строительства очень активно стал применяться по всей стране.

В конце сентября 1961 г. Новосибирском Академгородке состоялась выездная сессия Президиума АН СССР, обсудившая результаты четырехлетней деятельности по созданию Новосибирского научного центра. По итогам работы сессии Президиум АН СССР принял специальное постановление, в котором отмечалось, что задача создания на востоке страны активно действующего центра АН СССР в основном выполнена.

Оценивая итоги работы, президент АН СССР В. М. Келдыш сказал: «Мы считаем, что датой открытия Сибирского отделения должна быть дата, когда вы будете во всеоружии, когда ваши институты будут вести полнокровную работу.

Все намеченное по строительству Сибирского городка не может быть закончено в те сроки, которые предположительно остаются до открытия - примерно год. Однако многие институты будут созданы в этом году, в будущем году будет построено много институтов. Вероятно, некоторые коллективы должны достигнуть тех размеров, которые предполагаются по плану.

Нужно сделать таким образом, чтобы все институты Сибирского отделения окончательно окрепли, может быть, не имея еще всех возможностей, но идейно, научно окрепли к моменту их официального открытия, открытия Сибирского отделения, для того, чтобы наше отделение и все наши ученые Академии могли через год доложить Правительству, что мы имеем развившийся первоклассный научный центр».

В выступлении председателя комиссии по дате открытия Новосибирского научного центра К. Н. Руднев говорил: «С точки зрения строительства и его окончания нам желательно, чтобы открытие, так называемое, было хотя бы в какой-то мере похоже на то, что мы называем открытием, например, Волжской гидростанции. А что называется открытием? Момент, когда Никита Сергеевич Хрущев разрезал ленточку, - ясно, что станция работает на полную мощность. Все заводы работают, весь персонал, который здесь работает, живет в благоустроенных домах, работают клубы, библиотеки и т. д. Т. е. факт открытия является фактом завершения. Здесь мы этого в 1962 г. полностью не решим, но мы должны к 1962 г. сделать так, чтобы главные институты Сибирского отделения работали на полную мощность сточки зрения реализации тех важных идей научных, которые в них заложены. Вот к чему нужно стремиться».

Как можно заметить практически во всех предшествующих выступлениях указывалось на то, что строительство объектов отстаёт от намеченного плана и вряд ли успеет к сдаче Госкомиссии которая намечалась на осень 1962 года.

На пленуме Советского райкома КПСС 26 ноября 1961 г. в докладе главного инженера «Сибакадемстроя» А. Н. Вексмана был рассмотрен ряд вопросов строительства Академгородка. В частности, была дана характеристика основных этапов строительства. Там отмечалось: «1-й этап (1958 г. и первое полугодие 1959 года) характеризуется подготовительным периодом, периодом формирования строительства в целом: набором и обучением рабочих кадров, развитием на площадках объектов подсобного назначения как-то: растворные узлы, складские помещения, базы механизации и т.д., строительство и частичное освоение базы стройиндустрии, строительство коммуникаций и дорог. В этот период строительство осуществлялось в основном в микрорайоне "Щ", где строились брусчатые и щитовые дома для размещения в них рабочих-строителей.

Второй этап (второе полугодие 1959 г. и 1960 г.) - период массового развертывания строительства жилых домов, объектов культбыта и институтов, внедрения на строительстве постоянно действующих поточных линий с улучшенной технологией и передовыми методами производства работ. Значительное улучшение материально-технического снабжения за счет пуска реконструированных собственных предприятий стройиндустрии и поставок с предприятий министерства. В этот период создано 8 поточных линий, в том числе в микрорайоне "А", объединяющих 8 жилых домов общей мощностью всех поточных линий 8 540 кв.м. и 5 в микрорайоне "Д", объединяющих 12 жилых домов общей мощностью всех поточных линий 19 272 кв. метров жилой площади. Таким образом, мощность всех поточных линий в микрорайонах А" и "Д" составила 26 812 кв.метров, или 88% общей площади, подлежащей сдаче в эксплуатацию в 1960 г. собственными силами предприятия п/я 111».

На мой взгляд, следуя логике выделения этапов строительства, можно выделить третий этап, хронологически определив его началом 1961 - концом осени 1962 гг., характеризуя данный этап наращиванием темпов строительства, значительным увеличением его объёмов, запуском панельного и блочного строительства и отказом, в целях экономии денежных средств, от строительства сооружений с помощью кирпича. Кроме того, помимо всего прочего данный этап можно обозначить как подготовительный. Крайняя хронологическая граница связанна с моментом сдачи первой очереди строительства Академгородка Государственной комиссии.

Год сдачи Научного центра комиссии прошел под лозунгом подготовки к приёму важных гостей и исправлении различных недоделок в области строительства. В данной ситуации хорошо проявил себя Советский райком КПСС, основательно проработав план на весь год по подготовке к успешному открытию Научного центра.

В первую очередь райкомом КПСС были созданы комиссии партийного контроля, которые должны были следить за ходом подготовки городка к сдаче госкомиссии. Всего было создано восемь комиссий:

по энергоснабжению, электроснабжению, связи и радио;

по сооружениям теплоснабжению, пароснабжению, канализации и водоснабжению;

комиссия по благоустройству;

по приведению в порядок городка (по микрорайонам);

по торговому и бытовому обслуживанию;

по подготовке технической документации и материала для технико-экономического анализа;

по оформлению городка;

по подготовке программ культурного обслуживания.

Рекомендации по работе комиссий прозвучали заместителя председателя президиума Сибирского отделения АН СССР Белянина. «Я приветствую мысль о создании комиссии партийного контроля за ходом подготовки городка к сдаче государственной комиссии. Хочу высказать замечания о содержании их работы.

Они должны заслушать обзорные доклады по своим вопросам, определить главные вопросы и затем решать их. Следует им разбирать и случаи неоперативной работы, длительных обещаний и очковтирательства. К благоустройству надо привлечь пенсионеров и вторых членов семей».

На шестом пленуме Советского райкома КПСС был дан довольно подробный анализ ситуации в Академгородке по некоторым параметрам строительных работ. «Новосибирское управление приняло меры к реализации планов по Академгородку, и уже сделало много работ. С радиофикацией вопрос уже решен. Всё связанно сейчас со сдачей. Телефонизация: ещё больше работ, так как нужно проложить 11 км. кабеля в коллекторе.

Часофикация идет трудно. То нет часов, то нет часовых станций, то ещё что-нибудь. Но обещаем, что сделаем всё, чтобы подготовиться к открытию.

Вопрос соединения с городом. Мы очень долго строим коммуникацию, в этом виноваты мы. Сейчас не готова к сдаче. Но вопрос упирается в кабель. Осталось 3 км. до Академгородка. Он есть и уже отгружен. Я могу заверить, что последний наш график сдачи будет исполнен, но надо, что бы его утвердили п.я. 111.

В правительственной линии ещё только 6 км. проложено и смонтировано, у нас не хватает кабеля 26 км».

Помимо райкома, оживленный интерес к сдачи города науки, проявляли Новосибирский горком и обком. В выступлении первого секретаря Новосибирского горкома Филатова была высказана мысль в поддержку Советского райкома КПСС.

«Все понимают значение открытия города науки. Вся городская партийная организация и Советская, держат экзамен, хорошо и со вкусом открывать город науки. Правильно выражают тревогу коммунисты. РК КПСС правильно определил операции, как никогда организаторская работа, поэтому намечены мероприятия..

Мы должны повысить требования ко всем, кто нарушит сроки сдачи объектов. Около 20000 человек направлено в колхозы и совхозы области, Советский район пока мы не трогаем. Надо чаще собираться на объектах, подводить итоги, беседовать на местах, ставить конкретные мероприятия. Больше афишировать, печать широко распространять. Тов. Белянин говорил много о благоустройстве, большую пользу могут принести вторые члены семьи, когда своими руками сделано, больше ценим мы.

ГК КПСС уверен, что поставленные задачи перед Советским районом, будут выполнены».

В постановлении бюро Советского райкома обращается «с призывом ко всем руководителям, партийным, профсоюзным, комсомольским организациям строительства СО АН СССР, учреждений проявить ещё большую сплоченность и организованность в оставшийся период до открытия научного центра. Необходимо помнить, что город должен быть сдан комплектно, т.е. все объекты, включенные в пусковые графики должны быть сданы.

Считать необходимым провести 2 общественных смотра готовности городка к открытию 15 октября и 5 ноября сего года».

Сдать первую очередь строительства Академгородка госкомиссии в срок, Советскому райкому не удалось, сдача была перенесена на 1964 год. Отвечая на вопрос «Чем вызвана отмена открытия Академгородка в Новосибирске в ноябре месяце?» М. П. Чемоданов на 6 партийной конференции Советского района сказал следующее: «ноябрь месяц был определен решением Президиума ЦК КПСС и под эту дату мы напряженно работали и с задачей справились.

Но открытие есть событие важного политического значения, поэтому ЦК и Правительство определяет срок с учетом целого рода факторов. Предварительно срок переносится на середину года».

В целом, подводя итоги деятельности Советского райкома КПСС за период 1958-1962 гг. следует отметить то, что ему удалось выполнить поставленные перед ним задачи. За истекшие 4 года РК КПСС смог сформировать необходимую материальную базу, развернуть новое промышленное производство, сдать в эксплуатацию десятки тысяч площадей, создать необходимые условия для более или менее нормальной работы научных сотрудников.

Создание Сибирского отделения и его центра в Новосибирске в большой мере прошло организационную фазу. К концу 1962 года на территории Академгородка действовало 21 научное учреждение, численность сотрудников в Сибирском отделении, включая университет и опытный завод, приближалась к 12 тысячам. За освещаемый период, несомненно, улучшилось культурно-бытовое обслуживание трудящихся.

«В области капитального строительства являлось успешное выполнение решения правительства по завершению в 1962 г. пускового комплекса научного городка к открытию. Пятилетний план строительно-монтажных работ выполнен на 100, 6 %, освоено 120 млн. рублей или 83 % всех средств генеральной сметы. Собственные здания получили 8 институтов и университет, заселено 228 тыс. м.² жилой площади, выстроены здания для 43 учреждений культурно-бытового назначения». Таковы были итоги на период конца 1962 г. в целом можно с уверенностью сказать, что в тот момент был построен небольшой городок - спутник с населением чуть более 20 тыс. человек.


Глава 2. РОЛЬ СОВЕТСКОГО РАЙКОМА КПСС В РЕШЕНИИ СОЦИАЛЬНЫХ И КУЛЬТУРНО-ИДЕОЛОГИЧЕСКИХ ВОПРОСОВ


.1 Деятельность райкома по созданию инфраструктуры ННЦ


Начиная свою деятельность, Советский райком столкнулся с массой трудностей и проблем в вопросах бытового обслуживания населения. В связи с этим 24 мая 1958 г. бюро райкома КПСС направило инструктору ЦК КПСС Н. А. Дикареву, курировавшему СО АН СССР, записку с предложениями о решении ряда вопросов бытового обслуживания населения района, в том числе обеспечении продовольственными и промышленными товарами, транспортом, прессой. Записка была следующего содержания: «Вновь созданный Советский район города Новосибирска имеет площадь 130 км² и состоит из 11 населенных пунктов, расположенных по обеим сторонам реки Обь на значительном расстояний друг от друга. Общая численность населения, связанного со строительством Отделения Академии наук к концу 1958 г. достигнет 16-18 тысяч человек, а в 1959 г. вырастет до 30-35 тысяч человек.

На территорий Советского района развертывается крупное строительство Сибирского отделения Академии наук СССР и ведутся большие работы по окончанию строительства Новосибирской ГЭС и ряда промышленных предприятий. Единственной торгующей организацией района является ОPC треста «Новсибирскгэсстрой-1» с подчинением Новосибирскому Совнархозу. ОРС обслуживает нужды гидростроителей и прилегающих населенных пунктов и не в состоянии обеспечить торговлю района, строительства Сибирского отделения Академии наук, тем более основного контингента научных кадров, которые начнут работать с конца текущего года».

В частности райкомом, предлагалось создать соответствующую торговую организацию и «учитывая трудности в обеспечении продовольственными и промышленными товарами за счет местных фондов» включить ее в систему централизованного снабжения. В связи с этим отмечалось: «в г. Новосибирске на централизованном снабжении находится ОPC завода п/я № 80 Министерства среднего машиностроения. Исполком городского совета (тов. Шевнин) поставил вопрос перед руководством Министерства среднего машиностроения об организации в их системе ОРСа Сибирского отделения Академии наук».

Говорилось также о необходимости создания районной газеты, электрофицировании железнодорожного участка Новосибирск-Бердск, а также организации районных органов государственного пожарного надзора и самостоятельной военизированной пожарной части, поскольку лесные массивы Академгородка требуют «систематического надзора в противопожарном отношении…».

Вообще в целом, вопросу охраны и защиты естественных лесов, уделялось достаточно много внимания, указывая на то, что данный вопрос был актуальным и в значительной мере важным в жизни Академгородка.

Так 19 июня 1958 Советский райисполком рассмотрел вопрос «Об охране лесов и лесопарков на территории научного городка СО АН СССР». В принятом по этому поводу решении, в частности, предписывалось: «Запретить в лесах на территории научного городка всякую вырубку леса <...>. Предложить строительным организациям, производящим строительство и строительно-планировочные работы на территории научного городка, ограждать стройплощадки глухими щитами, гарантирующими лесонасаждения от повреждений <...>. Лиц, виновных в нарушении настоящего решения, подвергать штрафу до 100 руб. или исправительно-трудовым работам сроком до 1 мес.».

Более жесткие меры в решении данной проблемы предлагал Президиум СО АН СССР. В своём постановлении от 12 декабря 1958 г. для борьбы с нарушителями уничтожавших древесные и кустарниковые породы, предусматривалась, в частности, фиксировать все «лесонарушения, вплоть до единичных случаев порчи древесных и кустарниковых пород» «предъявить иски взысканий по таксовой восстановительной или штрафной стоимости (в зависимости от характера нарушений) через административную комиссию Райсовета, Народный суд или Госарбитраж, а в случае злостных или неоднократных лесонарушений привлекать виновных лиц к уголовной ответственности».

Все последующие распоряжения и постановления были также инициированы Президиумом СО АН, в документах Советского райкома данная проблема не нашла отражения, что на мой взгляд является печальным фактом и показателем того, что райком занимался более глобальными и существенными проблемами, а такой социально значимый вопрос, как защита окружающей среды его по всей видимости мало волновал.

В дальнейшем уже в начале 1959 года была образована неприкосновенная лесная территория Академгородка, площадью 252 га, на которой всякого рода постройки и сооружения, не связанные с основной деятельностью Лесозащитной опытной станции, запрещались. Из того участка предусматривалось выделение заповедной части площадью в 85 га, «подлежащей особо тщательной охране, как памятник естественного произрастания леса в зоне приобских боров». Здесь предусматривалось закрыть все проезжие дороги, а посещение ее могло осуществляться «только в организованном порядке в виде экскурсий в сопровождении сотрудников ЛОС». Площадь в 125 га выделялась в качестве зеленой зоны Академгородка для общего пользования, но также подлежала сохранению наравне с остальными лесонасаждениями Лесозащитной опытной станции.

На начальном этапе создания Академгородка, Советский райком столкнулся с массой трудностей в области культурно-бытового обслуживания населения, которого с каждым днём становилось всё больше и больше из-за постоянного прибытия новой рабочей силы и ученых в Сибирь, в частности в Научный городок. Большинство вопросов социального характера, таких как, торговля, медицинское обслуживание, школьное и дошкольное образование - были связанны неразрывно со строительством. Что бы наладить качественное обеспечение населения элементарными бытовыми нуждами, в первую очередь нужно построить объекты осуществляющие социальную функцию. Этим-то в первую очередь и был занят Советский райком в первые годы строительства.

Учитывая то, что строители приехали практически на пустое место, для нормальной и главное плодотворной работы им были необходимы: поликлиники, магазины, бани, школы, детские сады, котельные, городские коммуникации и т. п. Всё это сразу построиться не могло и поэтому данный процесс растянулся на несколько лет. На третьей сессии районного совета депутатов трудящихся проходившей 11 сентября 1958 г. был затронут ряд вопросов торгово-бытового обслуживания в Советском районе, отмечен ряд серьезных недостатков в этой сфере. В частности, в докладе заведующего отделом торговли райисполкома А. В. Туманова говорилось по этому поводу: «В продаже часто отсутствуют товары первой необходимости <...>. Большинство магазинов ОРСа и РАЙПО находятся все еще в антисанитарном состоянии <...>. Работники прилавка неряшливы, за прилавком стоят в старых рваных халатах, грубы с покупателями». Подобные сообщения о некачественном и недобросовестном обслуживании населения встречаются на протяжении всего рассматриваемого периода.

Впервые справка о культурно-бытовом обслуживании населения была дана первым секретарём Советского райкома, Е. К. Лигачевым, поздней осенью 1958 г., на второй партийной конференции Советского района. В своём выступлении он отмечал: «в районе на одного человека приходится всего 4,0 кв. м. жилом площади, на одного продавца магазина 3 100 жителей района, в других районах Новосибирска - 700, на одну столовую приходится 9 000 жителей при норме 500-600 посетителей, для нормального медицинского обслуживания не хватает 175 больничных коек». По приведённым данным можно сделать вывод о том, насколько сложно было первым «поселенцам» города науки, и сколько нужно было ещё сделать для того, что бы Академгородок полноценно функционировал. К тому же данное сообщение нам интересно ещё и потому что, это по сути дела, первое заметное беспокойство партийного руководства по вопросам культурно бытового обслуживания жителей Академгородка.

В связи с сложившейся ситуацией 9 января 1959 г. исполнительный комитет Новосибирского городского совета депутатов трудящихся принял решение «О мерах помощи Советскому району», в котором впервые был предусмотрен обширный комплекс мер по улучшению социально-бытовой инфраструктуры района. В частности, в 1959 г. предполагалось построить в поселке строителей Академгородка больницу на 17 коек и поликлинику на 100 посещений, четвертом квартале 1959 г. сдать в эксплуатацию комплекс больничных сооружений, в том числе больницу на 200 коек; построить автодорогу от Новосибирска до Академгородка, закончить строительство главного канализационного коллектора № 1, построить две школы по 920 мест каждая, два детских сада на 250 мест и двое детских яслей на 200 мест.

Помимо всего прочего многие строительные организации взяли на себя социалистические обязательства, по скорейшему запуску в эксплуатацию культурно-бытовых объектов Академгородка. В связи с этим бюро Советского райкома КПСС, в феврале 1959 г., утвердило «Социалистические обязательства коллективов трудящихся Советского района г. Новосибирска на 1959 г.». В них предполагалось, в частности, ввести в эксплуатацию 4 школы, 3 детских сада, 2 детских яслей, клуб на 800 мест, баню на 218 мест, 7 магазинов, 3 столовых на 500 мест. Предусматривалось закончить строительство бетонной дороги Новосибирск-Научный городок, кольцевой дороги в научном городке, произвести в 1959 г. посадку 100 тыс. деревьев и кустарников.

Среди всех прочих документов, Советского райкома КПСС, наибольший интерес вызывает письмо первого секретаря Советского райкома Е. К. Лигачева, датированное седьмым марта 1959 г. В данном письме отражена, забота и беспокойство первого секретаря о том, что были исключены из сметы проектной документации важные и очень нужные культурно-бытовые объекты. Письмо было направленно Секретарю Новосибирского Обкома КПСС Б. Н. Кобелеву, председателю Новосибирского Совнархоза В. Т. Забалуеву и председателю Новосибирского горисполкома В. И. Шевнину. В письме отмечалось: «Советский РК КПСС считает необходимым поставить чрезвычайно важный вопрос, связанный с проектированием и строительством комплекса сооружений комбината стеновых материалов и гаража на 400 автомобилей.

При рассмотрении проектного задания на жилой поселок комбината и гаража ОКСом совнархоза было принято решение исключить из сметы и проектирования два квартала из намеченных трёх. К строительству был принят массив в составе 35 тыс. м² жилья, 2-х детских учреждений, 1-го магазина и 1 бытовой мастерской.

В число исключенных попали следующие объекты: школа, детские учреждения, столовая на 100 мест, 4 магазина, поликлиника с инфекционным отделением, клуб. Между тем совершенно очевидно, что без наличия этих объектов нормальное функционирование предприятий невозможно.

До конца года должно быть введено в действие около 6 тыс. квадратных метров жилья, ввода каких-либо культурных, бытовых объектов в текущем году не предусматривается.

Странный и необъяснимый характер решения об исключении из проекта школы, магазинов, столовой, поликлиники и других зданий подтверждается тем, что в районе площадки комбината на расстоянии 7-10 км. от поселка нет школ, медицинских, торговых и других учреждений. Таким образом пяти, шеститысячное население будущего городка обрекается на совершенно невыносимые условия.

Райком КПСС считает, что этому вопиющему безобразию должен быть положен конец и просит Вашего немедлительного (так в тексте) вмешательства».

Письмо интересно тем, что в нём отражены внутренние качества первого секретаря Советского райкома, его переживания за обустройство Академгородка и его жителей.

На протяжении всего последующего периода райком КПСС Советского района активно вмешивался в дела связанные с решением социальных проблем, будь то, написание перечня необходимых мер в области культурно-бытового обслуживания населения, или проверка выполнения социалистических обязательств строительными организациями.

Помимо Е. К. Лигачева, о трудностях в сложившейся ситуации, говорил и заместитель председателя райисполкома Н. Г. Чусовитин. В своём докладе на четвертой сессии Советского районного совета депутатов трудящихся он отмечал: «Положение сложилось очень тяжелое. Тысячи семей рабочих, инженерно-технических работников и служащих с нетерпением ждут сдачи жилья <…>. Из-за неправильной политики руководства Академстроя население вынуждено терпеть тяжелые, ничем не оправданные в наше время лишения <…>. Трудящиеся больше не хотят терпеть лишений. Действительно, мы дожили до того, что за одним хлебом надо простоять 1,5-2 часа в день, постоянно очередь стоит за мясом, молоком, продуктами, промтоварами <…>. В случае провала их (культурно-бытовых объектов. - А. Н.) ввода в эксплуатацию на совесть ляжет мучение тысяч людей».

Что бы как-то снять напряжение в данной обстановке вопрос «О состоянии и мерах улучшения торговли и общественного питания в Академгородке» был рассмотрен на заседании бюро Новосибирского горкома КПСС. В принятом по этому поводу постановлении отмечались, что «торговое обслуживание трудящихся Советского района и особенно сотрудников СО АН СССР поставлено неудовлетворительно. Сеть предприятий торговли и общественного питания крайне ограничена и не удовлетворяет минимальных потребностей населения. Качество обслуживания низкое», «подавляющее большинство предприятий торговли и общественного питания находятся в антисанитарном состоянии». Был намечен комплекс мер по «улучшению торговли и общественного питания, техническому оснащению магазинов, столовых». Кроме различных организационных новшеств предусматривалось выделить дополнительно ОРСу Новосибирской ГЭС на второй квартал 1959 г.: мясопродуктов - 50 тонн, сахара - 50 тонн, кожаной обуви - 200 тыс. руб., трикотажа - 200 тыс. руб., хлопчатобумажных тканей - 250 тыс. руб., мебели - 200 тыс. руб. В целях обеспечения мясом, птицей и диетическим яйцом строителей СО АН СССР, предписывалось до 1 декабря 1959 г. построить 15 птичников в совхозе ОРСа п/я № 64.

Во многих документах того времени встречаются негативные отзывы о работниках торговли и общепита. Ярчайшим примером этому служит решение Советского райисполкома «О работе РАЙПО», где отмечалось, что «торговая сеть находится в запущенном антисанитарном состоянии», «работники прилавка грубы, не соблюдают элементарных требований советской торговли».

К концу 1959 г. ситуация ещё сильнее обострилась и в решение данного вопроса стал вмешиваться Новосибирский горком КПСС. В своём постановлении от 14 декабря 1959 г. бюро горкома КПСС сделало замечание Советскому райкому КПСС. В принятом по этому поводу постановлении, в частности, указывалось, что «в Советском районе создались большие трудности в удовлетворении материальных и культурно-бытовых запросов населения», «уровень организации торгового и культурно бытового обслуживания трудящихся не отвечает назначению района, как центра науки не только в г. Новосибирске, но и в целом в стране». Отмечалось, что «в микрорайоне А, где проживает около 1 000 научных сотрудников, имеется всего лишь один продовольственный магазин на 2 рабочих места и ларек для продажи овощей».

Горком потребовал от Советского райкома КПСС, райисполкома, партийных и профсоюзных организаций, хозяйственных руководителей района «безусловного выполнения постановлений бюро горкома КПСС О мерах помощи Советскому району, О состоянии и мерах улучшения торговли и общественного питания в Академгородке, Об улучшении бытового обслуживания трудящихся».

Некоторые конкретные факты о состоянии социально-бытовой сферы Академгородка были приведены в ряде других документов, в частности, в справке парткома Сибакадемстроя «О состоянии партийно-политической работы на 1 декабря 1959 г.». В ней, в частности, отмечалось: «В двух хлебных неприспособленных магазинах часто продают хлеб, изглоданный грызунами <...>. Ощущается недостаток продажи хлеба, перебои вызывают возмущение рабочих <...>. Жилищные условия тяжелые. Более 3,5 тыс. чел. рабочих и служащих (без учета субподрядных организаций и военнослужащих) вынуждены ездить на работу из Новосибирска, Бердска и других мест. В этом числе крайне нуждается в жилье 2 тыс. семей <...>. Недопустимое состояние создалось с оказанием медицинской помощи рабочим и служащим. На территории Академгородка имеется только один здравпункт с пропускной способностью 90 чел. Фактически в среднем обращается 250 чел. и больше <...>. Недостаточно отработан вопрос с транспортным сообщением. Всего ежедневно осуществляется перевозка 5 913 чел. <...> Большая текучесть рабочей силы. За 4 месяца (июль-сентябрь) принято рабочих 1 917, уволено 1 604 чел. Состояние трудовой и производственной дисциплины низкое».

Период наибольшей активности Советского райкома КПСС в решении культурно бытовых вопросов пришелся на конец 1959 - середину 1960 гг. В этот период было принято несколько постановлений и вынесено ряд решений, в частности 5 июля 1960 года райкомом был утвержден перечень первоочередных мер по улучшению культурно-бытового и торгового обслуживания населения Академгородка.

В области торговли предусматривалось:

Открыть продовольственный магазин с хлебным отделом;

Открыть специализированный магазин по продаже овощей и фруктов в полуподвальном помещении;

Открыть магазин хозяйственных товаров с пунктом проката вещей домашнего обихода;

К 1 сентября открыть стол заказов с доставкой на дом продовольственных товаров;

Открыть магазин продтоваров с отделом и буфетом с горячими напитками в "Золотой долине";

Открыть палатку по продаже овощей по Академической улице проспекта науки;

Организовать в гастрономе № 7 продажу прохладительных напитков,

Устроить развозную торговлю керосином;

Организовать продажу дров и угля;

Наладить продажу промышленных товаров по предварительным заказам (с 10 сентября);

В магазине дома № 8, кв. 3 построить киоск для продажи мучных товаров по Академической улице напротив Проспекта науки;

Организовать временные буфеты для строительных рабочих м/р А и "Б" по согласованию с начальниками стройрайонов;

Организовать буфет в полуподвале дома №6 закусочную-пирожковую и изменить часы ее работы с учетом обслуживания рабочих вычислительного центра и студентов университета.

Расширить ассортимент продуктов в магазине полуфабрикатов.

Такой подробный и детальный список указывает на то, насколько серьёзно и глубоко вникал в проблему Советский райком ЦК КПСС. Помимо вопросов торговли было принято решение об оказании первоочередных мер другим сферам культурно-бытового и социального назначения. Так по медицинскому обслуживанию предусматривалось:

Открыть детскую консультацию в доме № 6-А (помещение бывшего травмпункта).

Открыть детскую молочную кухню в двухкомнатной квартире дома 44-А, кв.2.

Открыть аптеку в трехкомнатной квартире д. № 42, кв. 1.

Кроме Советского райкома проблемой медицинского обслуживания, занималось так же и бюро президиума СО АН СССР. Рассматривая вопрос «Об улучшении медицинского обслуживания Научного городка Сибирского отделения Академии наук СССР» 21 декабря 1959 г. было отмечено следующее: «В настоящее время в Академгородке живет значительный коллектив сотрудников <…> начал работать университет, 300 человек общежитие, около 12 тыс. рабочих. Таким образом, имеется большой коллектив, который живет на новом месте, часто в не вполне нормальных условиях».

В принятом постановлении указывалось: «Начавшееся заселение Академгородка учеными выдвинуло неотложную задачу организации высококачественного медико-санитарного обслуживания. Между тем медицинское обслуживание жителей Советского района г. Новосибирска является крайне неудовлетворительным <…>. Медико-санитарный отдел СО АН СССР имеет в Академгородке только один здравпункт, не обеспечивающий надлежащего обследования и лечения больных. Больница Медико-санитарного отдела СО АН СССР, рассчитанная на 200 коек, должна была по плану завершена строительством только в конце 1960 г.»

В качестве одной из первостепенных мер предусматривалось «с начала 1960 г. создать в Академгородке больнично-поликлиническое отделение на базе временно приспособленных помещений», «поликлинику на 16 врачебных должностей и стационар на 10-15 коек с последующим его расширением в течение года».

Возвращаясь к постановлению Советского райкома КПСС от 5 июля 1960 г. «О первоочередных мерах по улучшению культурно-бытового обслуживания», следует отметить некоторые особенности. В частности, бросается в глаза то, что большинство объектов социальной направленности должны были возникнуть в квартирах строящихся домов и в полуподвальных помещениях, связано это было на мой взгляд, прежде всего с тем, что не хватало отдельных специализированных зданий, в которых могли бы разместиться разного рода магазины, поликлиники, почтовые отделения и т.д.

В рамках принятого райкомом решения в июле 1960 г. в области других сфер предполагалось:

По бытовому обслуживанию:

Открыть почтовое отделение в трехкомнатной квартире дома № 44-А, кв. 26.

Открыть сберегательную кассу с правом выдачи денег по аккредитивам, продажи профсоюзных марок, оплатой выигрышей в помещении почтового отделения, № 44-А, кв. 26.

Перевести мастерскую по ремонту обуви и верхней одежды в дом № 6, кв. 2, предоставив им кухню и большую комнату 19 кв.м.

Организовать пункт приема одежды в химчистку в доме № 6-В, кв.2, предоставив ей маленькую комнату 6 кв.м и ванную комнату.

Радиофицироватъ жилые и прочие помещения в микрорайонах «А», «Б», «В». По мере сдачи домов выделить в помещении университета 2 аудитории для занятий в вечернее время кружков художественной самодеятельности.

Организовать вечерний университет музыкальной культуры и изобразительного искусства (в актовом зале университета).

Установить газетные витрины газет Правда, "Советская Сибирь, Известия, Комсомольская правда.

По детским учреждениям:

Открыть детский сад (типовой) на 125 мест в микрорайоне "А" (дом I9-A).

Расширить существующие детские ясли, предоставив им в доме 4-А квартиры 25, 26, 28, 14, доведя в них число мест до 100.

Открыть детские ясли (типовые) в микрорайоне "А" в доме № 18-А и сдать их в эксплуатацию 1 октября.

Немедленно возобновить строительство детского сада и детских яслей в микрорайоне "В" и сдать в эксплуатацию детский сад 1 января, детские ясли 1 марта 1961.

Построить детскую площадку к 15 марта 1961 г.

Между водной станцией и Институтом гидродинамики организовать детский каток.

Организовать школу № 130 как школу продленного дня с двухразовым питанием.

Организовать детскую музыкальную школу в помещении школы 130 (выделить 4 класса).

По транспорту:

Организовать регулярное автобусное движение (по типу московских автобусов-экспрессов) Новосибирск-Академгородок и обратно с 6 часов утра до 12 часов ночи по отдельному графику.

Провести автобусный маршрут ст. Сеятель - микрорайон "Д" (столовая) -Институт Гидродинамики - проспект Науки - железнодорожная станция; автобус - с 6 утра до 12 ночи, с учетом расписания пригородных поездов.

По благоустройству:

Произвести установку фонарей уличного освещения.

Закончить строительство площадок для сушки белья около введенных в эксплуатацию жилых домов.

Установить знаки, регулирующие дорожное движение и строго контролировать соблюдение правил дорожного движения.

Установить садовые диваны, урны.

Оборудовать детские площадки в квартале.

Выделить и организовать в каждом районе не менее одной детской комнаты.

Закончить строительство спортивных площадок: в школе № 130 (микрорайон "В", дом 26-й); университете (микрорайон "А", дом 20-А); Институте ядерном физики.

Построить хоккейное поле на спортплощадке при НГУ.

Открыть лыжную базу с однодневным прокатом лыж, количество пар лыж - 100 (дом № 3, подвал), к 1 ноября.

Организовать работу спортивных секций: волейбольной, баскетбольной, борьба классическая, самбо и др. (осенью, весною - спортплощадки, зимой - спортзал НГУ и школа № 130), 12 раз в неделю по 3 часа.

План мероприятий социального характера впечатляет и ещё раз доказывает что Советский райком не оставался в стороне, а активно вмешивался в жизнь Академгородка, осуществляя функцию руководящего органа в решении данной проблемы.

С самого начала строительства и практически до конца рассматриваемого нами периода очень остро стоял вопрос с общественным транспортом и организацией доставки сотрудников институтов и строителей внутри Академгородка и из города. Как уже отмечалось в первой главе, строительство дорог в Академгородке началось в январе - марте 1958 г., но дороги строились как временные. В конце весны 1958 г. на строительстве Академгородка началось сооружение постоянных бетонных дорог: в некоторых местах развернулось бетонирование главных дорожных магистралей. На трёх участках приступили к строительству дороги Новосибирск - Академгородок. Таким образом, практически до середины 1958 г. в Академгородке не было организованно централизованного автобусного сообщения и в Советский райком КПСС поступало множество жалоб по этому поводу.

Осенью 1958 г. на заседании бюро Новосибирского горкома КПСС был рассмотрен вопрос «О строительстве троллейбусных линий в Советском районе». В принятом по этому поводу решении, в частности, указывалось: «Учитывая важное значение троллейбусных коммуникаций в Академгородок и строительство Новосибирской ГЭС в связи с решением бюро горкома КПСС от 9.07.58 об установлении маршрута для институтов <...> в срок до 15 декабря провести изыскательские проектные работы, связанные со строительством троллейбусных линий в Советском районе». Далее в названном документе содержался перечень конкретных мер по изысканию финансовых резервов и материалов для решения поставленной задачи. Предполагалось закончить это строительство к 1 июня 1959 г.

Хотя в конечном этапе это направление развития транспортных коммуникаций Академгородка с Новосибирском не было реализовано, однако, видимо, до какого-то времени в данном плане предпринимались определенные шаги. Об этом, в частности, свидетельствует письмо председателя Советского райисполкома А. Д. Мутилина первому секретарю райкома Е. К. Лигачеву и заместителю председателя СО АН СССР по административно-хозяйственным вопросам Л. Г. Лаврову (оно не датировано, предположительно же относится к маю 1959 г., поскольку предшествующий документ в данном архивном деле датирован 12 мая названного года). В письме говорилось: «Вами было дано задание определить размеры затрат для проведения троллейбуса в наш район». В связи с эти председатель райисполкома сообщал, что для реализации указанной задачи «препятствий нет» и определяя сумму необходимых расходов в 16,6 млн. руб. Эту идею не оставляли и в последующий период, что нашло отражение в упоминавшейся книге «Строительство Города науки». Там по этому поводу говорилось: «С окончанием всей дорожной сети городка по основным магистральным улицам пойдут троллейбусы».

Решение об организации внутрирайонного сообщения, по определённым маршрутам, было принято Советским райисполкомом, лишь год спустя, 27 октября 1959 г. Предполагалось организовать три маршрута: Управление - эстакада, Управление - Институт гидродинамики, Юнгородок* - Институт гидродинамики.

Тем не менее, несмотря на то, что данный вопрос довольно часто поднимался на заседаниях бюро Советского райкома и разного рода партийных собраниях, на период конца 1960 года проблема доставки людей из города, в связи со значительным удалением Академгородка от Новосибирска, стоял очень остро. Так на четвертой районной партийной конференции в докладе Христиановича прозвучало следующее: «У нас очень тяжелое положение с транспортом. Большое количество людей живет в городе и народ мучается. Конечно, когда будет построен второй путь и пойдет электричка от города в городок, то положение с транспортом улучшится. На 1961 г. правительство выделило все деньги для окончания строительства и теперь большая, задача - закончить электрификацию и построить этот второй путь за 1961 г.».

В протоколе четвёртой районной партийной конференции, проходившей 26 ноября 1960 г. был также затронут вопрос «об автобусном движении внутри города, об организации маршрута до опытного завода». По этому поводу М. П. Чемодановым было сказано: «В отношении маршрута до опытного завода могу сообщить, что по решению горкома партии, которое было принято в ноябре месяце, такой маршрут должен быть организован. Что касается сообщения внутри городка, то мы пока не сумели эту задачу решить. У нас решение есть, если наш Облавтотрест будет строго выдерживать установленный график движения маршрута Новосибирск-Научный городок с интервалом 10 минут, как установлено решением бюро горкома партии, то транспортом будут пользоваться нормально. Кроме того, мы говорили в решении бюро горкома партии об улучшении транспортной схемы в научном городке, организовать внутри научного городка замкнутое движение пассажирского транспорта в первом полугодии 1961 г.».

На этой же конференции была озвучена проблема, связанная с системой централизованного заказа продуктов питания для населения Академгородка. Изучение данного вопроса позволяет взглянуть на бытовые нужды рабочих Академгородка немного с другой стороны, а так же проследить отношение партийного руководства, в частности Советского райкома, к данной проблеме. На конференции Христиановичем отмечалось: «У нас неправильное положение существует в части разделения в отношении стола заказов. Ведь что получается: в микрорайоне "А", в микрорайоне "Д" есть стол заказов, но ведь там живет народ повыше рабочих, а вот в микрорайоне "Щ" живут рабочие, в основном строители, но там стола заказов нет, заказы от рабочих не принимаются. Спрашивается, почему такая разница? Выходит, что в микрорайонах "А" и "Д" могут кушать мясо, а в микрорайоне "Щ" пусть кушают картошку. Я считаю, что это совершенно неправильная постановка. Ведь выполнение плана прежде всего зависит от рабочих и нужно давать рабочим в первую очередь, а мы на рабочих не обращаем внимания. Райком партии должен на это был бы обратить внимание, но получается так, что в райком партии приносят заказы на службу, а другим организациям не приносят. Почему так? Почему это в райком принесли заказ т. Чемоданову, а почему не принесли рабочим, если это так положено? Почему так делается? Я считаю, что это тоже неправильно. Нужно больше обращать внимания на рабочих, от рабочих зависит все».

На вопрос, «почему стол заказов, организованный ОРСом, не принимает заказы в микрорайоне "Щ"?», М. П. Чемоданов ответил: «Действительно, возмутительное отношение к организации обслуживания населения, причем самое странное и неприятное заключается в следующем. Руководители ОРСа выдвинули правильный тезис, чтобы трудящиеся Академгородка могли купить продукты, перейти на обслуживание через стол заказов с доставкой на дом. Но у них получилось так, что ни горожане ничего не могут купить, ни местным жителям ничего не доставляют на дом.

Хочу ответить на выступление одного делегата, который упрекнул меня, что я занимаюсь самоснабжением. Этого не было. Хочу сказать для сведения делегатов: перед праздником 7 ноября коллектив райкома партии попросил разрешения закупить организованно продукты. Я разрешил. Эти продукты были действительно доставлены в райком.

Вчера я лично убедился в работе стола заказов. У меня определенная точка на сей счет: в отношении района "Щ" - это безобразие, такая дискриминация в обслуживании».

Судя по документам данного периода, вопрос о столах заказа стоял особенно остро по одной простой причине, в магазинах было очень трудно купить в свободной продаже продукты первой необходимости, поэтому стол заказов, был чуть ли не единственным средством получения нужных товаров и продуктов. Данную мысль подтверждает выступление на четвертой районной партийной конференции работницы библиотеки постройкома Елашкиной. Она высказала мнение по поводу отсутствия продуктов и хозяйственных товаров в магазинах с претензией к первому секретарю Советского райкома М. П. Чемоданову. «Тов. Чемоданов сказал, что мы построили очень много культурных учреждений: магазины, клубы, больницы и все прочее (Чемоданов: я этого не говорил). Но зайдите попробуйте в любой из наших магазинов, продуктовых, - шаром покати, ничего нет. Есть горошек, джемы всякие, но масла нет, мяса нет и вообще нет никаких жиров. Даже для детей компота нет. Что же фрукты у нас выродились, что ничего нет?! Говорят: город разбирает. А мы где будем брать, в какой город поедем за продуктами?! Ведь совершенно же ничего нет.

Правильно говорил т. Авдеев, что организовали стол заказов. Но для кого? Для жен, которые не работают, высших начальников. А для рабочих ничего в этом столе заказать нельзя. Не знаю, мне кажется, это неправильная постановка или ОРСа, или не знаю чья это постановка.

Теперь, промтоварные магазины. Таких дефицитных товаров, необходимых для народа, нет: нет ни рукавиц, ни детского платья, ничего нет, чтобы можно было купить. Да и магазин-то построили такой, что там вообще не пройдешь; отделов понаделали, а покупателю даже пройти негде, разве это хорошая торговля?!

Вот я боюсь, что строят Дом культуры, так как бы он не был таким, как магазины продовольственный и промтоварный; ведь это стыдно: три года собирается конференция и все три года ездим на левый берег, а у нас даже негде собраться.

Или вот, например, о распределении путевок объединенным постройкомом. Вот опять же я говорю о том, что те, которые получают большую зарплату, которые являются начальниками, те едут на курорт по болезни или еще как-то, не знаю, как врач ему даст путевку и ему эту путевку могут оплатить, дать ее бесплатно, дать бесплатный проезд. И этот товарищ отдохнет, приедет домой и будет спокойно жить дальше. Если же рабочий достанет эту путевку несчастную и поедет на курорт, то приедет с курорта, ему нужно на что-то прожить до получения зарплаты. И вот то, что он накопил за время отпуска на курорте, все вытряхнет, потому что денег у него нет - ему не дали бесплатной путевки».

Возможно, одной из важнейших причин нехватки продуктов питания и хозяйственных товаров, было связанно с недостаточным выделением Новосибирску централизованных товарных фондов. В конце 1950-х и начале 1960-х гг. ухудшение продовольственного снабжения, бесспорно, определялось прежде всего несостоятельной аграрной политикой Н. С. Хрущева, в том числе гонениями на личное подсобное хозяйство.

Ещё одна интересная ситуация в рассматриваемый период, связанная с социальной составляющей жизни общества Академгородка была связанна с нехваткой мебели для квартир и научных институтов. Этот вопрос многократно поднимался в Сибирском отделении и на заседании бюро Советского райкома КПСС. Неоднократное рассмотрение различными руководящими инстанциями вопроса об обеспечении сотрудников СО АН мебелью объясняется постоянным товарным дефицитом, невозможностью купить необходимые предметы быта, что особенно остро ощущалось в условиях новостройки.

В первую очередь мебель получали люди занимавшие руководящие должности, об этом свидетельствует небольшой фрагмент протокола заседания бюро Президиума СО АН в мае 1959 г. в котором указывалось: «было принято решение в связи с предоставлением квартир в доме № 4 микрорайона «А» разрешить конторе Управления материально-технического снабжения продать мебель ряду сотрудников СО АН за наличный расчет».*

На важность данного вопроса указывает и то, что все основные решения по данному вопросу решались на высшем уровне советом министров РСФСР, таких распоряжения было два 4 февраля 1959 г. и 17 марта того же года. Своим распоряжение 4 февраля Совет Министров РСФСР обязал Министерство торговли РСФСР «выделить во втором, третьем и четвертом кварталах 1959 г. на 5 млн. руб. мебели для продажи в порядке предварительных заказов работникам СО АН СССР, получающим квартиры в научном городке указанного отделения и в г. Новосибирске».

Во втором постановлении комиссия Совета Министров РСФСР по текущим делам под председательством заместителя председателя Совета Министров РСФСР М. А. Яснова рассмотрела ходатайство СО АН СССР о продаже работникам отделения мебели, закупленной за счет капиталовложений. По этому поводу было принято следующее решение: «Отметить, что СО АН СССР незаконно использовало в 1958 г. из ассигнований капитального строительства 1 500 тыс. руб. на приобретение мебели для работников этого отделения. Согласиться с предложением Министерства финансов РСФСР о разрешении СО АН СССР продать работникам отделения указанную мебель за наличный расчет по розничным ценам торгующих организаций. Вырученные от продажи средства внести в доход бюджета РСФСР. О фактах незаконного использования средств, выделенных на капитальные вложения, довести до сведения Президиума АН СССР».

Важным событием в жизни Академгородка и его жителей стало постановление Совета министров СССР о начале строительства Новосибирского Государственного Университета. Девятого января 1958 г. Совет Министров постановил :

. Принять предложение Совета Министров РСФСР и Министерства высшего образования СССР об организации в 1958 г. Новосибирского государственного университета.

. Строительство учебных и жилых зданий для Новосибирского госуниверситета включить в комплекс зданий, строящихся для Сибирского отделения АН СССР. Академии наук СССР включить в сводный сметно-финансовый расчет на строительство научного городка Сибирского отделения АН СССР стоимость строительства комплекса зданий университета.

. Обязать Министерство высшего образования СССР осуществить в 1958 году проектирование учебного корпуса для Новосибирского госуниверситета объемом в 60 тыс. кубометров, общежитий для студентов на 1200 человек и жилых домов на 96 квартир и не позднее 1 марта 1958 г. выдать проектное задание Академии наук СССР.

. Обязать Совет Министров РСФСР предусмотреть в плане капиталовложений на строительство объектов научного городка Сибирского отделения Академии наук СССР необходимые ассигнования на строительство зданий и оснащение Новосибирского госуниверситета.

Данное решение оказалось ключевым в вопросе создания мощного образовательного учреждения, находящегося в составе Сибирского отделения Академии наук, в дальнейшем сыгравшего не малую роль в жизни Академгородка, дав много выдающихся ученых для Академии наук СССР.

По проекту Положения о Новосибирском государственном университете предусматривалось создание НГУ в составе следующих факультетов: математического, физического, химического, геолого-географического, медико-биологического.

Подобное событие не могло остаться не замеченным, в периодической печати вышло несколько статей про создаваемый университет. Так, например, газета «Вечерний Новосибирск» опубликовала корреспонденцию «Сами будем строить, сами будем учиться завтра: конкурсное собеседование для поступающих в Новосибирский университет». В ней, в частности, сообщалось: «В мае этого года к строителям академического городка приехали в гости ученые СО АН СССР. Для молодых строителей этот день стал подлинным праздником: юноши и девушки узнали о том, что в Городе науки будет строиться университет. Его первыми студентами станете вы, молодые строители, - сказал тов. Лаврентьев.

Пять месяцев спустя стало известно об открытии для молодых академстроевцев вечерних курсов по подготовке в будущий университет. Желающих поступить на курсы было очень много. Комитет комсомола стройки решил: в университет пойдут лучшие из лучших. Широкое распространение в те дни получили общественные характеристики. Почти 200 чел. подали заявления на подготовительные курсы.

Весной 1959 г. министр высшего образования СССР В. П. Елютин издал приказ «О начале занятий и мероприятиях по организации и развертыванию Новосибирского государственного университета», которым предусматривалось начать учебный процесс в НГУ с 1 сентября 1959 г. На указанный год утверждался план приема в университет на «стационарное отделение 175 человек и на вечернее отделение 150». Предусматривалось дополнительно выделить для НГУ 0,5 млн. руб. на приобретение учебного оборудования и хозяйственного инвентаря и 100 тыс. руб. на приобретение учебников и учебно-методической литературы.

Уже в августе 1959 г. были проведены первые экзамены в НГУ. Всего было подано 1 023 заявлений. На первый курс зачислено по дневному отделению (математика, механика, химия, физика, геология) 189 человек; по вечернему отделению (математика, физика, механика, химия) 119 человек.

Так как здание Новосибирского государственного университета к 1 сентября 1959 г. не было готово, первоначально университет вынужден был разместиться в простой общеобразовательной средней школе.

В вопросе рождения НГУ есть по документам небольшие расхождения, так в книге «Наука. Академгородок. Университет...» датой открытия считается 26 сентября 1959 г., в книге в частности указывается: «В концертном зале Новосибирского государственного театра оперы и балеты состоялось торжественное собрание общественности Новосибирска, посвященное открытию университета. На нем присутствовали министр высшего и среднего специального образования РСФСР В. Н. Столетов, руководители города и области, представители университетов страны и вузов Новосибирска, ученые, студенты и преподаватели НГУ».

Тогда как в книге по истории ННЦ дается иная дата этого события: «Датой рождения Новосибирского университета стало 28 сентября 1959 г. В этот день в Новосибирском театре оперы и балета состоялось торжественное открытие НГУ».

Несмотря на такое незначительное несоответствие по датам (всего два дня) факт остаётся фактом, в Новосибирском научном центре стал функционировать один из наиболее значимых объектов науки - кузница будущих научных кадров - Новосибирский государственный университет, который с первых дней своего существования зарекомендовал себя как ведущий классический ВУЗ Новосибирской области.

Очень интенсивное развитие общественных отношений в Академгородке между разными слоями общества, будь то коренное население, приезжие со всего Советского союза ученые или строители, выявило необходимость весной 1960 года поставить вопрос на пленуме Советского райкома КПСС «о написании истории строительства Академгородка». В выступлении председателя постоянной комиссии по общественным наукам при Президиуме СО АН профессора И. Матвеенкова впервые была публично озвучена мысль по поводу необходимости создания группы по написанию истории строительства Академгородка.

Летом того же года, на заседании бюро Советского райкома, был составлен список членов комиссии по написанию истории строительства Академгородка Сибирского отделения Академии наук СССР. В список были включены:

Председатель - Бицадзе А. В. - член-корреспондент АН СССР.

Заместители: Матвеенко И. И. - заведующий кафедрой философии СО АН.

Григорьев П. Л. - пенсионер.

Члены комиссии: Вексман А. М. - главный инженер Сибакадемстроя.

Векуа И. Н. - академик ректор НГУ.

Трофимук А. А. - академик, директор института геологии и геофизики.

Колесникова Т. А. - секретарь Советского РК КПСС.

Максимовская А. В. - заместитель секретаря парткома Сибакадемстроя.

Лящук М. С. - секретарь комитета ВЛКСМ Сибакадемстроя.

Юлдашев В. Т. - заместитель секретаря комитета СО АН СССР.

Кожевников С. - писатель.

Фалалеев Б. Н.- директор издательства СО АН СССР.

Поспелов Г.Л. - заведующий лабораторией института геологии и геофизики СО.

Ляхов А. А. - редактор многотиражной газеты «Академстроевец».

Абраменко В. И. - начальник 1-го строительного района Сибакадемстроя.

Данный список нам интересен по нескольким моментам, во-первых, в списке представлены совершенно разные социальные прослойки общества, здесь присутствуют ученые, партийные работники, журналист, писатель, работники строительной сферы и даже пенсионер. Во-вторых, в списке нет ни одного профессионального историка, что очень сильно настораживает и вызывает некоторое недоверие к историческому труду создаваемого указанной группой людей.

К лету 1960 г. Советский райком и его руководители держали под контролем всё, что было связано с социальной и бытовой сферами, повседневной жизнью населения Академгородка. Так, например, на заседании бюро Советского райкома КПСС 20 июня 1960 г. был рассмотрен вопрос «Об устранении недостатков, отмеченных в газете Вечерний Новосибирск от 30 мая 1960 г. под заголовком Давайте, товарищи, будем культурными! », по поводу чего было принято следующее решение: «Бюро РК КПСС Советского района отмечает, что факты, указанные в статье "Давайте, товарищи, будем культурными!" полностью подтверждаются. На весь жилой фонд "Сибакадемстроя" работают 12 дворников, а в соответствии с решением № 435 от 6 мая 1959 г. городского Совета, должно быть на этот жилой фонд 56 дворников.

В микрорайоне "А" имеется 5 дворников, а необходимо 15. Подметание и поливка улиц не организованы. У общественных мест нет садовых диванов и урн. Решение 2-й сессии райсовета об установке диванов и урн начальником УКСа Академии наук т. Ладинским и бывшим начальником п/я III т. Губановым - не выполнено.

Лесные массивы, отведенные под зоны отдыха, захламлены строительным мусором строительной организацией "Сибакадемстрой".

На законченных участках дороги "Новосибирск-Академгородок" нe убран лишний грунт, не ведутся работы по озеленению и благоустройству дороги. Отдел милиции и райкомхоз слабо контролируют движение грузового транспорта на территории поселков, имеющиеся знаки имеют неряшливый вид».

В принятом по этому поводу постановлении говорилось: «Факты, указанные в статье "Вечерний Новосибирск" oт 30 мая 1960 г. "Давайте, товарищи, будем культурными!" считать правильными. Обязать начальника п/я III т. Иванова Н. М., заместителя председателя Президиума СО АН СССР т. Лаврова Л. Г. в течение июля месяца укомплектовать дворниками все домоуправления, согласно решения № 435 исполнительного комитета Новосибирского городского Совета депутатов трудящихся от 6 мая 1959 года.

Обязать начальника п/я III т. Иванова Н. М. очистить леса от вывезенного мусора и хлама:

а) район пляжа до 5 июля 196О г.

б) район карьера в Нижней Ельцовке до 10 июля 196О г.

в) всю зеленую зону в районе Академгородка к 15июля 196О г.

Предложить зам. председателя Президиума СО АН СССР т. Лаврову Л. Г., начальнику п/я III т. Иванову Н. М. систематически производить очистку улиц и территории домоуправлений от мycopa и грязи. Организовать ежедневную двухразовую поливку улиц, оборудовав для этой цели достаточное количество автомашин.

Предложить т. Климкину произвести полную очистку дороги от песка и гравия на несданных объектах к 5 июля 196О г. и приступить к отделке дороги.

Поручить зам. главного инженера района №5 т. Мартелю в эти же сроки очистить улицы в городке.

Обязать райкомхоз (т. Алиева), отдел милиции (т. Попова) до 2 июля 1960 г. разобраться в движении грузового и автобусного транспорта в районе. В местах массового отдыха трудящихся запретить движение грузового транспорта».

Летом 1961 г. в Академгородке был вскрыт ряд финансовых нарушений в области торговли, в частности в ОРСе «Сибакадемстроя». В результате проверки были обнаружены финансовые махинации в крупных размерах. В документах по этому поводу отмечалось: «в ОРСе «Сибакадемстрой» в результате запущенности бухгалтерского учета, крайне плохой работы ревизионного аппарата, неудовлетворительного контроля начальника ОРСа Кошевникова и главного бухгалтера Хоменко, допущены крупные хищения материальных ценностей, факты завышения цен и другие нарушения правил советской торговли». Общая недостача денежных средств на период мая 1961 года составило более 100 тыс. руб. в старом исчислении цен (до денежной реформы). В результате разбирательства начальнику ОРСа Кошевникову А. М., старшему ревизору ОРСа Хомягину Г. М. объявили строгий выговор с занесением в учетную карточку, главного бухгалтера Хоменко вместе с Хомягиным сняли с занимаемых должностей.

В целом политику советского райкома в решении проблем социального и бытового характера можно оценить как положительную. Действительно в сложной ситуации, связанной, прежде всего с неразвитостью социальной и бытовой инфраструктуры в строящимся Академгородке, райком и его руководители старались сделать всё для того, чтобы облегчить и улучшить жизнь рядовых граждан и ученых Новосибирского научного центра. Основная цель которую преследовал советский райком КПСС в своей деятельности в области социальной политики и создании бытовых благ - улучшение жизненного уровня населения Академгородка и его жителей.


2.2 Решение культурно-идеологических вопросов


Среди многих направлений деятельности Советского райкома КПСС особого внимания заслуживает деятельность в сфере культуры и идеологии. Сам факт создания в Сибири города науки был уникальным, так же как и уникальным было то, что заселять это город стали ученые со всего Советского Союза, многие из которых были известны далеко за пределами СССР.

В течение примерно десятилетия взаимоотношения Новосибирского научного центра и Советского райкома складывались весьма своеобразно, в резком диссонансе с обычной советской практикой. В первые годы существования Академгородка партийные инстанции, в том числе и Советский райком КПСС не имели возможности вмешиваться в дела Новосибирского научного центра в той мере, как это обычно практиковалось.

Можно сказать, что ННЦ вначале пользовался относительной автономией в своей деятельности. Этому, помимо территориальной отдаленности от обкома КПСС, разумеется, в решающей степени способствовал огромный престиж науки и авторитет М.А. Лаврентьева, его поддержка Н.С. Хрущевым.

Одним из заметных и значимых событий начального этапа становления Академгородка, было решение вопроса связанного с генетикой. Как известно, после создания в 1957 г. СО АН СССР организация Института цитологии и генетики в ННЦ была поручена члену-корреспонденту АН Н. П. Дубинину, пострадавшему, как и многие другие генетики от лысенковцев. Заслугой Дубинина стало собирание в Академгородке немногочисленных кадров генетиков, после 1948 г. разбросанных по всей стране и нередко работавших не по специальности.

Однако уже вскоре после образования институт подвергся интенсивному прессингу со стороны лысенковцев, которых поддерживал на тот момент Н. С. Хрущев. Толчком для давления на генетиков стало появление в конце 1958 г. в «Правде» статьи «Об агробиологической науке и ложных позициях Ботанического журнала». Характерно, что в этот наезд не прочь был включиться и Новосибирский обком КПСС.

Так уже 13 января 1959 г. «Советская Сибирь» поместила материалы X областной конференции КПСС. Секретарь обкома КПСС В. Г. Фуров подверг критике «идеологические ошибки», основное внимание, уделив положению в биологической науке в контексте упоминавшейся статьи в «Правде». Он утверждал: «Отражением идеологической борьбы являются события в биологической науке. В последнее время сторонники так называемой чистой или формальной генетики, отъявленные реакционеры некоторых западных стран выступили со злобной клеветой на материалистическое мичуринское направление в биологии, на советский строй (выделено нами. - А. Н. Эта фраза отсутствует в газетной публикации). Эту клевету поддержал Ботанический журнал, выступивший с травлей известного ученого т. Лысенко. В то же время журнал превозносил т. Дубинина».

Буквально на следующий день после опубликования материалов Х областной конференции КПСС состоялось заседание ученого совета Института цитологии и генетики, посвященное обсуждению статьи «Правды» «Об агробиологической науке и ложных позициях Ботанического журнала». В решении Ученого совета, в частности, указывалось: «Совет осуждает тенденциозную критику работ академика Т. Д. Лысенко, имевшую место на страницах Ботанического журнала <…> что было использовано для клеветнической пропаганды в капиталистических странах».

Между тем тучи над молодым институтом продолжали сгущаться. В январе 1959 г. после многочисленных доносов о возрождении в Академгородке «вейсманизма и морганизма» в Новосибирск прибыла комиссия ЦК КПСС во главе с академиком ВАСХНИЛ М. А. Ольшанским, для проверки работы недавно созданного института цитологии и генетики СО АН СССР. Главной задачей комиссии было добиться возможности закрытия данного института. Этот удар удалось отбить благодаря решительной поддержки М. А. Лаврентьева, что проявилось на заседании бюро Президиума СО АН совместно с комиссией Ольшанского 21 января 1959 г.

В ходе обсуждения М. А. Лаврентьев решительно и вместе с тем дипломатично защищал институт от нападок «лысенковцев», делая акцент на правомерности «соревнования» двух направлений биологии. Он, в частности, сказал: «Можно пойти по пути усиления тех направлений биологической науки, которые есть здесь в Сибири <...>. Мы все стоим на материалистических позициях, и это ясно». В результате комиссия смягчила свое давление на генетиков, что директор института Н. П. Дубинин резюмировал следующим образом: «Точка зрения академика Ольшанского, чтобы Институт закрыть, не поддержана <...>. Значит, нашу работу надо продолжать».

Стенограмма этого совещания показывает Лаврентьева тонким политиком, который, подчеркнув, что «мы все стоим на материалистических позициях», и назвав себя «профаном» в области биологии, совершенно четко высказался за развитие двух направлений биологической науки.

В мемуарах по этому поводу Лаврентьев довольно уклончиво говорил о том, что он «довольно бессвязно говорил о единстве науки, о единстве направлений, о том, что мы все - за советскую науку, но против мистики».

На этом «дело генетиков» в Новосибирском научном центре не завершилось, а можно сказать, что только началось. Следующая волна прессинга началась уже летом 1959 г., её инициатором выступил Никита Сергеевич Хрущев. 29 июня 1959 г., в речи на пленуме ЦК КПСС Н. С. Хрущев подверг критике СО АН СССР за поддержку генетики. Он сказал: «Замечательное дело делает академик Лаврентьев, который вместе с другими учеными выехал в Новосибирск, где сейчас создается новый научный центр. Академика Лаврентьева я много лет знаю, это хороший ученый. Нам надо проявить заботу о том, чтобы в новые научные центры подбирались люди, способные двигать вперед науку, оказывать своим трудом необходимую помощь производству. Это не всегда учитывается. Известно, например, что в Новосибирске строится Институт цитологии и генетики, директором которого назначен биолог Дубинин, являющийся противником мичуринской теории. Работы этого ученого принесли очень мало пользы науке и практике. Если Дубинин чем-то известен, так это своими статьями и выступлениями против теоретических положений и практических рекомендаций академика Лысенко.

Не хочу быть судьей между направлениями в работе этих ученых. Судьей, как известно, является практика, жизнь. А практика говорит в защиту биологической школы Мичурина и продолжателя его дела академика Лысенко. Возьмите, например, Ленинские премии. Кто получил Ленинские премии за селекцию: ученые материалистического направления в биологии, это школа Тимирязева, это школа Мичурина, это школа Лысенко. А где выдающиеся труды биолога Дубинина, который является одним из главных организаторов борьбы против мичуринских взглядов Лысенко? Если он, работая в Москве, не принес существенной пользы, то вряд ли он принесет ее в Новосибирске или во Владивостоке».

Давление продолжалось и на уровне местных партийных структур, в июле в отделе науки и школ обкома КПСС была подготовлена справка «О серьезных недостатках в комплектовании кадрами Института цитологии и генетики СО АН СССР». В ней, в частности, указывалось, что в этом вопросе «допускаются серьезные недостатки», «на работу в институт берутся люди малоопытные в научно-исследовательской работе, порой даже случайные» <…>. Кандидат биологических наук Никоро З. С. * в 1948 г. была освобождена от работы за несогласие с теорией <...> Лысенко и с тех пор до февраля 1958 г. не имела никакого отношения к научно-исследовательской работе (работала музыкальным работником)». В документе подчеркивалось, что «ошибки, допущенные в подборе кадров для Института цитологии и генетики, повторяются в комплектовании других институтов СО АН СССР».

Сам Н. П. Дубинин понимал, что ему нужно действовать, а не отмалчиваться, пытаться сохранить за собой пост директора института, с этой целью в июле он подготовил письмо в адрес Н. С. Хрущева, в котором пытался высказать свою точку зрения по этому вопросу. В частности в письме указывалось: «Использование громадных резервов советского сельского хозяйства и разработка ряда жизненно важных отраслей медицины во многом тормозятся недостатками развития экспериментальной генетики в нашей стране <…>. Это направление в нашей стране свое время было административно подавлено <…>. В кратком философском словаре написано, что кибернетика - это буржуазная лженаука. Также была объявлена лженаукой и экспериментальная генетика <…>. В 1948 г. работы по экспериментальной генетике были полностью прекращены, кадры и учреждения были разгромлены». В письме рассказывалось о первых достижениях молодого института, в частности, по созданию триплоидной свеклы, новых гибридов кукурузы, изучению воздействия малых доз радиации, в частности, генетических последствий испытаний атомного оружия. В то же время были отмечены большие трудности в работе института, связанные с недостатком рабочих площадей, жилья. В заключение высказывалась просьба о личной встрече с лидером страны.

Что бы вывести институт из-под удара, осенью 1959 г. руководство СО АН пошло на снятие Дубинина с поста директора. «М. А. Лаврентьев сказал мне, что все их (руководства СО АН. - А. А.) возможности исчерпаны, и мне придется оставить институт».

На заседании Бюро Президиума СО АН было принято решение освободить Н. П. Дубинина от обязанностей директора Института цитологии и генетики. Временно исполняющим эти обязанности был назначен, мало кому известный кандидат сельскохозяйственных наук, специалист по селекции пушных зверей Д. К. Беляев. 16 октября аналогичное постановление было принято Президиумом СО АН. Заседание вел С. А. Христианович, который по поводу данного решения сказал: «Есть такое предложение - без комментариев принять», что и было реализовано, - никаких обсуждений указанного вопроса на заседании не велось.

В последующее время становление Института цитологии и генетики проходило в довольно тяжелых условиях, в острой борьбе с лысенковцами, которые вплоть до отставки Хрущева пользовались неизменной поддержкой «верхов».

На отчетно-выборном собрании партийной организации Института цитологии и генетики СО АН СССР. В докладе секретаря партбюро Р. И. Салганика, в частности, отмечалось: «Получены новые важные данные, касающиеся генетического действия малых доз радиации. Эти данные были представлены Президентом Академии наук СССР для доклада на заседании Специального комитета ООН в Женеве. Наличие этих результатов позволило советским ученым отстоять в Женеве ряд важных положений, касающихся допустимых доз радиации и вопроса об испытаниях атомных и водородных бомб <...>. Институт продолжает работать в тяжелых условиях: огромная скученность в лабораториях. Тяжелыми остаются также жилищные условия у ряда сотрудников. Эти трудности вызывают у части сотрудников упаднические и панические настроения. Некоторые (пока очень немногие, правда) собираются уехать из Института, из Новосибирска».

Уход Дубинина с поста директора, Салганик объясняет следующими причинами: «В последнее время в институте произошла смена руководства. Освобождение член-корреспондента Н. П. Дубинина от обязанностей директора связано с тем, что его прежние исследования были недостаточны по своей практической значимости а также с его выступлениями против некоторых концепций академика Т. Д. Лысенко».

На вопрос, «чем вызвана смена руководства института», секретарь партбюро добавил: «Прежней деятельности директора института Н. П. Дубинина была дана отрицательная оценка как малопродуктивной в практическом отношении. Это послужило одной из главных причин освобождения его от поста директора».

Вопрос об Институте цитологии и генетики и его бывшем директоре, ещё неоднократно поднимался и в последующие месяцы, что указывает на то, что данная проблема выходила далеко за рамки внутринаучных проблем и имела определённое общественно-политическое значение.

Какова была в этой ситуации роль Советского райкома КПСС? Как мы видим из вышесказанного, данная проблема привлекала не только высшее партийное руководство, но и средства массовой информации. Примечательно то, что на протяжении всего 1959 г. вопрос об Институте генетики и цитологии не рассматривался на заседаниях бюро Советского райкома. Лишь летом 1960 г. этот вопрос был затронут в докладе «О состоянии массово-политической работы в Институте цитологии и генетики СО АН СССР и мерах её улучшения».

В данном докладе затрагивалась лишь проблема политического и идейного воспитания научных работников, рассматривалось количество проведенных семинаров и кружков. Также указывается рад недостатков работы института, среди которых: «наличие серьезных недостатков в организации и проведении массово-политической работы среди коллектива». Также указывалось то, что «руководство института и партбюро (тт. Беляев, Солганик) недостаточно ведут индивидуальную воспитательную работу среди молодых научных работников и лаборантов, среди некоторой части молодежи наблюдаются нездоровые настроения, как-то зазнайство, нежелание преодолевать трудности роста института».

В постановлении «Бюро РК КПСС требует от партбюро и дирекции института больше уделять внимания вопросу подбора, расстановки и воспитания кадров, воспитывая у них чувство коллективизма, трудолюбия и скромности».

Создаётся такое впечатление, что после «разбушевавшейся бури» в Институте цитологии и генетики, Советский райком стал играть роль надсмотрщика, что бы, если что-нибудь случится можно было тут же донести вышестоящей инстанции.

Уже в 1960 г. Академгородок преподнёс Советскому райкому одну из первых неприятностей политического плана. По этому поводу Горячев сообщал в ЦК КПСС: «Считаю необходимым доложить, что в институте неорганической химии СО АН было нездоровое выступление. Комсомолец Бреусов, кандидат химических наук, выступил с антисоветским предложением - отметить в резолюции, что за срыв совещания в верхах несёт ответственность и Советское правительство. Комсомольское бюро института объявило Бреусову, за клевету на советскую власть, строгий выговор».

Обсуждение вопроса «О политически вредном выступлении, допущенном на митинге в институте Неорганической химии и серьёзных недостатках в подборе, расстановке и воспитании молодых научных кадров в СО АН СССР» на заседании бюро Советского райкома КПСС состоялось 5 июля 1960 г. В докладе Г. С. Мигиренко отмечалось: «21 мая на митинге коллектива института Неорганической химии, посвященном одобрению позиции Советской делегации на Парижском совещании глав великих держав, выступил член ВЛКСМ, кандидат наук Бреусов, который вместо осуждения вероломных действий американских агрессоров внёс предложение выразить сожаление по поводу отказа делегации СССР начать совещание в верхах.

Организаторы митинга в лице руководства института и партийной организации института проявили растерянность и беспечность, поставив на голосование провокационное и вредное предложение политически незрелого человека (предложение было отклонено)».

Далее в выступлении указывалось: «это выступление явилось следствием невнимания к изучению политических и моральных качеств молодых научных работников, серьёзных недостатков в организации политико-воспитательной работы среди молодежи.

Партийное бюро и комитет ВЛКСМ института, зная о том, что Бреусов ранее проявлял политическую и моральную неустойчивость (нездоровые разговоры, выпивки), не придали им значения, более того, превозносили его научные способности».

В постановлении бюро Советского райкома говорилось: «Осудить политическую беспечность и ротозейство, проявленные руководством, партийной и комсомольской организациями института неорганической химии в подборе, расстановке и воспитании молодых научных работников, что привело к политически вредному выступлению, направленному на дискредитацию миролюбивой внешней политики Советского Правительства». В своём решении райком согласился с мерой комсомольского взыскания, объявленного Бреусову (т. е. вынесение строгого выговора).

Материальные проблемы наряду с противоречивыми общественно-политическими процессами определяли весьма сложную динамику массовых настроений. Кульминацией общественного возбуждения, инициированного проводившимися сверху общественными кампаниями, стало обсуждение итогов июньского Пленума ЦК КПСС. Как известно на пленуме Н. С. Хрущев одержал победу над его политическими противниками («антипартийной группой» Молотова, Маленкова, Кагановича и др.). В ходе этой компании помимо «общего одобрения» звучали и критические мнения. Так например, в протоколе № 10 заседания бюро Советского райкома от 1 марта 1960 г. рассматривалось дело завхоза учебного комбината С. В. Федечкина. В протоколе отмечалось: «т. Федечкин С. В. в период разоблачения антипартийной группы Маленкова, Кагановича, Молотова, Булганина, Шепилова выражал отказ от партии, выложив партийный билет после обсуждения постановления ЦК КПСС».

В советском районе это был не единичный случай, в справке по проверке работы комитета ВЛКСМ и студентов НГУ отмечался такой интересный факт, студент Чугунов «проявил политическую не дальнозоркость», он послал телеграмму XXII съезду КПСС, поддержав в ней фракционистов. Данный вопрос не получил широкой огласки и обсуждался только на партбюро.

Желание выйти из партии были не единичными случаями и с довольно частой периодичностью встречаются в делопроизводственных документах партийных структур. В этом же протоколе рассматривалось личное дело работника ЖКК Д. А. Ратникова, который на партийном бюро, где проходил его разбор по вопросу неуплаты членских взносов, заявил, что он не желает быть коммунистом и сдал свой партийный билет в Советский райком КПСС, за что его исключили из партии.


Заключение


Всего за несколько лет в период с 1958 по 1962 гг. в жизни Советского района и г. Новосибирска произошли значительные изменения. Роль строительства в Западной Сибири научного городка трудно переоценить, данный период характеризуется бурным ростом строительства, развития культуры и науки.

Роль Советского райкома КПСС в решении разного рода задач, на начальном этапе становления нового района города Новосибирска и строительства города науки, трудно оценить однозначно. С одной стороны его значение очень велико, выполнявшее руководящую, регулирующую, контролирующую функции, и часто выступавшее в роли арбитра в различных ситуациях и спорах. С другой стороны, роль Советского райкома приуменьшается ввиду того, что на «арене» фигурировали куда более значимые и весомые структурные подразделения в лице Центрального комитета партии, Сибирского отделения Академии наук и Новосибирского обкома КПСС, что в первую очередь было связанно со строительством Новосибирского научного центра.

Характеризуя деятельность Советского райкома КПСС и его руководителей в рассматриваемый период, правомерно выделить определённую периодизацию этого процесса. Здесь следует определить три основных периода:

Период формирования и становление Советского райкома КПСС (1958-1959 гг.). Создание нового района, а вместе с ним и новой партийной организации, которая в первый год своего существования занималась созданием работоспособной структуры, которая могла бы контролировать весь процесс становления и развития Академгородка. Первостепенной задачей на данном этапе было создание мощной и работоспособной команды партийных работников, умеющей работать в довольно экстремальных условиях.

Период усиления контроля со стороны Советского райкома (1959-1960 гг.), закрепление своих позиций. В данной временной промежуток Советскому райкому удалось проявить себя в полной мере в связи с рядом конфликтных ситуаций, которые по ряду параметров ослабили позиции Сибирского отделения и ученых в целом (речь идёт о деле Института цитологии и генетики, а так же финансовой проверке СО АН).

Период активного строительства Академгородка, подготовка к сдачи первой очереди строительства. (1961-1962 гг.) Усиление контролирующей функции Советского райкома, в первую очередь в области строительства.

Следует отметить, что в первые годы существования Советский райком находился между двух огней, с одной стороны напрямую подчиняясь Обкому КПСС, с другой стороны вынужден был подстраиваться под СО АН, которое в лице М. А. Лаврентьева представляло довольно серьёзную политическую силу, поддерживаемую из центра лично Н. С. Хрущевым. Таким образом Советский райком должен был лавировать среди двух мощных «игроков» и быть чрезмерно дипломатичным для того что бы находить с ними общий язык.

В целом в обозначенный период советский райком справился с поставленной перед ним задачей. К концу 1962 г. была построена большая часть Города науки и запущенна вся инфраструктура маленького городка. Советский райком КПСС держал под контролем всю ситуацию и в случае возникновения нестандартной ситуации мгновенно реагировал на происходящее. Помимо всего прочего, райком активно занимался культурно-бытовыми вопросами и социальной сферой.


Список использованных источников и литературы


Неопубликованные источники


А) Государственный архив Новосибирской области (ГАНО)

Ф. П-4, Оп. 28, 29, 30, 33, 34

Ф. П-22, Оп. 1

Ф. П-269, Оп. 1, 2

Ф. П-384, Оп. 1

Ф. 1714, Оп. 1

Ф. Р-1653, Оп. 1,

Ф. П-5434, Оп. 1,

Б) Научный архив СО РАН (НАСО)

Ф. 4, Оп. 1,

Ф. 10, Оп. 3,

Ф. 50, Оп. 1

В) Российский Государственный архив новейшей истории (РГАНИ)

Ф. 5, Оп. 37, 41

Г) Новосибирский Государственный городской архив (НГА)

Ф. 33. Оп. 1,

Ф. 664, Оп. 1.


Опубликованные источники


А) Сборники документов:

. В. И. Ленин, КПСС о развитии науки. М., полит. 1981.

. Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. Т. 4. М., 1968.

. Внеочередной XXI съезд КПСС. 27 января - 5 февраля 1959 г. Стеногр. отчет. Т. I. М., 1959.

. Пленум ЦК КПСС. 29-30 июня 1959 г. Стеногр. отчет. М., 1959.

Б) Хроникально-документальные, справочные и статистические источники:

Академия наук СССР. Сибирское отделение: Хроника. 1957 - 1982 гг. Новосибирск, 1982.

В) Публикация мемуаров:

Век Лаврентьева. Новосибирск, 2000.

. Городок.ru. Новосибирский Академгородок на пороге третьего тысячелетия: Воспоминания, размышления, проекты. Новосибирск, 2003.

. Марчук О. Н. Сибирский феномен. Академгородок в первые двадцать лет. Новосибирск 1997.

. Филатов А. П. Жили - прожили мы не зря. Новосибирск, 2005.

. Лигачев Е. К. Загадка Горбачева. Новосибирск, 1992.

Г) Периодическая печать:

«Правда»

«Вечерний Новосибирск»

«Советская Сибирь»


Литература.


1. Новосибирский научный центр/ Под ред. проф. Г. С. Мигиренко. Новосибирск, 1962

. Строительство города науки. Новосибирск, 1963.

. Кузнецов И. С. Рождение Академгродка. 1957-1864. Документальная летопись. Учебное пособие по спецкурсу. Новосибирск, 2006

. Куперштох Н. А. Кадры академической науки Сибири. Новосибирск, 1999.

. Ляхов А. А. Ради нескольких строчек. Новосибирск, 2001.

. Зольников Д. М. Времена и нравы. Новосибирск, 2000.

. Мешалкин Е. Н. До высот искусства. Новосибирск, 1997.

. Институт Ядерной физики им Г. И. Будкера. СО РАН 40 лет. Новосибирск, 1998.

. Институт теоретической и прикладной механики. Годы, люди, события. Новосибирск, 2000.

. Наука, Академгородок, Университет. Новосибирск, 1999. Вып. 1.

. История города. Новониколаевск - Новосибирск. Новосибирск, 2005.

. Ковальченко И. Д. Методы исторического исследования. М., 1987.

. История города. Новониколаевск-Новосибирск. Новосибирск, 2005.

. Никоро З. С. Это моя неповторимая жизнь: воспоминания генетика. М., 2005.

. Дубинин Н. П. Вечное движение. Изд. 2-е, испр. и доп. М., 1975.


Приложение №1


1959 г.


г.

г.


г.

Приложение № 2


Члены бюро Советского райкома с 1958 по 1962 гг.

г.

Лигачев Егор Кузьмич - 1-й секретарь Советского РК КПСС (зам. председателя облисполкома)

Чемоданов Марти Петрович - 2-й секретарь Советского РК КПСС (секретарь Первомайского РК КПСС )

Казаченко Феликс Данилович - секретарь Советского РК КПСС по пропаганде и агитации (инструктор Новосибирского горкома КПСС)

Лавров Лев Георгиевич - член бюро Советского РК КПСС, председатель райисполкома (председатель Первомайского райисполкома)

Белоус Григорий Федорович - член бюро Советского РК, зав. орготделом райкома (секретарь Центрального райкома комсомола)

Голубев - член бюро Советского РК ( секретарь парткома ОбьГЭС )

Масленников - член бюро Советского РК КПСС (начальник управления строительства ОбьГЭС)

Колесникова Тамара Александровна - зав. отделом пропаганды и агитации Советского РК КПСС (зав. кабинетом политпросвещения Дзержинского РК КПСС)

(ГАНО. Ф.П-269. Оп. 1. Д. 3. Л. 2-6.)

Протокол 1-го пленума Советского РК КПСС

От 29 ноября 1958 года

Лигачев Егор Кузьмич - 1-й секретарь Советского РК КПСС

Чемоданов Марти Петрович - 2-й секретарь Советского РК КПСС

Казаченко Феликс Данилович - секретарь Советского РК КПСС по пропаганде и агитации

Лавров Лев Георгиевич - член бюро Советского РК КПСС, председатель райисполкома

Белоус Григорий Федорович - член бюро Советского РК

Голубев - член бюро Советского РК, секретарь парткома ОбьГЭС

Чусовитин Николай Гаврилович - член бюро Советского РК КПСС, зав. орготделом

Шипицына Н.К. - зав.отделом пропаганды и агитации

Деева А.Н. - зав. сектора учета

(ГАНО. Ф.П-269, Оп. 1. Д. 3. Л. 103-106.)

год.

(докл. тов. Горячев)

Избрать первым секретарём Советского РК КПСС тов. Чемоданова Марти Петровича, освободив от этой должности тов. Лигачёва Егора Кузьмича в связи с избранием его секретарём ОК КПСС.

(докл. тов. Чемоданов)

Избрать вторым секретарём Советского РК КПСС тов. Белоус Григория Федоровича. Избрать секретарём Советского РК КПСС тов. Колесникову Тамару Александровну, освободив от этой должности тов. Казаченко Феликса Даниловича в связи с переходом на другую работу.

(ГАНО, Ф.П-269. Оп. 1. Д. 24. Л. 73.)

Протокол 1-го пленума РК КПСС (11 человек)

ноября

По поручению бюро горкома партии рекомендуется избрать 1-м секретарём Советского РК КПСС тов. Чемоданова М.П.

Вторым секретарём РК КПСС рекомендуется тов. Белоус Григорий Фёдорович

Секретарём РК КПСС по пропаганде и агитации … тов. Колесникову Тамару Александровну.

Кашин А.А. - член бюро РК КПСС, секретарь парткома «Сибакадемстроя»

Патрин Василий Рафаилович - член бюро Советского РК КПСС

Абраменко Юрий Николаевич - член бюро Советского РК КПСС, председатель райисполкома.

Лавров Лев Георгиевич - член бюро Советского РК КПСС, зам. председателя президиума СО АН СССР по общим вопросам.

Губанов Л.Я. - член бюро Советского РК КПСС, начальник управления «Сибакадемстрой».

Иванов Николай Маркелович - член бюро Советского РК КПСС, начальник управления треста «Новосибирскгэсстрой».

Пыренова В.А. - зав. отделом пропаганды и агитации (освободив от этой должности Шипицыну Н.К. в связи с переходом на педагогическую работу)

Деева А.Н. - зав. сектора учета

(ГАНО. Ф.П-269. Оп. 1. Д. 24. Л. 80-83.)

г.

Чемоданов М.Г. - 1-й секретарь РК КПСС

Чусовитин Н.Г. - 2-ой секретарь РК КПСС

Судаков Б.В. - секретарь РК КПСС

Постановили: Бюро РК КПСС избрать из 9 человек

Чемоданов Марти Петрович

Чусовитин Николай Гаврилович

Судаков Борис Васильевич

Абраменко Юрий Николаевич

Казарин Александр Николаевич (зав. оргинструкторским отделом)

Иванов Николай Маркелович

Лавров Лев Георгиевич

Юденич Леонид Иванович

Патрин Василий Рафаилович

Сугутина М.Г. - зав. отделом пропаганды и агитации.

Михайлова Татьяна Яковлевна - зам. зав. отделом пропаганды и агитации

Деева Анна Николаевна - зав сектора учета и статистики.

(ГАНО. Ф.П-269. Оп. 1. Д. 43. Л. 212.)

года.

Чемоданов М.П. - 1-й секретарь РК КПСС

Чусовитин Н.Г. - 2-й секретарь РК КПСС

Судаков Б.В. - секретарь РК

Постановили: Бюро РК избрать из 9 человек.

Чемоданов М.П.

Чусовитин Н.Г.

Судаков Б.В.

Абраменко Ю.Н.

Иванов Н.М.

Тийс Александр Вильгельмович

Юденич Л.И.

Патрин В.Р.

Молетотов Иван Афанасьевич

Утвердить Тийс А.В. заведующим оргинструкторским отделом РК КПСС, освободив его от обязанности инструктора РК КПСС.

Утвердить Сугутину Марию Гавриловну зав. отделом пропаганды и агитации РК КПСС.

Утвердить Дееву А.Н. зав. сектором учета и статистики РК КПСС.

год

Чемоданов М.Г. - 1-й секретарь РК КПСС

Чусовитин Н.Г. - 2-ой секретарь РК КПСС

Хутко Владимир Францевич - 3-й секретарь РК КПСС

Члены бюро

Чемоданов Марти Петрович

Чусовитин Николай Гаврилович

Хутко Владимир Францевич

Абраменко Юрий Николаевич

Тийс Александр Вильгельмович (зав. организационно-инструкторским отделом)

Иванов Николай Маркелович

Молетотов Иван Афанасьевич

Никитин Пётр Ефимович

Ставер Анатолий Михайлович

Утвердить т. Панюкова Владимира Семёновича зав. отделом пропаганды и агитации.

Утвердить т. Михайлову Татьяну Яковлевну зав. кабинетом политического просвещения и зам. зав. отдела пропаганды и агитации.

Утвердить Дееву Анну Николаевну зав. сектором учета и статистики единого партбилета РК КПСС.

(ГАНО. Ф.П-269. Оп. 1. Д. 83.)


Приложение № 3


Справка

О сдаче в эксплуатацию жилой площади по Научному городку с начала строительства по состоянию на 01.12.1960 года.

Место расположения жилых домовСдача по годам Кто занимает жилую площадь1958195919601 2 3 4 5 6Микр-он «А» Микр-он «Б» Микр-он «В» Микр-он «Д» Микр-он «Щ» ВСО и в/гор-ка- - - - 12240 1249710162 - - 7949 7837 -15399 3027 6855 11070 9766 -СО АН СССР СО АН СССР СО АН СССР п/я 111 п/я 111 п/я 111ВСЕГО:249172594846117

Итого: 96982 м²

Занято СО АН СССР 35443 м²

Занято п/я 111 61539 м²

* подписана главным инженером УКСа СО АН СССР А.С. Ладинским

(ГАНО. Ф. П-4. Оп. 30. Д. 74. Л. 98-102, 105.)


Теги: Деятельность Советского райкома КПСС г. Новосибирска в период с 1958 по 1962 гг  Диплом  История
Просмотров: 6274
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Деятельность Советского райкома КПСС г. Новосибирска в период с 1958 по 1962 гг
Назад