Характеристика личности и политическая деятельность И.В. Сталина

Содержание


Введение

Глава I. Формирование характера и его путь к власти

I.1. Предпосылки формирования характера личности Сталина в детские и юношеские годы

1.2 Политическая борьба за лидерство и победа Сталина

Глава II. Утверждение сталинского государственного управления

2.1 Конституция СССР 1936 года и формирование репрессивного аппарата

2.2 Экономические реформы в промышленности и в сельском хозяйстве

Глава III. Внешнеполитическая и военная деятельность И.В. Сталина 1925-53 гг.

3.1 Внешняя политика в 1925-1953 гг.

3.2 Полководческая деятельность И.В. Сталина

3.3 Последние годы правления И.В. Сталина

Заключение

Список использованной литературы

Приложения


Введение


Прекращение существования социалистического лагеря вызвало всплеск интереса к логике функционирования обществ советского типа. Роспуск Совета экономической взаимопомощи (28 июня 1991 г.), упразднение Организации Варшавского договора (1 июля 1991 г.) и распад СССР (8 декабря 1991 г.) казалось поставили точку в истории социалистического эксперимента. Однако комплекс проблем, доставшихся в наследство от той эпохи, продолжает до настоящего времени оказывать влияние на мировые интеграционные процессы и формирование нового миропорядка.

В истории советского общества есть немало сложных и противоречивых страниц, которые вызывают неоднозначные оценки и современников и потомков. И одним из таких явлений стала попытка построить новое общество - социалистическое - общество всеобщего равенства.

Значительное влияние на этот процесс оказала личность И.В. Сталина, по имени которого и назван целый период в истории советского общества. Это влияние стало значительно, что породило целое явление - сталинизм.

Актуальность рассматриваемой темы заключается в том, что личность Сталина находится сегодня в центре внимания, как политиков, так и обывателей, как историков, так и деятелей искусства. Это неслучайно, поскольку этот человек более 30-ти лет находился у руля управления одной из великих держав мира, пожалуй, самой загадочной и непредсказуемой.

Проблема сталинизма в годы ушедшего последнего десятилетия ХХ века привлекала особое внимание общественности. В этой связи высказывались самые различные суждения, в частности, и против анализа сталинизма в средствах массовой информации, научной и художественной литературе, хотя этот анализ и находится даже сегодня в самой начальной стадии.

Культ Сталина до сравнительно недавних пор эта тема была фактически закрыта. В результате перемен происходящих в постсоветском пространстве эта тема стала доступной и буквально захлестнула страницы газет и журналов. Не сразу проблемы нашего недавнего прошлого стали предметом бурных дискуссий и обсуждений. Какое-то время общественное сознание раскачивалось. Трудно перечислить все события в стране которые произошли в годы сталинизма слишком они масштабны. Однако дискуссии о сталинской системе и в более широком контексте-тоталитаризме не утихают. Они приобрели углубленный характер стали в 21в. особенно актуальны. Одна из причин такого интереса в том что жизнь Сталина по историческим меркам оборвалась совсем недавно 57 лет назад а значит его судьба близко сопричастна с судьбами ныне живущих их близких предшественников. Многие из нас в известном смысле из сталинской эпохи Другая причина - интерес к страницам жизни Сталина - в новом осмыслении человеческих ценностей. Третья причина состоит в том устойчивом интересе к жизни человека состоящем более 30-ти лет на вершине пирамиды власти.

Дискуссии о сталинизме ведутся уже много десятилетий. В осмыслении этой проблемы ученые делают шаги к более глубокому анализу объективных социальных и экономических условий перехода от капитализма к социализму, реальной расстановки классовых сил, влияние субъективного, человеческого фактора на специфику исторических процессов в советском обществе, - словом, всей совокупности причин, приведших к деформации социализма. Оформился целый ряд концепций объясняющих происхождение, содержание и последствие социализма. События, связанные с проведением в СССР в начале 90-х годов модернизации, вносят в эти концепции новые моменты. Речь идет не только о новых фактах или мнениях, хотя и они играют важную роль, но и об изменениях исторической перспективы, об оценке направления и возможностей развития.

Значимость сталинского периода столь велико, что постоянно привлекает внимание историков: Н. Верт рассматривал объективные и субъективные предпосылки сталинизма, М. Главацкий анализировал проявление сталинизма, Э. Радзинский говорил о культе личности и его последствиях.

Ещё несколько лет назад советские учёные и обществоведы дружно говорили, что понятие "сталинизм" - продукт буржуазных идеологов, пытающихся втиснуть целую социалистическую эпоху в теоретический обруч антисоветизма. Официальная мысль в СССР просто не замечала зарубежного анализа сталинизма. Тем не менее широкий спектр противников сталинизма постоянно оперирует категорией сталинизма. Если обратиться к работам таких крупных зарубежных историков, философов и политиков, как 3. Бжезинский, Г. Киссинджер, Р. Таккер, Д. Келли, Ж. Фурастье, Р. Хофф, Р. Пайпс и других, то можно заметить, что сталинизм трактуется ими как в широком, философском смысле, так и в локально-обыденном понимании. В первом случае сталинизм понимается как тоталитарная разновидность социализма, а во втором - как синоним личного диктаторства и тирании.

Степень разработанности проблемы. Междисциплинарный характер тематики определил необходимость ознакомления с широким кругом работ, которые условно можно разделить на несколько групп.

В российской литературе вопросам формирования и восприятия образа Сталина не уделялось внимания. Преимущественную разработку получили сюжеты биографии и политической деятельности "вождя". После доклада Н.С. Хрущева и вплоть до перестройки образ Сталина в исторической науке практически не изучался и не дискутировался. Прерогатива определения объема знания о Сталине была закреплена за ЦК КПСС, один из секретарей которого Б.Н. Пономарев на заседании политбюро по поводу публикации юбилейной статьи к 90-летию "вождя" заметил: "Это очень сложная фигура - Сталин в истории, и с ним нужно быть осторожным". Этого принципа и придерживалась отечественная историческая наука советского периода. Зачастую официальная информация о советском лидере ограничивалась лаконичными и достаточно сухими описаниями в энциклопедических изданиях с перечислением всех должностей, титулов и наград.

Итак, в предшествующие годы в литературе о Сталине объективно сложились четыре исследовательские школы: советская официальная, троцкистская, антикоммунистическая и традиционалистская. Импульсом к созданию советской официальной школы послужил известный доклад Хрущева на 20-ом съезде КПСС. Он же заложил основные методологические установки этой школы. В рамках данной методологии было выдержано большинство публикаций о Сталине, выходивших в СССР в догорбачевский период. В целом соответствует этой школе и многотомная монография Д. Волкогонова, опубликованная уже на закате "перестройки". Среди сторонников советской официальной школы из западных авторов можно назвать канадца К.Н. Камерона.

Существо подхода, отстаиваемого советской официальной школой, сводится к тому, что Сталин действовал в общем и целом в соответствии с марксистско-ленинской доктриной. Это рассматривается как плюс. Но у него были отдельные "отступления" от марксизма-ленинизма, серьезные "ошибки". К последним относят обычно нарушение принципа коллективного руководства, культ личности, репрессии против коммунистов. Этому, естественно, дается однозначно негативная оценка. Причем то, что рассматривается как политические просчеты Сталина, объясняется, главным образом, "отступлениями" от марксизма-ленинизма, в то время как достижения и успехи приписываются следованию марксистско-ленинской доктрине.

В отличие от советской официальной, троцкистская школа придерживается несколько иной точки зрения. Она считает, что так называемые "ошибки" Сталина не были поверхностным явлением, "отступлением" от марксизма-ленинизма, а представляли собой принципиальное изменение политического курса, "ревизию" марксизма-ленинизма, "термидор", "бюрократический переворот". При этом подспудно проводится мысль, что не будь этого изменения в политике, окажись во главе партии и государства "чистые" марксисты-ленинцы, вроде Троцкого, Зиновьева или Каменева, то негативных явлений удалось бы избежать, а развитие СССР, да и всей мировой цивилизации пошло бы по более благоприятному варианту. Наиболее видным представителем этой школы является, естественно, сам Троцкий, написавший о Сталине и его политике целый ряд работ. Из других крупных биографов Сталина к троцкистской школе можно отнести И. Дейчера, а в бывшем СССР неофициального историка Р. Медведева и сына видного революционера-троцкиста А. Антонова-Овсеенко.

Основные посылки антикоммунистической школы довольно незамысловаты. Ее главный тезис состоит в том, что Сталин досконально проводил в жизнь марксистско-ленинскую (коммунистическую) доктрину, а его так называемые "ошибки" - вовсе не ошибки, а результат "антигуманной" природы самой доктрины. Вся деятельность Сталина в рамках этой школы трактуется резко негативно. Основы антикоммунистической школы были заложены представителями русской белой эмиграции. После окончания второй мировой войны эстафета была подхвачена западными историками либерального направления. Среди последних можно назвать Дж. Мерфи, Ф. Рэндалла, Дж. Льюиса и Ф. Уайтхеада, Алекса де Жонга, Р. Конквеста, а также ряд других авторов.

Традиционалистская школа интересна тем, что она строит свою методологию на принципе исторических параллелей. Личность Сталина рассматривается в общем потоке русской истории. Такой подход позволил исследователям данной школы прийти ко многим правильным наблюдениям и выводам. И это вполне объяснимо, ибо традиции русской государственности, безусловно, присутствовали в политическом процессе сталинской России. В этом нет ничего удивительного, поскольку традиции являются неотъемлемым атрибутом развития любого государства. Как бы полностью по-новому ни пытались действовать те или иные лидеры, от традиций им никуда не уйти, так как народ, с которым им приходится иметь дело не может в одночасье отбросить прежние традиции, если вообще можно говорить о такой возможности как полное отбрасывание традиций.

В то же время в рамках традиционалистской школы не удалось создать целостную, логически связанную картину политической философии Сталина. Получилась некая фрагментарная личность, одни стороны деятельности которой могли быть объяснены при помощи аналогий, а другие - нет. Именно неспособность дать объяснение тому новому, уникальному, что присутствовало в политической доктрине Сталина, и составляет главный недостаток традиционалистской школы. К исследователям традиционалистского направления можно отнести Я. Грэя, Б. Суварина, А. Ноува и Р. Такера.

Несмотря на значительную разницу в методологии и идеологической ориентации авторов, для всех из вышеперечисленных школ характерна одна общая черта. Каждая из них в большей или меньшей степени является политически заангажированной. Если взглянуть, например, на советскую официальную школу, то нельзя не увидеть ее связи с той политической борьбой, которая развернулась в партийных верхах после смерти Сталина. Инициатор этой школы Хрущев, сделав заявку на верховную власть в стране, умело использовал жупел "сталинизма" для разгрома своих более авторитетных политических противников. Этот прием позволил Хрущеву совершить почти что невозможное - отстранить от власти людей, имевших гораздо больший, чем он опыт партийной и государственной работы, людей с дореволюционным стажем - Молотова, Ворошилова, Кагановича. Тридцать лет спустя к этой же тактике прибег и М. Горбачев, который наклеивал ярлык "сталинистов" буквально на всех, не согласных с его политическим курсом.

Троцкистскую школу составили в основном бывшие сторонники и единомышленники Троцкого в Коминтерне, международном рабочем движении и в самой КПСС. Эта школа вплоть до начала девяностых годов вела свою собственную войну. Задним числом она пыталась разрешить в свою пользу тот исторический спор, который уже был решен на полях идеологических битв второй половины двадцатых годов. Тогда победа осталась за Сталиным. Но троцкисты не хотели признавать поражения и еще долгие годы вели шаманский "бой с тенью". Понятно, что, стремясь доказать свою правоту, они были не очень разборчивы в средствах.

Вполне очевиден и предвзятый характер антикоммунистической школы, особенно расцветшей на Западе в годы "холодной войны". Эта школа умело использовала то, что советская пропаганда называла "ошибками" Сталина, а троцкисты "ревизией" марксизма-ленинизма, для дискредитации коммунистической доктрины как таковой. Между тем, главная цель этой школы - подрыв влияния коммунистической идеологии - очень часто не совпадала с задачами научной объективности. В результате многие факты и события получили поверхностную, неглубокую интерпретацию, а зачастую были просто сфальсифицированы.

Что касается сторонников традиционалистской школы, то они по своим идеологическим пристрастиям (это следует отличать от метода исследования) примыкали либо к троцкистской, либо к антикоммунистической школам. В первом случае они на основе традиционалистского подхода пытались доказать "ревизию" Сталиным марксизма-ленинизма. Во втором - чисто российское, "не западное" происхождение этой доктрины.

Начало перестройки способствовало росту общественных дискуссий и становлению ревизионистского направления в исследовании образа Сталина, это работы Д.А. Волкогонова, Р.А. Медведева, А.В. Антонова-Овсеенко, Ф.Д. Волкова.

Объектом настоящего исследования является политическая история СССР в период правления И. Сталина.

Предметом выступают особенности политического режима в СССР 30-х годов.

Цель исследования: выявить особенности cталинизма как феномена в истории советского общества.

Для достижения поставленной цели был решен ряд задач:

) Охарактеризовать специфику влияния личности Сталина на внутреннюю и внешнюю политику СССР в рассматриваемый период.

) Проанализировать особенности cталинизма как политического режима.

) Выработать выводы по проделанному исследованию.

В структурном плане данная работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованной литературы. В первой главе раскрываются предпосылки формирования характера личности Сталина в детские и юношеские годы и его восхождение на политический олимп. Вопросам утверждения сталинской системы государственного управления, репрессиям и реформам Сталина посвящена вторая глава дипломного проекта. В третьей главе рассказывается о внешнеполитической и полководческой деятельности И.В. Сталина, а также о последних годах его правления.

Глава I. Формирование характера и его путь к власти


I.1. Предпосылки формирования характера личности Сталина в детские и юношеские годы


Родился И.В. Сталин 21 декабря 1879 года на окраине Гори, недалеко от Тифлиса в семье полуграмотных крестьян (потомков крепостных). Из четырёх детей Екатерины Гуладзе и Виссариона Джугашвили остался в живых только последний - Иосиф. Привязанность, которую Сосо испытывал к своей матери, резко отличалась от чувств по отношению к отцу. Из-за частых побоев от пьяного отца в характере маленького Сосо появилась мстительность, свойственная ему и в дальнейшей жизни. И поэтому ранняя смерть отца не вызвала никаких чувств в душе мальчика. Оставшись без кормильца, семья едва сводила концы с концами. Мать работала прачкой, швеёй и кухаркой в богатых домах Гори, но денег всё равно не хватало.

Сосо был не по годам развитым, способным в учении, энергичным, большим любителем всяческих забав. Обладая хорошим голосом, он пел в церковном хоре. Перенесённая в детстве оспа оставила свои следы на лице Иосифа.

Пережил он и свою долю мальчишеских злоключений. Как-то в возрасте 11 лет, Когда Сосо стоял в толпе, собравшейся на берегу большой речки в честь большого религиозного праздника, в толпу врезался бешено мчавшийся фаэтон, который сбил мальчика; он потерял сознание и от полученных ушибов оправился только через 2 недели. Тогда ли или в другое время, заражение крови от загнившего ушиба привело к тому, что левый локтевой сустав стал плохо сгибаться.

сталин личность военная политическая

Близкий друг Сосо Иремашвили, вспоминая приятеля, как худого, но крепкого мальчика, с упорным безбоязненным взглядом живых тёмных глаз на покрытом оспинами лице, с гордо откинутой головой и внушительным, дерзко вздёрнутым носом. Не такой по-ребячьи беззаботный, как товарищи по училищу, он временами словно встряхивался и целеустремлённо, с упорством принимался карабкаться по скалам или же старался дальше всех забросить камень. Отличался равнодушием к окружающим: его не трогали ни радости, ни печали товарищей по училищу, никто не видел его плачущим. Характеристика заканчивалась словами: "Для него высшая радость состояла в том, чтобы одержать победу и внушить страх… По - настоящему он любил только мать. Как мальчик и юноша он был хорошим другом для тех, кто подчинялся его властной воле". Потом Иремашвили расстреляли.

Таким образом, Сосо вырос в обстановке острого семейного конфликта и материальной нужды. К тому же одной из наиболее серьёзных разногласий между родителями было связано с будущим Иосифа. Екатерина хотела послать его в духовное училище, что было и сделано в 1888 году, а отец хотел для сына доли сапожника. Попав в духовное училище, учился отлично и считался одним из лучших учеников. Учась в училище, Иосиф не питал особой почтительности к представителям школьного руководства, больше времени уделял чтению художественной литературы. Прочитав книгу Козбеша "Отцеубийца", главный герой которой Коба - борец за справедливость, ставший примером подражания задиристого подростка. После успешно сданных экзаменов был принят в духовную семинарию. Прибыв в 1894 году в семинарию, он с первых дней невзлюбил её. Сосо принимает участие в создании кружка молодых социалистов. К тому времени он уже не стремится быть первым учёбе, но самонадеянное "чувство победителя" не покинуло его. И он организовывает несколько кружков, в которых сам стал вести занятия. Много времени проводил Иосиф и за чтением книг: не только грузинских, но и западных. В характере появляется замкнутость и обидчивость, даже на самые безобидные шутки. Нарушение суровых правил семинарии вне всякого сомнения способствовало превращению студента Джугашвили в революционера.

Влияние обстоятельств происхождения Сталина на его судьбу значительно. Свидетельство тому - появление в его окружении лиц грузинской национальности, таких как Орджоникидзе, Берия, отношения с которыми складывались в контексте сложнейших связей, и влияние политической ситуации в Грузии. В последующем он откажется от своих грузинских корней и, учитывая свойственный ему практицизм, отождествляя себя не с грузинскими жертвами русского владычества, а с русскими покорителями Грузии. Как все неофиты он так и не смог до конца считать себя русским и, никогда не забывал о том, что его акцент постоянно напоминает русским о его происхождении. Именно по этой причине нарком по делам национальностей Сталин по окончании Гражданской войны стал относиться к национальным чувствам нерусских народов с черствостью ренегата. В 1920-21 гг., покончив с недолгим периодом независимости выпавшим на долю Грузии и другим закавказским государствам, Сталин присоединил их к Советскому Союзу. А то, как он обошелся с украинским народом в годы коллективизации, останется одной из самых черных страниц истории. Именно сталинская тяга к имперскому прошлому России оказался одной из главных движущих сил в Великой Отечественной войне: в конце войны он с готовностью присоединил к территории, утраченные Российской империей в войнах 1904-05 гг. и 1914-18 гг. расширив границы государства так, как это не снилось ни одному русскому царю.

Грузия в 1879 г. считалась частью Европейской России. Но географически она, пожалуй, больше все-таки относилась к субтропической Азии, поскольку лежала на древних торговых путях из Центральной Азии в Европу. В паспорте Сталина имелась запись: "Иосиф Джугашвили, крестьянин Гурийского уезда Тифлисской губернии. Оба родителя были крестьяне. И мать, и отец его были неграмотны, к тому же родились крепостными. Они получили свободу только в 1864 г. Затем отец перебрался в городишко Гори, где занялся наследственным ремеслом сапожника. Там он Екатерину Геладзе и женился на ней. До рождения Иосифа трое детей Джугашвили умерли, едва появившись на свет. В пятилетнем возрасте, он и сам чуть не погиб от оспы, которая навсегда оставила следы на его лице. После травмы в детстве левая рука так и осталась увечной. Кирпичный домик родителей Сталина состоял из одной единственной комнаты, чердака и погреба. Впоследствии над домом, превращенным в объект поклонения, было возведено подобие храма в неоклассическом стиле с четырьмя мраморными колоннами. Отец Сталина был грубым человеком, сильно пил, избивал жену и сына, с трудом мог содержать семью. Отцовское обращение было унизительно для мальчика, но все же дух его оказался не сломлен. Он черпал утешение в любви и поддержке матери, рыжеволосой, набожной женщине с сильным характером, умевшей противостоять мужу и оказавшейся способной содержать себя вместе с сыном, когда отец семейства подался за сорок миль от Гори в Тифлис, где нашел работу на обувной фабрике. К своей матери Иосиф относился с большой симпатией. Это была, пожалуй, единственная бескорыстная привязанность в его жизни. Наоборот, отца Иосиф не любил за его тяжелый характер, жестокость в обращении с сыном. Отец Иосифа - Виссарион Джугашвили разошелся с матерью и безвестно скончался в тифлиской ночлежке, когда сыну было десять лет.

В 1883г. мать устроилась экономкой к православному священнику, отцу Чарквиани, и поселилась там вместе с сыном. С помощью этого священника Екатерина определила сына в духовное училище. Когда Иосифу исполнилось десять лет отец забрать сына к себе в Тифлис, чтобы обучить сапожному ремеслу, но мать забрала его обратно, чтобы Иосиф смог закончить училище. Полна решимости, отказывая себе во всем, Екатерина добилась того, что ее сын смог проучиться до девятнадцати лет сначала в училище, затем в семинарии. В будущем мать его упрекала, что он так и не стал священником.

В юности Сталин пел в церковном хоре, где его голос привлекал внимание. Училище он закончил с почетной грамотой и успешно поступил в семинарию, где проучился пять лет на казенном иждивении. В семинарии царил полу тюремный режим - камерами были маленькие кельи, узкие коридоры, отрезавшие семинаристов от остального мира, суеты городской жизни. Спертый, затхлый воздух в кельях семинарии способствовал заболеваниям послушников, и некоторые из них скончались от туберкулеза. Болел и Иосиф.

В семинарии он не блистал успехами на учебном поприще, оценка пять только по теологии и поведению. Остальные оценки по предметам "удовлетворительно, включая логику и историю. Правда в семинарии в 15-летнем возрасте Иосиф пробовал заниматься поэзией. Первое его стихотворение на грузинском языке - "Утро, было опубликовано в январе 1895г. в журнале "Иверия, редактируемого Ильей Чавчавадзе. Одно из стихотворений Джугашвили было посвящено грузинскому поэту Р. Эристави.

От матери Иосиф впитал убежденность, будто ему суждено стать необычайным человеком и многого достичь. А от отца он унаследовал сердечную черствость и ненависть к властям. Словом, все это оказалось до статочно серьезным наследством.

В четырнадцать лет Сталин был не столько физически крепким, сколько упорным подростком. Он мог постоять за себя и в своих отношениях с одноклассниками и учителями неизменно держался уверенно. Сталин проучился в семинарии до двадцати лет, как вдруг внезапно бросил учебу так и не получив аттестата. Но у Сталина за эти годы развилась феноменальная память - свойство, которому впоследствии суждено было сыграть немаловажную роль в жизни. Те, кто знал Сталина в Гори как веселого и отзывчивого паренька, заметили разительные перемены, произошедшие с ним года через два после поступления в семинарию. Он стал замкнут, молчалив, предпочитал уединение, мгновенно взрывался по пустякам. Сталин научился прятать чувства, с мастерством опытного лицемера, и это стало его второй натурой. Он с одинаковым презрением относился к царским чиновникам, и священникам, которые поддерживали царскую власть, а равно и ко всем тем, у кого хватало глупости принимать существующие порядки. На протяжении пяти лет Сталин не только постигал школу выживания, но и своими глазами видел жизнь замкнутого общества, где покорность вбивалась с помощью слежки, доносов, страха. И этот урок не прошел даром.

Все больше разочаровываясь в смутных романтических идеалах грузинского национализма, Сталин организовал среди семинаристов кружок по изучению социализма. Это учение оказалось Сталину ближе не только по мысли, но и по психологической направленности, возбуждая мощные и разрушительные чувства, ненависти и возмущения. Вскоре Сталин был принят в группу "Месами-даси, где проповедовался марксизм. Иосиф Джугашвили в это время усиленно занимается самообразованием, читает нелегальную марксистскую литературу. Круг его чтения разнообразен и широк. Инспектора доносили о чтении Джугашвили запрещенных книг начальству. И начальство семинарии наказывало его за это. В качестве испытания ему было поручено вести работу по пропаганде марксистских идей среди рабочих - путейцев. Особое впечатление на Иосифа произвел один из членов кружка Ладе Кецховели. В нем он видел чуть ли не свой идеал, и, несомненно, что именно под влиянием Ладе Иосиф порвал с семинарией. Там он проучился четыре года и зарекомендовал себя неисправимым смутьяном и в мае 1899г. был исключен так как по неизвестным причинам не явился на весенние экзамены. К 20-г. г. Иосиф определил для себя взгляды и род занятий: с этого времени он становиться пропагандистом - профессионалом, миссионером, цель которого - свержение существующего строя.


1.2 Политическая борьба за лидерство и победа Сталина


С 1899 по 1917 гг. то есть в возрасте от 20 до 38 лет, Иосиф занимался революционной деятельностью. С девятнадцати лет он только и делал, что скрывался, выполнял поручения партийных комитетов, арестовывался, менял адреса, фамилии, доставал фальшивые паспорта. В тюрьмах долго не задерживался, бежал и снова скрывался. Это была тяжелая, изнурительная работа, но он знал во имя чего он трудится, и это прибавляло опыта. Жизнь многому научила Иосифа, и не в последнюю очередь - хитрости и расчетливости, умению выжидать. События трех лет - поражение России в войне с Японией, революция 1905 года, начало войны 1914 года и Февральская революция 1917 года способствовало укреплению уверенности в правоте марксистских идей, принятых им, а затем в правоте курса, взятого Лениным в качестве вождя партии. В это время он едва сводит концы с концами, он жил лишь благодаря поддержке друзей и сочувствующих, находя у них угол и убежище от полиции. Иосиф рано понял, что в жизни ему не на кого надеяться кроме как на себя. Товарищи в Баку не раз говорили Кобе: "У тебя крепкая воля. Похвала импонировала. Джугашвили решил закрепить эту особенность своего характера в революционном псевдониме подобрав себе "железную фамилию. С 1912 года свои статьи он уже подписывал "Сталин. Его деятельность распространялась на рабочую среду трех городов, в которых пролетариат только начинал формироваться. Это был Тифлис с его железнодорожными мастерами, Баку с его нефтеперерабатывающими заводами и Батуми с его портом и заводами. Сталину пришлось учиться излагать марксистские взгляды, самыми простыми словами и убеждать рабочих в необходимости объединять свои усилия в борьбе за лучшие условия жизни и труда. Кроме того он помогал устраивать забастовки и уличные демонстрации, научился составлять листовки и прокламации, печатать их в подпольных типографиях. Сталин участвовал в организации майской демонстрации в Тифлисе в 1901 году, когда произошло столкновение двухтысячной рабочей толпы с полицией, затем в организации забастовки рабочих - нефтевиков в Батуми в 1902 году, когда войска открыли огонь и было убито 15 человек. После батумской забастовки Сталин был в первый раз арестован и отправлен в тюрьму, а затем выслан в Вологду.

Сталин был прирожденным большевиком. Работа среди рабочих не оставила у него ни малейших иллюзий относительно возможности "спонтанного" развития социализма в России. Отличительной чертой, которой Сталин умело пользовался себе во благо, был его опыт местного партийного организатора российской глубинки, Мало кто из лидеров мог похвастаться этим, и это помогло Сталину завоевать расположение Ленина. Важной частью подобного опыта были периодические аресты, тюрьмы, ссылки и побеги. За все время Сталина арестовывали семь раз и пять раз он бежал. Из девяти лет, с мая 1908 года по март 1917, он провел на свободе лишь полтора года. Согласно русской революционной традиции, тюрьма и ссылка служили для многих политических деятелей особыми "университетами, где они много читали, набирались радикальных идей. Именно там Сталин постарался заполнить пробелы в своем образовании, в особенности в марксистской литературе. На Кавказе, где протекали годы революционного становления Сталина, было сильно влияние меньшевиков, и это объясняло ту неприязнь и то недоверие, с каким относились к Сталину многие закавказские социал - демократы. Кроме всего грубость манер и выступлений не могли не породить врагов. Уже к 1905 году у Сталина сложилась репутация человека, с которым трудно работать, амбициозного интригана, стравливающего своих товарищей между собой. Его считали человеком, который никому не доверяет и сам ничьим доверием не пользуется, никогда не прощает тому, кто одерживал над ним верх в споре или возражал. Его организаторские способности не подвергались сомнению. Он мог справиться с любым делом, но никогда не выделялся оригинальным мышлением, зато он научился быть убедительным в ходе дискуссий, достаточно хорошо освоив марксистские тексты, чтобы опираться на них в своей аргументации, используя цитаты из Маркса и Энгельса, Плеханова и Ленина. Сталин не любил, да, пожалуй, и не умел хорошо выступать перед людьми. Его речь была простой, но без полета мысли, афористичности и трибунной патетики. Сильный акцент, скованность и монотонность делали его выступления невыразительными. Не случайно Сталин меньше, чем кто-либо из ленинского окружения, выступал на митингах, встречах, манифестациях. Он предпочитал готовить директивы, указания, писать статьи, заметки, давать газетные реплики по поводу тех или иных событий. Посредственный публицист он был довольно последователен и неизменно категоричен в своих выводах. В его газетных материалах либо свет, либо тень. Третьего он не признавал. Позже он привыкнет к трибунам съездов и конференций. Но положение его тогда будет уже другим. Его негромкий голос люди будут слушать в звенящей тишине, готовой взорваться шквалом аплодисментов, переходящих в овацию. Но те речи уже больше будут похожи на культовые обряды всесильного жреца. Он был великим мастером выдавать ошибки, просчеты, преступления, зловещие черты своего характера за достижения, успехи, дальновидность, мудрость, постоянную заботу о людях.

Сталин с легкостью превосходил своего оппонента грубостью и язвительностью. Он был "одиночкой" холодно - расчетливым. Сталин держался от других на расстоянии и со стороны казалось, будто он на простые человеческие отношения не способен. Но в июне 1906 года он женился на Екатерине Сванидзе, дочери железнодорожника Семена Сванидзе, тоже вовлеченного в подпольную деятельность. Сама Екатерина не интересовалась политикой и была типичной грузинской женой. Она, как и мать Сталина, молилась, чтобы он оставил свое увлечение революцией. В угоду теще Сталин даже согласился венчаться в церкви. Венчал молодоженов один из однокашников Сталина по семинарии. После свадьбы молодые поселились в Тифлисе, где Сталин работал над серией статей на тему "Анархизм или социализм, которые выходили отдельными выпусками в подпольной печати. У них родился сын Яков, но через полгода, 22 октября 1907 года, жена скончалась от тифа и мальчик был направлен на воспитание к тетке.

Деятельность Сталина в 1905 - 07 г. г. была сосредоточена на Кавказе в местах наиболее горячих схваток. Он играл активную, но далеко не самую заметную роль, так как популярностью там пользовались меньшевики. Большевики вели с ними борьбу, и Сталин сделался объектом усиленных нападок меньшевиков за его участие в так называемых "экспроприациях. Речь шла о вооруженном ограблении банков и почтовых экипажей боевиками партии. Эти акции являлись для Ленина главным источником пополнения партийной кассы, но меньшевики открыто осуждали эти действия. Грузинские меньшевики открыто считавшие Сталина врагом, обвиняли его, также, в служении царской охранке, требовали его исключения из партии за участие в вооруженных восстаниях. Был ли на самом деле он агентом охранки? Существует версия, которая иногда проскакивает в книгах и которая упоминается в книге Левина " Великая тайна Сталина. Якобы Ягода поручил Штейну, одному из ответственных работников НКВД, изучить в архивах документы охранки. Просматривая их Штейн наткнулся на папку с бумагами, принадлежащую одному из начальников секретной полиции Виссарионову. Его охватил ужас, когда он стал вчитываться в документы. Здесь были доклады и письма написанные почерком диктатора. Штейн отдал папку начальнику НКВД Украины Балицкому, который установил подлинность документов, согласно которым Сталин являлся агентом - провокатором, который добровольно работал для царской охранной полиции. Этот факт до конца не подтвержден.

Сталин предпочел перенести свою деятельность в Баку. В эти же годы Сталину удалось впервые добиться избрания делегатом на партийный съезд. Он неоднократно выступал в поддержку Ленина, но по некоторым вопросам он имел собственное суждение что делать с землей, отобранной у помещиков. Сталин чутьем понимал, что главное в том, чтобы удовлетворить чаяния крестьян. А это возможно лишь путем раздела земли между крестьянами. Сталину удалось привлечь на свою сторону большинство.29 сентября 1908 года Сталина арестовывают и приговаривают к двум годам ссылки в Сальвычегорск Вологодской губернии. Пробыв там года полтора он бежал и тайно вернулся в Баку. В марте 1910 года, когда Сталин был занят организацией стачки рабочих - нефтевиков его вновь арестовывают. Ему шел тогда тридцатый год. Оказавшись снова на свободе летом 1911 года Сталин больше не возвращался ни в Баку, ни вообще на Кавказ и в дальнейшем наведывался туда только эпизодически и ненадолго. В 1912 году Сталин, Орджоникидзе и еще один член Бакинского комитета вошли в бюро, состоящее из четырех членов, которое должно было направлять партийную деятельность в самой России. Сталин в своем письме еще в декабре 1910 года предлагал учредить такое бюро. У Сталина появляется шанс показать на что он способен, и постараться стать известным другим руководителем большевизма.

Прослышав о своей кооптации в состав ЦК Сталин не замедлил бежать из ссылки. Он сумел дважды добиться успеха: 1 - издать первый номер "Правды, органа партии, начавшего выходить в России по его же предложению, 2 - организовать выборы депутатов - большевиков в 4-ю Государственную думу. Внести же лепту в разработку теории социал - демократизма, что неизменно считалось прерогативой партийной интеллигенции, Сталину выпала возможность в 1913 году, когда по предложению Ленина Сталин поехал в Вену, чтобы познакомиться с разработанной австрийскими социалистами программой разрешения национальных вопросов в империи Габсбургов. Сталин пробыл там месяц. Это было самое длительное пребывание его за границей. Ленин пришел в восторг от собранного Сталиным материала, в особенности ему понравилось то, что Сталин отказался от австро-марксистской концепции "национально - культурной автономии. Сталин считал, что в условиях России эта концепция нереальна, ибо поставит перед правительством неразрешимые проблемы. Он считал, что необходимо предоставить всем регионам право пользоваться собственным языком и обучать детей в национальных школах, но при этом все нации должны объединяться в единой интегрированной партии, как представители единого класса. Эта работа Сталина была опубликована в трех номерах журнала "Просвещение" под названием "Национальные вопросы и социал-демократия и подписана Коба Сталин. Эта работа повысила авторитет Сталина. Но вскоре его снова арестовали и приговорили к четырем годам ссылки на север в Туруханский край. Побег оттуда был практически невозможен. Новости туда почти не доходили. После начала первой мировой войны распускается Интернационал. Ленин стал призывать к революции. Сталин где-то добыл экземпляр тезисов о войне и читал их группе ссыльных. В 1915 году в июле он предпринимает нелегкий путь в другие поселения, чтобы привлечь прочих ссыльных лидеров большевиков к обсуждению ленинской позиции. В октябре 1916 года правительство, стремясь утолить ненасытные потребности в пушечном мясе, решило в порыве безысходного отчаяния бросить в армию политических заключенных и ссыльных. Призыв застал Сталина в Курейке. Чтобы добраться до Красноярска, губернского центра, где призывники проходили медицинскую комиссию. Сталину пришлось принять шестинедельное путешествие по промерзшей тундре и скованной льдом реке, таким образом он прибыл в Красноярск в конце 1916 года. Армейские врачи признали Сталина непригодным к военной службе. У Сталина была усохшая левая рука и он не мог управляться с винтовкой. Врачам, осматривавшим Сталина в январе 1917, его будущая военная слава, в том числе и самоличное назначение на пост главнокомандующего Красной Армией и присвоение себе во время второй мировой войны титула генералиссимуса, показалось бы просто нелепой фантазией.

Сталин получает разрешение отбыть остаток срока в городе Ачинске находящимся на транссибирской магистрали, откуда до Петрограда можно было добраться за четыре дня. Когда в 1917 году разразится Февральская революция Сталин с группой политзаключенных посылают Ленину поздравительную телеграмму и ринулся в столицу.12 марта, после прибытия в из ссылки Сталин встретился с рядом членов ЦК. Вечером его ввели в состав Русского бюро ЦК и в состав газеты "Правда. Фактически к середине марта руководство газетой было возложено на Каменева, Муратова и Сталина. Уже в первые дни их работы газета допустила целый ряд заметных теоретических и политических сбоев. Они не случайны. Сталин не обладал сильным самостоятельным мышлением, четкой позицией, ясным пониманием сложнейшей диалектики предоктябрьской грозы. Он привык исполнять указания и проводить "линию. А здесь решение надо было принимать самому. Сначала Сталин одобрил статью Каменева "Временное правительство и революция социал-демократов, где утверждалось, что партия оказывать поддержку Временному правительству, которое борется с остатками старого режима. Это явно противоречило ленинским установкам. Буквально на следующий день Каменев опубликовал еще одну статью "Без тайной дипломатии, где стал на позицию "революционного оборончества. Возникла конфронтация, но все же Ленин создавал свою команду, включив туда и Сталина. Ему поручается организация демонстраций солдат и рабочих против войны. Во время организованной им 18 июня демонстрации на улицы вышло несколько тысяч человек. Это был триумф партии над ее противниками. Сталин установил прочные связи с фронтовыми и тыловыми военными органами большевиков, чья Всероссийская конференция, прошедшая в столице, внесла значительную лепту в организацию большевистской июньской демонстрацией, выделив для этого более сотни опытных агитаторов. События первых чисел июля значительно поколебали надежды большевиков, лишь оставшиеся на свободе Сталин и Свердлов удерживали партию от разброда. Но вскоре Сталин, не без досады для себя обнаруживает, что стремительный политический взлет Троцкого затмевает его собственную роль в октябрьских событиях. Когда Троцкий создал при Петроградском совете Военно-революционный комитет - центр подготовки к восстанию. Сталин имел все возможности заняться этой деятельностью, но не сумел распознать степень значимости ВРК. Мало того его не оказалось на заседании ЦК утром 24 октября, когда был принят окончательный план восстания, и таким образом, Сталин оказался на периферии событий, когда на следующий день произошла революционная схватка. Эта явная неудача нанесла ему глубокую травму. В конце 1929 года, как только ему представилась возможность, он предпринял чрезвычайные меры, чтобы залечить ее. Фигура Троцкого была вычеркнута из истории и заменена фигурой Сталина, который в это время был поднят до уровня вождя. Это ему было необходимо не столько для удовлетворения личного тщеславия, сколько для предъявления народу. Те, кто с ним тесно сотрудничал, знали, что всякий, кто осмеливается подвергнуть сомнению взгляды Сталина или просто не спешил с их одобрением, мог поплатиться за это жизнью. Исследования показали, что среди жертв чистки 1930 г. г. оказалось на удивление много участников событий 1917 года.

Вторым последствием его неудач 1917 года явилась внутренняя потребность Сталина, продиктованы не только стратегическими, экономическими или политическими резонами, добиться, чтобы его революция не уступала ленинской.

Третья причина отсылает нас к событиям 1917 - 21 г. г., которые ни в коей мереи решающими не назовешь, а важно влияние революции на личность Сталина. После четырех лет, проведенных в ссылке, Сталину выпала возможность приобрести богатейший политический опыт.

Уже с лета Сталина посещала мысль о возможности стать преемником Ленина.

Вопрос состоял для него в том, как он сумеет себя поставить среди прочих партийных руководителей так, чтобы его претензии могли рассматриваться всерьез.

В СНК Сталин возглавлял комиссариат по делам национальностей. Возможности выделиться на этом посту были весьма ограниченны. В то время Сталин был за самоопределение наций, но затем его взгляды меняются. Участвуя в 1918 году в работе комиссии по выработке проекта Советской конституции, Сталин отказался от своей прежней приверженности централизованной структуре государства в пользу некой формы федеративного устройства, основанной на национально - территориальном делении. Ленин избирает Сталина для решения критических ситуаций, оказав Сталину доверие, как специалисту по наведению порядка. И это доверие оправдалось. В критических ситуациях Сталин не утратил самообладания, а наоборот показал умение употребить власть и справиться с возложенной на него задачей, к каким бы методам - вплоть до расстрела без суда и следствия - не пришлось прибегнуть. Первым экзаменом Сталина стал стратегически важный пункт, город Царицын на Волге, где была поставлена задача не позволить белым две столицы от продовольствия. Прибыв в Царицын 6 июня, Сталин уже через двадцать четыре часа докладывал, что начал бороться с вакханалией и спекуляцией, введя карточную систему и твердые цены. Именно во время пребывания в Царицыне Сталин вступил в открытый конфликт с Троцким, который хотел использовать царских офицеров для пополнения командующего состава Красной Армии. Со Сталиным был тесно связан Ворошилов, старый большевик и агитатор царицынском оружейном заводе. Сталин добился его назначения командующим 10-й армии. Ворошилов, Орджоникидзе а также Буденный, бывший унтер - офицер драгунского полка, стали членами сталинской мафии. Вся троица под покровительством Сталина поднялась до самых вершин власти. Сталин настаивал на предоставлении ему особых военных и гражданских полномочий. А через три дня он посылает очередную депешу, где просит снова дать ему полномочия. С согласия Троцкого ему была дана власть о которой он просил. Он был назначен председателем Северо - Кавказского Военного Совета, но при этом ему ясно дано было понять, что Ленин поддерживает Верховное командование. Однако Сталина это не сдерживало, он убеждал командование на местах не обращать внимания на приказы сверху и, вопреки инструкциям из Москвы, отменил приказы бывшего царского генерала Сытина, которого назначил Троцкий. Троцкий потребовал снять Сталина с поста. Но Ленин, чтобы смягчить удар, направляет к Сталину своего ближайшего сподвижника специальным поездом, секретаря ЦК Свердлова, чтобы тот с почестями привез Сталина. По прибытии Сталин был назначен членом Реввоенсовета, а также Совета Рабоче - крестьянской обороны. Ленин призвал Троцкого и Сталина забыть разногласия и начать работать вместе. В мае 1919 года Сталин был переброшен на Восточный фронт для доклада о сдаче Перми. Перед угрозой наступления белых, он активно занимается оборонной Петрограда. Он приказал расстрелять 67 морских офицеров Кронштадта по обвинению в предательстве.

После 1919 года Сталин приобретает неоднозначную репутацию. Во весь голос трубя о своих успехах, он в то же время жестоко критиковал других, усматривая предательство и заговор там, где другие видели лишь нерасторопность и разгильдяйство, был завистлив и рьяно враждовал с товарищами, считая их соперниками в борьбе с врагом. В мае 1920 года, когда Красная Армия подошла к берегу Буга Сталин отвергал идею заглубления вглубь Польши и захвата Варшавы, но как только узнал, что того же мнения придерживается Троцкий, резко изменил свое решение.

В главном наступлении Сталин не участвовал - военными действиями руководил 27-летний Тухачевский, бывший поручик царской армии, отличившийся в Гражданской войне. Сталин прибыл представителем Политбюро в юго-западную армию с целью сдерживания сил Врангеля в Крыму, а также для наблюдения за южными частями Польского фронта. Сталин и военком Егоров получили приказ Юга - Западного фронта перебросить значительные силы на север для поддержки левого фланга армии Тухачевского, двигающейся к Варшаве. Сначала Сталин не выполнил приказ в срок, затем отказался его выполнять. Когда 16 августа поляки предприняли наступление, армия Тухачевского потерпела поражение, и теперь поляки могли укрепиться на неприкрытом левом фланге русских. Годами длилась ожесточенная борьба по поводу того, кто виноват в провале, что сказалась на взаимоотношениях Сталина и Тухачевского в 30-е гг. Сталин был отозван в Москву, подвергнут порицанию и уже не принимал участия в последней операции Гражданской войны - разгроме войск Врангеля на юге. Но высокое положение его в партии не пошатнулось. На VIII - м съезде его имя числилось в списках кандидатов в члены ЦК. Сталин стал членом обеих подкомиссий ЦК, учрежденных съездом, одним из пяти членов Политбюро и членом Оргбюро, кроме того, по его инициативе при комиссариате национальностей была создана другая инспекция рабоче-крестьянская - Рабкрин,, в чью задачу входил контроль за работой правительственных учреждений.

В 1921-22 гг. Происходит раскол партии. В этих разногласиях Сталин не участвовал. В годы военного коммунизма он придерживается ленинского курса, а когда Ленин повернул в сторону НЭПа, Сталин последовал за ним. При этом основную выгоду из возникшей ситуации извлек именно он, на что было две причины. Ленинское неприятие "фракционности" узаконило дальнейшее продвижение Сталина превратив партию в некую монолитную структуру, точно так же, как опять же ленинское одобрение методов террора, взятых на вооружение ЧК, узаконило введение в последующем Сталиным этих методов в управлении государством Вторая причина состоит в том, что если Ленин и задумал искоренить инакомыслие и защитить партию от разрушения, то для этого требовалось заниматься повседневной и систематической работой. Ленин едва ли мог выкроить время на это, не имели к подобной работе дарование и Троцкий, Каменев, Зиновьев. А для Сталина эта работа была естественной, которую он выполнял с 1917 года.

Второй государственный пост Сталин обрел после своей поездки в 1919 году на Урал. В апреле 1922 года по окончании 11 съезда партии Сталин получает официальное назначение на пост Генерального секретаря. Он добился положения, при котором сосредоточил у себя в руках исключительную власть, такую, какой никогда не обладал ни один человек в современном мире. Однако почти наверняка в тот период Сталин еще и сам не представлял себе, сколь огромные перспективы сулил ему новый пост. В тот период никто не отдавал себе отчета, насколько сильны амбиции Сталина, и никто не задался вопросом: для чего он набирает столько обязанностей? Просто кому то надо было спихнуть нелицеприятную работу, которою никто из других партийных руководителей особо заниматься не стремился, в то время как Сталин был готов взвалить это бремя на себя. Ленин прекрасно видел недостатки Сталина, но иного кандидата не предложил. На него всегда производили впечатление "практические способности Сталина, и он был уверен, что сможет с ним управиться.

За три года после смерти Свердлова и до его выдвижения, уже приемником Ленина, Сталин многое сумел прибрать к рукам. Еще до этого штат Секретариата вырос с 30 до 600 человек, а его функции были поделены между рядом отделов и бюро. Сталин окружил себя кучкой заместителей, связывавших свою карьеру с его продвижением и возвышавшиеся вместе с ним. В состав Секретариата ЦК Сталин создал свое личное ведомство, свой секретный отдел в ЦК, обслуживавший Политбюро, Оргбюро и Секретариат. Наиболее важной функцией Секретариата была чистка партийного руководства во всех отдаленных регионах страны. Первым заведующим секретным отделом в ЦК был Иван Товстуха. Заменил его Поскребышев. Был взят в Секретариат только потому, что потребовался человек для выполнения физической работы. В его задачи входило создание некой службы безопасности, имеющей доступ ко всем частям советской системы, включая армию, ОГПУ, Коминтерн. 25 лет служил Поскребышев личным секретарем Сталина и был предан как раб. Он не задавал лишних вопросов, какие бы ему не давались поручения. Он заведовал допуском к Сталину, но не воспользовался своим положением в интересах укрепления и повышения собственного положения. Никто, кроме Поскребышева, не был посвящен во столько сталинских тайн, но тот никогда о них не распространялся о них. Он пережил все перестановки и чистки и лишь в последний год жизни Сталина, став жертвой всепоглощающей подозрительности диктатора, был внезапно отстранен от должности. Сталин не создал партийный аппарат, но именно он завершил работу по его организации. К 1923 году и Оргбюро и Секретариат имели подробные сведения обо всех 485-ти тысячах членах партии и могли помещать на любую ступень партийной структуры.

За двадцатые годы уверенность Сталина в себе возрастает, как и прочнее становиться его положение. Он клеймит оппозицию за пораженчество; вызывает бурный энтузиазм партконференции 1926 года вопросом призвав ее участников строить социализм в одной стране; выступает против Троцкого на Пленуме ЦК в октябре 1927 года. В то же время вместе с уверенностью в себя, растут и его амбиции. Чем больше в его руках сосредотачивалось власти, тем сильнее разгорался его аппетит. Сразу после смерти Ленина, на фоне траурных статей, Сталин принимает нечто совершенно новое - прочел курс лекций на тему: "Вопросы ленинизма" в Свердловском университете - в высшей школе чиновничества, а затем объединил эти лекции в книгу с тем же названием. В труде было впервые предпринято то, что более изощренные партийные теоретики не сделали, посчитав это ниже своего достоинства: это было первое краткое, но вместе с тем емкое, популярное и систематическое низложение ленинских идей, скрупулезно проиллюстрированных цитатами, подбором которых Сталин был в значительной степени обязан своему научному помощнику Ф.А. Ксенофонтову. Хитрость Сталина выразилась прежде всего в современности этого издания, а также его "приверженности "ленинскому призыву, то есть новому поколению партийцев, людей, как правило, малообразованных, которые находят работы Ленина трудными и малопонятными для усвоения и которые с жадностью ухватились за общедоступное произведение, авторитет которого подкреплялся тем, что написал его не кто иной, как сам Генсек. "Вопросы ленинизма" не только имели большой успех, но и усилили процесс отождествления автора книги с образом Ленина, первым шагом к которому стало участие Сталина в создании культа Ленина. Все это не прошло незамеченным и являлось частым поводом для критики. Не раз Сталин вступал в смертельную схватку с Троцким, Зиновьевым и Каменевым, которые доказывали, что он выворачивает ленинские доводы наизнанку или вырывая их из контекста. Но Сталин как всегда использовал это во благо себе и продолжал использовать образ Ленина в качестве своего идеологического наставника. Не сдавшись, Сталин возложил свои надежды на результаты голосования сформированного им самим съезда. И когда его критики один за другим вынуждены были замолчать, его право считаться наиболее авторитетным толкователем марксизма и ленинизма уже больше никем не оспаривалось. Марксистско-ленинская идеология стала орудием власти в его руках.

Победа Сталина не была неизбежной и не была спланирована заранее во всех деталях. На пути встречались и препятствия. Большую роль сыграли и ошибки оппонентов, которыми он, как никто другой, мог воспользоваться лучше всего. Больше семи лет должно было пройти со времени назначения его Генеральным секретарем, чтобы понять, что Сталин победил. Власть, которую Сталин установил через контроль за Секретариатом и партийной машиной, была безграничной. Обладая властью формировать комитеты и гарантировать себе большинство голосов, Сталин смог всех, кто пытался сформировать оппозицию, обвинить во фракционности, в попытках расколоть партию, в разжигании в ее рядах контрреволюционной деятельности, в предательстве дела революции - короче говоря в измене. К этому он мог добавить обвинение в инакомыслии, мелкобуржуазном уклоне.

Победа одержанная Сталиным казалась полной, однако в 1926 - 27 гг., оппозиция обновила открытые нападки против его лидерства, которые быстро достигли высшей точки, и привели к конфликту не только в союзе, но и в Коминтерне. Каменев, Зиновьев и Троцкий наконец - то поняли, что их цель одна: борьба со Сталиным. Они создали объединенную оппозицию и начали вербовку своих сторонников. Оппозиция выработала "Декларацию тринадцати, где были перечислены пункты несогласия с партийным руководством. Первая открытая схватка произошла с 14 по 23 июля 1926 года, на заседании Пленума ЦК. Зиновьев был обвинен в тайном заговоре и исключен из Политбюро. В конце сентября при попытке организовать митинг в Москве на авиационном заводе многие из оппозиционеров были схвачены ОГПУ. В октябре мировая пресса напечатала текст ленинского завещания. Обстановка была напряженной. На заседании Политбюро Троцкий обращаясь к Сталину заявил: "1 - ый секретарь выставил свою кандидатуру на пост главного могильщика революции! Вскочив, Сталин безуспешно пытаясь сохранить самообладание, выскочил из зала, захлопнув за собою дверь. А на следующее утро Каменев, Троцкий были исключены из Политбюро, а Зиновьев из Исполкома Коминтерна, где он был заменен Бухариным. Партийная конференция продолжалась целых девять дней. Лидеры оппозиции были лишены слова и были вынуждены слушать, как Сталин определил их как "Союз кастратов.

С приближением 10 - ой годовщины Октября противостояние между Сталиным и Троцким обострилось. Оппозиция выступила с третьим воззванием, но получило отказ Политбюро его напечатать. Оппозиция запрет проигнорировала и использовало подпольную типографию, которая подверглась налету чекистов из ОГПУ. Троцкий, попытавшийся навязать открытую дискуссию о завещании Ленина зачитал вслух часть этого завещания, но Сталин, как всегда обратил это в свою пользу. На 15 съезде, в декабре 1927 года, Сталин закрепил свою победу. Он захотел уйти в отставку и обратился к заседанию с длинной и заискивающей речью, что якобы завещание Ленина должно быть исполнено. Но, как он и был уверен, прошение об отставке было отклонено единогласно при одном воздержавшемся. Так одним ударом Сталин похоронил ленинское завещание, обеспечив себе вотум доверия, способный в будущем оправдать любые его действия и меры и очистить партию от врагов23. После этого из партии исключается еще около 1500 ее членов. Троцкий отказался выступить с отречением, и в январе 1928 его выдворили из кремлевской квартиры, посадили на поезд на какой-то пригородной станции и отправили в ссылку в Алма - Ату. Назад он никогда больше так и не вернулся. С оппозицией было покончено. На последовавшей за этим финальной стадии продвижения Сталина слово оппозиция больше не использовалось. В 27 году позиции Сталина упрочились и он стал проводить свои приказы в жизнь с большей энергией. В 1928 году Сталин приступил к разрушению бастионов независимости правых теми же способами, какие использовались для разрушения оппозиции. Угланов ранее поставленный во главе Московской парторганизации, но переметнувшийся к правым хорошо понял, что его участь решена, когда очередной его доклад Московскому комитету, вместо привычного взрыва аплодисментов, был встречен тишиной. В знак протеста против травли своих товарищей Рыков, Томский и Бухарин объявили протест. Сталин еще был не готов к открытому разрыву и пообещал пойти на уступки. Он убедил троицу пойти на компромисс на ноябрьском пленуме ЦК. С одобрения Рыкова он Сталин невозмутимо доложил ЦК, что среди членов Политбюро разногласий нет.

В апреле 1929 года Сталин возобновил наступление на Бухаринцев на пленуме ЦК, когда их было всего 13 человек. Он обвинил их в постоянном сопротивлении курсу партии, в измене рабочему классу, в измене революции. Здесь впервые пошла речь о правом уклоне. Уверенный в себе и в аудитории Сталин решил сокрушить Бухарина. Он всегда завидовал высокой оценке интеллектуальных способностей, которую давал Бухарину Ленин. Травля в виде сотней разгромных статей, которые начались в августе вылилась вскоре в кампанию политического убийства. Ни один эпизод из его биографии, ни одна строка вышедшая из под его пера не были упущены в стремлении представить Бухарина прокулацки настроенным представителем мелкой буржуазии. Цель - решительно искоренить влияние Бухарина. Как только в ноябре 1929 года на пленуме ЦК трое потерпевших поражение лидеров попытались признать свое поражение, Сталин пришел в бешенство и Бухарин был исключен из состава Политбюро. После этого троицу вынудили дать обещание, что впредь они будут вести борьбу со всеми уклонистами. Снова Сталин одержал победу.

Таким образом, можно отметить, что Сталин был непоколебим в своем стремлении к власти, но он был столь же гибок, сколь и неразборчив в средствах, к которым прибегал, чтобы добиться цели. Он всегда был готов пересмотреть свои позиции, с легкостью заключая и расторгая временные союзы и никогда не упускал случая умело воспользоваться ошибками противника в своих интересах. Он применяет всегда один и тот же метод: тщательно знакомиться с вовлеченными в дело людьми, выясняя, кого можно склонить на свою сторону при помощи угроз в сочетании с взятками.

Глава II. Утверждение сталинского государственного управления


2.1 Конституция СССР 1936 года и формирование репрессивного аппарата


В свое время Сталин много занимался созданием адекватной современности структуры народовластия Русского коммунизма. Но на эти его труды как-то мало обращают внимания. По крайней мере, ничего заметного на эту тему не видно. Более всего обсуждается "сталинское единовластие", которого по существу не было, была лишь его очень гибкая политика в высших руководящих кругах страны (Политбюро и ЦК ВКП (б) - КПСС), в которых он всегда был в меньшинстве.

С семинаристских времен Сталин был лучшим знатоком истории Российской империи, её положительных сторон и недостатков, которые вызвали её крах. Среди большевиков ему в этом не было равных, и Ленин с полным основанием, хотя и в шутку, называл его "русским великодержавником". Успехи Сталина в строительстве Советской империи объясняются тем, что своих социальных достижений и военных и народнохозяйственных побед советский народ добился потому, что Сталин во время переформатировал русскую историю ("народ-герой"), заложив обновленные основы русского исторического сознания. Советский народ почувствовал себя хозяином своей истории и страны, движителем исторического процесса, что и доказал массовым геройством на фронтах Отечественной войны и при строительстве экономики, что свидетельствует также и о его мощном духовном росте. А её сейчас воруют, воруют, но никак не разворуют демократы. Стержневые системные понятия этого Сталин публично и целостно отразил в своем "Кратком очерке истории ВКП (б)".

Эта конституционная реформа не была борьбой с троцкистской политической группой или даже течением, не была борьбой с каким-то классом, это была борьба за укрепление мировоззрения Русского коммунизма в противопоставлении его демократии и капитализму. Сталин так и представлял ее, предупреждая об обострении борьбы этих формаций, которое долгое время казалось нам большим преувеличением, мы представляли, что социализм в Советском Союзе так силен, что ему уже нечего опасаться. Это было трагическое заблуждение, прав оказался Сталин - капитализм вернулся в самом зверском своем обличии.

Укрепление народовластия через альтернативные выборы не было сменой генерального курса на социализм, это было его усиление посредством отстранения от власти дискредитировавшей себя бюрократии. Известный писатель Михаил Пришвин говорит в своих дневниках о тогда еще проекте Сталинской Конституции: "Спрашиваю себя, кто же этот мой враг, лишающий меня возможности быть хоть на короткое время совсем безмятежным? И я отвечаю себе: мой враг - бюрократия, и в новой конституции я почерпну себе здоровье, силу, отвагу вместе с народом выйти на борьбу с этим самым страшным врагом всяческого творчества".

Демократы, понятно, эти заслуги Сталина отрицают, а что отрицать невозможно, приписывают его врагам. Авторство Сталинской Конституции они отдают Бухарину. Какая-то формальная правда в этом есть, но в самой мизерной степени. К их огорчению при чистке по приказу Хрущева партийных архивов для скрытия его чемпионства в "сталинских" репрессиях, которые скорее были троцкистско-хрущевскими, черновик Бухарина с примерно тысячью правками и репликами Сталина уцелел. Видно всё внимание чистильщиков было обращено уничтожить кровавые следы Хрущева. Этот черновик показывает глубокое знакомство Сталина с работами по устройству государства практически всех философов мира от Гераклита до Канта, Гегеля, Гоббса, Локка и опыта русской истории. После этого Конституция была полностью переписана. Сталин верил в силу народа и Советской власти, а партбюрократии в ней места не оставлял.

В 1936 году Конституция была принята. Но троцкистское большинство ЦК ВКП (б), славословя Сталина, изъяло из её проекта статью об альтернативных выборах в Советы всех уровней с правом выдвигать кандидатов не только партией, но и профсоюзами, кооперативами, молодежными и культурными обществами и даже религиозными общинами. А этому Сталин придавал особое значение. Партийное бюрократическое большинство ЦК быстро сообразило, что это из-за их антинародного правления на местах и отсутствия из-за этого доверия народа потерей власти, и это вызвало её яростное сопротивление. Сталин предвидел возможность такой обструкции, и провел широкую предварительную пропаганду альтернативности выборов, включая зарубежную прессу. Американскому журналисту Говарду он сказал: "Очевидно, избирательные списки на выборах будет выставлять не только коммунистическая партия, но и всевозможные общественные беспартийные организации. А таких у нас сотни". Не вышло. Вместо альтернативных выборов в Конституции появилось полуопереточное понятие Блока коммунистов и беспартийных.

Судя по первоначальной редакции Конституции, Сталина укрепление народовластия заботило зело. Его не удовлетворяло царство во главе с ним самим, хотя в своей приверженности интересам народа он был уверен. Однако он знал, что примеров тирании в истории человечества много, а реальная власть в стране, особенно на местах всё больше попадает в руки партбюрократов-погонял. А что они такое есть, он хорошо знал уже по первым дням советской власти. И видел, что народ от реального участия в управлении страной и обществом при таком варианте Конституции отстранен. Что и получилось, в результате в 1993 году ему даже пришлось вступить в кровавую схватку с пьяным ОМОНом во главе с алкашом Ельциным.

Категорически не приемля альтернативные выборы как потерю власти, партбюрократия пошла ва-банк. Большая ее группа с мест предложила начать репрессии против "повстанческих движений" кулачества. Если бы Сталин и его сторонники, согласно своему курсу, не согласились бы с этим, их можно было обвинить в оппортунизме и изгнать из Политбюро, и все достигнутое они бы потеряли. С позиций ортодоксального марксизма они действительно были оппортунистами. Никакие возражения о творческом развитии марксизма-ленинизма с учетом стоявших перед страной обстоятельств и проблем не были бы приняты. Не понимают ведь сейчас марксисты-надомники, что почти все положения марксизма не оправдываются в современной жизни. Рецидивом троцкистского курса на мировую революцию впоследствии стали и угрозы троцкиста и бухаринца в одном ботинке Хрущева "закопать капитализм" и после завершения войны горячей много сделавшего для разогрева войны холодной.

И 2 июля 1937 года Политбюро разрешило всем первым секретарям ЦК нацкомпартий, обкомов, крайкомов создавать"тройки" и проводить репрессии. "Широкомасштабные репрессии, да еще направленные против десятков и сотен тысяч крестьян, были выгодны прежде всего первым секретарям обкомов и крайкомов", поскольку им при альтернативных выборах угрожало "самое страшное - потеря одного из двух постов, советского,. гарантировавшего обладание неограниченной властью". А потом всё это партбюрократы, враз став демократами, все свалили на Сталина.

Массовые репрессии были нужны и НКВД, иначе его разросшийся аппарат после завершения политических процессов терял смысл. Поэтому махровый партбюрократ Ежов был готов устранять всех, кто на выборах мог предпочесть таким, как он, других депутатов. Массовыми репрессиями партбюрократия заблокировала ожидавшиеся Сталиным результатов всеобщих выборов и тем самым сохранила свои посты. Для Сталина и его приверженцев массовые репрессии, которые Ежов планировал завершить к выборам, были полным поражением.

Так партбюрократией и НКВД в борьбе против Сталина, были организованы массовые репрессии 1937 года, ответственность за которые демократы и демокрады теперь сваливают на Сталина. Почему? Да потому, что Сталин не отдал партбюрократии победу без боя, а обрушил на неё ею же созданный маховик репрессий: "Сегодня уже трудно усомниться в том, что репрессии первых секретарей ЦК нацкомпартий, крайкомов и обкомов стали неизбежным и логическим развитием давнего противостояния их с реформаторами, сталинской группой, перешедшего с мая 1937 года в новую фазу - безжалостную и кровавую".

В этом смысле интересно высказывание на своем творческом вечере одного их самых любимых народом советских киноартистов Георгия Жженова. Он рассказал, что, будучи арестованв 1937 году, в 1939, когда наркомом внутренних делстал Берия, никак не мог понять, почему по отношению к нему следствие закончилось, а приговора всё нет и нет. И кто-то из служителей тюрьмы ему сказал, что с ним и вроде него пока никак не разберутся, потому что все "те" следователи уже сами сидят. Выпустили его, однако.

Но штучное укрощение партбюрократов уже не могло изменить обстановку психоза от массовых репрессий. Деловая критика стала невозможной. Каждый кандидат мог быть ошельмован, осужден и расстрелян практически по единоличному решению местного партбюрократа. Хозяйственника снимали за неумение работать, а НКВД, ставший еще более независимым (нарком Ежов в приказе 00447 указал, что отныне не Политбюро, а только он утверждает состав республиканских, краевых и областных троек), "пришивает" его "делу" "политику".

При подготовке Конституции Сталин вначале занимал очень жесткую позицию за внесение в неё положений по укреплению народовластия в виде альтернативных выборов, но под нажимом троцкистской партбюрократии ему пришлось отступить. Но он знал, как ему действовать в этом случае. Всю полноту власти и ответственности за последствия этого ему как руководителю партии пришлось взять на себя. Теперь демократы представляют это так, что этой максимальной полноты власти он, как и Ельцин, добивался ради неё самой, а ему просто некуда было деваться. Внутренняя и особенно внешняя обстановка требовала немедленных мер по отстранению особо безнадежных представителей сложившейся после революции верхнего слоя партбюрократии в органах власти и народного хозяйства. Взамен нужно было срочно ввести молодых и талантливых руководителей, поскольку некоторые отобранные Сталиным соратники, вроде Кирова, были иудотроцкистами уничтожены. И, оставив на время конституционную реформу, Сталин взялся укреплять железными сталинскими наркомами, которых он исподволь подготовил, предвоенное управление экономикой страны.

Но даже в этом виде Сталинская Конституция 1936 года была крупнейшим достижением социальной мысли, актуальным до сих пор, хотя и сокрушительным поражением Сталина из-за изъятия из неё статей об альтернативности выборов. Предвоенная обстановка, война и послевоенное восстановление народного хозяйства затормозили заданный Сталиным законодательный процесс. И он пошел к проблеме укрощения партбюрократии с другого конца: реформировать саму партию так, чтобы у неё не было возможности подмены функций советской власти и препятствия развитию советского народовластия, которым должны заниматься лучшие представители народа. Такую попытку он предпринял на 19-ом партсъезде.

Решения 19-го съезда КПСС по существу содержали всего три ключевых положения.

. Партия полностью отстраняется от административного управления страной на всех государственных и народнохозяйственных уровнях.

. Главным элементом традиционной русской триады управления должно было стать Народовластие в лице Верховного Совета, избираемого на альтернативной основе, хотя вопрос альтернативности на съезде прямо не стоял. По-видимому, Сталин предполагал его решать как следующую редакцию Конституции высшими советскими органами после того, как решения съезда прочно войдут в жизнь страны.

Стратегическое и законодательное управление должно было полностью перейти в ведение Верховного Совета, а исполнительные функции - Совета министров и исполнительных комитетов местных советов. Все решения Верховного Совета должны были готовить его рабочие комитеты, включая юридические и административные согласования и активное обсуждение в средствах информации, а его съезды их утверждать. Конечно, могли и не утвердить, но к этому времени процесс их подготовки, включая процедуры всенародного обсуждения, был уже достаточно хорошо отработан.

. Партия направляет свои усилия на фундаментальную теоретическую работу по идеологии Русского коммунизма и подбора идеологической подготовки кадров для всех сторон деятельности советского государства, организации вертикальных и горизонтальных обратных связей советского государства и общества для оптимизации оперативного административного и народнохозяйственного управления. За парткомами производственных и других предприятий и организаций закрепляется рекомендательное право влиять на кадровый состав их руководства, разрешение конфликтов между трудящимися и администрацией и привлечение трудящихся к решению производственных вопросов.

После 19-го съезда Сталин сказал руководителям сектора науки ЦК: "Вы вошли в Президиум ЦК. Ваша задача - оживить теоретическую работу в партии, дать анализ новых процессов и явлений в стране и мире. Без теории нам смерть, смерть, смерть!". Он смотрел в будущее и оказался к нашему горю убийственно прав.

Превращение партбюрократии во всесильную "парящую вершину" стало всеобщим к 80-мгодам. Люди жили прошлыми представлениями, ставшими уже иллюзорными, а страна уже быстро катилась в пропасть и была уже обречена.

По существу к этому Съезду Сталин подготовил свое завещание народам Советского союза по организации народовластия и структуры управления обществом и государством Русского коммунизма на ближайший исторический период. Сколько он должен был продлиться, зависело от многих условий, включая внешние. Цены этому завещанию нет. Но оно не было по заслугам оценено. Даже сейчас. Даже КПРФ, которая заявляет о себе как о партии, строящей коммунизм. На его основе должен был быть сделан следующий шаг - относительно теоретических основ общества Русского коммунизма, без которых по Сталину советское общество обречено на смерть.

Если хотите, это было провидение Сталина. Чтобы оно сбылось, зависело только от нас, но мы тогда увлеклись халявным коммунизмом Хрущева, отказались от него и потеряли уже более полустолетия времени, а с такими партийными идеологами как Суслов и Яковлев заодно и мозги. Конечно, этот теоретический шаг был не менее смелым, чем ревизия марксизма Лениным к моменту Октябрьской революции, к чему мы еще вернемся. Но мы очень смущались и стыдились признать это, сам Ленин не велел, и упорно доказывали, что всё было согласно Евангелию от Маркса.

Если бы тогда эта линия Сталина возобладала, это была бы выдающаяся веха в строительстве Русского коммунизма, а паразитизму партбюрократии был бы сделан решительный укорот.

Значение съезда было бы не меньше, чем Октябрьской революции, это была бы её завершающая часть, завершающий акт титанических усилий Сталинапо поиску адекватной структуры управления советским обществом. Оно и сейчас сохраняет свое принципиальное значение. В основу обновленной теории Русского коммунизма должны войти основные положения ленинизма, актуальность которых возросла после поражения советской власти, сталинские теории относительно экономических проблем социализма, решения 19-го съезда КПСС и критика последующих решений съездов КПСС, особенно 20-го и 22-го. Наибольшее практическое значение в сфере управления государством и обществом должны играть как раз решения 19-го съезда КПСС. Конечно, это могут быть только начальные шаги, пределу совершенствования нет, но с их освоения в наиболее возможном для нашего времени виде, включая структуры развития самого управления и развития советского общества, его экономики, образования, науки, культуры народа, также как и роли партии, должно быть начато возрождение прерванного демократией развития общества Русской идеи, чтобы в возможно большей степени уберечься от (парт) бюрократической чумы в нашем доме.

Этот радикальный шаг Сталина был не на пустом месте. Лозунг Сталина о кадрах значительно глубже, чем это кажется на первый взгляд. После провала сталинского варианта Сталинской конституции троцкистско-партбюрократическим большинством ЦК и даже несколько раньше многоплановая практическая работа Сталина по создания адекватной запросам тогдашнего социалистического общества управляющей структуры была много шире, чем формальное учреждение его конституционных форм. Она опиралась на классическую формулу "царство-аристократия-народовластие", хотя это не декларировалось, внешне особенно заметно не было и воспринималось как естественные улучшения организации советского общества. Они и были естественными, поскольку их основой было русское православное мировоззрение и прошлый исторический опыт Российской империи.


2.2 Экономические реформы в промышленности и в сельском хозяйстве


Одной из опорных точек, с которых следует начать рассмотрение данного вопроса, является XV съезд ВКП (б) .

XV съезд ВКП (б) состоялся в декабре 1927 года и прошел в напряженной атмосфере, вызванной внутренними трудностями и тревожным международным положением. Будучи поглощенным фракционной борьбой, съезд всё же указал на некоторые принципиальные направления развития экономики. Они были сформированы таким образом, что, обнаружилось вскоре, могли толковаться прямо противоположно. Поэтому позже высказывалось предположение, что речь шла о компромиссе между различными течениями, уже появившимися в самом большинстве после того, как оно изгнало из партии оппозиционеров.

В руководящих кругах партии к этому времени утвердилась не только идея об индустриализации, но и мысль о необходимости высокого темпа её проведения, такого, который позволил бы СССР "догнать и перегнать" наиболее развитые капиталистические страны. Этому способствовало старое большевистское понимание отсталости России, успехи в восстановлении хозяйства в предыдущие годы, наконец, критика и напоминания оппозиции. Было завершено строительство ГЭС на реке Волхов, предусмотренное планом ГОЭРЛО, и начаты две стройки, которым суждено остаться в анналах советского экономического развития: одна - Днепрострой: сооружение плотины и самой крупной в ту пору европейской ГЭС на Днепре, близ Запорожья, другая - Турксиб: новая железная дорога, напрямую связывающая Транссибирскую магистраль (на широте Новосибирска) со Средней Азией. Тракторный завод строится в Сталинграде. Проектируются также крупные промышленные объекты. Спорили о территориальном размещении: разные республики приводили доводы в пользу строительства их в своих пределах. XV съезд сформировал также директивы по составлению пятилетнего плана развития, но никто не предполагал тогда, что это может привести к внезапной ломке всех сложившихся соотношений между различными отраслями народного хозяйства.

В верхушке партии появились противники столь форсированного проведения индустриализации. Уже в конце января глава могущественной московской партийной организации Угланов высказался против исключительно крупных вложений в тяжелую промышленность и чрезмерные надежды на колхозы, которые, по его мнению, годились как решение для более отдаленного будущего. В свою очередь, в марте Рыков вступает в конфликт с большинством Политбюро: он предложил сократить капиталовложения в металлургию и машиностроение. На Пленуме ЦК в апреле впервые открыто выявилось противостояние направлений. К Угланову и Рыкову присоединились Бухарин и Томский, глава профсоюзов. Они выражали тревогу по поводу ухудшения политической обстановки в деревне, где недовольство, по их словам, нарастало и было направлено против Советской власти в целом. Заключительная резолюция, осуждающая эксцессы, приписываемые периферийным организациям, прозвучала как компромисс.

Однако, когда применение чрезвычайных мер возобновилось, противоречия в Политбюро обострились. На этот раз критиков возглавил "любимчик партии Бухарин. В записках к единомышленникам он писал: "Если всё спасение в колхозах, то где взять деньги на машинизацию?. никакая коллективизация невозможна без известных накоплений в сельском хозяйстве, ибо машины нельзя получить даром. .

Темпы индустриализации должны быть высокими, утверждал Бухарин, однако ускорять их ещё больше равносильно переходу на позиции троцкизма. Усилия страны не должны сосредотачиваться исключительно на строительстве новых крупных заводов, которые начнут давать продукцию лишь через несколько лет, тогда как уже сейчас поглотят все имеющиеся средства. Нужно поднимать сельское хозяйство: сделать это в данный момент можно лишь с помощью мелкого, единоличного сельского производителя. Этими высказываниями он противоречил основным тезисам Сталина.

Сложная международная ситуация (в частности, попытка китайских властей овладеть железной дорогой в Манчжурии, остававшейся под смешанным китайско-советским контролем) также требовала быстрого проведения индустриализации. Сталин, пожалуй, лишь более категорично, чем другие, выражал её. В утвержденных Центральным Комитетом ВКП (б) директивах по составлению пятилетнего плана, содержащих требования обратить "максимальное внимание на обеспечение "быстрейшего развития тех отраслей тяжелой промышленности, от которых зависела обороноспособность страны. Это властное требование не утратило актуальность на протяжении всего периода осуществления плана. Оно выступало, следовательно, как один из факторов, характерных для индустриализации.

Последствия экономического кризиса для СССР были неоднозначны. Изоляция от мировой экономики и защита внутреннего рынка государственной монополией на внешнюю торговлю служила прикрытием от всеобщей грозы, поэтому усилия по индустриализации в значительной мере выводились из под отрицательного влияния последствий кризиса по ту сторону границы. Программы хозяйственного развития, поэтому, не были заморожены. С их помощью СССР приобрёл большой вес на международной арене. Ещё до начала кризиса, когда борьба за реализацию избыточной продукции между капиталистическими фирмами достигла большой остроты, СССР выступал в роли огромного, трудного, но многообещающего рынка сбыта. Он предъявлял спрос прежде всего на машины и оборудование для своих новых предприятий. После начала кризиса к советским производственным планам возрос. В 1931 и 1932 годах на долю СССР приходилось, соответственно, 30% и 50% мирового импорта машин и оборудования. В наиболее драматический период кризиса целые промышленные некоторых стран из числа наиболее развитых в экономическом избежали катастрофы благодаря продаже своей продукции в СССР: так было, например, с американскими станкостроительными компаниями, которые в 1931 году смогли разместить в СССР 65% своего экспорта.

В 1928 году родился первый пятилетний план. Начиная с 1926 года в двух учреждениях, в Госплане и ВСНХ, один за другим подготавливались различные проекты плана. Их разработка сопровождалась непрерывными дискуссиями. По мере того, как одна схема сменяла другую, превалирующей становилась тенденция, которая состояла в установлении максимальных задач индустриального развития страны. Бухарин и его группа пытались было воспротивиться этому. Чересчур честолюбивые цели без необходимого экономического обоснования, говорили они, приведет к потрясению экономики, породят опасность межотраслевых противоречий, а следовательно, обрекут на провал саму идею индустриализации. "Из кирпичей будущего нельзя построить сегодняшних заводов, - этой, получившей известность фразой Бухарин хотел сказать, что бессмысленной форсирование роста одних отраслей, если взаимодополняющие их отрасли продолжают отставать. Но бухаринское крыло потерпело поражение именно на этом поприще. Его осуждение и представление первого пятилетнего плана совпали по времени с XVI партконференцией (апрель 1929 года) .

Госплан подготовил к конференции 2 варианта плана: один - минимальный, отправной, другой - максимальный, "оптимальный, его показатели были больше первого на 20%. Но Центральным Комитетом уже было решено, что во внимание принимается только второй вариант. Накануне Рыков попытался внести в него некоторые поправки. Он предлагает принять специальный двухлетний план, призванный создать "особо благоприятные условия" для сельского хозяйства и тем ликвидировать его отставание, или, как говорил Рыков, для "выпрямления сельскохозяйственного фронта. Его предложение было отвергнуто Сталиным. Так, наиболее честолюбивый вариант плана сделался его официальной версией, и в таком виде был утвержден в мае 1929 года. По времени он обхватывал промежуток с октября 1928 года по сентябрь 1933, то есть в момент утверждения плана его осуществление следовало считать уже начавшемся.

Целое созвездие строительных площадок возникли, как в старых промышленных областях, так и в новых многообещающих регионах, где раньше не было, или почти не было промышленности. Шла реконструкция старых заводов в Москве, Ленинграде, Нижнем Новгороде, в Донбассе: их расширяли и оснащали новым импортным оборудованием. Строились современные новые предприятия, они были задуманы масштабно и в расчете на самую современную технику; строительство велось зачастую по проектам, закупленным за границей: в Америке, Германии. План отдавал приоритет отраслям тяжелой индустрии: топливной, металлургической, химической, электроэнергетике, а также, машиностроению в целом, т.е. тому сектору, который призван будет сделать СССР технически независимой, иначе говоря, способной производить собственные машины. Для этих отраслей и создавались гигантские строительные площадки, возводящие предприятия, с которыми навеки будет связана память о первой пятилетке, о которых будет говорить вся страна: Сталинградский и Челябинский, а потом и Харьковский тракторные заводы, огромные заводы тяжелого машиностроения в Свердловске и Краматорске, автомобильные заводы в Нижнем Новгороде и Москве, первый шарикоподшипниковый завод, химические комбинаты в Бобриках и Березняках.

Многие предприятия были сооружены в голой степи, или, во всяком случае, в местах, где отсутствовала инфраструктура. Апатичные рудники в Хижинке, призванные дать сырьё для производства суперфосфата, размещались вообще в тундре, на Кольском полуострове, за Полярным кругом.

Разумеется, всё это сопровождалось постоянными трудностями, и многие сторонние наблюдатели называли эти стройки "грандиозным хаосом. Не хватало элементарных вещей: не было мерительных инструментов, лопат. Люди жили в деревянных бараках по 80 человек, работы велись даже при температуре - 40 С и проч.

Весной 1929 года было намечено ошеломляюще ускоренное выполнение плана. Всё началось с выдвижения Сталиным лозунга "Пятилетку в четыре года (съезд по времени совпал с началом гласной критики Бухарина). По пятилетнему плану выплавку чугуна предусматривалось довести до 10 млн. т. (с 3 - 5 млн. т.). Это было много, даже слишком много, по мнению специалистов. Но в январе 1930 года Куйбышев объявляет решение увеличить её до 17 млн. т. (10 - на Украине, 7 - на урало-сибирском комплексе) за тот же отрезок времени. Потенциальные мощности, запланированные для Кузбасса и Магнитогорска были увеличены в 4 раза. За первый год пятилетки промышленное производство увеличилось на 20%, то есть чуть меньше запланированного (21,4%), но всё же существенным образом. Тогда было решено, что его прирост на протяжении второго года должен составить 32%, то есть будет больше, чем наполовину превышать запланированный уровень.

Накануне XVI съезда партии (июнь-июль 1930 года) Сталин с Молотовым явились в Совнарком и потребовали, чтобы все цифры плана в целом были увеличены вдвое. Как бы то ни было, в своём докладе на съезде Сталин потребовал гигантского увеличения заданий пятилетки, утверждая, что "по целому ряду отраслей промышленности план может быть выполнен "в 3 и даже в 2,5 года. Требовалось произвести, таким образом, 170 тыс. тракторов, вместо запланированных ранее 55 тыс., вдвое больше цветных металлов, автомобилей, сельскохозяйственных машин, и т.д. Сталин выдвигал эти задачи, как тяжелые, но необходимые решения. Он уверял, что одновременно будет происходить увеличение выпуска потребительских товаров, ибо "мы имеем теперь возможность развивать ускоренным темпом и тяжелую и легкую промышленность. Складывалось впечатление, что каждая вновь возникшая, или непредсказуемая проблема решалась простым повышением соответствующих цифр плана, без какой-либо корректировки других его показателей, отчего эти последние делались всё менеё достигаемыми. Страна была охвачена индустриальной лихорадкой, своего рода помешательством, пароксизмы которого замечались вплоть до 1932 года.

В 1930 году объём производства вырос не на 32%, как требовалось, а - по противоречивым общественным официальным источникам - лишь на 22%, да и то в промышленности, то есть в той сфере, где были сосредоточены все усилия и средства. Тем не менее, Сталин заявил, что в следующем году можно и должно увеличить выпуск промышленной продукции на 45%. Это заявление содержится в его знаменитой краткой речи, произнесённой в феврале 1931 года на первой Всероссийской конференции работников социалистической промышленности. Знаменитой эта речь стала благодаря сталинскому, почти пророческому, высказыванию: "Мы отстаем от передовых стран на 50-100 лет. Мы должны пробежать это отставание в 10 лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут. Тем, кто спрашивал, нельзя ли замедлить темп индустриализации, Сталин отвечал категорично: Нет, нельзя. Он говорил: "Таков закон эксплуататоров - бить отсталых и слабых. Волчий закон капитализма. Ты отстал, ты слаб - значит ты не прав, стало быть, тебя можно бить и порабощать. Ты могуч - значит ты прав, стало быть, тебя надо остерегаться.

Кульминационная точка этого безрассудного вздувания обязательств была ознаменована XVII конференцией в январе-феврале 1932 года, когда были сформированы первые директивы на второй пятилетний план, который должен был быть закончен в 1937. В докладах Молотова и Куйбышева, а также в резолюциях о пятилетнем плане говорилось, что к этому времени производство электроэнергии должно быть доведено до 100 млрд. квт., а угля - до 250 млн. т., чугуна - до 22 млн. т., нефти - до 80-90 млн. т., зерна - до 130 млн. т. Одним словом, советская экономика должна была прыжком достигнуть американского уровня. Чтобы было возможно оценить эти цифры, скажем лишь, что намеченные показатели были реализованы в СССР лишь в 50-е годы.

Необходимо вкратце остановиться на цифрах - результатах первой пятилетки. Итак, все усилия постепенно сосредотачивались на промышленности, более того - на тяжелой индустрии. Однако, и в этой отрасли не был достигнут запланированный уровень. Правда, выпуск промышленной продукции в 1932 году удвоился в сравнении с 1928 годом, в то время, как по оптимальному варианту он должен был возрасти на 180%, а по минимальному - на 135%. Но что касается отраслей "группы А, производящих средства производства, то их уровень производства повысился лишь на 170%, вместо запланированных 230%. Это не удивительно, потому что со второй половины 1930 года темп роста здесь был ниже предусматриваемого планом. Пока речь шла о процентах. Если же обратиться к главным отраслям промышленности, где достижения измерялись абсолютными цифрами, то можно убедиться, что их рост не только не приближался к астрономическим наметкам, раз за разом устанавлимым Сталиным и Куйбышевым, но не достигал и тех, тоже, впрочем, весьма высоким показателям, которые значились в первоначальном плане. Было выплавлено не 17 млн. т. чугуна, и даже не 10 млн. т., а около 6 млн. т. Выработка электроэнергии составила 13,5 млрд. квт. вместо 22 млрд. квт. по плану. Плановые задания были выполнены, напротив по добыче нефти и, почти, по добыче угля (65 млн. т. против 75 млн. т.). Химическая промышленность оставалась весьма далеко от намеченных целей. В особенности это касалось удобрений: вместо запланированных 8 млн. т. было произведено менее 1 млн. т.

Но если итоги и показывают, насколько расточительной оказалась лихорадка гиперболических цифр и фантастических проектов, которая охватила сталинское руководство, было бы вместе с тем грубой ошибкой рассматривать пятилетку как неудачу. В чудовищном напряжении и хаотичном движении впервые были заложены основы индустриализации страны. Полторы тысячи крупных предприятий были построены, или реконструированы настолько, что практически они стали новыми. Многие другие оставались в незавершенном виде: они будут достроены в последующие годы, и тогда скажется их благотворный вклад в развитии экономики. Несмотря на нечеловеческие трудности, Магнитогорск и Кузнецк становились явью. Электростанция на Днепре была закончена. Машиностроение добилось потрясающих успехов; появились целые отрасли, которых не было раньше в России: самолетостроение, тракторные и автомобильные заводы, станкостроительные предприятия. Из страны, ввозившей оборудование, СССР превратился в страну, производящую оборудование. Станочный парк в промышленности обновился более чем наполовину. Именно тогда был заложен фундамент советского могущества. В особенности это относится к производству современных видов вооружения.

Необходимо отметить, что даже при сохранении чрезвычайно высокого уровня капиталовложения и ускоренного развития производства средств производства, акцент решительно переносился на легкую промышленность и выпуск потребительских товаров. Этим отраслям предстояло расти во второй пятилетке быстрее, чем тяжелая индустрия; более того - настолько быстро, чтобы в конечном счете они могли вновь занять первенствующее место в общем балансе советской экономики. Многие ораторы утверждали, что наступил момент, когда развитие "группы А" (производство средств производства) достигло такого уровня, когда она может и должна оснастить современным оборудованием не только свои собственные предприятия, но и все другие отрасли народного хозяйства.

Что касается коллективизации, что впервые слово коллективизация было произнесено на XV съезде ВКП (б), который проходил в декабре 1927 года. Впрочем, это слово было не совсем новым. Понятие, вложенное в него, содержалось еще в партийной программе, принятой в 1919 году. Новой была категоричная постановка вопроса, данная в документе Сталиным. Отмечая явную тенденцию к более медленным темпам развития в сельском хозяйстве по сравнению с промышленностью, он заявил, что нет иного решения проблемы, кроме "перехода мелких и распыленных крестьянских хозяйств в крупные и объединенные хозяйства на основе общественной обработки земли. Молотов затем развернул эту мысль в специальном докладе о работе в деревне. Однако и тот и другой сделали к своим предложениям множество оговорок о необходимости осторожного и постепенного процесса, о многообразии его форм, о терпеливой работе по убеждению крестьянина на основе его собственных интересов. В заключительной резолюции говорилось о "решительном наступлении на кулака, но сам Сталин предупредил, что репрессивные меры в этом случае были бы ошибкой.

Между тем, надвигался новый кризис. Урожай зерновых если и не уменьшился по сравнению с прошлым годом, то, во всяком случае, и не увеличился. Потребление же выросло, особенно с началом индустриализации. Государственные заготовки зерна осуществлялись с трудом: начавшись более или менее нормально летом, они резко сократились летом. К концу года государство недобрало 128 млн. пудов. Поскольку запасы были минимальны, это означало, что и город, с их возросшим населением, и армия рисковала остаться без хлеба, особенно к весне, когда распутица на несколько недель прервет нормальное сообщение. Все экономические планы могли сорваться.

Кризис объяснялся многими причинами: серьезной ошибкой в политике цен, которая стимулировала развитие технических культур и животноводства за счет посевов зерновых, страх перед войной побуждал крестьянина, насколько это было возможно, придерживать зерно, деятельность спекулянтов, почувствовавших нехватку зерна и взвинтивших цены, конкуренция разных учреждений, занимавшимися хлебозаготовками.

Решение лихорадочно изыскивалось в начале 1928 года. Впервые оперативное руководство взял в свои руки Сталин. В первых числах января поступило указание: достать зерно "во что бы то ни стало, и партийное руководство на разных уровнях лично отвечало за это. Высшие руководящие деятели направлялись в главные хлебопроизводящие области, чтобы возглавить лично работы на "заготовительном фронте. На заготовку в деревню были мобилизованы 30000 коммунистов из числа работников аппарата. Основной причиной кризиса был назван кулак и его спекуляции зерном с целью повышения цен. К кулаку применялась статья Уголовного Кодекса, которая предусматривала привлечение к суду с полной конфискацией имущества (четверть конфискованного отдавалась беднякам). Но большую часть зерна, как признал несколько месяцев спустя сам Сталин, находились, однако, не у кулаков, а у трудно отличимой от них массы середняков. Были придуманы способы изъятия зерна и у середняков, как то: принудительная сдача зерна в счет государственного займа, самообложение деревень, досрочное взимание налога, и т.д. Каковы бы ни были их конкретные формы, они неизменно сводились к жесткому нажиму на крестьянина, располагающего зерном. Для стимулирования его личной заинтересованности на село направлялся большой поток промышленных товаров, отнятых у города, но их все же не хватало.

Ныне даже советские историки признают, что применяемые методы были заимствованы из опыта 1918 года, комбедов и хлебных реквизиций. Подобные приёмы были тогда осуждены Москвой, как прискорбное и недопустимое искажение данного указания местными органами власти. К этому времени худшее, казалось, миновало: с помощью жестких сталинских мер, названных "исключительными, было собрано достаточно зерна, чтобы покрыть недостачу по сравнению с прошлым годом. Но это только казалось. Гибель озимых на обширных площадях хлебного юга (Украины и Северного Кавказа) привели к тому, что партии пришлось опять прибегнуть к чрезвычайным мерам. Сам Сталин признал, что теперь речь шла о том, чтобы вырвать у крестьян "страховые запасы. Из-за этого упорнее стало сопротивление крестьянства. Участились так называемые "террористические акты, то есть нападения на партийных активистов и убийства их. В некоторых областях бунтовали целые деревни.

Как было сказано выше, Сталин категорически требовал скорейшей организации колхозов и совхозов. С ним не соглашались некоторые члены Политбюро. Так, например, Бухарин в конце июня изложил свои тезисы в Политбюро: единоличное крестьянство еще долго будет оставаться решающей силой в деревне; необходимо спасти союз с ним, оказавшийся под серьёзной угрозой. Бухарин посвятил одно из своих публичных выступлений последним статьям Ленина, которые охарактеризовал как "политическое завещание. Именно тогда он первым заговорил о них, как о глобальном "великом плане" деятельности для партии. Эта программа, подчеркнул он, остаётся верна. По мнению Бухарина, не требовалось никакой "третьей революции" - все проблемы: хлеб, товарный голод, оборона сводились, на его взгляд, к "фундаментальной проблеме взаимоотношений между рабочими и крестьянством.

Между тем, в дебаты верхов вплетались новые мотивы. Очередной урожай нельзя было назвать обнадеживающим, как и год назад. Не хватало хлеба. Дело шло к повсеместному введению карточной системы в городах, что и было сделано в первых месяцев 29 года, за несколько месяцев до принятия первого пятилетнего плана.

Первая пятилетка. После революции страна не знала столь ужасающе бурного внутреннего процесса. Путь к повышению низкого уровня производительности сельского хозяйства лежал через крупные хозяйства, объединение усилий и материальных средств, широкое внедрение механизации - кто-кто, а большевики всегда исходили из этого убеждения. Идея была разумной. Однако, даже прозябавший в далеко не блестящих условиях, крестьянин - и в особенности пресловутый середняк - сохранял недоверие к такого рода проектам. Помимо привязанности к недавно приобретенной земельному наделу в его психологии была заложена еще глубинная вражда к крупному хозяйству. Из-за многовекового опыта угнетения оно ассоциировалось у крестьянина с невозможностью трудиться на себя, с обязанностью работы на другого, чуть ли не с возвращением крепостного права.

На XVI партконференции в апреле 1929 года было объявлено, что за годы пятилетки 5-6 млн. дворов крестьянских семей (20% от общего числа) должно быть объединено в предприятия социального типа. Задумывались они как крупные хозяйства с обширными угодьями. Что касается зерновой проблемы, то главную роль в её решении отводилась совхозам: предполагалось, что эти государственные хозяйства смогут с помощью техники освоить огромные пространства залежных земель.

Первое ускорение хода коллективизации произошло летом 1929 года. К 1 июню в колхозах было около 1 млн. дворов (3,9%). К первым числам ноября процент поднялся до 7,6%. Это было много. Началось все больше разговоров о деревнях, районах и даже областях "сплошной коллективизации. Но большинство вступивших продолжали оставаться бедняками, то есть те, кто меньше рисковал. Середняков в колхозах по прежнему оставалось явное меньшинство. Как бы то ни было, прогресс был: трудный, но реальный. Этим же летом, однако, поступили и первые сигналы тревоги. Шла новая, третья по счету, хлебозаготовительная кампания. До июня колхозная движущая сила была скромной, но действовала. Потом началось форсирование, а с ним и большие серьёзные конфликты. Одним словом, уже первые попытки показывают, что там, стремились достигнуть сплошной коллективизации, вступление крестьян в колхоз не может быть добровольным. Напряженность приобрела, поэтому, грозный оттенок, расстановка сил становилась неясной.

Сверху не последовало указаний действовать с большим осмотрением. Совсем наоборот. Начал Сталин статьей "Год великого перелома, написанной в годовщину революции. В статье утверждалось, что в коллективизацию "пошли середняки, а "коренной перелом" в отношении крестьянства к коллективизации сельского хозяйства изображалось, как нечто уже достигнутое. Через несколько дней (10-17 ноября) собрался Пленум Центрального Комитета и Центральная контрольная комиссия. На нем было обсуждено три доклада о сельском хозяйстве. По мнению Молотова, который был одним из докладчиков, нужна была полная коллективизация главных сельскохозяйственных областей или даже целых республик, и не за пятилетие, как он сам говорил несколькими месяцами раньше, на XVI партконференции, а в ближайшем году. Сталин заявил: Теперь даже слепые видят, что колхозы и совхозы растут ускоренными темпами. Если судить по известным фактам, коллективизационная лихорадка была присуща большинству ораторов. Впечатление было такое, что руководители были охвачены надеждой одним махом разрешить проклятую проблему села путем лихорадочной атаки на старый крестьянский мир, с которым следовало расправиться самыми решительными методами.

В лице Сталина стремление "гигантского ускорения" приобрело самого авторитетного сторонника. В декабре он заявил, полемизируя с тезисами Энгельса, что привязанность крестьянина к своему клочку земли в СССР не так уж сильна, потому что земля уже была национализирована. Сталин говорил поэтому о "сравнительно легком и быстром развитии колхозного движения, но как "гнилую теорию отвергал идею возможности развития этого процесса "самотеком: колхозы следовало насаждать извне. В этом же выступлении Сталин выдвинул новый лозунг: ликвидировать кулачество как класс. Так в ноябре-декабре 1929 года произошел подлинный "перелом" в аграрной политике советских коммунистов. Был создана комиссия, выражавшая директивы по коллективизации. Подразделенная на 8 подкомитетов, она изыскивала решения для основных проблем: сроки операции, тип коллективных хозяйств, распределение кадров и технических ресурсов, отношение к кулакам. В целом комиссия делала упор на максимальное ускорение прогресса. Как бы то ни было, право принятия окончательного решения принадлежало не комиссии, а Политбюро. Так появилось на свет постановление ЦК ВКП (б) от 5 января 1930 года. Им устанавливалось, что к концу первой пятилетки должно быть коллективизировано не 20%, а "огромное большинство" возделываемых земель. Основные зерновые районы (нижнее и среднее Поволжье, Северный Кавказ) должны были завершить процесс к осени 1930 года, или, самое позднее, к весне 1931, другие хлебные районы - к осени 1931 года, или, в самом крайнем случае, к весне 1932. В колхозы ни под каким видом не разрешалось принимать кулаков.

Когда постановление был опубликован, по меньшей мере, уже 2 месяца, как в стране шла яростная борьба - не было почти не одного села, где бы "колхоз не стал причиной конфликта. За колхоз выступали, в основном, беднейшие крестьяне и батраки. Помощь им оказывал рабочий класс. Партия потребовала, чтобы рабочий класс дал селу не менее 25 тысяч организаторов колхозов. В действительности, на село поехало 35000 рабочих. Против колхоза выступали кулаки, а кулацких семей, по самым скромным подсчетам, было около 1 млн. семей. Против также выступали все церкви: от христианских до мусульманских. Оставалась огромная середняцкая масса: её переход на ту или иную сторону мог решить исход борьбы. Но в силу тех обстоятельств, при которых началось наступление, именно для убеждения середняков и не нашлось главного, решающего довода. Советская агитация предполагала сделать акцент на колхозное использование тракторов и комбайнов, но техники, в связи с неразвитостью промышленности, было мало, и у середняков, вступавших в колхоз, приходилось отбирать их лошади на "общественное использование. Убеждать середняков вступать в колхоз в подобных условиях было безнадежно. Здесь от и помогла ликвидация кулачества. Это означало экспроприацию его земли и имущества, поступавших в собственность колхоза, и личную депортацию.

Среди областей развернулось состязание - кто "наколлективизирует больше. Первым о своем намерении закончить сплошную коллективизацию в считанные месяцы до весны 1930 года заявил Северный Кавказ. За Северным Кавказом последовала Нижняя Волга, Московская областная организация, Центрально-черноземный район, Бурятский и Калмыцкий автономные округа, и, наконец, все остальные. Республикой сплошной коллективизации объявила себя Белоруссия, хотя при её разбросанных мелких хуторах она весьма мало была подготовлена к такому мероприятию, и вряд ли могла бы его осуществить даже в куда менее неблагоприятных условиях.

Поскольку в деревне база колхозов была слабой, их организацию поручили, большей частью, активистам или кадровым работникам со стороны, присланным из районных центров или более отдаленных городов. Их задачей была агитация бедняков и середняков. Но крестьяне продолжали относится к ним недоверчиво. Тогда всякая забота о соблюдении закона отодвигалась в сторону. В ход шли угрозы и насилие: тому, кто не вступал в колхоз, говорили, что с ними поступят, как с кулаками, то есть экспроприируют имущество и вышлют (в некоторых областях процент раскулаченных составлял 20-25%). Противодействие, в свою очередь, приобретало формы отчаянного сопротивления. В крестьянской среде стали говорить: "В колхоз, но с пустыми руками. Тайный забой скота начался летом 1929 года. В последующие месяцы он приобрел немыслимый размах. Несмотря на указ, предусматривающий высылку и конфискацию имущества за хищнический убой скота, он продолжался в течении всей коллективизации, и был одним из самых тяжелых её последствий. По селам вновь загулял "красный петух" - поджог, орудие всех крестьянских бунтов в России. В 1929 году на территории только РСФСР было зарегистрировано около 30 тысяч поджогов, то есть без малого по сотне в день.

Первое колхозное наступление рисковало окончиться катастрофой. К концу февраля крестьянские мятежи грозили превратиться в общее антисоветское восстание. Было забито 15 млн. голов крупного рогатого скота, треть поголовья свиней и свыше четверти поголовья овец. Надежда на то, что форсированная коллективизация поможет "спасти средства производства в сельском хозяйстве" теперь оборачивалась своей противоположностью.

Второго февраля в "Правде появилась статья Сталина "Головокружение от успехов. Она прозвучала как взрыв бомбы. Автор признавал, что в деревне допущены серьезные ошибки. В ряде районов не были соблюдены два условия, в равной мере необходимые для успеха колхозного движения: "добровольный характер вступления в колхоз, и учет разнообразных ситуаций в различных частях СССР. Ни разу до сих пор Сталин не говорил об опасностях такого рода. Тем не менее, в статье не было самокритики. Всю вину Сталин возложил на периферийные организации. Эта статья произвела еще больше неразберихи, чем та, которая уже царила на местах. Крестьяне истолковали новые установки в том смысле, что можно уходить из колхоза. Там, где официального дозволения не давали, они сами забирали свой инвентарь и землю. Проценты коллективизированных территорий стремительно падали. Зато был спасен весенний сев. Серия последних мероприятий гарантировали колхозам и колхозникам известное число финансово - налоговых льгот. 1930 год был весьма благоприятным для сельского хозяйства, тогда был собран рекордный урожай. Это был крупный успех коллективизации.

Отступление 1930 года было лишь временным. После засыпки урожая в закрома колхозное наступление возобновилось. Сталин был категоричен в своем выступлении на XVI съезде ВКП (б): "Нет больше возврата к старому. Кулаки обнаружены и будут ликвидированы. Остался лишь один путь, путь колхозов. За основу продолжающейся коллективизации были взяты темпы, установленные знаменитым постановлением ЦК от 05.01.1930 г. Эти темпы однако были уточнены. Вся страна была подразделена на 3 зоны; для каждой из них были установлены свои задания. До конца 1931 года первая зона, куда входили наиболее крупные зерносеющие области, должна была коллективизировать 80% крестьянских хозяйств; вторая, также включающая зерносеющие области - 50%, и третья, охватывающая потребительские районы и районы с нерусским населением - 20-25%. Идея установления жестких норм была несовместима с принципом добровольного вступления в колхоз, которым снова пренебрегли.

Данные о ходе коллективизации в течении двух последующих лет достаточно скудны. Как бы то ни было, решающим годом явился 1931 год. Если к концу 1930 года в колхозах числилось около 6 млн. крестьянских дворов, то за первую половину 1931 года было коллективизировано еще 7 млн. Это составляло уже почти 53%. 1931 год стал также свидетелем наиболее мощной ликвидации кулачества. Крестьяне нередко вступали в колхоз потому, что "не оставалось другого выхода - в случае не вступления в его могли объявить "подкулачником, и отнять надел. В марте 1931 года было провозглашено, что советская власть считает "союзником" рабочего класса только колхозника, а не крестьянина - единоличника.

В связи с трудностями коллективизации, ЦК пересмотрел предложенные задания в сторону уменьшения, и объявил, что "сплошную коллективизацию" можно считать осуществившейся там, где в колхоз вовлечены не 100, а 70% крестьян. В целом по СССР уровень коллективизации стабилизировался в 1932 году на уровне 61-62%, что соответствовало примерно 15 млн. дворов.

Колхозы не были подготовлены к выполнению своих производственных заданий, им не хватало опыта, средств, умелых руководителей. Лишь в 1935 году совокупная - живая и механическая - тягловая мощность в сельском хозяйстве вновь достигла уровня 1928 года. Еще было толком неизвестно, как организовывать работу, и - что важнее - как её оплачивать. Надежда на разрешение зерновой проблемы была решающим фактором, побудившим пойти на ударную коллективизацию. В 1929 году Сталин утверждал, что СССР "через каких-нибудь 3 года станет одной из самых хлебных стран, если не самой хлебной страной в мире. Действительность теперь оказалась иной (сбор зерновых с 1926 по 1932 год в млн. т.):

Проблема между тем становилась все более трудноразрешимой. Численность населения, которое государству приходилось кормить из своих запасов, возросла с 26 млн. в 1930 году, до 33,2 млн. - в 1931, и до 40,3 - в 1932. Следует учесть и массовый экспорт зерна для оплаты оборудования, закупленного за границей. С зерновым переплетался и кризис животноводства. За 5 лет коллективизации поголовье в стране сократилось наполовину. Этим вызывалась нехватка мяса, молока, шерсти. Производство химических удобрений оставалось весьма далеким от запроектированного планом, а тем временем стало не хватать и навоза.

Тем не менее, советскому государству в целом колхоз обеспечивал важнейшее преимущество. Хотя в общем производство сельскохозяйственной продукции сократилось, государство смогло заготовить большее количество её. Этого нельзя было сказать, разумеется, о мясе и масле, но, конечно, можно было сказать о зерне. В 1928 и 1929 годах было заготовлено 11 млн. т., в 1930 - 16 млн. т., в 1931 и 1932, когда сборы были меньше - 22 млн. т. Это зерно, в подавляющей своей части, было получено от колхозов, потому что крупные совхозы, на которые рассчитывал Сталин, не смогли развиться предусмотренным образом и дали куда меньше, чем от них ожидалось. Государство оплачивало заготовляемую продукцию по тем же ценам, что и в 1928 году, между тем как деньги обесценивались, и крестьянину на приобретение тех же самых товаров приходилось расходовать горазда большие суммы денег. Лишь недавно созданные, плохо организованные, неспособные обеспечить своим членам соответствующую плату за труд, колхозы находились под угрозой развала изнутри. Им не удавалось наладить собственную дисциплину. Чувство общественной собственности отсутствовало, и колхозники без особого колебания присваивали то, что попадалось под руку, будь то зерно, или что иное.7 августа 1932 года был принят закон, направленный на прекращение хищений. Он приравнивал колхозную собственность к государственной, и угрожал расстрелом людям, совершившим хищения; при наличии смягчающих обстоятельств эта мера наказания заменялась тюремным заключением на срок, не менее 10 лет, и не подпадала под действие амнистий.

Столкновение с колхозами приобрело трагическую окраску осенью 1932 года, когда второй раз подряд урожай оказался плохим. То была самая ужасная из заготовительных компаний, и, без сомнений, один из самых отчаянных периодов коллективизации. От крестьян - колхозников и не колхозников - потребовали опять сдать все. Реквизиции проводились беспощадными методами. Все это привело к голоду 1932 года, который совпал по времени с официальным завершением первой пятилетки.

Я опускаю здесь описание проведения коллективизации в период второй пятилетки. Описанные выше тенденции продолжались и далее, с той лишь особенностью, что было допущено минимальное послабление в отношениях с крестьянством.

Коллективизация была доведена до конца во второй половине 30-х годов. Для социального преобразования страны завершение этого трудного дела было не менее трудным фактором, чем создание крупной промышленности. К концу 1932 года 211 тысяч колхозов объединяло 14,7 млн. крестьянских дворов, что составляло 61,5% от их общего числа. В октябре 1934 года этот показатель вырос до 71,4%, в июле 1935 - до 83,2%, к концу 1937 - 93%, и к середине 1940 - 97%. Непрерывно увеличивающийся процент коллективизации не отражает всей сложности явления, ибо процент этот выведен на основе резкого сокращения числа крестьянских дворов. До начала коллективизации насчитывалось около 25 млн. дворов, к началу 1933 их оставалось еще 23,7 млн., к апрелю 1935 года - 21 млн., и к концу 1937 - менее 20 млн. На единоличного крестьянина оказывалось сильное давление: взимание больших налогов, установление более высоких заготовительных норм, чем у колхозников (при том, что и в колхозе они были очень обременительны). В то же время в ход были пущены некоторые стимулы и средства убеждения.

По крайней мере по одному пункту коллективизация все же изменила экономическое положение страны. В производстве сельскохозяйственной продукции, даже не обнаруживающем роста, теперь принимало участие меньше работников, а объем продукции, предназначенной для потребителя за пределами деревни, увеличилась. Если в 1920 году сельский труженик кормил кроме себя лишь еще одного человека, накануне войны он обеспечивал продовольствием еще 4 человека.

Исходя из всего вышеизложенного можно подчеркнуть - пусть методы политической борьбы Сталина были жесткими, но как руководитель страны он всё-таки себя проявил: выжавшие все соки из народа коллективизация и индустриализация дали свои плоды. К концу 30-х годов СССР стал индустриальной державой и смог выйти на второе место по уровню производства, уступая только США. Такого не добивался ни один руководитель.

Глава III. Внешнеполитическая и военная деятельность И.В. Сталина 1925-53 гг.


3.1 Внешняя политика в 1925-1953 гг.


Внешняя политика Советского Союза тридцатых-сороковых годов оказала столь внушительное влияние на ход мировых событий, что ни замолчать, ни обойти вниманием этот период просто невозможно. Естественен, следовательно, и интерес к личному вкладу Сталина в разработку, формирование и осуществление внешней политики в то время, когда он находился во главе партии и государства.

Невольно задаешься вопросом, в чем состоял секрет успеха сталинской дипломатии. Ведь именно он, начав игру в чрезвычайно невыгодных обстоятельствах, вывел Россию из политической изоляции, а затем превратил ее в сверхдержаву, способную успешно конкурировать с объединенной мощью промышленно-развитых стран Запада вместе взятых. Внешняя политика Сталина кардинально преобразила всю международную систему нынешнего столетия. Ее последствия продолжают влиять на современные международные отношения, предопределяя действия политических руководителей многих стран мира. Поэтому личность Сталина не перестает приковывать к себе внимание не только историков, но и практикующих политиков и экспертов, ответственных за выработку текущих внешнеполитических решений.

За период 1928-1933 гг. политическая ситуация в Германии существенно поменялась. Если на выборах 1928 года НСДАП набрала только 2,6 %, то на выборах 1933 года их поддержка увеличилась до 46 %, а сам лидер национал-социалистов Гитлер в начале 1933 года стал канцлером.

После прихода Гитлера к власти Сталин резко изменил традиционную советскую политику: если раньше она была направлена на союз с Германией против версальской системы, а по линии Коминтерна - на борьбу с социал-демократами как главным врагом (теория "социал-фашизма" - личная установка Сталина, то теперь она заключалась в создании системы "коллективной безопасности" в составе СССР и бывших стран Антанты против Германии и союзе коммунистов со всеми левыми силами против фашизма (тактика "народного фронта"). Эта позиция первоначально не была последовательной: в 1935 году Сталин, встревоженный германо-польским сближением, тайно предлагает Гитлеру пакт о ненападении, но получает отказ. После этого политика "коллективной безопасности", отстаивавшаяся Литвиновым, оказывается безальтернативной. Впрочем, при этом Сталин требовал от дипломатов не давать никаких определённых обязательств партнерам. Однако Франция и Англия опасались СССР и надеялись "умиротворить" Гитлера, что проявилось в истории "мюнхенского сговора" и в дальнейшем в провале переговоров между СССР и Англией, Францией о военном сотрудничестве против Германии. Немедленно после Мюнхена, осенью 1938 года, Сталин делает намёки в сторону Германии на желательность улучшения взаимных отношений по торговой части.1 октября 1938 года Польша в ультимативной форме потребовала от Чехии передать ей Тешинскую область, предмет территориальных споров между ней и Чехословакией в 1918-1920 гг. А в марте 1939 года Германия оккупировала оставшуюся от Чехословакии часть.10 марта 1939 года Сталин делает доклад на XVIII съезде партии, в котором так формулирует цели советской политики:

. "Проводить и впредь политику мира и укрепления деловых связей со всеми странами.

. …Не давать втянуть в конфликты нашу страну провокаторам войны, привыкшим загребать жар чужими руками. "

Это было отмечено немецким посольством как намёк на нежелание Москвы выступать в качестве союзников Англии и Франции. В мае с поста главы НКИД был смещён Литвинов - еврей и ярый сторонник курса "коллективной безопасности" - и заменен Молотовым. В руководстве Германии это было также расценено как благоприятный признак.

К тому времени международная ситуация резко обостряется из-за претензий Германии к Польше, Англия и Франция на этот раз проявляют готовность вступить в войну с Германией, пытаясь привлечь к союзу СССР. Летом 1939 года Сталин, поддерживая переговоры о союзе с Англией и Францией, параллельно начинает переговоры с Германией. Как отмечают историки, намёки Сталина в сторону Германии усиливались по мере того, как портились отношения между Германией и Польшей и укреплялись - между Британией, Польшей и Японией. Отсюда делается вывод, что политика Сталина носила не столько прогерманский, сколько антибританский и антипольский характер; Сталина категорически не устраивал старый статус-кво, в возможность же полной победы Германии и установления её гегемонии в Европе он, по собственным словам, не верил.

августа 1939 года между СССР и Германией был заключен договор о ненападении.

По официальной советской концепции, Сталин был вынужден заключить пакт, так как недобросовестное поведение западных стран не оставляло ему иного выхода (что подтверждается также перепиской западных участников переговоров между СССР и Англией, Францией); по другой, Сталин не исчерпал всех возможностей союза против Гитлера и пошёл на сговор с ним потому, что счёл такую ситуацию наиболее выгодной для себя, как в отношении территориальных приобретений, так и в отношении возможности занять позицию "третьего радующегося" в надвигающейся войне "империалистических держав".

Есть, однако, все основания считать, что в этом отношении СССР ничем не отличался от Англии и Франции, которые точно так же надеялись вступить в войну после того, как Германия и СССР измотают друг друга. Очевидным представляется, что на момент заключения мюнхенских соглашений СССР представлялся лидерам Англии и Франции более опасным соседом, чем гитлеровская Германия. Таким образом, не следует оценивать позицию Сталина как лидера СССР как что-либо необычное для международных отношений.

В своём выпуске от 1 января 1940 журнал "Time" назвал Сталина "человеком года". Свой выбор журнал объяснял заключением "нацистско-коммунистического" пакта о ненападении и развязыванием советско-финской войны, в результате чего, по мнению "Time", Сталин радикально изменил баланс политических сил и стал партнёром Гитлера по агрессии. Статья высказывала предположение, что Сталиным двигал навязчивый страх одновременной войны с рядом капиталистических стран, но что на практике его действия приведут к обратному эффекту и объединят против него весь мир.

После нападения Германии на СССР и провала блицкрига на Восточном фронте международная ситуация кардинально изменилась. Радиовыступление У. Черчилля, заявление на пресс-конференции 24 июня 1941 г.Ф. Рузвельта о поддержке и помощи СССР носили ещё декларативный характер, как и заключенное 12 июля 1941 г. советско-британское соглашение о совместных действиях в войне против Германии. Поражение Советского Союза виделось на Западе после "финского опыта" СССР неизбежным, и дипломатические усилия преследовали лишь выигрыш времени для собственных нужд, в том числе для создания антигитлеровской коалиции в составе, в первую очередь, Англии и США.14 августа1941 г. Эти страны подписали соответствующий документ - "Атлантическую хартию" с призывом к формированию антигитлеровской коалиции.

Однако перспектива затяжной войны Германии на Восточном фронте заставила провести переоценку СССР как военной державы и как страны - потенциального союзника. Этому способствовали также многочисленные дипломатические и военные миссии, среди которых следует выделить посещение СССР советником президента США Г. Гопкинсом в июле-августе 1941 г.25 августа 1941 г. После совместного введения войск Англии и СССР в прогерманский Иран (в соответствии со статьёй 6 советско-иранского договора 1921 г.) появилась ещё одна предпосылка для сближения, обеспечивающая сухопутную связь потенциальных союзников.

Итогом этого процесса стало присоединение СССР 24 сентября 1941 г. к "Атлантической хартии" на 1 конференции союзников и начало переговоров о поставках оружия и военного снаряжения Советскому Союзу на советско-англо-американской конференции в Москве 29 сентября - 1 октября 1941 г. Тем самым в сентябрьские дни 1941 г. заканчивался первый декларативный период становления антифашистской коалиции.

Основным содержанием нового этапа, продлившегося до Московской конференции 1943 г., стало становление экономического сотрудничества СССР и стран коалиции. Особое значение имели поставки по ленд-лизу. В СССР было поставлено427 тыс. грузовиков, 13,5 тыс. танков, более 22 тыс. самолётов, 4,5 млн. т. продовольствия и т.д. Поставки по ленд-лизу сопровождались большими потерями, вызванными противодействиями Германии. Из 2660 судов с грузом 16,5 - 17,5 млн. т. до пункта назначения не дошло около 100 кораблей с 1,5 млн. т. груза.

января 1942 г. в Вашингтоне представителями 4 великих держав (СССР, США, Англия и Китай) и 22 другими государствами была принята декларация Объединённых Наций. Также 26 мая 1942 г. был подписан советско-английский договор, а 11 июня 1942 г. советско-американское соглашение.

На протяжении всего этого времени советская внешняя политика неукоснительно придерживалось оборонительной линии. Помимо развития военного сотрудничества с посланными самой судьбой союзниками, её первоочередной целью было прикрыть тылы СССР. Япония со своей грозной Квантунской армией, нацеленной на Сибирь, вынуждала СССР держать огромные военные силы на Дальнем Востоке, но Москва бдительно следила за тем, чтобы не допустить возникновения осложнений в тех краях, что принудило бы Советский Союз вести войну на два фронта. У Сталина были веские основания опасаться такого развития событий. Поэтому, когда Идеен сразу после начала военных действий между Токио и двумя западными державами стал зондировать его намерения относительно войны с Японией, Сталин признался ему, что предпочитает отложить её начало на возможно более поздний срок. Напротив, когда речь зашла о сопредельных государствах, которые немцы надеялись мобилизовать себе на помощь, - о Турции, Иране, Афганистане, - то здесь советская дипломатия вместе с английской прибегала к нажиму с целью обеспечить их нейтралитет.

Хотя на совместных переговорах была достигнута договорённость об открытии второго фронта в Западной Европе, союзники медлили. Послы СССР в Вашингтоне и Лондоне, Литвинов и Майский, не только продолжали постоянно напоминать об этом соответствующим правительствам, но и, не слишком считаясь с дипломатическими традициями, взялись непосредственно за организацию кампаний в пользу открытия второго фронта среди общественности двух стран. Как в Америке, так и в Англии эти кампании встречали благожелательный отклик, становились всё более популярными среди масс.

В апреле 1943 г. произошло резкое ухудшение в отношениях между Советским Союзом и польским правительством в Лондоне. Дело дошло до полного дипломатического разрыва. Поводом послужило зловещее открытие, сделанное на окраине Смоленска, в деревне Катынь. Немцы объявили, что обнаружили здесь ров, заполненный телами нескольких тысяч расстрелянных польских офицеров, и обвинили в их убийстве советские власти. Ещё до того как Москва ответила на эти обвинения, лондонские поляки приняли на веру гитлеровскую версию и потребовали проведения заведомо невозможного международного расследования. Советское правительство сочло подобное поведение враждебным по отношению к СССР и сочувственным по отношению к Германии и с этого момента отказалось от поддержания, каких бы то ни было связей с эмигрантским правительством Польши. Полным контрастом этому разрыву были превосходные отношения, которые продолжали развиваться между Москвой и чехословацким правительством Бенеша. Этот последний считал, что странам Восточной Европы необходимо соглашение с Москвой, и был, поэтому критически настроен по отношению к полякам. В те же месяцы он предложил Советскому Союзу договор о дружбе, который и был подписан в конце 1943 г., несмотря на затяжную оппозицию англичан.

С 19 по 30 октября 1943 г. в Москве состоялась конференция министров иностранных дел СССР, США, Англии, а с 28 ноября по 1 декабря встреча Рузвельта, Сталина, Черчилля в Тегеране. Не многие международные совещания могут сравниться с ней по своей плодовитости. В Москве были обсуждены многочисленные вопросы, ряд которых затем рассматривался и главами правительств. Были приняты некоторые важные решения. Так, была одобрена декларация о принципах "всеобщей безопасности". Среди прочего в ней содержалась формула "безоговорочной капитуляции" Германии, выдвинутая Рузвельтом в Касабланке. Её достоинство состояло в устранении подозрений о возможности сепаратной договорённости с врагом. Сверх того, декларация возвещала о создании в будущем широкой "международной организации" для поддержания мира. Другими преданными гласности документами были:

) резолюция относительно Италии, устанавливающая демократические принципы, которые предстояло ввести в этой стране (была создана и консультативная комиссия, в состав которой был включен советский представитель при союзном командовании на Апеннинском полуострове);

) решение о восстановлении независимости Австрии;

) заявление об ответственности немецких военных преступников, которые должны быть судимы в тех странах, где ими были совершены преступления. Наконец, для подготовки решения европейских проблем была учреждена политическая комиссия трёх правительств с местонахождением в Лондоне.

По своему значению Тегеранская конференция намного превосходила свой московский пролог. Впервые сошлись вместе все три авторитетнейших лидера коалиции. Первым и главным результатом, потребовавшим наиболее длительных дебатов, явилось принятие общей военной стратегии. Обнаружив, что западные партнеры всё ещё колеблются, Сталин не остановился перед жёсткими выражениями; он даже дал понять, что если вопрос о втором фронте не будет решён, то он не намерен попусту терять время и готов уехать домой. Было решено, что англичане и американцы высадятся в мае 1944 г. на севере Франции, причём эта главная операция будет ещё сопровождаться десантом на юге. Сталин со своей стороны гарантировал, что Красная Армия осуществит ряд наступательных операций на Востоке, с тем, чтобы не дать немцам возможности свободно маневрировать резервами между Восточным и Западным фронтами. От черчилевского "балканского варианта" осталось лишь согласованное решение оказать нажим на Турцию с целью заставить вступить её в войну (хотя Сталин заявил - и факты доказали, что он был прав, - что турки на это не пойдут). Соглашения касались не одной Европы: зона их действия простиралась вплоть до Дальнего Востока. Ещё в Москве Сталин объявил государственному секретарю США Хэллу, что СССР начнёт войну с Японией, как только Германия сложит оружие. В Тегеране он повторил это обещание, к большому удовлетворению американцев, которые неизменно давали понять советским деятелям, что в США очень хотели бы такого обязательства с их стороны.

После урегулирования стратегических вопросов было намечено также решение ряда политических проблем. Выдвигавшиеся в 1941-1942 гг. американцами и англичанами возражения насчёт будущих западных границ СССР в 1943 г. были молчаливо сняты с повестки дня. Спорной оставалась лишь граница с Польшей. Щекотливость советской позиции заключалась в том, что границу эту СССР получил по соглашению с Гитлером; но был у советской стороны и весомый довод: предлагаемая ею пограничная линия совпадала с этническим водоразделом и, в сущности, повторяла очертания границы, рекомендованной в 1920 г. английским министром Керзоном. Возник вариант с компенсацией Польше за счёт Германии: Польша в этом случае должна была бы получить Восточную Пруссию (кроме Кёнигсберга, который советская сторона потребовала оставить за ней) и расширить свою территорию на западе вплоть до Одера. Никакого соглашения, напротив, не было достигнуто по вопросу возобновления контактов между СССР и эмигрантским правительством в Лондоне.

В Тегеране были также впервые обсуждены судьбы Германии. Рузвельт и Черчилль представили два разных плана расчленения этой страны. Сталин воздержался от оценки этих конкретных проектов: приняв их во внимание, он вместе с тем дал понять, что считает их недостаточными, и потребовал более радикальных гарантий против возрождения германской агрессии. Напротив, Сталин решительным образом отверг британские рекомендации, направленные на создании в Европе конфедераций мелких государств: в этом плане он усмотрел попытку возродить под новой вывеской старый "санитарный кордон" вокруг СССР. Наконец начал уточняться общий облик будущей всемирной организации, призванной занять место Лиге Наций, но наделённой - по крайней мере, в замыслах - значительно большей дееспособностью.

После Тегеранской встречи военное сотрудничество между тремя великими державами - участницами антифашистской коалиции, по единодушному признанию непосредственных участников событий, было в целом удовлетворительными. Американцы получили возможность создать на Украине, под Полтавой, посадочную базу, которая позволяла их бомбардировщикам совершать налёты с аэродромов в западной части континента и наносить удары как при полёте на восток, так и при возвращении. Советской авиации, обслуживающей югославских партизан, было разрешено пользоваться базой под Бари. Англичане получили согласие на отправку своих специалистов в СССР для изучения на месте технически сложных видов немецкого вооружения, захваченных советскими войсками.

Сталин не скрывал убеждения, подкреплённого горьким опытом своей страны, что наиболее серьёзная угроза СССР и в будущем будет исходить от Германии (и в меньшей мере от Японии), ибо, как говорил он тогда различным собеседникам, через 20-30 лет немцы будут в состоянии начать всё сначала. Твёрдо убеждённый в том, что послевоенный мир будет развиваться под преобладающим влиянием великих держав-победительниц, он выражал желание, чтобы их союз во время войны продолжал действовать и в мирное время, оставаясь нацеленным против Германии и Японии. В ноябре 1944 г. он провёл разграничительную линию между "агрессивными нациями", то есть Германией и Японией, и "миролюбивыми нациями", которым следует объединиться против первых.

При всех этих рассуждениях общего характера одна цель чётко выделялась Сталиным. Заключалась она в том, что вся совокупность восточноевропейских стран отныне будет представлять собой уже не прежний антисоветский кордон, а пояс дружественных СССР государств. Поскольку именно Красная Армия освобождала эти страны, расплачиваясь за их свободу дорогой ценой, любое другое решение в этом регионе представлялось Москве попыткой лишить СССР плодов выстраданной им победы. Правда, Советский Союз тем самым брал на вооружение концепции старорежимной Российской державы. Замечание это не ново: оно имело широкое хождение в политических кругах союзных стран и в описываемое время. Сам Сталин в дипломатической переписке часто употреблял слово "Россия" вместо "СССР"; он же открыто заявил о преемственности своего курса по отношению к дореволюционному, когда выставил территориальные требования к Японии.

Вторая встреча Сталина, Черчилля и Рузвельта состоялась в 4 - 11 февраля 1945 г. в Крыму, в курортном городе Ялта. На этой встрече были обсуждены все рассмотренные выше проблемы, и для большинства из них было найдено решение. В результате прямых переговоров между Рузвельтом и Сталиным соглашение об участии СССР в войне с Японией приобрело форму официального обязательства. Советские войска должны были начать военные действия не позже, чем через три месяца после окончания войны в Европе. Взамен Сталин добился территориальных уступок для СССР. Они включали: южную часть острова Сахалин и Курильские острова, военную базу Порт-Артур в Китае и объявление Дайрена открытым портом при соблюдении преимущественных интересов СССР. Тем самым восстанавливались все те права, которыми Россия обладала на Дальнем Востоке до поражения в войне с Японией в 1905 г.

Что касается системы голосования в Совете Безопасности, то соглашение было найдено на базе компромиссного предложения, выдвинутого Рузвельтом и принятого после некоторых колебаний Сталиным. По существу, "право вето" великих держав сохранялось. Однако в случае, если одна из них оказывалась участницей конфликта, но при этом приводилась в действие примирительная процедура, то эта держава не должна прибегать к "праву вето". В обмен на эту уступку Сталина СССР добился принятия в ООН двух своих республик: Украины и Белоруссии.

В отношении Югославии решено было рекомендовать участникам спора немедленно претворить в жизнь соглашение Тито-Шубашича.

Долгим и острым был спор о Польше. Её восточная граница была окончательно установлена по "линии Керзона" с незначительными изменениями в пользу поляков. В виде компенсации Польша расширилась за счёт Германии на севере и западе. Черчилль счёл чрезмерным предложение Сталина о границе по Одеру и Западной Нейсе и не пожелал согласиться с ним. Наибольшие трудности возникли при обсуждении вопроса о польском правительстве. Черчилль и Рузвельт уже не защищали эмигрантскую компанию в Лондоне, но и не признавали Люблинский комитет. После многократного обмена полемическими высказываниями Сталин добился, чтобы решение предусматривало просто реорганизацию люблинской группы с включением в неё других "демократических" деятелей.

Большое внимание было уделено Германии. Уже согласованные оккупационные зоны были одобрены главами правительств. По англо-американскому требованию было решено отвести одну зону для Франции, выделив для этого территорию из английской и американской зон. Франции, таким образом предстояло войти наряду с США, СССР, Англией в коллегиальный орган - Контрольный совет, который победители намеревались учредить в Берлине. Это тоже было уступкой Сталина двум другим союзникам. Шёл разговор также о расчленении Германии, и само слово "расчленение" было вставлено в текст условий капитуляции, которые предстояло предъявить немцам. Однако подлинного обсуждения этой темы не состоялось.

Более широко развернулись дебаты по вопросу о репарациях. Советская делегация представила свой план. На немцев по этому плану накладывалось обязательство выплатить 20 млрд. долл., половину которых - СССР. Репарации должны были выплачиваться не деньгами, а в натуральной форме и двояким образом: путём вывоза целых промышленных предприятий и путём ежегодных поставок промышленной продукции.

На Ялтинской встрече решено также придать постоянный характер конференции министров иностранных дел трёх держав: они должны были регулярно встречаться через трёх-четырёхмесячные интервалы в одной из трёх столиц по очереди. Были приняты некоторые общие декларации. Одна из них касалась Германии. "Нашей непреклонной целью, - говорилось в ней, - является уничтожение германского милитаризма и нацизма", разоружение и роспуск всех германских вооружённых сил, уничтожение их генерального штаба, ликвидация или взятие под контроль всей германской промышленности, которая могла быть использована для военного производства. Другая декларация касалась освобождённой Европы. В ней говорилось, что отдельным странам нужно помочь "уничтожить последние следы нацизма и фашизма и создать демократические учреждения по собственному выбору".

Ялтинская конференция повлекла за собой немедленные практические последствия. 5 апреля 1945 г. СССР расторг договор с Японией о нейтралитете, заключённый четырьмя годами раньше. 25апреля состоялась учредительная конференция ООН. В Югославии начало осуществляться соглашение Тито с Шубашичем. Было образованно единое правительство, в котором первый занял пост председателя, а второй - министра иностранных дел. В том же апреле югославская делегация во главе с Тито и с участием Шубашича отправилась в Москву для заключения Договора о дружбе, взаимной помощи и послевоенном сотрудничестве между СССР и Югославией.

В те же недели вновь обострились противоречия по наиболее серьёзным из европейских проблем - польской и германской, - которые и в Ялте вызвали острые разногласия. Перед заседавшей под председательством Молотова комиссией по формированию нового польского правительства снова возникла проблема, казалось бы, разрешенная в Крыму. Советские руководители стремились просто к расширению Люблинского комитета и предлагали решение, аналогичное тому, которое было согласовано между Тито с Шубашичем: между тем американцы и англичане помышляли о правительстве, сформированном на основе совершенно новых критериев. В апреле Сталин подписал с поляками такой же договор, какой незадолго перед тем был заключен с югославами.

Не удалось достичь новых успехов и по вопросу о германских репарациях. Идея расчленения германии с молчаливого согласия всех союзников была снята с повестки дня. Именно СССР перед лицом плохо замаскированного сопротивления англичан в конце марта дал знать, что рассматривает план расчленения германии "как возможную перспективу для нажима" на немцев, а не как "обязательный план".

Последняя конференция высших руководителей антифашистской коалиции, собравшаяся в Потсдаме, была и самой продолжительной: она длилась с 17 июля по 2 августа. По своему характеру она отличалась от предыдущих: Тегеранской и Ялтинской. Иным стал состав её участников. Вместо Рузвельта был Трумэн. Черчилля сопровождал лидер лейбористской партии Эттли, который в разгаре работы конференции занял его место, поскольку его партия победила на парламентских выборах в Англии. Переменился и тон выступлений: он стал более резким, менее терпимым, порой язвительным. "Большой тройке" приходилось теперь обсуждать уже не вопросы ведения военных действий в Европе, а исключительно политические проблемы.

Центральной темой Потсдамской решений была Германия. Отказавшись от расчленения, правительства трёх держав должны были теперь согласовать принципы совместной политики по отношению к этой стране, оккупированной их войсками. Было решено не ограничивать военную оккупацию никакими сроками. Некоторые проблемы возникли уже в день победы. Так, американцам предстояло отвести свои войска из Тюрингии и Саксонии, куда они вступили, преследуя противника, между тем как эти районы составляли часть запланированной Советской оккупационной зоны. Взамен США получали возможность наряду с другими оккупирующими державами, Англией и Францией, ввести войска в отведённой им сектор Берлина. Германией должен быть управлять Союзный контрольный совет в составе четырёх командующих оккупационными войсками.

Была запрещена национал-социалистическая партия со всеми её институтами; незаконной объявлена пропаганда её идей, особенно в школе; упразднены введенные нацистами законы, а руководители и военные преступники подлежали аресту и суду. Пока не предусматривалось никакого центрального правительства для Германии. Управление страной следовало децентрализовать.

К моменту Потсдамской конференции американцы отказались от согласованной в Ялте позиции и перешли на сторону англичан, оспаривавших советские запросы. Было намечено соглашение, но на основе совсем невыгодной для СССР формулы. Никаких цифр установлено не было. Просто было решено, что СССР получит возмещение своих убытков за счёт собственной зоны оккупации Германии и германского имущества в других странах Восточной Европы. За счёт этих же средств СССР должен был позаботиться об удовлетворении польских требований. Из западных зон Германии СССР причиталось получить лишь 25% оборудования и установок, подлежащих демонтажу; причём 10 - безвозмездно, а остальные 15 - в обмен на поставку продовольственных товаров и сырья всё из той же отведённой СССР оккупационной зоны.

Сталин пошёл на такое решение лишь в последние часы конференции, когда было уже ясно, что большего ему не добиться. Проект решения входил в "пакет" предложений, выдвинутых американцами под занавес конференции. В виде компенсации англо-американский "паллет" содержал согласие на решение другой важной для Сталина проблемы: в соответствии с советскими предложениями на Ялтинской встрече и требованиями делегации нового варшавского правительства, специально прибывшей в Потсдам, западная граница Польши устанавливалась по Одеру и Западной Нейсе.

Данный пункт был для Сталина стержнем всей его польской политики. О его важности свидетельствовало уже такое обстоятельство, что ещё до Потсдама Сталин пошёл на то, чтобы поставить союзников перед свершившимся фактом, и передал варшавской администрации все немецкие земли до Одера и Нейсе. Это соответствовало его концепции "сильной и независимой" Польши.

Пример с польской границей был показательным и для всей ситуации, сложившейся в Потсдаме. СССР пришлось выступать на конференции в качестве выразителя интересов, а в некоторых случаях и защитником требований тех стран Восточной Европы, которые были освобождены его войсками. Англичане и американцы выступали с противоположных позиций.

По своим итогам Потсдамская конференция выглядит самой противоречивой из встреч "большой тройки". Коалиция доживала свои последние часы, но возобладавший во время войны дух единства ещё не рассеялся до конца. В то же время уже явно давали знать о себе элементы будущих столкновений. Отсюда двойственный характер результатов.

В освобождённых Советской Армией государствах восточной Европы при открытой поддержке Сталина к власти пришли просоветски настроенные коммунистические силы, позже вошедшие в экономический и военный союз с СССР в его противостоянии с США и блоком НАТО. Послевоенные противоречия между СССР и США на Дальнем Востоке привели к Корейской войне, в которой приняли прямое участие советские лётчики и зенитчики. СССР в послевоенном мире. Поражение Германии и её сателлитов в войне коренным образом изменило соотношение сил в мире. СССР превратился в одну из ведущих мировых держав, без которой, по словам Молотова, не должен был теперь решаться ни один вопрос международной жизни.

Однако за годы войны выросло ещё больше и могущество США. Их валовой национальный продукт поднялся на 70 %, а экономические и людские потери были минимальны. Став в военные годы международным кредитором, США получили возможность расширить свое влияние на другие страны и народы. Президент Трумэн в 1945 г. заявил, что победа во Второй мировой войне "поставила американский народ перед необходимостью править миром". [источник не указан 79 дней] Начался постепенный отход американской администрации от соглашений военной поры. [источник не указан 79 дней]

Все это вело к тому, что вместо сотрудничества в советско-американских отношениях наступила полоса взаимного недоверия и подозрительности. Советский Союз беспокоила ядерная монополия США. Америка же видела угрозу своей безопасности в росте влияния СССР в мире. Все это и привело к началу "холодной войны".


3.2 Полководческая деятельность И.В. Сталина


Генеральный секретарь ЦК ВКП (б) и Председатель Совета Народных Комиссаров СССР И.В. Сталин уже на второй день войны, 23 июня 1941 года, фактически возглавил Ставку Главного Командования. С 30 июня был назначен Председателем Государственного Комитета Обороны, с 10 июля возглавил Ставку Верховного Командования (затем - Ставку Верховного Главного Командования), с 19 июля утвержден народным комиссаром обороны СССР и с 8 августа 1941 года стал Верховным Главнокомандующим Вооруженными Силами Советского Союза.

С первых же часов Великой Отечественной войны советского народа Сталину ему пришлось решать сложнейшие, внезапно возникшие проблемы ведения вооруженной борьбы.

На начальном этапе войны на фронте сложилась катастрофическая обстановка, которая не предвиделась советским политическим и военным руководством и находилась в вопиющем противоречии со взглядами и расчетами довоенного времени.

Вероломное нападение фашистской Германии заставило Красную Армию начать войну стратегической обороной. Верховному Главнокомандованию, Сталину необходимо было найти формы и способы борьбы, способные противостоять массированным ударам танков и авиации противника. Как известно, военным руководством армий европейских стран такие способы не были найдены, что и сыграло роковую роль, проложило путь к их тотальному поражению.

Советскому военно-политическому руководству, хотя и с огромными издержками, удалось в оборонительных сражениях первого периода войны преодолеть губительные последствия внезапного нападения мощного врага, сорвать немецкий план "молниеносной войны". Измотав и истощив силы противника, изменить соотношение сил в пользу Красной Армии, создать условия для перехода в контрнаступление, вырвать из рук врага стратегическую инициативу.

Роль Сталина в решении этих труднейших задач нельзя недооценивать. Ни одно важное решение по боевым действиям в этот период войны не принималось без его главенствующего участия. На нем, как на Верховном Главнокомандующем, лежит большая доля ответственности за тяжкие поражения первых месяцев войны. Но ему же принадлежит большая роль и в срыве немецкого плана "блицкрига", великая заслуга в организации контрнаступления Красной Армии в тяжелейших условиях битвы за Москву.

Наряду с Москвой крупнейшим индустриальным и культурно-политическим центром в Советском Союзе был Ленинград, Вот почему гитлеровские генералы рвались к колыбели революции, одному из важных оплотов социализма. Гитлер издал приказ захватить Ленинград и "сравнять его с землей". "Немецкие гренадеры, прошагавшие с победой все расстояния от Восточной Пруссии до пригородов Ленинграда, найдут в себе силы пройти и оставшийся десяток километров".

Ставка Верховного Главнокомандования, Сталин срочными мерами создали устойчивый фронт под Ленинградом. Была увеличена глубина обороны города за счет развертывания резервных армий на тыловых оборонительных рубежах. В критическое для города время во главе обороны Ленинграда и всего Ленинградского фронта был поставлен Г.К. Жуков. Благодаря его полководческому искусству, самоотверженности войск и горожан Ленинград был превращен в недоступную для фашистов крепость.

Еще в начале обороны Ленинграда И.В. Сталин в письме к А.А. Жданову предписывал ни в коем случае не сдавать города, С точки зрения военно-стратегической захват немцами Ленинграда позволил бы им соединиться с финскими войсками, что еще больше укрепило бы гитлеровскую коалицию, заставило бы правительства некоторых других стран, которые все еще колебались, вступить в войну против СССР. С точки зрения политической захват Ленинграда позволил бы фашистам создать марионеточное правительство, чтобы затем обратиться к советскому народу с призывом выступить против Советской власти. Тогда нам, подчеркивал Сталин, будет труднее вести войну против немецко-фашистских захватчиков.

Блокада Ленинграда, продолжавшаяся 900 дней, была прорвана. Мировая история до этого не знала примера столь длительной защиты осажденного крупного города. Тем самым советское военное искусство продемонстрировало превосходство над военным искусством гитлеровского вермахта. "Без признания этой аксиомы, - писал Г.К. Жуков, - невозможно ни понять, ни объяснить ход второй мировой войны в целом и узловых, исторических битв, например, таких как борьба за Ленинград".

Сталину принадлежат крылатые слова: "Артиллерия - бог войны". В январе 1942 года Красная Армия впервые осуществила артиллерийское наступление. С тех пор это стало основной формой применения артиллерии во всех наступательных операциях. Так, вспоминая Берлинскую наступательную операцию, маршал Г.К. Жуков писал: "На участке главного удара войск фронта артиллерийская плотность создавалась до 270 орудий калибром от 76 миллиметров и выше на один километр фронта прорыва. От выстрелов многих тысяч орудий, минометов и наших легендарных "катюш" ярко озарилась вся местность, а вслед за этим раздался потрясающей силы грохот выстрелов и разрывов снарядов, мин и авиационных бомб".

В борьбе за достижение поставленных целей Сталин обладал железной волей. Он умел организовать усилия миллионов людей для завоевания победы, крепко держал рычаги власти в своих руках и заставлял работать с отдачей всех сил все звенья государственного, партийного и военного аппаратов. Ему было присуще острое чувство распознания талантливых людей, умелых организаторов, знатоков военного дела. Он мастерски подбирал своих помощников из одаренных и талантливых военачальников, выращивал их и смело ставил на ответственные посты.

"Война, - говорил И.В. Сталин, - суровое испытание. Она выдвигает сильных, смелых, талантливых людей. Одаренный человек покажет себя в войне за несколько месяцев, на что в мирное время нужны годы. У нас в первые же месяцы войны проявили себя замечательные военачальники, которые в горниле войны приобрели опыт и стали настоящими полководцами".

Таким образом, с самого начала войны Сталин показал себя грамотным военным деятелем. Его полководческая деятельность с наибольшей глубиной раскрылась в самой сложной, высшей области военного искусства - стратегии.

По поводу назначения И.В. Сталина Верховным Главнокомандующим прославленный маршал времен Великой Отечественной войны Г.К. Жуков писал в своих воспоминаниях: "И.В. Сталин внес большой личный вклад в дело завоевания победы над фашистской Германией и ее союзниками. Авторитет его был чрезвычайно велик и поэтому назначение Сталина Верховным Главнокомандующим было воспринято народом и войсками с воодушевлением".

И, как бы не отрицали роль Сталина в Великой Отечественной войне некоторые современные историки, он действительно владел вопросами организации фронтовых операций и операций групп фронтов и руководил ими с полным знанием дела, хорошо разбираясь и в больших стратегических вопросах.

О полководческой деятельности Сталина во время Великой Отечественной войны всемирно известный и признанный военный авторитет, долгое время возглавлявший в войну мозг советских вооруженных сил - Генеральный Штаб, маршал Александр Михайлович Василевский писал: "Ведущая и руководящая роль в деятельности Ставки на протяжении всей войны безусловно принадлежала Верховному Главнокомандующему. Он обладал огромным умом, железной силой воли и поразительной памятью, умел отлично разбираться в самой сложной военной обстановке".

Полководческую роль Сталина признавали и за рубежом СССР, как союзники, так и противники.

К примеру, Уинстон Черчилль после одного из разговоров со Сталиным признал глубокие военные тактические и стратегические знания верховного главнокомандующего войсками СССР. Даже Гитлер отдавал должное политическим и военным способностям Сталина. Министр иностранных дел фашистской Германии Риббентроп в разгар войны, ознакомившись с оценкой СССР службой Шеленберга, говорил ему: "Я хорошо изучил ваши специальные доклады о России и обдумал положение. Затем я пошел к фюреру и откровенно заявил ему, что наш главный и самый опасный противник - Советский Союз, а Сталин обладает большими способностями как стратег и государственный деятель, чем Черчилль и Рузвельт вместе взятые. Фюрер разделяет это мнение. Он заметил, что он относится с должным уважением только к Сталину".

Как видится, такая единодушная оценка полководческих способностей Сталина не случайна. Он был действительно выдающимся полководцем и сыграл решающую роль в крупнейших в истории человечества битвах на полях Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., которые готовились и проходили под непосредственным руководством Верховного Главнокомандующего. По всем главным вопросам его слово было решающим.

Полководческая деятельность Сталина во время Великой Отечественной войны имела ряд особенностей, потребовавших от Верховного Главнокомандующего исключительных знаний в области военного искусства и колоссального, поистине нечеловеческого напряжения сил. Ему пришлось руководить войсками на фронте огромной протяженности до 6000 километров и не одной крупной военной операцией, а одновременно сразу несколькими. При этом из 8 крупнейших операций времен Отечественной войны, в которых были разгромлены основные силы гитлеровской Германии, шесть были осуществлены в ходе наступательных кампаний, отличавшихся большой эффективностью, и в каждой немецко-фашистские захватчики понесли потери от одного до полутора миллионов человек.

Особенностью полководческой деятельности Сталина был общевойсковой характер боев времен Отечественной войны, которая потребовала от Верховного Главнокомандующего умелого сочетания действий всех родов войск и служб.

Кроме того, для полководческой деятельности И.В. Сталина, приведшей к победе в Великой Отечественной войне, характерен ряд отличительных моментов, убедительно характеризующих его как выдающегося стратега и полководца.

Прежде всего, это умелый выбор отражения и нанесения главного удара на том или ином этапе войны.

Общеизвестно, что от решения этой проблемы целиком зависит победа. Полководец должен четко и ясно представлять, где ему необходимо сосредоточить основные силы, чтобы разгромить противника. С разрешением этих проблем И.В. Сталин и работавшие под его командованием полководцы справлялись успешно. Благодаря этому были одержаны победы под Москвой, Сталинградом, Курском, на Украине и в Белоруссии, в Висло-Одерской и Берлинской операциях. Причем победа лишь в одной из них навечно внесла бы имя Сталина и его помощников в ряд выдающихся полководцев.

Также важно создание и умелое использование стратегических резервов. И.В. Сталин, на основе опыта гражданской войны и разгрома иностранной военной интервенции, созданию резервов уделял первостепенное значение. Еще до войны по его предложению был создан резерв вооруженных сил, получивший в годы войны наименование резерва Ставки Верховного Главнокомандования, воинские части из которого направлялись в войска, наносившие главный удар на том или ином этапе войны.

Исключительно важную роль в отражении немецкого наступления в первые недели войны сыграли артиллерийские полки резерва Главного командования.

Выполняя приказ Верховного Главнокомандующего, разработавшего вместе с Генеральным Штабом план активной стратегической обороны - выбивать в первую очередь немецкие танки, советские артиллеристы, танкисты и летчики в первые два месяца войны уничтожили более 60% наступавших танков противника. Например, только одна 100-я Краснознаменная дивизия под Минском уничтожила более 300 немецких танков.

Немаловажным фактором следует признать и внезапность при проведении операций. Например, во время сражений под Москвой и Сталинградом сосредоточение огромных многомиллионных советских войск в этих районах оказалось для немецко-фашистских захватчиков полной неожиданностью.

В результате гитлеровцы были разгромлены под Москвой, а под Сталинградом ликвидирована лучшая, 6 армия гитлеровцев, насчитывающая 300 тысяч солдат и офицеров. После сражения на поле боя было подобрано 147 тысяч трупов немецко-фашистских захватчиков, остальные попали в плен.

Особое значение имеют и целеустремленность и решительность при проведении операций, грамотный подбор военачальников.

И.В. Сталин, как Верховный Главнокомандующий, упорно и бескомпромиссно добивался, чтобы во всех крупных военных операциях войска противника обязательно добивались до конца. После московской битвы во всех последующих крупных сражениях это ему всегда удавалось.

За это убедительно говорит такой исторический факт. За 47 месяцев Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. советские войска разгромили 507 немецких дивизий. Потери немецко-фашистской армии на советско-германском фронте составили более 8 миллионов солдат и офицеров.

К сожалению, роль И.В. Сталина, как Верховного Главнокомандующего, сыгравшего огромную роль в достижении победы, многими историками и писателями долгие годы после смерти Сталина либо замалчивалась, либо откровенно искажалась.

Например, в первом издании многотомной истории Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. имя Хрущева, третьестепенного человека в войне, подхалимами от истории хвалебно упоминалось несколько сотен раз, о роли же Сталина фактически ничего не говорилось, разве что возводилась клевета на его деятельность.

К счастью, сохранилось большое количество документов, исходивших во время Великой Отечественной войны непосредственно от И.В. Сталина как Верховного Главнокомандующего и касавшихся решения самых важных оперативно-стратегических вопросов, которые не позволяют исказить информацию о роли Сталина как полководца в Великой Отечественной войне.

Деятельность И.В. Сталина в годы Великой Отечественной войны убедительно свидетельствует, что наша страна в его лице имела гениального полководца.


3.3 Последние годы правления И.В. Сталина


В 1946 году Сталин назначил Абакумова министром госбезопасности, и это изменило соотношение сил в его окружении. В то время он тщательно скрывал свои истинные цели, и мы думали, что новые назначения в кремлевских верхах (Жданова перевели из Ленинграда в Москву, Кузнецова ввели в секретариат ЦК, Родионов стал Председателем Совета Министров Российской Федерации) - всего лишь обычные малозначащие перестановки. Но это было не так. Сталин в очередной раз вводил новых людей в руководство, чтобы подчеркнуть свое превосходство над соперничающими группировками в Кремле. В 1946-1948 годах второй после Сталина голос в принятии партийных и правительственных решений был у Жданова.

Два эпизода проливают новый свет на борьбу за власть. Первый - дело о сокрытии фактов выпуска некачественной продукции в авиапромышленности; второй, связанный с первым, - отставка маршала Жукова и других героев войны. Началось все с обвинения главного маршала авиации Новикова и народного комиссара авиационной промышленности Шахурина в сокрытии дефектов на самолетах, что вызывало авиакатастрофы.

Абакумов, будучи главой военной контрразведки в 1945 году, сообщил о письмах летчиков, жаловавшихся на низкое качество самолетов. Когда его назначили министром госбезопасности, он по указанию Сталина возбудил уголовное дело прошв руководителей авиационной промышленности и Новикова, главкома ВВС, якобы скрывавших эти неполадки. Вопрос был весьма щекотливым. Сталин пришел в ярость, когда его сын Василий, генерал ВВС, и Абакумов сообщили, что высшие чины авиационной промышленности преднамеренно скрывали дефекты оборудования, чтобы получить премии и награды. Маленков по своему положению в Политбюро отвечал за промышленность и получил золотую медаль и звание Героя Социалистического Труда за выдающуюся работу в организации производства военной продукции.

Следствие показало, что число авиакатастроф с трагическими последствиями искажалось. В основном все эти случаи приписывались ошибкам летчиков, а не недостаткам оборудования. Перед войной за неудачи наказывали строжайшим образом. Когда Валерий Чкалов - летчик, совершивший беспосадочный перелет через Северный полюс в Америку, - погиб в авиакатастрофе в 1938 году, сотрудник, отвечавший за безопасность Чкалова, был арестован, и его расстреляли за халатность, которая привела к гибели народного героя.

Булганин всеми средствами старался избегать ответственности за принятие решений. Письма, требующие немедленной реакции, месяцами оставались без подписи. Весь секретариат Совета Министров был в ужасе от такого стиля работы, особенно когда Сталин, уехав на Кавказ в отпуск, возложил исполнение обязанностей Председателя Совета Министров на Булганина. Берия лично обратился к Сталину с просьбой ускорить прохождение через Булганина документов по атомной бомбе, находившихся в секретариате Булганина. Сталин разрешил своим заместителям подписывать самые важные постановления в обход Булганина. Так в Совете Министров возник прецедент создания бюро по различным направлениям работы правительства.

Внешность Булганина была обманчива. В отличие от Хрущева или Берии Булганин, всегда прекрасно одетый, имел благородный вид. Позже я узнал, что он был алкоголиком и очень ценил балерин и певиц из Большого театра. У этого человека не было ни малейших политических принципов - послушный раб любого лидера. Сталин за преданность назначил его первым заместителем Председателя Совета Министров, а Хрущев за то же сделал его Председателем Совета Министров на смену Маленкову. Позднее, в 1957 году, когда Булганин вместе с Маленковым, Молотовым, Кагановичем и Ворошиловым попытался сместить Хрущева, Никита Сергеевич на заседании партактива выдвинул против него оригинальное обвинение. "Он был сталинским стукачом. За это Сталин сделал его маршалом Советского Союза, - заявил Хрущев. - Конечно, после того, как мы раскрыли его антипартийное предательское поведение, мы лишим его звания и разжалуем". (Это рассказывал мне мой бывший заместитель, полковник Студников, который присутствовал на том заседании.)

В марте 1958 года Булганин был назначен председателем правления Госбанка, потом, три месяца спустя, отправлен на работу в ставропольский совнархоз, в область, где никому тогда не известный Михаил Горбачев начинал свою карьеру. Булганин в конце концов вышел на пенсию, и я встретил его в центре Москвы в начале 70-х в очереди за арбузами.

Назначив Булганина министром вооруженных сил, которого военные не уважали, Сталин достиг цели и стал вершителем судеб как настоящих командующих - таких, как Василевский, Жуков, Штеменко, Конев, Рокоссовский и Баграмян, - так и самого Булганина. Булганин никогда бы не взял на себя ответственность за любое серьезное решение, даже входящее в его компетенцию, хота никто не мог ничего сделать без его резолюции. Таким образом, ни одна из сторон - ни истинные лидеры, ни дутая фигура - не могла действовать независимо друг от друга. Это поощряло вражду и соперничество между военными.

Абакумов арестовал генералов, близких к Жукову в Германии, по обвинениям, которые вначале казались неполитическими: растрата фондов и вывоз (для себя) ценностей, мебели, картин и драгоценностей из Германии и Австрии. Из опубликованных недавно архивных материалов видно, что из этих людей выбивали показания об антисталинских заявлениях Жукова. В 1944 году, во время войны, Сталин приказал, чтобы Богдан Кобулов, заместитель Берии, установил в московской квартире Жукова подслушивающие устройства. Прослушивание квартир Жукова и адмирала Кузнецова не дало результатов, на которые так надеялись. Однако некоторые известные маршалы и генералы были посажены в тюрьму, а часть из них расстреляна за антисталинские высказывания, записанные подслушивающими устройствами, или в связи с показаниями, которые были выбиты у них людьми Абакумова.

Жуков и Кузнецов, сохранив свое достоинство, открыто признали свои ошибки; Жуков "раскаялся" в том, что наградил орденом Красной Звезды знаменитую певицу Русланову. Хотя во время войны у него было такое право, в мирное время награждать мог лишь Верховный Совет.

Маршал Кулик и генерал Рыбальченко были расстреляны в 1950 году. Остальные сидели в тюрьме; их освободили после смерти Сталина. Новикова и адмирала Кузнецова восстановили в должности в 1951-1953 годах, и после смерти Сталина с них были сняты все обвинения. Жуков оставался на должности командующего военным округом, в 1952 году Сталин ввел его в состав ЦК. Лишь после марта 1953 года он был отозван обратно в Москву и назначен первым заместителем министра обороны.

Жуков, понятно, был настроен враждебно ко всему аппарату Министерства государственной безопасности. Ему было все равно, кто отдавал приказы следить за ним - Берия, Абакумов или Богдан Кобулов; они все лезли в его личную жизнь. Прослушивание квартиры Жукова было прекращено в 1953 году, после смерти Сталина, но возобновилось Хрущевым в 1957 году, а Брежнев продолжал прослушивание до смерти Жукова в 1974 году. Даже на пенсии Жуков оставался потенциальной угрозой для Хрущева и Брежнева, военным героем, который мог бы возглавить военную оппозицию, если бы его выдвинули военные.

Виктор Абакумов родился в 1908 году. Он занимал пост министра госбезопасности с 1946 по 1951 год. Это был высокий мужчина с копной темных волос и с сильным волевым лицом. Несмотря на то, что образования у него не было, он благодаря своему врожденному уму и твердости характера взобрался на самый верх. Его работа в ЧК начиналась с технического обеспечения операций, с агентами он дела не имел и занимался явочными квартирами, машинами. Позже, во время чистки 30-х годов, он сделал себе имя под начальством Богдана Кобулова, заместителя Берии. Незадолго перед войной Абакумова повысили: он стал заместителем народного комиссара внутренних дел. Когда Михеев, начальник военной контрразведки, застрелился в окружении под Киевом, Сталин заменил его Абакумовым, которому тогда было всего тридцать четыре года. В новой должности Абакумов отвечал за политическую благонадежность войск и борьбу с немецким шпионажем в вооруженных силах; вместе с тем он набирался опыта в вопросах разведки и контрразведки. Его нельзя было сравнить с Берией по профессиональным способностям, но деловая хватка сильно отличала его от остальных аппаратчиков.

В декабре 1945 года Берия был освобожден от должности народного комиссара внутренних дел, которую занимал с 1938 года. Он уже не курировал органы безопасности, если это впрямую не касалось его основной работы: он руководил Специальным комитетом по проблеме v 1 - атомной бомбе и топливно-энергетическим комплексом.

Когда Абакумова в 1946 году назначили вместо Меркулова министром госбезопасности, он не был близок к Берии. Напротив, Сталин дал Абакумову указание собрать компромат на всех, в чьих руках была власть, в том числе на Берию. Абакумов смог доказать, что Маленков прекрасно знал о сокрытии неполадок в авиапромышленности, и в 1947 году Маленков получил выговор, был смещен с должности и временно сослан в Казахстан. Его вывели из Секретариата ЦК, а его обязанности перешли к Кузнецову, протеже Жданова. Абакумов и Кузнецов установили самые тесные дружеские отношения.

Однако спустя два месяца Сталин назначил Маленкова заместителем Председателя Совета Министров. Берия в то время поддерживал Маленкова и не скрывал, что они часто встречаются. Абакумов, со своей стороны, сообщал Сталину о том, что Маленков и Берия сочувствуют репрессированным руководителям авиапромышленности и военным. Абакумов ознакомился с документами милиции об охранниках Берии, хватавших на улице женщин и приводивших их к Берии, что вызывало жалобы мужей и родителей.

Расстановка сил в окружении Сталина была следующей: и Берия, и Маленков поддерживали тесные рабочие отношения с Первухиным и Сабуровым, занимавшимися экономическими вопросами. Все они входили в одну группировку. Они выдвигали своих людей на влиятельные должности в правительстве. Вторая группа, позднее получившая название ленинградской, включала: Вознесенского, первого заместителя Председателя Совета Министров и главу Госплана; Жданова, второго секретаря ЦК партии, Кузнецова, секретаря ЦК, отвечавшего за кадры, в том числе и органов госбезопасности; Родионова, Председателя Совета Министров Российской Федерации, Косыгина, заместителя Председателя Совета Министров по легкой промышленности и финансам, выдвинутого в период подготовки и проведения денежной реформы (в 1948 году он был министром финансов), а после "ленинградского дела" переведенного на малопрестижную работу в Министерство легкой промышленности. Вторая группировка назначала своих людей на должности секретарей районных партийных организаций. Кузнецов в 1945 году выдвинул Попова, бывшего директора авиазавода, секретарем Московской парторганизации, и Попов стал членом Оргбюро ЦК и секретарем ЦК ВКП (б) одновременно. Жданов поощрял его попытки контролировать министров через выборы в Московский комитет партии. Жданов и Кузнецов осуществляли двойной контроль над членами правительства: через Попова и через Центральный Комитет (нечто подобное пытался сделать Ельцин, став секретарем Московского комитета партии. В этом одна из причин его конфликта с аппаратом ЦК) .

Таким образом, членами правительства можно было манипулировать без вмешательства Берии, Маленкова и Первухина. Когда Жданов в 1948 году умер, Попов потребовал, чтобы министры, как члены партии, подчинялись ему, как главе Московского комитета партии. Маленков, стремясь убрать Попова, интерпретировал это его требование как свидетельство "заговора" и появления "независимого" центра власти в Московской парторганизации. Мнение Маленкова было поддержано министрами, которые жаловались Сталину, что Попов постоянно вмешивался в их работу. Хрущев еженедельно присутствовал на заседаниях Политбюро в Москве и в те годы был близок к группе Берии и Маленкова.

Сталин поощрял это соперничество; он понимал, что при этом его власть не пострадает. Кроме того, Сталин сознавал, что борьба за власть внутри его старой гвардии давала ему возможность при первой же необходимости избавиться от них всех. Он всегда мог заменить их молодыми партийными работниками с мест, которые не имели опыта интриг наверху.

Во время этой борьбы за власть Сталин и Жданов начали кампанию "по борьбе с космополитами", чтобы укрепить изоляцию страны и выбить из интеллигенции любые посторонние идеологические влияния. Еще одной целью Сталина было укрепить позиции СССР в Восточной Европе и установить там в основном такой же режим, какой существовал в Советском Союзе.

Одновременно с этим победа Израиля в войне за независимость усилила среди советских евреев сознание собственной культурной общности.

Именно эта кампания позволила Сталину избавиться от давно раздражавших его лидеров Еврейского антифашистского комитета. Они настаивали на выполнении данных во время войны обещаний, о которых было известно за рубежом. Их столь нужные во время войны связи с влиятельными людьми на Западе стали достаточным поводом для того, чтобы Сталин решил уничтожить их. Немаловажную роль при этом сыграли антисемитские взгляды партийного руководителя.

Через год после того, как Черчилль в Фултоне, в 1946 году, произнес свою знаменитую речь и "холодная война" началась, немедленно последовало похолодание во всех аспектах советской интеллектуальной жизни, возникли так называемые научные дискуссии в биологии, литературной критике и лингвистике, философии, политэкономии. Обе кремлевские группировки использовали эту кампанию каждая в своих интересах, пытаясь найти идеологические грехи у своих противников. Это было не просто противостояние евреев (космополитов) и правоверных коммунистов; суть кампании, скорее, была в кардинальной перетасовке кадров в научных и творческих кругах в интересах правящей верхушки.

Всем известно "дело биологов": возникшие в 30-е годы споры по генетике быстро перешли из области науки в область политики. По одну сторону находились всемирно известные биологи, обосновавшие необходимость финансирования дальнейших исследований по генетике. Им противостояла группа карьеристов в науке, возглавляемая Трофимом Лысенко, который спекулировал марксистской идеологией. Он представил правительству картину бесперебойного снабжения продовольствием на основе достижений марксистской биологии, обещал через десять лет начало новой эры изобилия, открыто боролся против генетиков, утверждая, что они ставят палки в колеса прогресса.

Его обещания оказались блефом. Начались новые дебаты, статьи в научных журналах критиковали Лысенко и его последователей. Выдающиеся ученые писали в ЦК, вскрывая серьезные ошибки кремлевского биолога.

На должность заведующего Отделом науки ЦК КПСС Жданов выдвинул своего сына Юрия, который одно время был женат на дочери Сталина Светлане. Юрий Жданов поддерживал критиков Лысенко. При этом использовалась информация Абакумова из научных биологических кругов, полученная от заслуживающих доверия источников: академик Лысенко пытается обмануть правительство, голословно докладывая о своих достижениях в агробиологии, которые на самом деле отсутствуют. В своих письмах ученые говорили, что царствование Лысенко в агробиологии с 30-х годов и его неприятие любых исследований по генетике были губительными для научного прогресса.

Людвигов, начальник секретариата Берии в Совете Министров, рассказывал мне, как Жданов использовал эту ситуацию, чтобы усилить свое влияние в научных кругах. Он не был сторонником свободы научной деятельности, его не интересовали собственно научные вопросы - его скорее волновало расширение своего влияния. Выступления ученых против Лысенко помогали ему назначать своих людей на посты, контролирующие науку и промышленность.

Официальная линия в науке после смерти Жданова вновь начала склоняться к поддержке Лысенко и неприятию генетики. К сожалению, опубликованные работы о судьбе генетики в 40-е годы почти не упоминают, что внезапные изменения в официальном отношении к ученым-генетикам совпали с кардинальными изменениями в партийном руководстве, отвечавшем за науку, и во многом были вызваны ими.

В конце 40-х годов я подружился с Анной Цукановой, заместителем заведующего Отделом руководящих партийных органов, то есть, в сущности, заместителем Маленкова.

В последние годы правления Сталина в небольшой круг руководителей входили Маленков, Булганин, Хрущев и Берия, а Сталин всячески способствовал разжиганию среди них соперничества. В 1951 году в немилость попал Берия. Сталин приказал поставить подслушивающие устройства в квартире матери Берии, решив, что ни Берия, ни его жена не позволят никаких антисталинских высказываний, но его мать, Марта, жила в Грузии и вполне могла высказать сочувствие преследуемым мингрельским националистам. Берия был мингрел, а мингрелы не ладили с гурийцами, которым больше всего доверял Сталин. Дело мингрелов, в сущности, основывалось на сфабрикованных обвинениях в заговоре с целью отделения от Советского Союза. Сталин затеял это дело, желая избавиться от Берии. Он потребовал, чтобы Берия уничтожил своих самых верных товарищей. Делая вид, что он все еще доверяет Берии, Сталин предоставил ему редкую честь обратиться к партийному и государственному активу на праздновании тридцать четвертой годовщины Октябрьской революции 6 ноября 1951 года.

В 1948 году, за четыре года до грузинской чистки, Сталин назначил министром госбезопасности Грузии генерала Рухадзе. В годы войны тот возглавлял военную контрразведку на Кавказе. Его антибериевские настроения были общеизвестны. По личному приказу Сталина Рухадзе с помощью Рюмина, пользовавшегося дурной славой, собирал компромаг на Берию и его окружение. Вначале была просто ежедневная слежка за грузинскими родственниками Берии. Берия не скрывал ни от Сталина, ни от Молотова, что дядя его жены, Гегечкори, - министр иностранных дел в Меньшевистском правительстве Грузии в Париже; не скрывал и того, что его племянник сотрудничал с немцами, будучи во время войны в плену.

В конце 30-х годов, а потом после войны советская разведка занималась грузинскими эмигрантами во Франции. Наиболее успешной в этом отношении была работа офицера НКВД Вардо Максималишвили, бывшего секретаря Берии.

В то время в правительственных кругах ходили слухи о том, что сын Берии Сергей собирается жениться на Светлане Аллилуевой после ее развода с сыном Жданова. Секретарь Берии Людвигов, рассказавший мне эту историю во Владимирской тюрьме, говорил, что Нина, жена Берии, и сам Берия были решительно против этого брака. Берия знал, что его противники из Политбюро используют этот брак в борьбе за власть, что силы Сталина уже не те и если Берия свяжет себя со Сталиным семейными узами, то в случае смерти Сталина он будет обречен. Ситуация породила их взаимную неприязнь, и с этой точки зрения можно объяснить, почему в 1951 году Сталин приказал генералу Рухадзе продолжать расследование о взяточничестве грузинских чиновников-мингрелов. Надо заметить, что в Грузии в органах безопасности и на руководящей работе прослойка мингрелов была очень значительной.

Сталин приказал Рухадзе найти доказательства и выискать свидетельства зарубежных связей мингрелов Грузии, тогда он мог бы подытожить: "Этим мингрелам вообще нельзя доверять. Я не хочу, чтобы меня окружали люди с сомнительными связями за рубежом". Этого было достаточно, чтобы Рухадзе понял, что он должен сфабриковать заговор. Как рассказал мне писатель Столяров, работающий над книгой "Преторианцы", вскоре после этой встречи Рухадзе присутствовал на званом ужине, где, сильно выпив, прихвастнул, что он близок к Сталину и тот давал ему инструкции по проведению диверсий и похищений в Турции и Франции. На ужине также присутствовал министр внутренних дел Грузии Бзиава, мингрел, который на следующий день написал письмо только что назначенному министру госбезопасности Игнатьеву в Москву и в нем сообщил о поведении Рухадзе на ужине. Игнатьев доложил об этом Сталину. Сталин приказал показать это письмо Рухадзе и в его присутствии уничтожить письмо. Игнатьев предупредил Рухадзе, что, хотя тог и пользуется еще расположением Сталина, "нельзя позволять себе распускаться".

Следующим шагом Рухадзе был арест бывшего министра госбезопасности Грузии Рапавы, генерального прокурора Шония и академика Шариа - члена мандатной комиссии Совета Национальностей Верховного Совета СССР, некоторое время работавшего заместителем начальника внешней разведки НКВД. Всех их обвинили в связях с эмигрантскими организациями через агента НКВД Гигелия, который вернулся из Парижа с женой-француженкой в 1947 году. Гигелия и его жена, невзирая на ее французское подданство, были арестованы по приказу Сталина, их пытали, чтобы заставить действовать по заранее продуманному сценарию.

Так началась чистка грузинского руководства, тех, кто был близок к Берии. Кампания против взяточничества в Грузии переросла в обвинения в заговоре с целью отделения мингрелов от Советского Союза. Сталин пошел на это из-за личной неприязни к Берии и для того, чтобы лишить Берию основ его влияния в Грузии.

Сталин начал эту кампанию в 1951 году, вскоре после заметного роста популярности Берии в связи с успешной работой по атомной проблеме и проведением второго испытательного взрыва атомной бомбы. "Хозяин" знал, что это было особое достижение, потому что ядерное устройство не копировало американские образцы атомной бомбы, но вместо того, чтобы поощрить успех своего протеже, Сталин захотел, чтобы теперь этим делом занимался более зависимый от него человек.

Политбюро предложило Берии возглавить партийную комиссию по расследованию дела "мингрельских уклонистов", отправив его в Тбилиси, чтобы тот разоблачил "мингрельский национализм" и уволил своего ближайшего соратника, первого секретаря ЦК компартии Грузии Чарквиани, которого по приказу Сталина сменил давний враг Берии Мгеладзе. Берии, кроме того, пришлось закрыть мингрельские газеты.

В тот момент, когда Берия обращался к участникам торжественного заседания по поводу празднования годовщины Октябрьской революции, Сталин направил в Тбилиси к арестованным мингрелам группу следователей, чтобы получить признания, которые опорочили бы Берию и его жену Нину. Мингрелы ни в чем не признались. Они полтора года провели в тюрьме, им не давали спать, их пытали, и Берия освободил их лишь после смерти Сталина. За восемь месяцев до своей смерти Сталин арестовал Рухадзе, который стал для него нежелательным свидетелем. Официально же его обвинили в обмане партии и правительства.

Скрытые мотивы и амбиции в конце 40-х - начале 50-х годов играли гораздо более важную роль в политических событиях, чем казалось в то время и кажется сейчас. Мы (те, кто видел все это и в результате страдал от этого) позже пришли к выводу, что партийная верхушка (Сталин и те, кто шел за ним) использовала кампании борьбы с космополитизмом и с последствиями культа личности только для того, чтобы убрать с дороги своих противников и оппонентов. Их целью было добиться абсолютной власти или ввести новые фигуры в свое окружение. Они рассчитывали, что Комитет партийного контроля и органы безопасности постоянно будут снабжать их компрометирующими материалами. Общим правилом было собирать компрометирующие факты против всех, а при необходимости использовать эту информацию.

марта 1953 года Сталина, лежащего на полу в малой столовой Ближней дачи (одна из резиденций Сталина), обнаружил сотрудник охраны П.В. Лозгачёв. Утром 2 марта на Ближнюю дачу прибыли врачи и диагностировали паралич правой стороны тела.5 марта в 21 час 50 минут Сталин умер [94]. О смерти Сталина было объявлено 5 марта 1953 года. Согласно медицинскому заключению, смерть наступила в результате кровоизлияния в мозг.

Существуют многочисленные теории заговора, предполагающие неестественность смерти и причастность к ней окружения Сталина. По одной из них (которой, в частности придерживается историк Э.С. Радзинский), Л.П. Берия, Н.С. Хрущёв и Г.М. Маленков способствовали его смерти, не оказав помощи. По другой, Сталин был отравлен его ближайшим сподвижником Берией [115].

Сталин стал единственным из советских руководителей, по которому была совершена панихида Русской Православной Церковью [116] (См. Сталин и Русская православная церковь).

Как утверждает журналист Василий Голованов, на похоронах Сталина из-за огромного количества людей, желающих проститься со Сталиным, возникла давка, в результате которой были жертвы. По утверждению журналиста, "точная цифра погибших неизвестна или засекречена" [117].

Заключение


Вряд ли могут привести к истине попытки понять сущность сталинского культа личности путем анализа всего, произошедшего во времена правления Сталина, к одному лишь этому имени. Уже само по себе такое количество жертв, ликвидация целых классов или наций, свидетельствует о возникновении совершенно новой ситуации. Для того, чтобы содержать в заключении и уничтожать миллионы людей, нужен огромный аппарат, начиная от соответствующего наркомата или министерства и кончая низшими его чиновниками - чиновниками охраны, опиравшимися, в свою очередь, на негласных чиновников из среды самих заключенных.

Бесструктурное общество превращало бюрократа в необходимейшую фигуру. Нужна была только "личность", которая осознала бы фантастические, невиданные, немыслимые даже в далеком рабовладельческом прошлом перспективы концентрации власти в руках одного человека, сумевшего возглавить тоталитарно-бюрократический аппарат. Аппарат искал Вождя, без которого тоталитарно-бюрократическая система остается незавершенной, Вождя, который не знал бы никакой другой ценности, кроме власти, и был бы готов уложить за нее любое количество народа, доказывая, что эти жертвы приносятся исключительно ради народного блага.

Личность Сталина находится сегодня в центре внимания, как политиков, так и обывателей, как историков, так и деятелей искусства. Это неслучайно, поскольку этот человек более 30-ти лет находился у руля управления одной из великих держав мира, пожалуй, самой загадочной и непредсказуемой. Он был у руля управления не только этой державы, но и целой группы стран, которую именовали социалистическим лагерем; он претендовал на роль вершителя судеб "Угнетенных народов и эксплуатируемых классов", как говорили в его времена во всем мире.

Культ Вождя Коммунистической партии, И.В. Сталина - одного из более жестоких и своекорыстных диктаторов в истории человечества, и по сей день остается, пожалуй, наименее проясненной для общественного сознания и понятой им безмерной трагедией, которой отмечен XX век.

Личность Сталина настолько противоречива и многогранна, даже по-своему загадочна, что исследователи, наверное, еще долго будут спорить о том, как оценивать его роль в российской и мировой истории. Но, что бы ни говорили о нем критики любых политических оттенков, ясно одно - внешняя политика Советского Союза тридцатых-сороковых годов оказала столь внушительное влияние на ход мировых событий, что ни замолчать, ни обойти вниманием этот период просто невозможно. Естественен, следовательно, и интерес к личному вкладу Сталина в разработку, формирование и осуществление внешней политики в то время, когда он находился во главе партии и государства.

Невольно задаешься вопросом, в чем состоял секрет успеха сталинской дипломатии. Ведь именно он, начав игру в чрезвычайно невыгодных обстоятельствах, вывел Россию из политической изоляции, а затем превратил ее в сверхдержаву, способную успешно конкурировать с объединенной мощью промышленно-развитых стран Запада вместе взятых. Внешняя политика Сталина кардинально преобразила всю международную систему нынешнего столетия. Ее последствия продолжают влиять на современные международные отношения, предопределяя действия политических руководителей многих стран мира. Поэтому личность Сталина не перестает приковывать к себе внимание не только историков, но и практикующих политиков и экспертов, ответственных за выработку текущих внешнеполитических решений.

Жизнь Сталина имеет два взаимоисключающих этапа. На первом этапе - к XIX в. - 1-я пол. 1930-х - Сталин - активный пособник преступной деятельности Ленина и т. н. ленинской гвардии, еврейских большевиков, уничтоживших миллионы русских людей, на втором этапе со 2-й пол. 1930-х - русский государственный деятель, усилиями которого, по сути дела, была осуществлена национальная революция, свергнувшая власть еврейских большевиков, в значительной степени (но далеко не полностью) возродившая былое значение Русского Народа.

Превращение (хотя и неполное и несовершенное)"Савла в Павла" - Сталина как одного из руководителей антирусского движения в Сталина как национального вождя Русского Народа - происходило не сразу, процесс этот, начавшийся еще в к. 1920-х, растягивается на все тридцатые годы, приобретя итоговое завершение лишь во время Великой Отечественной войны. Могучая русская цивилизация духовно подчиняет себе большевистского вождя, освятив его деятельность положительным содержанием. Гений Сталина состоял в том, что он сумел коммунизм из орудия разрушения России превратить в инструмент русской национальной политики, укрепления и развития русского государства.

Можно предположить, что фундамент русской государственной идеологии, пробудившейся у Сталина в 1930-40-е, был заложен у него во время обучения в духовном училище и православной семинарии. Сталин, единственный из крупных большевистских вождей, имел духовно-религиозное (хотя и не законченное) образование. Как справедливо отметил русский духовный писатель о. Дмитрий Дудко: "Если с Божеской точки посмотреть на Сталина, то это в самом деле был особый человек, Богом данный, Богом хранимый. Сталин сохранил Россию, показал, что она значит для всего мира. Сталин с внешней стороны атеист, но на самом деле он верующий человек. Не случайно в Русской Православной Церкви ему пропели, когда он умер, даже "Вечную память", так случайно не могло произойти в самое безбожное время. Не случайно он и учился в Духовной семинарии, хотя и потерял там веру, но чтоб по-настоящему ее приобрести. А мы этого не понимаем. Но самое главное все-таки, что Сталин по-отечески заботился о России".

Сталин любил старинные русские песни и нередко их пел. В отличие от еврейских большевиков генсек ВКП (б) не выносил, когда в кино показывали сексуальные сцены. Это его коробило и возмущало.

Еще в 1-й пол. 1920-х Сталин мало чем отличался от других большевистских руководителей, разве что вел незаметный и более скромный образ жизни. Однако уже после смерти Ленина усилившаяся борьба за власть в стране вынудила его блокироваться с Каменевым и Зиновьевым против Троцкого, затем - с Бухариным и Рыковым против Каменева и Зиновьева, а позднее прийти к выводу, что единственным путем укрепления государства являются национальные начала (в том смысле, как это понимал Сталин, - государственный патриотизм, национальная гордость великороссов, использование положительных исторических примеров).

Зверства гражданской войны, геноцид 1920-х, в т. ч. и собственную вину за участие в этих чудовищных антирусских актах, Сталин списывал на "врагов народа". А ведь и в самом деле, большая часть репрессированных в 1937 и позднее были врагами Русского Народа.

Уничтожая большевистскую гвардию, Сталин не только разделывался с соперниками в борьбе за власть, но и в какой-то степени искупал свою вину перед Русским Народом, для которого казнь революционных погромщиков была актом исторического возмездия.

Сталин эффективно боролся со многими проявлениями антирусского национализма, который агрессивно проявлял себя по отношению к Русскому Народу под видом культурных автономий и разных национальных учреждений, представители которых открыто стремились принизить значение Русского Народа. Особо это касалось еврейского национализма, приобретшего в СССР совершенно нетерпимый характер.

За 1930-40-е под руководством Сталина было уничтожено не менее 800 тыс. еврейских большевиков, цвет иудейской антирусской организации, рассчитывавших превратить Россию в еврейское государство. Были уничтожены почти все иудейские вожди, а шансы оставшихся на власть в России сведены к минимуму.

В годы Великой Отечественной войны Сталин, несмотря на невероятные трудности, сумел сплотить вокруг себя лучших русских военачальников и, опираясь на русский патриотизм, уничтожить сильного врага, обладавшего на первом этапе войны значительным превосходством в численности войск и вооружении. На праздновании по поводу победы России в войне над Германией Сталин поднял тост за Русский Народ, назвав его определяющей и решающей силой Великой Победы.

После войны, понимая, что стабильность русскому государству может создать только Русский Народ, Сталин проводит последовательную политику преимущественной поддержки русских кадров не только в центре, но и в союзных республиках. Русские кадры составляли костяк всей системы управления СССР. Самые малейшие проявления местечкового национализма жестоко пресекались.

Многие духовно-нравственные основы Русского Народа становятся идеологическим ядром государственности и открыто провозглашаются в органах партийной печати. На повестку дня встал жизненно важный для русского государства вопрос о трансформации правящей в СССР коммунистической партии в национально-российскую или даже национально-русскую партию. Есть основание утверждать, что на какое-то время Сталин сделал партию национально объединяющей силой, чувство патриотизма приобрело высокое гражданское звучание и стало мощным орудием укрепления государства. Причем патриотизм носил безусловно великорусский характер, чему способствовал прежде всего сам Сталин, который в 1947 писал, что "у нас все еще не хватает достоинства, патриотизма, понимания той роли, которую играет Россия".

Хотя с момента смерти Сталина прошло чуть более пятидесяти лет - срок по историческим меркам совсем небольшой - литература, опубликованная о нем, достаточно обширна. Казалось бы, все вопросы уже подняты, все ответы найдены. Какой смысл возвращаться к этой теме? Не лучше ли закрыть ее и обратить академические взоры на менее исследованные проблемы. Но чем больше углубляешься в изучение литературы о Сталине, тем больше убеждаешься, что последнее слово о нем еще не сказано и, вряд ли, будет сказано в ближайшем будущем. Дело в том, что сразу же после его смерти фигура Сталина оказалась в центре острой политической борьбы, как внутри СССР, так и в международном контексте. Последние политические тенденции свидетельствуют о том, что эта борьба не только не идет к затуханию, но вновь усиливается. Именно в результате политической заангажированности большинства авторов, писавших и продолжающих писать о Сталине, трудно ожидать более или менее объективного освещения его мировоззрения и политики.

Список использованной литературы


1.Бажанов Б. Записки секретаря Сталина. <#"justify">Периодическая печать:

42.Цепко А. Идейно-социальные истоки сталинской власти. Журнал "Вопросы философии" 7, 1989 г.

43.Секретное метро Сталина откроют для всех? Николай Морозов. Владимир Гоник 23.03.07 "Известия"

.Аргументы и факты - Как убивали Сталина Часть 2 - 52 (1313) от 28.12.2005

45.Георгий Чернявский. Когда на самом деле родился Сталин и почему это важно. <#"justify">Интернет-ресурсы:

49.<#"center">Приложения


Рис.1 Сталин в молодости (1902 год)


Рис.2 Иосиф Сталин


Рис.3 Сталин - Генеральный секретарь и Вождь.


Рис. 5. Иосиф Сталин и Максим Горький в скверике на Красной площади 1931 г.

Рис.6. Черчилль, Рузвельт, и Сталин на Ялтинской конференции 1945 г.


Рис.7. И.В. Сталин на военном параде Победы в 1945г.


Рис.8. Постдамская конференция 1945г.

Рис.9. Сталин на почтовой марке Кыргызстана 2005г.


Рис.10. И.В. Сталин на параде посвященной ко дню победы в Великой Отечественной войне 1950г.


Рис.11. И.В. Сталин в форме маршала.


Рис.12. И.В. Сталин в форме генералиссимуса.


Рис.13. Надгробие Иосифа Сталина у кремлевской стены в Москве.


Теги: Характеристика личности и политическая деятельность И.В. Сталина  Диплом  История
Просмотров: 18624
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Характеристика личности и политическая деятельность И.В. Сталина
Назад