Теракты в московском метро

ОГЛАВЛЕНИЕ


ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ПРИНЦИПЫ ОСВЕЩЕНИЯ В СРЕДСТВАХ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ АКТОВ ТЕРРОРИЗМА

.1 Роль средств массовой информации в освещении актов терроризма

.2 Конттеррористические стратегии средств массовой информации

ГЛАВА 2. ОСОБЕННОСТИ ОСВЕЩЕНИЯ ТЕРАКТА В МОСКОВСКОМ МЕТРО 29 МАРТА 2010 ГОДА РАЗЛИЧНЫМИ СРЕДСТВАМИ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ

.1 Общее описание теракта, произошедшего в Московском метро 29 марта 2010 года

.2 Освещение теракта в Московском метро, произошедшего 29 марта 2010 года, телевидением

.3 Освещение теракта в Московском метро, произошедшего 29 марта 2010 года, российскими и зарубежными печатными средствами массовой информации

.4 Освещение теракта в Московском метро, произошедшего 29 марта 2010 года, электронными средствами массовой информации

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Приложение А


ВВЕДЕНИЕ


Актуальность темы исследования. Терроризм в любых формах своего проявления превратился в одну из самых опасных проблем, с которыми человечество вошло в XXI столетие. В современном мире проблема терроризма занимает особое место среди явлений социальной действительность и является реальной угрозой основы политической стабильности и мирового порядка.

Под терроризмом в современной политической практике понимается применение негосударственного насилия или угрозы насилия с целью вызвать панику в обществе, ослабить и даже свергнуть правительство и вызвать политические изменения в государстве.

Терроризм представляет реальную угрозу национальной безопасности страны: похищение людей, взятие заложников, случаи угона самолетов, взрывы бомб, акты насилия в этно-конфессиональных конфликтах, прямые угрозы и их реализация и т.д.

Последние террористические акты в Москве и на Северном Кавказе показывают, что информационная составляющая - важнейший элемент современного терроризма. Отсутствие освещения в массмедиа обессмысливает теракт.

Соответственно, та или интерпретация теракта может означать его успех или неудачу, задавать реакцию на него населения. Некоторые зарубежные и российские СМИ так освещают террористические акты, что объективно создают информационное прикрытие для террористов.

Терроризм сам по себе представляет крайне опасный способ политической дестабилизации современного общества. Террористические акты при соответствующем информационном освещении в СМИ представляют мощнейшее оружие: они демонстрируют обществу бессилие власти (на месте теракта власть утратила монополию на применение силовых методов), и в зоне теракта реализовывалась альтернативная власть, создает прецеденты активного неповиновения и противостояния власти, как правило, что немаловажно, активизирует оппозиционные силы и настроения, ударяет по экономике и ухудшает имидж страны в целом.

В связи с терактами в России обращалось внимание на подмену понятий: ответственность за злодеяние подменялась обсуждением неспособности государства предотвратить теракт или ликвидировать его последствия, и невольно внимание наблюдателей переключается с террористов непосредственно на правительство. Такое положение дел требует научного анализа.

Степень научной разработанности проблемы. Процесс и принципы освещения актов терроризма средствами массовой информации достаточно хорошо изучен западными (а особенно американскими) специалистами.

Среди них можно выделить таких исследователей как А. Глюксманн, Р. Даулинг, Б. Хоффман, А. Шмид. Многие работы этих авторов переведены на русский язык. Российскими специалистами проблема освещения терроризма исследуется в основном в филологическом (Е.С. Гладковская) или психологическом аспекте (Р. Оганян, О.А. Старова), хотя в целом освещается крайне фрагментарно.

Непосредственно тема теракта, произошедшего в Московском метро 29 марта 2010 года, пока что в научной литературе не получила широкого освещения.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования является освещение терроризма средствами массовой информации. Предметом исследования является освещение средствами массовой информации теракта, произошедшего в Московском метро 29 марта 2010 года.

Цель и задачи исследования. Целью исследования является характеристика освещения средствами массовой информации теракта, произошедшего в Московском метро 29 марта 2010 года.

Задачи исследования:

-характеристика роли средств массовой информации в освещении терроризма;

-анализ хроники событий - теракта, произошедшего в Московском метро 29 марта 2010 года;

-изучение освещения средствами массовой информации различного вида теракта, произошедшего в Московском метро 29 марта 2010 года.

Эмпирическая база исследования. В работе использованы сообщения газет и телеканалов, посвященные теракту 29 марта 2010 года, а также материалы Интернет-сайтов террористических движений.

Теоретико-методологическая база исследования. В качестве основных исследовательских методов используются: сравнительно-политологический метод; историко-описательный метод; метод анализа газетных публикаций и сообщений электронных средств массовой информации.

Структура работы. Работа состоит из введения, двух глав, каждая из которых делится на параграфы, заключения, списка использованной литературы.


ГЛАВА 1. ПРИНЦИПЫ ОСВЕЩЕНИЯ В СРЕДСТВАХ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ АКТОВ ТЕРРОРИЗМА


1.1 Роль средств массовой информации в освещении актов терроризма

теракт московское метро

Терроризм, выходящий за локальные рамки, стал повседневной реальностью современного мира, угрожающей мировому сообществу в целом и человеку в отдельности, которые становятся либо прямой жертвой террористических актов, либо подвергаются опосредованной психологической атаке через средства массовой информации. Гражданские лица и общество в целом стали новыми объектами международного терроризма как способ принуждения, таким образом, политического руководства государства. Не последнюю роль в процессе организации террористических действий и достижения преследуемой террористами цели играют средства массовой информации, которые в условиях глобализации и научно-технического прогресса приобрели совершенно иной статус.

Без преувеличения можно констатировать, что в настоящее время средства массовой информации занимают прочное положение, как в политическом процессе отдельного государства, так и в мировом политическом развитии. В свете дискуссии о терроризме СМИ заставляют правительства предпринимать активные действия, с одной стороны, нацеленные на снижение активности международного терроризма и его искоренение и на регулирование деятельности СМИ, с другой, в силу способности последних оказывать воздействие на массовое сознание и создавать сложности для проведения секретных контртеррористических операций.

Современные высокие технологии предоставляют большие ресурсы для того, чтобы создавать и поддерживать космополитизм СМИ. Отгораживаясь от контроля со стороны государства, медиа становятся институтом, рассматриваемым неформальными структурами как способ претворения в жизнь своих целей. То же можно сказать и о терроризме, который процветает только тогда, когда он у всех на слуху, когда его освещают. Маргарет Тэтчер красноречиво говорила о том, что «освещение терроризма - это его кислород». Поэтому совершенно неудивительно, что террористы используют мировую систему средств массовой информации в своих целях.

Исходя из этого, СМИ всегда будут создавать условия, привлекающие внимание со стороны международного терроризма и удовлетворяющие его требованиям, в силу самого факта своего существования, а также обслуживать конкретные террористические действия в силу своей природы и предназначения.

Атаки террористов, где бы они ни происходили, неизбежно становятся темой, заслуживающей освещения в СМИ, как описание человеческой трагедии, драмы и безысходности. Однако, эти акты, подобно другим выходящим за рамки разумного событиям, как катастрофы, войны, кризисы и т.п., характеризуются не только тем, что они автоматически становятся важными информационными событиями, но отличаются тем, что для достижения своей цели они должны получить освещение в СМИ.

Представляется, что именно СМИ сыграли решающую роль в становлении международного терроризма как актора, определяющего изменение политической структуры мира. Связь между терроризмом и медиа имеют давнюю историю: еще в конце XIX века анархисты использовали печатные издания и постеры для распространения своих идей, с изобретением радио и телевидения облегчилась задача террористов по распространению пропаганды и информации. Послания террористов тем быстрее и беспрепятственнее достигали своих адресатов, чем увереннее происходило развитие коммуникационных технологий. Информатизация изменила состояние мира, также она изменила и сознание террористов. Как указывает Л. К. Айвар: «В середине 2001 года, идея глобального терроризма была только гипотезой, возможным асимметричным ответом на современные мировые политические проблемы. После событий 11 сентября мегатерроризм, основанный на информационных технологиях, стал реальностью».

Решающую роль в том, что террористические акты 11 сентября 2001 года в США достигли своей цели, сыграли средства массовой информации: события этой даты продемонстрировали огромное могущество информационных империй.

Ввиду возросшей самостоятельности и мощи СМИ, используя определенные методы и способы своей деятельности и воздействия, придали далеко не новому явлению - терроризму - новый характер, наделили его информационной составляющей и обеспечили его популярность в мировом масштабе. Популярность, выражающуюся не в повсеместном одобрении и поклонении, а в широких дискуссиях о его истоках, мотивах, целях, средствах и структуре.

Средства массовой информации составляют неотъемлемый элемент стратегии любого проявления международного терроризма как гарант обеспечения желаемого информационно-психологического эффекта.

В основе любой стратегии террористов, по признанию многих исследователей, лежит необходимость освещения их актов в СМИ - «паблисити» (англ.: Publicity). Е. Е. Пронина, например, указывает на то, что «объем освещения в средствах массовой информации, который террористам удается заполучить своими действиями, является критерием того, удалась их акция или провалилась». Эффект, который при этом достигается направлен на то, чтобы доказать и продемонстрировать уязвимость и несостоятельность государства, спровоцировать его на ответные шаги, способные дискредитировать его, стать причиной поляризации и радикализации в обществе; а также вызвать симпатию со стороны общества путем тщательного выбора объектов атак, которые могут быть рационально оправданы людьми.

Обладание «паблисити» достигается различными приемами и тактиками, осуществляемыми со стороны террористических организаций, целью которых может являться одновременно психологическое воздействие и объяснение идеологических основ и мотивов, основными среди тактических приемов получения «паблисити» можно выделить, по мнению А. Шмида:

-непосредственное совершение насилия, без сомнения, оказывающегося во внимании средств массовой информации;

-удачный выбор места, времени и зрелищности террористического акта: например, дни национальных праздников, одновременность терактов (захват трех самолетов Народным Фронтом Освобождения Палестины в 1970 г., тараны двух небоскребов в Нью-Йорке в 2001 г.), урбанизация терактов - теракты в городах привлекают больше внимания и влекут за собой больше жертв, чем в сельской местности;

-обнародование заявлений лидеров террористов, что нацелено на объяснение истинных мотивов терактов;

-созыв пресс-конференций;

-взятие на себя ответственности за террористические акты, в некоторых случаях и несовершаемые;

-символизм при выборе цели атаки: личность, олицетворяющая совокупность идей и принципов оппозиционной стороны, архитектурные объекты (башни Всемирного Торгового Центра в Нью-Йорке символизировали финансовую и идеологическую мощь всей западной либерально-демократической цивилизации).

Ввиду универсальности средств массовой информации как института, формирующего отчасти общественное мнение, террористы стремятся посредством глобальных медиа-сетей добиться желаемого ими понимания если не самого действия, то хотя бы его причины или мотива.

Сам террористический акт не может, естественно, встретить общественного одобрения или понимания, но общественное мнение способно проявить сочувствие к тому порыву, который сподвиг террориста на преступления. Возможно, подобное сочувствие редко имеет место, однако террористические образования на протяжении многих лет пытаются поддерживать хорошие отношения со средствами массовой информации: достаточно вспомнить тот факт, что, в основном, именно журналисты и репортеры являются посредниками для передачи совместных требований между государством и террористами.

Другим аспектом взаимодействия террористических сетей и мировыъ структур средств массовой информации является обеспечение легитимности международного терроризма посредством средств массовой информации.

Представляется, что основная причина стремления государства оказывать давление на средства массовой информации заключается не в том, что полное или частичное воспроизведение подобной информации о терроризме может содержать в себе инструкции и стать триггером последующих актов террора (хотя и это также имеет место), а в том, что «это производит несоизмеримый ни с чем иным психологический эффект на телеаудиторию или читателей, способный сформировать в сознании людей образ террориста, являющегося борцом и великомучеником против любых форм насилия, угнетения и насаждения неприемлемых ценностей и идей». Подчеркивая информационную составляющую современного терроризма, Г. Г. Почепцов пишет: «Террорист порождает «плохое событие», которое всегда является «хорошей новостью». Присоединяясь к событию, он делает себя ньюсмейкером, что позволяет ему повествовать о том, что он считает важным».

Легитимность, обеспечиваемая СМИ, может распространяться не только на акты террора, но и на существование самих террористических организаций, которые могут иметь в своем составе довольно миролюбивые политические структуры. С точки зрения искушенного террориста, политика является продолжением террора с использованием других методов и средств. ИРА и ХАМАС (Исламское движение сопротивления) - примеры подобных образований, имеющих в составе политическое и военное отделения. Например, Муса Абу Марзук, стоявший во главе политического крыла ХАМАСа, обвиняется в проведении серии терактов и политических убийств, создании отрядов шахидов (боевиков-мучеников). Подобно этому, противоречивые связи Джерри Адамса (лидера легального крыла ИРА - партии Шин Фейн) с военными структурами ИРА являются предметом большого числа дискуссий о его причастности к международному терроризму.

В таком случае освещение легальной политической деятельности одних органов организации ведет к обеспечению морального признания и оправдания активности ее нелегальных террористических структур. Очевидным становится то, что любое, даже самое поверхностное, освещение терроризма и деятельности его лидеров создает основания для обеспечения легитимности их деятельности, что непосредственно связано со стремлением террористов добиваться с помощью массмедиа желаемого понимания их мотивов и побуждений.

Посредством ресурсов средств массовой информации может также обеспечиваться основа легитимности неправительственных организаций, исследовательских центров и финансовых структур, специально созданных в качестве прикрытия для проведения террористической деятельности, а также осуществляемой ими деятельности (проведение опросов общественного мнения, мнимые благотворительные акции, финансовое обеспечение проектов, посольская и консульская поддержка для облегчения передвижения террористов по миру), в реальности направленной на завоевание симпатий и увеличение числа сторонников того или иного террористического образования, рекрутирование кандидатов на совершение новых террористических актов, привлечение сочувствующих инвесторов и спонсоров.

Освещение в СМИ деятельности подобных образований, а также прокламация их идей, представлений и результатов работы находят положительную реакцию у аудитории, которая не расценивает их существование и активность как противозаконные и может, в ряде случаев, принимать участие в некоторых проектах, прикрытыми благими целями.

С развитием высоких информационных технологий произошло увеличение возможностей международного терроризма по усилению своей пропаганды, облегчению и активизации общения террористов между собой посредством спутниковых телефонов, электронной почты.

Интернет стал плацдармом протеррористической идеологической борьбы и выражения идей и взглядов террористов, способом проведения обмена оперативной информацией между террористами: будучи практически неконтролируемым, Интернет содержит мощнейший поток информации о международных террористических синдикатах, лидерах террористов, описания особенностей проведения терактов и т.д. Крупнейшие международные террористические организации имеют в своем арсенале множество официальных веб-сайтов, что свидетельствует об активном практическом использовании международным терроризмом не только давно существующих печатных и вещательных СМИ, но и электронных массмедиа, основанных на новейших технологиях и обладающих мощным ресурсным потенциалом.

Террористические организации рассматривают ресурсы глобальных СМИ как инструмент нанесения ущерба своим противникам, что наиболее ясно проявляется, когда виновники терактов и их логические мотивы и причины остаются неизвестными. Средства массовой информации, в таком случае, усиливают панические настроения, распространяют страх и создают неблагоприятный имидж и непривлекательность страны, проявляющиеся в снижении уровня инвестиций в страну и туристического бизнеса. Тем самым в государстве и обществе до предела накаляется озабоченность общей угрозой терроризма, подозрительность и недоверие по отношению друг к другу.

Вышеперечисленные составляющие стратегии терроризма по отношению к средствам массовой информации используются террористами, как по отдельности, так и в сочетаниях для достижения политических и, прежде всего, психологических целей по деморализации оппонента в лице государства, поднятию морального духа своих сторонников, передачи закодированной информации, формированию в обществе ситуации хаоса и страха. Данные особенности вызывают негативную реакцию со стороны государства и всего мирового сообщества, обеспокоенных снижением уровня безопасности своих граждан из-за угрозы терроризма.


1.2 Конттеррористические стратегии средств массовой информации


Государство как основной гарант безопасности современного общества и его единства стремится к тому, чтобы средства массовой информации в своих ресурсах представляли террористов как преступников и не пособничали им, создавая добродетельный образ и восхищаясь их решительностью и настойчивостью: какими бы ни были мотивы террористов при похищениях людей, организациях взрывов или захватах самолетов, эти действия должны быть незамедлительно осуждены, и не должно создаваться никакого поля для их морального оправдания и сочувствия, выражаемых в СМИ.

Государству от массмедиа нужны понимание, сотрудничество, умеренность и лояльность при его стремлении снизить опасность угрозы международного терроризма в обществе, арестовать и наказать виновников террористических актов.

Таким образом, особенностями контртеррористической деятельности государств и мирового сообщества является ряд требований государственных структур к средствам массовой информации:

-разделять позицию государства по вопросу об основаниях и направлениях антитеррористических мероприятий;

-поддерживать его действия и решения в условиях проведения секретных операций;

-не препятствовать распространению официальной информации, необходимой для обеспечения их успеха, что подразумевает понимание структурами средств массовой информации целей контртеррористических действий, или, по крайней мере, представление их в позитивном плане (например, объяснение того, почему государство склоняется к ведению переговоров с терроризмом, а не однозначно принимает все условия террористов);

-создавать привлекательный имидж государственных органов и ведомств, поощряемый эксклюзивными интервью и информацией только следующих этой политике журналистов;

-в ряде экстренных случаев в рамках сотрудничества распространять в своих изданиях или программах уловки для нейтрализации непосредственной угрозы терроризма;

-избегать использования в репортажах подстрекательских выражений и фраз, способных надавить на гордость или честь террористов и повлечь за собой эскалацию конфликта.

В ситуациях с захватами заложников, государство стремится ограничить доступ массмедиа к непосредственному месту происшествия, но одновременно требует от них предоставлять властным структурам любую новую информацию о событии, полученную из собственных источников.

Полное и откровенное освещение СМИ захвата заложников находит раздражение со стороны военных ведомств и государственных органов в целом, поскольку представляет угрозу срыва секретных операций по освобождению заложников, что отчетливо проявилось в ситуации с захватом заложников в Театральном Центре на Дубровке в г. Москве в октябре 2002 года, когда террористы могли в прямом эфире по телевизионным каналам наблюдать перемещение и рассредоточение агентов российских спецслужб вокруг здания и, тем самым, заранее быть готовым к ответным действиям.

После завершения спецопераций, оправданно, государственные органы не желают, чтобы СМИ раскрывали правительственные секреты или давали детализированное описание технической составляющей контртеррористических мероприятий, а также отказались от рассказов об успехе или провале тактических и специальных приемов и методов террористов, поскольку это может явиться причиной того, что они будут взяты на вооружение и адаптированы новоявленными террористами.

Представители средств массовой информации, в ответ на обвинение со стороны государства о пособничестве подобным образом террористам и облегчении их задач, защищают сферу своей деятельности, утверждая, что освещение захватов заложников никак не подвергает опасности жизни заложников, а наоборот имеет своей целью обеспечить их защиту, поскольку террористы не станут расправляться с теми, кто приносит им очевидную пользу и обеспечивает реализацию их целей - добиться «паблисити».

Очевидно, что в кризисных ситуациях действия работников массмедиа должны быть тщательно продуманы, проводиться в соответствии с текущим законодательством и не подвергать опасности жизни и безопасность мирного населения, руководствоваться при этом не только правом обеспечения открытой и полной информацией, но также некими нормами профессиональной этики журналистов.

С точки зрения проведения политики безопасности в обществе и обеспечения его единства, представители государства требуют от средств массовой информации при освещении террористических действий не накалять обстановку, а, наоборот, способствовать разрядке напряженности и снижению обеспокоенности международным терроризмом в обществе, избегать эмоционального освещения ситуаций, интервью с родственниками жертв, так как это формирует в обществе нарастающее давление на государство, чтобы последнее пошло на уступки террористам, что противоречит самой идее сильного и бескомпромиссного государства - гаранта общественной безопасности и единства.

Требования и нужды государственных структур идут в разрез с интересами самих средств массовой информации, которые, если являются полностью независимыми от прямого государственного контроля, проводят постоянную политику противостояния с центральной властью, критикуя ее действия и решения.


ГЛАВА 2. ОСОБЕННОСТИ ОСВЕЩЕНИЯ ТЕРАКТА В МОСКОВСКОМ МЕТРО 29 МАРТА 2010 ГОДА РАЗЛИЧНЫМИ СРЕДСТВАМИ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ


2.1 Общее описание теракта, произошедшего в Московском метро 29 марта 2010 года


марта 2010 года двумя террористками-смертницами дагестанского происхождения на станциях «Лубянка» и «Парк культуры» Сокольнической линии московского метрополитена, были произведены два взрыва. В результате взрывов погибло 41 и ранено 88 человек. Среди пострадавших были граждане России, Таджикистана, Киргизии, Филиппин, Израиля и Малайзии.


Таблица 1

Погибшие и пострадавшие от терактов (по гражданству)

ГражданствоПогибшиеРаненыеРоссия3875Таджикистан21Молдавия1Малайзия3Израиль1Киргизия1Филиппины1неизвестно3Всего4188

Ответственность за взрывы взял на себя лидер «Кавказского эмирата» Доку Умаров.

Первый взрыв произошел в 07:56 по московскому времени на станции «Лубянка» во втором (по ходу движения) вагоне именного поезда «Красная стрела», следовавшего в сторону станции «Улица Подбельского».

В момент остановки поезда, непосредственно перед открытием дверей, сработало взрывное устройство, закрепленное на женщине, стоящей у второй двери второго вагона. По рассказам очевидцев, после первого взрыва эвакуация из метро не проводилась, по громкоговорителям передавались сообщения о задержках в движении и рекомендации воспользоваться наземным транспортом. Второй взрыв произошел в 08:39 на станции «Парк культуры» Сокольнической линии в третьем вагоне поезда маршрута № 45, который следовал в сторону станции «Улица Подбельского».

Сразу после терактов было перекрыто движение поездов от станции «Спортивная» до станции «Комсомольская». Сотрудники метрополитена совместно с подразделениями МЧС эвакуировали со станций метро 3,5 тыс. человек. К ликвидации последствий взрывов в метро были привлечены 657 человек и 187 единиц техники. По сообщениям правоохранительных органов в связи со взрывами в метро на станциях в Москве введен план «Вулкан».

Также усилен паспортный режим, милиция переведена на усиленный вариант несения службы, увеличена плотность патрульных нарядов на улицах города и в метрополитене, к патрулированию метро были привлечены внутренние войска Министерства внутренних дел России. Под особую охрану были взяты аэропорты и вокзалы Москвы. В 17:09 станцию «Лубянка» открыли для пассажиров и метрополитен заработал в штатном режиме.

По результатам взрывотехнической экспертизы, проведенной специалистами Федеральной службы безопасности, мощность взрывного устройства, сработавшего на станции «Лубянка», составила до 4 килограммов в тротиловом эквиваленте, а на станции «Парк культуры» - от 1,5 до 2 кг в тротиловом эквиваленте. Как показал экспресс-анализ, взрывные устройства были начинены взрывчаткой на основе гексогена с добавлением пластификатора, то есть пластитом. В качестве поражающих элементов использовались нарубленная на куски арматура и болты.

Непосредственно в результате обоих взрывов погибло на месте 36 человек, из них 24 на станции метро «Лубянка» и 12 на станции метро «Парк культуры». В последующие дни в больницах умерло еще 4 человека.

Следствие установило, что организатором теракта был ликвидированный в августе 2010 года лидер дагестанских боевиков Магомедали Вагабов, координатором действий смертниц - Гусен Магомедов. Доку Умаров отношения к теракту не имел. Террористками-смертницами стали уроженки Дагестана Джанет Абдуллаева и жена Магомедали Вагабова Марьям Шарипова.


2.2 Освещение теракта в Московском метро, произошедшего 29 марта 2010 года, телевидением


Два взрыва в столичном метро, прогремевшие утром 29 марта, на несколько часов стали одной из главных мировых новостей. Терактам в Москве были посвящены спецвыпуски информационных телеканалов, сообщения о взрывах стояли на главных страницах большинства международных новостных сайтов. Наиболее полная картинка с места событий - а журналисты собрались и около станции «Лубянка», и рядом с вестибюлем «Парка культуры» - была у телеканала CNN, а из российских телеканалов - у Russia Today и «Россия 24». Достаточно оперативно освещало ситуацию и радио - информационные «Эхо Москвы» и «Русская служба новостей».

Что касается зрителей российских федеральных каналов - «Первого», «России 1», НТВ - то там сообщения о терактах в столицах появились внутри стандартной утренней сетки программ; утренние же эфиры у всех трех телеканалов развлекательные, рассчитанные на тех, кто утром не пошел на работу и остался дома.

Поэтому для многих, кто включил телевизор в надежде узнать больше о трагедии в метро, оказалось шоком увидеть в эфире стандартные утренние передачи и рекламу без поправки на чрезвычайное происшествие.

Известный журналист Антон Носик в своем блоге пишет: «В 11:30 <…> Вот, что я увидел. По «Первому каналу» выпуск 40-минутной потребительской передачи «Контрольная закупка» прерван длиннющей рекламой Orbit, Нурофена и L'Oreal. По «России» дают 20-минутный выпуск местных новостей, он целиком посвящен терактам в Москве. Сейчас там Ксения Корнеева из ОАО «Вымпелком» оправдывается за перебои со связью у «Билайна», до этого были прямой репортаж от «Склифа» и с «Парка культуры». Выпуск досрочно прервался рекламой диванов и кресел, жевательной резинки, липосакции, единой городской службы недвижимости, капусты в собственном соку, банка «Глобэкс», концертов Хампердинка в «Крокусе», творога от компании «Вамин», поездок в Турцию, скидок на услуги стоматолога, фильтров для воды, гипермаркетов мебели «Вэйпарк», книжной коллекции «МК», риэлтерских услуг, ледового шоу Плющенко, скидок на пластические операции, снова диванов и кресел, анонсом сериала «Телохранитель-3», затем так же досрочно начался новый русский сериал «Тайны следствия». По ТВЦ в программе «События» дотошно анализируют статью Александра Шохина о модернизации. По НТВ демонстрируется фильм «Сыщики» с рекламными паузами. На «Рен-ТВ» вместо заявленного в сетке ток-шоу «Час суда» с Павлом Астаховым дают прямую трансляцию с «Парка культуры». По «Пятому каналу» идут «Бриллианты для диктатуры пролетариата» (1975). По «Столице» показывают документальный фильм «Подводные сокровища». И, разумеется, без пауз и перерывов на рекламу прокладок передает новости о теракте канал «Россия-24».

В московском бюро телеканала CNN отметили, что организация прямых эфиров, оперативное реагирование в режиме он-лайн - международный стандарт работы этого телеканала.

Следует отметить, что эта телевизионная корпорация, организованная в 1980 году, стала пионером круглосуточного чисто информационного вещания. В медиа-аналитике уже закрепился термин «CNN-эффект»: он означает влияние прямого информационного вещания на развитие освещаемой чрезвычайной ситуации. Впервые этот эффект полностью сказался во время операции «Буря в пустыне» 1991 года, когда действиям американцев с помощью журналистов была обеспечена отменная пиар-поддержка.

«То, что CNN оказались первыми - это результат простой вещи: крупные западные агентства и информационные ресурсы работают по жесткому новостному стандарту, - комментирует работу телеканалов Григорий Нехорошев, собственный корреспондент BBC в Москве в 90-е годы. - Есть событие - надо как можно быстрее дать о нем информацию. А вот «административных» стандартов, которые имеются в российских телекомпаниях, у западных журналистов нет».

Именно административные затруднения стали причиной того, что российские федеральные телеканалы на несколько часов отстали от западных и даже от российских спутниковых каналов в освещении терактов в метро. Чтобы дать сюжеты в эфир и тем более перестроиться на экстренную сетку вещания, руководству каналов нужно было получить множество согласований «наверху».

В пресс-службе Всероссийской государственной телерадиовещательной корпорации (ВГТРК), в структуру которой входят телеканалы «Россия 1» (ранее просто «Россия», РТР) и «Россия 24», сообщили, что организация специального информационного вещания в случае чрезвычайных ситуаций не входит в концепцию «России 1»: «Телеканал «Россия 1» реагировал в соответствии с его концепцией. Первый спецвыпуск новостей, в котором мы сообщили о теракте, пошел в эфир в 8.30, в рамках программы «Доброе утро», а в виде бегущей строки новость появилась еще раньше. После этого во всех новостных передачах мы показывали новейшие данные. Выпусков новостей у нас в сетке очень много, так что фактически все они и стали экстренными. Другое дело, что мы не стали менять саму новостную сетку и переключаться на непрерывное новостное вещание с повторами. Этим занимаются специализированные новостные каналы, в нашем случае - «Россия 24», они подключились сразу и выдавали постоянные повторы для тех, кто только что включил телевизор. У канала «Россия 1» просто другая задача».

Следует отметить, что минута рекламы на федеральном телеканале, по данным одного из столичных рекламных агентств стоит не менее 5000 долларов. Соответственно, решение о прерывании рекламных роликов, что было бы уместно при теракте такого масштаба, обошлось бы каждому из телеканалов в сотни тысяч долларов.

Таким образом, анализируя процесс освещения телевидением теракта, произошедшего в Московском метро 29 марта 2010 года, можно сделать ряд выводов.

Во-первых, федеральные каналы, не являющиеся исключительно новостными, не стали «нагнетать обстановку», уделяя произошедшему теракту чрезмерное внимание, что можно объяснить тем, что в 2010 году в Российской Федерации вещают несколько специализированных круглосуточных новостных каналов, а также тем, что произошедший теракт по количеству жертв и способу совершения, как это ни печально признать, не является выдающимся из ряда совершенных в современной России терактов.

Во-вторых, при освещении теракта 29 марта 2010 года можно увидеть отход от темы обсуждения поведения террористов и причин их действий. Большое внимание телевизионными каналами было уделено поведению московских таксистов, резко поднявших цены на свои услуги, благотворительным акциям операторов мобильной связи, решившим вернуть деньги за отправленные в определенный временной период SMS-сообщения, случаям SMS-мошенничества и тому подобных, лишь косвенно касающихся теракта, тем.

В-третьих, телеканалы, не являющиеся подконтрольными государству, использовали тему теракта 29 марта 2010 года для критики действий органов власти, причем не только и не столько правоохранительных, сколько центральных - прежде всего, Президента Российской Федерации Д.А. Медведева и Правительства Российской Федерации во главе с Председателем В.В. Путиным.

В-четвертых, интерес телеканалов к теме теракта 29 марта 2010 года довольно быстро угас, в настоящее время тема обсуждается практически исключительно в Интернете.


2.3 Освещение теракта в Московском метро, произошедшего 29 марта 2010 года, российскими и зарубежными печатными средствами массовой информации


Печатные средства массовой информации, сообщив о произошедшем 29 марта 2010 года теракте, уделяли внимание разным аспектам данной темы.

Большое внимание было уделено анализу реакции различных государственных и общественных деятелей на это событие.

Например, газета «Московский комсомолец» опубликовала высказывания Председателя Правительства Российской Федерации В. В. Путина и Патриарха Московского и всея Руси Кирилла.

«Я хотел бы обратиться к представителям малого и среднего бизнеса, работающим на транспорте, призываю никого не пользоваться ситуацией, не вздувать цен, не создавать дополнительные сложности, а, наоборот, проявить солидарность с теми людьми, которые попали в трудную ситуацию» (В. В. Путин). «Когда мы сталкиваемся со страданиями, нашим ответом должно быть желание разделить с людьми это страдание» (Патриарх Кирилл).

«Можно ли защитить метро от шахидок? Ответ на этот вопрос должны знать в антитеррористическом комитете. Мы транспортное предприятие. Мы должны перевозить - мы перевозим (Дмитрий Гаев, руководитель Московского метрополитена). «Надо рубить корни терроризма, надо понять, что его питает, что движет людьми, которые идут в смертники. Это же не только проблемы социально-экономического развития Северного Кавказа, на которые иногда ссылаются. В России много отсталых регионов, но там не порождается терроризм. Должны быть какие-то сильные внутренние причины, которые заставляют людей идти на теракты» (Николай Леонов, бывший начальник аналитического управления КГБ СССР).

Широко обсуждаемой, как и по телевидению, стала тема о поведении таксистов: «Пожалуй, самым омерзительным в трагических событиях в Москве были даже не действия террористов (к ним общечеловеческие моральные нормы неприменимы), а поведение мошенников. Таксисты отреагировали на теракт быстрее, чем биржа, и в считанные минуты взвинтили таксу в десятки раз».

Спустя несколько дней после теракта печатные средства массовой информации посвятили место на своих страницах различным аналитическим обзорам, главными темами которых были тема о неспособности российских властей обеспечить безопасность граждан и тема о том, что конфликт на Северном Кавказе так и не удалось разрешить вопреки всем заявлениям. Целую серию таких обзоров опубликовала «Независимая газета».

Британская газета The Times отметилась 29 марта материалом московского корреспондента «Во всех подробностях: черные вдовы».

Статья посвящена феномену «черных вдов», которых террористические группировки вербуют для проведения терактов. По мнению автора статьи, «проблема, с которой сталкивается Кремль, состоит в том, что власти мало что могут сделать, чтобы уменьшить ярость «черных вдов». Многие женщин считают, что им незачем жить и ждут лишь того дня, когда они могут нанести ответный удар по тем, кого они считают ответственными за разрушение своих собственных жизней».

В британской газете The Guardian опубликована статья специалиста по Северному Кавказу «Новое поколение боевиков наносит России взрывной удар». Автор предполагает, что теракты стали местью за смерть лидеров боевиков, а также пишет, что произошедшее подчеркивает жизненно важную необходимость для Кремля всерьез начать бороться с систематическим нарушением прав человека на Северном Кавказе, а также с бедностью и коррупцией.

В издании Christian Science Monitor появилась статья московского корреспондента: «Взрывы бомб в московском метро: волнения на Северном Кавказе эхом отозвались в Москве».

В статье говорится о том, что московские власти отреагировали на теракты быстро и компетентно. В качестве гипотезы о том, кто стоит за взрывами, приведено мнение экспертов, считающих, что теракты «являются местью за жестокую расправу российских сил безопасности на Северном Кавказе, в ходе которой, по словам официальных лиц, только с начала этого года было убито 35 лидеров экстремистских групп Дагестана и Ингушетии».

В деловом издании Business Week опубликована статья «Медведев получает в наследство путинскую войну с террором».

По мнению корреспондента агентства Bloomberg, двойные взрывы в московском метро показывают, «что президент Дмитрий Медведев продвинулся в деле искоренения терроризма внутри страны не дальше, чем его предшественник премьер-министр Владимир Путин». В статье также приводится мнение аналитика московского Карнеги-центра Николая Петрова, сказавшего следующее: «Боюсь, что в целях демонстрации стабильности перед Олимпиадой Москва прибегнет к краткосрочной тактике; у Медведева может появиться искушение продемонстрировать большую жесткость, чем это делал Путин».

В газете Los Angeles Times опубликована статья «Московские взрывы бросают вызов кремлевским властям». В материале говорится о том, как все предыдущие теракты, происходившие в Москве, были использованы властями для закручивания гаек, и что сейчас все внимательно наблюдают за тем, какой будет реакция Кремля. Кроме того, в статье намекают, что взрывы были адресованы Владимиру Путину, так как произошли через 10 лет и несколько дней после вступления Путина в должность президента России, а один из терактов был проведен на станции «Лубянка», рядом со штаб-квартирой ФСБ, откуда Путин дал старт второй чеченской кампании 1999 года.

Несколько материалов, посвященных терактам, появилось в канадской газете The Globe and Mail. Один из них - это статья под названием «Контртеррористическое наследие Путина под ударом». Автор статьи размышляет над возможными последствиями терактов и пишет, что «реакция на взрывы станет важным индикатором того, как правящий российский тандем будет решать проблемы насилия и беспорядков на преимущественно мусульманском Северном Кавказе, ставшем серьезным препятствием на пути страны к успеху и безопасности». Журналист также считает, что произошедшее может «сыграть свою роль в политической интриге», проявившейся накануне президентских выборов 2012 года. Кроме того, в газете опубликованы мнения аналитиков и экспертов относительно предсказуемости произошедшего теракта, влияния терактов на ситуацию в стране и на фондовом рынке и последствий произошедшего. Нигель Инкстер из Международного института стратегических исследований считает, что теракты стали «предсказуемой реакцией на политику на Северном Кавказе», а Мэтью Клеменц из исследовательской группы IHS Janes говорит, что результатом взрывов может стать «укрепление позиции противников компромисса и отказ от двойного подхода, предусматривающего социально-экономическое развитие и силовые акции служб безопасности».

Председатель комиссии эстонского парламента (Рийгикогу) по делам ЕС Марко Михкельсон считает, что взрывы в московском метро еще раз доказывают, что Россия не способна контролировать обстановку в Чечне и на всем Северном Кавказе. А заместитель председателя комиссии Рийгикогу по внешней политике Энн Ээсмаа заявил газете Eesti Päevaleht, что взрывы в московском метро являются ответом на «непропорциональное» применение Россией в некоторых регионах силы. По мнению автора латвийского портала Riga.Rosvesty, взрывы в московском метро показали, что начавшийся в начале 1990-х годов кризис в российской правоохранительной системе так и не преодолен. Несмотря на все усилия, российской власти не удалось восстановить эффективность деятельности органов правопорядка и спецслужб. А на сайте Telegraf.lv рассказывается о том, насколько быстро Москва вернулась к привычному ритму жизни и дается такое объяснение: «Это такой менталитет у страны, которая за тысячу лет привыкла, что в покое ее все равно не оставят. Привыкла воевать. И что ж теперь - в метро не ездить?»

О взрывах в Москве написали все без исключения крупные французские издания.

Московский корреспондент Le Monde Мари Жего пишет, что теракты были восприняты особенно болезненно из-за того, что пришлись на Страстную неделю и «оживили в памяти события 1999 года, когда в результате терактов в жилых домах в Москве и Волгодонске погибло 300 человек». Le Monde также публикует заметку о том, что Франция выразила свою солидарность с Россией.

Le Télégramme приводит слова специалиста по Северному Кавказу Александра Черкасова из правозащитного центра «Мемориал», говорит, что чаще всего причиной терактов становится месть. По мнению Черкасова, в 2002 году во время захвата театрального центра на Дубровке женщин-смертниц «использовали главари сепаратистов, чтобы произвести впечатление на зрителей, чтобы привлечь внимание. И им это удалось».

Сетевое издание 20minutes.fr делает акцент на «символическом значении» мест терактов: «В советское время станция Лубянка носила имя основателя КГБ, ныне ФСБ, где раньше работал Владимир Путин. Станция «Парк Культуры» - это место отдыха с детьми, там расположен парк с аттракционами. Посыл ясен: в Москве больше нет безопасных мест». Издание также отмечает, что в столице стоит ожидать роста антикавказских настроений.

Издание Rue89 публикует большой материал о женщинах-смертницах. «Почему женщины решают принять мученическую смерть? Все зависит от того, где и на какой войне - причины могут быть разными. Но в большинстве случаев, как и мужчины, они движимы желанием принести себя в жертву во имя мести. В Палестине, Ливане и Чечне женщины, потерявшие мужей, братьев или родителей решают отомстить». В России их называют «черными вдовами», и на них лежит ответственность за многие теракты. Автор статьи цитирует книгу Юлии Юзик «Невесты Аллаха»: «В России любят сравнивать Чечню с Палестиной, там тоже есть женщины-камикадзе, но разница в том, что в Чечне ни один мужчина не взрывал себя. Жизнь мужчины ценят слишком высоко. В Чечне гибнут только женщины и часто против своей воли. Мужчины управляют ими на расстоянии, как трусы».

На сайте Europe1.fr приводится свидетельство ученика французского лицея в Москве: «Этим утром в 7:56 был теракт на станции «Лубянка» недалеко от нашего лицея. Многие из наших друзей были там за несколько минут до того, как все случилось. Мы шокированы произошедшим», - пишет подросток.

Газета Sud Ouest делает акцент на «клановой» версии: в Москве идет борьба между силовиками, выходцами из спецслужб, и «прогрессистами, связанными с президентом России Дмитрием Медведевым, чья смелость и политические изменения не перестают удивлять. Одно из его надвних назначений задело клан Путина: на должность «вице-консула» Кавказа был назначен молодой блестящий экономист. Новая линия была абсолютно ясна. Репрессиями никогда не уладить кавказский конфликт. Единственный метод - политика открытости. Вчерашний теракт подтвердил первый постулат и значительно уменьшил значение второго. А это выгодно только одному человеку. Владимиру Путину».

Испанские СМИ были буквально заполнены статьями, главная тема которых - события в московском метро. Издание El Pais приводит интервью с Джосом Боонстра, экспертом по Средней Азии и Кавказу, где рассматривается северокавказский след терактов в московском метро и возможная связь этих событий с Аль-Каидой.

Таким образом, завершая обзор освещения теракта в Московском метро 29 марта 2010 года печатными средствами массовой информации, можно сделать ряд выводов.

Во-первых, обсуждению поведения самих террористов российские печатные СМИ уделили совсем немного внимания, в отличие от зарубежных газет, усматривающих в действиях террористов личное послание В. В. Путину, расследующих связи кавказских и международных террористов, рассматривающих положение женщин на Северном Кавказе и т.д.

Во-вторых, российские печатные средства массовой информации от темы теракта в метро переходят к проблемам более общего уровня: обеспечению безопасности на транспорте в Москве, разрешению конфликта на Северном Кавказе, ликвидации террористической угрозы в целом, реформированию правоохранительных органов и т.п. Иностранные печатные средства массовой информации в основном посвятили свои материалы связям лиц, совершивших данный теракт, с международными террористическими организациями.


2.4 Освещение теракта в Московском метро, произошедшего 29 марта 2010 года, электронными средствами массовой информации


Взрывы в московском метро 29 марта 2010 года, унесшие жизни 40 человек, поставили новые вопросы в области информационной безопасности современной России.

Как показала практика освещения событий, связанных с этим терактом, не все российские СМИ одинаково оперативно информировали граждан о происходящем. Телевизионные каналы сообщили о взрывах с большим опозданием, в то время как интернет-СМИ в этом отношении оказались более успешными.

Это еще раз подтвердило простую истину, что в эпоху интернет-коммуникаций «спрятать» информацию практически невозможно. Более того, изучение информационного сопровождения теракта в московском метро ставит под сомнение эффективность сложившейся в России системы информационной безопасности, ее теоретического фундамента и практики воплощения.

Первое сообщение о взрыве в метро появилось в Интернете спустя 14 минут после первого взрыва. Обращает на себя внимание тот факт, что «до девяти утра ни один из федеральных российских телеканалов не сообщал о взрывах в московском метро. О том, что около восьми часов на станции «Лубянка» случился теракт, где погибли, по меньшей мере, 25 человек, российские телезрители могли узнать только из эфира канала EuroNews».

Подводя итоги информационному сопровождению событий, русская Википедия сообщает: «Интернет-портал «LifeNews» утром 29 марта 2010 сообщил о третьем взрыве на станции «Проспект Мира», однако вскоре эта информация была опровергнута МЧС России. Также были опровергнуты сообщения о взрывах на станциях «Улица Подбельского» и «Беговая». Позднее в тот же день в СМИ появилась информация о том, что на станции метро «Парк культуры» был найден несработавший «пояс шахида». Позже данная информация также была опровергнута».

Представляется совершенно самоочевидным, что первая важнейшая функция СМИ - это информирование граждан о происходящих событиях. С этой непосредственной функцией новые информационные технологии в их самом широком смысле справились значительно лучше традиционного телевидения. Через интернет-СМИ, блоги и социальные сети очевидцы делились своей информацией. Особенно большую роль сыграл проект «LifeNews». Даже такой новый для России инструмент микроблоггинга как Twitter выдавал 40 твиттов в секунду на эту тему.

Обращает на себя внимание тот факт, что разница между двумя взрывами составила целых 43 минуты. Если бы граждане были бы оперативно оповещены о терактах в метро, то они могли бы заблаговременно выбрать наземный маршрут следования. Вызывает полное недоумение тот факт, что ради освещения таких важнейших событий на российском телевидении не была прервана традиционная сетка вещания. Речь идет не только о вполне вероятном уменьшении количества жертв, но и об уменьшении временных и, что не менее важно, душевных затрат граждан, которые «благодаря» молчанию телевидения оказались в метро.

Также обращает на себя внимание разница в освещении событий вэб-сайтами государственных структур. Если сайт Президента Российской Федерации (kremlin.ru) достаточно оперативно сообщил о взрывах (в 9 утра), то на сайтах силовых ведомств ФСБ и МВД в день взрывов так и не появилось никаких сообщений на эту тему. При всей приверженности действующего в то время Президента Российской Федерации Д. А. Медведева идее электронного правительства, подобная нерасторопность силовых структур вызывает сильное удивление.

Интернету в какой-то мере можно предъявить две претензии. Во-первых, качество информации, появляющейся в Интернете, было неравномерным. Так, с одной стороны, именно в Интернете впервые появились записи камер наблюдения в метро и многочисленные свидетельства очевидцев, с другой стороны, там же имели место сообщения о третьем взрыве и другие новости, которые впоследствии не получили подтверждения.

Во-вторых, можно сказать, что сообщения в Интернете могут вызвать ненужную панику. Однако необходимо отметить, что паника была в любом случае, и она была не из-за отсутствия информации, а из-за отсутствия учений по гражданской обороне и эффекта неожиданности.

Существующая в России медиа-система показала некоторую несостоятельность в условиях терактов. И это связано как с замедленной реакций на события в московском метро, так и с неудовлетворительным освещением контртеррористической кампании на Северном Кавказе. Несогласованность информационного покрытия в разных сегментах медиа-поля может привести к самым неожиданным результатам.

В современных условиях Интернет делает задачу информационного карантина вокруг какого-то события крайне сложной.

Также, после теракта в московском метро развернулась дискуссия о том, предоставлять ли террористам право слова. Это очень важный вопрос, так как, если террористы таким образом показывают себя миру, демонстрируют свою непобедимость и выдвигают свою интерпретацию событий, то есть фактически участвуют в создании повестки дня. И в этом случае Интернет делает запрет на показ видео-обращений террористов безнадежным делом. Если зрители захотят - они всегда могут посмотреть эти видео-обращения в Интернете.

Однако, как представляется, показывать видео-обращения террористов полностью нельзя. В каждом конкретном случае следует определить объемы и формы этого показа. В любом случае, сообщение о сделанном террористами видео-обращение должно иметь место, но его интерпретация находится полностью на совести редакции, которое должно понимать, к чему может привести неограниченная террористическая пропаганда. Как показала практика интернет-проекта «LifeNews», наши интернет-журналисты не вполне осознают свою ответственность за передачу неотредактированной речи террористов.

В ходе освещения теракта в московском метро Интернет показал свое превосходство над телевидением и другими каналами распространения массовой информации, а также несовершенство существующей модели российской медиа-системы. В условиях информационного общества Россия нуждается в модернизации информационного пространства и, в частности, в создании подлинного общественного телевидения. Однако существующая политическая система России, в значительной степени опирающаяся именно на медиа-ресурс, делает реформу российских СМИ в ближайшее время практически нереальной.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ


В заключение можно сделать ряд выводов.

Терроризм, выходящий за локальные рамки, стал повседневной реальностью современного мира, угрожающей мировому сообществу в целом и человеку в отдельности, которые становятся либо прямой жертвой террористических актов, либо подвергаются опосредованной психологической атаке через средства массовой информации.

Гражданские лица и общество в целом стали новыми объектами международного терроризма как способ принуждения, таким образом, политического руководства государства. Не последнюю роль в процессе организации террористических действий и достижения преследуемой террористами цели играют средства массовой информации, которые в условиях глобализации и научно-технического прогресса приобрели совершенно иной статус.

Очевидно, что в кризисных ситуациях действия работников массмедиа должны быть тщательно продуманы, проводиться в соответствии с текущим законодательством и не подвергать опасности жизни и безопасность мирного населения, руководствоваться при этом не только правом обеспечения открытой и полной информацией, но также некими нормами профессиональной этики журналистов.

С точки зрения проведения политики безопасности в обществе и обеспечения его единства, представители государства требуют от средств массовой информации при освещении террористических действий не накалять обстановку, а, наоборот, способствовать разрядке напряженности и снижению обеспокоенности международным терроризмом в обществе, избегать эмоционального освещения ситуаций, интервью с родственниками жертв, так как это формирует в обществе нарастающее давление на государство, чтобы последнее пошло на уступки террористам, что противоречит самой идее сильного и бескомпромиссного государства - гаранта общественной безопасности и единства.

Требования и нужды государственных структур идут в разрез с интересами самих средств массовой информации, которые, если являются полностью независимыми от прямого государственного контроля, проводят постоянную политику противостояния с центральной властью, критикуя ее действия и решения.

Анализируя процесс освещения различными средствами массовой информации теракта, произошедшего в Московском метро 29 марта 2010 года, можно сделать ряд выводов.

Федеральные телевизионные каналы, не являющиеся исключительно новостными, не стали «нагнетать обстановку», уделяя произошедшему теракту чрезмерное внимание, что можно объяснить тем, что в 2010 году в Российской Федерации вещают несколько специализированных круглосуточных новостных каналов, а также тем, что произошедший теракт по количеству жертв и способу совершения, как это ни печально признать, не является выдающимся из ряда совершенных в современной России терактов.

При освещении теракта 29 марта 2010 года можно увидеть отход от темы обсуждения поведения террористов и причин их действий. Большое внимание телевизионными каналами было уделено поведению московских таксистов, резко поднявших цены на свои услуги, благотворительным акциям операторов мобильной связи, решившим вернуть деньги за отправленные в определенный временной период SMS-сообщения, случаям SMS-мошенничества и тому подобных, лишь косвенно касающихся теракта, тем.

Телеканалы, не являющиеся подконтрольными государству, использовали тему теракта 29 марта 2010 года для критики действий органов власти, причем не только и не столько правоохранительных, сколько центральных - прежде всего, Президента Российской Федерации Д. А. Медведева и Правительства Российской Федерации во главе с Председателем В. В. Путиным.

Интерес телеканалов к теме теракта 29 марта 2010 года довольно быстро угас, в настоящее время тема обсуждается практически исключительно в Интернете.

Обсуждению поведения самих террористов российские печатные СМИ уделили совсем немного внимания, в отличие от зарубежных газет, усматривающих в действиях террористов личное послание В. В. Путину, расследующих связи кавказских и международных террористов, рассматривающих положение женщин на Северном Кавказе и т.д.

Российские печатные средства массовой информации от темы теракта в метро переходят к проблемам более общего уровня: обеспечению безопасности на транспорте в Москве, разрешению конфликта на Северном Кавказе, ликвидации террористической угрозы в целом, реформированию правоохранительных органов и т.п. Иностранные печатные средства массовой информации в основном посвятили свои материалы связям лиц, совершивших данный теракт, с международными террористическими организациями.

В ходе освещения теракта в московском метро Интернет показал свое превосходство над телевидением и другими каналами распространения массовой информации, а также несовершенство существующей модели российской медиа-системы. В условиях информационного общества Россия нуждается в модернизации информационного пространства и, в частности, в создании подлинного общественного телевидения. Однако существующая политическая система России, в значительной степени опирающаяся именно на медиа-ресурс, делает реформу российских СМИ в ближайшее время практически нереальной.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


1.Айвар, Л.К. СМИ и терроризм: проблемы взаимодействия: доклад на заседании Общественной палаты Российской Федерации [Текст] / Л.К. Айвар // Сборник докладов на заседаниях Общественной палаты Российской Федерации. - М., 2012. - С. 137-152.

.Амиров, В.М. Экстремальная журналистика [Текст] / В.М. Амиров. - М.: Издательство МГУ, 2010. - 137 с.

.Белановский, С. Интернет VS СМИ в освещении терактов в Москве: Эхо Москвы, Большой эхонет, 4 апреля 2010 года [Электронный ресурс] / С. Белановский // <#"justify">.Бессилие антитеррора [Текст] // Независимая газета. - 2010. - 3 апреля.

.Взрывы в Московском метро [Текст] // Московский комсомолец. - 2010. - 29 марта.

.Взрывы в московском метро 29.03.2010 [Электронный ресурс] // <#"justify">.Власти брошен очередной вызов [Текст] // Независимая газета. - 2010. - 30 марта.

.Гладковская, Е. С. Журналистский дискурс терроризма (сравнительный анализ публикаций в качественной прессе России и США) [Текст]: дис. … канд. филол. наук. Урал. гос. ун-т им. А. М. Горького / Е. С. Гладковская. - Екатеринбург, 2006. - 198 с.

.Глюксманн, А. Философия ненависти [Текст] / А. Глюксманн. - М.: АСТ, 2006. - 233 с.

.Даулинг, Р. Искусство и наука политического маркетинга [Текст] / Р. Даулинг. - М.: АСТ, 2006. - 212 с.

.Доку Умаров взял на себя ответственности за взрывы в метро [Электронный ресурс] // <#"justify">.Живые записки Антона Носика. ТВ и жизнь [Электронный ресурс] // <#"justify">.Информация МЧС России о взрывах в Московском метро 29.03.2010 [Электронный ресурс] // <#"justify">.Источник: Взрывчатка в метро состояла из пластита, а не из гексогена [Электронный ресурс] // <#"justify">.Нехорошев, Г. Сплетня и слух как политическое оружие [Текст] / Г. Нехорошев. - М.: АСТ, 2012. - 217 с.

.О стоимости рекламной минуты на федеральных телеканалах [Электронный ресурс] // <#"justify">.Оганян, Р. Театр террора [Текст] / Р. Оганян. - М.: Грифон, 2006. - 196 с.

.Очевидцы о терактах в московском метро: перед взрывом поезд задержали, но никого не эвакуировали [Электронный ресурс] // <#"justify">.Поезд шахидки [Текст] // Коммерсант. - 2010. - 30 марта.

.Почепцов, Г. Г. Теория коммуникации [Текст] / Г. Г. Почепцов. - М.: Издательство МГУ, 2008. - 313 с.

.Пресс-релиз об освещении телеканалов, входящих в холдинг ВГТРК, теракта в Московском метро 29 марта 2010 года [Электронный ресурс] // <#"justify">.Пронина, Е.Е. Проблемы медиапсихологии [Текст] / Е.Е. Пронина. - М., 2010. - 389 с.

.Рыбакова, Д., Беликов, Д. Таксисты высоко оценили теракты [Текст] / Д. Рыбакова, Д. Беликов // Московский комсомолец. - 2010. - 30 марта.

.Старова, О. А. Медиапсихология [Текст] / О.А. Старова. - М.: Психологос, 2011. - 390 с.

.Теракт: халифат провоцирует Путина [Текст] // Независимая газета. - 2010. - 2 апреля.

.Теракты в метро [Текст] // Известия. - 2010. - 30 марта.

.Хоффман, Б. Терроризм: взгляд изнутри [Текст] / Б. Хоффман. - М.: Ультра. Культура, 2010. - 312 с.

.Шмид А., Грааф де Я. Терроризм и масс-медиа [Текст] / А. Шмид. - М.: Эксмо, 2011. - 299 с.


Приложение А


Схема взрывов в Московском метро 29 марта 2010 года


Теги: Теракты в московском метро  Диплом  История
Просмотров: 41275
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Теракты в московском метро
Назад