Особенности общественно-политической жизни в Кузбассе в 1990-1993 гг.

Введение


Актуальность изучения представленной проблемы определяется целым рядом связанных между собой факторов.

Во-первых, необходимо учитывать сложность и многогранность понятия «общественно-политическая жизнь». С одной стороны, оно подразумевает идеи, теоретические построения, политические взгляды, воззрения людей, отражающие интересы, надежды, утопические представления индивидов и отдельных социальных групп в частности, и общества в целом. С другой же стороны, данное понятие определяет деятельность политических и общественных организаций, творческих союзов, преследующих свои цели и взаимодействующих друг с другом и с государством, и определяющих тем самым направления и формы общественной активности граждан.

Во-вторых, нельзя не принимать во внимание своеобразие проявления общественно-политической жизни в нашей стране, когда в течение длительного периода времени государство подчиняло себе все проявления общественно-политической активности граждан. С начала 1990-х гг. общественно-политическая жизнь в России уходит из-под государственного контроля, что становится одним из факторов кризиса и распада советской системы и параллельного формирования демократических институтов. В тоже время, обнаруживается неподготовленность россиян к самоорганизации и самодеятельности в процессе защиты своих интересов. Прежние общественные структуры при государстве либо распадаются, либо не могут действовать в условиях растущей активности российского общества, которая, в значительной степени, является стихийной и неорганизованной; новые политические и общественные структуры не могут претендовать на то, чтобы представлять интересы конкретных социальных групп, но стремясь к росту своего влияния, используют популистские лозунги, обещания, формируя упрощённое представление о целях и задачах общественной активности и способах достижения конкретных результатов.

Экономический кризис в условиях радикальных экономических реформ начала 1990-х гг. ещё более дезориентировал россиян, обострил политическую борьбу, создав предпосылки гражданского конфликта, тем более, что уровень политической культуры далеко не способствовал закреплению демократических методов борьбы. Развитие общественно-политической жизни в России в начале 1990-х гг. накладывает отпечаток на последующий ход политического развития страны, обуславливая слабость демократических институтов.

Общественно-политическая жизнь в Кузбассе, начиная с шахтёрских забастовок 1989 г. И создания рабочих комитетов, оказывала серьёзное влияние на обстановку в стране. Особенности проявления общественной активности жителей региона представляют несомненный научный и практический интерес.

Таким образом, исследование проблем общественно-политической жизни в стране с учётом регионального компонента заслуживает самого серьёзного внимания, тем более, что многие вопросы сохраняют дискуссионный характер, а задачи формирования гражданского общества, совершенствования политической системы сохраняют свою актуальность и политическую остроту.

Историография проблемы разрабатывается достаточно активно в течение двух десятилетий и, тем не менее, испытывает на себе серьёзное влияние современности. Это объясняется, прежде всего, незавершённостью начатых в 1990-е гг. процессов перестройки общественно-политической жизни, формирования зрелой многопартийной системы, укрепления демократических институтов. Обращаясь к историческому опыту, исследователи нередко придерживаются диаметрально противоположных подходов. Историография проблемы всё ещё политизирована и концептуально неоднородна. Тем более, что даже в серьёзных научных работах проблема исследуется с определённых партийных позиций с использованием полемических приёмов, характерных для публицистических работ.

Определённый интерес представляют работы, содержащие общие оценки, вырабатывающие концепции политического развития России в 1990-е гг., так Л.Ф. Шевцова считает, что чрезмерные полномочия Б. Ельцина и ограниченные возможности парламента являлись одним из ключевых факторов перманентного политического кризиса. Режим Б.Н. Ельцина не поглотил демократическую тенденцию, но приспособил её для решения задач в интересах меньшинства.

В этом же ключе исследует проблему В.В. Согрин. Для него период 1991-1999 гг. представляется достаточно однородным. События до принятия конституции 12 декабря 1993 г. связаны не столько с конституциональным кризисом, сколько с политикой Б.Н. Ельцина, политической культурой россиян, определивших череду политических кризисов в 1990-е гг.

Проблеме взаимоотношений власти и общества большое внимание уделяют и политологи А. Зудин, А. Пушков, Х. Балзер, О. Крыштановская. Например, последняя, являясь руководителем центра изучения элиты Института социологии РАН, считает, что содержание общественно-политической жизни России в 1990-е гг. определялось сложным и драматическим процессом смены политических элит. Данный процесс завершается только при В. Путине, что и обеспечило преодоление кризисной стадии развития.

Учитывая многогранность общественно-политической жизни в России, необходимо признать различный уровень и качество исследований по отдельным направлениям деятельности её субъектов. Активно разрабатывается проблема причин и условий распада СССР, влияние российского фактора на этот процесс и особенности общественно-политической жизни. Данной проблемой, в частности, занимались такие авторы как С. Коэн, И.Я. Фроянов, А.Н. Яковлев.

Хотелось бы обратить внимание на монографию С.В. Чешко. В этой работе автор критикует политизированные оценки развала Советского Союза, которые исходят либо из объективистской обусловленности этого процесса всем ходом истории, либо объясняют крах советского государства происками внутренних врагов государства и западных спецслужб. Сам он считает, что действительно имелись некоторые объективные факторы, которые способствовали центробежным тенденциям. Однако главную роль сыграл альянс российских радикалов и националистов в других республиках. В основе же этого альянса, его антикоммунистической и националистической риторики лежали сугубо прагматические цели - передел власти и собственности.

Процесс обострения политической борьбы в 1992-1993 гг. с анализом «критических точек» в развитии общественно-политической жизни страны является предметом анализа множества исследователей, приведём ряд из них: Мороз О.Л., Пихоя Р.Г., Безбородов А.Б., Елисеева Н.В., Шестаков В.А., Мау В.А.

В историографии истории общественно-политической жизни в Кузбассе наиболее активно разрабатываемой темой является история рабочего движения. Сюда, прежде всего, следует отнести таких историков, как Л.Н. Лопатин. Его роль в изучении рабочего движения в настоящее время оценивается неоднозначно, что в научном понимании является нормальным явлением, так как в сибирской историографии сложились своеобразные школы. Однако никто не оспаривает, что Л.Н. Лопатин стоял у истоков создания и обобщения источниковой базы по проблеме рабочего движения, одним из первых в научном плане проделал содержательный анализ различных его этапов. С категоричностью его положений и высказываний не всегда надо соглашаться, но понимать суть такой категоричности и полемизировать с ним следует. Ведь Л.Н. Лопатин прошел сложный путь идейной эволюции - от сторонника коммунизма до радикального либерала, главы местного отделения ДВР и координатора предвыборного штаба СПС на думских выборах 2000 г.

Л.Н. Лопатин выступает против централистских принципов организации любых общественно-политических организаций, на какой бы идеологической основе они не строились, - будь то Коммунистическая партия, рабочее движение или Союз правых сил. Такая принципиальность заслуживает уважения, в особенности, когда политический маятник находится в движении, и неясно, на какой идеологической ориентации он закончит свое движение. Вклад Л. Лопатина в историографию рабочего движения Кузбасса следует оценить по следующим направлениям. Во-первых, создание документальной базы рабочего движения Кузбасса, включающей в себя воспоминания участников и очевидцев (т.е. мемуарная литература). Во-вторых, Л.Н. Лопатиным проделана существенная аналитическая работа по истории рабочего движения, перестроечных процессов в советском обществе, проблемах реализации либеральных реформ в современной России.

Следует, кроме того, отметить также В.Н. Казьмина, который внёс большой вклад в научную разработку рабочего движения как исторического явления, а также общественно-политической жизни страны в исследуемый период в целом. Следует заметить, что на современном этапе исследования изучаемой проблемы ряд исследователей критикует односторонний подход, когда общественно-политическое движение в Кузбассе в период с 1989 по 1993 гг. рассматривается исключительно как «Рабочее движение», поскольку это искусственно сужает рамки широкого общественного явления, упрощает его содержание, принижает его результаты. Движение рассматривается как качественно однородное, не учитываются изменения в политической направленности. Не замечается внутренняя разобщенность между участниками движения, их последующее социальное расслоение. Часто не принимаются во внимание многие внутренние и внешние факторы, влиявшие на характер общественного движения. Между тем, такие подходы принижают историзм и объективность и могут привести к ошибкам и неверным практическим выводам. Общественно-политическое движение в Кузбассе включало все слои населения. Если в начале программные установки, определение целей находится под сильным влиянием оппозиционных компартии сил, то в дальнейшем усиливается влияние иного рода людей. Возрастает роль руководителей предприятий их окружения, возрастает роль и участие работников партаппаратов. Чаще всего это не первые руководители, а инструкторы, руководители отделов. Соответственно при сохранении прежних лозунгов, которые становятся простой видимостью, на первый план выходят требования приватизации, создание класса собственников. Непосредственно трудовые коллективы, составлявшие телодвижения, такого поворота не одобряли. Но их уже никто не спрашивал. Да и сами их протесты носили пассивный характер.
Учет названных подходов к анализу общественно-политического движения в Кузбассе позволит с большей достоверностью понять происходящее и будет полезным в определении пути, по которому пойдет Россия. Исходя из актуальности и степени изученности проблемы, автор выбирает в качестве объекта исследования общественно-политическую жизнь в Кузбассе в 1990-1993 гг.

Предметом исследования являются основные факторы, влияющие на характер и содержание общественно-политической жизни страны, её закономерности и особенности проявления в Кузбассе. Отдалённость от центра, меньшая сложность социальной и культурной инфраструктуры компенсировались остротой социальных противоречий, определивших высокую общественную активность жителей региона и массовый характер протестного движения.

Учитывая сложность изучаемого объекта, автор сознательно не рассматривает проблемы многопартийности, роли и места интеллигенции в общественно-политической жизни, концентрируя внимание на основных особенностях Общественно-политической жизни в Кузбассе, с учётом действия общих тенденций в масштабах страны. Цель данной работы состоит в том, чтобы на основе изученных материалов выявить особенности общественно-политической жизни Кузбасса в исследуемый период.

Исходя из поставленной цели исследования, автор предполагает решение следующих задач:

)Выявить особенности общественно-политической жизни в стране весной - летом 1990 г.

)Отразить влияние Августовского путча 1991 года и распада СССР на общественно-политическую жизнь в Кузбассе.

)Исследовать условия углубления раскола политических сил и обострения политической борьбы.

)Проанализировать обстановку в Кузбассе весной-летом 1993 года, и реакцию жителей региона на октябрьские события 1993 года в Москве.

)Осветить процесс подготовки и проведения выборов в первую Государственную Думу и его влияние на дальнейшее развитие страны.

Хронологические рамки исследования - 1990-1993 гг. определяют специфику рассматриваемого периода, связанную с особенностями становления новой российской государственности, обострением социально-экономического и политического кризиса, радикальными либеральными реформами, которые, как повлияли на рост общественной активности, так и способствовали усилению опасности применения насильственных методов борьбы и эскалации гражданского конфликта. В качестве начального этапа исследования взят процесс подготовки и проведения выборной кампании Народных Депутатов РСФСР и местных Советов 1990 г., как один из наиболее репрезентативных процессов в рамках первой стадии становления Российского парламентаризма и демократизации российского общества. Период завершается принятием Конституции России 12 декабря 1993 года и выборами в I Государственную Думу.

Методологической основой данного исследования являются принципы материализма, историзма, объективности. Применительно к изучаемому объекту, принцип материализма означает, что активность отдельных социальных групп и граждан в определении и отстаивании своих интересов, участие в общественных акциях, способность оказывать влияние на власть обусловлены экономическими, социальными, политическими и духовными факторами, действующими в данном обществе. Именно внутреннее состояние общества имеет решающее значение в развитии тех или иных тенденций общественно-политической жизни.

Принцип историзма предполагает выявление закономерностей изменений объекта и его структурных элементов во времени, что даёт возможность проследить особенности процесса перехода общества из одного качественного состояния в другое. Учитывая при этом, что изменения являются результатами деятельности отдельных людей, групп, организаций. Причём, для исследования одинаково важны мотивация, планируемые цели, направленность и результаты деятельности. Сравнивая их с деятельностью других сообществ, находящихся в аналогичном положении, можно точнее определить особенности общественно-политической жизни на определённой стадии развития.

Принцип объективности особенно важен при анализе незавершённых процессов, когда партийность исследователя может негативно влиять на возможность всестороннего анализа источника. Ведь в этом случае необходимо учитывать политическое влияние, имеющееся в самих источниках. В противном случае, источник может стать не только носителем информации, но и каналом влияния на интерпретацию событий, нести оценочные суждения. Принцип объективности не противоречит задачам изучения субъективного влияния участников событий. Учёт личностного фактора позволяет точнее определить соотношение объективного и субъективного в деятельности людей.

В соответствии с заявленными методологическими принципами и задачами исследования, автор предполагает использование комплекса методов научного познания: историко-генетического, проблемно-хронологического, сравнительного и ретроспективного. Они позволяют осветить целостную картину развития объекта, выявить закономерности, особенности изучаемого объекта.

Источниковой базой исследования являются следующие группы источников:

.Нормативно-правовые акты: Декларация о суверенитете 12 июня 1990 года; I съезд народных депутатов России, указ Б. Ельцина о запрете деятельности КПСС и передаче её имущества государству от 24 августа 1991 года; Беловежское соглашение руководителей России Украины и Белоруссии 8 декабря 1991 года; Алма-атинская декларация об образовании СНГ, 21 декабря 1991 года; решение IX съезда народных депутатов РСФСР о проведении всенародного референдума 26 апреля 1993 года; Указ Президента России «О поэтапной конституционной реформе»; от 21 сентября 1993 года; Решение X Чрезвычайного съезда Советов России от 22 сентября 1993 года, «Об отрешении от должности президента России Б.Н. Ельцина» и другие.

Учитывая разнообразие данной группы источников, автор ориентировался, прежде всего, на те, которые отражают особенности общественно-политической жизни страны, региона. Часть нормативно-правовых актов взяты из интернет-ресурсов. Были использованы следующие сайты: #"justify">.Программные документы субъектов общественно-политической жизни (партий, общественных организаций). К этой группе источников выступления лидеров партий, официальные заявления, предвыборные декларации. Характерные особенности данной группы источников связаны с тем, что они были ориентированы на определённое тиражирование и носили агитационный характер. Нередко это приводило к популизму, к разрыву между обещаниями, декларациями и реальными возможностями партий, организаций, лидеров. В качестве примера можно привести высказывания и публикации В.В. Жириновского, который отличался этим очень часто.

.Материалы периодической печати. Автором были рассмотрены центральные газеты: «Российская газета», «Известия», и другие. Местная печать представлена в исследовании, прежде всего, газетами «Кузбасс», «Наша Газета», «Комсомолец Кузбасса» и другими.

Специфика данного вида источников, применительно к рассматриваемому периоду определяется острой идеологической и политической конфронтацией, приобретавшей характер «информационных войн». В оценке информации необходимо учитывать и формирующиеся технологии манипулирования общественным сознанием, «пиара», причём, нередко и «чёрного». Это создавало трудности при выделении реальных фактов из общего потока дезинформации. Как пример можно привести публикации «Нашей Газеты» и газеты «Кузбасс» относительно решения о снятии А. Тулеева с поста главы администрации Кемеровской области, которые отличались полной противоположностью взглядов на сложившуюся ситуацию.

Впрочем, на страницах официальных изданий, таких как «Российская газета», «Кузбасс» публиковались и нормативные акты, и программные документы. В данном случае, важна и информация о ходе их обсуждения, отклики граждан. Разумеется, с учётом практики отбора нужных «откликов», требующей критической оценки репрезентативности выводов о состоянии общественного мнения.

.Следующая группа источников представлена мемуарами. Главная особенность мемуарной литературы - её субъективность. Необходимость её учёта возрастает в связи с сильным влиянием политической конъюнктуры, когда автор мемуаров излагает даже не свою личную точку зрения, не воспоминания очевидца или участника событий, а оценочные суждения, отражающие взгляды партии, группы, государственного органа. Поэтому информация, полученная из мемуаров, требует дополнительной проверки и более тщательного анализа.

.Важную роль в исследовании играет такая группа источников как сборники документов: «Август-91» В сборник включены опубликованные в советской печати материалы о событиях 19-21 августа 1991 года. Среди прочих материалов здесь представлены выступления Ельцина и Горбачёва, освещающие их точку зрения на переворот. Аннотированный справочник «Архивы Кремля и Старой площади. Документы по делу КПСС» даёт возможность осветить деятельность КПСС в 1990-1991 гг. Краткий стат. Сборник «Российская Федерация в цифрах» позволяет в динамике проследить изменение социально-экономического положения России, корреляцию экономических и политических процессов, а также изменение благосостояния граждан. Сборник материалов «Антикоммунистическая оппозиция (1988-1991)» в полной мере даёт представление о деятельности оппозиционных КПСС сил в последние годы её существования. Характеризуя данную группу источников в сумме, следует сказать, что её отличает высокая доля объективности, а также разнообразие представленных материалов.

.Публицистические произведения, которые также были использованы автором для написания работы, отличаются значительной субъективностью, поскольку, в большей степени, отражают личную точку зрения писателя на описываемые события, нежели реальный ход исторических событий, кроме того, источники данной группы нередко ангажированы и подвержены влиянию политической конъюнктуры, что требует критического отношения к ним. Следует, однако, заметить, что многочисленность данных произведений позволяет рассматривать описываемые в них проблемы с разных сторон, тем самым нивелируя их недостатки.

В целом, необходимо отметить, что, несмотря на слабости и недостатки отдельных групп источников, взятые в совокупности, они позволяют обеспечить достаточную источниковую базу для исследования особенностей общественно-политической жизни России в 1990-1993 гг.

Структурно работа состоит из введения, двух основных глав, заключения и списка использованной литературы и источников. В первой главе рассмотрена общественно-политическая жизнь России в условиях углубления кризиса и распада СССР. Вторая глава освещает изменения в общественно-политической жизни страны в 1992-1993 гг. В заключении по итогам проделанной работы осуществлены основные выводы, дана характеристика этапов общественно-политической жизни страны в исследуемый период с характерными для них особенностями.


1. Общественно-политическая жизнь в условиях углубления кризиса и распада СССР


1.1 Особенности общественно-политической жизни весной - летом 1990 г.


К весне 1990 г. в СССР сложилась сложная общественно-политическая обстановка, этому способствовало множество различных факторов, определяющими среди которых были сложное социально-экономическое положение народа, которое стало следствием непродуманных экономических реформ, а также активизация оппозиции и возрастание накала политической борьбы.

В первые 2 месяца 1990 г. в стране прошло полторы тысячи митингов, в которых приняли участие 6 млн чел. Эти митинги, в основном, носили антикоммунистическую направленность, и содержали требования немедленных политических реформ. Так, например, 4 февраля 1990 года в Москве состоялся грандиозный митинг. На нём участвовало от 200 тысяч (данные ТАСС) до 500 тысяч (данные организаторов) человек. 6 февраля 1990 года резолюции митинга были переданы в Президиум Верховного Совета СССР. На митинге были приняты резолюции «Об отношении к КПСС», «В защиту демократии» и «О создании комитета «Гражданское действие»», по ситуации в Закавказье», «Об участии армии в Закавказском конфликте», «О политическом положении в стране» и ряд других. Звучало требование предоставить оппозиции возможность влиять на политику, раздавалась критика в адрес Горбачева. 25 февраля прошли новые митинги с требованием устранить КПСС от власти.

Как ещё одну важную тенденцию этого периода времени, необходимо отметить остроту вопроса по поводу суверенитета РСФСР, эта тенденция подогревалась со всех сторон. За суверенитет России выступали как обычные граждане, так и организованная оппозиция.

По мнению Н.В. Елисеевой, общество консолидировалось вокруг этого лозунга по нескольким причинам. Во-первых, из-за массового недовольства падением уровня жизни в условиях перманентного социально-экономического кризиса. Люди видели, что союзные власти не решают экономические проблемы страны, и надеялись, что российские власти, отторгнув консервативное большинство союзного съезда народных депутатов, смогут провести назревшие рыночные реформы. Во-вторых, российская партхозноменклатура стремилась обрести власть, не меньшую, чем получила номенклатура других союзных республик. В-третьих, сказались и претензии россиян к политике центра в связи с ростом антирусских настроений в союзных республиках.

В связи с этим, союзное правительство попыталось в сложившейся ситуации действовать на опережение. Уже на первом заседании Российского бюро ЦК КПСС под предводительством Горбачёва, где главной темой стало воссоздание компартии РСФСР, были рассмотрены ещё два важнейших вопроса, непосредственно касавшихся предстоящих в марте выборов в России. Вторым пунктом стало обсуждение экономического суверенитета России, третьим - «О ходе избирательной кампании в РСФСР по выборам народных депутатов в республиканские и местные советы».

Именно к весне 1990 г. в стране сложилось ядро оппозиции, уже 20-21 января в Москве был создан предвыборный блок «Демократическая Россия», учредителями которого стали кандидаты в депутаты от двадцати двух регионов Российской Федерации. Мозговой его центр составляли представители Межрегиональной группы народных депутатов. Платформа «Демократической России» включала набор уже известных и новых политических требований: отмена 6-й статьи Конституции, ликвидация всех форм контроля партийных организаций на предприятиях и в учреждениях, прекращение их деятельности в армии, правоохранительных органах и дипломатической службе, превращение Верховного Совета России в постоянно действующий орган, передача в его ведение одного из каналов телевидения и центральной российской газеты.

В сфере экономических реформ отвергался идеологический критерий «социализм или капитализм» и предлагалось сочетание «рынка как основного регулятора хозяйства» и «системы государственных рычагов экономического регулирования, находящейся под демократическим контролем». Кроме того, провозглашалась необходимость «эффективной антимонопольной политики» и «многообразия и юридического равенства разных форм собственности: государственной, акционерной, кооперативной, частной и т.д.». Популистский характер платформы проявлялся ярко в ставшем уже традиционным для радикалов обещании проводить глубокие экономические реформы без ухудшения положения населения.

-21 января, то есть одновременно с учреждением «Демократической России», была создана еще одна радикальная политическая организация - «Демократическая платформа в КПСС».

В качестве ее непосредственных организаторов выступили ректор Московской высшей партийной школы В. Шостаковский и преподаватель научного коммунизма В. Лысенко, но главными фигурами в ней стали все те же лидеры Межрегиональной группы депутатов - Б. Ельцин, Н. Травкин, Т. Гдлян.

«Демократическая платформа в КПСС» сформировала свои выборные органы и стала издавать газету. Руководство КПСС не рассматривало «Демплатформу» как союзницу, хотя ее лозунги трансформации КПСС в социал-демократическую партию находили отклик у многих рядовых коммунистов. М.С. Горбачев запретил членство в КПСС активистов «Демплатформы».

Создание «Демократической платформы» высветило еще одну новую стратегическую цель радикалов - «сверление изнутри» КПСС, объединение вокруг себя радикально настроенных коммунистов, завоевание ключевых позиций в партии, а в случае неудачи выход из нее на основе «цивилизованного развода», то есть с дележом ее имущества. В отличие от Горбачева «Демократическая платформа» заявляла о наличии в КПСС не двух - консервативного и реформаторского, а трех направлений. Первым направлением объявлялось консервативно-сталинское, вторым - псевдореформаторское во главе с самим Горбачевым и третьим - радикально-реформаторское. Радикально-реформаторское направление, оно же Демплатформа, ставило задачу преобразования КПСС в партию парламентского типа, что предполагало ее отказ от притязаний на руководящую роль в обществе, выполнения государственных функций и неизбежно влекло за собой департизацию всех предприятий, учреждений, институтов, то есть ликвидацию там партийных комитетов и партийного контроля.

Возникли более мелкие консервативные группы: «Единство - за ленинизм и коммунистические идеалы», «Марксистская рабочая партия - партия диктатуры пролетариата» и другие.

Заметную активность на консервативном фланге проявляли некоторые представители интеллигенции и Союз писателей РСФСР во главе с Ю.В. Бондаревым и А.А. Прохановым. В их идеологии причудливо переплетались монархические настроения, интерес и идеализация дореволюционной России с симпатиями к сталинскому режиму.

Таким образом, можно сделать вывод, что параллельно с процессом консолидации и укрепления оппозиции, когда она превращалась в реальную политическую силу, в КПСС нарастали деструктивные тенденции, она постепенно теряла рычаги управления страной. Ещё больше усугубляло эту негативную для КПСС тенденцию постепенное сокращение численности её рядов, так в Кемеровской областной партийной организации в первом полугодии 1990 года из КПСС вышло 14537 человек, после XXVIII съезда 43893.

Для укрепления своего положения в целом, и укрепления центральной власти в стране в частности, в КПСС было принято решение ввести поста президента СССР. Горбачёв это публично озвучил на пленуме ЦК 5 февраля 1990 г. По его словам: «Возникает необходимость перегруппировки сил в верхнем эшелоне власти, ставится вопрос об институте президентства».

Центр политической жизни в СССР всё увереннее смещался в сторону выборов народных депутатов на съезд народных депутатов РСФСР. В соответствии с законом СССР от 1 декабря 1988 г. одиннадцатая сессия Верховного Совета РСФСР XI созыва 27 октября 1989 г. приняла закон РСФСР «Об изменениях и дополнениях конституции (основного закона) РСФСР». Они предусматривали создание Съезда народных депутатов РСФСР и проведение выборов народных депутатов РСФСР.

Выборы шли в качественно новых условиях. В 1068 округах России баллотировалось 6705 претендентов. В абсолютном большинстве округов выборы шли на альтернативной основе. В среднем, за одно место боролось шесть претендентов. На первый план выходил фактор политический. Его можно было сформулировать так: «Россия в СССР: проблемы взаимоотношений в прошлом, настоящем и будущем».

Однако партийная верхушка недооценивала важность Российского фактора. Соратник Горбачёва, член политбюро В.А. Медведев писал: «Первые признаки активизации российского фактора появились примерно за год до этого или несколько раньше в публикациях, заявлениях, исходящих от гуманитарной интеллигенции, и, прежде всего, от писателей, придерживающихся так называемой русофильской ориентации. Крайние выходки со стороны общества «Память» воспринимались тогда как нечто одиозное, не отражающее сколько-нибудь глубоких процессов в обществе. По мере оживления национальных движений в республиках, внимание к российской теме стало возрастать, хотя ещё в течение какого-то времени к этому не относились серьёзно. И когда Валентин Распутин в одном из своих выступлений пригрозил выходом России из Советского Союза, это было воспринято, как каламбур.

Ситуация, однако, коренным образом изменилась, когда в повестку дня встал вопрос о выборах народных депутатов и новых органов государственной власти в республиках, в том числе и Российской Федерации. Российский фактор стал приобретать более реальные очертания, выдвигаться в центр политической борьбы. Одна за другой проявлялись сложные грани Российской проблематики - политические, экономические, социальные, экологические, что вполне естественно, ведь РСФСР, будучи ядром Союза, несла на себе и главную тяжесть возникших в стране проблем. Пожалуй, быстрее, чем руководство КПСС уловили это оппозиционные силы, превращая российские проблемы в козырную карту в политической игре». В.А. Медведев так сформулировал позицию руководства ЦК КПСС: «…без Российской Федерации Союз существовать не может, но и Российскую Федерацию, в том виде, в той конфигурации, которую она приобрела после Октябрьской революции, представить вне Союза просто немыслимо.…Мысль о независимости РСФСР воспринималась как абсурдная. Мы считали, что надо значительно, резко усилить самостоятельность РСФСР, её ответственность за экономическое и культурное развитие, но в рамках Союза, в рамках взаимодействия с другими союзными республиками, при наличии сильного центра».

Таким образом, борьба за выборы в России стала центральным пунктом политической борьбы. Уже изначально политическая борьба отличалась особой остротой и ожесточённостью. Её знаковыми политическими символами стали, во-первых, ЦК КПСС, пытавшийся взять под контроль избирательный процесс, во-вторых, то обстоятельство, что разновидностью этого течения была борьба за создание компартии РСФСР и обхода в своём радикализм многих критиков Горбачёва и его реформ.

Как замечает Р.Г Пихоя, в рядах руководства КПСС оказалось немало сторонников создания Российской компартии - как своего рода противовеса Горбачёву.

Предвыборные листовки Ельцина, как фактического лидера оппозиции, содержали следующие положения: в области политической:

принять конституцию России путём референдума, преобразовав существующую экономическую и политическую систему;

всю полноту власти - Советам и народу, ликвидировать монополию КПСС на власть;

в рамках многопартийности коммунистам самим образовать самостоятельную Российскую компартию на основе «без аппаратной» структуры, ориентированную на гуманистический и демократический социализм;

государственное устройство России - президентская республика. Выборы президента - народом. Президент приостанавливает членство в любых партиях и общественных организациях;

конституционный суд России - гарант соблюдения прав и свобод личности.

Ельцин также предлагал реформировать армию и перевести её на профессиональную основу, резко сократить срок службы, довести его до 10 месяцев; сократить численность КГБ, упразднить 9-е управление, занимавшееся охраной высших лиц партии и государства.

Он предлагал прекратить дискриминацию верующих, обеспечить свободу личности, законодательно предоставить личности права юридического лица.

В области национально-государственного строительства Ельцин предлагал подписать новый Союзный договор и провести реформу национально-государственного устройства РСФСР, расширив права народов России на самоопределение. По его предложению, в составе России после референдума можно будет образовать самоуправляемые социально-экономические территории и регионы.: Центральная Россия, Север, Юг, Урал, Сибирь, Дальний Восток. По его словам, также возникнет возможность защищать права граждан России в других республиках. Ратовал Ельцин и за принятие закона о статусе беженцев.

В экономической сфере Ельцин предлагал программу управляемого перехода к рыночной экономике и развитию многообразных форм собственности. Для этого он призывал отделить Госбанк РСФСР от правительства, развить коммерческие банки, создать биржи, обеспечить конвертируемость рубля, обуздать инфляцию.

Уже традиционными были призывы Ельцина отказаться от перекачивания средств, заработанных РСФСР, в союзный бюджет и другим республикам, а также требование законодательно закрепить республиканскую собственность, в необходимых случаях передаваемую Союзу.

Для повышения государственного суверенитета РСФСР он призывал повысить роль республики в международных отношениях. Ельцин предлагал заключать прямые договоры республики с США, Японией, Англией и другими развитыми странами об экономическом и научном сотрудничестве.

Важное место в предвыборной программе занимала социальная компонента, включавшая расширение жилищного строительства, создание общероссийских программ: детства, стимулирования рождаемости, борьбы с бедностью, возрождения русской культуры…

Все эти положения сочетались с резкой критикой КПСС и руководства страны в целом.

Следует отметить, что кандидаты от КПСС изначально оказались в очень сложном положении, поскольку оппозиция располагала гораздо большими, по сути, возможностями. Это стало следствием экономического кризиса, возросших националистических настроений в стране, жертвами которых становились русские военнослужащие. Всё это настраивало население против неэффективной власти.

КПСС же в предвыборной борьбе использовала старые, проверенные методы - прежде всего, административный ресурс. Так уже 19 января 1990 г. по записке Председателя Совета Министров РСФСР А.В. Власова были установлены новые штаты местных органов Советской власти.

марта 1990 г. в Кузбассе, как и по всей стране, проходили выборы в региональный Совет Народных Депутатов.

Отличительной чертой избирательной кампании весны 1990 года стало то, что фактически, данная кампания стала первой в истории Кузбасса, построенной на принципах плюрализма.

Во многом реальная свобода выбора стала возможной, благодаря тому, что в Кузбассе, как и по всей стране, появилась возможность существования независимых и оппозиционных средств массовой информации. В означенный период ожесточённую идеологическую борьбу за электорат вели различные периодические издания в прессе, а также радио и телевидение.

Особняком среди противоборствующих средств массовой информации стоят такие газеты, как «Кузбасс», являвшийся, на тот период времени, органом областного Совета Народных депутатов и местных советов, а также «Наша газета», издаваемая Союзом Трудящихся Кузбасса, которая возобновила свою деятельность после перерыва, связанного с бюрократическими проволочками, и позиционировала себя, как «первое за многие десятилетия издание, независимое от партийного, профсоюзного и любого другого аппарата».

Среди общего объёма информации о выборах 4 марта 1990 года в Кузбассе, очень интересным представляется социологическое исследование, проведенное в декабре 1989 г., учеными Кемеровского университета совместно с научным и культурным центром «Консенсус» при облисполкоме, которое показало, что надежды на выборы 1990 г. у населения были весьма невысокими. Только 19% опрошенных с уверенностью ожидают в связи с выборами нового состава депутатов местных Советов перемен к лучшему. 22% допускали, что положительные изменения могут быть, остальные респонденты либо не верили в перемены к лучшему (7%), либо затруднялись ответить (24%). Таким образом, более половины избирателей не видели в предстоящих выборах особого смысла и не надеялись на скорые перемены.

Рабочее движение Кузбасса, и, в частности, рабочие комитеты, выступили единым фронтом с Кемеровским обкомом ВЛКСМ, об этом, прежде всего, свидетельствует их совместное обращение к избирателям, опубликованное в газете «Комсомолец Кузбасса».

Стоит отметить, что предвыборная риторика всех кандидатов отличалась резкостью высказываний и критикой существующей системы в целом. Например, кандидат в депутаты облсовета Никитенко, являющийся заместителем генерального директора объединения «кемеровостройматериалы» заявлял: «Если мы сейчас ничего не изменим в подходах к реализации программы «жильё-2000», то она не будет реализована».

В свою очередь кандидат от рабочих комитетов союза трудящихся Валерий Киселёв заявил, следующее: «предполагаемые преобразования общества носят половинчатый и непоследовательный характер, проводимые реформы идут медленно и потому исключительно болезненны для трудящихся».

Многие кандидаты как независимые, так и от «советских» общественных организаций заявляли о необходимости «расширения и углубления» реформ, вплоть до перехода к многопартийности и рыночной экономике. В целом, предвыборная кампания в Кузбассе явилась зеркалом общесоюзных тенденций к демократизации и радикализации.

Как форма предвыборной борьбы в Кузбассе, помимо публикаций в периодической печати, большое распространение получили митинги. Так, например, 25 февраля 1990 года в регионе, как и по всей стране, прокатилась целая волна народных выступлений. Это были митинги, санкционированные властью, несмотря на то, что они носили ярко оппозиционный характер. Звучали такие лозунги, как, например, «Советы без партийного аппарата - первый шаг к демократии и достатку», «Избиркомы - пешки аппарата». Была провозглашена, так же конкретная цель - «убедить избирателей 4 марта не голосовать за тех кандидатов, которые представляют силы командно-административной системы». Организаторами митингов выступали, как правило, основные оппозиционные органы - Рабочие комитеты городов и Союз Трудящихся Кузбасса.

Данные мероприятия, в основном, проходили в спокойной обстановке, без столкновений с представителями власти и правоохранительных органов, последние относились к ним с пониманием. Но, в то же время, любые попытки выставить провозгласить бескомпромиссные антипартийные лозунги незамедлительно ими пресекались, очевидно, по причине существования предусмотрительно изданного ещё в 1988 году М.С. Горбачёвым указа «О внесении изменений и дополнений в закон СССР «Об уголовной ответственности за государственные преступления» и некоторые другие законодательные акты СССР», 11 статья которого, в частности, указывала, что «публичные оскорбления или дискредитация высших органов государственной власти и управления в СССР», равно как и общественных организаций и их общесоюзных органов» наказываются «лишением свободы на срок до трёх лет или штрафом до двух тысяч рублей».

Кроме митинга, ставшего, общероссийским, в Кемерово 25 февраля состоялась учредительная конференция Союза трудящихся Кузбасса г. Кемерово. Хотя в состав этой организации вошли многие коммунисты, выступившие на собрании, призывали и к роспуску КПСС, и к устранению КПСС от политического руководства. На конференции господствовал негативный настрой по отношению к КПСС, которому ничего не смогли противопоставить присутствующие здесь же первый секретарь горкома и первый секретарь Центрального райкома КПСС.

Необходимо отметить, что помимо обычных уже на тот момент требований ослабления диктата КПСС и проведения свободных демократических выборов, в выступлениях появились и совершенно новые для Кузбасса национальные мотивы, так на митинге 25 февраля 1990 г. в Кемерове выступили представители местного отделения общества советских немцев «Возрождение», все без исключения плакаты и транспаранты были посвящены болезненной для немцев теме восстановления автономии в Поволжье.

На фоне развернувшейся предвыборной борьбы между консерваторами-представителями партийной номенклатуры, кандидатами от общественных организаций и профессиональных союзов, а также независимыми кандидатами, которые, так или иначе, в основной своей массе стояли на позициях социализма, и стремились эволюционно-реформационным путём изменить существующую в стране общественно-политическую систему, в этот период получили возможность, пусть и негромко, заявить о себе организации совершенно другого политического толка. Так, например, в областном центре у драмтеатра для различных дискуссий систематически стали собираться члены партии «Демократический союз», периодически, публикации о её деятельности стали появляться в печати. Программные установки партии провозглашали стремление к формированию политической оппозиции тоталитарному государственному строю СССР, заявлялось, что «власть в стране должна принадлежать народу в лице его истинных представителей», но, в тоже время, представители партии отказывались от парламентских форм борьбы, считая «саму сущность нынешней системы правления порочной», «наша программа - это программа мирного перехода к демократии и политическому, экономическому и духовному плюрализму - к обществу свободных граждан свободной страны…мы выступаем за процесс мирной дезинтеграции империи, как путь к национальному освобождению всех народов». В целом, это было совершенно новое течение для Кузбасса, но оно постепенно набирало силу.

Как средство предвыборной агитации в Кузбасских газетах активно использовались письма читателей в редакцию, например, в «Нашей Газете» была опубликована статья «За кого мы не будем голосовать», в которой изобличались противозаконные действия всей верхушки Горисполкома города Прокопьевска, которая, воспользовавшись служебным положением, сумела обмануть ветерана войны и присвоить себе его деньги, в размере 4 тысяч рублей.

Также в «Нашей Газете» периодически публиковалась памятка следующего содержания: «Если вы оставите в избирательном бюллетене более одной фамилии, он будет признан недействительным…протестуя против выборов без выбора, вычеркните фамилию единственного в бюллетене кандидата. Этим вы добьётесь нового выдвижения и новых выборов на альтернативной основе. Бюллетень, в котором вычеркнуты все фамилии, признаётся действительным, а ваш голос засчитывается против всех кандидатов. Этим вы сможете добиться выдвижения других кандидатов. Не бойкотируйте выборы! Если вы не придёте на выборы, вы не сможете повлиять на их результаты. А победит тот, за кого проголосуют 50,1% пришедших на выборах избирателей. Данный случай можно рассматривать, как первое применение механизмов так называемого чёрного пиара в нашем регионе.

В политической жизни Кузбасса стали проявлять себя даже люди, имеющие крайне националистические взгляды, что раньше не проявлялось, так, например, в газете «Кузбасс» появилась статья некого Юрия Попова, который сетовал на судьбу Русского народа и призвал «…начинать создавать инициативную группу из Русских и вступаться за свою нацию, за свою землю».

Особенностью предвыборной кампании весны 1990 года явилось и то, что все без исключения кандидаты отмечали нарушения в организации предвыборной агитации со стороны избирательных комиссий. Связано это было, прежде всего, с тем, что согласно постановлению облсовета, деньги на обеспечение агитации кандидатов выделялись непосредственно избиркомам, к которым были прикреплены кандидаты, и уже только избиркомы решали, сколько денег потратить обеспечение на агитации кандидата.

Телевидение Кузбасса, и в частности, главная информационная программа региона - «Пульс» в также была политически ангажирована, что можно проследить на примере интервью кандидата от рабочих комитетов Рябинина, из которого, согласно публикации в газете «Кузбасс» была вырезана значительная часть материала, в то время, как интервью его оппонента, напротив, вышло в эфир без купюр.

Необходимо также отметить, что именно в этот период в одной из самых сильных политических сил региона - рабочем движении начался процесс размежевания лидеров движения и простых рабочих. В то время как лидеры провозглашали, новые ценности, такие как: рынок, собственность, политический плюрализм, рабочие всё ещё верили в незыблемость принципов «социалистической справедливости» и всеобщего равенства.

Командно-административный аппарат в ходе предвыборной кампании продолжал пользоваться излюбленным, оставшимся ещё с прежних времён, механизмом организации выборов - в некоторых избирательных округах выборы были, попросту, безальтернативными.

Наиболее полно и точно плодотворность исследуемой предвыборной кампании можно оценить с помощью результатов опроса общественного мнения, проведённого социологами КемГУ, слушателями университета Марксизма - Ленинизма, а также региональным научным и культурным центром «Консенсус», среди жителей Заводского района города Кемерово. В опросе поучаствовало 2195 человек, он касался избрания 28 кандидатов. Согласно данным опроса, явка на выборы 4 марта ожидалась довольно высокой, но сам ход предвыборной кампании вызвал массу нареканий, не только у людей, активно участвующих в политической жизни. Среди недостатков наиболее часто приводилось то обстоятельство, что избиратели совершенно ничего не знают о кандидатах (от 28% до 58% опрошенных), что кандидаты редко встречаются со своими избирателями (от 27% до 34%), что трудно сориентироваться в потоке информации о кандидатах и их программах (5%-14%), значительная часть избирателей отмечает, что команды кандидатов в депутаты работают шаблонно, однообразно и никого не могут заинтересовать…главный недостаток избирательной кампании состоит в катастрофически низком уровне информированности граждан о кандидатах в народные депутаты и их платформах. По большинству округов от 70% до 90% опрошенных людей за две недели до выборов ещё совершенно ничего не знали о своих кандидатах, об их программах не были осведомлены от 75% до 95% респондентов, в одном из округов с 6 по 16 февраля с программой кандидатов не были знакомы 98% избирателей.

Таким образом, предполагается, что решающими на выборах стали, во многом, случайные факторы, а не предвыборные программы или обаяние личности кандидата, и, в большинстве случаев, это должность и социальная категория кандидата, где каждый предпочитает, прежде всего, своих представителей.

Большинство избирателей (от 51% до 74%) не приняло решения, за кого конкретно голосовать. Ещё 10%-20% готовы вычеркнуть из бюллетеня все предложенные кандидатуры. Из 28 кандидатов только пятеро собрали более 15% голосов опрошенных жителей а в четырёх округах ни один из кандидатов не набрал больше 7% таким образом, исследование показало, что повторное голосование неизбежно.

При оценке этих данных, однако, необходимо сделать поправку на то, что при обилии кандидатов и необходимости выбирать одновременно народных депутатов РСФСР и местных Советов, очень трудно было сделать осознанный выбор.

Что касается итогов выборов народных депутатов в Кузбассе, то здесь также можно выделить ряд особенностей.

Во-первых, несомненный интерес представляет социальная структура избранных депутатов. Из 20 избранных народных депутатов РСФСР Кузбасса, развитого индустриального региона, только 5 было рабочими, 14 человек представляли интеллигенцию, из них только 4 деятели партийно-советского и профсоюзного аппаратов, 1 колхозник.

Стоит сказать, что ожесточённая предвыборная борьба не прошла напрасно для рабочих организаций Кузбасса и многие кандидаты, баллотирующиеся по списку рабочих комитетов Кузбасса и Союза трудящихся Кузбасса одержали победу. Так, в областной Совет были избраны 40% кандидатов их списка, в частности такие популярные лица как В. Голиков, А. Асланиди, А. Колпаков, Л.Н. Лопатин. Из 20 депутатов Российского парламента 9 представляли рабочие комитеты Кузбасса.

В целом выборы 1990 г. прошли на фоне усиления социальной напряженности. В общественном сознании населения Сибири закрепился синдром «поиска врага» и виновника кризисного положения в стране. Вся вина за кризисные явления в обществе была возложена на партийный аппарат. Многих кандидатов в депутаты вычеркивали из бюллетеней только «за должность». Негативное отношение к партийному аппарату в 1990 г. стало своеобразным стереотипом мышления, так как такое отношение воспринималось априорно, без подтверждения личным опытом общения. По данным социологов АОН только 10-12% опрошенных имели личные или деловые контакты с работниками партийных органов, а 9/10 беспартийных трудящихся получали сведения о них только через средства массовой информации, в которых преобладали публикации и передачи критической направленности по отношению к партийным руководителям.

Что касается избирательной активности кузбассовцев, то исследователь С.А. Величко приводит следующие данные: в Кемеровской области 4 марта в голосовании приняло участие 73,6% избирателей, а в ряде мест - около 50% избирателей.

Следует резюмировать, что исследуемая выборная кампания стала первой в новейшей истории России свободной от тотального диктата КПСС. Если ранее административный ресурс её партноменклатуры использовался повсеместно и на все 100%, то теперь его естественным ограничителем выступила сформировавшаяся оппозиция, и, прежде всего, рабочее движение. Кузбасс в этом отношении стал одним из первых регионов, где наиболее ярко проявила себя оппозиция, исключая союзные республики.

Новыми отличительными чертами избирательной кампании 1990 г. были также активное участие в предвыборной борьбе неформальных общественно-политических движений, выработка ими предвыборных платформ на основе программы межрегиональной депутатской группы, создание на их основе избирательных блоков, проведение по всей Сибири волны предвыборных митингов демократической направленности.

Партийная организация региона на выборах 1990 года также имела свою предвыборную платформу, были разработаны и рекомендации по проведению выборов, однако, большинство данных установок носило, по существу, декларативный характер и не было воплощено в жизнь что, в конечном итоге, лишь усилило раскол в партийных структурах.

Стоит обратить внимание на то, что, именно в этот период в регионе начинают складываться механизмы выборной кампании, характерные для демократических выборов:

) Освещение разных точек зрения и проблемных аспектов с помощью оппозиционных СМИ.

) Общественное мнение прямо или косвенно влияет на ход кампании.

) Оформляется идеологический полицентризм.

) Противоборствующие стороны используют «белый» и «чёрный» PR.

Возвращаясь к итогам выборов, необходимо заключить, что даже несмотря на номинальную победу коммунистов, а их число составило около 80% в Советах различного уровня, среди них не было единства взглядов, и этот факт позволил демократическому меньшинству спокойно проводить свою политику.

Основой для единства демократического меньшинства стала программа межрегиональной депутатской группы и негативный настрой по отношению к КПСС. Что, в последствии, и показал I съезд народных депутатов РСФСР, состоявшийся в мае - июне 1990 г. На нем члены КПСС были представлены в абсолютном большинстве - 87%. Однако, почти все они, за исключением 13 депутатов, проголосовали за «Декларацию о государственном суверенитете РСФСР», тем самым сделав первый шаг к распаду СССР.


1.2 Августовский путч 1991 года и распад СССР в общественно-политической жизни Кузбасса


Референдум, состоявшийся 4 марта 1991 г. показал, что подавляющее большинство населения страны желает сохранения Советского Союза, пусть и в обновлённой форме. Однако, наряду с этим, в результате референдума руководство РСФСР добилось введения поста президента в республике. Тем самым, тенденции к децентрализации и, в конечном итоге, дезинтеграции Советского Союза, на данном этапе преобладали.

К августу 1991 г. в стране сложилось такое положение, что власть постепенно переходила в руки российских структур; союзное правительство становилось чисто номинальным. Последней попыткой укрепить центральную власть был приход к власти в августе 1991 г. Государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП). В ГКЧП вошли лица, занимающие высшие государственные посты в СССР:

О.Д. Бакланов, первый заместитель председателя Совета Обороны СССР;

В.А. Крючков, председатель КГБ СССР;

В.В. Павлов, премьер - министр СССР;

Б.К. Пуго, министр внутренних дел СССР;

В.А. Стародубцев, председатель Крестьянского Союза СССР;

А.И. Тизяков, президент Ассоциации государственных предприятий;

Д.Т. Язов, министр обороны СССР;

Г.И. Янаев, вице-президент СССР.

августа ГКЧП СССР принял Постановление №1, которое приостанавливало деятельность партий, общественных организаций и массовых движений, запрещало проведение митингов, уличных шествий, демонстраций, забастовок, а средства массовой информации должны были перейти под контроль ГКЧП. На борьбу с ГКЧП встали российские власти. Б.Н. Ельцин, И.С. Силаев, Р.И. Хасбулатов в обращении «К гражданам России!» назвали захват власти ГКЧП «правым, реакционным, антиконституционным переворотом». В Указе Президента РСФСР от 19 августа 1991 г. действия ГКЧП были признаны незаконными: «все решения, принимаемые так называемым ГКЧП, считать незаконными и не имеющими силу на территории РСФСР».

августа в Москве было введено чрезвычайное положение, а на улицы столицы выведены танки. 20 августа вышли Постановления №2 и №3 ГКЧП, в которых ограничивался перечень союзных изданий газетами «Правда», «Труд», «Известия», «Советская Россия» и некоторыми другими. Всесоюзной государственной телерадиокомпании, республиканским, краевым, областным телерадиоорганизациям вменялось в обязанность в своей работе строго руководствоваться Постановлениями ГКЧП СССР. Таким образом, ГКЧП ставил под свой контроль радио, телевидение, печать.

ЦК ВЛКСМ, Союз журналистов СССР, другие общественные организации, патриарх Московский и всея Руси Алексий выступили против ГКЧП и заявили, что «в настоящий момент необходимо услышать голос Президента М.С. Горбачева и узнать его отношение к происходящим событиям».

Кемеровский облсовет, а также Новокузнецкий городской совет открыто выступили против ГКЧП в первый же день прихода его к власти. 19 августа ими были приняты решения: чрезвычайного положения не вводить и неукоснительно выполнять Указы Президента РСФСР.

Однако, после этого в действиях региональных властей последовала довольно долгая пауза, которая может свидетельствовать о том, что они заняли выжидательную позицию, с целью выяснения обстановки, и лишь 21 августа последовало заявление Кемеровского обкома КПСС, в котором сквозило возмущение «неоправданно затянувшимся молчанием руководства КПСС по оценке ситуации». Выход из сложившейся ситуации при отсутствии «убедительных фактов необходимости ухода Президента СССР М.С. Горбачева от исполнения обязанностей главы государства и соответствия действий нового руководства страны Конституции СССР» бюро Кемеровского обкома КПСС видело «в незамедлительном созыве сессии Верховного Совета СССР». Также в Заявлении говорилось о недопустимости бессрочной политической забастовки.

Кроме того, исследователь И.Г. Шаблинский в своей работе публикует телеграмму, отправленную в Москву, в ГКЧП и подписанную В. Лучшевым, секретарем Кемеровского обкома партии. В ней в порядке информации обстановка в Кузбассе характеризуется как открытое неповиновение ГКЧП как со стороны Кемеровского областного Совета, так и со стороны СРКК и в конце делается вывод: «Действиями Президиума областного Совета народных депутатов и СРКК в области фактически спровоцирована ситуация для введения чрезвычайного положения».

В Кемеровской области активно противостоял приходу к власти ГКЧП Совет рабочих комитетов Кузбасса (СРКК). В своем Заявлении, принятом 19 августа 1991 г., СРКК признал приход к власти ГКЧП государственным переворотом и объявил политическую забастовку в Кузбассе. Уже 20 августа в Кемеровской области бастовало 41 угольное предприятие из 101.

августа 1991 г. на страницах «Нашей газеты» был опубликован материал без подписи о военном перевороте в Кремле. В нем население призывалось поддержать Президента Ельцина, поставить заслон диктатуре и гражданской войне. В тот же день СРКК призвал рабочие комитеты к формированию отрядов народного ополчения. Отряды рабочего ополчения начали формироваться с согласия УВД области. 19-21 августа состоялись митинги в Кемерово, Междуреченске, Прокопьевске, Ленинске-Кузнецком. На митингах принимались резолюции с требованием немедленной отставки ГКЧП. Лозунги митингующих: «Рабочий! Сегодня ты работаешь на хунту. Твое место на площади».

Были вывешены плакаты, осуждающие позицию Тулеева, который в выступлении по областному телевидению поддержал цели ГКЧП на стабилизацию положения в стране, но отрицал неконституционные методы достижения этих целей: «Аман, не пугай народ, дураков нет», «Тулеева - пособника хунты в отставку!».

Но митинги в Кемеровской области по подсчетам Л.Н. Лопатина были немногочисленными: на них присутствовало около 200-300 человек, а иногда и 30-50 человек. Например, на митинге в Кемерово присутствовало 317 человек.

Большинство граждан региона за столь короткий срок нахождения у власти ГКЧП не смогли определить к нему свое отношение. Попытка установить в стране чрезвычайное положение закончилась провалом. 22 августа Президиум Верховного Совета СССР объявил создание ГКЧП незаконным. В этот же день М.С. Горбачев прибыл из Фороса в Москву и на аэродроме сделал заявление, что все случившееся он квалифицирует как государственный переворот. В тот же день против членов ГКЧП было возбуждено уголовное дело. 23 августа 1991 г. был приостановлен выход коммунистических изданий - «Правды», «Московской Правды», «Советской России» также была приостановлена деятельность КП РСФСР.

августа 1991 г. М.С. Горбачев сложил с себя полномочия генерального секретаря ЦК КПСС. В этот же день вышел Указ Президента СССР о деполитизации армии, органов безопасности, внутренних дел и государственного аппарата. Б.Н. Ельцин приостановил деятельность Российской коммунистической партии и запретил деятельность партий в Вооруженных Силах СССР на территории РСФСР. 24 августа Б.Н. Ельцин подписал Указ о назначении своих представителей в края и области РСФСР. В Кузбассе представителем Президента стал народный депутат СССР А.В. Малыхин. Представитель рабочих комитетов, народный депутат РСФСР М. Кислюк, поддержавший в тревожные дни российские власти, стал руководителем администрации области.

Жители Кузбасса, и, прежде всего, политическая элита региона неоднозначно отнеслись к новым президентским назначениям, призванным укрепить вертикаль власти, а именно к назначению главы администрации области и представителя президента в регионе.

Наибольший общественный резонанс вызвало снятие с должности председателя областного совета народных депутатов А.Г. Тулеева. Оппоненты обвиняли Тулеева в том, что во время путча он изначально занял выжидательную позицию, а за разъяснением ситуации обратился в лагерь заговорщиков. Против путчистов же он выступил лишь постфактум, поняв, что сила на стороне Российских властей. К тому же, Тулеев сознательно игнорировал призывы Российского руководства к всеобщей политической забастовке, мотивируя это необходимостью уборки урожая и подготовки к отопительному сезону.

Следует указать, что Тулеев действительно выказал свою солидарность с некоторыми требованиями ГКЧП, но не с методами их реализации: «Распустить незаконные военные формирования, объявить войну теневой экономике, навести порядок на производстве, стабильность - ценам. Повышение зарплаты, пособий, пенсий, компенсаций…кто с этим поспорит? В облсовете дня не проходит, чтобы мы над этим не бились. И вообще, трудно найти человека, который не подписался бы под ними…Но добиваться этого без согласия Верховного Совета, со ссылками на плохое здоровье президента страны?!…Граждане России оказались между двух огней, и ещё каких! Руководители России против силовых методов, против произвола и беззакония, и призывают в своём обращении добиваться отмены чрезвычайных мер. Всё правильно, но каким образом добиваться? Всеобщей бессрочной забастовкой! Но забастовка запрещена государственным комитетом в постановлении №1… В руководителях ли дело? В таком же положении все мы, весь народ. Не бастуешь - не угоден Ельцину, забастуешь - Янаев введёт комендантский час, патрули и прочее. Народ опять стал заложником… Против забастовки я был, в прошлый раз, против неё я и сегодня. Говорю это не как должностное лицо, а как гражданин, как человек».

Таким образом, в августе - сентябре 1991 года в региональных СМИ развернулась настоящая информационная война, объектом которой стал, в первую очередь, Тулеев, а «Полем битвы» - региональная пресса и, прежде всего, «Наша газета» и газета «Кузбасс». Ещё один яркий пример тому - публикация в «Нашей газете» от 27.08.1991 г. «Обращения совета рабочих комитетов Кузбасса», в котором представители рабочих комитетов, обрушив на Тулеева целый поток критики, потребовали его отставки с постов председателя облсовета и облисполкома, а также создания специальной полномочной комиссии по расследованию его деятельности с 19 по 21 августа.

В той же «Нашей газете» были опубликованы гневные письма читателей в адрес Тулеева, в качестве примера: «…А как показала себя наша власть в лице предисполкома? Таких как Амангельды Тулеев, извивавшегося в эти дни, как уж на сковороде, охарактеризовал ещё В.И. Ленин, назвав их политическими проститутками. Теперь уже чётко видно - это не наш человек, во всех смыслах…Где ваша честь, А. Тулеев?» или ещё один яркий образец: «…для меня лично сразу же, как только он появился в Кузбассе и стал говорить и действовать, стало понятно - измена. Мне не хочется перебирать по косточкам каждое слово, каждый шаг Тулеева, которые дышали изменой и были понятны каждому здравомыслящему человеку. Речь о тех, кто сейчас с пеной у рта защищает Тулеева. Я этих защитников делю на несколько категорий. Первая, самая многочисленная - безграмотная, равнодушная масса, которая не знает и не хочет знать факты, не хочет напрячь свои извилины, чтобы провести элементарный анализ. Вторая - верные сталинцы, фанатики. Третья - чисто идеологические противники демократии. Хочется спросить: «Люди! А совесть ваша где?…»

Тулеев, в свою очередь, отвечал со страниц «Кузбасса»: «Как только меня избрали председателем областного совета, считаю, не прошло ни единого дня без критики в мой адрес. Когда критика здоровая, работать можно, но когда дело доходит до хамства, маразма, как началось после президентских выборов, это уже нетерпимо. Сейчас, в связи с попыткой государственного переворота, убирают некоторых председателей Советов, но поскольку председателя Совета Кузбасса никак не зацепить, проводят митинги, сессии, с требованиями недоверия Тулееву. За то, что решил получить информацию из первых рук? «Наша газета» и «Пульс» объединились в атаке: подтасовывают факты, берут целенаправленные интервью. В области - двоевластие: областной совет и совет рабочих комитетов. Одни объявляют забастовку, другие отвечают за её последствия. Особо усугубилось положение сейчас. Я не могу согласиться с отрядами самообороны. Это вооружение людей. Это искусственно толкает к беде. Такого нигде нет. Кузбасс задаёт тон. В связи с этим я хочу обратиться к людям Кузбасса, провести сессию и поставить вопрос: или - или…Кто-то понял раньше, а кто-то позже антиконституционность ГКЧП, а вы? Я трудно пришёл к этому пониманию, потому, что видел товарищеские, тёплые отношения Горбачёва с Янаевым. Всех до единого членов ГКЧП в своё время назначал на должность президент СССР. Ошибаться на сто процентов невозможно. Я до сих пор не всё понимаю».

В поддержку Тулеева также выступила значительная часть Кузбассовцев, так в газете «Кузбасс» вышла даже целая полоса, озаглавленная «Отстоим Тулеева!», в которой были опубликованы письма читателей, пытавшихся таким образом повлиять на то, чтобы Тулеев остался на посту председателя облсовета. Кроме того, в городе Кемерово был организован сбор подписей в поддержку председателя облсовета, Тулеева, в частности, поддержали 400 ветеранов войны и труда Томусинской ГРЭС.

Болезненно, но, в то же время, спокойно протекал в регионе процесс департизации. Всё имущество КПСС было опечатано, необходимо также заметить, что властные структуры в области обстоятельно подошли к вопросу трудоустройства бывших партийных работников. Не касаясь частностей, данный процесс не вызвал никаких серьёзных социальных катаклизмов.

В целом, следует резюмировать, что обострив политическую борьбу в регионе, события 19-21 августа 1991 года в Москве привели к расколу среди политической элиты Кузбасса, и, как следствие, политические проблемы заслонили собой гораздо более насущные на тот момент хозяйственно-экономические, такие, как, например, подготовка области к отопительному сезону, сбор урожая. С 1 го сентября 1991 года в Кемерово были введены карточки на получение некоторых жизненно важных товаров, таких как сахар, растительное масло, водка, табак. Однако последствия всего этого в полной мере проявили себя уже гораздо позднее.

События 19-22 августа 1991 г. закончились победой демократов над коммунистами. Гэкачеписты выступили за отжившую систему управления и объективно не могли долго продержаться у власти. Но нельзя все же с уверенностью утверждать, что после августовских событий «рухнула тоталитарная система», как писал Д. Волкогонов.

Скорее всего, следует согласиться с А.П. Бутенко, который считал, что события августа 1991 г. знаменовали собой «начало нового этапа антитоталитарной революции». Как справедливо отмечал В.Б. Пастухов: «Президент и правительство СССР стали «правящими, но не властвующими».

После Указа Президента России Б.Н. Ельцина о приостановлении деятельности Коммунистической партии фактически прекратили свою деятельность региональные партийные организации. Как властная структура КПСС сошла с политической сцены. Хотя были и протесты против роспуска КПСС. В частности, первый секретарь Кемеровского обкома партии А. Зайцев в письме к Генеральному прокурору РСФСР заявлял о незаконности приостановления деятельности областной партийной организации, т. к. она поддержки «путчистам» не оказывала. Но ни это обращение, ни подобные успеха не возымели.


2. Изменения в содержании общественно-политической жизни в 1992-1993 гг.


.1 Условия углубления раскола политических сил и обострения политической борьбы


Внутриполитическое положение независимой России с самого начала оказалось чрезвычайно сложным.

К этому времени Россия находилась в тяжелейшем социально-экономическом кризисе, носившем системный характер. Национальный доход снизился более чем на 11%, валовой внутренний продукт - на 13%, товарооборот - на 37%, импорт - на 36%. Рубль перестал играть роль платежного средства, господствовал бартер, сложившиеся ранее хозяйственные связи были разорваны. В стране насчитывалось почти 2 млн безработных, что усиливало социальную напряженность.

В 1991 году дефицит бюджета СССР достигал 296 миллиардов рублей, или около 30% ВВП, по подсчетам Всемирного банка. Дефицит бюджета покрывался за счет эмиссии, что вело к тотальному дефициту товаров, реализуемых по государственным ценам, и стремительному росту цен на колхозных рынках.

В стране действовало около двух десятков карточек на различные товары, но самих товаров не было. Жесточайший дефицит был буквально на все - от мыла и хлеба до мяса и молока.

СССР был крупнейшим в мире импортером продовольствия. Резкое падение мировых цен на нефть в конце 1980-х годов и снижение ее добычи привели к острому валютному кризису. Государственный долг достиг огромных размеров: внешний - 76 миллиардов долларов, внутренний - 5,6 миллиардов долларов.

Золотовалютные запасы были исчерпаны, к концу 1991 года они составляли, по разным оценкам, от 18 до 25 миллионов долларов (по нынешним меркам это капитализация небольшого российского банка), золотой запас страны равнялся 289 т (в 1917 году он составлял 1400 т). Зарубежные банки отказали в кредитах. Стране грозил голод.

После распада СССР правительство уже новой страны сразу же взяло курс на радикальные реформы. Первостепенно начались реформы в экономической сфере.

Вся совокупность методов, с помощью которых предполагалось перестроить экономику страны, была названа «Шоковой терапией».

Она предполагала излечение от «пороков социализма» жесткой бюджетной политикой, при которой предприятия, лишенные государственных дотаций, вынуждены проводить рационализацию, избавляться от лишнего персонала, менять ассортимент и повышать качество продукции. Сокращение государственных расходов позволяло сократить дефицит бюджета, ограничить эмиссию денег и сделать рубли настоящими деньгами.

Результатом такой терапии должна была стать структурная перестройка экономики. Дж. Сакс, американский экономист, который, будучи консультантом по экономическим вопросам в правительстве Е.Т. Гайдара, де-факто, стал идеологом экономических реформ в России, так определил суть структурной перестройки: «В стране сформировалась очень нездоровая структура экономики. Огромное количество людей работает на экономически нежизнеспособных предприятиях и живет в экономически бесперспективных районах. В будущем должны произойти колоссальные изменения в существующих видах трудовой деятельности, если России суждено преодолеть кризис». Помимо Сакса, идеологами российских экономических реформ стали молодые экономисты, сформировавшиеся под воздействием либеральных рыночных теорий, разработанных для решения проблем стран Латинской Америки и Восточной Европы, вступавших на путь рыночных и демократических преобразований.

Вскоре после поражения ГКЧП госсекретарь РСФСР Г.Э. Бурбулис предложил малоизвестному в политике 35-летнему доктору экономических наук Е.Т. Гайдару создать рабочую группу по подготовке предложений о стратегии и тактике российских экономических реформ. Будучи директором Института экономической политики, Гайдар зарекомендовал себя как сторонник радикальных методов борьбы с инфляцией и бюджетным дефицитом. Он писал: «Время, когда экономику можно было стабилизировать без тяжелых непопулярных мер, ушло. Размораживать цены при нынешних темпах роста денежной массы страшно. Но это можно сделать разовым решением. Надо лишь крепко зажмуриться и прыгнуть в неизвестность».

Позднее сам Сакс негативно оценил действия российских реформаторов: «Главное, что подвело нас, это колоссальный разрыв между риторикой реформаторов и их реальными действиями… И, как мне кажется, российское руководство превзошло самые фантастические представления марксистов о капитализме: они сочли, что дело государства - служить узкому кругу капиталистов, перекачивая в их карманы как можно больше денег и поскорее. Это не шоковая терапия. Это злостная, предумышленная, хорошо продуманная акция, имеющая своей целью широкомасштабное перераспределение богатств в интересах узкого круга людей».

Уже 2 января 1992 года президентом был подписан указ «О мерах по либерализации цен».

Эта реформа спровоцировала стремительный рост цен на потребительском рынке и, при этом, резкое падение реальной оплаты труда. Реальная заработная плата за 1992 год сократилась более чем в 2 раза и составила около 40% по отношению к декабрьской зарплате 1991 года.

Ещё одним ударом по благосостоянию граждан стало обесценивание денежных вкладов населения. Отпуск цен и инфляция в одночасье свели к нулю многолетние сбережения граждан. По данным Р.Г Пихои, накопленные в 1970-1980-х гг. 10 тыс. рублей, лежавшие на сберкнижке, гарантировали спокойную жизнь на пенсии, и были равны цене кооперативной квартиры или дорогого советского автомобиля. Сейчас же эти деньги обратились в прах, на 10 тыс. рублей в 1993 г. нельзя было купить и 5 килограммов мяса или 4 килограммов сыра.

Параллельно с другими экономическими реформами летом 1992 года начался процесс приватизации. К тому времени в результате уже осуществлённой либерализации цен российские предприятия остались практически без оборотных средств. Реформаторы стремились провести приватизацию максимально быстро, потому что главной целью приватизации они видели не создание эффективной системы хозяйствования, а формирование слоя собственников как социальной опоры реформ. «Обвальный» характер приватизации предопределил её практически бесплатный характер и массовые нарушения законодательства.

Таким образом, реформы, призванные привести страну к рыночным отношениям, имели катастрофические последствия, и прежде всего, это отразилось на уровне жизни населения.

На фоне противоречивых экономических реформ, фактически, приведших страну к экономическому коллапсу, в стране назревал и глубокий политический кризис.

Во многом, именно неблагоприятный ход экономических реформ в стране стал одним из поводов к последовавшему в дальнейшем политическому кризису. Ещё в октябре 1991 года президент Ельцин на V съезде народных депутатов заявил о необходимости начать радикальную экономическую реформу. Для этого он запросил у съезда право издавать указы, которые становились законами, если Верховный Совет в течение недели не оспаривал их. Съезд предоставил эти полномочия президенту на год - до декабря 1992 г.

С самого начала 1992 года стала раздаваться резкая критика правительства, начавшего непопулярные реформы. Однако, на тот момент председатель Верховного Совета Р.И. Хасбулатов категорически отметал возможность конфликта с президентом: «Если у меня появится соблазн критиковать президента, я лучше уйду из парламента», - заявлял он в начале 1992 года.

Таким образом, к лету 1992 года в России фактически стало складываться двоевластие.

Возвращаясь к истокам проблемы, множество поправок, принятых в 1990-1992 годах, сделали действовавшую тогда Конституцию 1978 года противоречивой.

Принятая еще во времена застоя, она служила ширмой для власти партийных комитетов - точнее, аппарата КПСС. После провала путча в августе 1991 года и запрета деятельности КПСС все противоречия этой Конституции вышли наружу. Так, предполагалось разделение властей, то есть признавалось, что исполнительная и законодательная власть имеют разную компетенцию и не могут подменять друг друга, но полномочия президента и Верховного Совета не были четко прописаны. Съезд народных депутатов (в перерывах между съездами - Верховный Совет) мог принять к рассмотрению любой вопрос, фактически подменяя исполнительную власть. Съезд имел право блокировать любые решения президента. Многие государственные институты - например, Центральный банк - фактически подчинялись съезду и Верховному Совету. Как уже отмечалось, на V Съезде народных депутатов президент получил право издавать указы, которые становились законами, если в течение недели не оспаривались Верховным Советом. Это также создавало возможность конфликтов. Но главное - резко различалась политическая ориентация двух ветвей власти. Президент и правительство были ориентированы на скорейшее проведение рыночных реформ, эта позиция президента проявилась, в частности, на VI съезде народных депутатов, где Ельцин решительно встал на защиту «правительства реформ».

Верховный Совет, напротив, считал проводимую политику антигуманной и неэффективной. Особенностью политической борьбы на этом этапе стало то, что Верховный Совет, во главе с Р.И. Хасбулатовым, открыто выступая против рыночных реформ, объектом критики оставляли только правительство, президента же и Хасбулатов, и вице-президент Руцкой, который также критиковал курс правительства, из под критики выводили. Хасбулатов говорил по этому поводу, что Верховный Совет, «в некотором смысле, возглавил течение, оппозиционное существованию экономических реформ».

Гайдар, в свою очередь, в ответ на критику на VI съезде, пригрозил, что правительство готово в полном составе уйти в отставку. Не желая брать ответственность за дальнейший ход реформ на себя, Съезд и Верховный Совет были вынуждены в ответ на ультиматум Гайдара принять декларацию о поддержке экономических реформ. Конфликт был притушен.

Несмотря на это борьба продолжалась, менялась расстановка сил в Верховном Совете. Многие сторонники президента постепенно переходили оттуда и пополняли структуры власти, подконтрольные президенту. Менялось и руководство ВС. Оттуда последовательно ушли сторонники президента С.А. Филатов, В.Ф. Шумейко, Ю. Яров, их заменили сторонники компартии В. Сыроватко и Ю. Воронин.

В рядах Верховного Совета стала формироваться открытая радикальная оппозиция президенту, которая, помимо парламентских методов борьбы, стала призывать к прямому неповиновению власти. Лидерами объединённой оппозиции были депутаты С. Бабурин, Н. Павлов, В. Исаков, генералы А. Макашов и А. Стерлигов, а также лидер российских коммунистов Г. Зюганов.

Объединённая оппозиция выдвигала требования:

отставки правительства Ельцина - Гайдара;

отказа президента от дополнительных полномочий и всяческого вмешательства в экономику;

формирование правительства народного доверия, которому будут предоставлены чрезвычайные полномочия, для выведения народного хозяйства из кризиса.

На дальнейшее развитие конфликта в верхних эшелонах власти напрямую повлияло создание Фронта Национального Спасения (ФНС), учредительный съезд которого состоялся 24 октября 1992 года. Фронт национального спасения образовался на основе объединения блока фракций ВС РФ «Российское Единство» во главе с его лидерами народными депутатами РФ М.Г. Астафьевым, С.Н. Бабуриным, Н.А. Павловым, а также представителями фракций ВС РФ «Промышленный Союз» (В.В. Беспалов), Аграрный союз России (М.И. Лапшин), «Гражданское общество» (М.Б. Челноков), «Отчизна» (С.А. Глотов), «Коммунисты России» (Г.В. Саенко) и ряда общественно-политических организаций, в том числе: Всероссийское трудовое совещание (н.д. РФ И.В. Констатинов); Российская коммунистическая рабочая партия. Российское народное собрание, Российский общенародный союз (РОНС), Национально-республиканская партия России, Русский Национальный Собор, Совет народно-патриотических сил России, Союз офицеров, движение «Трудовая Россия»: ряда представителей структур государственной власти, исследовательских центров и средств массовой информации. ФНС, фактически стал «ударной силой» оппозиции. Отличительной чертой ФНС, таким образом, стал тот факт, что в него вошли представители всех флангов оппозиции, от левых, до ультраправых.

В декабре 1992 года на VII Съезде народных депутатов отношения между двумя ветвями власти накалились до предела. Хасбулатов внёс на съезд новые поправки к Конституции, согласно которым правительство должно было подчиняться прежде всего парламенту, а затем президенту. Таким образом, исполнительная власть оказывалась под полным контролем Советов.

Кроме того, Съезд не утвердил на пост председателя правительства Е.Т. Гайдара, исполнявшего обязанности премьера.

Ельцин попытался переломить ситуацию, обратившись с трибуны съезда к гражданам России: «С таким съездом работать дальше стало невозможно… Это даже не путь назад, это путь в никуда. Обидно, что проводником этого обанкротившегося курса стал Председатель Верховного Совета России Хасбулатов. Съезд со всей очевидностью показал, насколько опасна не только диктатура исполнительной, но и диктатура законодательной власти… Вижу поэтому выход из глубочайшего кризиса власти только в одном - во всенародном референдуме. Это самый демократичный, самый законный путь его преодоления…».

Ельцин призвал своих сторонников покинуть съезд, рассчитывая на то, что большинство депутатов последует за ним, и, тем самым, съезд потеряет кворум, необходимый для принятия решений.

Вслед за этим незамедлительно выступил Хасбулатов, сказав, что президент, высшее должностное лицо государства, в своей речи нанёс оскорбление съезду в целом, и ему лично. Далее он заявил, что считает для себя невозможным выполнение своих обязанностей, и попросил принять его отставку.

План Ельцина не сработал и кворум на съезде был сохранён. Это стало несомненным и обидным, но всё же локальным поражением президента.

В работу съезда вынужден был вмешаться председатель Конституционного суда В.Д. Зорькин. При его посредничестве было выработано компромиссное решение, согласительный документ «О стабилизации конституционного строя Российской Федерации». Согласно этим договорённостям на очередной съезд, но не позднее 11 апреля 1993 года должен быть вынесен проект новой Конституции. Съезду надлежало отказаться от только что принятых поправок к конституции, ставивших правительство под контроль съезда, а Ельцин должен, согласно воле депутатского большинства, отправить в отставку Гайдара. Новым премьером 15 декабря 1992 г. был назначен В.С. Черномырдин, бывший член ЦК КПСС, министр газовой промышленности, а затем - председатель концерна «Газпром».

В январе 1993 года для проведения всероссийского референдума было образовано 89 округов. Накануне Съезда, 7 марта 1993 г. президент направил в Верховный Совет четыре вопроса, которые должны были быть вынесены на референдум:

«1. Согласны ли вы с тем, чтобы Российская Федерация была президентской республикой?

. Согласны ли вы с тем, чтобы высшим органом законодательной власти был двухпалатный парламент?

. Согласны ли вы с тем, что новая Конституция Российской Федерации должна быть принята конституционным собранием, представляющим многонациональный народ Российской Федерации?

. Согласны ли вы с тем, что каждый гражданин Российской Федерации вправе владеть, пользоваться и распоряжаться землёй в качестве собственника?»

Однако, съезд, начавшийся 10 марта 1993 г. не включил вопрос о референдуме в повестку дня. Заместитель Хасбулатова Н.Г. Рябов объявил, что договорённости, достигнутые в декабре 1992 г. были ошибкой; что уступки, сделанные президенту, были нарушением Конституции. Сам Хасбулатов заявил, что его «бес попутал» при заключении на предыдущем съезде соглашения о конституционной стабилизации через референдум».

марта съезд принял постановление, которым приостановил действие этого соглашения, запретил проведение намеченного референдума и включил поправки, серьезно ограничившие права президента, в действовавшую Конституцию. В итоге все ветви власти фактически были подчинены съезду и Верховному Совету. Ситуация обострилась до предела.

марта 1993 года Ельцин обратился по телевидению к гражданам России, заявил о неконституционном характере действий Верховного Совета и Съезда народных депутатов, квалифицировал их как попытку политического реванша партийной номенклатуры. Взяв на себя ответственность за развитие политической ситуации, он объявил о предстоящем референдуме по вопросу о доверии президенту. «Меня избирал не съезд, не Верховный Совет, а народ, ему и решать - должен ли я дальше выполнять свои обязанности и кому руководить страной: президенту и вице-президенту или Съезду народных депутатов?»

Стоит отметить, что изначально ратуя за проведение референдума, Ельцин рассчитывал, прежде всего, на свой высокий рейтинг среди населения.

В ответ на это 26 марта собрался IX внеочередной Съезд народных депутатов, на котором была предпринята попытка отрешить Ельцина от власти. Поводом к этому послужило решение Конституционного суда, о том, что обращение Ельцина к гражданам России было неконституционным по многим пунктам. Для того, чтобы это осуществить, требовалось три четверти голосов депутатов. «За» проголосовали 617 депутатов, для принятия этого решения не хватило около 30 голосов.

Как отмечает Р.Г. Пихоя, Ельцин был готов к любому развитию событий, даже негативному для себя, и поэтому был готов любые меры. Это следует из воспоминаний, опубликованных начальником службы безопасности президента в тот период времени, А.В. Коржаковым, который написал, что такие меры (силовой разгон Съезда или арест - блокирование депутатов) были предусмотрены. В Кремле была подготовлена телестудия, в которой Ельцин смог бы объявить о роспуске съезда и проведении референдума.

Таким образом, Ельцин остался президентом.

Съезд принял решение о проведении всенародного референдума 25 апреля 1993 года, после долгих споров, утвердив вопросы.

Российские граждане (64,2% имевших право голоса) ответили на четыре вопроса референдума следующим образом:

Доверяете ли вы президенту Б.Н. Ельцину? («Да» - 58,7%).

Одобряете ли вы социально-экономическую политику, осуществляемую президентом и правительством с 1992 года? («Да» - 53%).

Считаете ли вы необходимым проведение досрочных выборов президента? («Да» - 31,7%).

Считаете ли вы необходимым проведение досрочных выборов народных депутатов? («Да» - 43,1%).

Результаты референдума стали политической сенсацией. Мало кто ожидал, что такое количество людей поддержит Ельцина, и тем более неожиданная была столь широкая поддержка народом его социально-экономической политики.

Оказавшись после распада СССР в сложнейшем социально-экономическом положении, и для того, чтобы преодолеть экономический коллапс, российским властям было необходимо устранить политические препоны для проведения реформ. При этом курс этих реформ, во многом, зависел от того, в чью пользу разрешится конституционный кризис, поскольку, взгляды исполнительной и законодательной власти на дальнейшее развитие страны были диаметрально противоположны.

В целом, ход политической борьбы во второй половине 1992 начале 1993 года показал, что разрешить политико-конституционный кризис, не выходя за рамки парламентских методов борьбы, практически не представляется возможным.


2.2 Обстановка в Кузбассе весной-летом 1993 года, реакция жителей региона на октябрьские события 1993 года в Москве


После окончательного распада Советского Союза в декабре 1991 года Россия оказалась перед выбором: по какому пути развиваться? Существовала следующая альтернатива: страна могла следовать по пути парламентской, либо президентской республики.

Возвращаясь к истокам конфликта, следует сказать, что действующая на тот момент конституция 1977 года предусматривала, что верховным органом государственной власти в России является Съезд Народных Депутатов, который включал 1068 человек, и в силу своей громоздкости был попросту не способен на мобильное принятие решений.

Де факто, система государственной власти в России к 1993 году оставалась «Советской», хотя, и с незначительными изменениями. Президент, являясь главой исполнительной власти, был ограничен в своих полномочиях съездом народных депутатов. Чёткого разграничения полномочий между двумя важнейшими ветвями власти не существовало. По выражению самого президента, Б.Н. Ельцина: «Какая сила затянула нас в эту черную полосу? Прежде всего - конституционная двусмысленность. Клятва на Конституции, конституционный долг президента. И при этом его полная ограниченность в правах».

Российская политическая элита, как и общество в целом, оказалась расколота на 2 части: сторонников президента, прежде всего, как главы исполнительной власти, и сторонников Верховного Совета как власти законодательной, что, впоследствии, могло привести к широким вооружённым столкновениям и даже к гражданской войне.

Но баланс сил в этом противоборстве постепенно менялся, и очень важную роль в данном процессе сыграли различные общественные институты и политические элиты регионов, что можно рассмотреть на примере Кузбасса.

Острота политического кризиса усугублялась социально-экономическими проблемами и чередой противоречивых и непопулярных реформ правительства Е.Т. Гайдара, так называемой «шоковой терапией». Особая ситуация, в связи с этим, сложилась в Кемеровской области: шахтёры находились в тяжелейшем положении, почти не прекращались забастовки.

Изначально, законодательная и исполнительная власть, в лице председателя ВС России Хасбулатова и президента Ельцина пытались решить проблему мирным путём, путём переговоров, «третейским судьёй» на которых попытался выступить глава конституционного суда России В.Д. Зорькин, такие переговоры, в частности, прошли 11 декабря 1992 года, во время очередного Съезда Верховного совета России. Казалось, что стороны пришли к компромиссному решению - Съезд народных депутатов принял постановление о стабилизации конституционного строя, в котором наметил на 11 апреля 1993 года референдум по основным положениям Конституции.

Но это, на первый взгляд, «Соломоново решенье» не было воплощено в жизнь. Кризис с новой силой обострился уже в марте 1993 года.

Шахтёры Кузбасса, которые не получали зарплаты с декабря 1992 года, решились на крайние меры: провели предварительную показательную забастовку, с обещанием перейти к всеобщей бессрочной забастовке. По заявлению председателя Независимого Профсоюза Горняков Кузбасса Вячеслава Шарипова: «Если не будет никаких подвижек в переговорах, полагаю, наше решение об объявлении всеобщей бессрочной забастовки останется в силе». В дальнейшем, забастовочное движение горняков грозило перерасти в массовые неконтролируемые волнения, о чём также свидетельствуют заявления шахтёрских лидеров: «Если решения не будут приняты, если власти проигнорируют предложения профсоюзов, и если, к тому же, к 20 марта не будет выдана зарплата, то, по-моему мнению, начнётся не забастовка, а что-то более страшное».

Верховная же власть, очевидно, в ответ на столь резкие заявления, опасаясь их реализации, провела ряд мероприятий по «усилению контроля за «общественной безопасностью», так в Кемерово были стянуты около тысячи милиционеров из разных регионов страны.

В целом, шахтёрское движение в Кузбассе отнюдь не было однородно по своей политической позиции, и, хотя большинство шахтёров, в силу своего крайне бедственного положения, было настроено радикально, и, по сути, не примыкало к какому-либо политическому лагерю, шахтёрская «верхушка» занимала явно пропрезидентскую позицию, рассчитывая на курс либеральных реформ со стороны президента и его команды.

В этой связи, интересна позиция лидеров области - М.Б. Кислюка, главы администрации области, и А.Г. Тулеева, тогда председателя Кемеровского обл. совета. Ещё в марте 1993 года оба лидера пытались занять позицию «Золотой середины» и предложить конфликтующим сторонам компромиссный выход из ситуации, путём созыва учредительного собрания в виде конституционной ассамблеи, включающей в себя Съезд народных депутатов и равное количество представителей от каждого субъекта РФ.

Но уже в сентябре риторика их выступлений резко меняется - Тулеев, в ответ на президентский указ №1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской федерации», который, в нарушение действующей конституции, предписывал Верховному Совету и Съезду народных депутатов прекратить свою деятельность, а также вводил новую систему органов власти, занимает резко антипрезидентскую позицию, заявляя, в своём обращении к жителям области, следующее: «Хотя обращение не намного понятнее его указов, ясно главное: это начало государственного переворота…На этот раз сменился лишь противник, его враг не КПСС, не союзное правительство, а Верховный Совет России, вся законодательная власть, которая вытащила его на самый верх руководства великой страной…Подходят сроки отчитываться перед народом, а отчитываться нечем, и в ход идёт обычный призыв - опять кого-нибудь взять и победить, чтоб слегка передвинуть столы в кремле и опять остаться у власти…пусть даже придётся саму конституцию отодвинуть, а то и просто вытереть об неё ноги…можно ли воспрепятствовать этому? - Можно, но упаси нас бог пролить хотя бы каплю крови…никаких митингов в поддержку президентского произвола! Ложились уже наши шахтеры за него и цену его благодарности они испытывают сегодня…». Кислюк же, не вступая в открытую конфронтацию ни с президентом ни с Верховным советом, но, в то же время, признавая неконституционность действий обоих сторон, в своём выступлении акцентирует внимание на согласованности действий местных властей. «Во-первых, необходимо найти согласованное решение ветвей местной власти…в дальнейших действиях самое разумное - действовать совместно, все совещания проводить совместно…Решения президента, и это очевидно, вышли за рамки конституционного строя, с другой стороны, это реакция на то, как была встречена и оскорбительно прокомментирована президентская инициатива по выходу из тупика путём выборов обеих ветвей власти, другое дело, что Российский президент не имеет такого конституционного права…Задача Кузбасского руководства - не дать втянуть в политический конфликт жителей региона. Если мы сохраним стабильность на местном уровне, мы сохраним место для компромиссов наверху».

Если руководители местных, даже более низких уровней власти, в целом, придерживались этой же точки зрения, то представители различных общественно-политических организаций Кузбасса, в большинстве своём, данной позиции не разделяли, в качестве примера приведём позицию сторонников «Союза Патриотических Сил Кузбасса», опубликованную в газете «Кузбасс»: «…по мнению собравшихся всех честных людей нужно призвать сегодня к митингам и забастовкам, чтобы оценка Кузбассом свершившегося государственного переворота была ясна». Того же мнения придерживались и представители областного отделения Демократической партии.

Стоит уделить внимание событиям в регионе непосредственно во время кульминации кризиса. В Кемерово сессию областного совета планировали созвать 21 сентября, но не удалось из-за отсутствия кворума. Состоялся Малый совет, который предложил считать противоречащим Конституции и интересам страны и действия Президента, и действия руководителей Верховного Совета. Председатель областного совета Аман Тулеев и группа депутатов улетели в Москву защищать Верховный Совет и Съезд народных депутатов. Однако многие депутаты от полета в столицу отказались. Глава администрации М. Кислюк заявил, что администрация втянуть себя в конфликт не даст и будет выполнять распоряжения и указы законно избранного Президента. Председатель СРКК В. Голиков Указ Б. Ельцина поддержал. За забастовку высказались ДПР и Союз экологов. На площади состоялся митинг под лозунгами «Вся власть Советам!». К главному корпусу КемГУ подъехала машина с громкоговорителями. Однако попытка агитации за нового Президента А. Руцкого провалилась, агитаторы были разогнаны людьми, представившимися студентами. Представитель Президента в Кузбассе А. Малыхин заявил, что подобную развязку ждали все. Проявил инициативу Союз бизнесменов Кузбасса. Его президент А. Лютенко установил связь с Е. Гайдаром, который предложил «союзу» начать подготовку к выборам. Попытка А. Тулеева, возвратившегося из Москвы, созвать II Съезд народных депутатов Сибири успехом не увенчалась.

В целом, возможность начала гражданской войны в России вообще и в Кузбассе в частности в 1993 году видится ещё более реальной, если учитывать кровавые события 3-4 октября 1993 года в Москве, при так называемом «разгоне Верховного Совета», когда погибли от 123 человек по официальным данным, до 1500 тысяч, по неофициальным.

В ходе конституционного кризиса сложилось сразу несколько узлов общественных противоречий: От несогласованности и конфронтации во властных структурах (более-менее консолидированную позицию, как в Кузбассе, властям удалось занять далеко не во всех регионах), до столкновений на уровне простых обывателей - тех, кто верил в спасительные либерально-демократические реформы президента, и тех, кто на примере реформ Гайдара убедился в некомпетентности реформаторов.

Противоречия существовали даже среди силовых структур, так как неразбериха во власти приводила к нарушению важнейшего принципа их нормального существования - принципа единоначалия. Это, в частности, проявилось в Москве, когда во время патрулирования местности бойцы дивизии внутренних войск им. Дзержинского открыли огонь по бойцам Таманской дивизии ВДВ. Кузбасс представляется одним из очагов возможной на тот момент гражданской войны ещё и в свете сложнейшей социально-экономической обстановки. А ведь, как мы помним, похожая ситуация сложилась в 1989 году, что очень сильно поспособствовало распаду Советского Союза.


2.3 Подготовка и проведение выборов в первую Государственную Думу


В результате октябрьских событий 1993 года в Москве, исполнительная власть полностью взяла управление страной под свой контроль.

октября был издан указ о реформе представительных органов власти и органов местного самоуправления в Российской Федерации», которым упразднялась система местных Советов. Следующим шагом президента стало принятие 11 октября другого указа - о проведении выборов в обе палаты федерального собрания: в Государственную Думу и в Совет Федерации. Выборы также должны были состояться 12 декабря.

Уже через несколько дней после подавления сопротивления Белого дома началось формирование политических блоков для участия в выборах в Федеральное собрание. Блоки и политические партии сосредоточились на борьбе за депутатские места в его нижней палате, Государственной думе, половина мест в которой разыгрывалась по мажоритарной системе (от каждого избирательного округа в парламент попадал победитель), а другая половина - по пропорциональной системе, означавшей распределение депутатских мандатов между партиями в зависимости от количества поданных за них голосов.

Выборы в верхнюю палату, Совет Федерации, проводились на основе мажоритарной системы: от каждого избирательного округа, совпадавшего с территорией одного из субъектов Российской Федерации, мандаты получали два кандидата, сумевшие набрать наибольшее количество голосов избирателей. Среди более десятка политических блоков и партий, заявивших о намерении бороться за депутатские места, под знамена радикальных экономических реформ выступал блок «Выбор России». Его лидером стал сам Е. Гайдар, кроме него в руководстве оказались влиятельные члены Кабинета министров А. Чубайс, А. Козырев, Б. Федоров, которым, как и другим министрам, было предоставлено право баллотироваться в законодательный орган. В своей предвыборной кампании блок «Выбор России» отверг ставку на популистские обещания, провозгласив необходимость возобновления жесткого монетаристского курса как основы основ финансовой стабилизации и главного условия возрождения экономической активности. В случае победы на выборах блок намеревался добиваться замены «умеренного» В. Черномырдина Гайдаром на посту премьер-министра.

Одной из главных неожиданностей предвыборной кампании явился разрыв с Гайдаром некоторых активных участников правительственной команды образца 1992 г., пожелавших связать себя с иными политическими объединениями. Двое из них, А. Шохин и С. Шахрай, создали собственную Партию российского единства и согласия (ПРЕС), настаивавшую на необходимости корректив рыночных реформ. Новая партия заявила о поддержке умеренно-реформистских подходов премьер-министра Черномырдина, а своим политическим козырем избрала требования Укрепления экономических прав и возможностей регионов, возрождения семьи, нации и государства как традиционно главных российских ценностей. Еще один активный участник реформаторской команды Гайдара, С. Глазьев, в избирательной кампании выступил на стороне Демократической партии Н. Травкина. Теперь он считал ошибочной гайдаровскую «шокотерапию», объявив ее главной причиной спада производства, галопирующей инфляции и двукратного снижения уровня жизни населения [Глазьев, 1993]. Подобно Демократической партии, от гайдаровского курса дистанцировалось и Движение демократических реформ, лидер которого, Г. Попов, сам некогда сторонник радикальных экономических реформ, доказывал, что «шокотерапия» совершенно не соответствовала российским условиям и проводилась в угоду и по подсказке Международного валютного фонда. Для него самого оптимальным политическим течением теперь являлся центризм.

Несогласие с программой «Выбора России» декларировал еще один избирательный блок демократической ориентации - «Яблоко», название которого возникло из фамилий трех его создателей (Г. Явлинский, Ю. Болдырев, В. Лукин). В целом на реформаторско-демократическом фланге избирательной кампании наблюдался очевидный разброд, что впоследствии рассматривалось рядом наблюдателей как одна из причин политических неудач демократов.

На противоположном фланге избирательной кампании главными участниками оказались Российская коммунистическая партия, Аграрная партия и Либерально-демократическая партия. Общим знаменателем их платформ была державно-национальная позиция, подчеркивающая направляющую и мобилизующую роль мощного государства в социально-экономическом развитии и восстановлении России в качестве сверхдержавы на мировой арене.

Были между партиями и различия. РКП по преимуществу ориентировалась на защиту интересов малообеспеченных слоев, все социальные лозунги воплощали идеологию «старых левых». Аграрная партия выражала интересы коллективных сельских товаропроизводителей. Самой же необычной среди трех партий оказалась Либерально-демократическая.

Лидер ЛДПР, В. Жириновский выступил в избирательной борьбе как талантливый демагог, призывавший к восстановлению СССР, использовавший националистическую риторику, говоривший то, что хотели услышать многие граждане страны: нужен порядок, Россия должна гордиться своим прошлым, русские не должны быть нищими и униженными, не должны зависеть от Запада. При этом, стоит заметить, что в своих выступлениях Жириновский, зачастую, говорил диаметрально противоположные вещи, да и главный лозунг его партии «Через плюрализм мнений к верховенству закона» можно было трактовать с взаимоисключающих позиций, подлаживать под любой политический вкус.

На положительный образ Жириновского в глазах общественности работал тот факт, что ЛДПР не принимала участия в кровавых событиях начала октября 1993 года.

Что касается выборов в Совет Федерации, то в Кемеровской области явным лидером выглядела кандидатура Амана Тулеева, до недавнего времени возглавлявшего облсовет и представлявшего интересы Кузбасса в ВС РСФСР. С ним конкурировали: бывший директор угольных предприятий юга области Юрий Малышев, лидер коммунистов области, бывший народный депутат СССР Теймураз Авалиани, исполнительный директор «Нашей газеты» Александр Асланиди, бывший депутат облсовета Виталий Налетов и начальник юридического бюро областного УВД Юрий Пыль.

Следует отметить достаточно мощный поток компромата против тех или иных кандидатов в депутаты. Наиболее характерными были обвинения в растрате государственных средств, пользовании не полагающимися льготами и привилегиями, неэффективной работе в качестве депутатов и представителей исполнительной власти.

Предвыборная политическая гонка была интересна ещё и тем, что спровоцировала к возрождению сепаратистские тенденции во многих Российских регионах. Не обошло стороной это и Кузбасс, так в Горной Шории прошёл третий съезд шорского народа, который в очередной раз поставил вопрос о создании шорской автономии (варианты предложений делегатов съезда варьировались от статуса национального района до республиканского).

В целом по Сибири примечателен тот факт, что распространителем идей республиканизации выступали не только ангажированные политические партии (Союз объединения Сибири, Сибирская республиканская партия, Союз возрождения Сибири, Партия Сибирской независимости, томский комитет «Сибирь», тюменское движение «Сибирь» и др.), но и ряд представителей интеллигенции и властных структур, не связанных с данными партиями и организациями. Особенно это было заметно в октябрьско-ноябрьской деятельности «Сибирского соглашения», на одном из последних заседаний которого ряд лидеров регионов (прежде всего А. Тулеев) отстаивали идею создания «Сибирской республики».

Итоги референдума о принятии новой Конституции и по выборам 12 декабря 1993 года были достаточно противоречивы. Главным результатом стало утверждение Конституции. За неё проголосовало 32,9 млн. человек, что составило 58,4% от числа принявших участие в референдуме и 32,3% от общего числа избирателей страны.

Несмотря на мощную поддержку пропрезидентских сил со стороны СМИ, и вопреки тому, что ряд оппозиционных сил, и прежде всего компартия, были лишены на период избирательной компании собственной прессы (прежде всего, это близкие КПРФ газеты «Правда» и «Советская Россия», издание которых было возобновлено только в конце ноября 1993), итоги выборов явились неприятной неожиданностью для власти.

В выборах по партийным спискам сенсационно победила ЛДПР, получив 22,7% голосов, пропрезидентский «Выбор России» получил 15,4%, компартия получила 12,4%, «Женщины России» - 8,1%, Аграрная партия - 7,9%, Яблоко - 7,8%, ПРЕС - 6,8%, Демократическая партия - 5,5% голосов.

Учитывая итоги выборов по одномандатным округам, Коммунисты вместе с аграриями составили самый большой парламентский блок. Председателем Государственной Думы I созыва стал И.П. Рыбкин, избранный по спискам «Аграрной партии».

Выборы в Государственную Думу имели для страны величайшее стабилизирующее значение. Они способствовали легитимизации Конституции, создав своеобразный прецедент. Кроме этого, выборы способствовали тому, что политическая борьба в стране была на данном историческом этапе ограничена стенами парламента. Избрание ГосДумы также укрепило принцип разделения властей и, тем самым, способствовало процессу демократизации в России. Немаловажным стал и тот факт, что на политическую авансцену вышли политические партии, положив начало процессу складывания многопартийности в стране, который продолжается до сих пор.


Заключение


Подводя итоги исследования необходимо заключить, что Общественно-политическая жизнь страны в целом и Кузбасса частности с 1990 по 1993 гг. претерпела множество качественных изменений, а исследуемый в работе период стал одним из самых насыщенных и противоречивых в новейшей отечественной истории.

В хронологическом пространстве исследуемого периода целесообразно выделить несколько содержательных этапов.

Первый этап - начиная с 1990 года до конца 1991 года. Этот этап можно охарактеризовать, как период обострения политического и экономического кризиса в стране кульминацией которого стал распад Советского Союза.

Прежде всего, следует обозначить узловые процессы и события этого этапа. Одним из наиболее значимых общественно-политических процессов здесь стало форсированное размежевание в рядах КПСС.

Изначально разложение КПСС шло по принципу «консерваторы-реформаторы», но в последствии стало понятно, что корректнее выделять 3 противодействующих блока: консерваторов, которые были настроены против каких-либо реформ в принципе, псевдореформаторов, представленных командой Горбачёва, которые, фактически, были заинтересованы в сохранении status quo, совершая реформы лишь под давлением общественных масс, и реформаторов, представленных «демплатформой» в КПСС, которые были настроены на проведение радикальных реформ либерально-демократического характера. Одним из ключевых факторов этого этапа в общественно-политической жизни страны стал так называемый «российский фактор», поскольку возрастающие сепаратистские тенденции в рамках СССР спровоцировали эскалацию назревающего до этого противостояния российских и союзных структур. Здесь наметился процесс постепенного «перетекания» полномочий от союзных властей к властям РСФСР, этот процесс проходил параллельно с ослаблением роли КПСС в общественно-политической жизни государства. Стоит отметить также и социально-экономический кризис, проявлявшийся в нарастании товарного дефицита и возрастающей роли теневой экономики в стране. В общественно-политической жизни Кузбасса одним из важнейших событий этого этапа стала кампания по выборам Народных Депутатов РСФСР и местных Советов.

Выборы весны 1990 г. стали первыми выборами в стране в целом и в Кузбассе в частности, построенными на принципах плюрализма и демократии. Эти, абсолютно новые для общественно-политической жизни СССР тенденции удалось колоритно отразить на примере Кузбасса. Особенностью предвыборной борьбы на этих выборах также стало то, что именно она стала своего рода прототипом предвыборной борьбы на последующих, уже в полной мере демократических выборах.

Ещё одним важным, по сути, краеугольным событием этого этапа развития общественно-политической жизни страны стал провалившийся путч ГКЧП, который, фактически, был последней попыткой сохранить власть в руках союзных структур и, тем самым, застопорить процесс дезинтеграции СССР. Однако, на деле, заговорщики добились обратного эффекта. Путч, фактически, активировал процесс ликвидации СССР, логичным завершением которого стало подписание Беловежского и Алма-атинского соглашений в декабре 1991 года. Данные соглашения завершили процесс демонтажа союзных структур власти. А запрет КПСС и завершение процесса департизации в августе того же года стали финальным аккордом в устранении старой партократии и партийной номенклатуры. Специфика общественно-политической жизни Кузбасса во время событий 19-21 августа 1991 года состоит в том, что они, де факто, раскололи политическую элиту региона на два лагеря - сторонников и противников ГКЧП, а главной политической фигурой региона в этот момент стал А.Г. Тулеев, вокруг которого, в основном, и развивалась политическая борьба. Остроты политическому кризису, связанному с ГКЧП в Кузбассе придало наличие в регионе крупномасштабного, и, что немаловажно, организованного рабочего движения, которое могло значительно повлиять на развитие событий как в региональном, так и в общероссийском масштабе, как это продемонстрировал пример забастовки 1989 года.

Второй этап исследуемого периода - с начала 1992 года до конца 1993 года. На этом хронологическом промежутке Россия претерпела кардинальные изменения как в политическом, так и в экономическом плане.

Первостепенное значение на этом этапе имел, во-первых, начавшийся в январе 1992 года процесс либерализации экономики, который спровоцировал высочайший уровень инфляции и, в конечном итоге, катастрофическое падение уровня жизни населения страны. Впрочем, все реформы, призванные трансформировать российскую экономику, носили противоречивый и непопулярный характер, и этот факт детерминировал процесс размежевания общества на сторонников и противников реформ, причём, это касалось как простых обывателей, так и верхних эшелонов власти. Политическое расслоение также шло именно по принципу отношения к осуществляемым правительством реформам, и, вследствие вышеуказанной их непопулярности, этот факт играл далеко не на руку власти, а, напротив, способствовал консолидации оппозиции. Ярким примером этому может служить создание политических организаций, объединяющих в себе представителей, придерживающихся диаметрально противоположных политических взглядов, эту ситуацию ярче всего иллюстрирует создание осенью 1992 года Фронта Национального Спасения, который собрал в своих оппозицию от левого до ультраправого толка.

Во-вторых, на данном этапе развития общественно-политической жизни в стране к социально-экономическому кризису, повергшему страну, de facto, в экономический коллапс, был присовокуплен политико-конституционный, институциональный кризис, вызванный, прежде всего несовершенством законодательной базы государства, и, первостепенно, важнейшей её компоненты - Конституции. Конституция 1977 года, действовавшая на тот момент, попросту не отражала всех реалий политической жизни начала 1990-х гг. и этот факт особенно явно начал проявляться именно с началом радикальных реформ в стране. Некорректная реализация принципа разделения властей, осуществлённая с помощью поправок, в конечном итоге привела к открытому противостоянию между двумя ветвями власти - исполнительной, в лице президента, и законодательной, представленной Верховным Советом и Съездом Народных Депутатов. Если первоначально существовала иллюзия мирного разрешения конфликта с помощью чисто парламентских методов борьбы, то на более поздних этапах конфликта она развеялась, поскольку никто из противоборствующих сторон не хотел уступать. Апогеем конфликта стали октябрьские события 1993 года в Москве, поводом к началу которых послужило издание президентского указа №1400 «О поэтапной конституционной реформе», завершившиеся разгоном Верховного Совета. Особенность общественно-политического положения в Кузбассе в связи с политико-конституционным кризисом в стране состоит, прежде всего, в том, что здесь к тому моменту сложились почти все факторы для начала полномасштабной гражданской войны: размежевание политических структур в регионе по принципу отношения к происходящему в центре страны, сложная социально-экономическая ситуация, которая подогревала активность мощного рабочего движения. Взрывоопасная обстановка в регионе нагнеталась также за счёт формирования неформальных вооружённых структур с санкции власти, призванных якобы встать на защиту порядка.

Итогом кризиса стало торжество исполнительной власти, которое, так или иначе, принесло относительную политическую стабильность. 12 декабря 1993 года одновременно были проведены референдум по вопросу новой Конституции, и выборы в новый парламент - Федеральное Собрание. Утверждение Конституции и коренное обновление законодательной ветви власти в стране в известной степени давали гарантию того, что новый порядок утвердится и политическая борьба, в дальнейшем, не будет выходить за рамки конституционного поля. Также следует отметить, что именно тогда начался процесс строительства многопартийности в России, который продолжается и по сей день.


Список литературы


1)Безбородов А., Елисеева Н., Шестаков В. Экономические реформы на фоне двоевластия. Политический кризис 1993 года. Новая Конституция России // Перестройка и крах СССР. 1985-1993. СПб.: Норма, 2010. 216 с.

)Андреев В.П. Проблемы политического поведения масс и современная Россия (1985-1993 гг.). Новосибирск: НГУ,????. 60 с.

3)Андреев В.П., Воронин Д.В. Шахтеры и шахтерское движение в Кузбассе в 1989-1991 гг. Кемерово: Кузбассвузиздат, 2002. 160 с.

)Андреев В.П., Воронин Д.В. Шахтеры и шахтерское движение в Кузбассе в 1989-1991 гг. Кемерово: Кузбассвузиздат, 2002. 160 с.

)Барсенков А.С., Шадрин А.Ю. Политический кризис в СССР 19-21 августа 1991 г. // Вестник МГУ. Серия 8. История. 2001. №3. С. 30-55.

6)Величко С.А. Общественно-политическая жизнь Сибири 1985-1991. Омск-2004. 278 с.

)Воронин Д.В. Шахтерское движение в Кузбассе в 1989-1991 гг. Дисс. … канд. ист. наук. - Томск, 2000. - 177 с.

8)Девяткин Г.Т. Рабочие Кузбасса: от ведущей роли в обществе до невостребованности // Русь, Россия, политические аспекты истории: Материалы 24 Всероссийской заочной науч. конф. - СПб.: Нестор, 2002. - С. 251-253.

)Казьмин В.Н. От правозащитного движения к многопартийности в России (1965-1996). - Кемерово, 1997. - 109 с.

)Казьмин В.Н. Кризис в Кемеровской областной партийной организации в период перестройки // 50 лет Великой Победы: Тезисы науч. конф. - Кемерово, 1995. - С. 158-159.

)Казьмин В.Н. Расстановка политических сил Кузбасса в период «перестройки». 1985-1991 гг. // Сибирь: ХХ век. Вып. 1. Межвузовский сб. научн. тр. - Кемерово: Кузбассвузиздат, 1997. - С. 113-120.

)Казьмина М.В. Местные органы власти Кузбасса во второй половине 1980-х - начале 1990-х годов // Сибирь: ХХ век. Вып. 1. Межвузовский сб. научн. тр. - Кемерово: Кузбассвузиздат, 1997. - С. 120-128.

13)Крыштановская О. Антология российской элиты. - М: «Захаров», 2005. - 384 с.

)Лопатин Л.Н. История взаимоотношений органов КПСС со структурами рабочего движения Кузбасса // 50 лет Великой Победы: Тезисы науч. конф. - Кемерово, 1995. - С. 156 - 157.

15)Лопатин Л.Н. История рабочего движения Кузбасса (1989-1991 гг.). - Кемерово: Пласт, 1995. - 304 с.

)Лопатин Л.Н. Путь от коммунизма … как это было? (1988-1995 гг.). - Кемерово: Пласт, 1996. - 259 с.

)Лопатин Л.Н. Кузбассовцы при социализме. Как мы жили? - Кемерово, 1996. - 48 с.

)Лопатин Л.Н. Об источниках изучения истории рабочего движения Кузбасса // Сибирские архивы и историческая наука: Материалы науч. конф., посвященной 50-летию ГАКО (1943-1993 гг.) - Кемерово: КемГУ, 1997. - С. 97-101.

)Лопатин Л.Н., Лопатина Н.Л. Социализм глазами современника. - Кемерово: Пласт, 1996. - 31 с.

)Маслов Н.Н. Вокруг августовского путча 1991 г.: попытка систематизации источников //

21)Мау В.А. Экономика и власть. Политическая история экономической реформы в России, 1985-1994 гг. - М.: «Дело Лтд», 1995 - 112 с.

22)Мороз О.П. Так кто же расстрелял парламент? / Олег Мороз. М.: Издательство «Олимп», 2007. - 700 с.

23)Новиков С.В. Демонтаж административно-командной системы: Политические партии и движения 1985-1991. - Омск, 1992. - 99 с.

24)Новиков С.В. Общественно-политические движения, пресса, избиратель Западной Сибири: проблемы взаимовлияния. 1988-1991 гг. - Омск: Изд-во ОмГТУ, 1999. - 144 с.

25)Пихоя Р.Г. Москва. Кремль. Власть. Две истории одной страны. Россия на изломе тысячелетий. 1985-2005. - М.: Русь-Олимп: Астрель: АСТ, 2007. - 553 с.

)Политические партии России: история и современность. - М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2000. - 63 с.

)Сакс Дж. Рыночная экономика и Россия: Пер. с англ. / BBCMPM - М.: Экономика, 1994. - 331 с.

28)Сергачёв С.Л. «Необходимость новых подходов к анализу общественно-политического движения в Кузбассе 1989-1993 годы». // Материалы вторых Всероссийских научных чтений «Интеллектуальный и индустриальный потенциал регионов России» Кемерово, Кузбассвузиздат, 2001 г.

29)Согрин В.В. Российская история конца ХХ столетия в контексте всеобщей истории: теоретическое осмысление // Новая и новейшая история. - 1999. - №1

30)Фролова Н.А. Становление политических партий в России (1985-1993 гг.): Автореф. дисс…. канд. ист. наук. - М.: РГСИ, 1993. - 22 с.

)Чешко С.В. Распад Советского Союза. Этнополитический анализ. - М., 1996. - 310 с.

)Шаблинский И.Г. Рабочее движение и российская реформа. Документально-аналитический очерк. - М., 1995. - 314 с.

33)Экономические субъекты постсоветской России (институциональный анализ) / Под ред. Р.М. Нуреева. М.: Моск. обществ. науч. фонд, 2001. - 804 с.

)Яковлев А.Н. Горькая чаша. Большевизм и реформация России. - Ярославль: Верх.-Волж. кн. изд-во, 1994. - 461 с.

35)Эпоха Ельцина. Очерки политической истории. - М.: Вагриус, 2001. - 815 с.

)Шевцова Л.Ф. Режим Бориса Ельцина. М., РОССПЭН, 1999. 535 с.

)С. Коэн. «Вопрос вопросов»: Почему не стало Советского Союза? М.: АИРО-ХХI, СПб., 2007. - 200 с.

)Фроянов И.Я. Погружение в бездну. - М., Алгоритм-книга, 2009. - 448 с.

)Яковлев А.Н. Горькая чаша. Большевизм и реставрация России Ярославль Верхне-Волжское книж. изд. 1994 г. - 464 с.

40)Новиков С.В. Политические партии, общественно-политические движения, пресса, избиратель Западной Сибири: проблемы взаимовлияния. 1988-1996 гг. Омск: Изд-во ОмГАУ, 2002. - 364 с.

путч политический борьба раскол


Теги: Особенности общественно-политической жизни в Кузбассе в 1990-1993 гг.  Диплом  История
Просмотров: 3801
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Особенности общественно-политической жизни в Кузбассе в 1990-1993 гг.
Назад