Нюрнбергский процесс: уроки и значение для современного мира

ОГЛАВЛЕНИЕ


ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ОРГАНИЗАЦИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ВОЕННОГО ТРИБУНАЛА В НЮРНБЕРГЕ

.1 Предыстория и подготовительный процесс

.2 Категории обвинений

.3 Приговор и итоги

ГЛАВА 2. ТАИНСТВЕННЫЕ ФИГУРАНТЫ НЮРНБЕРГСКОГО ПРОЦЕССА

.1 Загадки Рудольфа Гесса

.2 Мартин Борман и история его исчезновения

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ


ВВЕДЕНИЕ


лет прошло с тех пор, как Нюрнбергский трибунал вынес приговор оставшимся в живых нацистским преступникам. Некоторые получили значительные сроки заключения, иные были повешены. Тогда на нацистов была объявлена настоящая охота, инициированная странами-победительницами (яркий пример - Мартин Борман). Многие нацисты сбежали, большинство в Южную Америку, где Третий Рейх подготовил себе весьма обширный плацдарм. Большая часть попала в США, еще часть была рассеяна по миру или затаилась в Европе.

Нюрнбергский процесс явился адекватным ответом на небывалые в мировой истории злодеяния фашистов и милитаристов, стал важной вехой в развитии международного права. Суд довершил военный разгром гитлеризма разгромом моральным и юридическим, создал преграду для возрождения фашизма в будущем. Впервые к уголовной ответственности были привлечены официальные лица, ответственные за планирование, подготовку и развязывание агрессивных войн. Впервые было признано, что положение главы государства, ведомства или армии, а также исполнение распоряжений правительства или преступного приказа не освобождают от уголовной ответственности.

Актуальность данной темы в том, что, как сказал в свое время британский майор Уильям Хортин, «нацизм подобен раковой опухоли, если её не уничтожить, она отрастёт вновь». Он был прав. Сегодня во многих странах мира, к сожалению, существуют движения неофашистов, неонацистов, или им сочувствующих. Зачастую, что еще является более страшным, они поддерживаются госструктурами. Так, в Латвии регулярно проводятся марши легионов Waffen SS, при поддержке и под защитой правительства. В связи с этим, борьба с «раковыми метастазами фашизма» и их уничтожение, является актуальной и сегодня, в XXI в., и в России и в мире.

Объектом дипломной работы являются события Нюрнбергского процесса, и фигуранты, обвиняемые в преступлениях против человечества. Прежде всего, интерес представляют Рудольф Гесс и Мартин Борман, в чьих судьбах и кончинах имеется много загадок.

Предметом исследования являются материалы Нюрнбергского процесса.

Целью дипломной работы является анализ материалов Нюрнбергского процесса для определения специфики данного трибунала и его роли в совершении правосудия над военными преступниками.

Для достижения поставленной цели автором были определены следующие задачи:

изучить документы Нюрнбергского процесса, связанные с определением вины подсудимых и их наказанием;

проанализировать основные этапы карьерного роста лидеров нацистской верхушки для определения степени их вины;

выявить причины применения разных приговоров в отношении подсудимых;

рассмотреть роль четырех государств - Россия, Франция, Великобритания и США - и их спецслужб в подготовке и проведении Нюрнбергского процесса, выявить специфику позиции каждой из стран;

сформулировать значение процесса для мировой истории.

Хронологические рамки работы охватывают период с 1938 г. по 1946 г., с момента прихода к власти в Германии фашистов до окончания Второй мировой войны и непосредственно до окончания заседаний Нюрнбергского трибунала. В некоторых главах мы отходим от этих рамок для более полного описания некоторых эпизодов жизни заключенных в Шпандау.

Территориальные рамки исследования охватывают границы Германии, непосредственно города Нюрнберг, бывшего в свое время культурным и торговым центром и одновременно символом захватнической политики. «Мой любимый, верный город», - называл его когда-то Гитлер. Поэтому, не случайно, именно он стал центром Международного суда над всеми соратниками Гитлера.

Степень изученности проблемы. Проблемы фашизма, его идеологии и последствий для мира достаточно глубоко изучены и историками, и политологами, и культурологами. В связи с этим, при написании работы были использованы исследования, посвященные общим проблемам фашизма: Бессонов Б.Н. «Фашизм: идеология и политика» (М., 1985), Галкин А. А. «Германский фашизм» (М. 1967), Залесский К.А. «Кто был кто в Третьем рейхе: Биографический энциклопедический словарь» (М., 2002), «Энциклопедия Третьего рейха» (М., 1996), и др.

Непосредственно по истории Нюрнбергского процесса также написано огромного количество работ, как советских-российских авторов, так и зарубежных исследователей.

В советское время были изданы труды Вселенского М. «Нюрнбергский процесс» (Новый мир, 1961, №6), Вишневского В.В. «В Нюрнберге. Ничто не забыто» (Суд истории. М. 1966), Величко В. «Преступление и наказание» (Суд истории. М. 1966), Карева Д.С. «Нюрнбергский процесс» (М., 1976), Лебедевой Н.С. «Подготовка Нюрнбергского процесса» (М., 1975) и «Суд над фашизмом и агрессией» (М., 1985) и др. Большой вклад в осмысление событий 1939-1945 гг. и непосредственно истории Нюрнбергского процесса внесли работы таких ученых, дипломатов и политических деятелей, как Л.А. Безыменский, В.М. Бережков, О.В. Вишлёв, Д.М. Проэктор, В. Сиполс, П.П. Севастьянов, М.И. Семиряга, А.И. Уткин, Дж. Фуллер, У.Черчилль и других.

В последнее время отечественная и зарубежная историография также активно занимается исследованием данной проблемы, рассматривая ее с новых позиций и с использованием ранее недоступных материалов. В работе использованы труды Томаса Х. «Двойники» (Лондон, 1997), Гильберта Г.М. «Нюрнбергский дневник. Процесс глазами психолога». (Смоленск, 2004), Суворова В. «Ледокол», (Вашингтон, 2005), Макговерна Дж. «Мартин Борман. Неизвестный рейсхлейтер. 1936-1945» (М., 2010) и др.

Значительную помощь при написании нашего исследования оказали статьи и документы, опубликованные в сети Интернет.

Источниковой базой работы являются документы самого Нюрнбергского процесса «Нюрнбергский процесс. Сборник материалов в 2-х томах (М, 1995), а также «Воспоминания» А. Шпеера(Смоленск, М.,1997), бывшего архитектора и военного министра Третьего Рейха, осужденного Нюрнбергским трибуналом и заключенного в тюрьму Шпандау, и его же работа «Шпандау: Тайный дневник <#"justify">ГЛАВА 1. ОРГАНИЗАЦИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ВОЕННОГО ТРИБУНАЛА В НЮРНБЕРГЕ


.1 Предыстория и подготовительный процесс


Уже в заявлении наркома иностранных дел СССР В.М. Молотова от 22 июня 1941 г. выдвигалась идея об уголовной ответственности германских фашистов за развязывание агрессивной войны. В нотах СССР от 25 ноября 1941 г., от 6 января 1942 г. и от 27 апреля 1942 г. сообщалось о зверствах гитлеровцев, превосходивших по своей жестокости все известное ранее в истории, и вся ответственность возлагалась на преступное гитлеровское правительство. В совместной декларации правительств Советского Союза и Польши о дружбе и взаимной помощи от 4 декабря 1941 г. стороны выразили свою решимость наказать после войны гитлеровских преступников. В ней устанавливалась неразрывная связь между наказанием нацистских главарей и обеспечением прочного, справедливого мира.

Заявления об ответственности за совершенные ими злодеяния были сделаны также 25 октября 1941 г. правительствами девяти оккупированных нацистами стран. В конце июля они обратились к великим державам и Ватикану с призывом вновь предупредить гитлеровцев об ответственности за их злодеяния. СССР, США И Великобритания откликнулись на этот призыв.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 ноября 1942 г. была образована Чрезвычайная Государственная Комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков их сообщников, а также ущерба, причиненного ими нашей стране.

С 26 июня по 8 августа 1945 г. в Лондоне состоялась конференция представителей СССР, США, Англии и Франции по выработке соглашения о создании Международного военного трибунала и его устава. Вновь созданный трибунал был международным не только потому, что он был организован по соглашению четырех государств. Как предусматривало соглашение, правительства СССР, США, Англии и Франции обязывались действовать в интересах всех Объединенных Наций и приглашали любое из правительств Объединенных Наций присоединиться к нему. В результате 19 правительств полностью одобрили принципы устава и присоединились к соглашению. Международный военный трибунал был создан по воле 23 Объединенных Наций, сокрушивших фашистскую Германию, и в этом смысле это был суд победителей.

По Акту о безоговорочной капитуляции Германии 8 мая 1945 г. и Декларации союзных государств от 5 июня правительства СССР, США, Великобритании и Франции взяли на себя верховную власть в Германии, включая всю власть, которой располагало германское правительство, верховное командование и любое областное, муниципальное или местное правительство или власть. Создание Международного военного трибунала, полномочного судить и наказать главных военных преступников, выражало, таким образом, право этих стран осуществлять законодательные функции на оккупированной территории.

Леденящие кровь данные о зверствах нацистов в концлагерях Освенциме, Майданеке, Бухенвальде, Бельзене и других, освобожденных в ходе завершающего этапа войны, вызвали мощный взрыв негодования общественности во всем мире. Неизгладимое впечатление произвели также советские и американские документальные фильмы о зверствах в германских концлагерях, продолжительное время демонстрировавшиеся в кинотеатрах многих стран.

Комиссия конгресса США, обследовавшая концлагеря Бухенвальд, Дахау и Нордхаузен, представила 15 мая Сенату (сенатор А. Бэркли) и палате представителей (конгрессмен Р. Томасон) доклад об ответственности гитлеровского правительства и нацистского руководства за организацию преступлений против мира и человечности. Специальное заседание, посвященное проблеме наказания военных преступников, организовало Общество по предотвращению третьей мировой войны. Перед членами общества выступили сенаторы, конгрессмены и редакторы газет, обследовавшие немецкие концлагеря, а также американские офицеры - бывшие узники. И лейтмотивом всех выступлений было требование немедленных и решительных действий, чтобы подобное никогда не смогло повториться.

За суровое наказание военных преступников выступали представители церкви. К быстрому установлению процедуры наказания военных преступников в соответствии с решением Ялтинской конференции призвал и Всемирный еврейский конгресс. За судебный процесс над нацистскими лидерами выступали также многие представители лейбористской партии Великобритании.

Стремление мировой общественности поскорее увидеть фашистских главарей на скамье подсудимых усиливалось еще в связи с тем, что к середине июня большинство главных военных преступников было арестовано войсками союзников. Гитлер и Геббельс, как известно, страшась справедливого возмездия, покончили с собой. В результате недосмотра офицера английских оккупационных войск Гиммлер при аресте успел раздавить две ампулы с ядом, вмонтированные позади зубов. Даже в середине мая 1945 г. все еще не было ясности относительно положения Гесса - военное министерство Великобритании ограничилось заявлением, что он является военнопленным. Лишь 5 июня председатель Комиссии Объединенных Наций по военным преступлениям лорд Райт сообщил, что Гесс, а также Риббентроп, включены в список военных преступников, составленный комиссией.

Следует подчеркнуть, что вопрос о задержании военных преступников продолжал волновать общественность стран антифашистской коалиции. В газетах публиковались письма с требованием сделать все, чтобы задержать нацистских преступников и не дать им скрыться в нейтральные страны. В конгрессе США и парламенте Великобритании делались запросы по этому поводу.

Заигрывание западных держав с Деницем и его «правительством» после подписания условий безоговорочной капитуляции и попытка использовать эту клику как основу для создания государственной администрации послевоенной Германии вызвали бурю протестов мировой общественности, а также решительные представления со стороны правительства Советского Союза. В результате западные державы вынуждены были отказаться от планов, связанных с «правительством» Деница. 21 мая ставка Деница была распущена, а 22 мая Деницу, бывшему главнокомандующему военно-морскими силами Германии, преемнику Гитлера на посту главы государства, и Йодлю, бывшему начальнику штаба оперативного руководства верховного командования вооруженными силами Германии, было приказано явиться в межсоюзническую комиссию. После пятидневного ожидания в комиссии английский генерал Фурд, американский генерал Рукс и советский представитель генерал-майор Трусков объявили Деницу, что получено распоряжение арестовать его и возглавляемое им правительство.

мая частям 7-й армии США удалось захватить близ Берхтесгадена Штрейхера, идеолога антисемитизма, одного из организаторов фашистской партии, бывшего гаулейтера Франконии.

Розыск главных военных преступников продолжался и в июне 1945 г. 13 июня в Тироле был арестован скрывавшийся на ферме под чужим именем фон Ширах - организатор и руководитель гитлерюгенда, рейхслейтер фашистской партии, имперский наместник Вены. 14 июня 21-я английская армейская группа задержала в Гамбурге Риббентропа, бывшего министра иностранных дел и генерала войск СС. 21 июня в своем поместье был арестован Густав Крупп, глава концерна «Фридрих Крупп», бывший президент имперского объединения германской промышленности.

Таким образом, к середине июня 1945 г. большинство главных военных преступников находилось в руках союзников. Самые широкие круги мировой общественности, выступали за немедленное и суровое наказание военных преступников, за создание международного трибунала для суда над нацистскими главарями. Правительства западных держав не могли не учитывать эти настроения.

В первоначальный список обвиняемых подсудимые были включены в следующем порядке: Герман Вильгельм Геринг, рейхсмаршал, главнокомандующий военно-воздушными силами Германии; Рудольф Гесс, заместитель Гитлера по руководству нацистской партией; Иоахим фон Риббентроп, министр иностранных дел нацистской Германии; Вильгельм Кейтель, начальник штаба Верховного главнокомандования вооруженными силами Германии; Роберт Лей, глава Трудового фронта; Эрнст Кальтенбруннер, руководитель РСХА; Альфред Розенберг, один из главных идеологов нацизма, рейхсминистр по делам Восточных территорий; Ганс Франк, глава окуппированных польских земель; Вильгельм Фрик, министр внутренних дел рейха; Юлиус Штрайхер, гауляйтер, главный редактор газеты «Штурмовик»; Вальтер Функ, министр экономики после Шахта; Ялмар Шахт, имперский министр экономики перед войной; Густав Крупп фон Болен унд Гальбах, глава концерна «Фридрих Крупп»; Карл Дёниц, гросс-адмирал флота Третьего рейха, главнокомандующий военно-морского флота Германии, после смерти Гитлера и в соответствии его посмертного завещания - президент Германии; Эрих Редер, главнокомандующий ВМФ; Бальдур фон Ширах, глава гитлерюгенда, гауляйтер Вены; Фриц Заукель, руководитель принудительными депортациями в рейх рабочей силы с оккупированных территории; Альфред Йодль, начальник штаба оперативного руководства ОКВ; Мартин Борман, глава партийной канцелярии, обвинялся заочно; Франц фон Папен, канцлер Германии до Гитлера, затем посол в Австрии и Турции; Артур Зейсс-Инкварт, канцлер Австрии, затем имперский комиссар окупированной Голландии; Альберт Шпеер, имперский министр вооружения; Константин фон Нейрат, в первые годы правления Гитлера министр иностранных дел, затем наместник в протекторате Богемии и Моравии; Ганс Фриче, руководитель отдела печати и радиовещания в министерстве пропаганды.

октября 1945 обвинительное заключение было вручено Международному военному трибуналу и через его секретариат передано каждому из обвиняемых. За месяц до начала процесса каждому из них было вручено обвинительное заключение на немецком языке. Обвиняемых попросили написать на нём их отношение к обвинению. Редер и Лей не написали ничего (ответом Лея фактически стало его самоубийство вскоре после предъявления обвинений), а остальные обвиняемые написали следующее:

Герман Вильгельм Геринг: «Победитель - всегда судья, а побеждённый - обвиняемый!» Рудольф Гесс: «Я ни о чём не сожалею». Иоахим фон Риббентроп: «Обвинение предъявлено не тем людям». Вильгельм Кейтель: «Приказ для солдата - есть всегда приказ!» Эрнст Кальтенбруннер: «Я не несу ответственности за военные преступления, я лишь выполнял свой долг как руководитель разведывательных органов, и отказываюсь служить неким эрзацем Гиммлера». Альфред Розенберг: «Я отвергаю обвинение в „заговоре. Антисемитизм являлся лишь необходимой оборонительной мерой». Ганс Франк: «Я рассматриваю данный процесс как угодный Богу высший суд, призванный разобраться в ужасном периоде правления Гитлера и завершить его». Вильгельм Фрик: «Всё обвинение основано на предположении об участии в заговоре». Юлиус Штрайхер: «Данный процесс - триумф мирового еврейства». Ялмар Шахт: «Я вообще не понимаю, почему мне предъявлено обвинение». Вальтер Функ: «Никогда в жизни я ни сознательно, ни по неведению не предпринимал ничего, что давало бы основания для подобных обвинений. Если я по неведению или вследствие заблуждений и совершил деяния, перечисленные в обвинительном заключении, то следует рассматривать мою вину в ракурсе моей личной трагедии, но не как преступление». Карл Дёниц: «Ни один из пунктов обвинения не имеет ко мне ни малейшего отношения. Выдумки американцев!» Бальдур фон Ширах: «Все беды - от расовой политики». Фриц Заукель: «Пропасть между идеалом социалистического общества, вынашиваемым и защищаемым мною, в прошлом моряком и рабочим, и этими ужасными событиями - концентрационными лагерями - глубоко потрясла меня». Альфред Йодль: «Вызывает сожаление смесь справедливых обвинений и политической пропаганды». Франц фон Папен: «Обвинение ужаснуло меня, во-первых, осознанием безответственности, в результате которой Германия оказалась ввергнута в эту войну, обернувшейся мировой катастрофой, а во-вторых, теми преступлениями, которые были совершены некоторыми из моих соотечественников. Последние необъяснимы с психологической точки зрения. Мне кажется, во всём виноваты годы безбожия и тоталитаризма. Именно они и превратили Гитлера в патологического лжеца». Артур Зейсс-Инкварт: «Хочется надеяться, что это - последний акт трагедии Второй мировой войны». Альберт Шпеер: «Процесс необходим. Даже авторитарное государство не снимает ответственности с каждого в отдельности за содеянные ужасные преступления». Константин фон Нейрат: «Я всегда был против обвинений без возможной защиты». Ганс Фриче: «Это ужасное обвинение всех времён. Ужаснее может быть лишь одно: грядущее обвинение, которое предъявит нам немецкий народ за злоупотребление его идеализмом».

Обвинялись также группы или организации, к которым принадлежали подсудимые.

Ещё до начала судебных слушаний, после ознакомления с обвинительным заключением, 25 ноября 1945 года в камере покончил жизнь самоубийством глава Трудового фронта Роберт Лей. Густав Крупп был признан медицинской комиссией неизлечимо больным, и дело по нему было прекращено до суда.

Остальные обвиняемые предстали перед судом.

Международный военный трибунал был сформирован на паритетных началах из представителей четырёх великих держав в соответствии с Лондонским соглашением.

Члены трибунала: от США: бывший генеральный прокурор страны Ф. Биддл, от СССР: заместитель председателя Верховного Суда Советского Союза генерал-майор юстиции И. Т. Никитченко, от Великобритании: главный судья, лорд Джеффри Лоуренс, от Франции: профессор уголовного права А. Доннедье де Вабр.

Каждая из 4-х стран направила на процесс своих главных обвинителей, их заместителей и помощников: от США: судья Верховного суда США Роберт Джексон, от СССР: генеральный прокурор УССР Р. А. Руденко, от Великобритании: Хартли Шоукросс, от Франции: Франсуа де Ментон, который в первые дни процесса отсутствовал, и его заменял Шарль Дюбост, а затем вместо де Ментона был назначен Шампентье де Риб.


1.2 Категории обвинений


Всего было проведено 216 судебных слушаний, председателем суда был представитель Великобритании Дж. Лоуренс. Были представлены различные доказательства, среди них впервые появились т. н. «секретные протоколы» к пакту Молотова-Риббентропа (были представлены адвокатом И. Риббентропа А. Зайдлем).

Из-за послевоенного обострения отношений между СССР и Западом процесс шёл напряжённо, это давало обвиняемым надежду на развал процесса. Особенно ситуация накалилась после Фултонской речи Черчилля, когда возникла реальная возможность войны против СССР. Поэтому обвиняемые вели себя смело, умело тянули время, рассчитывая, что грядущая война поставит крест на процессе (более всего этому способствовал Геринг). В конце процесса обвинением СССР был предоставлен фильм о концлагерях Майданека, Заксенхаузена, Освенцим, снятый фронтовыми кинооператорами Советской армии.

Обвинения были сгруппированы по темам:

. Планы нацистской партии. (Использование нацистского контроля для агрессии против иностранных государств. Агрессивные действия против Австрии и Чехословакии. Нападение на Польшу. Агрессивная война против всего мира (1939 - 41). Вторжение Германии на территорию СССР в нарушение пакта о ненападении от 23 августа 1939 года. Сотрудничество с Италией и Японией и агрессивная война против США (ноябрь 1936 года - декабрь 1941 года)).

. Преступления против мира: «Все обвиняемые и различные другие лица в течение ряда лет до 8 мая 1945 года участвовали в планировании, подготовке, развязывании и ведении агрессивных войн, которые также являлись войнами в нарушение международных договоров, соглашений и обязательств».

. Военные преступления. (Убийства и жестокое обращение с гражданским населением на оккупированных территориях и в открытом море. Увод гражданского населения оккупированных территорий в рабство и для других целей. Убийства и жестокое обращение с военнопленными и военнослужащими стран, с которыми Германия находилась в состоянии войны, а так же с лицами, находившимися в плавании в открытом море. Бесцельные разрушения больших и малых городов и деревень, опустошения, не оправданные военной необходимостью. Германизация оккупированных территорий).

. Преступления против человечности. (Обвиняемые проводили политику преследования, репрессий и истребления врагов нацистского правительства. Нацисты бросали в тюрьмы людей без судебного процесса, подвергали их преследованиям, унижениям, порабощению, пыткам, убивали их).

В обвинительной речи Роберт Джексон сказал: «Гитлер не унес всю ответственность с собой в могилу. Вся вина не завернута в саван Гиммлера. Эти живые избрали этих мертвых себе в сообщники в этом грандиозном братстве заговорщиков, и за преступления, которые они совершили вместе, должен заплатить каждый из них. Можно сказать, что Гитлер совершил свое последнее преступление против страны, которой он правил. Он был безумным мессией, который начал войну без причины и бессмысленно продолжал её. Если он не мог больше править, то ему было все равно, что будет с Германией. Они стоят перед этим судом, как запятнанный кровью Глостер стоял перед телом своего убитого короля. Он умолял вдову, как они умоляют вас: «Скажи, что я их не убивал». И королева ответила: «Тогда скажи, что они не убиты. Но они мертвы». Если вы скажете, что эти люди невиновны, это все равно, что сказать, что не было войны, нет убитых, не было преступления».


1.3 Приговор и итоги


Международный военный трибунал приговорил:

К смертной казни через повешение: Геринга, Риббентропа, Кайтеля, Кальтенбруннера, Розенберга, Франка, Фрика, Штрайхера, Заукеля, Зейсс-Инкварта, Бормана (заочно), Йодля.

К пожизненному заключению: Гесса, Функа, Редера.

К 20 годам тюремного заключения: Шираха, Шпеера.

К 15 годам тюремного заключения: Нейрата.

К 10 годам тюремного заключения: Дёница.

Оправданы: Фриче, Папен, Шахт.

Йодль был посмертно полностью оправдан, при пересмотре дела мюнхенским судом в 1953 году, но позже под давлением США решение об отмене приговора Нюрнбергского суда было аннулировано.

Трибунал признал преступными организации СС, СД, СА, Гестапо и руководящий состав нацистской партии. Решение о признании преступными Верховного командования и Генштаба вынесено не было, что вызвало несогласие члена трибунала от СССР.

Ряд осуждённых подали прошения: Геринг, Гесс, Риббентроп, Заукель, Йодль, Кейтель, Зейсс-Инкварт, Функ, Дениц и Нейрат - о помиловании; Редер - о замене пожизненного заключения смертной казнью; Геринг, Йодль и Кейтель - о замене повешения расстрелом, если просьбу о помиловании не удовлетворят. Все эти ходатайства были отклонены.

Смертные казни были приведены в исполнение в ночь на 16 октября 1946 года в спортзале Нюрнбергской тюрьмы. Геринг отравился в тюрьме незадолго до казни (существует предположение, что капсулу с ядом ему передала жена во время последнего свидания при поцелуе).

Суды над военными преступниками меньшей величины продолжались в Нюрнберге вплоть до 50-х годов XX века, но не в Международном трибунале, а в американском суде.

Приговор вызвал неоднозначную реакцию. Советская сторона выразила протест в связи с оправданием Папена, Фриче, Шахта и неприменением смертной казни к Гессу.

августа 1946 г. американское управление информации опубликовало обзор проведенных опросов, согласно которым подавляющее число немцев (около 80 процентов) считало Нюрнбергский процесс справедливым, а виновность подсудимых неоспоримой; около половины опрошенных ответили, что подсудимым должен быть вынесен смертный приговор; только четыре процента отозвались о процессе отрицательно.

Приговор в исполнение приводил американский сержант Джон Вуд - «по собственному желанию».

Приговоренные поднимались по 13 деревянным ступенькам к платформе высотой 8 футов. Веревки свешивались с балок, поддерживаемых двумя столбами. Повешенный падал во внутренность виселицы, дно которой с одной стороны было завешено темными шторами, а с трех сторон было заставлено деревом, чтобы никто не видел предсмертные муки повешенных.

После казни последнего осуждённого (Зейса-Инкварта) в зал внесли носилки с телом Геринга, чтобы он занял символическое место под виселицей, а также, чтобы журналисты убедились в его смерти.

После казни, тела повешенных и труп самоубийцы Геринга положили в ряд. Представители всех союзных держав, - писал один из советских журналистов, - осмотрели их и расписались на свидетельствах о смерти. Были сделаны фотоснимки каждого тела, одетого и обнажённого. Потом каждый труп завернули в матрац вместе с последней одеждой, которая на нём была, и веревкой, на которой он был повешен, и положили в гроб. Все гробы были опечатаны. Пока управлялись с остальными телами, было принесено на носилках и тело Геринга, накрытое армейским одеялом. В 4 часа утра гробы погрузили в 2,5-тонные грузовики, ожидавшие в тюремном дворе, накрыли непромокаемым брезентом и повезли в сопровождении военного эскорта. В передней машине ехал американский капитан, следом за ними - французский и американский генералы. Потом следовали грузовики и охраняющий их джип со специально отобранными солдатами и пулемётом. Конвой проехал по Нюрнбергу и, выехав из города, взял направление на юг.

С рассветом они подъехали к Мюнхену и сразу направились на окраину города к крематорию, владельца которого предупредили о прибытии трупов «четырнадцати американских солдат». Трупов на самом деле было только одиннадцать, но так сказали затем, чтобы усыпить возможные подозрения персонала крематория. Крематорий окружили, с солдатами и танкистами оцепления была налажена радиосвязь на случай какой-нибудь тревоги. Всякому, кто заходил в крематорий, не разрешалось выйти обратно до конца дня. Гробы были распечатаны, тела проверены американскими, британскими, французскими и советскими офицерами, присутствовавшими при казни, для уверенности, что их не подменили по дороге. После этого немедленно началась кремация, которая продолжалась весь день. Когда и с этим делом покончили, к крематорию подъехал автомобиль, в него положили контейнер с пеплом. Прах развеяли с самолёта по ветру.

Вынеся обвинительный приговор главным нацистским преступникам, Международный военный трибунал признал агрессию тягчайшим преступлением международного характера. Нюрнбергский процесс иногда называют «Судом истории», поскольку он оказал существенное влияние на окончательный разгром нацизма. Приговорённые к пожизненному заключению Функ и Редер были помилованы в 1957 году. После того, как в 1966 году на свободу вышли Шпеер и Ширах, в тюрьме остался один Гесс. Правые силы Германии неоднократно требовали помиловать его, но державы-победительницы отказались смягчить приговор. 17 августа 1987 года Гесс был найден повешенным в беседке во дворе тюрьмы.

Последующие (Малые) Нюрнбергские процессы - проходивший после главного Нюрнбергского процесса над руководством Третьего рейха цикл из 12 судебных процессов (1946 - 1949) над нацистскими деятелями меньшего масштаба. В отличие от главного процесса, эти дела слушал не Международный военный трибунал, представлявший всех 4 союзников, а «Нюрнбергский военный трибунал», созданный лишь военным командованием США согласно праву, данному Контрольной комиссией всем союзникам, самостоятельно судить нацистов в пределах своей оккупационной зоны (Нюрнберг входил в американскую зону). Соответственно дела формулировались в виде «Соединённые Штаты против…», а прокуроры и следователи также были американцами. Слушания по всем делам происходили в том же Нюрнбергском дворце правосудия, что и главный процесс.

Процессы организовывались в соответствии с профессиональной и организационной принадлежностью группы подсудимых. Самым известным является суд над нацистскими врачами; внимание привлёк также необычный в мировой истории суд, подсудимыми которого стали нацистские судьи. В целом, в этот период имели место следующие процессы: Процесс над нацистскими врачами (США против Карла Брандта); Процесс Эрхарда Мильха; Процесс над нацистскими судьями (США против Йозефа Альтштеттера); Процесс по делу экономического управления СС (США против Освальда Поля); Процесс Фридриха Флика, Процесс IG Farben (США против Карла Крауха); Процесс по делу о заложниках (США против Вильгельма Листа); Процесс по делу о расовых преступлениях (США против Ульриха Грайфельта); Процесс по делу об айнзатцгруппах; Процесс по делу Альфреда Крупа; Процесс по делу МИД Германии (CША против Эрнста фон Вайцзеккера); Процесс по делу военного командования Германии (CША против Вильгельма фон Лееба).

Всего перед этими 12 процессами предстало 185 обвиняемых, из которых 142 признаны виновными. 24 приговорено к смертной казни (помилованы 11, казнены 13), 20 - к пожизненному заключению, 98 - к различным срокам, 35 - оправданы. Остальным 8 обвиняемым приговоры не были вынесены по разным причинам (признаны невменяемыми, по медицинским показателям, умерли до суда).

В 1951 многие осуждённые на этих процессах подверглись амнистии либо их сроки были существенно сокращены.

Вообще, большинство офицеров СС избежали наказания, или получили небольшие сроки и были помилованы, либо выпущены на свободу досрочно.

«Суд народов» явился одним из наиболее важных политико-правовых итогов разгрома нацистской Германии. Став уникальной международной судебной структурой, Нюрнбергский трибунал, как и принятые им решения, выводы и квалификационные определения, имел весомый прецедентный характер. Его историческая миссия заключалась в осуществлении правосудия в отношении главных инициаторов и виновников фашистских злодеяний и ни в коей мере не являлась местью немецкому народу, который сам в известной мере оказался заложником политики Гитлера. МВТ, приговор которого получил одобрение всего мирового сообщества в резолюциях ГА ООН от 11 декабря 1946 г. и 27 ноября 1947 г., осудил авантюристскую, вероломную политику гитлеризма, развязанные им агрессивные войны, всю его человеконенавистническую стратегию в отношении порабощенных народов. Он определил виновных в преступлениях фашизма и национал-социализма, заложил основу для формирования правовых норм по недопущению их повторения и возрождения в любой форме. Общепризнано, что совершенные нацистами преступления против человечности не имеют срока давности.


ГЛАВА 2. ТАИНСТВЕННЫЕ ФИГУРАНТЫ НЮРНБЕРГСКОГО ПРОЦЕССА


.1 Загадки Рудольфа Гесса


Один из осужденных Нюрнбергским трибуналом до сих пор остаётся загадкой истории. Это Рудольф Гесс.

Помимо того, что Гесс являлся ближайшими соратником Гитлера, он еще и остался в истории благодаря своему перелёту в Англию 10 мая 1941. По официальной версии, чтобы втайне предложить британскому правительству сепаратный мир, состоящий из следующих предложений:

Прекращение боевых действий;

Участие Великобритании в войне против СССР на стороне Германии;

Предоставление Великобритании полной свободы действий в рамках Британской империи;

Возвращение Германии её колоний;

Вывод английских войск из Ирака;

Заключение мира с Италией;

Отставка Уинстона Черчилля;

Создание единой общеевропейской коалиции.

Причем всё это в тайне от нацистского руководства, что само по себе не логично. Англичане от этих условий отказались, и неудавшийся «посол мира» фактически стал пленником. В 1945-1946 Гесс предстал перед Нюрнбергским процессом вторым в списке обвиняемых (после Геринга). Во время суда адвокаты заявляли о его невменяемости, хотя Гесс давал в целом нормальные показания. Был приговорён к пожизненному заключению (советский судья, заявивший особое мнение, настаивал на смертной казни). 17 октября 1946 ему (вместе с Ширахом и Шпеером) было поручено убирать спортзал, где были казнены подсудимые, приговоренные к повешению (перед началом уборки поднял руку в партийном приветствии). Отбывал пожизненный срок в Берлине в тюрьме Шпандау (после освобождения А. Шпеера и Б. Шираха в 1966 г. остался её единственным заключённым). Никогда ни в чём не раскаивался: его последнее слово на Нюрнбергском трибунале было: «Я ни о чём не сожалею».

августа 1987 г. 93-летний Гесс был найден мёртвым в беседке во дворе тюрьмы с электрическим проводом на шее. Было объявлено, что он покончил с собой. Гесс умер последним из всех лидеров нацистов. Он был похоронен на кладбище города Вунзиделя, где и находилась его могила до июля 2011 года. День смерти Гесса является датой встреч неонацистов в Германии, и его фигура окружена среди них своеобразным культом. Это официальные данные о жизни Рудольфа Гесса. Однако есть множество фактов указывающих на то что после 1941 года имя Рудольфа Гесса носили как минимум трое людей. Начиная с перелёта 10 мая в Англию и смертью в Шпандау, все данные о Гессе изобилуют огромным количеством странностей и нестыковок с официальными версиями. Более того родной сын Гесса, Вольф Рюдигер прямо заявил о том что его отец был убит английскими спецслужбами.

Рудольф Гесс (нем. Rudolf Heß; 26 апреля 1894, Александрия, Вице-королевство Египет, Османская империя - 17 августа 1987, Западный Берлин) - немецкий государственный и политический деятель, член НСДАП (номер партийного билета: 16), заместитель Гитлера по партии (1933-1941), рейхсминистр без портфеля (1933-1941). Рейхсляйтер (1933). Обергруппенфюрер СС и обергруппенфюрер СА.

Родился в семье владельца торгово-экспортной фирмы. С 1908 года учился в высшей коммерческой школе в Швейцарии.

Воевал на фронтах Первой мировой войны: сначала был командиром взвода, затем лётчиком эскадрильи «Рихтгофен», которую возглавлял Геринг. Был дважды ранен, получил 2 Железных Креста. Закончил войну лейтенантом.

Сразу после войны вступил в добровольческий корпус, состоявший из националистически настроенных солдат и офицеров. Затем стал членом «Общества Туле» - идеологической предтечи НСДАП. В самой партии был одним из самых активных членов, имел официальную должность «заместитель фюрера». С Адольфом Гитлером Гесса познакомила его будущая жена Ильза. Как можно заметить, до 1941 года в жизни Гесса нет никаких странностей.

мая 1941 года в 17:40 с аэродрома фирмы «Мессершмитт» близ Аугсбурга вылетел в северо-западном направлении истребитель Me-110. Немногочисленные провожающие разошлись, как только самолет скрылся за лесом.

В 22.15 фермер Д. Маклин услышал быстро нараставший и внезапно прервавшийся рев авиационных моторов над своим домом. Выскочив на улицу, он увидел приземлившегося недалеко от его дома парашютиста. Когда Маклин подбежал к нему, тот сказал по-английски: «Я немец. Я гауптман Альфред Хорн. Ведите меня в Дунгавел-касл. У меня есть важное послание к герцогу Гамильтону».

Отправив соседа в полицию, Маклин помог повредившему ногу парашютисту дойти до своего дома, куда в скором времени подоспел констебль и служащий местной самообороны. Таинственного парашютиста сопроводили в штаб самообороны в Бутби. При обыске у него обнаружили письмо, адресованное герцогу Гамильтону - владельцу родового имения Дунгавел-касл. Армейские офицеры увезли задержанного в Мэрихиллские казармы, где и состоялась его встреча с герцогом...

Командир авиакрыла королевских военно-воздушных сил Гамильтон в этот вечер дежурил на радиолокационной станции, и именно в его секторе был засечен перелет «мессера» через прибрежную зону. Примерно через час ему сообщили, что самолет разбился, а пилот спустился на парашюте, и требует встречи с ним. Когда с двумя офицерами Гамильтон явился в Мэрихиллские казармы, «Альфред Хорн», попросив, чтобы их оставили наедине, признался герцогу, что он - Рудольф Гесс, а явился с миссией мира, ибо фюрер не желает поражения Англии в войне и согласен на переговоры.

Хотя Гамильтон лично знал Гесса по Олимпийским играм 1936 года в Берлине, он почему-то сделал вид, что они не знакомы, и приказал отправить пленного в госпиталь Бьюкенен-касл близ Глазго. Сам же срочно отбыл в Лондон...

Субботний вечер 10 мая 1941 года Черчилль проводил в родовом имении Дитчли когда в зал вошел секретарь и сказал, что премьера срочно просит к телефону герцог Гамильтон. Черчилль взял трубку и был ошеломлен «наиболее сенсационным событием за многие столетия»: в Шотландии находится Рудольф Гесс - третий, после Гитлера и Геринга; человек в иерархии фашистской Германии!

Первой реакцией британского премьера было желание лично побеседовать с таким человеком; но затем он отказался от своего намерения и поручил первую беседу с Гессом провести Гамильтону, срочно вызванному в Дитчли. На следующий день, в воскресенье 11 мая, после совещания в узком кругу доверенных лиц Черчилль отправил Гамильтона и А. Киркпатрика - сотрудника министерства иностранных дел, лично знавшего Гесса, в Шотландию, и 13 мая, после того, как Киркпатрик опознал пленника, министерство информации Англии опубликовало официальноё сообщение о неожиданном прилете Гесса.

Гесса, продержав в госпитале около двух недель, перевезли в Лондон в «маленький домик в стиле XVII столетия», потом на виллу Мишет-Плейз близ Олдершота; затем перевозили с места на место, чтобы сбить со следа германскую агентуру, и, наконец, поместили в военном госпитале в Южном Уэльсе, где он и оставался до перевода в Нюрнберг на заседания Международного трибунала.

По свидетельству многих приближенных Гитлер узнал о бегстве Гесса 10 мая в своей альпийской резиденции Бергхоф из доставленного курьерской почтой письма, в котором Гесс сумбурно излагал мотивы своего поступка. Первым желанием фюрера было немедленно вернуть беглеца. Но потом он поостыл и утром 11 мая собрал приближенных; чтобы обсудить воистину экстраординарную ситуацию. Ведь в Англию, находившуюся в состоянии войны с Германией, перелетел не просто чиновник высшего ранга, а человек, которого долгие годы связывали с Гитлером дружеские отношения.

На совещании у Гитлера не было принято никакого решения. Англичане молчали, а самим поднимать раньше времени шум было бы смешно. Но когда 13 мая 1941тода Лондон оповестил весь мир о том, что Гесс находится в Англии, германская версия событий уже была готова.

Как только английская пресса сообщила о том, что Гесс бежал в Англию из-за начавшегося раскола нацистской верхушки, из-за неверия в победу Германии, высшие чиновники Третьего рейха уже были готовы парировать эти доводы. «Гесс попал под влияние гипнотизёров», - заявил Риббентроп на встрече с Муссолини и Чиано. А радио Мюнхена прямо заявило: «Гесс, по-видимому, находился в состоянии галлюцинации, в результате чего он решил, что сможет добиться взаимопонимания между Англией и Германией».

Так, действия якобы полубезумного Гесса впервые были связаны с самым животрепещущим вопросом тогдашней мировой политики - англо-германскими отношениями. Чтобы понять, насколько остро стоял тогда этот вопрос, напомним обстановку того времени.

В начале 1941 года все союзники Англии на континенте были сокрушены, и она одна противостояла Германии. Воздушные армады Геринга планомерно бомбили города южной Англии; а в штабах Германии разрабатывалась операция «Морской лев» - план высадки немецких войск на Британские острова.

Кроме Англии, у фюрера был еще один враг в Европе - Советский Союз. Хотя с нашей страной Гитлер заключил пакт о ненападении, он был готов нарушить его в любой момент. Весной 1941 года для продолжёния эффективной войны с Англией требовался мощный флот, а как раз флота-то у Гитлера не было. Зато была хорошо отмобилизованная, имеющая большой опыт боев сухопутная армия, готовая к немедленным действиям против СССР. Но затевать войну против Советского Союза; уже находясь в состоянии войны с Англией, было опасно: исторический опыт свидетельствовал, что война на два фронта гибельна для Германии. Именно поэтому он, приняв 30 апреля 1941 года окончательное решение о нападении на СССР, должен был пойти на любые, самые экстравагантные меры для примирения с Англией. И что бы ни говорили нацистские бонзы и сам Гесс, будто его перелет был полной неожиданностью для фюрера, поверить в это так же трудно, как трудно понять, почему англичане отказались от предложений, привезенных Гессом. Ведь он предлагал им отличные условия: подчинить Европу Германии и ее союзницам в обмен на сохранение целостности Британской империи; возвратить Германии ее прежние колонии; взаимно компенсировать ущерб от военных действий английским и германским гражданам; заключить перемирие с Италией. И вдруг обессиленная, стоящая на пороге военного и экономического краха Британия, не связанная тогда никакими обязательствами с СССР - союзником Германии, - отказывается от этих воистину спасительных для нее предложений...

Правда, ходили слухи, что Гесса тайно привозили в резиденцию Черчилля «Чекерс», где он будто бы предлагал посланцу фюрера заключить мир с Германией сразу после того, как она нападет на СССР, но этому тайному сговору будто бы помешали массовые выступления английских трудящихся. Однако, похоже, разговор все-таки состоялся, но на других условиях и более глубоко законспирированный. А для отвода глаз непосвященных профанов была запущена нехитрая дезинформация: мол, англичане потому отказались от выгодных предложений, что непременным условием их принятия Гесс поставил замену Черчилля и его правительства другими людьми, лояльными по отношению к Германии.

Это объяснение могло ввести в заблуждение кого угодно, только не такого политика, как И. Сталин. Поэтому, после того, как Гитлер напал на Советский Союз, и встал вопрос об установлении союзнических отношений между Англией и СССР, сражающихся теперь против общего врага, дипломатия вынуждена была представить новую версию для маскировки сверхсекретного сговора с Гессом, и версия не замедлила появиться. В канадской «Газетт Монреаль» 4 августа 1941 года некий журналист Леопольд Шварцшильд, ссылаясь на «авторитетные и безупречные источники», сообщил такую версию гессовского перелета, которая должна была убедить Советское правительство, что никаких тайных переговоров, а тем более сговора между Англией не было, и не могло быть. Согласно публикации, Гесс был заманен английской секретной службой, действовавшей тайно от своего правительства. Её агенты, будто бы, убедили высокопоставленных нацистов в том, что в Шотландии есть мощные сепаратистские силы, только и ждущие немецкой поддержки, чтобы ударить Англии в спину. Агенты, будто бы, убедили немцев в необходимости кратковременного визита высокопоставленного нациста и разработали план eгo прилета и возвращения в Германию, и с ведома Гитлера на выполнение этой ответственной мисси был назначен именно Гесс. Против этого прекрасно разработанного плана сработала случайность: самолет упал слишком близко от имения Гамильтона.

Но, писал Шварцшильд, английские разведчики вырвали победу из поражения. Все переговоры с Гессом вели будто бы не Гамильтон и Киркпатрик, а выдававшие себя за них секретные агенты, сумевшие убедить Гесса в том, что тайна шотландского заговора англичанами не раскрыта.

Напустив детективного тумана, Шварцшильд в последнем абзаце своей статьи сформулировал вывод, который английское правительство желало внушить общественному мнению и особенно советскому руководству: «Гесс прилетел в Англию не как «беженец из фашистской Германии», и не как мирный эмиссар Гитлера. Он осуществил этот перелет как верный слуга своего фюрера с целью начать широкомасштабную революцию и предложить немецкую военную помощь Шотландии».

Тот факт, что такой страшный секрет был выболтан незадолго до конференции представителей СССР, США и Англии в Москве, говорит о том что «Газетт Монреаль» было явно предписано распространить фантастический слух, под которым как бы есть некое реальное основание.

Всё стало ясно на Московской конференции через полтора месяца. На прямой вопрос Сталина «3ачем прилетел в Англию Гесс?» лорд Бивербрук, второй по влиятельности после Черчилля британский политик, дал такой ответ. Из личной беседы с Гессом лорд сделал вывод, что Гесс «с чьего-то ведома» прилетел в Англию, чтобы, опираясь на небольшую группу аристократов, свергнуть Черчилля, создать прогерманское правительство, заключить мир с Гитлером и поддержать его в нападении на Советский Союз.

Осенью 1941 года, когда СССР уже несколько месяцев воевал с Третьим рейхом, эта информация уже не имела особой важности

Тем не менее, в канадской публикации обращает на себя внимание многозначительный факт: находящийся в плену Гесс получил возможность вести переписку с Германией. Это удивительное сообщение получило подтверждение после войны, когда были опубликованы воспоминания шефа фашистской зарубежной разведки В. Шелленберга. Он писал, что по поручению Гиммлера, но, опять-таки, без ведома Гитлера, он организовал почтовую связь между Гессом и его жёной через Международный Красный Крест в Швейцарии. Содержание гессовских писем, утверждал Шелленберг, было для немцев труднодоступным. «Я тогда очень удивлялся мягкости английской цензуры; видимо, в результате обстоятельных допросов Гесса англичане пришли к убеждению, что в этих письмах содержатся главным образом мистические, даже маниакальные идеи, а не информация, которую следует воспринимать всерьез. Гесс постоянно цитировал высказывания древних прорицателей и предсказания провидцев. При этом он ссылался на ранее составленные гороскопы, предсказания которые, подтверждают его личная судьба, судьба его семьи и всей Германии». Ценнейшее признание, свидетельствующее о том, что на протяжении всей войны между английским правительством и фашистским руководством действовал прямой канал связи!

Интересную версию, проливающую свет на эту загадку ХХ века, совсем недавно предложил публицист Юрий Мухин. Если проанализировать опубликованные англичанами сведения по делу Гесса, нетрудно убедиться, что они должны внушить мировой общественности мнение, будто британское правительство с негодованием отвергло безнравственные предложения немцев о заключении мира и о последующих совместных действиях против СССР. Но упорное сокрытие всей правды о деле Гесса наводит на мысль о том, что в 1941 году Черчилль и Гитлер все-таки о чем-то договорились между собой и держали связь через Гесса.

Хотя незадолго до перелета Гесса фюрер принял решение о нападении на СССР, он не мог не бояться этой войны на два фронта и не стремиться заключить мир с Англией. Ведь уверенные в безопасности метрополии англичане могут перебросить свой гигантский флот на Тихий океан, а это может удержать японцев от действий против Британии на Дальнем Востоке и подтолкнуть их на войну с Советским Союзом. Если договор с англичанами ослабит их активность на Ближнем Востоке, то и Турция, более тесно сотрудничая с Германией, могла бы открыть третий - южный фронт против России. Немалые выгоды от мира с Германией получила бы и Англия. Но как сесть за стол переговоров с Гитлером, не потеряв лица, после того, как Англия первой объявила ему войну и уже перенесла позор Дюнкерка, голод и лишения из-за блокады и бомбардировок? А говорить о заключении мира после нападения Германии на СССР было бы еще более позорно и чревато ослаблением Британской империи. Единственным приемлемым для Англии поводом для заключения мира было бы нападение СССР на Германию. Тогда она могла бы с честью выйти из войны, предоставив двум агрессорам избивать друг друга. И, возможно, считает Мухин, именно в этом состоял первый пункт сговора между Черчиллем и Гессом: приложить все силы, чтобы заставить Советский Союз первым напасть на Германию. Отсюда и все провокации немцев на советских границах, и непрошеные предупреждения Черчилля, и многие другие странности предвоенных месяцев.

Сталин помог ему разгадать этот план, и он, в свою очередь, проводил систему мероприятий, которые должны были убедить немцев в том, что он готов нанести превентивный удар по готовящимся к броску немецким войскам. Когда в мае 1941 года Гитлер узнал, что советский Генеральный штаб разработал такую упреждающую операцию, нервы его не выдержали, и он отдал приказ о вторжении, так и не заключив мира с Англией. Сталин же достиг своей цели: немцы напали первыми.

Такая возможность, похоже, предусматривалась вторым пунктом англо-гepманского тайного сговора: в этом случае Англия останется в состоянии «войны» с Германией и выступит союзницей России. Но вести дело она будет так, чтобы не ослаблять военную и экономическую мощь Германии и не оказывать действенной помощи Советскому Союзу. Лишь после того, как Гитлер разгромит СССР, Англия, получив территориальные уступки за счет побежденных Германией стран, заключит с ней достойный, почетный мир.

Договорились не высаживать войска в жизненно важных местах, не бомбить с воздуха ключевые для ведения войны заводы и предприятия, а бомбить исключительно мирное население! «Черчиллю и пошедшей на сговор английской элите, - пишет Мухин, - было крайне важно, чтобы английские избиратели к моменту победы Германии над СССР были морально готовы к миру с немцами, чтобы они боялись войны; чтобы они видели смерть не в виде похоронок на где-то далеко убитых английских солдат, а непосредственно - в виде своих убитых детей, сгоревших домов. Чтобы они жаждали не победы, а прекращения бомбежек. Если принять эту версию, то становится ясно, почему англичане держат в секрете переговоры с Гессом; становится ясно, почему молчали и немцы».

Что же, версия страшная, но логичная и вполне вероятная. Но она плохо стыкуется с открытием британского врача Хью Томаса, который в 1972 году обследовал заключенного номер 7 в берлинской тюрьме Шпандау и установил, что он не имеет ничего общего с Рудольфом Гессом!

Из трехтомной истории болезни Томас знал, что Рудольф Гесс получил в Первую мировую войну несколько ран, в частности шрапнелью в левую руку и огнестрельную в левую половину грудной клетки. При последнем ранении Гесса оперировал знаменитый немецкий хирург Зауэрбрух, которому был свойствен характерный прием: разрез 20-30 сантиметров с удалением восьмого ребра...

«Я специально обследовал заключенного с целью найти следы хирургической операции, - писал Томас, - и не выявил никаких шрамов, следов повреждения ребра и каких-либо отметин на спине заключенного... удивленный обнаруженными несообразностями, я спросил заключенного объяснить, что случилось с ранениями, полученными им в Первую мировую войну. Реакция пациента на мои вопросы была странной. Он пробормотал по-немецки: «Слишком поздно. Слишком поздно...», - удалился в палату и больше не выходил».

Изумленный врач поначалу усомнился в подлинности истории болезни, сочтя ее фальсифицированной фашистской пропагандой для придания Гессу ореола героя и жертвы Первой мировой войны. Однако неопровержимые документы, составленные задолго до прихода нацистов к власти, подтверждали все ранения Гесса. И это убедило Томаса, что его пациент, отбывающий пожизненное заключение в тюрьме Шпандау, не имеет ничего общего, кроме внешности с Рудольфом Гессом! Упорный британец занялся детальным исследованием жизни, перелета, пленения и заключения Гесса, и добытые им сведения оказались поистине сенсационными...

По архивным документам фирмы «Мессершмитт» Томас установил, что бортовой номер изрядно изношенного «мессера», на котором Гесс стартовал из Аугсбурга, был совсем другим, чем у того, на котором Гесс прилетел в Шотландию. Судьбу этой машины удалось проследить: прямо с мессершмиrговского конвейера она была доставлена в датский город Ольборг, наскоро облетана, и через несколько дней ее обломки оказались... в Шотландии!

Далее: когда Гесс стартовал в Аугсбурге, его самолет был сфотографирован на взлетё, и на фотографии ясно видно отсутствие дополнительных подвесных баков с горючим. Самолет же, прилетевший в Шотландию, сбросил баки с горючим - один из них был найден на дне реки Клайд. Впрочем, похоже, настоящей нужды в них и не было: в баках разбившегося самолета эксперты обнаружили четверть неизрасходованного запаса горючего.

Далее: по данным воздушного наблюдения и радиолокационной службы Германии вылетевший из Аугсбурга самолет пересек побережье Голландии и исчез в 40 милях от ее побережья. А согласно полетной карте пилота, приземлившегося в Шотландии, самолет .с другим номером пересек голландское побережье западнее Амстердама и, прежде чем повернуть на север, пролетел вдоль северного побережья Германии: Однако ни одна из расположенных здесь радиолокационных станций его не засекла. А это значит, считает Томас, что полетная карта пилота фальсифицирована. Странная история произошла у Томаса с А. Галландом - командиром истребительной эскадрильи на севере Германии. В своей книге он утверждал, что, хотя Геринг послал его сбить самолет Гесса задолго до 19.30; он все равно опоздал на два часа и не смог выполнить приказ. Когда же Томас попытался выяснить у него некоторые детали, Галланд отказался отвечать на его вопросы, а после выхода в свет томасовской иниги пытался покончить с собой.

Немало загадочного обнаружил Томас и в том, что было известно о первых днях пребывания Гесса в Анrлии. Так, опытный разведчик Ф. Фони, приставленный наблюдать за Гессом в Тауэре, бьи удивлен полным несоответствием поведения узника тому, что было известно о Гессе. Прежде всего его поразила крайняя истощенность арестанта: при росте в182 сантиметра он весил всего 65 килограммов. Узник жадно поглощал все подряд, в то время как Гесс был вегетарианцем и привередлив в еде. Узник отказывался менять грязную одежду. Гесс же менял рубашки дважды в день. Наконец, арестант говорил весьма сбивчиво и бессвязно, неправильно назвал дату своего рождения, не знал, сколько у него сестер, называл несуществующих родственников и не мог ничего сказать о событиях в Германии, ссылаясь на потерю памяти. Но, когда заподозривший неладное Фони просил пригласить людей, способных опознать Гесса, во встрече им отказали.

Доставленный на Нюрнбергский военный трибунал заключенный №7 вел себя в высшей степени странно. На протяжении всего процесса он симулировал потерю памяти; не узнал ни Геринга, ни других нацистских бонз даже после того, как ему представили их вопреки его желанию. Свою путаную, бессвязную заключительную речь в Нюрнберге он закончил тем, что готов нести ответственность за то, что пошел за Гитлером. Находясь в заключении, он в течение многих лет отказывался говорить с другими узниками, мотивируя это тем, что подобные разговоры и воспоминания запрещены тюремными правилами. Он также отказывался от встреч с родственниками.

В своем исследовании Томас не преминул отметить странное поведение английских властей на всем протяжении их отношений с Гессом. Так, он обнаружил материалы, свидетельствующие о том, что, получив заключение военного врача полковника Дж. Грэма, который первым обследовал Гесса; Черчилль зачем-то просил его особо подчеркнуть, что на груди пациента нет шрамов. Во время Нюрнбергского процесса Гесс оказался единственным подсудимым, у которого не взяли отпечатки пальцев. Даже, когда заключенный № 7 прямо сказал адвокату Э. Ниве, что он не Гесс, судейские чиновники не придали этому никакого значения, ссылаясь на сумасшествие заключенного. Что, однако, не помешало Международному трибуналу осудить невменяемого человека на пожизненное тюремное заключение.

На основании многих фактов Томас пришел к выводу, что вместо Гесса в Англию прилетел его не совсем психически нормальный двойник и что Черчилль знал о подмене уже 14 мая 1941 года, но по каким-то далеко идущим соображениям держал этого таинственного человека в заключении на протяжении всей войны и предъявил в Международный трибунал под видом настоящего Гесса.

Это позволяет сделать несколько логичных выводов.

Прежде всего, ни о какой самодеятельности Гесса, не санкционированной нацистской верхушкой, в этом перелете не могло быть речи. Об этом свидетельствует тщательная разработка операции с немецкой стороны. Для этого были намечены два маршрута: отвлекающий аугсбургский и основной - ольборгский. Цель первого - продемонстрировать факт перелета, цель второго - действительно доставить Гесса в Англию. Поэтому первый имеет длину полторы тысячи километров и проходит через всю Германию на виду у всех средств наблюдения ПВО, а второй - тысячекилометровый - проложен над Северным морем вне досягаемости немецких радиолокаторов. В отвлекающем полете лже-Гесса всячески акцентируется факт перелета, есть провожающие, его фотографируют в чужом комбинезоне, запечатлевают пленку взлет самолета. Зато финал до с пор покрыт мраком неизвестности. Гитлер неплохо разыгрывает припадок гнева, во время которого требует любой ценой сбить гессовский «мессер», Геринг тут же отдает соответствующий приказ, а Галланд с блеском выполняет и сбивает Гессова двойника в море неподалеку от немецкого побережья.

Что касается второго - основного маршрута, по которому летел настоящий Гесс, то практически ничего не известно о его старте в Ольборге, но оказалось достаточно много свидетелей его прибытия в Шотландию. И немцы хорошо поработали, чтобы скрыть действительный маршрут и создать впечатление, что Гесс прилетел прямо из Германии.

Появление. Гесса в Англии поставило Черчилля в непростое положение. Отказаться от немецких предложений - значит упустить возможность сохранения и упрочения Британской империи и обречь страну на долгую, беспросветную войну.

Принять их, то есть сохранить в тайне визит Гесса, - значит стать заложником фашистских спецслужб, получавших в руки доказательства тайного сговора за спиной английского народа. И постепенно у англичан вырисовывается необычный план: объявить на весь мир о произошедшем, но вместо настоящего Гесса подготовить английского двойника. И, если мировая общественность потребует предъявления личности, представить ей английского лже-Гесса, нахально утверждая: вот кто прилетел, а Гесс он или нет - не знаем. А если предъявления не потребуется, начать переговоры и переписку с Гитлером через настоящего Гесса, становящегося заложником англичан.

Возможен и такой вариант. Немецкий двойник Гесса все-таки добрался до Англии, и тем самым перечеркнул все хитрые уловки немцев для выставления англичан в невыгодном свете на случай, если последние откажутся от предложений настоящего Гесса.

Как только в Англии был обнародован факт прилета Гесса, немцы поняли, что англичане отказались от переговоров. Они поспешили арестовать или предупредить нескольких близких к Гессу людей, а самого Гесса во всеуслышание объявили сумасшедшим, что вполне соответствовало психическому состоянию двойника.

Теперь можно понять странное поведение заключенного № 7 в суде и в тюрьме, а также ту поистине загадочную халатность по отношению к нему со стороны судейских и тюремных чиновников: все, как будто молча, не сговариваясь, согласились не поднимать о нем никаких вопросов.

Несмотря на то, что сами немцы и англичане провозгласили Рудольфа Гесса сумасшедшим, это не помешало Международному военному трибуналу приговорить невменяемого человека к пожизненному тюремному заключению. И победителей можно понять: пока он находится в тюрьме, ему запрещено говорить и писать о событиях, связанных с его перелетом 1941 года.

По всей вероятности, и сам заключенный № 7 прекрасно понимал, что только тюремный режим есть единственная гарантия сохранности его жизни. Во всяком случае, в марте 1987 года, когда ему намекнули, что М. Горбачев готов его освободить, он произнес упавшим голосом: «Мне не выжить...» И время показало, насколько он был прав. В июле 1987 года Советское правительство во время визита президента ФРГ объявило о своей готовности немедленно освободить Гесса. Но президент по неизвестным причинам уговорил Горбачева отложить освобождение узника до ноября, когда охрана Шпандау по очереди должна была перейти к советской стороне. Но ждать ноября не пришлось...

августа 1987 года американский директор союзнической военной тюрьмы Шпандау Д. Кин сделал официальное заявление: «Рудольф Гесс пытался лишить себя жизни. 17 августа во второй половине дня Гесс, как принято, в сопровождении надзирателя направился в домик тюремного сада, где он имел обыкновение отдыхать. Когда парой минут позже надзиратель заглянул в домик, он обнаружил Гесса с электрическим шнуром вокруг горла. Были предприняты попытки вернуть Гесса к жизни, а затем его доставили в британский военный госпиталь. После новых усилий вернуть Гесса к жизни в 16.10 была зафиксирована его смерть». Спустя несколько дней сгорела беседка, где произошло самоубийство, а вскоре исчез и электрошнур, на котором будто бы он пытался повеситься.

Все эти обстоятельства вызвали серьезные подозрения у людей, знакомых с обстоятельствами жизни Гесса в тюрьме. Первым из них был неугомонный Хью Томас. Изучив результаты вскрытия, он уверенно заявил, что Гесс не покончил с собой, а был умерщвлен насильственно. Вторым стал сын Гесса Вольф, добывший данное под присягой показание южноафриканского адвоката, пожелавшего остаться неизвестным.

«Секретная акция, имевшая целью убийство Гесса, планировалась в такой спешке, - рассказал адвокату офицер израильской спецслужбы, - что ей не было даже дано кодовое название». Убийство по заданию британского министерства внутренних дел осуществляли два английских спецназовца под руководством британской контрразведки МИ-5. Они проникли в тюрьму Шпандау в ночь на 16 августа и дожидались Гесса в беседке в тюремном саду.

Когда он вошел в беседку, дюжие молодчики попытались задушить его полутораметровым электрошнуром. 93-летний старик отчаянно сопротивлялся. Когда на его крик санитар Мелоуи вбежал в беседку, он увидел там двух неизвестных ему верзил, один из которых массировал лежавшему без дыхания Гессу сердце. Причем делал это с такой силой, что сломал ему несколько ребер. Бездыханное тело срочно доставили в госпиталь, но спасти Гесса не удалось...

Так погиб один из двух людей, носивших роковое имя Рудольф Гесс. Загадкой истории остаются судьба другого - того, кто был истинным Рудольфом Гессом. Была ли ему предоставлена возможность скоротать свой век на чужбине и под чужим именем? Или он был убит в недрах британских спецслужб как нежелательный свидетель и соучастник одного из самых странных заговоров в мировой истории.

военный трибунал нюрнберг гесс

2.2 Мартин Борман и история его исчезновения


Мартину Борману Нюрнбергский трибунал вынес приговор заочно. Его продолжали искать дольше всех, несмотря на показания о его гибели. Его имя-Мартин Борман, государственный и политический деятель Германии, начальник Штаба заместителя фюрера (с 3 июля 1933 года), начальник Партийной канцелярии НСДАП (с мая 1941 года), «Личный секретарь фюрера» (с 12 апреля 1942 года). Рейхсляйтер (2 июня 1933 года), Рейхсминистр без портфеля, обергруппенфюрер СА, почётный обергруппенфюрер СС, последний лидер НСДАП (30 апреля - 2 мая 1945). Ближайший соратник Гитлера, к концу войны приобрел значительное влияние в руководстве Третьего Рейха. Именно ему Гитлер поручил исполнить свои последние приказы. После того как Борман исчез в Берлине 1 мая 1945 года, его личность стала обрастать самыми невероятными мифами. По версиям разных источников Борман был самым успешным советским шпионом, был вывезен британскими спецслужбами в Лондон и наконец сбежал на подлодке в Южную Америку, прихватив с собой всё «золото партии». До 70-х годов прошлого века версия о смерти Мартина Бормана как ни странно была самой непопулярной. Для этого есть свои причины -Борман единственный кто располагал сведениями о колоссальных средствах нацисткой Германии. Проследить историю жизни этого человека можно, отбросив все фантастические версии его судьбы после 1 мая 1945 года.

Борман был сыном Теодора Бормана (1862-1903), мелкого почтового служащего, и его второй жены, Антонии Бернгардины Меннонг. Первая жена Теодора Бормана Луиза Гроблер умерла в 1898 году. От неё у него остался сын Вальтер Борман. Антония Борман родила трёх сыновей: один из них умер в младенчестве, в живых остались Мартин (родился в 1900 году) и Альберт (родился в 1902 году). После смерти Теодора Бормана мать Антония Борман вышла замуж за директора филиала банка Альберта Воллборна. Сам Борман бросил школу, чтобы работать на ферме в Мекленбурге. Летом 1918 года был призван в армию. Участвовал в Первой мировой войне в качестве рядового 55-го пешего артиллерийского полка, однако при этом служил денщиком и в военных действиях непосредственного участия не принимал. В 1919 году демобилизован. Окончил курсы специалистов по сельскому хозяйству (1920). Он не отличался какими-то особенными успехами в учебе и службе, однако запомнился современникам крайне жёстким и решительным человеком. Во время учёбы Борман вступил в «Объединение против засилья евреев» - молодёжное объединение Германской национальной народной партии (ДНФП). С 1920 года Борман - поместный инспектор имения Герцберг (800 гектаров) близ Пархима (Мекленбург) у Г. фон Тройенфельса, руководителя местной правой организации. Активно участвовал в торговле продовольствием на чёрном рынке, получил большой опыт финансовых операций. В 1921 году вступил в ДНФП. С 1922 года - член Добровольческого корпуса в Пархиме, входил в бригаду лейтенанта Г. Россбаха (после запрещения Добровольческого корпуса носила название «Союз сельскохозяйственного обучения»), занимался штабной и финансовой деятельностью. Вместе с Рудольфом Хёссом (нем. Rudolf Franz Ferdinand Höß- не следует путать с Рудольфом Гессом (Rudolf Heß), заместителем фюрера по партии.) в мае 1923 года Борман организовал убийство школьного учителя и члена бригады Россбаха - Вальтера Кадова, как они подозревали, выдавшего французским оккупационным властям Альберта Лео Шлагетера. На суде 15 марта 1924 года убийство Кадова было признано «непреднамеренным», Хёсс получил 10 лет тюрьмы, а не принимавший непосредственного участия в убийстве Кадова Борман - 11 месяцев тюремного заключения. Борман был освобождён в феврале 1925 года и вернулся на прежнее место службы. В 1925 году Борман отошёл от Германской народной партии и стал интересоваться нацизмом. В мае 1926 года оставил Герцберг и уехал к семье в Тюрингию, где вступил в местное отделение «Фронтбанна» (одно из названий, под которым во время запрета действовали СА). Работая в штабе СА Тюрингии, активно выступал в поддержку Адольфа Гитлера против Г. Штрассера. В 1926 году стал помощником заместителя гаулейтера Тюрингии и редактора еженедельника «Национал-социалист» Г. Зигера. 27 февраля 1927 года вступил в НСДАП (партбилет № 60 508) и вскоре стал пресс секретарем гаулейтера Фрица Заукеля. С 1 апреля 1928 года - начальник хозяйственного отдела в руководстве гау и руководитель района. С 15 ноября 1928 года служил в штабе Высшего командования СА, где стал работать в службе страхования СА. 2 сентября 1929 года женился на Герде Бух - дочери председателя Следственно-арбитражного комитета НСДАП, главного нацистского партийного судьи, Вальтера Буха, свидетелями на свадьбе были Адольф Гитлер и Рудольф Гесс.

В конце 1929 года выдвинул идею формирования моторизованных отрядов СА и по поручению Гитлера разработал план создания Национал-социалистического автомобильного корпуса (НСКК). НСКК был создан в апреле 1930 года, и Борман некоторое время даже руководил его деятельностью. В 1929-1930 годах сотрудничал с Генрихом Гиммлером, налаживая механизм финансовой работы СС. В августе 1930 года Борман организовал и стал управляющим Кассы взаимопомощи НСДАП (для поддержки семей, члены которых были убиты или ранены в борьбе за дело национал-социализма) и был переведен в Имперское руководство НСДАП (т. н. «Рейхсляйтунг»). Оказывал на средства подконтрольной ему кассы личные услуги Гитлеру, в том числе организовал выкуп дома и участка земли в Оберзальце, где было создано «имение фюрера». Добился поддержки Кассы взаимопомощи со стороны крупных промышленников Германии, в том числе Фрица Тиссена и Э. Кирдорфа. В это же время Борман вошёл в самое ближайшее окружение Гитлера. С 3 июля 1933 года он - начальник Штаба заместителя фюрера по партии Рудольфа Гесса. С ноября 1933 года - депутат Рейхстага. Руководил проведением «чистки» в аппарате НСДАП в 1934-1936 годах, старался заменить своими ставленниками «старых бойцов», чем вызвал среди них большую ненависть. Активно выступил в поддержку уничтожения высшего руководства СА во время «Ночи длинных ножей» (1934). Виктор Лутце, заменивший Эрнста Рёма на посту начальника штаба СА, был назначен по предложению Бормана. Начиная с 1935 года Борману поручалась организация партийных съездов. 1 декабря 1937 года вступил в СС (билет № 278 267; 9 ноября 1944 года Борману выдали новый билет № 555). С 1938 года фактически возглавил руководство кадровой политикой НСДАП. Добился отправления на фронт личного телохранителя фюрера Йозефа Дитриха, отставки (1940) адъютанта фюрера Вильгельма Брюкнера, удаления других адъютантов - Ф. Видемана и Юлиуса Шауба. Выдвинул обвинение против шефа Президентской канцелярии Отто Майсснера, но тот сумел выйти сухим из воды. Руководил строительством резиденции Гитлера в Берхтесгадене. Борман крайне негативно относился к христианству и потому в 1936 году официально вышел из церкви. В 1937 году запретил принятие в НСДАП «людей духовного звания». В 1938 году издал циркуляр, в котором говорилось, что «мировоззрение национал-социалистов и есть истинная вера». Один из вдохновителей программы эвтаназии, осуществление которой было поручено Личной канцелярии фюрера, под руководством Филиппа Боулера. После перелёта 10 мая 1941 года Рудольфа Гесса в Великобританию стал абсолютно необходимым для Гитлера, однако не получил всех постов своего начальника. 12 мая 1941 года возглавил Партийную канцелярию (созданную из Штаба заместителя фюрера) в ранге старшего чиновника, а 13 мая стал секретарём фюрера. С 29 мая - имперский министр без портфеля и член Совета обороны рейха.

В соответствии с декретом от 24 января 1942 года Борман должен был принимать участие в подготовке, принятии и обнародовании всех имперских законов и уставов. Кроме того, он должен был утверждать все законы имперских провинций и декреты имперских наместников. 12 апреля 1942 года особым приказом Гитлера был назначен «личным секретарём фюрера». Сам Борман так сформулировал свои обязанности:

устройство личных дел фюрера;

участие во всех переговорах фюрера;

доклады о текущих событиях фюреру;

передача решений и мнений фюрера имперским министрам;

улаживание споров и определение компетенции тех или иных министерств и ведомств;

переустройство города Линца;

наблюдение за резиденциями Гитлера;

руководство группой стенографистов при обсуждении военного положения.

Во время войны с СССР выступал против планов Альфреда Розенберга о предоставлении автономии некоторым народам СССР - украинцам, прибалтам, а также против создания «Русской освободительной армии» (РОА) во главе с генералом Андреем Власовым. В мае 1942 года по инициативе Бормана проведено обсуждение германизации России. 27 января 1943 года отдал распоряжение «применять оружие и телесные наказания» к советским военнопленным. Активно выступил против попыток Альберта Шпеера в феврале 1943 года усилить роль Имперского кабинета и тем самым снизить влияние партаппарата. Во время войны вошёл в состав неофициального «Комитета трёх» (сам Борман, начальник Имперской канцелярии Ганс Генрих Ламмерс, начальник штаба Верховного главнокомандования вооруженными силами Германии Вильгельм Кейтель), который сосредоточил в своих руках все связи Гитлера с внешним миром. Только через «Комитет трёх» поступали к Гитлеру доклады и сведения. В 1944 году добился отстранения Ламмерса от исполнения его обязанностей, фактически возглавив Имперскую канцелярию и став главным и единственным приближённым Гитлера. С этого момента практически ни одно решение не принималось Гитлером без консультаций с Борманом. Используя свое положение, добился резкого падения авторитета Германа Геринга, Генриха Гиммлера, Йозефа Геббельса, Иоахима фон Риббентропа и других высших руководителей рейха. 29 февраля 1944 года составил записку «Укрепление германского народа в будущем», направленную на детальную регламентацию усиления деторождения в Германии. 30 мая 1944 года запретил мешать населению без суда расправляться со сбитыми летчиками.

августа 1944 года в Страсбурге, в отеле «Мезон Руж», собрал представителей крупной германской промышленности, обсудил с ними возможности и методы вывоза за границу капиталов НСДАП и частных фирм, с тем чтобы сохранить средства для возрождения в будущем нацистского движения.

Такова биография Бормана до 1945 года. Многие знавшие его лично люди говорили, что никто не имел на Гитлера настолько сильного влияния. Его главным достоинством считалось умение докладывать Гитлеру дела: чётко, понятно и без комментариев. Но сам подбор фактов был таким, чтобы Гитлер мог принять необходимое Борману решение. Если же Гитлер принимал иное решение, Борман никогда не вступал в спор и всегда в точности исполнял приказы Гитлера. Начиная с 1936 года, Борман стал постоянно, всегда и везде, находиться рядом с Гитлером, стараясь не покидать его на сколько-нибудь продолжительное время. Единственной целью Бормана при этом было сделаться для Гитлера совершенно необходимым и незаменимым человеком. Борман руководил подготовкой на основе устных распоряжений Гитлера циркуляров, директив и прочих документов. В руках Бормана сконцентрировалось также руководство частью финансов партии - «Фондом Адольфа Гитлера». Контролировал личные расходы Гитлера и его обеспечение, строительство резиденций и т. д., вплоть до подарков Еве Браун.

В конце апреля 1945 года Борман постоянно находился с Гитлером в Берлине, в бункере рейхсканцелярии. Перед смертью Гитлер назначил Бормана рейхсминистром по делам партии (хотя ранее такого поста не существовало). 1 мая 1945 года Борман вместе с новым рейхсканцлером Йозефом Геббельсом и начальником штаба германских сухопутных сил Гансом Кребсом от имени нового рейхспрезидента гросс-адмирала Карла Дёница пытался вести с советскими военачальниками переговоры о перемирии. После провала переговоров и самоубийства Геббельса Борман принял решение прорываться из окружённого Берлина вместе с последними обитателями бункера. Для этого была организована боевая группа группенфюрера СС Вильгельма Монке, которая в ночь с 1 на 2 мая 1945 года покинула бункер и направилась в западном направлении. Это не противоречит и записям в дневнике Бормана. Там можно найти две интересные записи: первая -«Адольф и Ева Г» - напротив имен поставлена перевёрнутая буква Y - рунический символ смерти. Вторая запись гласит «попытка прорыва!!!» и датирована 1 мая 1945. Интересное совпадение: в эту ночь, которая называется Вальпургиевой, согласно народным поверьям, ведьмы устраивают свой «великий шабаш» на Броккене (в горах Гарца). Именно после этой ночи началась охота на призрак Мартина Бормана.

Первым, кто начал официально разыскивать Борман был британский майор Ричард Хортин. 18 октября 1945 года ему было поручено объявить Мартину Борману, обвинявшемуся в преступлениях против мира и человечности, а также в военных преступлениях, что 20 ноября в Нюрнберге, в откроется судебный процесс над ним и еще двадцатью тремя нацистскими руководителями.

Майор Хортин распорядился отпечатать 200 000 листовок с портретом находившегося в бегах преступника - Бормана. О нем постоянно напоминали газеты и радио. Но все было напрасно. Обвиняемого так и не удалось найти.

В это время в баварском городке Мемминген был арестован лидер движения «Гитлерюгенд» Артур Аксман. На допросе он рассказал, что бежал из рейхс- канцелярии вместе с Борманом, Людвигом Штумпфеггером, личным врачом Гитлера, Хансом Бауром, пилотом Гитлера, и еще несколькими приближенными вождя.

По его словам, неподалеку от моста Вайдендамм они угодили под мощный огонь русских. Аксман пытался укрыться в воронке от снаряда. Рядом с ним, в яме, лежал могущественный рейхсляйтер Борман.

К утру, их группа увеличилась уже до десяти человек. Все посрывали с мундиров знаки отличия, побросали оружие и двинулись на запад, вдоль железнодорожных путей. Уже подойдя к станции Лертер, они заметили на платформе красноармейцев: Тотчас спустились с насыпи вниз, на Инвалиденштрассе, и наткнулись опять на советских солдат. Те приняли их за дезертиров из «фольксштурма». Зимой 1945-го в это ополчение набрали людей, не годных к строевой службе. Никто не обучал новобранцев, оружия не хватало. Они были «пушечным мясом» и в дни боев за Берлин при первой возможности разбегались. Красноармейцы добродушно отнеслись к появившимся безоружным немцам: Угостили сигаретами. Улыбаясь, сказали привычное: «Война капут, Гитлер капут».Борман и Штумпфеrгер были насторожены. Арест? Нет, пока солдаты не опомнились, надо спешить. И вдвоем они устремились в сторону Шарите, берлинской университетской клиники, Чуть позже вслед за ними двинулись, и Аксман со своим адъютантом Гердом Вельцином. Вскоре они заметили своих товарищей. Те лежали прямо на дороге, неподалеку от станции. Они не шевелились. Через несколько лет, вспоминая тот день, Аксман был не так скуп на детали: «Мы склонились на колени и узнали обоих, Мартина Бормана и доктора Штумпфеггера. Ошибки быть не могло. Оба лежали на спине. «Я обратился к Борману, дотронулся до него, стал тормошить. Он не дышал», - рассказывал позже Аксман.

Поразительно, но на Нюрнбергском процессе на эти признания Аксмана не обратили никакого внимания, хотя один из следователей, допрашивавших его - британский историк Хьюдж Тревор-Ропер,- полагал, что шеф «Гитлерюгенда» говорит правду. Очевидно, писал Тревор-Ропер, «по недосмотру» этот протокол попросту упустили из виду.

Вместо Аксмана трибунал допросил Эриха Кемпку, личного шофера Гитлера. Тот сообщил, что в последний раз видел Бормана «в ночь с 1 на 2 мая 1945-гоя. На вопрос, мог ли рейхсляйтер вырваться из города, Кемпка ответил, что это «почти невозможно.

Что делал Борман, когда свидетель увидел его? «В тот момент, когда я увидел его, - вспоминал Кемпка, - «сзади подошло несколько танков». Они «взяли в клещи» группу людей, среди которых находился и Борман. Когда рейхсляйтер подощел к первому танку, в машину внезапно угодил снаряд. Раздался взрыв. «Пламя вырвалось как раз с той стороны, где шел Мартин Борман».

Фридрих Бергольд, адвокат Бормана, переспросил свидетеля: «Вы видели, что взрыв был настолько силен, что Мартин Борман погиб?»

Кемпка: «Да. Я полагаю, что после взрыва такой силы он погиб».

Слушания закончились. Судьи не вняли сказанному. Свидетель мог обманывать их, помогая Борману скрыться.

октября 1946 года трибунал заочно вынес приговор Мартину Борману. Правда, американец Френсис Биддл вплоть до последнего момента упорствовал и предлагал отказаться от приговора и объявить, что Борман погиб. Однако, в конце концов, он не выдержал и согласился с коллегами, осудившими не пойманного пока нациста на «смерть через повешение».

Еще в зале суда адвокат Бергольд с досадой промолвил, что в ближайшие годы имя Бормана обрастет легендами из-за того, что его судьба так и осталась невыясненной. То были пророческие слова.

Вскоре Бормана стали «встречать» повсюду. Он появлялся в Австралии, Египте, Испанском Марокко, итальянском городке Больцано. В Мюнхене он нанес визит некоему тайному коммерции советнику, в чешском Хомутове вел жизнь скромного егеря.

В 1949 году Пауль Гессляйн, политик - центрист, давно эмигрировавший в Чили, сообщил, что встретил нескольких странных незнакомцев, ехавших верхом; среди них был Борман. Он узнал его на все сто процентов, ведь «с 1930 по 1933 год часто видел его в рейхстаге». Когда кавалькада двинулась прочь в сторону леса, он услышал, как Борман крикнул своим спутникам: «Это был Гессляйн!»

Однако, как ни красочен был рассказ, доверия он не вызвал. Быстро вспомнилось, что Борман стал депутатом рейхстага, лишь победив на ноябрьских выборах 1933 года. Сам Гессляйн - вопреки тому, что о нем сообщается во многих статьях и книгах, - вовсе не был депутатом рейхстага, ему довелось заседать лишь в саксонском ландтаге в 1920-1922 годах.

Итак, всё чаще и чаще Борман, похороненный было Аксманом, преспокойно разгуливал на свободе. Его путешествиям и приключениям не могло положить конец даже решение суда, состоявшегося в Берхтесгадене в январе 1954 года. На нем было заявлено, что Мартина Бормана следует считать умершим 2 мая 1945 года в 24.00. В одном из берлинских загсов сообщение о его кончине было зарегистрировано под номером 29223. Церемония прошла тихо и не вызвала интереса у публики.

В 1959 году берлинские судебные власти начали новое разбирательство.

Через два года они передали материалы по этому делу во Франкфурт, Фрицу Бауэру, одному из самых неутомимых охотников за нацистами. Поначалу тот был убежден, что Борман пережил «сумерки богов» и теперь скрывается где-нибудь в Южной Америке.

Был у Бауэра и свой вполне надежный свидетель - бывший штандартенфюрер СС Вернер Хайде. Этот профессор неврологии почти полтора десятка лет скрывался от правосудия, ибо был причастен к массовым убийствам больных и инвалидов. Обнаружили его лишь в 1959 году. Он рассказал, что после войны какое-то время работал в Дании, в одном лазарете. Позднее, когда образовалась ФРГ, занимался врачебной практикой под именем доктора Фрица Саваде.

В Дании ему пришлось помогать некоторым нацистским бонзам. Среди них якобы был Борман. Рейхсляйтер провел у него несколько дней, а затем его переправили куда-то на юг.

Эти сведения обнадежили Бауэра. Незадолго до того, 13 мая 1960 года, пря- мо на одной из улиц Буэнос-Айреса из- раильскими агентами был похищен некий Клементо Рикардо. Как оказалось, под этим именем несколько лет скрывался Адольф Эйхман, один из организаторов массового истребления евреев в годы войны. На одном из допросов он якобы сказал, что Борман спасся. «Дыма без огня не бывает» ,- отметил Бауэр.

июля 1961 года франкфуртская прокуратура выписала ордер на арест. Участковый судья Оппер, подписавший ордер, разделял мнение «охотника за головами». Существует опасность того, подчеркнул судья, что Борман и впредь, сознавая всю тяжесть возложенных на него обвинений, будет скрываться от правосудия, как он делал это начиная с 1945 года».

Летом 1965 года, дабы проверить давние показания очевидцев, провели раскопки в Берлине, близ станции Лертер. Останки Бормана не удалось найти. Тела, когда-то осмотренные Аксманом, так же, как и тело, увиденное Кемпкой, таинственно исчезли. И снова стали множиться гипотезы.

В конце 1971 года были опубликованы воспоминания Рейнхарда Гелена, первого председателя Федеральной разведывательной службы - человека, которому не пристало смущать публику россказнями о «солнечной Бразилии». О Бормане он упомянул мимоходом. В этой книге - называется она «Слyжба» - 424 страницы, но нас интересуют лишь четыре абзаца. Торжественный зачин: «А теперь мне хотелось бы прервать длительное молчание, скрывавшее одну важную тайну. Речь пойдет об одной из самых загадочных историй нашего столетия. Борман был русским шпионом». Тезис, впрочем, не нов. Были и другие, подозревавшие «канцеляриста Макиавелли» в двойной игре. Вот только никогда еще немецкий сотрудник спецслужбы такого высокого ранга не обвинял Бормана в шпионаже. Назревала сенсация. Как же его завербовали? Что с ним стало?

В годы войны в Германии работали советские разведчики, и самым знаменитым их информатором был Борман, пишет Гелен. Секретные донесения передавались в Москву с помощью единственной берлинской радиостанции, которая работала бесконтрольно. И без помощи Бормана здесь, конечно, не обошлось. После войны бывший нацистский вождь, «великолепно замаскировавшись, жил в Советском Союзе».

Откуда же Гелен узнал об этом? Ему рассказали два надежных информатора». Их имена он не хотёл называть даже на допросе, учиненном ему следователем из Франкфурта Хорстом фон Глазенаппом. Разумеется, Гелену пришлось поделиться своим открытием с тогдашним канцлером Конрадом Аденауэром, но тот решил, что, «учитывая политические аспекты, в этом деле ничего не надо предпринимать».

Через год после этих скандальных разоблачений на след Бормана напали простые дорожные рабочие. Причем на этот раз гость из прошлого объявился в Берлине, вот только не рассыпал он горстями золотые монеты, не размахивал «краснокожей паспортиной», а клацал костьми. Прокладывая новые кабели, рабочие наткнулись на череп. Тут же стройка замерла. Вызвали полицейских. Те принялись искать всё остальное.

В течение двух дней; 7 и 8 декабря 1972 года, на свет были извлечены два «относительно хорошо сохранившихся» (как писал прокурор) скелета. Позже здесь нашли еще несколько выпавших зубов и золотой зубной мост.

Началось кропотливое следствие. Специалисты из Института судебной и социальной медицины вместе со стоматологами из ведомственной полицейской клиники не один месяц изучали «скелет . номер один» и«скелет номер два». По «антропометрическим расчетам, сделанным на основании средних размеров трубчатых костей» выяснили, что в первом случае рост человека при жизни составлял 190-194 сантиметра, Рост Штумпфеггера был 190 сантиметров.

Во втором случае эксперты сошлись на цифрах 168-171 сантиметр. Согласно документам СС, рост Бормана равнялся 170 сантиметрам.

Дальнейший осмотр «скелета номер один» показал, что в нижней трети левого предплечья имеется явный след залечённого перелома кости. Штумпфеггер в 1923 году сломал руку. Изучая «скелет номер два», врачи констатировали «неправильное сращение правой ключицы после ее перелома». Сыновья Бормана подтвердили, что в 1938 или 1939 году их отец, упав с лошади, сломал себе ключицу.

На «челюстях обоих черепов» отыскались крохотные осколки стекла. Судя по их толщине и форме, речь могла идти «об осколках ампул или колб». Похожё, что погибшие приняли яд, раскусив ампулу.

Изучив челюсть «скелёта номер один», следователи были единодушные здесь, на этой улице, были найдены останки доктора Людвига Штумпфеггера. Во втором случае мнения разделились: Не сохранилось ни одного рентгеновского снимка, который запечатлел бы зубы Мартина Бормана. Потому пришлось полагаться лишь на память Хуго Блашке - врача, который когда-то лечил рейхсляйтера. Для кого-то его слова звучали убедительно, кто-то сомневался.

Абсолютно уверен был прокурор Иоахим Рихтер, руководивший следствием: «Обвиняемый так же, как и доктор Людвиг Штумпфеггер, скончался 2 мая 1945 года в Берлине в предутренние часы - в промежутке между 1.30 и 2.30».

А вот писатель и бывший спецагент Ладислав Фараго придерживался иного мнения. Он сообщил прокурору, что у него есть неоспоримые доказательства, которые торпедируют все выводы, сделанные комиссией». Вот только представить эти «веские улики» Фараго так и не соизволил, хотя и заявил в 1973 году, что Борман стал миллионером и живет в Аргентине.

Постепенно вокруг имени Бормана воцарилось молчание. Призрак беглого нациста уже не тревожил ни парагвайские дебри, ни датские города. Похоже, и впрямь его останки были отысканы строителями в те декабрьские дни. Вот только окончательно доказать это ученые пока не могли.

Осенью 1996 года появилась еще одна книга, посвященная Борману: «Операция Джеймс Бонд». В ней говорится, что рейхсляйтер не покорялся судьбе; не глотал яд «в предутренние часы». В тот последний момент ему все же удалось бежать из Берлина. Утверждал это не газетчик, не автор приключенческих историй, а бывший британский агент Кристофер Крей - он, он же Джон Эйнсуорт-Девис.

Впрочем, беглец, спасавший свою жизнь, в конце концов оказался марионеткой в чужих руках. Судьба его интересовала самого Черчилля.

Ведь только Мартин Борман мог раскрыть англичанам тайну нацистских вкладов в Швейцарии, он знал номера счетов, он мог их выдать. Чтобы его исчезновение осталось незамеченным, британская разведка пошла на хитрость. Из Лондона в осажденный Берлин направили «двойника» - человека, точь-в-точь похожего на Бормана: те же шрамы, та же бородавка, те же зубные пломбы. В ту майскую ночь по улицам Берлина пробирался двойник. Он и погиб от разорвавшегося рядом снаряда. Итак, новый поворот в биографии Бормана? Но где же веские аргументы?

Еще в 1996 году семейный адвокат Борманов Флориан Безольд обратился к генеральному прокурору Франкфурта Хансу Кристофу Шеферу с просьбой провести генетическую экспертизу останков «неизвестного мужчины ростах 168-171 сантиметр», найденных в 1972 году. Прокурор, как и министр юстиции земли Гессен, был не против. Пожалуй, это была последняя возможность внести полную ясность в судьбу Мартина Бормана.

За это дело взялись судебные медики из Франкфурта и Берна. Однако их постигла неудача. Выделить ДНК из клеточного ядра не удалось, потому что кости неизвестного пребывали в плачевном состоянии. Простой и надежный метод подвел. Неужели тайна Бормана так и не будет раскрыта?

И тогда ученые из Института судебной медицины при Мюнхенском университете попробовали пойти другим путем, куда более сложным. Они решили выделить так называемые митохондриальные ДНК. Получилось!

Дальнейшее уже не составило труда. Профессор Вольфганг Айзенменгер обратился за помощью к одной из родственниц Бормана, даме восьмидесяти трёх лет, внучке Амалии Фольборн, а та была тетей Бормана по материнской линии. Так в распоряжении ученых оказались две ампулы крови. Анализ показал родство пожилой. дамы, живущей ныне близ саксонского городка Гельнхаузен, и человека, чей скелет обнаружили в декабре 1972 года. Значит, им был Мартин Борман.

Четверть века назад следователь Хорст фон Глазенапп писал, что судьба Мартина Бормана, как и участь Каспара Хаузера, еще долго будет волновать людскую фантазию. В ту майскую ночь рейхсляйтер пытался бежать из Берлина. Но было уже поздно, всюду он встречал советских солдат. Тогда в страхе, что eгo вот-вот опознают и схватят, он раскусил ампулу с ядом и упал замертво.

В дальнейшем еще появлялись слухи о том, что Борман объявился где-то Чили или Аргентине, но теперь отношение к подобным «свидетельствам очевидцев» уже, мягко говоря, не верили. Так была раскрыта тайна смерти одного из могущественных деятелей Третьего рейха.

Так почему в смерть Мартина Бормана так долго не верили? Судей на Нюрнбергском процессе можно понять - свидетели могли и лгать, помогая рейхсляйтеру скрыться. Все невероятные теории спасения Бормана, как признался один журналист известной английской газеты, публиковавшиеся в прессе, прежде всего, были направлены на повышение тиража. А бывшие нацисты и соратники Бормана которые тоже якобы видели его после 2 мая 1945, могли и откровенно лгать, попутно свалив часть своих преступлений на бывшего рейхсляйтера. Необыкновенный интерес спецслужб к судьбе Бормана объясняется еще более прозаично - они искали то самое «золото рейха» которое Борман якобы прихватил с собой. Сам факт того что 2 мая 45-го рейхсляйтер направлялся к Карлу Деницу уже обнадёживал желающих поживиться за счет нацистских денег, местонахождение которых Борман несомненно знал.

Третий рейх оставил после себя много тайн. Одной из них была судьба могущественного Мартина Бормана. 2 мая 1945 года он пытался вырваться из Берлина, но везде были советские солдаты. Опасаясь быть схваченным и разделить судьбу Рудольфа Гесса, Борман раскусил капсулу с ядом. И после этого продолжал жить в умах, как врагов, так и союзников в образе английского заложника, советского шпиона и нациста сбежавшего в Южную Америку.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Горький опыт Второй мировой войны заставил всех по-новому взглянуть на многие проблемы, стоящие перед человечеством, и понять, что каждый человек на Земле несет ответственность за настоящее и будущее. Тот факт, что Нюрнбергский процесс состоялся, говорит о том, что руководители государств не смеют игнорировать твердо выраженную волю народов и опускаться до двойных стандартов. Казалось, перед всеми странами открылись блестящие перспективы коллективного и мирного решения проблем для светлого будущего без войн и насилия.

Вопрос о справедливом возмездии, примерном наказании за военные преступления возник задолго до Второй мировой войны, однако попытки проведения подобного рода международных процессов неизбежно терпели неудачу, как правило, из-за нежелания победителей обнажать свою истинную роль в подготовке и развязывании военных конфликтов.

Вполне понятно, что проблема наказания военных преступников, виновных в развязывании Второй мировой войны, нарушении положений международного права и совершении преступлений против мирного населения оккупированных стран, с самого начала этого конфликта приобрела острый политический характер. Следует отметить, что не все страны антигитлеровской коалиции изначально придерживались идеи суда над высшими чинами германского рейха. Ведь ни для кого не секрет, что прологом ко Второй мировой войне послужил именно Мюнхенский сговор европейских держав с гитлеровской Германией, их политика «умиротворения агрессора».

Сама идея создания международного суда, как и последующий ход его подготовки, рождались в непростых условиях противоречий и взаимной подозрительности ведущих мировых игроков того времени. Был, однако, бесспорным принципиальный вопрос: зверства и преступления нацистов не должны остаться безнаказанными.

Но, к сожалению, человечество слишком быстро забывает уроки прошлого. Вскоре после известной Фултонской речи Уинстона Черчилля, несмотря на убедительные коллективные действия в Нюрнберге, державы-победительницы разделились на военно-политические блоки, и работу Организации Объединенных Наций осложнило политическое противоборство. Тень «холодной войны» на долгие десятилетия опустилась над миром.

В этих условиях активизировались силы, желающие пересмотреть итоги Второй мировой войны. Появилась масса публикаций, фильмов, телевизионных передач, искажающих историческую реальность. В «трудах» бывших бравых наци и других многочисленных авторов обеляются, а то и героизируются вожди Третьего рейха и очерняются союзники - без оглядки на истину и действительный ход событий. В их версии Нюрнбергский процесс и преследование военных преступников в целом - всего лишь акт мести победителей побежденным. При этом используется типичный прием - показать известных фашистов на бытовом уровне: смотрите, это самые обычные и даже милые люди, а вовсе не палачи и садисты.

Деятельность Международного военного трибунала нередко называют «Нюрнбергским эпилогом». В отношении казненных главарей Третьего рейха, распущенных преступных организаций эта метафора вполне оправданна. Но зло, как видим, оказалось более живучим, чем многим это представлялось тогда, в 1945-1946 гг., в эйфории Великой Победы. Никто сегодня не может утверждать, что свобода и демократия утвердились в мире окончательно и бесповоротно.

Недавние события в ряде стран Западной Европы подтверждают актуальность активизации усилий по противодействию агрессивному национализму и неонацизму. Борьба с различными формами расизма, неофашизма и нацизма должна находиться в числе ключевых приоритетов государств и ее институтов, которые, к сожалению, не уделяют этой проблеме должного внимания. такое непонятное бездействие во многом объясняется отсутствием. долгосрочной стратегии на этом направлении, основывающейся на глубоком анализе причин возникновения и развития опасных тенденций. Беспокойство вызывает рост националистических движений в современном мире, акты насилия в отношении людей с другим цветом кожи, лиц иного вероисповедания, мигрантов, представителей национальных или этнических меньшинств.

К сожалению, в последние годы мы все чаще становимся свидетелями проведения регулярных маршей легионеров СС в некоторых странах Евросоюза, слетов ветеранов дивизии «Вафен-СС», признанной преступной Нюрнбергским трибуналом. Очевидно, что подобные демонстративные акции, равно как и участившиеся попытки обелить нацизм и фашизм, являются благоприятной питательной средой для роста числа группировок или отдельных лиц, ратующих за «чистоту расы», дискриминацию по религиозному, национальному или этническому признакам.

К сожалению, уже невозможно вернуть жизни 77 жертв осужденного недавно Брейвика, 9 жертв праворадикальной террористической ячейки НСП (National Socialist Underground). Продолжается расследование по делу о стрельбе в сикхском храме в штате Висконсин, унесшей 7 жизней невинных людей. Фотография убийцы, на которой он изображен под флагом с нацистской свастикой, обошла весь мир.

Растет число антисемитских выходок, которые уже давно не ограничиваются осквернением могил жертв Холокоста, как это, например, произошло 23 августа в литовском городе Вилкавишкес. Целями агрессии становятся и люди. 29 августа в Мичигане 19-летний студент З.Теннен стал жертвой избиения со стороны молодчиков, выкрикивающих нацистские приветствия. На этом фоне в некоторых странах Евросоюза проводятся мероприятия по чествованию пособников нацистов. Только за летний период состоялось несколько акций, прославляющих бывших эсэсовцев и их пособников. 14 июля в эстонском городе Курессааре прошел слет так называемых «борцов за свободу», на котором министр обороны У.Рейнсалу выразил признательность нацистским приспешникам за «спасение чести эстонского народа». 27 июля в г.Тапа чествовали ветерана эстонского легиона Ваффен-СС Х.Майора с участием представителей местной администрации, а 28 июля состоялась ежегодная сходка «друзей эстонского легиона СС».

«Суд народов» явился одним из наиболее важных политико-правовых итогов разгрома нацистской Германии. Став уникальной международной судебной структурой, Нюрнбергский трибунал, как и принятые им решения, выводы и квалификационные определения, имел весомый прецедентный характер. Его историческая миссия заключалась в осуществлении правосудия в отношении главных инициаторов и виновников фашистских злодеяний и ни в коей мере не являлась местью немецкому народу, который сам в известной мере оказался заложником политики Гитлера. МВТ, приговор которого получил одобрение всего мирового сообщества в резолюциях ГА ООН от 11 декабря 1946 г. и 27 ноября 1947 г., осудил авантюристскую, вероломную политику гитлеризма, развязанные им агрессивные войны, всю его человеконенавистническую стратегию в отношении порабощенных народов. Он определил виновных в преступлениях фашизма и национал-социализма, заложил основу для формирования правовых норм по недопущению их повторения и возрождения в любой форме. Общепризнано, что совершенные нацистами преступления против человечности не имеют срока давности.

Это была наиболее успешная совместная акция союзников в области международного права и крупная веха в становлении международного уголовного правосудия. В ходе разработки Устава Трибунала были объединены нормы и институты разнополярных правовых систем.

Вместе с тем, как в ходе самого судебного процесса, так и после его проведения находились противники концепции международного правосудия, ставившие под сомнение саму законность проведения Нюрнбергского процесса. В частности, указывалось на неоправданное придание уголовному закону обратной силы. Главным аргументом против таких критических нападок является наличие достаточной международно-правовой базы к началу судопроизводства в Нюрнберге. Так, положения о квалификации определенных деяний как международных преступлений, были закреплены еще в Гаагских конвенциях 1907 г., Статуте Лиги Наций и Версальском договоре 1919 г., Женевском протоколе 1924 г. о мирном разрешении споров и Договоре об отказе от войны в качестве орудия национальной политики 1928 г., Женевской конвенции 1929 г. и ряде других международно-правовых актов.

Таким образом, в приговоре Трибунала было достаточно убедительно и детально разъяснено, что преступления, в совершении которых обвинялись подсудимые, представляют собой нарушения международных договоров и обычно-правовых норм, приобретших обязательную силу для Германии до того, как были совершены эти деяния. Принцип уголовной ответственности вне зависимости от должностного положения, принцип неотвратимости наказания, принцип договорного порядка образования органов международной уголовной юстиции и другие принципы, утвержденные в ходе Нюрнбергского процесса, способствовали развитию современного международного и уголовного права. Убедительным подтверждением легитимности Нюрнбергского процесса стали упомянутые резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, признавшие, что Устав МВТ основан на базовых принципах международного права и является его развитием, а также Женевские конвенции о защите жертв войны от 12 августа 1949 г.

Казалось бы, незыблемость принятых в Нюрнберге принципиальных и правоустанавливающих решений вполне очевидна и неоспорима. Однако и в наши дни в международном сообществе получают распространение суждения, имеющие целью фактически пересмотреть решения МВТ, исказить их суть, так или иначе оправдать нацистов, их пособников и совершенные ими злодеяния. Бытуют также искаженные представления о жертвах войны и военных преступлений.

Последние полвека обращение к историческому опыту Нюрнбергского процесса давало импульс развитию международного права, служило ему опорой, так как он стал первым в истории опытом международного суда за преступления против человечности, положив конец безнаказанности за совершение тягчайших международных преступлений. Приговор Нюрнбергского трибунала стал генератором строительства нового глобального правопорядка.

Нюрнбергский процесс оказал исключительно важное влияние на международно-правовую практику и развитие современного международного права. В дальнейшем все развитие международного уголовного права шло под непосредственным воздействием Нюрнбергского процесса. Его основные принципы были развиты в ряде международно-правовых актов

Именно в Уставе МВТ впервые в рамках международного права в качестве преступлений были названы подготовка, планирование, развязывание и ведение агрессивной войны, опровергнута концепция «права сильного» в международном праве, внедрен принцип неотвратимости наказания за международные преступления. Решения Нюрнбергского трибунала предусматривают персональную ответственность высших должностных лиц государства за преступления международного характера, отказ от признания ссылки на исполнение приказа командования в качестве обстоятельства, смягчающего или исключающего вину. Нюрнбергские слушания послужили мощным толчком для последующей криминализации геноцида и принятия в 1948 г. Конвенции о геноциде

Концептуальные решения Нюрнбергского трибунала, воспринятые Организацией Объединенных Наций в качестве принципов послевоенного международного гуманитарного и уголовного права, многие десятилетия служат надежной правовой опорой укрепления мира и международной безопасности, уважения человеческого достоинства. По окончании Второй мировой войны получила развитие идея создания постоянно действующего международного органа уголовного правосудия, обладающего достаточными полномочиями для преследования международных преступников. Определенными шагами по ее реализации стали созданные по окончании «холодной войны» Советом Безопасности ООН специальные уголовные трибуналы в Гааге и Аруше для бывшей Югославии и Руанды. Международное сообщество поддержало идею создания постоянного Международного уголовного суда (МУС) для наказания лиц, виновных в совершении международных преступлений, и 1 июля 2002 г. в Гааге эта новая межправительственная организация начала свою деятельность. Уставы и Статуты указанных судов основаны на положениях Устава и Приговора Нюрнбергского трибунала, творчески развивая их принципы применительно к современным условиям. В целом, опыт Нюрнберга, навсегда вошедшего в историю как выдающийся пример закрепления объединенными усилиями цивилизованных государств победы сил мира и прогресса над главными нацистскими преступниками, наглядно опровергает расхожую фразу о том, что уроки истории ничему не учат. Принятые в 1946 г. в Нюрнберге решения и сегодня не утратили своего юридического и политического значения, продолжая служить ориентиром для пресечения агрессивных, шовинистических действий, для привлечения к уголовной ответственности за наиболее тяжкие преступления, попрание норм международного правопорядка и прав человека. Суд истории и «Суд народов» вынесли суровый и справедливый приговор идеологам фашизма и нацизма, разжигателям войн и ненависти между народами. Этот приговор вне времени и обжалованию не подлежит. Важно и сегодня всемерно способствовать развитию его идей и принципов, поддержанию духа его справедливых решений во имя упрочения авторитета международного права как неотъемлемой и необходимой основы современного цивилизованного общества.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ


1.Нюрнбергский процесс. Сборник материалов в 2-х томах. [Текст]/ - М, 1995.

.Пикер Г. Застольные беседы в ставке Гитлера[Текст]/Пикер, Г - Смоленск, 1993.

3.Шпеер А. Воспоминания. [Текст]/ А. Шпеер. - Смоленск, М.,1997 //<http://militera.lib.ru/memo/german/speer_a/index.html>

.Шпеер А., Шпандау: Тайный дневник <http://www.zakharov.ru/component/option,com_books/task,book_details/id,568/Itemid,52/>[Текст]/ А. Шпеер. - М.: Захаров, 2010.

.Белов фон Н. Я был адъютантом Гитлера[Текст]/ Н. фон Белов М. 2001.

.Рогинский М.Ю. Нюрнберг: перед судом истории. Воспоминания участника Нюрнбергского процесса[Текст]/ М.Ю. Рогинский. - М., 1996.

.Сергеев Е.Ю. Новейшая история. Подробности. [Текст]/ Е.Ю. Сергеев. - М., 2000.

.Алагри П. Происхождение фашизма[Текст]/П. Алагри. - М., 1961.

.Безыменский Л.Б. По следам Марина Бормана. [Текст]/ Л.А. Безыменский. - М., 1966.

.Безыменский Л.А. Германские генералы - с Гитлером и без него / Изд. 2-е, перераб. и доп. [Текст]/ Л.А. Безыменский - М.: Мысль, 1964.

.Бессонов Б.Н Фашизм: идеология и политика. [Текст]/ Б.Н. Бессонов. - М., 1985.

.Величко В. Преступление и наказание [Текст]/В. Величко, //Суд истории. М., 1966.

.Випперман В. Европейский фашизм в сравнении. 1922-1982 / Пер. с нем. А.И. Федорова. [Текст]/В. Випперман. - Новосибирск: Сибирский хронограф, 2000.

.Вишневский В.В. В Нюрнберге. Ничто не забыто[Текст]/В.В. Вишневский //Суд истории. М., 1966.

.Вселенский М. Нюрнбергский процесс. [Текст]. М. Вселенский. //Новый мир, 1961, №6.

.Вторая мировая война. Краткая история [Текст]. - М., 1984.

.Вторая мировая война: уроки истории для Германии и России. [Текст]. - Москва-Кемерово, 2006.

.Галкин А.А. Германский фашизм [Текст]/ А.А. Галкин. - М. 1967.

.Гильберт Г.М. Нюрнбергский дневник. Процесс глазами психолога. [Текст]/ Г.М. Гильберт. - Смоленск, 2004.

.Карева Д.С. Нюрнбергский процесс. [Текст]/ Карева, Д.С. М., 1976.

.Кто был кто в Третьем рейхе: Биографический энциклопедический словарь[Текст]/ К.А. Залесский - М.: Астрель, 2002.

.Лебедева Н.С. Подготовка Нюрнбергского процесса[Текст]/ Н.С. Лебедева. - М., 1975.

.Макговерн Дж. Мартин Борман. Неизвестный рейхслейтер. 1936-1945. [Текст]/ Дж. Макговерн - М.: Центрполиграф, 2010.

.Нюрнбергский процесс. Право против войны и фашизма /Под ред. И.А. Ледяк, И.И. Лукашука.- М., 1995.

.Полторак А.И. Нюрнбергский эпилог. [Текст]/ А.И. Полторак. - М., 1969.

.Суворов В. (В.Б. Резун) Ледокол[Текст]/ В. Суворов. - Вашингтон, 2005// http://tululu.org/b53704/

.Томас Х. Двойники[Текст]/ Х. Томас. - Лондон, 1997//http://nnm-club.ru/forum/viewtopic.php?t=596129

.http://www.rechtsmedizin.med.unimuenchen.de/service/downloads/2003_07_16_wissent_3.pdf.

.Bormanns Skelett eindeutig identifiziert (Опознан скелет Бормана)// <http://www.spiegel.de/spiegel/print/d-7883014.html>.

.Сайт, посвящённый деятельности редактора «Майн Кампфа», рейхсминистра Германии Рудольфа Гесса //<http://rudolfhess.org>.

.Петля Рудольфа Гесса. Кому нужна была смерть заместителя Гитлера?//<http://gazeta.aif.ru/online/aif/1398/10_01>.

.Организация S.H.A.R.P <http://o-s-a.anho.org/2008/05/sharp/>

.Краткая история антифашистского движения <http://www.youtube.com/watch?v=7Cg65rpG5bo>

.<http://www.streetmob.org/>

.<http://www.antifa.de/cms/>

.<http://antifa.p0.ru/>

.<http://www.demushkin.com/>


Теги: Нюрнбергский процесс: уроки и значение для современного мира  Диплом  История
Просмотров: 16725
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Нюрнбергский процесс: уроки и значение для современного мира
Назад