Христианизация как идеологическая составляющая внешней политики Карла Великого

Содержание


Введение

Глава I. Религиозные и внешнеполитические процессы на территории Европы в VIII-IX вв

§ 1. Культурный и религиозный контекст истории франкского государства в период раннего средневековья

§ 2. Внешнеполитический контекст истории раннесредневековой Европы

Глава II. Христианизация как идеологическая составляющая внешней политики Карла Великого

§ 1. Христианизация на завоеванных территориях

§ 2. Христианизация как идеологическая составляющая внешней политики Карла Великого

Заключение

Список литературы и источников

Источники

Литература

Введение


В последнее время, в контексте интеграционных процессов происходящих в современной Европе, все чаще многие обращаются к европейскому прошлому. И не случайно, что общеевропейская премия «За вклад в процесс объединения Европы» была учреждена именно в Аахене, по праву считающейся столицей франкской империи Карла Великого. Образ самого первого франкского императора занимает одно из ведущих мест на страницах истории Европы, и именно с периода его правления многие историки склонны вести отсчет истории Европы в ее современном понимании. Как отмечал Арно Борст: «Карл Великий заложил основу истории… речь идет о взаимопонимании европейских народов и национальных разделениях, о государственном устройстве и общественных структурах, о христианской нравственности и античном образовании».

Безусловно, что, говоря о культуре средневековья, мы в первую очередь говорим о культуре религиозной. В контексте этого, представляет интерес изучение процессов принятия христианства на территории западной Европы в период раннего средневековья. Рассматривая этот процесс в контексте объединительной и завоевательной политики Карла Великого, мы попытаемся выделить основные пути, которыми проходила колонизация на новых присоединенных территориях.

Актуальность данного исследования в рамках отечественного контекста мы видим в том, что, с одной стороны - подобная проблематика в отечественной медиевистики является еще достаточно новой, с другой же стороны - в дипломной работе нами были использованы источники, которые если и были введены нашими исследователями в научный оборот, то на русский язык не переводились.

Другим немаловажным направлением исследования является попытка рассмотрения внешней политики Карла Великого и процесса включения новых территорий в состав единого государства в контексте теории интеграции, разрабатывающейся в рамках регионалистики и являющейся одним из новых и, на наш взгляд, приоритетных направлений. Это позволит не только выявить механизмы интеграционных процессов и в будущем создать общеинтеграционную модель, но и раскрыть роль культурной, политической и социально-экономической составляющих во внешней политике государства.

Заявленная тема многомерна, что накладывает существенный отпечаток на типологию литературы, задействованной нами в процессе подготовки данного исследования. В центре внимания отечественной медиевистики, представленной такими именами, как Бессмертный, Неусыхин, Карсавин, Гуревич, Успенский, Корсунский и т.д., в первую очередь находились вопросы, преимущественно связанные с исследованиями общих вопросов культурного, экономического и социально-политического развития средневековья и отдельных стран и регионов. Так, например, большинство работ Гуревича посвящены процессу складывания средневековой культуры и ее специфике в мировом историческом контексте. Также значительное внимание вопросу становления и формирования культуры Западной Европы в период средневековья в работах Ястребицкой А.Л., Батурина А.П. Другим важным вопросом который был в поле интересов наших исследователей был вопрос о складывание монашества в раннее средневековье. Этой проблеме посвящена работа Карсавина Л.П. «Монашество в средние века». Наиболее полной из последних появившихся работ может считаться работа Ускова Н.Ф. «Христианство и монашество в Западной Европе раннего средневековья».

На характер использованной нами литературы повлияла специфика рассматриваемого вопроса. Так в работе были использованы труды рассматривающие различные аспекты внешнеполитической деятельности в период раннего средневековья и литература по истории отдельных стран. Это работы Зоновой, Успенского, Пигулевская. Особую категорию занимает литература по истории распространения ислама и завоевании Испании. Среди основных труды Крымского, Корсунского, Большакова, Беляева.

Процесс христианизации многогранен и приобретает определенную специфику в зависимости от региона и временных рамок. Большой вклад в изучение основных социокультурных и политических предпосылок принятия новой религии внесли работы по истории принятия христианства на Руси.

В качестве исследований, посвящённых изучению конкретно проблематики культурных процессов в период правления Карла Великого стоит отнести работы Булдаковой, Тульчинской, Рцхиладзе, Перской, Ронина. В общих чертах, приходится констатировать, что, несмотря на всю важность и актуальность темы изучение именно процессов христианизации в Западной Европе в период раннего средневековья в контексте внешнеполитической деятельности империи Каролингов, отечественными исследователями были проведены исследования лишь по отдельным направлениям и вопросам, что определяет отсутствие комплексных исследований.

В свою очередь, для французских медиевистов и специалистов в области христианства все аспекты, связанные с изучением процесса принятия христианства представляют большой интерес. Приведём ряд наиболее известных авторов: Феллер, Фольц, Сенак, Бюрер-Тьерри, Бонэ и др.

Французские исследователи затрагивали как общие вопросы религиозной деятельности в период раннего средневековья - Вошез, Пеликан, Поль, Мердриняк, Леклерк; так и вопросы взаимовлияния культуры, религии и политики - Мараваль, Феллер, Коллар, Челини. Интересной, на наш взгляд, представляется отдельная работа, посвященная язычеству в контексте распространения христианства - MacMullen R. Christianisme et Paganisme du IV au VIII siecle.

Эпоха Карла Великого и образ самого первого императора франков, безусловно, вызывают большой интерес среди зарубежных исследователей. Основными работами, охватывающими период правления Карла Великого, являются работы Барберо, Селин, Фавьера, Мориссейя, Хальпена, Муссо-Гуляра. Также большое внимание уделялось исследования внешней политики раннефранкского государства - Корвизьер, Сенак, Режин; и идеи «империи» в период формирования франкской империи Карла Великого - Фольц.

Непосредственный интерес для французских исследователей представляет и процесс христианизации в Западной Европе. Так, довольно сильная методологическая база научных разработок в этом направлении была сформирована в сборнике по вопросам христианизации в 6-7 веке в работе La christianisation des pays entre Loire et Rhin. В сборнике Christianisation et Dechristianisation этот процесс был рассмотрен на основе археологических данных.

Тем не менее, приходиться констатировать, что основные исследования по данной тематике затрагивали лишь часть изучаемого нами процесса. Отечественные и мировые медиевисты рассматривали либо христианизацию в отдельных регионах Западной Европы и роль христианства на средневековое общество, либо общие положения внешней политики империи франков. Таким образом, данное исследование представляет собой попытку рассмотрения внешней политики Карла Великого с точки зрения ее идеологической составляющей на всем комплексе регионов Западной Европы.

Немаловажно, на наш взгляд, также проследить историографию по теории международных отношений и их основных концепций. Здесь по прежнему сохраняются две основные противоположные концепции: концепция конфликта и концепция сотрудничества государств, впервые высказанные Томасом Гоббсом и Гуго Гроцием. На сегодняшний день основные работы по теории международных отношений представлены трудами Г. Моргентау, утверждавшего в своей работе «Политика среди наций», что внешняя политика всегда неизменна и коренится в самой природе человека и его стремлении к власти, и то, что внешняя политика всегда взаимосвязана с политикой внутренней, являясь ее логическим продолжением. Позицию Моргентау, основавшего американскую школу «политического реализма», придерживались и другие ее участники: У. Липпман, Дж. Кеннан, Г. Киссинджер, У. Ростоу, Р. Найбур, А. Шлезинджер.

Другим видным представителем современной теории международных отношений является французский исследователь Р. Арон, основные свои взгляды изложившей в работе «Мир и война между нациями». По мнению Арона, основу внешней политика составляет «сила», которая, в свою очередь дифференцируется на «военную силу», «власть государства» и «могущество». Основной заслугой Арона является введения в теорию международных отношений концепции «природного состояния», согласно которой международные отношения от природы анархичны и неуправляемы. Причина этого, на взгляд Арона, заключается в отсутствии «арбитра» международных отношений.

В нашей работе мы постарались использовать синтез этих основных концепций внешнеполитической деятельности государства и выделить ключевые, на наш взгляд моменты. Специфику исследования составляет то, что основной фактологической базой является история франкской империи в раннее средневековье. Это, безусловно, откладывает существенный отпечаток на данную работу. Тем не менее, это позволяет нам выявить основные элементы в общей концепции международных отношений и проследить их преемственность.

Основным объектом нашего исследования является система социально-культурного взаимодействия в период раннего средневековья.

В качестве предмета исследования выступает механизм, структура и динамика процесса христианизации в контексте внешней политики в период правления Карла Великого.

Целью исследования является комплексный анализ методов распространения христианства в Западной Европе в контексте внешней политики франкской империи Карла Великого. Основной акцент мы делаем на методы христианизации на конкретных завоеванных территориях, так как полагаем, что именно это позволит выявить суть происходящих процессов.

Для достижения заявленной цели необходимо решить следующие задачи:

·определить основные направления внешней политики Карла Великого и их религиозные компоненты (взаимоотношения с римским понтификатом, византийской империей и мусульманскими странами);

·выделить основные направления и этапы завоевательной политики Карла Великого;

·рассмотреть культурную и религиозную политику, проводимую на завоеванных территориях;

·обозначить роль церкви в период раннего средневековья в Западной Европе.

·исходя из набранной информативной базы, осуществить сравнение между различными методами христианизации, дать характеристику направления процесса в целом.

Хронологические рамки дипломной работы характеризуются периодом правления Карла Великого (768-814), что связано с принятием им титула императора, а следовательно и с новым появлением на культурной и политической сцене понятия империя, как «Града Божьего» и императора - защитника всех христиан.

Территориальные рамки данного исследования распространяются на основную территорию Западной Европы и, частично, на Восточную Европу и Ближний Восток. (Что связано, в первом случае - с взаимоотношениями империи франков со славянскими племенами, во втором случае с внешней политикой Карла Великого на востоке и контактами с Византией).

Несмотря на то, что тема исследования может показаться узкоспециализированной, она затрагивает не только культурные или социальные изменения и внешнюю политику государства, но так же отражает пути складывания единого государства. Таким образом, в ходе нашего исследования обосновано использование комплексного методологического подхода.

С одной стороны, система методологии должна содержать в себе применение общенаучных методов, таких как логический, исторический, системный и сравнительный анализ. Так совместное использование логического и исторического метода позволит составить представление об общей логике существования и развития объекта исторического исследования и затем составить наглядное представление о том, каким образом общая логика исторического процесса находила свое воплощение в интересуемом нас объекте исследования. Основываясь на принципе системности исторического исследования, мы считаем, что логический метод позволит нам выявить общую структуру изучаемого объекта как системы в процессе его функционирования, а исторический метод позволит выяснить процесс развития объекта и его специфику с учетом времени и пространства его развития.

С другой стороны, исследование должно использовать специальные исторические методы, и методы, применяемые в социологических, политологических и культурологических исследованиях. Так среди специально-исторических методов нами были использованы: историко-генетический метод, при котором основу исторического изучения составляет попытка выявления природы и сущности исторического явления; отчасти метод социального анализа, позволяющий рассмотреть процесс складывания социальной дифференциации на ранней стадии развития государственности и проследить социо-культурные изменения, происходящие в обществе; историко-сравнительный, благодаря использованию которого, мы можем проследить преемственность и сходство процесса христианизации, и выяснить его специфику в зависимости от времени и региона; историко-системный.

Так же, нами была отчасти использована теория международных отношений и ее познавательные концепции. Нам кажется обоснованным придерживаться точки зрения о взаимосвязи внешней и внутренней политики государства. Это позволяет проследить отражение внутренней структуры и идеологической концепции государственного устройства, которая для империи франков периода Карла Великого прослеживается довольно четко, на внешнеполитическую составляющую его деятельности. Так, непосредственно концепция «империи» и «христианской империи», как таковой, придя извне и являясь экспликацией более раннего римского представления о власти и религиозно-эсхатологических концепций отцов христианской церкви, находит свое логическое продолжение во внутреннем устройстве франкской империи и становится основной идеологической составляющей ее внешней политики. Здесь, на наш взгляд, возможно применение концепции Р. Арона о «природном состоянии» международных отношений, при котором внешняя политика развивается в основном хаотично, в виду отсутствия внешней силы. Целью же нашей работы будет показать, что внешняя политика Карла Великого складывалась, не в последнюю очередь, под воздействием ее идеологической составляющей - «христианизации». Нам кажется правомерным выделения в концепции национально-государственных интересов трех составляющих: коренные интересы, основные интересы и второстепенные интересы. Если коренные интересы для каждого государства едины и являются неизменными - это выживание и развитие нации, то второстепенные интересы зачастую являются инструментом внешней политики и могут, в зависимости от ситуации, приносится в жертву ради коренных или основных интересов. Относительно же четкого определения и состава основных национально-государственных интересов государства, пока универсальной теории нет. Поэтому, одной из наших задач будет является показать, на примере рассмотрения империи франков, что идеологическая составляющая является неотъемлемой частью основных интересов любого государства, которая для империи франков, как и для многих средневековых государственных образований, выражалось в религии. В качестве теории рассматривающей внешнеполитическую деятельность государств, нами использовалась и геополитическая теория Р. Коллинза, рассматривающая геополитику как теорию военного господства над территориями. Единственным недостатком, на наш взгляд, является недооценка Коллинзом именно идеологической составляющей внешнеполитической и военной деятельности государства.

Также нами была использована эвристическая модель миросистемного анализа И. Валлерстайна. Вся последовательность исторических событий и их смена представлена через призму «миро-систем» или «исторических систем», основой которых являются человеческие сообщества и их целостность на протяжении того или иного промежутка времени. Валлерстайн выделяет три основных формы: «мир-империи», «мир-системы» и «мир-экономики». Для нашего исследования мы использовали пример исследования модели «мир-империи».

В процессе работы над темой, нами были рассмотрены разнообразные источники характеризующие как внешнюю, так и внутреннюю политику Карла Великого. Среди них можно выделить следующие основные группы: это источники непосредственно франкского происхождения и источники других государств с которыми империя франков имела контакты.

Источники франкского происхождения подразделяются на следующие основные группы:

1.Законодательные памятники - капитулярии франкских королей (Capitularia regnum Francorum).

Все франкские капитулярии можно разделить на две основные группы: капитулярии по церковным вопросам и капитулярии по светским вопросам. Последние в свою очередь делятся на три большие группы: капитулярии дополняющие или уточняющие уже существующие законодательные или административные тексты; капитулярии, созданные специально для той или иной цели; капитулярии, созданные в качестве инструкций для королевских посланцев «missi». В данном исследовании нами был использован весь комплекс королевских капитуляриев Карла Великого.

2.Анналы - Annales Regni Francorum, Annales Fuldenses, Annales Bertiniani, Annales Laurissenses. «Анналы королевства франков» (Annales Regni Francorum) являются основным источником по истории королевства франков и правления Карла Великого. Анналы охватывают период от 741 до 829 года и являются официальной придворной летописью франкского королевства.

Также нами использовались местные хроники. Это хроника Адемара - аквитанского историка конца 10 века. В его работе описывается история франков до 1028 года. Среди других хроник это: хроника аббатства Фонтенелль,

3.Жизнеописания - «Жизнь Карла Великого» Эйнгарда и «О деяниях Карла Великого» Ноткера Заики, а также агиографии.

«Vita Caroli Magni» была составлена Эйнгардом, одним из участников «каролингского возрождения» и члена «придворной академии» около 820 года. Данное жизнеописание является одной из самых полных и ключевых биографий Карла Великого. Эйнгард (770-840) получил образование в Ахене под непосредственным руководством Алкуина. Явный отпечаток на работу Эйнгарда отложил трактат Светония «Жизнеописание двенадцати цезарей», которая во многом становится образцом для труда Эйнгарда.

Другим жизнеописанием Карла Великого становится работа монаха Ноткера Заики из монастыря Сен-Галлен «О деяниях Карла Великого», составленная примерно в конце 9 века, скорее всего по решению Карла Толстого. «Деяния Карла Великого» включали в себя три книги: первая посвящена церковным вопросам и образованию, вторая - военной деятельности Карла Великого, и третья - частной жизни императора. До нас дошли лишь первая часть, и начало второй. Предисловие, конец второй части и вся третья были утеряны. Несмотря на то, что данная биография представляет из себя в основном, собрание народных сказаний и воспоминаний о Карле Великом, в ней имеется и ряд ценных исторических сведений по политики проводимой первым франкским императором.

Другим важным источником по правлению Карла Великого, является жизнеописание «Жизнь Людовика императора» Астронома (Аstronomus), где период с 778 по 814 года посвящен деятельности Людовика в качестве короля Аквитании, что предоставляет в наше распоряжение ценные сведения об основных принципах управления провинциями при Карле Великом и ситуации на юго-западной границе с Испанией.

Еще одним важным комплексом источников является агиография, на основании которой мы можем проследить основные этапы миссионерской деятельности в Западной Европе. Одну из лучших агиографий святого Лиудгера (740/745 - 809), крестившего Фризию, составил в 840 году Альтфрид. Важнейшим источником по изучению истории христианизации саксов в 8 веке, является житие святого Лебезина, одного из первых миссионеров в этих землях, начавшего свою деятельность еще в 70-х годах 8 века. Само житие было составлено примерно между 840 и 930 годами. Также жизнеописания других саксонских миссионеров - Луитгера и Виллехеда (Виллигада).

4.Официальные акты светских и церковных властей.

Одним из важнейших официальных актов Карла Великого по праву считается «Admonitio Generalis» 789 года, определивший символ веры. Само «Admonitio Generalis» основывается на «Dionysio - Hadriana», сборнике, составленном приблизительно в 6 веке монахом Дени Коротким (Denys le Petit), и включавшем в себя тексты местных консилиумов церквей, некоторые декреты пап, егуменические тексты 4 и 5 веков и некоторые каноны, вступившие в силу после 6 века. «Dionysio - Hadriana» по-видимому была получена Карлом Великим в 774 году после захвата Павии, где она хранилась. «Admonitio Generalis» как таковое состоит из четырех частей, определяющих роль церкви и священнослужителей:

. Клирики должны проповедовать.

. Священнослужители должны обеспечивать литургию и духовную жизнь христиан.

. Епископы должны обеспечивать работу и службу церквей и защиту монастырей.

. Церковь должна, насколько это возможно, обеспечивать функцию наставления.

По отношению к политике Карла Великого в догматических спорах и богослужению, одним из основных источников являются «Libri Carolini», составленные Теодульфом, по просьбе Карла Великого и посвященные борьбе с иконопочитанием и адоптианством. Впервые «Libri Carolini» упоминаются в 9 веке у архиепископа Хингмара.

Важным источником по истории христианизации также являются решения Падерборнского собора 777 года.

5.Источники смешанного типа - переписка Карла Великого, стихотворения, поэтические произведения.

Важной представляется переписка Карла Великого и Алкуина, одного из ведущих ученых королевского двора.

Другим источником смешанного типа, затрагивающим церковную политику Карла Великого является «Codex Carolinus» . Это переписка между папой и франкскими королями начиная с Карла Мартелла до Карла Великого. До нас дошла только одна часть переписки - письма папы, которые и составили «Codex Carolinus», письма франкских королей были утеряны.

Одним из ярких поэтических источников по христианизации Саксонии является поэма «Carmen de Conversione Saxonum», где восхваляются подвиги Карла Великого по обращению язычников. Автором данной поэмы среди прочих, чаще всего называются аббат Сен-Рикье Ангильбер, епископ из Майнца - Луллия, и Павлин Аквилейский.

Другую большую группу источников составляют источники других государств. В первую очередь это трактаты арабских, византийских и лангобардских историков.

Среди работ арабских авторов следует выделить труд Белазури «Книга завоевания стран», где помимо истории основных арабских завоеваний даны сведения о взаимоотношения между арабскими завоевателями и коренным населением, в том числе христианами. Также проблеме взаимоотношения с христианским населением, на примере христианского населения в Сирии, посвящен трактат «Китаб аль-харадж» (Книга о поземельной подати) Якуб ибн-Ибрахим Абу-Юсуфа, основателя одной из четырех ортодоксальных мусульманских юридических школ - ханифитов.

Другой обширной группой внешних источников являются источники по истории папства. Здесь основным источником выступает «Liber Pontificalis», начатая еще в 6 веке и основу которой положили сохранившиеся в монастырях воспоминания епископов «Acta episcoporum». «Liber Pontificalis» является не только изложением биографий римских понтификов, здесь также собраны большие материалы из переписки и делопроизводства папской канцелярии. Ввиду того что большая часть «Liber Pontificalis» составлялась простыми клириками, она является одним из труднейших для понимания источников.

Другими источниками по истории папства могут выступать:

1.Буллы (Bulles) - появившиеся лишь с 8 века, с эпохи Каролингов. Буллы являются публичными актами, в которых затрагивается большинство актуальных для папства вопросов того времени.

2.Папская переписка, на основе которой также можно выявить основной комплекс проблем и направлений политики римского понтифика.

Глава I. Культурные и внешнеполитические процессы на территории Европы в VIII-IX вв.


§ 1. Культурный и религиозный контекст истории франкского государства в период раннего средневековья


Несомненно, что культура эпохи раннего средневековья является одним из интереснейших феноменов, как в истории культуры, так и в самой истории, составляя немаловажный общий контекст происходящих в этот период событий. Неоспорим и тот факт, что основой культуры для Западной Европы в 8-9 веке становится христианская религия, которая помимо чисто культурной составляющей несла в себе и определенные социальные и политические доктрины, без понимания которых невозможно понимание и всего культурного и социально-политического контекста периода раннего средневековья на территории Западной Европы. Поэтому, рассматривая процессы, происходящие в культуре, нам приходится во многом говорить о религии. Формируясь, таким образом, в рамках не только веры, многие религиозные процессы находят отражение и в культурных аспектах. В данном параграфе, основной целью для нас будет являться рассмотрение основных тенденций и изменений, которые происходят в этот период в культуре франкского государства и их влияние и взаимовлияние на формирование и дальнейшее укрепление франкской церкви. Это позволит нам затем, более полно и комплексно представить себе тот культурный контекст, в котором происходило складывание доктрины франкской христианской церкви и ее внешнеполитического аспекта выраженного в дальнейшем распространении христианства как основы культуры и христианизации язычников.

Общий подъем, который произошел во франкском государстве в период правления Карла Великого, коснулся и культуры. Важной вехой в культуре становится «Каролинское Возрождение», которое являлось сложным комплексным культурным явлением, включающим в себя несколько основных составляющих.

1.Создание единой «Придворной Академии», где собирались ведущие ученые со всей империи и даже из-за ее пределов. Именно «академия» становиться центром основных культурных доктрин этого периода, а из под пера ее ученых выходят наиболее известные религиозные, политические и исторические труды. Среди наиболее известных были Теодульф, Павел Диакон (автор «Истории лангобардов»), Эйнгард, Рабан Мавр, Иоанн Эриугена. У каждого из участников придворной Академии было прозвище, заимствованное из Библии, так сам Карл Великий был назван Давидом, Ангильбер (Angilbert) - Гомером. Среди них, было и несколько женщин - это сестра Карла Великого - Люсия, и ее дочь - Ротруда. Множество из ученых при дворе Карла были иностранного происхождения. Так Пьер из Пиз, пришедший из Ломбардии составил латинскую грамматику, другой ломбардиец - Поль Дьякр, бывший долгое время монахом в Монт-Кассэн (Mont-Cassin), написал «Историю ломбардов». Но, безусловно, что ведущее место занимал англо-саксонский ученый Алкуин. Под руководством Алкуина в монастырях учреждаются скриптории, где используется шрифт, именуемый "каролингским минускульным". Большое развитие получает и книжная миниатюра, где античная стилистика тесно сочетается со средневековой символикой и орнаменталистикой. Среди наиболее выдающихся шедевров каролингской миниатюры стоит назвать «Евангелие Годескалька» (около 781-783 года), «Евангелие Ады» (начало 9 века), «Евангелие Эббо» (около 816-835 годов), «Утрехтский псалтырь» ( 9 век).

2.Возрождение интереса к античной литературе и латинскому языку. Эпоха «каролингского возрождения» становиться одним из последних периодов существования именно классической латыни, с минимальными влиянием вульгаризации. Наибольшее распространение среди работ латинских авторов получают Цицерон, Цезарь, Вергилий, Овидий и Тацит, произведения которых тщательно изучались и не раз были переписаны. Греческие же авторы напротив получили не такое большое распространение в силу меньшего интереса к изучению греческого языка. Так можно сказать лишь о монастыре Корби (Corbie) который недолгое время в конце 8 века, являлся очагом именно эллинского культурного наследия, благодаря византийскому эрудиту Грегорию.

Подтверждением большого интереса к классической литературе, может служить и письмо к Эйнгарду от Лупа Феррейра, (805-862), аббата Ферьер-ан-Гатине (Ferrieres-en-Gatinais), воспитанника Адальберта, и в последствии очень сблизившегося с Алкуином, где монах Лупа Феррейра приводя цитаты из Цицерона говорит о расцвете, которого достигла культура в период правления Карла Великого.

Непосредственным на волне этого культурного и литературного подъема начинается и пересмотр святого писания. Так Алкуин, по просьбе Карла Великого, к 796-800 годам приступает к работе по исправлению ошибок, накопившихся в копиях Библии.

. Не менее важным элементом культурного возрождения эпохи Каролингов может служить архитектура, и в первую очередь архитектура дворцовая и религиозная. Дворец в Ахене, являющийся одним из лучших архитектурных комплексов этого периода, как нельзя лучше отражает каролингскую концепцию власти. Ахенский дворец был создан по идеи Карла Великого на основе зимней резиденции франкских королей, и должен был сделать из Ахена столицу франкской империи. Неслучайно, что Ахен расположен в регионе между Маасом и Рейном, в центре Австразии, которая была коренной территорией франков. Строительство комплекса длилось на протяжении 11 лет с 794 по 805 года.

Не менее впечатляюще и архитектура монастырей, строительство которых широко развернулось в период Каролингского возрождения. Так, например, аббатство Сен-Галл (Saint-Gall) (расположенное на территории современной Швейцарии), основанное еще в 6 веке, было восстановлено в 9 веке. Другим известным аббатством эпохи культурного расцвета Каролингов является аббатство Сен-Рикьер (Saint-Riquier) в Пикардии, построенное в конце 8 века. Строиться также большое количество других религиозных сооружений, начиная от простых молелен и заканчивая кафедральными соборами. Зачастую сами епископы выступали в качестве архитекторов, как, например Шредеган (Chredegang) в Меце и Лейдрад (Leidrade) в Лионе.

. Одной же из самых важных составляющих культурного возрождения становится политика проводимая Карлом Великим в области образования. И здесь наиболее ярко проявилось взаимовлияние религии и культуры. Именно монастыри и церкви становятся на протяжении не только франкской империи Карла Великого, но и всего средневековья центрами сохранения и дальнейшего (через образование) распространения культуры. Но именно в период правления Карла Великого при монастырях и церквях создается множество школ начального образования. Большое распространение в рамках культурного ренессанса получают и придворные школы и академии. Специальным постановлением Карл Великий настаивает на распространение школ. Следует различать несколько типов школ. Самой престижной считалась придворная Академия в Ахене, о которой уже было сказано и предназначенная в основном для формирования будущей политической и церковной элиты. Именно здесь началось возрождение классической латыни.

Следующим типом школ были епископальные школы при епископствах и школы при монастырях. Зачастую в подобных школах получали образования дети лиц пожертвовавших свои земли тому или иному монастырю.

Также создаются и специальные сельские школы для воспитания будущих священников. Согласно Admonitio generalis, каждое епископство и аббатство должно иметь собственную школу, здесь же упоминается о необходимости наличия и приходских школ для священников, которые появляются еще в 6 веке, но еще и на протяжении 8 века остаются большой редкостью. Здесь изучают латинский язык, литургию, пение.

В отношении самих изучаемых предметов, Теодульф, например, выделял семь основных - грамматика, риторика, диалектика, арифметика, геометрия, музыка, астрология. Несмотря на то, что эти науки не были связаны с христианской религией, подразумевалось, что конечной из целью, тем не менее, является именно религиозное становление личности и лучшее понимание Святого писания.

Таким образом, «каролингское возрождение» становится важной вехой в культурной истории франкского государства. Неся в себя черты чисто культурные - возрождение литературы, образования, архитектуры, возрождение это, на наш взгляд, нужно понимать как и возрождение религиозное. Каждая из его составляющих нашла свое наиболее сильное выражение именно в христианской религии. На наш взгляд, каролингское возрождение было тесно связано с военно-политическими и административными задачами стоящими перед франкским королевством. Карл Великий нуждался в новых кадрах, способных обеспечить постоянно увеличивающуюся территорию империи.

Тем не менее, говоря о каролингском возрождение, следует оговориться о его масштабах и значении. На наш взгляд, кажется правомерным замечание Рише, что расцвет культуры при Карле Великом было лишь итогом череды мелких «возрождений», которые осуществлялись в монастырях, начиная еще с конца 7 века. Ограниченностью каролингского возрождения как такового было и то, что оно отвечало лишь потребностям узкой социальной группы и не составляло общего расцвета культуры. Сохранялась культурная монополия высшей светской прослойки и духовенства. Таким образом, хоть культурный ренессанс эпохи Каролингов не стал этапом коренного перелома в развитии западноевропейской культуры, но, безусловно, наложил существенный отпечаток на формирование культурного пространства европейского человека, и стало одним из шагов на пути к будущей эпохи Возрождения.

Одной из важных составляющих в политики Карла Великого была церковь, именно как культурная основа средневекового общества.

Политика Карла Великого непосредственно в отношении религии и церкви включала две основных составляющих, это изменения в иерархической структуре церкви и изменения в церковной литургии и доктрине.

Говоря об основных трансформациях в сфере церковной организации, нужно обратить внимание на введение Карлом Великим новой системы церковной иерархии. Была восстановлена старая система метрополий, исчезнувшая в конце правления династии Меровингов. Вся территория франков была разделена на архиепископства во главе с епископом метрополии, или архиепископом. В его обязанности, согласно капитулярию 813 года, входит следить за всеми епископствами входящими в архиепископства. Он созывает и возглавляет провинциальные церковные соборы. Безусловно, что все это было негативно воспринято епископами, над которыми теперь появлялся главный. Тем не менее, уже к 814 году, судя по завещанию Карла Великого, насчитывалось 21 архиепископство. Возникают архиепископства в Кельне, Трире и Майнце. В частности, в обязанности архиепископства зальцбургского была положена христианизация территорий, вошедших в состав империи в результате разгрома авар.

Несмотря на то, что должности епископа и аббата были выборными, Карл Великий зачастую самолично их назначал из числа своих приближенных, впадая в симонию, в которой он так часто обвинял римского понтифика.. Так например Алкуин становится аббатом монастыря святого Мартина Турского, Ангильберт - аббатом в монастыре Сен-Рикье, Теодульф - епископом Орлеана. Во многом это было связано с борьбой с местным сепаратизмом, так как каждый епископ обязан был приносить присягу на верность именно франкскому королю. Подобная присяга также была распространена и на все частные монастыри империи (общее число монастырей за период правления Карла Великого было увеличено втрое), за что последним была гарантирована правовая независимость от местных сеньоров, судебный и налоговый иммунитет. Большой отпечаток на духовную жизнь наложило и то что, в период правления Каролингов становиться частой практикой, когда епископы выбираются из того или иного аристократического рода.

Помимо этого были восстановлены земельные владения епископств, отнятые при Карле Мартелле и Пипине, хотя и сам Карл Великий зачастую использовал церковные земли для раздачи бенефициев. Тем не менее, именно Карлу Великому принадлежит заслуга законодательного оформления уплаты десятины в пользу церкви.

Также, начиная с Карла Великого начинается выдача иммунитетов церквям и аббатствам, которые включали налоговые и юридические привилегии. Хотя подобная практика в отношении церквей была начата еще при Хлодвике, тем не менее именно с Карла она получает наибольшее распространение. Две основных составляющих иммунитетов включали в себя:

1.Налоговый иммунитет - заключался не в освобождении от налогов, а в их большем контроле, который теперь в основном принадлежал missi.

2.Юридический иммунитет - оправление суда теперь выводиться из-под общей юрисдикции и выполняется местным епископом или аббатом при помощи собрания свободных жителей этих земель.

Немаловажным было и развитие церковной инфраструктуры, когда каждая епархия была разделена на приходы, в большинстве случаев сельские. Особенно сильно приходская сеть развивается именно в 8-9 веке. Во многом это было связано с необходимостью отвечать на возникшую потребность «усиленной» проповеди христианства на вновь присоединенных территориях. Так, например, монастыри Фульда (Fulda) и Сен-Аманд (Saint-Amand), Ештернах (Echternach), Сен-Дени, Корби (Corbie), были базами для миссионерской деятельности на территории Саксонии. Монастыри, таким образом, являлись «точками опоры франкского господства» на новых территориях.

В общем, тесное взаимопроникновение, как самой иерархической структуры, так и интересов церкви и государства во многом объясняют стремление с одной стороны Карла Великого к проведению церковных реформ и увеличения государственного влияния на церковь; с другой стороны, стремление самого духовенства идти на встречу начинаниям императора.

Немаловажные изменения, благодаря Карлу Великому, произошли и в монашеской жизни. Так им был унифицирован монашеский устав на основе устава св. Бенедикта. В основе же монашеского устава св. Бенедикта (ок.. 480/490-555/560) лежало служение Господу через послушание учителю - аббату, который, несмотря на то, что в теории должен был выбираться монашеской общиной, зачастую назначался самим королем. В монашеской общине должна была существовать строгая дисциплина, «общежитийность» (исключалась даже индивидуальная молитва) и физический труд. Обычный день монаха был разделен между молитвой, работой и сном. Основу умственного труда составляли чтение Библии и Отцов Церкви, а основу физического труда - работа на землях монастыря, которая обычно делилась на два «mense» - независимых земельных участков, на одном из которых и работали монахи.

Бенедиктинский устав получает распространение в континентальной Европе в конце VI - VIII вв., благодаря деятельности ирландских, а затем англосаксонских миссионеров. Из них особенно большое значение имел ирландец св. Колумбан, добивавшийся правовой независимости монастырей от епископств.

В середине 8 века Бонифаций, миссионер, крестивший Тюрингию в 30 годах 8 века при посредничестве Каролингов, был приглашен Карломаном для реорганизации франкской церкви. Итогом стал Эстинский капитулярий 743 года (Estinnes), изданный Карломаном, и, согласно первой статье которого, правила святого Бенуа называются обязательными для ознакомления во всех религиозных учреждениях на франкской земле.

В период правления Карла Великого, неоднократно проводились попытки законодательного утверждения устава св. Бенедикта как основного для всех монастырей в империи. Тем не менее, окончательная унификация монастырского регламента была проведена уже при его сыне Людовике Благочестивом. Основная заслуга в этом принадлежит готскому графу Витизою (Vitiza), принявшему духовное имя - Бенедикт Аньанский (Benoit d'Aniane) (ок.750 - 821) и начавшего свою религиозную деятельность еще при Карле Великом. Благодаря ему бенедиктинский устав был введен в Аквитании, Септимани и землях Прованса. Итогом стали ассамблеи проведенные в Ахене в 816 и 817 году и на которых были зафиксированы нормы монашеской реформы (Capitulare Monasticum).

Помимо прочего, монастыри, расположенные в приграничных районах, играют немаловажную роль как центры колонизации распространения святого Евангелия. Общее количество монастырей увеличилось с 200 в 7 веке, до 650 в начале 9 века. Расположены они были в основном на севере Галлии, в Германии, в Баварии, в Саксонии, в Аквитании и в Италии. Самыми известными из них являлись Брантом (Brantôme) (ок. 769), Aniane (782), Gellone (Saint-Guilhem-du-Desert в 804), Figeac (в начале IX-ого века).

Карл Великий помимо организационной структуры франкской церкви занимал активную позицию и в отношении отправления литургии и христианской догматики. Он принимал активное участие в догматических спорах об иконопочитании, адоптианской ереси (споре о «Filioque»).

Иконопочитание:

Иконопочитание было восстановлено на VII Никейском Вселенском соборе 787 года, папой Адрианом I. Но на этот собор не были приглашены представители франкского короля, поэтому подобное действие было расценено Карлом Великим, как ущемление его права «истинного ревнителя веры». В результате франкскими богословами в 792 году было подготовлено послание папе - Libri Carolini, оспаривающее решение собора. Сам текст Никейского собора, по приказанию римского папы Адриана 1, был переведен с греческого языка довольно плохо и содержал множество ошибок, по этому уже в 9 веке известный библиотекарь Анастасий, был вынужден сделать новый перевод на латинский язык. Тем не менее, именно первый перевод вошел в Libri Carolini и стал основой для критики франкских богословов. Но Адриан отклонил притязание франкской короны и, решения о почитании икон осталось в силе.

Адоптианство:

Не менее упорно повел себя Карл и в отношении адоптианства - ереси, которая возникла еще в период раннего христианства и была принесена во франкские земли испанским епископом Феликсом Ургельским. Адоптианство, по инициативе Карла Великого, было осуждено на Регенсбургском соборе 792 года, а затем на Франкфуртском в 794 году. Разногласия возникли из-за противоречия Никео-Цареградского символа веры, утвержденного на Первом Никейском Соборе 352 года и постановлениями Толедского собора 6 века, который принял поправку «Filioque» при крещении вестготов. В конце VIII века формулировка была повторена франкскими монахами, которых папа незамедлительно обвинил в ереси. Между Карлом Великим и римским понтификом разгорается спор. В 809 году, на соборе в Ахене был утвержден трактат Теодульфа об обоснованности добавления «Filioque» в символ веры. Если Львом III это добавление не было одобрено, то его приемники на престоле понтифика перенимают, как и вся западная церковь, новый символ веры. Окончательное же отречение Феликса Ургельского последовало только в 799 году на соборе в Аахене, после недельного диспута с Алкуином.

Непосредственно в отношении церковной литургии Карл Великий провел значительную ее унификацию. С 785 года, основываясь на римском образце, было изменено пение молитв. Был составлен сборник образцов проповедей для священников. Алкуином, по римским литургическим книгам, была составлена новая форма обряда, перешедшая затем и в сам Рим.

Немаловажными были изменения в церковной литургии. Так именно при Каролингах происходит существенное увеличение количества служимых месс, что стало причиной увеличения количества алтарей в церквях. Карл Великий, согласно своему биографу Эйнгарду, так же очень внимательно следил за тем, чтобы весь клир был одет в специальную церковную одежду во время литургий.

Но основной проблемой в литургии для Карла Великого, равно как до него и для Пипина Короткого, оставалась проблема отсутствия достаточного количество священных книг, созданных по римским образцам и большого количество образованных священников. Все это зачастую приводило к тому, что служители каждого отдельного прихода пользовались собственными правилами при богослужениях и оправлении культа, основываясь на старых текстах, где имелось большое количество описок.

Основными мерами в этой области, проведенными при Карле, были: церковное законодательство, улучшение образования клира и унификация литургических книг. Именно с этой целью в 769 году для всего клира вводиться экзамен на знание римской литургии, которая была взята за основу унификации. Была составлена серия учебников для клира - Expositiones missae, среди которых особо выделяется работа Флоруса из Лиона, созданная в области теологии. Согласно Admonitio generalis был создан основной литургический кодекс (codices liturgici), в котором за образец была взята римская модель. Следующим важным шагом было составление Алкуином «Hadrianum supplémenté Alcuin» на основе римского Hadrianum, с добавлением всех недостающих элементов: служение месс после Троицы и Пасхи, обеты и благословения. Бесспорно, что «Hadrianum supplémenté Alcuin» имел ключевое значение на развитие литургии на протяжении всего 9 века. Несмотря на то, что даже его появление не устранило всех разночтений в используемых богослужебных книгах, тем не менее, эта работа стала моделью для дальнейшей унификации, продолженной уже при Людовики Благочестивом. Была, таким образом, установлена смешанная римско-франкская литургия, которая потом и распространилась на большей части христианского запада.

Таким образом, основные изменения, проведенные Карлом Великим в области церкви, во многом соответствовали задачам дальнейшего распространения христианства. Так создание четкой церковной иерархии, создавали более прочную церковную структуру, необходимую в условиях начального этапа утверждения христианства. Создание разветвленной сети архиепископств и епископств, а наряду с ними и строительство все новых монастырей и церквей позволяло окутать не только внутренние области, но и все вновь присоединенные территории сетью единого церковного организма, в задачи которого входил «духовный» контроль новой паствы. Церковь, таким образом, именно благодаря проведению подобных реформ, как будет показано ниже в Главе II, становится наряду с обще франкской администрацией, одним из важнейших институтов насаждаемых на завоеванных территориях. Также цели упорядочения миссионерской деятельности и дальнейшего распространения христианства служили и, лишь отчасти удачные, попытки проведения унификации монашеских уставов. Достаточно вспомнить, что именно христианизация через «глубокое понимание» веры, то есть через «миссионерство проповеди», а не «миссионерство меча» была доктринальной основой христианства.

Той же цели упрочения франкской церкви служили и унификации в области литургии и богослужения. Это, наряду с жесткой церковной иерархией, позволяло Карлу Великому контролировать церковь на территориях подвластных франкам, а зачастую и пытаться навязать свою точку зрения Риму и Константинополю, как это проявилось во многих спорах о церковных доктринах.

Но все-таки, не будет преувеличением сказать, что именно сильная церковь, как духовная основа ( которая зачастую с помощью веры помогала создать и социальную базу) отвечала интересам франкской короны. Только с подобной, реформированной церковью, было возможно проведение политики «повсеместного» распространения христианства.

Безусловно, что одно из важных значений для понимания влияния христианских идей на жизнь франкского государства, имеет анализ самого понятия «империя», которое появляется в титулатуре Карла Великого начиная с 800 года. При анализе понятия «империя» применительно к империи Карла Великого, нами была использована методология Фольца, согласно которой в понятии «империя» выделяется два основных принципа:

1.религиозно-философский;

2.политический.

) Религиозно-философский. Как таковое понятие «империя» подразумевает под собой универсализм, идея которого была сформулирована еще греческими стоиками. В период римской империи эта идея проецируется на процесс ассимиляции ойкумены и завоевания новых территорий. В христианстве «империя» обретает эсхатологический смысл, что связано с пророчеством Даниила о четырех царствах. Понятия «orbis christianus» и «orbus romanus» перекрещиваются (что было выражено Леонидом Великим в 82 году в проповеди «in Natali Apostolorum»). Под понятием «Imperium christianum» теперь объединяются все христианские страны.

Относительно понятия «империи» в период правления Карла Великого зарубежными исследователями была предложена идея о «неримском» представлении Карла Великого об императорской власти. Основа идеи заключается в том, что франки становятся новым богоизбранным народом - «носителем империи». Подобное представление формировалось на объективной основе того, что франкское королевство, к рассматриваемому нами периоду, включало в себя практически всю христианскую Европу.

Здесь, на наш взгляд, нужно более подробно остановиться на самом понятии «империя», которое до сих пор не имеет четкого определения.

Другим немаловажным фактором, послужившим началом религиозно-идеологического разрыва между Востоком и Западом, были уже упоминаемые Libri Carolini, которые юридически оформили разрыв с Восточной империей и подготовили перенос статуса империи на Запад.

Историю появления понятия «империи» на территории Западной Европы, можно проследить начиная с 5 века, когда многие христианские доктрины и догмы еще только складывались. Одной из самых насущных проблем того времени для отцов церкви была проблема падения Рима. Ведь если Рим пал, то в христианском учении это следует рассматривать как наказание за «грехопадение». Действительно, Аврелий Августи и Павел Орозий уподобляют Рим Содому. Но здесь христиане стали заложниками собственных эсхатологических идей. Дело в том, что в то время была широко распространена эсхатологическая схема четырех монархий пророка Даниила, затем исправленная Евсевием Памфилом (Кесарийским) и комментатором Иеронимом, заменившим четвертую моранзию Даниила - эллинистическую на римскую империю. Согласно этой схеме, после появления Мессии произойдет гибель четвертой монархии, затем последует воскрешение мертвых. Эта схема стала, по словам немецкого историка Ц. Трибера, «краеугольным камнем исторического мировоззрения на протяжении всего средневековья». После падения Рима, Августин чтобы разрешить возникшую богословскую проблему, противопоставляет земной Рим некоей метафизической конструкции «Царству Божиему». Затем, начиная с папы Григория Великого, происходит привязка «Града Божьего» к «Истинному Риму». Здесь, сначала у Августина, а затем более полно у Исидора Севильского и Беды Достопочтенного появляется концепция «translatio» (перенесения), согласно которой, Рим мог «транслироваться» из поколения в поколение, от народа к народу, подготавливая пришествие «Града Божьего». Таким образом, существовал некий метафизический конструкт в виде «Истинного Рима» (т.е. четвертой монархии), эманациями которого (посредством трансляции) являлись государства «профанной» истории. Все это было идеологической основой того, что произошло в 476 году, когда Одоакр, захватив Рим, переслал знаки императорского достоинства императору Зенону в Константинополь. Таким образом, в истории был создан прецедент этой самой «трансляции». Мы считаем, что «империя» это во многом, идеологическая категория христианской эсхатологии, порожденная идеей «трансляции» четвертой монархии - «Истинного Рима». «Империя» становится синонимом «христианского мира» в приготовлении грядущего «Града Божьего». Неправомерен, на наш взгляд, перенос каких-либо экономических, социальных или иных параметров с «классической империи» римской на его позднейшие «трансляции», которые был в основе своей трансляциями идеологическими.

) Политический. Начиная с римской империи «Imperium» становиться выше чем «regna». То есть, власть императора выше чем власть короля. Само слово «имперский» в отношении Карла Великого было впервые употреблено в письме Алкуина, где он называет франкского короля «decus imperialis regni». Таким образом, Карл Великий становиться «rex christianissimus», а франкский народ - «populus christianus». Постепенно термин «Imperium Christianum (или Francorum)» вытесняет термин «Imperium Romanum».

Социально-политическим аспектом появления понятия «империя» на территории Западной Европы становятся первые контакты между римским папой и франкским майородмами из дома Айстульфоф-Пипинидов, пытавшихся установить свою династию. Постепенно власть майордомов усиливалась и уже Карла Мартелла папа Григорий 3 называет «почти королем». Очевидно, что к середине 8 века страна уже объективно была готова к официальной смене власти. Поэтому одним из важнейших становится вопрос о легитимности власти, которое для периода раннего средневековья, с его сильной религиозно-культурной основой, могло быть выражено в благословении папа, как земного представитель Бога. Именно тогда Пипин Короткий получает письмо папы, в котором понтифик замечает, что «лучше называть королем того, кто имеет власть, чем того кто ее не имеет». В 751 году в Суассоне проходит коронация Пипина, а в 752 году помазание папой Сетфаном 2 на царство. Таким образом церковь становится легитимизующим органом для новой династии Каролингов, так как римский понтифик создал правовую основу для прихода к власти Пипина.

Относительно имперской коронации Карла Великого 25 декабря 800 года стоит заметить, что решение о ней было принято еще 23 декабря на собрании священников и светской знати собранным Карлом Великим для оправдания Льва III. На этом собрании было высказано «пожелание» о том, что было бы хорошо восстановить Империю под властью Карла Великого. И именно начиная с 800 года Карл Великий получает титулатуру «Charles, sérénissime Auguste, couronné par Dieu, grand et pacifique empereur, gouvernant lEmpire romain, pareillement, par la miséricorde de Dieu, roi des Francs et des Lombards ».

Относительно высказывания Эйнгарда, что Карл Великий был не доволен коронацией, потому что не ожидал ее, высказывались различные точки зрения. Так например Фольц считает, что несмотря на официальность происшедшего (Рим - старая столица империи, и франки становятся прямыми наследниками римлян), Карл Великий понимал, что данный акт может быть воспринят как прямая узурпация власти. Отсюда и проект брака с царицей Ириной, который должен был послужить своего рода «легитимацией» власти. Другие исследователи, в частности Левандовский, склонны считать что это «недовольство» было лишь уловкой, призванной ввести в заблуждение Византию, рассматривающего Карла Великого не иначе как узурпатора законной императорской власти. Карл Великий таким нехитрым маневром пытался перевести вину на Льва III, якобы ответственного за этот политически нелегитимный акт.

Тем не менее, стоит согласиться с исследователями, которые склонны считать что вся политика Карла Великого перед 800 годом, была направлена на подготовку императорской коронации. Так как рядом с Византией уже существовала новая политическая сила, способная более эффективно осуществлять задачи христианской империи в Европе. И именно Карл Великий становится «олицетворением этой новой силы и объединенных им германо-романских народов».

Безусловно, что и сам Карл рассматривал себя не иначе как «священным императором», на долю которого выпала защита всех христианских земель. Подтверждением тому может служить письмо Карла Великого к папе Леону III: «Вот какой является наша задача. Вовне, с оружием в руках и с помощью божественной милости и святой Церкви Христовой защищаться от вторжения язычников. Внутри страны, поддерживать христианскую веру…Ваша же задача, помогать нашей армии до тех пор пока христианский народ не победит своих врагов и имя Христа не будет прославлено во всем мире».

Безусловно, что с этим также была связана и вся внешняя политика, направленная в первую очередь на «ежедневное увеличение числа верующих христиан». Так, по словам Чилини, Карл Великий вел поистине священную войну со всеми неверными.


§2. Внешнеполитический контекст истории раннесредневековой Европы


Основные территории франкской империи Карла Великого были сформированы его предшественниками на протяжении V -VI вв., и постоянно разрастались благодаря завоеваниям в 7-8 веках. Коренными территориями франков были Австразия - область к северу от Луары, где главенствующим был собственно франкский элемент; и Нейстрия - область к западу от Сены, где преобладало галло-римское население. Помимо этого к началу правления Карла Великого уже были присоединены территории Бургундии, Фризии, Алемании, Прованса, Септимании и Аквитании. Однако, как и для большинства государств раннего средневековья, построенных на завоевательных походах, в начальный период внутреннее экономическое, культурное и этническое единство во франкском королевстве отсутствовало.

Политическая история франкского государства с середины 7 века была напрямую связана с формировавшийся династией Каролингов. Когда в 639 году после смерти короля Дагоберта, власть в своих руках начинают концентрировать майордомы Нейстрии и Австразии. К концу 7 века больше чем другие возвышаются майордомы из династии Пипинидов-Арнульфингов. Период правления самых известных из котороых - Пепина Геристальского, Карла Мартелла и затем Пипина Короткого - становиться периодом расцвета франкского королевства. Последний из них в 751 году был коронован как истинный монарх франков и стал основателем новой династии Каролингов.

Перед Карлом Великим, который правил с 768 года вместе со своим братом Карломаном, а, начиная с 771 года, единолично, стояли среди основных внешнеполитических задач, следующие - сохранения территориальной целостности королевства и продолжение сильной внешнеполитической линии, начатой его предшественниками. В период совместного трехлетнего правления со своим братом Карломаном, эти задачи были несколько заостренны. Так, согласно традиции дробления территорий между наследниками, королевство франков после смерти Пипина было разделено на две части. Карлу Великому достались области Северной Австразии с Тюрингией, Западной Нейстрии и западная часть Аквитании; Карломану - Восточная Аквитания, Бургундия вместе с Провансом и южноавстразийские территории с Эльзасом и Гессеном. Таким казалось бы довольно странным распределением территорий, Пипин видимо хотел ослабить сепаратизм местных князей, разделив их коренные территории между своими сыновьями. Тем не менее, это напротив привело лишь к большему осложнению ситуации, между и так враждовавшими братьями. Примером тому может служить 769 год, когда на территории Аквитании отошедший к Карлу Великому началось восстание аквитанского герцога Гунольда. В подавлении восстания Карломан не помог своему брату.

Таким образом, можно сказать, что империя Карла Великого стала одной из высших точек развития государственности среди раннесредневековых государств Европы. Тем не менее, не следует забывать, что эта империя в первую очередь строилась на наследие не только Римской империи, но и, не в последнюю очередь, на местной варварской составляющей тех племен, что заселили Европу в период Великого переселения народов, а, следовательно, основой могущества, процветания и дальнейшего развития государства подобного типа становятся постоянные военные и завоевательные походы, которые единственные могли в условиях того времени, сохранить социально-политическую и этническую пестроту складывающихся государств.

Относительно продуманности основных направлений завоеваний Карла Великого на начальном этапе его правления стоит усомниться. Скорее всего, примерно до конца 8 века, все его походы диктовались в первую очередь сиюминутной необходимостью. Зачастую складывалась такая ситуация, что из-за внезапного осложнения ситуации на другом конце страны, Карлу приходилось резко перебрасывать свои силы и организовывать новый поход. Лишь к концу 8 века, мы можем видеть, что он осознанно начинает формировать полосу заградительных территорий, в виде марок или рубежей, вокруг основных областей уже прочно вошедших в сферу влияния франков.

Создание Карлом Великим в конце 8 начале 9 веков укрепленных линий по границам империи становится важным моментом во внешней политике империи. Здесь можно отчасти согласиться с Левандовским, что период укрепления границ, является концом завоевательной политики государства. Тем не менее, до окончательного упадка империи Карла Великого было еще далеко.

Основными из пограничных марок созданных в период правления Карла Великого были:

1.Испанская марка, образованная после захвата Барселоны в 801 году.

2.Восточная (Паннонская) марка, или княжество Рагузское-Австрийское, включавшая Западную Венгрию и часть территории современной Австрии - по границе с чехами и племенами паннонских славян,

.Бретонская марка, по границе кельтской Бретани,

.Фриульская - на стыке Италии и славянских земель Далмации и Хорватии. Южные рубежи Апеннинского полуострова прикрывало вассальное Беневентское герцогство.

Во главе марки императором назначался маркграф, а само управление маркой осуществлялось по военному принципу.

Дополнительно были созданы Саксонский и Сербский оборонительные рубежи:

1.Саксонский оборонительный рубеж начинался от Датской марки, расположенной у города Шлезвиг, и включал в себя две линии пограничных укреплений на севере и на востоке Саксонии, которые были созданы после того как в 808-809 годах датчане под руководством Готфрида совершили военный поход в Нордальбингию, в результате которого были разбиты племена ободритов, являвшихся в то время союзниками франков.

2.Сербский рубеж был сформирован в начале 9 века и тянулся от Эльбы до Дуная, образуя укрепленную линию с городами Бардовиком, Магдебургом, Эрфуртом, Форгеймом, Регенсбургом и Лорхом.

Другой немаловажной целью являлась защита морских границ в Северном и Средиземном морях. Основными противниками на этом направлении были арабские и датские пираты. Так на юге Карлом Великим неоднократно проводились военно-морские походы на Корсику, Сардинию и Балеарские острова. На севере, несмотря на создание линии специальных защитных морских укреплений, норманнские набеги учащались с каждым годом.

Таким образом, марки и оборонительные рубежи формируют единую систему буферной зоны вокруг франкского государства.

Среди основных контрагентов внешней политики франкского государства можно выделить несколько основных государств:

1.Римский понтификат - отношения с которым были решающими для всей заальпской политики франков и взаимоотношения с которым помимо прочего были ключевыми для франкской церкви.

2.Византийская империя - пожалуй основной контрагент внешней политики. Не смотря на отсутствие непосредственных границ отношения с Константиполем и византийским императором, как уже было сказано выше, были основополагающими в становлении и укреплении франкской «империи» и понятия императорской власти как таковой.

.Багдадский халифат. Благодаря складыванию хороших отношений с династией абассидов и халифом Харун-аль Рашидом, Карлу Великому не только удалось упрочить влияние в Иерусалиме и старых областях христианских святынь в Палестине, но и иметь сильного союзника на Ближнем Востоке и Малой Азии.

.Одним из важных, комплексных направлений внешней политики Карла Великого выступали взаимоотношения с основными соседями в континентальной Европе, как независимыми или номинально вассальными княжествами и герцогствами, такими как Аквитания, Септимания, Бавария, Бретань, а также и с племенными образованьями на востоке - славянами и аварами.

1)римский понтификат.

Одним из ключевых для всей политики на Апениннском полуострове для франкских правителей являлись взаимоотношения с Римом и римским понтификом. Папская область вместе королевством лангобардов составляло основную ось политических интриг в этом регионе. Отношения с Римом осложнялись еще и тем, что имели в своей основе помимо чисто внешнеполитического контекста еще и контекст религиозный. Учитывая важность религиозного «покровительства» в период раннего средневековья, именно этот аспект взаимоотношений зачастую становился решающим в отношениях между франкскими правителями и Римом. Как справедливо замечал Успенский: «Союз Каролингов с папами дал новое направление европейской истории. Этим союзом, с одной стороны, положено начало объединения римско-германского мира в Священной Римской империи, с другой - в нем кроется основание духовного могущества папства и светской власти римского престола.»

Началом тесного сотрудничества между франками и Римом началось еще при меровингских мажордомах. Если последние нуждались в церковной и идеологической легитимации своего правления, то папа был заинтересован в военной помощи франков против усиливающихся лангобардов. Здесь нужно описать эпизод с коронацией Пипина.

Положение Рима начиная еще с 7 века усугублялось нестабильной политической ситуацией на полуострове. В конце 6 века Италия распадается на четыре основные сферы влияния: на севере - королевство Лангобардское, на юге полузависимые герцогства Сполето и Беневенто и полностью византийский юг, и в середине полуострова папский понтификат и Равеннский экзархат. Военная угроза со стороны Лангобардии и назревающие религиозные и богословские противоречия с Византией, вынуждали понтификов искать новых союзников, которыми с начала 8 века становятся франки, на землях которых уже проповедовали Виллиброд и Винифрид, налаживающий контакт между римским папой и местной франкской церковью. Окончательно этот союз укрепился в 750 году, после известного письма Пипина о том, кто должен владеть престолом «король без власти, или мажордом с властью». После ответа папы Захария, по сути, означавшего его согласие на переход власти к мажордомам и, таким образом, узаконившего смену династии, отношения между франкским королевством и понтификатом переходят на совершенно иной уровень. Уже с 753 года, приемник Захария - Стефан II продолжает целенаправленную политику на сближение с франками. Но для франков союз с понтификатом означал кардинальную смену внешнеполитических ориентиров и разрыв с лангобардами, чему противилась большая часть франкской знати.

2)византийская империя.

Довольно сложными были взаимоотношения Карла Великого и с другой крупной христианской державой - Византией. Дело в том, что еще с 476 года, когда официально центр бывшей римской империи перемещается в Константинополь, византийский императоры начинают рассматривать себя как единственно законные наследники римской императорской власти и как единственные правомочные защитники христианской церкви. Доказательством тому служат и споры, которые разгорались между Византией и государством франков из-за влияния в Италии и Римской области.

Довольно интересно, что в то время когда началась война с Византией, Карл Великий во многом усиливает свой нажим посредством добрососедских отношений с Багдадским халифатом. Так с одной стороны, сюда может относиться и косвенная военная поддержка которую оказывает Багдад франкам (согласно арабским источникам именно в период ожесточенных боев между франками и Византией на Средиземном море, увеличивается количество военных столкновений между Византией и Багдадским халифатом, во многом по вине последнего.). С другой стороны, именно в этот период увеличивается давление Карла Великого на иерусалимского патриарха, в основном в вопросах о церковной догматике. Карл Великий старается во всем проводить именно западную (то есть франкскую линию), то есть, ослабляя духовное влияние Византии в этом христианском регионе. Тем не менее, после смерти Харун-аль-Рашида, и начала борьбы за власть в багдадском халифате влияние Карла Великого на этот регион во многом ослабевает. Но все-таки союз с Багдадом дает свои плоды и в отношении с Византией. В 810 году были начаты мирные переговоры между Ахеном и Константинополем, в результате которых византийский император Михаил 1 наконец-то признал новый титул франкского правителя.

Сложным центром переплетения византийских интересов являлся апеннинский полуостров, где византийские владения были расположены в двух центральных областях - в Равенне (вплоть до Истрии на севере) и в Риме. Важным для этого региона является то, что начиная с конца 7 века, здесь, сначала в Риме, а затем в Равенне, начинает появляться новый вид вооруженных формирований - городская милиция, состоящий в основном из городских сословий, торговцев, ремесленников. Милиция становится выразителем национальных итальянских интересов и становится на защиту папы против притязаний византийской администрации.

Напряжение отношений между Византией и франкской империей начинаются после восшествия на престол в 802 году Никифора. Обеим империям нужно было выяснить сферу своего политического и церковного влияния, так как после присоединения королевства Лангобардов к франкской империи, границы Западной и Восточной империи пришли в непосредственное соприкосновение.

Конфликт разгорелся из-за областей Венеции и Далмации. Эти области помимо того что представляли важный стратегический пункт на Апеннинском полуострове, но также и купцы этих областей имели огромный торговый флот. При условии перехода этих областей к Карлу Великому, попытка чего была сделана в 805-806 годах, франки завладели бы явным преимуществом во всем западном средиземноморье, а Византия бы окончательно потеряла свое влияние на Апеннинах. Поэтому, уже весной 806 года, в Венеции появляется византийский флот, и области были возвращены под власть Константинополя. Тем не менее, в 807 году, войска Пипина, которому по разделу 806 года отошли эти области, предпринимает осаду Венеции и возвращает ее под контроль франков. Византийская империя, и без того истощенная в этот момент борьбой с Болгарией и арабами не могла продолжать активную военную политику в итальянском регионе и в 810 году между двумя империями начались мирные переговоры. Основным требованием Карла Великого было признание Константинополем за ним титула императора, за что он готов был уступить спорные области на севере Италии и Далматинское побережье. Новый византийский император Михаил Рангави согласился на таких условиях и в 812 году между двумя империями был подписан мирный договор, который помимо прочего был скреплен и примирением между римский папой и константинопольским патриархом.

4.мелкими княжествами и герцогствами:

Бавария

Бавария, расположенная на восточной границе империи франков являлась этнически единым государственным образованием, возникшем в период Великого переселения народов на основе племенного союза маркоманнов. К середине 8 века, благодаря активной внешней политике баварских герцогов, к Баварии были присоединены территории южных славян - Каринтия (Хорутания) и Крайна.

В отношениях с франками, Бавария, опасаясь открытой военной интервенции, формально признавала свой вассалитет. Тем не менее, баварские герцоги, учитывая рост анти франкских настроений, постоянно искали союзников. Основную ставку в борьбе с франками баварский герцог Тасиллон делал на лангобардов. Этому способствовало и то, что жена Тасиллона - Лиутберга, была дочерью лангобардского короля Дезидерия. Но после поражения лангобардов, Бавария оказывается в военной блокаде, объявленной в 787 году Карлом Великим. Стараясь избежать возможных больших потерь, Тасиллон предпочитает сдаться на милость Карла. После суда в 788 году бывший баварский герцог был сначала приговорен к смерти, но затем сослан в монастырь.

Бавария вместе с принадлежавшей ей Каринтией и Крайной, таким образом, окончательно входит в состав франкской империи. На место баварского герцога Карл Великий назначает графа из своего окружения.

Но все таки, Карлу Великому еще на протяжении 10 лет пришлось бороться с проявлениями баварского сепаратизма. Из Баварии была выслана вся баварская знать поддерживающая Тасиллона. А сам Тасиллон, в 794 году на сейме во Франкфурте, вынужден был еще раз публично покаяться и отречься от любых претензий на власть. Лишь после этого в Баварии наступает период относительной внутренней политической стабильности. На ее территории начинают формироваться общеимперские органы управления и суда. Баварская церковь входит в состав обще франкской, а в Зальцбурге было основано архиепископство, которое затем было ответственно за крещение авар.

Обращение Баварии в христианскую веру началось с конца 7 века, когда сюда с миссионерской деятельностью прибыл св. Руперт, епископ Вормса, которым и был основан Зальцбургский монастырь. Затем миссионерством в этом регионе занимался св. Еммерам, епископ Пуатье, который распространил свою деятельность и на земли славян и аваров, и основал монастырь в Регенсбурге. Уже затем по приглашению баварского герцога Одилона, сюда прибывает св. Бонифаций, который заложил основы баварской поместной церкви и основал четыре основных епископии в этом регионе: Пассов, Зальцбург, Фрейзинген и Регенсбург. Эти епископии становятся центрами распространения христианства на востоке в землях славян.

Славянские племена

Основным соседом франков на востоке являлись племена южных и западных славян. Южные славяне в составе племен хорватов, сербов и хорутан (словенцов), заселяли земли по рекам Сава, Драва и Раба, а после разгрома аваров переселяются в Паннонию.

Основными соседями на северо-востоке были племена западных славян - чехи и полабские (приэльбские) славяне.

Полабские славяне появляются в этом регионе около 6-7 веках, когда они начинают селиться в Саксонии, Тюрингии и Баварии. Примерно начиная с 8 века в источниках упоминается три основных племенных союза в составе полабских славян:

1.Ободриты - засилившие территории северные земли вплоть до среднего течения Эльбы;

2.Вильцы (лютичи) - на землях по среднему течению Эльбы;

.Лужицкие сербы - жившие на самых крайних южных землях по течению Эльбы, вплоть до Нейсе и территории современной Чехии

В политическом плане, полабские славяне представляли из себя родовую общину на стадии ее разложения - выделяется богатая верхушка и простые общинники, занимавшиеся в основном оседлым земледелием, ремеслом и торговлей.

Основными противниками, а зачастую и союзниками франков на востоке являлись именно племена полабских славян. Тем не менее, с каждым из племенных союзов отношений у империи Карла Великого складывались по разному.

Ободриты выступали как союзники франков в их войне с Саксонией и датскими норманнами, которые были их общими врагами. Так после заключительной успешной битвы ободритов под руководством славянского князя Дражко с саксонским племенем нордальбингов у Светаны в 798 году, Королевские Анналы даже называют одобритов «наши славяне» (sclavi nostri). Земли нордальбингов были затем переданы Карлом Великим племени ободритов.

Об отношениях франков с лужицкими сербами известно гораздо меньше. После вторжения в Тюрингию в 782 году, сербы затем выступают на стороне франков, помогая им в воинах с Баварией и племенами лютечей. Но окончательной покорности этих племен не удалось добиться даже после военного похода в их земли Пепина в 806 году. В этом же году состоялся второй неудачный поход на земли чехо-моравских племен. (первый поход был в 805 году, но также закончился неудачно).

Но, пожалуй, самыми напряженными были отношения империи Карла Великого с племенами лютечей (или «вильцы» - волки), которые довольно часто устраивали грабительские походы на земли франков и соседних славянских племен (в том числе и ободритов, являвшихся союзниками франков). Все это приводит к тому что в 789 году Карлом Великим организует военный поход против лютечей. В этой войне на стороне франков выступали также войска саксов, фризов, ободритов и лужицких сербов. В результате похода, столица лютечей была взята а князь вильчев Драговит признал вассальную зависимость от франкской короны. Но также известен факт о союзе лютечей с датчанами, которые в 808 году под предводительством конунга Готфрида, совершают набег на Нордальбингию, заселенную к тому времени ободритами. На помощь последним был отправлен Карл Юный. Этот набег, знаменовал собой новую веху - появление на сцене викингов, которые на протяжении всего 9 века угрожали северным границам империи. Это заставило Карло Великого положить начало Датской марке, защищающей северные границы государства франков.

Тем не менее, окончательного подчинения славянских племен Карл Великий так и не добился. Становится ясно, что франкская империя больше не в силах продолжать завоевательную политику расширяя свои владения на восток. Был создан, как продолжение Саксонского рубежа, Сербский рубеж, защищающий восточные границы империи.

Относительно того, почему Карл Великий не проводил на землях славян характерной для него политики полного подчинения (создание единой имперской администрации, насильственная христианизация язычников), Левандовский высказывает мнение что связано это было в первую очередь с тем что Карл Великий строил «исключительно на основе романо-германского единства». На наш взгляд это не так, во-первых, земли славян никогда не входили в состав империи (за исключением номинального вассалитета), во-вторых, как уже было сказано, перед Карлом Великим действительно стояла проблема невозможности дальнейшего расширения территориальных рамок государства, и самым главным являлся вопрос о поддержании влияния уже на завоеванных территориях. Говоря о насильственной христианизации, опять же, империи не могла выдержать еще одной ожесточенной войны, которая безусловно началась бы, если бы у славян-язычников попытались насадить христианство. К тому же явным исключением является славянское государство Каринтия, которая хоть и была включена опосредованно.

Сам процесс христианизации славян начался еще в 7 веке. Здесь наблюдается две основные ветви христианизации - восточная (посредством византийских миссионеров) и западное (через римскую церковь). Так сербы принимают христианство под давлением византийского императора Ираклия (первая половина 7 века).

Распространение христианства среди славян было осложненно тем, что здесь благодаря прочной социально-культурной общности существовал так называемы «культовый патриотизм». Устойчивость языческих культов, большая роль жрецов и культовых сооружений в культурной и политической жизни были трудным препятствием для христианских миссий.

Тем не менее, видимо у племенной верхушки ободритских славян, к этому периоду, уже созрела необходимость в принятии монотеистической религии, к чему подталкивало развитие социальной дифференциации и укрепление княжеской власти и знати. Этому способствовали тесные контакты между ободритскими князьями и франкским двором, где славянские посольства в конце 8 - начале 9 века становятся довольно частыми.

Среди самых известных западных христианизаторов славян были ирладско-шотландские монахи, св. Колумб Младший, св. Еммеран из Баварии, св. Амандус. Например уже в 7 веке в хорватском Спалато папским представителем Иоанном была основана митрополия. Основная задача по христианизации славян была положена на епископа зальцбургского архиепископства Арно, который начал свою миссионерскую деятельность еще при баварском герцоге Тассилоне, а затем при Карле Великом под наставлением Алкуином начал христианизаторскую деятельность среди приальпийских и паннонскими славянами. Уже в начале 9 века на правом берегу Эльбы был возведено военное укрепление Эзесфельдт, вокруг которого были также посажены первые франкские колонисты. Что на взгляд Успенского было началом «натиска на восток» и внедрение германского элемента на славянские земли.

Авары.

На территории Паннонии в 6 веке кочевниками аварами был основан Аварский каганат. Основу экономики этого государства составляли грабительские набеги на территорию соседних королевств.

В конце 8 века авары часто стали выступать союзниками основных противников франкской империи. Это заставило Карла Великого в 788 после неудачного вторжения авар в пределы уже поверженной Баварии начать с ними войну. Первым военным успехом Карла Великого была компания 791 года, в результате которой авары потерпели поражение. Однако, война после этого не закончилась. Решающим был поход 795 года организованный при поддержке каринтского князя Войномира. Войска каринтов и франкские войска под руководством Эрика Фриульского и Герольда взяли столицу аваров. Основные силы каганата были разгромлены. В результате походов 796 года под руководством Пипина итальянского и похода 799 года остатки авар были окончательно разгромлены.

Следующим этапом согласно политике проводимой Карлом Великим на завоеванных территория должна была стать христианизация покоренных аваров. Но по сообщениям источников того времени прибывшие на место франкские священники не нашли кого крестить. На землях освобожденных от авар началось расселение славян и уже к началу 9 века, земли между Дунаем, Дравой и Тиссой уже были практически полностью заселены славянами

Лангобардия.

Королевство лангобардов было образовано в 6 веке на территории апеннинского полуострова вторгшимися туда племенами лангобардов.

Сложность взаимоотношений между франками и лангобардами была усилена вмешательством римского понтифика искавшего себе союзника. После признание папой за Пипином право на королевскую власть, новый франкский король был вынужден провести в 754 и 756 году военные походы против лангобардов, в результате которых было образовано Папское государство (так называемый «пипинов дар», сформированный из принадлежавшего Византии Равенского экзархата и части земель лангобардов). Несмотря на все это, начиная с периода правления Карла Великого, усилиями его матери Бертрады, отношения с лангобардами начинают улучшаться. Примером тому может служить брак Карла Великого в 770 году с Дезидератой, дочерью короля лангобардов Дезидерия. Ситуация складывалась таким образом, что до своей смерти в 771 году, Карломан явно тяготел к союзу с Дезидерием и боясь разрастания разногласий между Карломаном и Карлом Великим их мать Бертрада видела единственный возможный способ урегулирования ситуации в налаживании отношений между Карлом Великим и лангобардами. Но мир продержался недолго. После смерти Карломана его жена и дети бегут ко двору Дезидерия, который от их имени предъявляет требования на бывшие земли Карломана, принадлежащие теперь Карлу Великому. Пытаясь заставить нового папу Адриана 1 короновать детей Карломана как франкских королей, Дезидерий начинает вторжение в папскую область. После этого Карл Великий отсылает Дезидерату обратно и в 773 году нападает на лангобардов. В 774 году была взята Верона и Павия, а сам Дезидерий был схвачен. Вскоре Карл Великий короновался «железной короной» лангобардских королей и Лангобардия, таким образом, вошла в состав франкского королевства. Но сопротивление лангобардов на этом не было окончено и в 776 году Карлу Великому пришлось подавлять восстание сына схваченного Дезидерия Адальгиза.

Следующим этапом, подобно тому как это происходило и на других захваченных землях, стало насаждение обще франкской администрации, а затем в 781 году королевство было передано младшему сыну Карла Великого Пипину. Немаловажным в подавлении лангобардского сепаратизма было подавление в 787 году восстания беневентского князя и зятя Дезидерия Арихиза II, после чего княжество Беневент признало свою зависимость от франкской империи, что подтвердил Гримоальд, сын Арихиза пришедший к власти в 788 году.

Англия.

Немаловажным является тот факт, что зачастую церковная политика Карла Великого не ограничивалась только подвластными ему территориями. Примером тому может служить Англия. Сложившиеся тесные отношения между Карлом Великим и Орфой - королем Мерсии, позволяли первому «наставлять» английского короля в делах веры. Большую роль здесь играла проводимая в это время на территории самой франкской империи реформы литургии и церковных канонов и попытки введения единой монастырской системы. К тому же Карл Великий призывает и населении Мерсии. Признавая то, что Карл Великий на тот момент времени, действительно являлся главой «христианской империи», английский клир признает его своим протектором.

Аквитания.

Отношения франков с Аквитанией, одним из самых романизированных королевств складывались неоднозначно. Еще в 735 году после смерти аквитанского принца Иуды (Eudes) ему, с согласия Карла Мартелла, наследует его сын Гунольд (Hunald). Несмотря на то, что Гунольд был вынужден принести клятву на верность франкам, зависимость Аквитании оставалась номинальной.

Но вскоре после смерти Пепина, Аквитания снова восстает против власти франков и Карл Великий вынужден был в 769 году провести военную компанию против Гунальда. Несмотря на то, что Карломан обещал поддержку своему брату в этом походе, Карл Великий ее не получил. Тем не менее, поход окончился для франков успешно, а Гунольд был вынужден бежать в Гасконь, откуда правда он вскоре был выдан князем басков Лупом. Карл Великий проводит ряд мероприятий для включения Аквитанию в систему имперской администрации. Так им были введены фискальные должности - vassi dominici , распределявшиеся только среди франков и установлены регулярные проверки missi. В конце концов, в 781 году, Карл Великий решает создать «королевство Аквитанское», для своего сына Людовика. Таким образом, в Аквитании была создана «промежуточная власть», обеспечившая на некоторое время промежуточный путь между полной интеграцией и самостоятельностью.

Бретань.

Неоднозначно обстояли дела и с Бретанью, которая на тот момент времени все еще оставалась кельтской. Немаловажным аспектом, затрудняющим распространение франкского влияния на бретонском полуострове, было то, что граница между бретонцами и франками проходила по полосе болотистых мест. Несмотря на то что впервые завоевание Бретани началось еще в середине 6 века, к 8 века Бретань лишь номинально признала свою зависимость. Это вынуждает Карла Великого создать специальную пограничную Бретонскую марку, а в 786 году под руководством Адульф и в 799 году под руководством Гюи, провести военные походы в пределы Бретании. Окончательное же присоединение Бретани к Франции произошло лишь к 1532 году.

Глава II. Христианизация как идеологическая составляющая внешней политики Карла Великого


§1. Христианизация на завоеванных территориях


a)Саксония

Саксы заселяли обширную территорию между нижним течением Рейна и Эльбой. К 8 веку саксы еще оставались на стадии классообразования и разложения родового строя. В социальной структуре саксонского общества того времени принято выделять три основных социальных группы. Это:

1.Эделинги - родовая знать, составлявшая верхушку саксонского общества.

2.Фрилинги - свободное население, общинники.

.Литы - основная масса зависимого населения, рабы.

В отношении этнического состава саксов, обычно выделяют четыре племенных союза саксов, это:

1.Вестфалы - самый мощный из саксонских союзов, граничил с франкской империей.

2. Анграрии (энгерны) - жили в центре земель саксов, в бассейне рек Везер и Гарц.

. Остфалы - саксонский племенной союз, занимавший самое восточное положение и граничивший непосредственно с западнославянскими племенами.

. Нордальбинги - располагались на самом севере саксонских территорий, от устья Эльбы до Эдера, на территории современного Шлезвиг-Гольштейна.

Основным родом деятельности саксов на протяжении раннего средневековья продолжали оставаться морские и сухопутные грабительские набеги на своих соседей.

В отношении религии и культуры саксов известно, что они были язычниками и поклонялись деревьям и рекам. Некоторые источники упоминают о возможных человеческих жертвах, которые, по-видимому, уже к 8 веку, скорее всего, выходят из общепринятой практики.

Войны, которые Карл Великий вел с Саксонией и длившиеся свыше 30 лет (с 772 по 804 года), стали самыми тяжелыми и долгими из всех войн Карла Великого.

История взаимоотношений с саксами началась еще при Карле Мателле и Пипине Коротком, которые совершили несколько походов в земли своих северных соседей-язычников.

Поводом для начала войны послужил очередной грабительский набег саксонских племен, после чего организованная в 772 году Карлом Великим военная операция в земли саксов разрушила в Эресбурге главного идола саксов Ирминсуль. В 775 году в ходе следующего похода Карл прошелся по землям остфалов и вестфалов и оставил в Эресбурге и Сигебурге франкские военные гарнизоны. Каждая военная экспедиция проводимая Карлом Великим в земли саксов подразумевала под собой и крещение язычников, как один из важных компонентов включения новых территорий в состав единого королевства франков. Тем не менее, уже на протяжении 70-х годов произошло несколько восстаний саксов, а крепости Эресбург и Сигебург несколько раз переходили из рук в руки. Понимая затяжной характер начавшейся войны, Карл Великий начинает строительство на этом направлении укрепленного «Саксонского рубежа».

Но самым крупным из всех восстаний по праву можно считать восстание 782 года под предводительством все того же Видукинда, который уже выступает как обще саксонский предводитель борьбы с франками. Восставшие саксы пытались искоренить основные признаки присутствия франков - это франкская администрация и франкская церковь. Именно после этого Карл Великий устроил один из своих самых кровавых карательных походов против мятежников в результате которого по данным некоторых источников за несколько дней было уничтожено свыше 4500 пленных саксов. Но даже подобные меры не охладили пыла восставших, что вынудило Карла Великого на протяжении всех 80-х годов проводить постоянные походы на территорию Саксонии, подавляя появляющиеся по всей ее территории центры сопротивления. Лишь к 785 году, когда силы восставших стали идти на убыль, в Падерборне, под руководством Карла Великого, во второй раз состоялся съезд саксонской знати, где многие из бывших саксонских вождей выразили свою покорность франкской короне ( большинство из них после этого получило свои земли обратно, но уже на праве вассального держания от короля франков и таким образом влилось во франкскую правящую элиту.). В этом же году сложил оружие и Видукинд, принеся клятву на верность Карлу Великому, а в 785 году и приняв христианство.

Последним эпизодом в покорении саксов стало самое крупное из всех их восстаний 793 года. На этот раз саксы, понимая, что им не справиться в одиночку, обратились за помощью к другим врагам Карла Великого аварам и лютичам. Карлу Великого пришлось в 794 году организовать последний и самый крупный поход в земли саксов. Немаловажным фактом в этой победе франков стал их союз с ободритами, которым потом была передана самая труднодоступная заэльбская территория саксов - Нордальбингия.

Так же, для подавления будущего местного сепаратизма саксов, Карлом Великим проводилась политика насильственного их переселения во внутренние франкские территории. Так на протяжении второй половины 90- годов, было депортировано в общей сложности до одной трети всех саксов. А 804 году практически все нордальбинги были выселены, именно после чего их земли и отошли к ободритам. Остальная часть Саксонии подверглась делению и была передана во владение франкской знати.

Как и на всех других завоевываемых территориях, основными моментами в присоединении Саксонии к франкской империи были насаждение франкской администрации и обще франкской церковной системы. Начало проникновения христианства в Саксонию было заложено еще при христианизации пограничной Фризии в начале тридцатых годов 8 века, откуда новая вера постепенно становится известной и в Саксонии. Основным центром проникновения христианства становится Утрехт, где был основан миссионерский центр под руководством англосакса Виллиброда. Непосредственно же под юрисдикцией Рима в этом регионе проповедовал Винфрид-Бонифаций, с 732 года получивший титул архиепископа фризского. Миссионерская проповедь на территории Саксонии началась еще задолго до ее завоевания, проводилась она в основном силами англосаксонских миссионеров, таких как Суидберта, Эвальда, Бонифация. Но к моменту начала завоевания от нее уже практически ничего не осталось.

Христианизация саксов-язычников на протяжении всей войны проводилась под началом миссионера Виллегада. Но все-таки основным методом насаждения христианства для Карла Великого оставалось насильственное обращение язычников. Тем не менее, даже один из известнейших придворных ученых того времени Алкуин, писал Карлу, ссылаясь на Августина Блаженного, что подобное принятие веры не приемлемо и возможно лишь через проповедь. Тем не менее, согласно житию Лебезина, этот миссионер выступая на ежегодном племенном собрании саксов, выступил с речью, где угрожал саксам в случае отказа от христианства разграбление Саксонии и убийства всех непокорных саксов от меча короля франков.

Основной проблемой с которой столкнулись христианские миссионеры была проблема преодоления язычества, которое было основой не только культуры, но и которое в свою очередь выросло на основе социальной и экономической специфике. На первых этапах, христианизация зачастую носила индивидуальный, а не коллективный характер.

Не следует также забывать, что основой сопротивления саксов помимо религиозно-культурной основы выражавшейся в неприятии христианства, немаловажную роль играла и социально-экономическое положение саксонских племен к рассматриваемому нами периоду. Дело в том, что саксы, находясь, как уже отмечалось выше, к тому времени на стадии разложения родового строя, видели во франков в первую очередь чуждую им социальную структуру, где не было место свободному крестьянству, свойственного саксонским племенам.

Правда некоторые исследователи склонны считать что изначально Карл Великий в своем завоевании Саксонии ставил перед собой только политические задачи и военные цели, христианизация же как таковая выходит на один из первых планов намного позднее. Тем не менее, Ранке замечает что для в христианизации саксов в частности, да и вообще в христианизации Карл Великий видел единственный возможный противовес надвигающемуся исламу.

Немаловажным фактом в христианизации саксов было и то что, как уже было сказано, саксы представляли из себя разрозненные племенные образования, каждое из которых по-разному относилось и к христианству. Так если вестфалы, непосредственно граничившие с франками относились к новой религии довольно отрицательно (наверно именно в силу подобного соседства. Достаточно вспомнить что и вождь общесаксонского сопротивления был родом из Вестфалии), то саксонские племена Остфалии, граничившие со славянами-язычниками еще не испытавшие влияния христианства, относились к нему довольно лояльно и приняли его раньше других саксонских племен.

Другим важным моментом было то, что безусловно одними из первых христианство всегда принимали вожди и политическая верхушка племен, с целью сохранения своего политического превосходства. Тем не менее, наибольшее недовольство среди саксов вызвал закон о церковной десятине.

Хотя, безусловно, что самым важным моментом в христианизации саксов было то, что именно эти немецкие племена, с таким упорством сопротивлявшиеся принятию новой религии, всего через сто лет станут идеологическим ядром новой германской империи и христианской религии. Важным моментом, повлиявшим на это, Лорц видит в менталитете саксов-язычников, для которых поражение в столь упорной борьбе против франков, означало превосходство христианской религии над язычеством.

Непосредственно же после завоевания Карл Великий создает на всей территории Саксонии церковную организацию, разделив земли между епископствами. Так были созданы епископства: Бремен, Минден, Верден, Падерборн, Мюнстер, Хальберштадт, основной целью которые становится проповедь новой христианской религии среди покоренных саксов.

b)Карантия

История Карантии как самостоятельного государственного образования начинается еще в 7 веке, когда в 623 году словенские, чешские и моравские племена сбросив иго авар образовывают первое славянское государство на территории Западной Европы - государство Само, в состав которого на больших правах автономии также входила и Карантия. После смерти в 658 году Само, это государственное объединение распадается, а Карантия обретает независимость. Однако постоянные набеги авар вынуждают хорутанских князей искать поддержки у более сильных соседей и это приводит к тому что в 745 году князь Борут вынужден признать свой вассалитет от Баварии, спасая тем самым Карантию от аварского разорения. А уже в 788 году Карантия вместе с поверженной Баварией входит в состав франкской империи.

Основным источником по истории христианизации Карантии является работа «Conversio Bagoariorum et Carantanorum», составленная в 871 году от лица зальцбургской архиепископии, и обязанная своим появлением начавшемуся во второй половине 9 века спору между западной и восточной церковью о духовной власти в этих славянских землях. Здесь обосновывается привилигированное право именно западной, в первую очередь франкской церкви, на проповедь и богослужение в Карантии.

Сама Карантия и ее коренное население словенцы были христианизированы еще в 8 веке римскими миссионерами. Здесь правда стоит отметить что если например хорваты и словенцы были христианизированы итальянскими или франкскими миссионерами, то сербы христианизировались византийскими, что отложило существенный отпечаток на распространение зон влияния католицизма и православия соответственно. Безусловно, что первыми кто принял христианство были хорутанские князья и правящая верхушка, так если князь Борут еще был язычником, то следующие правители Горазд и Хотимир уже были обращены в христианскую веру. Именно знать становится в Карантии проводником новой веры. Христианизация периода второй половины 8 века была «второй христианизацией» в данном регионе. В 4-6 веках здесь, в основном в районе внутреннего Норика, проживало романизированное кельто-иллирийское население, имевшее регулярную церковь и несколько епископских центров. К началу же 7 века в ходе славянской колонизации этих земель и вытеснения коренного населения, церковная структура была разрушена. Тем не менее, часть оставшегося здесь прежнего населения сохранила христианскую веру и стала, в дальнейшем, опорой «второй христианизации». Положительную роль в довольно успешном распространении христианства, сыграло также и то, что среди хорутан видимо не существовало развитого и унитарного племенного культа, свойственного другим языческим племенам.

Появление первых ирландских и англосаксонских миссионеров в Карантии относится к началу 7 века. Одним из первых письменных источников миссионерской деятельности в этот период является житие франкского миссионера Аманда. Тем не менее, в 7 веке социо-культурная ситуация среди хорутанских славян, видимо не способствовала распространению новой веры, как среди простых общинников, так и даже среди племенной верхушки, за помощью к которой довольно часто обращались христианские миссионеры.

Поворотным моментом в обращении Карантии становится основание в конце 7 - начале 8 века, на границе Баварии и Карантии, епископского центра в Зальцбурге и монашеской общины св. Максимилиана в Понгау. Позиции зальцбургской епископии еще более укрепляются после введения в Баварии четкой системы епископских диоцезов в 30-х годах 8 века. Два этих христианских центра становятся опорными пунктами в миссионерской деятельности на востоке.

Благоприятствовала распространению новой веры и внутренняя ситуации в Карантии. По-видимому, к середине 8 века, карантская знать, с одной стороны, как уже было сказано, ища союзников в борьбе с аварами, а с другой желая упрочить свое положение среди простых общинников и нуждаясь для этого в идеологическом обосновании, признает свою зависимость от Баварии, а наследник карантского престола был оддан на воспитание в христианских традициях в Баварию. Тем не менее, обращение политической верхушки княжества еще не означало полного принятия христианства всем славянским населением. На протяжение еще около двадцати лет, здесь в основном продолжали находиться лишь редких христианские миссии. Усиление христианской проповеди в регионе начинается с 70-х годов 8 века, после основания монастыря в Иннихене. Тем не менее, до конца 8 века Карантия оставалась в большей части своей языческой страной.

Последним коренным переломом утверждения христианства среди хорутан становится включение Баварии (а следовательно и Карантии, находившейся от Баварии в зависимости) в состав франкского королевства. Так уже в 796 году происходи встреча епископов Зальцбурга и Пассау для выработки политики христианизации на востоке. Одну из ключевых ролей здесь сыграл Алкуин, который установил как основу обращения славян - обращение добровольное, посредством проповеди и наставления в вере. Алкуин выделил три основных этапа в христианизации восточных земель: наставление в вере, крещение, приобщение к нормам христианской жизни. Для этого, в частности, в конце 8 века начинают переводится на славянский язык основные молитвы. В 796 году также Зальцбургское епископство становится архиепископством, что не в последнюю очередь было связано с задачей миссионерской деятельности среди славян. Тогда же для поддержания местной церкви вводится так называемая «десятина по славянскому обычаю», которая была несколько ниже чем церковная десятина для других этнических групп. По-видимому, связано это было прежде всего с необходимостью усиление позиций церкви в данном регионе и облегчении для славян принятия христианства. К началу 9 века в Карантии уже начинает утверждаться регулярная церковная организация по франкскому образцу.

Но к началу 8 века карантская знать еще не распологала достаточными силами, для массовой христианизации на своей территории, поэтому сложнее обстояло дело с обращением простых общинников. Известно о восстаниях, которые произошли в 763 и 769 годах и, в результате которых, большинство миссионеров было либо убито, либо изгнано из страны. Тем не менее, Каринтия к тому времени уже прочно вошедшая в зону влияния Баварии уже к 772 году при содействии хорутанского князя Вальтунка снова была возвращена под власть христианских миссионеров. Все таки не вызывает сомнения, что восстания против христианской церкви происходили на протяжении всего 8 и первой половины 9 века, но каждый раз подавлялись с помощью как местных князей, так и франкской администрации и клира.

Хотя еще и в 10-11 веках проявляется тенденция создания так называемого «народного» или «славянского» богослужения на глаголице, что получает жесткий отпор римской церкви.

Окончательное присоединение Каринтии к франкской империи произошло в 810 году после того как хорутане приняли участие в восстании хорватского князя Людевита Посавского против франкского господства. После подавления восстания на территории Каринтии была окончательно насаждена франкская имперская администрация.

c)Испания

Ярко выраженный религиозный характер носили отношения империи Карла Великого с мусульманской Испанией, война с которой, по выражению Челини, «больше чем любая другая, носила характер войны религиозной».

Одной из первых военных экспедиций Карла Великого в Испании был поход 778 года, более известный благодаря гибели в ущелье Ронсево маркграфа бретонской марки Роланда. Тем не менее, эта экспедиция позволила оккупировать только маленький участок земли вокруг Уржеля в Каталонии.

Можно выделить несколько этапов в отношениях франкского королевства с мусульманской Испанией.

Первым этапом, был период с 785 по 790 год, когда в результате компании 785 года, франкские войска, используя эффект неожиданности, быстро занимают Уржель, Герона и Виш, которые присягают на верность Карлу Великому. Сюда начинает стекаться христианское население со всей мусульманской Испании.

Вторым этапом явился период между 791 и 798 года, когда, постепенно занимая заброшенные крепости, франки формируют полосу защитных земель между долиной реки Эбр и Пиренеями. Но в этот период происходит и ряд сокрушительных для франков поражений: в 793 году граф Тулузы - Гийом, терпит полное поражение при Вилледене, а четыре года спустя франков постигла неудача при взятии Гуеска.

Третий этап, начавшийся новым походом франков в 799 году, характеризуется коренным переломом в испанской войне. Виш и Герона, расположенные на входе в Пиренеи, сдаются практически сразу. В результате осады 4 апреля 801 года пала Барселона. Взятие Барселоны представляло, таким образом, поворот в испанской компании. Тем не менее ситуация оставалась еще не стабильной. Множество городов захваченных франками были снова отвоеваны и войска Людовика завязли в Испании, франкам не удалось занять выгодных военных позиций в долине реки Эбр. В 812 году был подписан мирный договор между Карлом Великим и кордовским эмиром. Этот договор дал рождение испанской марке: Наварра и Каталония были отныне включены во франкское королевство.

На этом регионе также лежит яркий отпечаток христианской эмиграции из Испании во франкскую империю. Большую часть бежавших от мусульман христиан представляли - наряду с простыми свободными крестьянами-аллодистами - и множество богатых собственников и клириков.

Основной социально-экономической мерой принятой для успешного включения новых территорий в состав единого франкского королевства явилось введение для крестьян-аллодистов особого принципа - «aprision». Который позволял свободному человеку начавшему возделывать заброшенную землю, облагающуюся поземельным налогом, не только не платить земельную ренту с этой земли, но и считаться ее владельцем на правах аллода на протяжении 30 лет. Данный принцип подтверждался особым эдиктом Карла Великого 812 года. Это положение, безусловно, благоприятствовало экономическому развитию пограничных территорий.

В отношении религиозной компоненты эмиграции, то самыми известными клириками, бежавшими во франкские земли, были епископы, входившие в окружение Карла Великого. Среди них наиболее известны - Агобард, Теодульф Орлеанский, Пруденс. Все они были хорошо образованы и происходили из знатных семей, им был присущ вкус к теологическим спорам. Они активно участвуют в дискуссии с греками о роли изображений в божественном культе. Но даже если епископы и играли не малую культурную роль во франкском мире, то особенности литургии присущие испанской церкви не просуществовали долгое время, даже в Испанской марке, где довольно быстро посредством богослужебных книг привезенных из франкских земель большее распространение получает римская литургия.

Общим для всех новых южных регионов, попавших под власть франкской империи, было крещение, трансформировавшиеся в присягу на подданство франкскому императору и на верность христианской церкви. Основание большого количества епископств и сельских приходов на осваиваемых землях, в течении 9 века, ставило основной своей целью создание мощной религиозной инфраструктуры, подобно той что уже существовала на коренных территориях франков.

Но, несмотря на официальное учреждение испанской марки, власть франков в Испании оставалась хрупкой. Это была область разрозненных графств, которые до 820 года не имели единого военного командования. В дальнейшем, испанская марка, вместе с Астурией, стали основными опорными пунктами христиан для начала военной и религиозной реконкисты.

Суть похода арабов и вообще проникновения мусульманского мира в Западную Европу заключалась в том, что западный мир к тому времени еще не являлся однородным, что давало надежду арабом по очереди завоевать все европейские земли. Здесь, на наш взгляд, следует особо остановиться на взаимоотношениях между мусульманами-завоевателями и коренным христианским населением Испании, что позволит нам лучше выявить роль христианской идеологии в юго-западном направлении внешней политики Карла Великого.

Нужно отметить, что в основном взаимоотношения с арабскими завоевателями складывались довольно хорошо. Христиане и мусульмане часто посещали друг друга, оказывали друг другу помощь в гражданских войнах, торговали между собой и даже вступали в союзы, заключая династические браки.

Среди коренного населения Испании выделяется две основные группы населения «ренегаты» (renegados) - христиане принявшие ислам и мосарабы (muztarabes - арабизованные) - вестготское население сохранившее христианскую веру. «Ренегаты» в свою очередь делились на две категории: «мауля» - потомки от смешанных браков мусульман с христианами, и считавшиеся мусульманами; «ренегаты» - испанские христиане принявшие мусульманство. Несмотря на то, что фактически они считались мусульманами, юридически они не приравнивались к ним в правах, что вызывало частые восстания ренегатов.

Другой большой неарабской группой населения Испании являлись мосарабы - коренные жители, сохранившие христианскую веру. Положение мосарабов было достаточно хорошее, сохранив свою веру, они продолжали справлять религиозные культы в церквях. В Кордове мосарабы имели три церкви и три монастыря. Христианские храмы имелись также в Толедо, Сарагосе, Мериде, Валенсии, Малаге. Христиане также имели право созывать соборы и иметь собственных епископов. Мосарабское население сохранило и прежние органы управления, а делопроизводство осуществлялось на основе старого готского кодекса «Фуэро Хузго». Также есть довольно большое количество данных о том, что многие христиане состояли на службе халифа, как при дворце, так и в арабских войсках. Основным местном проживания мосарабов являлись города: Толедо, Севилья, Эльвира, в то время как пришлое арабское и берберское население в основном оседало в сельских местностях.

Также следует отдельно указать на положение евреев, зачастую притесняемых при правлении вестготских королей. В период арабского завоевания еврейское население полуострова получает значительные свободы и привилегии. При активном участии евреев наступает расцвет торговли. Особенно сильна была еврейская община в Кордове, где затем даже была высшая духовная школа иудеев.

В отношении идеи распространения мусульманства на завоеванные ими территории стоит отметить, что арабы не стремились обратить покоренных жителей в свою веру. Они уважали как религиозные представления, так и весь жизненный уклад и традиции своих новых поданных. Зачастую здесь сказывался чисто экономический фактор, так новообращенные должны были платить меньший налог, чем те кто сохранял свою прежнюю веру. Поэтому мусульманам даже было выгодно сохранение христианского населения.

Безусловно, что зачастую более мягкие условия управления и веротерпимость мусульман сводилась на нет тем, что это все-таки были иноверцы. Еще хуже складывалась ситуация и для христианской церкви, которая теперь находилась в подчинение халифа, назначавшего епископов по своему усмотрению. Все это вызывало постоянные восстания в среде христианского населения Испании.

После завоевания Испании арабами, основными центрами христианского сопротивления на полуострове становятся области Астурии, где укрылись в основном жители и знать из южной и центральной Испании; королевство Мурсии, которое оставаясь независимым, тем не менее, фактически подчинялось арабам; северная Арагона, где примерно в середине 8 века возникает сильный центр христианского сопротивления под руководством Гарси-Хименеса.


§2. Христианизация как идеологическая составляющая внешней политики Карла Великого

франкский средневековье христианизация карл

Основной проблематикой, заявленной в нашем исследовании, является процесс христианизации и попытки его рассмотрения как идеологической составляющей внешней политики на примере империи франков в период правления Карла Великого. Само понятие «христианизация» многогранно. В нашей работе мы придерживались определения понятия «христианизации», как процесса взаимодействия христианской религии с социально-экономической, политической и культурной структурой общества. Безусловно, что как всякий исторический процесс христианизация имеет не только религиозную сторону, но и социальную, политическую, экономическую и культурную аспекты своей реализации.

Говоря о роли христианства и религии для истории раннего средневековья, мы подразумеваем их как основные составляющие культуры в ее социальном и политическом выражении. В контексте внешней политики Карла Великого мы согласны, что «церковь стала инструментом завоевания и господства» франкской империи на завоеванных территориях.

Безусловно, что для христианских правителей раннего средневековья, процесс христианизации был неотъемлемой частью завоевания. Это соответствовало принципу единства политической и религиозной жизни, концепции имперского государства и повелении Иисуса о миссионерской деятельности среди неверующих.

На наш взгляд, основу интеграционной политики Карла Великого составляли два основных момента. Это:

1.Политическая интеграция - которая включала в себя создание на завоеванной территории единой администрации на основе общефранкской администрации. Включение новых земель в единую налоговую, судебную и управленческую структуру государства.

2.Культурная интеграция - заключающаяся в первую очередь в насаждении христианской религии и создании единой церковной системы. Безусловно, что одним из основных вопросов для новообращенных народов становиться вопрос о том насколько христианство действительно смогло вытеснить старую языческую веру. Зачастую христианизация среди покоренных народов оставалась поверхностной и требовалось большое время, чтобы старые языческие традиции были окончательно изжиты. Правомерен вопрос, задаваемый Чилини: почему после всех усилий обращенных на христианизацию населения, оставались не-христиане? Следует отметить, что между христианским населением каролингского королевства и другими конфессиями существовали довольно хорошие отношения. Здесь, на наш взгляд, стоит усомниться в «про-германской» позиции Карла Великого, который пытался создать свою «христианскую империю» на основе только германской нации, а славянский элемент был обусловлен только внешнеполитическими интересами.

Безусловно, что основной опорой христианизации являлось завоевательная политика. Политика франкского двора проводилась через посредничество графов приграничных марок, опиравшихся в своей деятельности на епископов и миссионерских деятелей.

На наш взгляд, можно выделить несколько типов интеграции:

. Опосредованная интеграция - когда королевство передавалось в управление сыновьям, и шло постепенное интегрирование. Примером может служить Аквитания, переданная в управление Людовику, будущему императору Людовику Благочестивому.

. Другим типом христианизации, можно, как нам кажется, считать христианизацию через правящую племенную верхушку. Примером может служить Карантия и частично Саксония.

Безусловными плюсами христианизации явилось создание единого культурного пространства на территории Западной Европы. Тем не менее, не следует забывать, что за созданием единого политико-социального образования в каролингской Европе, последовало растворение и исчезновение многих мелких национальных государств.

Проведенное нами исследование, таким образом, позволяет определить как общие закономерности утверждения христианства в Западной Европе, так и особенности этого процесса в разных странах Сделанные наблюдения дают возможность также сопоставить ход христианизации на указанных территориях.

Говоря о темпах христианизации, следует в первую очередь обратить внимание на основные причины этого процесса. Среди основных причин можно выделить общие и специфические для отдельных стран, главные и второстепенные. К второстепенным, следует отнести состояние языческих культов ко времени христианизации, в том числе наличие или отсутствие главного божества и соответствующего святилища. Там где организация почитания языческих божеств была более высокой, сопротивление было более длительным. Здесь большой роли не играли ни миссионерские проповеди, ни дипломатическое или военное давление извне. Внешнее вмешательство наоборот становится фактором христианизации только при условии прочного политического подчинения язычников власти христиан (Карантия) или прямого завоевания (Саксония). Однако пример Саксонии показывает, что при определенных условиях внешнее вмешательство христианского государства побуждало язычников сплачивать силы для отпора иноземцам и становилось фактором не ускорения, а существенного замедления процесса христианизации.

Основное значение в прочном установлении новой религии во всех рассмотренных странах имела деятельность местной власти и господствующего класса. Это обстоятельство, несомненно, связано с главной предпосылкой и самого введения христианства, и темпов его утверждения, а именно - с уровнем социально-экономического развития, достигнутым тем или иным языческим обществом. Это выражалось в степени консолидации господствующих верхов, осознавших выгоды введения нового вероисповедания, и в наличии у них политических и материальных средств для осуществления этого предприятия. Безусловно, что принятие христианства правящей элитой и князьями того или иного государства было им выгодно для осуществления тех или иных внешнеполитических мероприятий или получения союзнической помощи. Следует также отметить, что это был период повсеместной смены религий или попыток реформирования старых языческих культов. Выбор христианства был сделан в опоре на соседние христианские государства и их расцвет.

Важным представляется вопрос о выборе путях принятия христианства - от Западной или Восточной церкви. Выбор в пользу той или иной церкви, происходил, по-видимому, под влиянием уже сложившихся внешнеполитических и социально-экономических связей. Другим важным вопросом, был вопрос о независимости местных церквей, так как зачастую зависимость в церковной организации означала и зависимость политическую.

Таким образом, можно наметить основные этапы христианизации и их специфику.

Первый этап - охватывал несколько первых десятилетий после принятия христианства. Здесь деятельность церкви и основные церковных сооружения располагались вокруг городов и, следовательно, местной княжеской власти. Сельская же местность в основном была плохо охвачена церковью и здесь сохранялись старые языческие традиции и обрядность. Основными задачами на этом этапе, таким образом, становятся внедрение четкой церковной структуры и создание разветвленной сети местных церквей.

Второй этап - период упрочения положения церкви. В этот время устанавливается общецерковное законодательство для данных местностей. На этом этапе также завершается формальная христианизация всего населения. Так именно для этого периода характерно, по данным археологических исследований, изменения в погребальных обрядах и распространение захоронений возле христианских церквей. К концу второго этапа, укрепляется самостоятельность и общественный престиж церкви и наблюдается существенный рост церковного землевладения, в основном за счет дарений местных феодалов.

Также следует отметить, что переход на богослужение на родном языке и распространение церковных текстов на местной письменности, способствовали ускорению процесса христианизации, так как с одной стороны, упрощали понимание местным населением символов новой веры, как через проповедь, так и посредством священных текстов; с другой же стороны, создавали прочную базу для подготовки будущих церковнослужителей из местных прихожан и автохтонного населения.

Таким образом, мы можем сделать следующие основные выводы:

1.Говоря в рамках теории международных отношений, на наш взгляд правомерно считать, что во внешней политики государства всегда существует идеологическая составляющая. Если для рассматриваемого нами периода раннего средневековья это христианизация, то для всей эпохи средневековья, это, безусловно, религия. Таким образом, основными положениями идеологической составляющей внешней политики могут являться: 1.Ни одна военная экспансия не может не содержать идеологической составляющей. 2. Идеология сама по себе может вызывать экспансию. 3. Экспансия может принимать различные формы в зависимости от исторического периода.

2.Относительно фактической стороны внешней политики франкской империи в рассматриваемый нами период, нам кажется, правомерно выделять два направления внешней политики франкского государства. Юго-западное направление, где основным контрагентом внешней политики Карла Великого выступала мусульманская Испания и идея полицентричного мусульманского мира. Здесь, на наш взгляд, следует говорить, прежде всего, о христианстве, как идеологической составляющей внешней политики в рамках противопоставления идеи «христианского мира», моноцентричного в своей основе и возникшего на основе христианской религии и античного наследия и, с другой стороны, полицентричного мусульманского мира, где основой выступало государственное устройство халифата при котором сохранялось, как традиции, так и религиозные представления покоренных областей. Другим направлением внешней политики Карла Великого, на котором мы можем проследить процесс реализации христианской религии и ее распространение посредством христианизации является внешняя политика на востоке в регионах Центральной и Северо-Восточной Европы. Завоевание Саксонии и славянских земель хорутан носило именно характер христианизация, с целью их включения в христианскую империю. При этом на западном направлении даже не делалось попыток включения этих территорий в состав единой франкской империи. Следовательно, основной задачей внешней политики на западе являлось лишь создание прочной пограничной линии с мусульманским миром. В то же время, в центральной и северной Европе основной задачей для Карла Великого было включение этих территорий в состав его империи и «христианского мира» как такового.

Таковы, на наш взгляд, основные моменты в процессе христианизации. Данное исследование, безусловно, является лишь началом более глубокого изучения данной проблематики и рассмотрения общих положений и специфики процесса христианизации в зависимости от времени и региона где он проходил. Создание более полной модели христианизации и роли идеологии во внешней политики государства, возможно лишь после более подробного и расширенного сравнительно-исторического анализа и рассмотрения региональной специфики. Так, на наш взгляд, необходимо изучение процесса христианизации на территориях Центральной и Восточной Европы, Британских островах и т.д.

Заключение


В рамках данной работы мы рассмотрели христианизацию как идеологическую составляющую внешней политики Карла Великого. Теоретической основой такого подхода было представление о том, что, с одной стороны, внешняя политика государства является отражением политики внутренней; с другой стороны, внешняя политика имеет несколько компонентов. Рассмотрение именно идеологической компоненты и было основной задачей нашего исследования. Таким образом, говоря о идеологическом наполнение культуры и социально-политической структуры средневекового общества, мы прежде всего говорим о христианской религии, которая являлась культурной основой всего средневековья.

Основные исследования по данной тематике затрагивали лишь часть изучаемого нами процесса. Отечественные и мировые медиевисты рассматривали либо христианизацию в отдельных регионах Западной Европы и роль христианства на средневековое общество, либо общие положения внешней политики империи франков. Таким образом, данное исследование представляет собой попытку рассмотрения внешней политики Карла Великого с точки зрения ее идеологической составляющей на всем комплексе регионов Западной Европы.

Первая глава нашей работы показала, что основным наполнением культуры в период правления Карла Великого было христианство. Это выражалось как в «каролингском возрождении», где основу расцвета культуры составило религиозное реформирование, так и в самой идеи «христианской империи» Карла Великого, фундаментом которой стали именно религиозные эсхатологические воззрения отцов церкви. Внутренняя политика франкского государства в области культуры заключалась, прежде всего, в ее религиозной компоненте. Христианство было призвано служить идеям укрепления франкского государства и становится идеологической основой экспансионистской политики Карла Великого, где война с соседними государствами рассматривалась в первую очередь как борьба с язычниками, а основной миссией «христианского императора» становится распространение новой веры на все подвластные ему территории.

Сделанные выше выводы подтверждает вторая часть первой главы, где было показано, что все направления внешнеполитической деятельности Карла Великого были проникнуты христианскими идеями, как основными идеологическими инструментами международной политики. Это выражалось как в отношениях с уже христианскими государствами - Лангобардия, Бавария, Византия, английские княжества, Бретань; так и в отношениях с языческими племенами - авары, славяне. Особое место здесь занимают отношения с римским понтификатом и Византией. Византия была не только центром христианской веры в рассматриваемый нами период, но и активным агентом внешней политики в Западной Европе, что, безусловно, накладывало существенный отпечаток на ее взаимоотношения с франкским государством, борющемся как за политическое, так и за идеологическое преобладание на всей территории Западной и Центральной Европы. Римский понтификат также был особым центром притяжения во внешней политики раннего средневековья. Начавшаяся борьба между Римом и Константинополем в религиозных вопросах и борьба папы не только за духовную, но и за светскую власть, послужили одним из ключевых факторов распределения векторов внешней политики на апеннинском полуострове.

Вторая заключительная глава данной работы, показала основные методы реализации христианской идеологии во внешней политики Карла Великого. На примере рассмотрения завоеваний франков в Центральной и Северной Европе и на Пиренейском полуострове, мы увидели, что христианизация становилась идеологической основой этих завоеваний. Здесь мы выделили два основных направления Западное и Восточное. На западе военная экспансия сопровождалась непосредственной христианизацией покоренного населения, при этом выделялось два основных метода христианизации. В Саксонии это была непосредственная христианизация «огнем и мечом» и насильственное насаждение новой веры. В Карантии христианизация была опосредованной, из-за специфики ее включения во франкское государство. Период франкского господства для хорутанского населения становится ключевым этапом ненасильственной христианизации. На востоке христианство становиться основой идеологии внешней политики христианского государства франков, столкнувшегося с другим типом политической и культурной организации - мусульманским миром.

Заключительной частью нашего исследования стала попытка реализации комплексного рассмотрения процесса христианизации, как процесса взаимодействия христианской религии с социально-экономической, политической и культурной структурой общества и его реализацию во внешнеполитическом аспекте государственной деятельности. В рамках первых попыток объединения Европы, христианизация и идея «христианского мира» становилась идеологической основой культурной интеграции общества, которая выражалась в насаждении христианской религии и создании единой церковной структуры.

Мы выделили несколько этапов христианизации. На первом этапе ключевым фактором становится насаждение новой веры среди политической верхушки государства и создание первых миссионерских центров и церквей. На втором этапе, процесс распространения христианства приобретает массовый характер и начинает складываться единая система поместной церкви в завоеванном регионе.

Таким образом, основными выводами нашей работы является: правомерность выделения с теоретической точки зрения идеологии как одной из составляющих внешней политики государства; на конкретно-историческом примере рассмотрения внешней политики империи франков в период правления Карла Великого мы убедительно показали, что именно христианизация становиться основной идеологической компонентой внешнеполитической деятельности.

На наш взгляд, данная работа является лишь началом более комплексного рассмотрения особенностей религиозной политики как таковой на территории Западной Европы в период раннего средневековья и ее приложение на политические, социальные и экономические структуры государства. Это поможет не только лучше понять и изучить специфику культуры и политики средневековых государств, но и, безусловно, привнесет новые фактические данные в становление универсальной теории международных отношений.

Список источников и литературы


Источники


1.Ademar de Chabannes Chronique. Turnhout, 2003.

2.Archives de lOccident. T. 1. Le Moyen Age. (V-XV siecle). Paris, 1992.

.Archives de la France. T. 1. V-XI siecle. Paris, 1994.

.Boonet C. Descatoire C. Les Carolingiens et L'Eglies. Paris, 1996.

.Chronique des abbes de Fontenelle (Saint-Wandrille). Paris, 1999.

.Gaudemet J. Les sources du droit canonique. VIII-XX siecle. Paris 1989.

.Histoire des Conciles. T.5. Paris, 1870.

8.Le Cristianisme en Occident du debut du VIII siecle au milieu du XI siecle. Textes et documents. Paris, 1997.

.Sources dhistoire medievale. IX -milieu du XIV siecle. Paris, 1992.

.Tessier G. Charlemagne. Textes de Charlemagne. Paris, 1967.

.Textes et document d'histoire du Moyen Age V-X siecles. P. 2. Milieu VIII siecle - X siecle. Paris, 1974.

12.Августин Блаженный О Граде Божьем. М, 2000

.Историки эпохи Каролингов. М, 1999

.Книга пророка Даниила.// Библия. Любое издание.

.Памфил Е. Жизнь блаженного василевса Константина. М. 1998.

.Стасюлевич М. М. История средних веков. М, 1999.

.Хрестоматия по истории средних веков. М, 1953.


Литература


Иностранная.

1.Barbero A. Charlemagne. Paris, 2004.

2.Bonnet C. Descatoire C. Les Carolingiens. (741-987). Paris, 2001.

3.Buhrer-Thierry G. LEurope carolingienne (714-888). Paris, 1999.

.Celine B. Charlemagne et lEurope. Paris, 2004.

.Chelini J. Histoire religieuse de loccident medieval. Paris, 1991.

6.Chélini J. LAube du Moyen Age. Naissance de la chrétienté occidentale. (La vie religieuse des laics dans lEurope carolingienne. 750-900). Paris, 1991.

.Chretientes medievales VII-XI siecle. Tournai, 1997.

.Christianisation et Dechristianisation. Actes de la Neuvieme Rencontre dHistoire religieuse tenue a Fontevraud. Angers. 1986.

.Christianisme et Chretientes en Occident et en Orient (milieu VII-milieu XI siecle). Paris, 1997.

.Clevenot M. Les Hommes de la Fraternite VI-VIII siecle. La chretiente a lheure de Mahomet. Paris, 1983.

.Collard F. Pouvoirs et culture politique dans la France medievale. V-XV siecle. Paris, 1999.

.Communautes chretiennes en pays dislam du debut du VII siecle au milieu du XI siecle. Paris, 1997.

.Contamine P. La guerre au Moyen Age. Paris, 1980.

.Corvisier A. Histoire militaire de la France. T. 1. Des origines a 1715. Paris, 1997.

.Dictionnaire dhistoire et de Geographie Ecclesiastiques. T. 12. Paris, 1953.

.Favier J. Charlemagne. Paris, 1999.

.Feller L. Eglise et Société en Occident. Du début du VII au milieu du XI siècle. Paris. 2001.

.Folz R. Lidée dempire en occident du V au XIV siècle. Paris. : Aubier, 1953

.Halpen L. Charlemagne et lEmpire carolingien. Paris,1995.

.Histoire vecue du peuple chretieu. Toulouse, 1979.

.La christianisation des pays entre Loire et Rhin. (IV-VII siecle). Paris, 1993.

.La christianisme du debut VII au milieu XI siecle. Paris, 1997.

.Le Moyen Age. Des origines au XIII siecle. Paris, 1993.

.Leclercq J. Vandenbroucke F. Bouyer L. La spiritualite du Moyen Age. Paris, 1961.

.Les eveques normands du XI siecle. Caen, 1995.

.MacMullen R. Christianisme et Paganisme du IV au VIII siecle. Paris, 1998.

.Maraval P. Le Christianisme de Constantin a la conquete arabe. Paris, 1997.

.Merdrignac B. La vie religieuse en France au Moyen Age. Paris, 1994.

.Morrissey R. Lempereur a la barbe fleurie. Charlemagne dans la mythologie et lhistoire de France. Paris, 1997.

.Mussot-Goulard R. Charlemagne. Paris, 1984.

.Paul J. Leglise et la culture en occident IX-XII siecle. T.2. Leveil evangelique et les mentalites religieuses. Paris, 2000.

.Pelikan J. La tradition chretienne. Histoire du developpement de la doctrine. T. 3. Chroissance de la theologie medievale. 600-1300. Paris, 1994.

.Pirenne H. Mahomet et Charlemagne. Paris, 1992.

.Picard J.-C. Le souvenir des eveques. Sepultures, listes episcopales et culte des eveques en Italie du Nord des origines au X siecle. Paris, 1988.

35.Régine J.-H. Sattellites et bandes armées dans le monde franc (VIII-X siècle) // Le combattant au Moyen Age. Paris. : S.H.M.E.S. 1991

36.Rome et les eglises nationals VII-XIII siecle. Colloque de Malmedy. Aix-en-Provence, 1991.

37.Sénac P. Les Carolingiens et al-Andalus. VIII-IX siècle. Paris. : Maisonneuve et Larose, 2002

.Vauchez A. La spiritualite du moyen age occidental VIII-XII siecle. Paris, 1975.

Отечественная:

1.Батурин А.П. Человек средневековья. Проблемы менталитета. Кемерово, 2001.

2.Беляев Е.А. Арабы, ислам и арабский халифат в раннее средневековье. М, 1966.

3.Бицилли П.М. Элементы средневековой культуры. Спб, 1995.

4.Богословие в культуре средневековья. Киев, 1992.

5.Большаков О.Г. История халифата. М, 1989.

6.Васильев Л.С. История религий Востока. М, 2004

7.Введение христианства на Руси. М, 1987.

8.Византия между Западом и Востоком. Спб, 1999.

9.Византия между Западом и Востоком: опыт исторической характеристики. Спб, 1999.

10.Виллар Ж. Виллар К. Формирование французской нации. М, 1957.

11.Власть, право, норма: Светское и сакральное в античном и средневековом мире. М, 2003.

12.Время мира. Вып 1, 2. Новосибирск, 1998

13.Габдрахманов П. Ш. Средневековые крестьяне и их семьи. Демографические исследования французской деревни в VIII-XI вв. М,1996.

14.Гаджиев К.С. Введение в геополитику. М, 2002

15.Гарнак А. Сущность христианства. М, 2001.

16.Герье В. Западное монашество и папство. М, 1913.

17.Гуревич А.Я. Категории средневековой культуры. М, 1972.

18.Гуревич А.Я. Проблемы средневековой народной культуры. М, 1981.

19.Гуревич А.Я. Средневековый мир: культура безмолствующего большинства. М, 1990.

20.Гутнова Е.В. Историография истории средних веков. М, 1985.

21.Даркевич В.П. Аргонавты Средневековья. М, 1976.

22.Даркевич В.П. Народная культура средневековья. М, 1988.

23.Другие средние века. М, 2000.

24.Журавский А.В. Христианство и ислам: социокультурные проблемы диалога. М, 1990.

25.Зонова Т.В. Дипломатия Ватикана в контексте эволюции европейской политической системы. М, 2000

26.Идеология и политика в античной и средневековой истории. Барнаул, 1995.

27.Ислам и политика. М, 2001.

28.История Византии. Т.2. М, 1967.

29.История Востока. Т.2. М.1999.

30.Карсавин Л.П. Монашество в средние века. М, 1992.

31.Карсавин Л.П. Религиозно-философские сочинения. М,1992.

32.Кернс Э. Дорогами христианства. М, 1992.

33.Кимелев Ю.А. Философия религии. М, 1998.

34.Колесницкий Н.Ф. Феодальное государство. М, 1967.

35.Коломийцев В.Ф. Методология истории. М. 2001.

36.Корсунский А.Р. История Испании IX-XIII вв. М, 1976.

37.Корсунский А.Р. Образование раннефеодального государства в Западной Европе. М, 1963.

38.Косминский Е.А. Историография средних веков. М, 1963.

39.Крымский А.Е. История мусульманства. М.1998.

40.Культура Византии. Вторая половина VII-XII вв. М, 1989.

41.Культура и искусство средневекового города. М, 1984.

42.Лебек С. Происхождение франков. V-IX вв. М, 1993.

43.Левандовский Карл Великий: От империи к Европе. М, 1995.

44.Ле Гофф Ж. Цивилизация средневекового Запада. М., 1992.

45.Лобье П. Три града: Социальное учение христианства. Спб, 2002.

46.Мининков Н.А. Методология истории. Рн.Д, 2004.

47.Пенник Н. История языческой Европы. Спб, 2000.

48.Пигулевская Н.В. Ближний Восток, Византия, славяне. Ленинград, 1976.

49.Правоторова А.А. Штуден Л.Л. История мировой и отечественной культуры. Культура западноевропейского средневековья. Новосибирск, 1995.

50.Принятие христианства народами Центральной и Юго-Восточной Европы. М, 1988.

51.Религии мира. История и современность. М,1987.

52.Румянцева М.Ф. Теория истории. М.2002.

53.Сказкин С.Д. Избранные труды по истории. М, 1973.

54.Сравнительное изучение цивилизаций. М, 1999.

55.Средневековая культура и город в новой исторической науке. М, 1995.

56.Тарле Е.В. Политика: История территориальных захватов. М, 2001.

57.Тейс Л. Наследие Каролингов, IX-X вв. М, 1993.

58.Токарев С.А. Религии в истории народов мира. М, 1986.

59.Трубецкой Е.Н. Религиозно-общественный идеал западного христианства. М, 2004.

60.Уотт У. Какиа П. Мусульманская Испания. М, 1976.

61.Усков Н.Ф. Христианство и монашество в Западной Европе раннего средневековья. Спб, 2001.

62.Успенский Ф.И. История византийской империи. Т.2. М, 2001.

63.Христиане и мусульмане. М, 2000.

64.Христианство и Русь. М, 1988.

65.Хубер Э. Религия и политика в христианских традициях. Новосибирск, 1998.

66.Хэгерманн Д. Карл Великий. М, 2003.

67.Чекин Л.С. Картография христианского средневековья 8-13 вв. М, 1999.

68.Человек и его близкие на Западе и Востоке Европы (до начала нового времени). М, 2000.

69.Шерн-Борисова И.С. Христианская религия и современный колониализм. М, 1965.

70.Шишков А.М. Средневековая интеллектуальная культура. М, 2003.

71.Яблоков И.Н. Основы теоретического религиоведения. М, 1994.

72.Ястребицкая А.Л. Средневековая культура и город в новой исторической науке. М, 1995.


Теги: Христианизация как идеологическая составляющая внешней политики Карла Великого  Диплом  История
Просмотров: 29519
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Христианизация как идеологическая составляющая внешней политики Карла Великого
Назад