Национализм в Западной Европе в 1990-2000 гг.

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

АСТРАХАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ


Дипломная работа

"Национализм в Западной Европе в 1990-2000 гг. "


Выполнил:

студент V курса ИФ АГУ Ковалев М. В.

Научный руководитель:


АСТРАХАНЬ 2009 г.

Содержание


Введение

Глава 1. Национализм: его смысл и история

1.1 Становление национализма как идеологического комплекса

1.2 Национализм как идеология и политика

1.3 Историография истории европейского национализма

Глава 2. Диагноз и прогноз европейской болезни: национализм в Великобритании, Франции и Германии

2.1 Европейские националисты в конце века

2.2 Националисты Великобритании

2.3 Националистические партии во Франции

2.4 Германские националисты

Заключение

Литература

Введение


Актуальность темы исследования. Национализм по-прежнему остается одной из наиболее влиятельных идеологий в современном мире. Но, возникший в эпоху Нового времени, национализм на протяжении долгого времени оставался незамеченным. Его возникновение и последующее развитие не было предсказано ни одним из крупнейших мыслителей прошлого. Кроме того, в отличие от других идеологий, национализм не имел выдающихся идеологов, способных предложить последовательное и непротиворечивое изложение его доктринальных принципов, а многие исследователи считают парадоксальным сочетание своеобразной идеологической "бедности" национализма с его огромным влиянием на социальную и политическую жизнь главной особенностью этой идеологии. Несмотря на признание исследователями способности национализма сочетаться с другими идеологиями - либерализмом, консерватизмом, социализмом, - она, тем не менее, так и осталась необъясненной в современной социальной теории.

Традиционное отождествление национализма в обыденном языке и языке средств массовой информации и политиков главным образом с радикальными действиями "субнационалистических", "микронационалистических", "этнонационалистических" и "этнорегиональных" движений, нередко сопряженные с применением насилия.

В конце ХХ века в европейской политике возникло новое явление - национализм. Партии националистического толка стали резко набирать популярность, завоевывать голоса избирателей и влиять на политическую жизнь. В начале XXI века, когда Европа уже почти переболела национализмом, с подобным явлением столкнулась Россия.

Степень изученности проблемы. Теоретическое изучение проблемы национализма тесно связано с политическими соображениями и нормативными суждениями.

Феномен национализма остался нерассмотренным в классической социальной теории первых десятилетий XX века.

Появление первых исследований, посвященных изучению проблемы национализма, связано с англо-американской академической средой. В этих исследованиях национализм рассматривался как предмет интеллектуальной истории или истории идей, а не социальной теории, поэтому социальные обстоятельства, связанные с возникновением и распространением национализма, оставлялись без внимания. В 1920-1960-х годов исследователей интересовало главным образом развитие националистической доктрины в эпоху Нового времени, в основе которой лежало представление о разделении человечества на нации и необходимости политического представительства для каждой из этих наций. К представителям этого направления относятся американские историки К. Хайес и Г. Кон, британские историки идей Э. Кедури и К. Миног и философы И. Берлин и Дж. Пламенац, а также австралийский историк идей Ю. Каменка. Отличительной особенностью работ представителей этого направления является присутствие в них множества идеально-типических противопоставлений, имеющих не столько аналитическое, сколько нормативное значение (западный и восточный, гражданский и этнический, политический и культурный и т.д.), и во многом обусловленных наблюдением за агрессивными европейскими и азиатскими национализмами во время Второй мировой войны. В рамках структурно-функционального подхода британского социального философа Э. Геллнера национализм понимался как принцип политической законности, согласно которому "политическая и национальная единица должны совпадать". Национализм создавал стандартизованную и однородную национальную культуру, отвечавшую функциональным потребностям индустриального общества.

По мере развития сравнительно-исторических исследований в 1970-1980-х к изучению национализма начали приходить исторические социологи и социальные историки, которые стремились показать его зависимость не только от европейской системы национальных государств, сложившейся после Тридцатилетней войны, и деятельности в рамках нее политической бюрократии, но и от мировой системы в целом. Наиболее выдающимися представителями этого подхода являются И. Валлерстайн, Дж. Мейалл, М. Манн, С. Роккан и Ч. Тили.

В ответ на волну национализма после распада Советского Союза и Югославии в 1990-х годах произошел закономерный всплеск интереса исследователей к изучению этого феномена. На базе Лондонской школы экономики была основана профессиональная Ассоциация исследований этничности и национализма и специализированный журнал "Нации и национализм". Широко стали применяться новые методы и разрабатываться новые направления исследований, связанные с постколониальной (П. Чаттержди, Х. Баба), феминистской (Н. Юваль-Дэвис, С. Уолби) и литературоведческой (Т. Бреннан) теориями.

Объединение Германии и возникновение субнационалистических движений в Канаде и странах Западной Европы вызвали острые споры среди социальных и политических философов в связи с проблемой "либерального национализма" (М. Канован, У. Кимлика, Н. Маккормик, А. Маргалит, Д. Миллер, М. Мур, Ю. Тамир) и "конституционного патриотизма" (Ю. Хабермас).

национализм идеология западная европа

Наиболее серьезный вызов идеологическим объяснениям национализма в 1990-2000 годах был брошен представителями теории рационального выбора (А. Аззи, Дж. Коулмен, Х. Мидвел, У. Пагано, Р. Хардин, М. Хектер), отрицающими определяющую роль идеологии в национализме и настаивающими на решающем значении интересов отдельных участников националистического коллективного действия. Отсутствие на сегодняшний день должной критической оценки этого подхода делает особенно настоятельной задачу анализа его объяснительных способностей исследователями, считающими национализм, прежде всего, идеологическим феноменом.

В работах советских исследователей национализм рассматривался в рамках "марксистско-ленинской теории нации", противопоставлявшей мелкобуржуазный национализм пролетарскому интернационализму и считавшей его идеологией, навязываемой буржуазией с тем, чтобы отвлечь внимание народных масс от их действительного положения. При этом признавался прогрессивный характер антиколониальных национально-освободительных движений и обосновывалось право наций на самоопределение вплоть до выхода из состава более крупных государств. Наиболее крупными представителями и продолжателями советской традиции изучения национализма являются М.С. Джунусов, В.И. Козлов, М. О Мнацаканян, М.Н. Руткевич.

В постсоветской России произошло серьезное обновление теоретического инструментария исследований национализма. Многие крупные исследователи сегодня придерживаются широкой социально-конструктивистской ориентации (А.Г. Здравомыслов, С.Г. Кагиян, В.В. Коротеева, В.С. Малахов, О.А. Малинова, А.И. Миллер, Н.С. Мухаметшина, Э.А. Паин, С.В. Соколовский, М.Ю. Тимофеев, В.А. Тишков, С.В. Чешко, В.А. Шнирельман и другие).

Хотя исследованиям европейского национализма уже много веков (по крайней мере, изучение этого феномена не прекращается со времен Великой Французской революции), но сам национализм никогда не может быть полностью исчерпанной темой. Национализм является "вечной" научной темой философских и политологических исследований, но вряд ли, учитывая объемность всего, связанного с национализмом, когда - нибудь будет дано ему исчерпывающее объяснение. В этом смысле, все классические теории национализма неизбежно устаревают и нуждаются в научном обновлении.

Объектом исследования является национализм в странах Западной Европы как сложный социальный и политический феномен.

Предмет исследования составляет специфика западноевропейского национализма как идеологии и политики.

Цель и задачи исследования. Целью данного исследования является определение основных направлений развития националистических идей в странах Западной Европы. В соответствии с поставленной целью решаются следующие задачи:

). Проследить развитие национализма в процессе исторических событий и явлений.

). Рассмотреть структуру национализма, а также основные принципы национализма как идеологии.

). Проанализировать основные идеи западноевропейских националистических объединений и организаций. Выявить их особенности.

). Определить истоки зарождения и пути развития национализма в Великобритании, Франции и Германии.

Глава 1. Национализм: его смысл и история


1.1 Становление национализма как идеологического комплекса


Вопрос "что есть национализм" не так прост, как может показаться на первый взгляд. Традиционно в национализме видят ту или иную проповедь национальной розни, радикальной формой которой предполагается расизм. Учитывая относительную молодость доктрины национализма - не более двух веков, - и отсутствие у нее прямого исторического прототипа, это довольно странно, поскольку тогда совершенно не понятно, как все предыдущие тысячелетия человеческой истории этническая рознь прекрасно обходилась без всякой специальной идеологии. Неужели народы и племена до появления "национализма" удовлетворялись только одной инстинктивной ксенофобией и совершенно безыдейно по наитию боролись друг с другом? И по какой причине в Новое Время мог появиться и кому понадобиться некий "национализм", если под ним понимать исключительно оправдание вражды к иноплеменным.

Феномен "национализма" весьма сложен сам по себе, и к тому же еще и донельзя запутан заинтересованными сторонами. Будучи не в силах писать тома по этой увлекательной теме, схематично набросаем лишь дебютную идею подхода к проблеме. На явление посмотрим узко: рассматриваться будет только то, что имеет прямое отношение к "национализму", это, разумеется, немалое упрощение.

Цель главы: рассмотреть структуру национализма, его основную идею.

Задачи:

). Проанализировать историческое развитие национализма.

). Выяснить основные идеологические принципы национализма.

). Рассмотреть основные направления изучения и критики националистических идей.

Уже более двухсот лет известны "французское" и "немецкое" представления о нации. Первое исходит из идеи нации как свободного сообщества людей, основанного на политическом выборе. Оно берет начало со времен Великой французской революции, когда старому режиму противостояло третье сословие, называвшее себя нацией. Второе восходит к Иоганну Г. Гердеру и немецким романтикам XIX века. По их представлению, нация выражает "народный дух", опирается на культуру и общее происхождение. Уже в прошлом веке сторонники этих двух точек зрения схлестнулись в научном споре, имевшем вполне конкретную цель - обосновать территориальную принадлежность Эльзаса и Лотарингии. По мнению немецких историков, они должны входить в состав германского государства, поскольку население этих областей было бесспорно связано с немецкой историей, языком и культурой. Французский историк Эрнест Ренан доказывал обратное: этнокультурные факторы сами по себе не обусловливают выбора населением своей государственной принадлежности. В знаменитой лекции "Что такое нация?" Ренан облек свою мысль в яркую, запоминающуюся форму: "Нация - это ежедневный плебисцит".

Сам термин "нация" был введен в широкий политический оборот Великой Французской революцией, которая, декларировала и утвердила принцип власти этой самой Нации. Само слово, которое употреблялось еще в Средние века и обозначало не что иное как народ, на рубеже 18-19 веков приобрело особенное значение и смысл. Возникающие в 19в. на Западе (т.е. Западная Европа и США) "нации" явным образом противопоставляли себя прежним "феодальным" народам - главное отличие виделось в отмене сословных различий, признание всех граждан равноправными и, в некоторых аспектах, потенциально одинаковыми. Фактически речь шла о приведении народа к единым национальным стандартам:

культурным (общенациональная культура, стандартный общеобразовательный минимум);

языковым (общенациональный государственный язык);

общие для всех "национальные" жизненные ценности, этика, мораль, стереотипы поведения;

общие и равноправные для всех условия хозяйственной деятельности в рамках "национальной экономики" (между прочим, сам термин "народное хозяйство" появился в Германии 19в.);

гражданским (формальное равноправие всех граждан перед законом, равенство гражданских обязанностей);

признание равной ценности всех граждан в глазах "национального государства", а также признание равного права всех граждан на заботу и покровительство "национального государства";

в рамках нации гражданский мир на основе приоритета общенациональных ценностей и интересов; в то же время соперничество между различными социальными группами и индивидуальная конкуренция, но строго в рамках национальных этики и права.

Общественное признание подобных взглядов, превращение их в систему породило идеологию "национализма", т.е. идеологию и доктрину построения "национального государства" и формирования "нации". Средним векам подобные подходы и взгляды были чужды. Рыцарство или дворянство могло иметь гораздо больше общего с иноплеменной знатью, чем с собственным простонародьем (верхи общества вполне могли в своем кругу пользоваться иным языком, нежели основная масса народа, что с точки зрения национализма абсолютно недопустимо). Феодальная система нуждалась в относительной культурной (что для того времени тождественно - религиозной) унификации только в рамках одного правящего класса - знати, дворянства (рыцарства), и позволяла сохранить многообразие укладов жизни народов, полиэтничность страны, что в свою очередь являлось одной из важнейших причин/оснований "феодальной раздробленности". Для Средних веков в Европе в условиях этнического и субэтнического разнообразия населения характерно образование государства путем объединения, прежде всего, на уровне правящего класса, знати, которая либо изначально была этнически однородна (например, потомки завоевателей страны), либо объединялась общей культурой и этикой, - обычно, принималась единая религия, а затем уже по примеру верхов в новую веру обращался и остальной народ. Религиозный раскол всегда означал распад государства и неизбежно приводил и к межэтническому разделению по признаку особенностей вероисповедания. Феодализм - стремление к этническому единению верхов общества при терпимом отношении к полиэтничности остального населения страны, что и являлось основой системы феодальной иерархии, отражавшей установившуюся этническую иерархию. Речь идет не о каком-то там особом средневековом уважении самобытности или "национальной терпимости", но своего рода этническом компромиссе, что позволяло сторонам избежать отвлечения ресурсов на непродуктивную резню, геноцид.

Наблюдались также тенденции "национализации" религии, стремление в соответствии с национальными стандартами сформировать "национальную церковь" (что неизбежно придает национальной религиозной жизни языческие черты). Одна из первых войн Реформации между немецкими католиками и протестантами в 1555 г. завершилась Аугсбургским религиозным миром (договором между протестантскими князьями и императором Карлом V), в основу которого было положено суверенное право государей определять религию своих подданных - "чья страна, того и вера", - при этом предусматривалось право нонконформистов на переселение. Следует признать подобный подход вполне национальным. Однако поскольку сама религия, как социальный институт, в 18-19 вв. на Западе быстро разлагалась, теряла в глазах общества и государства статус важнейшей общенациональной ценности, то требование "национализации" религии оказалось несущественным, и уже в 20 в. оказалось совершенно в забвении.

Один из наиболее известных исследователей проблемы американский историк Ханс Кон в работе "Идея национализма" предпочел не противопоставлять французскую идею немецкой, а говорить о "западном" и "восточном" типах национализма. Первый (рациональный и гражданский) сложился, на его взгляд, в Великобритании, Франции, США, Нидерландах, Швейцарии; второй (органический и иррациональный) - в Германии, странах Восточной Европы, России, а также в Азии. Основное различие между ними Кон объяснял социальным составом националистических движений. Там, где третье сословие стало мощной силой уже в XVIII веке, национальные требования касались преимущественно экономики и политики. Там же, где в XIX веке буржуазные слои были слабы, требования сосредоточивались в области культуры. Запад был для этих стран притягательным образцом; отставание от него задевало гордость местных образованных классов, так что они стали отторгать "чуждую" модель с ее либеральным и рациональным подходом. Отсюда - комплекс неполноценности у немецких, русских и индийских интеллектуалов, размышления о "душе" и "миссии" нации, бесконечные дискуссии об отношении к Западу. Кон отметил и еще один момент: за пределами западного мира границы сформировавшихся государств и поднимающейся национальности редко совпадали. Национализм вырос здесь не во имя утверждения народного суверенитета, а в стремлении привести рамки государства в соответствие с этнографическими требованиями.

1.2 Национализм как идеология и политика


Национализм (фр. nationalisme) - идеология и политика, базовым принципом которых является тезис о высшей ценности нации и её первичности в государствообразующем процессе. Отличается многообразием течений, некоторые из которых противоречат друг другу. Как политическое движение, национализм стремится к защите интересов национальной общности в отношениях с государственной властью.

В своей основе национализм проповедует верность и преданность своей нации, политическую независимость и работу на благо собственного народа, объединение национального самосознания для практической защиты условий жизни нации, её территории проживания, экономических ресурсов и духовных ценностей. Он опирается на национальное чувство, которое родственно патриотизму. Эта идеология стремится к объединению различных слоёв общества, не взирая на противоположные классовые интересы. Она оказалась способной обеспечить мобилизацию населения ради общих политических целей в период перехода к капиталистической экономике.

В силу того, что многие современные радикальные движения подчёркивают свою националистическую окраску, национализм часто ассоциируется с этнической, культурной и религиозной нетерпимостью.

В России под понятием "национализм" чаще всего подразумевают этнонационализм, в особенности его крайние формы, которые делают акцент на превосходстве одной определённой национальности над всеми остальным

и (шовинизм, ксенофобия и др.). Многие проявления крайнего национализма, включая разжигание межнациональной розни и этническую дискриминацию, относятся к международным правонарушениям.

Национализм - это прежде всего идеология, которая включает следующие элементы:

Существование наций. Национализм постулирует, что человечество законами природы поделено на фундаментальные единицы - автономные и самодостаточные нации, которые отличаются набором определённых объективных характеристик.

Суверенное право нации на самоопределение. Национальные проекты могут осуществляться только в собственном государстве. Нация имеет право сформировать своё государство, которое должно включать в себя всех членов нации. Для каждой непрерывной территориально-административной единицы политические границы должны совпадать с культурно-этническими. Таким образом, нация обладает высшей (суверенной) властью над чётко ограниченной территорией, в пределах которой проживает достаточно однородное население.

Первичность нации в государствообразующем процессе. Нация является источником всей политической власти. Единственным легитимным типом правительства является национальное самоуправление. Каждый член нации имеет право непосредственно участвовать в политическом процессе. Тем самым национализм символически приравнивает народ к элите.

Национальная самоидентификация. Национализм считает необходимой общность языка и культуры для всего населения в пределах единой административно-территориальной единицы. Люди отождествляют себя с нацией ради свобод и самореализации. С другой стороны, нация гарантирует членство и самоидентификацию даже тем, кто не чувствует себя частью никакой другой группы.

Солидарность. Единообразие достигается за счёт объединения людей на почве любви и братства, а не путём навязывания определённой культуры. Важно, чтобы члены нации ощущали узы солидарности и действовали не одинаково, а в унисон, соизмеряли свои усилия с устремлениями других.

Нация как высшая ценность. Преданность индивида национальному государству превыше индивидуальных или других групповых интересов. Задача граждан - поддерживать легитимность своего государства. Укрепление национального государства является главным условием для всеобщей свободы и гармонии.

Всеобщее образование. Люди, составляющие нацию, должны иметь доступ к образованию, которое необходимо для участия в жизни современного общества.

Национализм подчёркивает различия, колорит и индивидуальность наций. Эти отличительные черты носят культурно-этнический характер. Национальное самосознание способствует идентификации существующих иностранных вкраплений в культуру и рациональному анализу перспектив дальнейшего заимствования из других культур на благо своей нации.

Кроме того, национализм рассматривает нацию как эквивалент индивидуума, как социологический организм. Равенство людей перед законом независимо от их социального статуса или происхождения аналогично равенству наций независимо от их размера или мощи с точки зрения международного права. В представлении националистов, нации могут обладать талантами или чувствовать себя жертвами. Нация также объединяет настоящее поколение с прошлыми и будущими, что мотивирует людей к высокой самоотдаче, вплоть до того, что они готовы ради её спасения пожертвовать своей жизнью.

Связанными с этой концепцией являются такие понятия, как "национальные ценности", "национальные интересы", "национальная безопасность", "национальная независимость", "национальное самосознание" и др.

В зависимости от характера поставленных и решаемых задач, в современном мире формируется несколько типов национальных движений. Наиболее широко используется классификация, произведённая Х. Коном, который ввёл понятия политический и этнический национализм. Большинство специалистов (включая самого Кона) считает, что каждая зрелая нация содержит в себе обе компоненты.

Гражданский национализм (другие названия: революционно-демократический, политический, западный национализм) утверждает, что легитимность государства определяется активным участием его граждан в процессе принятия политических решений, т.е., степенью, в которой государство представляет "волю нации". Основным инструментом для определения воли нации является плебисцит, который может иметь форму выборов, референдума, опроса, открытой общественной дискуссии и т.д. При этом принадлежность человека нации определяется на основе добровольного личного выбора и отождествляется с гражданством. Людей объединяет их равный политический статус как граждан, равный правовой статус перед законом, личное желание участвовать в политической жизни нации, приверженность общим политическим ценностям и общей гражданской культуре. Существенно, чтобы нация состояла из людей, которые хотят жить рядом друг с другом на единой территории.

В рамках гражданского национализма выделяют подвиды:

Государственный национализм утверждает, что нацию образуют люди, подчиняющие собственные интересы задачам укрепления и поддержания могущества государства. Он не признаёт независимые интересы и права, связанные с половой, расовой или этнической принадлежностью, поскольку полагает, что подобная автономия нарушает единство нации.

Либеральный национализм делает акцент на либеральных ценностях и утверждает, что существуют общечеловеческие ценности, такие как права человека, по отношению к которым патриотические нравственные категории занимают подчинённое положение. Либеральный национализм не отрицает приоритеты по отношению к тем, кто ближе и дороже, но полагает, что это не должно быть за счёт чужих.

Этнический национализм (другие названия: этнонационализм, культурно-этнический, органический, романтический, восточный национализм) полагает, что нация является фазой развития этноса и отчасти противопоставляет себя гражданскому национализму. В настоящее время "националистическими" называют как правило те движения, которые делают акцент на этнонационализме. С его точки зрения, членов нации объединяет общее наследие, язык, религия, традиции, история, кровная связь на основе общности происхождения, эмоциональная привязанность к земле, так что все вместе они образуют один народ (нем. Volk), кровнородственное сообщество. Чтобы культурные традиции или этническая принадлежность легли в основу национализма, они должны содержать в себе общепринятые представления, которые способны стать ориентиром для общества.

Иногда при классификации выделяют культурный национализм, так что этнический национализм становится более узким понятием. Во избежание неоднозначностей, в данной работе последний называется "примордиальным этническим национализмом".

Примордиальный этнический национализм полагает, что нация основана на общем реальном или предполагаемом происхождении. Принадлежность нации определяется объективными генетическими факторами, "кровью". Сторонники данной формы утверждают, что национальная самоидентификация имеет древние этнические корни и потому носит естественный характер. Они высказываются за самоизоляцию культуры этнического большинства от других групп и не одобряют ассимиляцию. По утверждению сторонников примордиального национализма прототипы наций и национализм существовали всегда как данность с самого начала человеческой истории. Национальная самоидентификация приобретает характер естественного закона природы. Людям, принадлежащим к одной этнической общности, изначально и навсегда присущ некий набор культурных свойств, обуславливающих их поведение.

Культурный национализм определяет нацию общностью языка, традиций и культуры. Легитимность государства исходит из его способности защищать нацию и способствовать развитию её культурной и общественной жизни. Как правило, это означает государственную поддержку культуры и языка этнического большинства, а также поощрение ассимиляции этнических меньшинств для сохранения единообразия нации.

Крайний национализм нередко ассоциируется с экстремизмом и ведёт к острым внутренним или межгосударственным конфликтам. Стремление выделить для нации, проживающей внутри страны, своё государство приводит к сепаратизму. Радикальный государственный национализм является ключевой составляющей фашизма и нацизма. Многие этнические националисты разделяют идеи национального превосходства и национальной исключительности (см. шовинизм), а также культурной и религиозной нетерпимости. В большинстве стран крайний национализм официально признаётся социально опасным явлением. Ряд международных документов, в том числе Всеобщая декларация прав человека и Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации, осуждают этническую дискриминацию и ставят её вне закона.

Характерная для национализма размытость идеологии и эклектичная структура политических движений часто открывает возможности для политики "двойных стандартов". Например, стремящиеся к сохранению своей культуры "нации-гегемоны" обвиняют в великодержавном шовинизме, борьбу малых народов за национальную независимость называют сепаратизмом, - и наоборот.

Формирование исторического сознания нации, общества прежде всего предполагает выработку его "на уровне" отдельно взятой личности силами различных институтов социализации, но главным образом школы. Оказавшись в состоянии крайней запущенности, школьное историческое образование в нашей стране нуждается в применении новых подходов. В среде педагогов, ученых давно уже идет дискуссия, в ходе которой поднимаются такие вопросы, как: соотношение преподавания древней и современной истории, истории края, страны, человечества; содержание нравственно-политического идеала; наконец, сама цель исторического образования и степень его идеологизации. Отечественный опыт оказывается очень часто просто не в состоянии дать ответ на эти и другие подобные вопросы. Тем большее значение приобретает опыт других государств, например, Великобритании, Франции, Германии.


1.3 Историография истории европейского национализма


Среди исследований национализма выделяют три ведущие школы: примордиализм, модернизм и этносимволизм.

Примордиализм утверждает, что прототипы наций и национализм существовали всегда как данность с самого начала человеческой истории и что людям, принадлежащим к одной этнической общности, изначально и навсегда присущ некий набор культурных свойств, обусловливающих их поведение. Целью примордализма является поиск некого "подлинного" этнического фундамента. В настоящее время среди специалистов по национализму сторонников примордализма почти не осталось. Как показывают исследования, по-настоящему древних традиций не существует, а культурные нормы и ценности устойчивы настолько, насколько сохраняются формирующие их социальные институты.

С точки зрения модернизма нации и национализм есть исторические явления, появившиеся на заре индустриальной эры и связанные с усилением государств и развитием капитализма. Согласно этой теории, по мере усиления прямого правления государства над жителями, культура и повседневная жизнь стали всё больше зависеть от страны проживания. Развитие коммуникационных технологий и экономического рынка способствовало возникновению общественных связей между людьми, никогда не общавшимися друг с другом напрямую. В результате в пределах каждой страны жизнь начала становиться всё более однородной, а между странами начали нарастать контрасты. Сторонники этого направления не отрицают, что этническая принадлежность играет роль в происхождении национализма, а культура - на финальной стадии формирования нации, но в целом находят связь национализма с этнической принадлежностью совпадением. Они считают, что национальная принадлежность определяется современным государством, осуществляющим единый контроль над ясно очерченной территорией, а существующие этнические отношения пересматриваются, чтобы они совпадали с границами государства или наоборот, чтобы в борьбе за власть они послужили основанием для формирования новых государств

Этносимволизм (перенниализм) отстаивает точку зрения, что корнем национализма, наряду с экономикой, является этническая принадлежность. Хотя этносимволисты не считают нацию исконным или естественным образованием, они полагают, что в её основе лежит относительно древняя история и национальное самосознание. Согласно этой теории, ещё в доиндустриальную эпоху возникло множество этнических сообществ, представлявших собой население с общими элементами культуры, историческими воспоминаниями, мифами о предках и обладавшими определённой мерой солидарности. Границы этнических территорий не были чётко обозначены. Поскольку мифы, символы, воспоминания и ценности переносятся медленно меняющимися элементами культуры и жизнедеятельности, то этнические сообщества весьма долговечны. Некоторые из этих сообществ перешли в новую фазу культурно-экономической интеграции и стандартизации, стали привязаны к определённой исторической территории и выработали отличительные законы и обычаи, - т.е., стали нациями. Появление же идеологии национализма в конце XVIII века радикально изменило качество наций и их форму.

Крайние формы национализма могут вызвать колоссальные страдания и чрезвычайно деструктивные эффекты, в том числе геноцид и этнические чистки. Даже в "мягкой" форме крайний этнический национализм наносит ощутимый экономический урон государству, системе образования и ухудшает качество рабочей силы.

Основное русло национализма также является предметом критики.

Некоторые учёные склоняются к мнению, что общая теория наций и национализма не только невозможна, но и нежелательна, а вместо это следует фокусировать внимание на его прикладных аспекта. Термины "национализм" и "нация" с трудом поддаются определению, поскольку эти концепции глубоко вплетены в современную политику и любое определение сделает легитимными одни требования и нелегитимными другие.

Ряд учёных являются сторонниками антинационали?зма, который утверждает, что национализм опасен, не совместим с демократией, ведёт к нарастанию культурно-общественных различий и далее к конфликтам и войнам. Они полагают, что если своя нация стоит на самых высокой нравственной платформе, то можно сделать вывод, что позиции остальных наций ниже. Согласно современной теории антинационализма, представленной, например, в трудах Э. Балибара, сопутствующим моментом любого национализма является расизм. Некоторые противники национализма считают, что он лежит в основе большинства современных международных конфликтов.

В национальном государстве все важнейшие элементы организации общества способствуют поддержанию культурного единообразия. Этим они невольно ставят под угрозу индивидуальное право на самоидентификацию. Хотя членство в нации носит добровольный характер, те, кто не согласны со стержневыми национальными ценностями, могут быть подвержены правовой дискриминации или стать жертвами ксенофобии. Существует также риск, что стремясь избежать нарушения национального единства, демократическое государство может пойти на соблазн применения силы, причём не только по отношению к иностранцам или этническим меньшинствам, но и по отношению к нации в целом. Тем самом оно может сползти в авторитаризм. В связи с этим сторонники культурного либерализма настаивают, что политическая система должна защищать меньшинства от диктатуры большинства. При этом нация с устоявшимися гражданскими ценностями и институтами гражданского общества способна быть таким гарантом.

Некоторые сторонники коммунитаризма полагают, что гражданский и либеральный национализм наносит ущерб структуре гражданского общества, поскольку не признаёт границы этнических сообществ. Им возражают противники политики мультикультурализма, которые считают, что признание внутренних этнических границ может привести к навязыванию принадлежности той или иной этнической группе и что вместо этого государство должно гарантировать каждому человеку свободу членства в сообществах.

Как отмечают исследователи, гражданский национализм не способен сам по себе обеспечить единство нации, поскольку основан преимущественно на рассудке и поскольку основные категории гражданского национализма (гражданство, политические права и т.д.) являются "внешними" для человека. Поэтому на практике национализм всегда содержит культурный элемент, который существенно более эмоциональный и оперирует "внутренними" категориями (религия, традиции и т.д.) Гражданский национализм также не способен внести ярко-отличительные черты в национальную самоидентификацию. Его вклад в формирование национальной уникальности отчасти опирается на территориальную привязанность, однако распространение демократии привело к сглаживанию остальных различий между европейскими государствами.

Между сторонниками этнического и гражданского национализма бывают острые противоречия. Националисты утверждают, что гражданский национализм даёт некорректное толкование понятию "нация" и склонны считать его формой интернационализма. Они отрицают, что нация может включать в себя разные национальности, хотя иногда готовы делать исключение для быстро ассимилирующихся некоренных национальностей.

Критики примордиального этнического национализма отмечают, что этническая принадлежность - это лёгкий способ выражения чувства коллективной идентификации, которая сближает "своих", подчёркивая отличия от "чужих". При этом что именно является общим для "своих", кроме как отличие от "чужих", не столь очевидно. В частности, процессы ассимиляции показывают, что этническая принадлежность группы способна к эволюции. Политические и культурные нормы усваиваются наиболее быстро. Физическая внешность иммигрантов часто не соответствует нормам коренного населения, однако у их потомков эти различия сглаживаются благодаря межнациональным бракам. В силу этого, теории "исконной" национальности лишены оснований. В то же время этнический национализм крайне замедляет процесс приобщения к нации для "посторонних", поскольку поменять собственные гены или своих предков невозможно. По этой причине многие социологи считают, что этнические ценности не должны простираться за пределы личной сферы жизни.

Левые движения часто рассматривают национализм как правую идеологию, поддерживающую консервативно-авторитарные режимы и враждебную социал-демократии. Однако есть и другой взгляд, согласно которому лишь сообщество, имеющее представление об общей судьбе и охваченное узами взаимного доверия благодаря сильной национальной идентичности, способно достичь социальной справедливости и демократии.

С точки зрения марксизма, национализм является "ловушкой для пролетариата", за исключением особых случаев, когда он способствует ликвидации классовых различий. Марксисты полагают, что распространение универсального рабочего сознания по всему миру и крах капитализма лишат национализм почвы. Однако прежде всего рабочий класс должен завоевать политическое господство в своей стране и тем самым "конституироваться как нация".

Космополитизм утверждает, что людей в первую очередь должны волновать общечеловеческие вопросы, которые не признают границ или различий по расе, религии, культуре и т.п. Космополиты указывают на существование вопросов, которые шире национальной политики и могут решаться только на транснациональном уровне. Следует отметить, что космополиты как правило не уделяют должного внимания проблеме обеспечения безопасности и порядка и подразумевают её решённой. Между тем, безопасность на практике поддерживается силовыми структурами национальных государств. Космополиты также часто усматривают шовинистический потенциал в умеренных формах национализма и видят их опасность в перспективе перерождения в нацизм.

Сторонники индивидуализма утверждают, что фундаментальным элементом общества является отдельный человек, а не семья, сообщество, нация или любой другой коллектив. Только индивидуумы непосредственно наделены правами, а коллективные права появляются как следствие членства отдельных людей в этих коллективах. В частности, по их мнению, коллективные права не относятся ко всем людям в равной мере и наделяют определённые группы привилегиями.

Выводы.

В завершении данной главы хотелось бы отметить, что главная особенность национализма заключается отнюдь не в его агрессивности к "чужим", как раз напротив - подлинная суть национализма в нетерпимости к "своим". К иным народам националисты могут относиться по-разному, многое зависит от традиций, обстоятельств и даже конъюнктуры. Но к тем, кого они считают "своим народом", те, кто, по их мнению, обязан национально консолидироваться, и кому предназначено стать полноценной Нацией, к ним националисты принципиально пристрастны, нетерпимы и даже предвзяты. Отличительная особенность подлинного национализма - это, прежде всего, внутриэтническая борьба, а вовсе не внешняя вражда. Разумеется, от людей, которые пристрастны к своему народу, трудно ожидать лояльности или безразличия по отношению к сторонним этносам. Но, во всяком случае, нельзя утверждать, что национализм сводится к межнациональной розни или неизбежно усугубляет ее. Скорее, он ее рационализирует, пытается определить свои "национальные интересы.

Национализм всегда выступал как та или иная социально-политическая доктрина, оправданием национальной консолидации народа служат ссылки на "социальный прогресс (причины этого рассмотрим в следующем разделе). С точки зрения национализма сопротивление этнических или субэтнических групп ассимиляции, понимаемой как вхождение в единую Нацию, есть "сепаратизм, т.е. преступление, прежде всего политическое, направленное против принципов национальной государственности как таковых. Отношения между различными Нациями с точки зрения национализма есть государственная борьба внешнеполитических интересов, тотальная национальная конкуренция во всех общественных сферах.

То, что в наше время принято именовать "проявлениями национализма", на деле, как правило, оказывается либо обычной межэтнической враждой, либо реакцией этнических или субэтнических групп на попытки их ассимиляции. Реже встречается конкуренция национальная моделей или национальное, этническое сопротивление космополитизму.

Глава 2. Диагноз и прогноз европейской болезни: национализм в Великобритании, Франции и Германии


2.1 Европейские националисты в конце CC века


Социально-экономическое и общественно-политическое развитие стран Запада в последнем десятилетии ХХ века со всей очевидностью продемонстрировало неразрывную и все более усиливающуюся связь отдельных государств и народов с процессами глобализации жизниинтернационализации мировой экономики и культурного взаимодействия в планетарном масштабе. Причем связь эта стала настолько тесной, что национальные и интернациональные факторы мирового развития переплелись в единое целое, взаимно обуславливая друг друга.

В современном мире национализм продолжает играть активную роль на международной арене и имеет множество проявлений. Вместе с тем последняя фаза интеграционных процессов и небывалая активность международных организаций бросают очередной вызов исторически сложившимся и юридически закрепленным формам национального существования стран и народов современного мира, грозя ему новыми потрясениями, первые признаки которых уже достаточно явно обнаружились в последнем десятилетии ушедшего века. Если первая половина ХХ в. - эпоха становления империализма, усиления борьбы за колониальный передел мира, что привело к двум мировым войнам, образования Лиги Наций, зарождения национально-освободительного движения в колониальных странах и всеобщего господства государственно-монополистического капитализма на основе кейнсианских представлений о рыночных механизмах регулирования, то вторую половину ушедшего столетия современные исследователи все чаще называют "новым качеством всеобщности". Ослабление национальных государств неизбежно вызвало практически неконтролируемый рост националистических настроений, усугубляемый массовыми миграционными передвижениями из зоны слаборазвитого мира в сторону Запада.

Поиски цивилизационной идентичности стали более решительными и энергичными, что привело в ряде случаев к радикальной смене цивилизационной парадигмы.

Бунт бедного большинства мирового сообщества против несправедливого миропорядка и благополучия стран "золотого миллиарда" пока еще находится под контролем, но может выйти из него в самое ближайшее время. По мнению историков, политологов, социологов и др. исследователей, именно эти проблемы будут определять развитие мира в течение всего ХХI века и решаться они будут будущими поколениями, однако основы для их решения закладываются уже сейчас.

Несомненно, данная тема актуальна и будет оставаться такой долгое время, пока есть разделение человечества на расы и нации.

Цель данной главы: рассмотреть особенности националистических объединений и организаций в конце ХХ века.

Задачи:

. Рассмотреть идеи европейских националистов в конце ХХ века.

. Проанализировать идеологию националистов в Великобритании, Франции и Германии.

. Выявить различия между английским, французским и германским национализмом и объяснить их, исходя из исторически сложившихся факторов.

-е и 1990-е годы вошли в европейскую историю под знаком бума евроинтеграции. Европа объединялась, открывала границы, менялась внутренне и внешне. Открытость границ и открытость мышления привели к тому, что менялись не только государства, но и сами европейцы.

Естественной реакцией европейского обывателя на стремительно меняющийся образ жизни стало желание вернуться к прежней жизни с ее устоями, привычками и ценностями. Протесты рассерженных избирателей подхватили популистские партии. Существовавшие в Европе политические силы, которые отстаивали патриархальные ценности, стали резко сдвигаться вправо и активнее оперировать националистическими лозунгами. Все больший вес стали набирать партии, считавшиеся прежде маргинальными. Параллельно возникали новые партии, которые выступали за дезинтеграцию Европы и борьбу с наплывом иммигрантов.

Одним из самых известных европейских националистов стал Жан-Мари Ле Пен, основавший свой Национальный фронт во Франции еще в 1972 году. На заре своей карьеры он слыл постоянным критиком Пятой республики и апологетом режима Виши. Взяв на вооружение идею возврата к "великой Франции", Лен Пен впервые баллотировался в президенты. В 1974 году он набрал 0,74% голосов, и его политическое будущее не выглядело перспективным. Но форсированная евроинтеграция стала для Ле Пена подарком. Уже в середине 1980-х его Национальный фронт получил 10% на выборах в Европейский парламент, а затем завоевал 34 места в национальной ассамблее. Сам Ле Пен продолжал пробовать свои силы в борьбе за президентский пост, и его результаты можно считать барометром роста националистических настроений в стране свободы, равенства и братства. Уже в 1988-м у Ле Пена было 14% и четвертое место, в 1995-м - 15% (вновь четвертое место). Вершиной карьеры патриарха европейского национализма стали выборы 2002 года - 18% и выход во второй тур.

К тому моменту, когда Ле Пен напугал Францию и всю Европу, получив шанс въехать в Елисейский дворец, он был уже далеко не белой вороной. Близкие ему по идеологии популисты в 1990-х годах стали активными игроками на политической арене во всей Европе.

Достаточно беглого взгляда, чтобы заметить, к примеру, существенное различие между двумя объединениями Германии 1871 и 1990 гг. Первое воспринималось как долгожданное достижение той цели, которая так или иначе была ключевой проблемой для всех сколько-нибудь небезразличных к политике немцев (даже для тех, кто пытался этому объединению противиться). Однако все главные партии Федеративной Республики вплоть до осени 1989 в течение долгих лет отделывались от проблемы объединения Германии лишь дежурными фразами - и не только потому, что оно оставалось явно неосуществимым до Горбачева, но и по той причине, что националистические организации и националистическая пропаганда были в политическом смысле маргинальными явлениями. Стремление к немецкому единству не служило главным мотивом ни для политической оппозиции в ГДР, ни для обыкновенных восточных немцев, чей массовый исход ускорил крах режима. При всех своих сомнениях и тревогах о будущем большинство немцев, конечно, приветствовало объединение двух Германий, и все же сама его стремительность, равно как и явная неподготовленность к нему, показали что, несмотря на всю публичную риторику на сей счет, оно, это объединение, явилось побочным продуктом совершенно неожиданных событий вне Германии.

Материалом для защитной реакции против истинных или мнимых угроз служит сочетание процессов международной миграции с фундаментальными, беспрецедентными и необычайно стремительными социально-экономическими преобразованиями, столь характерными для третьей четверти нашего века. Примером этого сочетания мелкобуржуазного языкового национализма с массовым шоком перед лицом будущего служит французская Канада. А большинство фламандцев изо всех сил старается не говорить по-французски.

Партии и движения с подчеркнуто "националистическими" (чаще всего - сепаратистскими) программами выражают, как правило, интересы меньшинств или отдельных групп, или представляют собой в политическом смысле нечто весьма изменчивое и неустойчивое. Эту нестабильность иллюстрируют резкие колебания в количестве членов и собранных на выборах голосов, характерные в последние двадцать лет для Шотландской, Уэльсской, Квебекской и, без сомнения, других националистических партий.

Таким образом, современный национализм служит отражением того лишь наполовину осознанного кризиса, который переживают ныне теория и практика национализма Вильсона-Ленина. Даже весьма многие из старых, мощных и непримиримых националистических движений (например, баскское и шотландское) испытывают сомнения относительно реального смысла государственной независимости, пусть даже они по-прежнему ставят своей целью полное отделение от тех государств, в состав которых входят сейчас соответствующие территории.

Подобные колебания превосходно иллюстрирует старый и до сих пор не получивший адекватного ответа "ирландский вопрос".

Во-первых, независимая Ирландская Республика, настаивая на своей полной политической самостоятельности по отношению к Британии - резко подчеркнутой нейтралитетом Ирландии в ходе Второй мировой войны, - на практике нисколько не возражает против обширных связей с Соединенным Королевством. И для ирландского национализма не составило особого труда приспособиться к весьма любопытному положению вещей, при котором граждане Ирландии, находясь на британской территории, пользуются всеми правами граждан Соединенного Королевства, как если бы их страна никогда от него и не отделялась, т.е. de facto обладают двойным гражданством.

Во-вторых, быстро угасает прежняя вера в лозунг единой независимой Ирландии. И лондонское, и дублинское правительства, вероятно, согласились бы с тем, что единая Ирландия есть нечто (относительно) приемлемое. Однако весьма немногие - даже в Ирландской Республике - увидели бы в подобном объединении что-либо иное, кроме наименее неудачного из имеющихся в наличии плохих вариантов.

С другой стороны, если бы Ольстер должен был в подобной ситуации объявить себя независимым как от Ирландии, так и от Великобритании, то большинство ольстерских протестантов также сочло бы это окончательное отречение от папы меньшим злом.

В общем, можно с уверенностью утверждать, что лишь несколько фанатиков сумело бы разглядеть в национальном/общинном самоопределении сколько-нибудь существенные преимущества по сравнению с нынешним - крайне неудовлетворительным - положением вещей.

Следует отметить, что современные националистические партии и движения в Европе давно и крепко встроены в либеральную Систему, и даже стабилизируют ее, выполняя роль противовеса при чрезмерной активности левых движений. Партия Ле Пена и есть такой противовес во Франции.

Наиболее активная и организованная НДП в Германии, лояльна властям, вполне соответствуя "демократическому началу" в ее названии, а агенты спецслужб почти официально являются штатными сотрудниками ее отделений. Видимо, это такой же противовес в своем германском варианте.

В настоящее время в Европе появляется множество националистических группировок действующих самостоятельно.

2.2 Националисты Великобритании


Во второй половине 1970-х гг. в Великобритании значительно усилили свои позиции крайне правые силы - Национальный фронт, Британская национальная партия и родственные им группировки, взявшие на вооружение националистические и расистские, в том числе и антисемитские, лозунги.

На выборах в районные советы в 1976 г. Национальный фронт получил свыше 75 тыс. голосов (в некоторых округах за него голосовали 10-20% избирателей), на выборах в советы округов в 1977 г. - свыше 205 тыс. голосов, в том числе в Большом Лондоне - около 119 тыс. (5%), на парламентских выборах 1979 г. - 191 тыс. (вместе с Британской национальной партией - 1,3% голосов); тем не менее, действующая в Великобритании мажоритарная система выборов не позволила правым радикалам завоевать ни одного места в парламенте или муниципальных органах.

Несмотря на то, что основным объектом пропагандистских атак и насильственных действий со стороны крайне правых являются проживающие в Великобритании выходцы из стран "третьего мира" (прежде всего из Африки, Вест-Индии, Индии и Пакистана), совместный антирасистский фронт еврейских организаций и объединений иммигрантов не возник, во многом из-за того, что лидеры последних большей частью выступают с антисионистских, а иногда и с антисемитских позиций. Однако в 1980-х - начале 1990-х гг., с изменением общей обстановки в стране, влияние правых экстремистов сошло на нет: на парламентских выборах 1983 г. Национальный фронт и Британская национальная партия получили 0,7% голосов, а в 1992 г. их поддержали лишь двенадцать тысяч человек.

Начиная с 1970-х британская самоидентификация приобрела расовый оттенок, и согласно новому законодательству безусловным правом на проживание в стране обладают только лица, получившие гражданство в Великобритании, и их потомки.

В настоящий момент, хотя большинство британцев приравнивают национальность к гражданству, значительная часть ирландцев, шотландцев и валлийцев считает, что они с англичанами являются представителями разных наций. Более того, для участия в региональных шотландских или валлийских выборах не требуется британского гражданства. В связи с этим в настоящий момент Великобританию не вполне корректно считать национальным государством.

"Британский национальный фронт" (англ. British National Front) - британская националистическая политическая партия. Более известна как "Национальный фронт" (National Front).

"Национальный фронт" (БНФ) был основан 7 февраля 1967 года А. Честертоном, двоюродным братом писателя Гилберта К. Честертона. Образован на базе организаций "Лига имперских лоялистов" (League of Empire Loyalists), "Общество защиты расы" (Racial Preservation Society), "Движение за более великую Британию" (Greater Britain Movement) и др. Партия выступала против правительственной иммиграционной политики и мультикультурализма.

Политическая партия National Front (UK) была создана в результате слияния нескольких мелких групп, лидеры которых стремились таким образом утвердить присутствие крайне правых в политической системе страны. "Эзотерическая", или "внутренняя", идеология партии была неонацистской, ориентированной на национализм, антисемитизм и империализм, а ее "экзотерическое", или внешнее, обращение к массам эксплуатировало популярное среди населения неприятие иммигрантов из новых стран Содружества. В тех случаях, когда традиционные партии воспринимались как пренебрегающие общественным мнением, поскольку допустили неожиданный приток иммигрантов, Национальный фронт (НФ) получал дополнительные голоса на выборах.

В 70-е гг. ХХ столетия в Англии социологи фиксировали, что свыше 2/3 англичан выступали против цветной иммиграции, против вступления Великобритании в Евросоюз, а также за одностороннее ядерное разоружение страны. Именно за это выступал и БНФ, быстро завоевавший популярность среди самых разных слоев населения. На проходящих в то время выборах в местные органы власти БНФ получал до 30% голосов. Возникла реальная перспектива превращения БНФ в третью по значению политическую партию страны, с возможностью завоевания политической власти.

Да, в 70-х гг. именно БНФ считался эталоном для национал-патриотов Европы. Не случайно возникший в 1972 году французский Национальный Фронт во главе с Ж.М. Ле Пеном первоначально считался чем-то вроде французского филиала БНФ. Итальянские, западногерманские и скандинавские правые проходили в рядах БНФ что-то вроде политической практики. Но судьба Фронтов в Англии и Франции оказалась очень различной. Если НФ Франции остается влиятельнейшей политической силой, то британский НФ уже в 1982 году распался, причем наиболее деятельная его часть превратилась всего лишь в одну из сотни английских "третьих" партий, став Британской Национальной партией. Правда, три десятка лет тому назад казалось, что старые добрые английские партии типа лейбористов или консерваторов вскоре исчезнут, уступив дорогу БНФ.

Это обстоятельство напугало британскую правящую элиту. Но в Англии действуют более тонко, чем в России. В частности, лозунги БНФ перехватила Консервативная партия, сделавшая борьбу с цветной иммиграцией одним из главных предвыборных лозунгов. Пришедшие к власти консерваторы во главе с "железной леди" М. Тэтчер действительно попытались ограничить приток пришельцев в Англию. С 1 января 1983 года стал действовать новый закон о британском гражданстве, несколько затруднивший приток цветных. На самом деле, этот закон содержал массы дополнений, сделавший его неработоспособным, но тогда на это не обратили внимание. В результате, часть "фронтовиков" действительно поверила, что Англия спасена от захвата цветными иммигрантами. На деле приток цветных только усилился.

Одновременно, все силы знаменитых британских спецслужб были брошены на раскол национал-патриотов. И британская "Сикрет Сервис" доказала, что не зря получает зарплату - БНФ раскололся и сошел с политической сцены.

БНП еще какое-то время оставалась определенной политической силой. Уже не претендуя, после распада Фронта, на роль общебританской партии, БНП в 90-х гг. получала поддержку белых избирателей на муниципальных выборах в разных городах Соединенного Королевства.

Лидер БНП Тиндалл на основании собственного опыта мог рассказать, что такое английская демократия. За свою политическую жизнь он три раза был в тюрьме за "расистские" высказывания. Накануне смерти он также должен был предстать перед судом. Нельзя не признать, что одна из причин неудачи британского Национального Фронта по сравнению с французским, заключалась в личных ошибках Тиндалла. В частности, он достаточно некритически относился к нацистской символике Тиндалл практически не обращал внимание на христианские корни английской культуры. Это принципиально отличало его от практикующего католика Ле Пена.

Наконец, по своим качествам оратора, теоретика и организатора Тиндалл также оставался не на высоте.

Значительной поддержки избирателей партия добилась в 1972 - 73-м и в 1976-77 гг., что для многих стало шоком, и левые ответили созданием Антинацистской лиги, а правые пообещали ввести более жесткий миграционный контроль. Эти меры оказались эффективными, и на всеобщих выборах 1979 г. НФ пришлось убедиться в падении своей популярности. В результате партия раскололась на несколько небольших групп. Одна из них, Британская национальная партия, получила в 1993-94 гг. некоторое число голосов в традиционном бастионе крайне правых - лондонском Ист-Энде.

К 1974 году численность членов партии достигла 20000 чел. Основной электорат партии составляли "синие воротнички" и мелкие частные предприниматели, испытывавшие на рынке труда конкуренцию со стороны иммигрантов. Национальный фронт успешно участвовал на выборах в местные органы власти, занимая третье место. Во время демонстраций часто происходили столкновения с активистами антифашистских движений, которые называли Национальный фронт неофашистской организацией.


2.3 Националистические партии во Франции


Несмотря на основной упор на построении гражданской нации, Франция не осталась безучастной к призывам крайнего этнического национализма, который проявлялся в подъёме антисемитизма после панамского скандала 1892, сотрудничестве части французов с нацистами во время Второй мировой войны и англофобии в настоящее время. Кроме того, французский национализм часто проявляет нетерпимость к культурным проявлением, противоречащим традиции, например, ношению головных платков в общественных местах.

Крайне правые партии во Франции:

Национальный фронт (FN)

Национальное республиканское движение (MNR)

Движение за Францию (MPF).

Национальное республиканское движение (фр. Mouvement National Républicain, сокр. MNR) - французская политическая партия крайне-правого толка, откол от Национального фронта, произошедший в 1998 году из-за разногласий лидера Национального Фронта Жан-Мари Ле Пена и политика Брюно Мегре. НРД получила менее 5% голосов избирателей на выборах 2002 и 2004 года.

Движение за Францию (фр. Mouvement pour la France, MPF) - консервативная, традиционалистская политическая партия. Основана в 1994 году Филиппом де Вилье, бывшим министром в кабинете Жака Ширака.

Партия была образована в Париже французским политиком Филиппом де Вилье 20 ноября 1994 года. До 1999 года была в основном региональной партией, представленной в Вандее. На выборах в Европейский парламент в 1999 году партия в альянсе с Объединением за Францию Шарля Паскуа получила 13 мест. В 2004 году партия участвовала в следующих выборах в Европейский парламент и получила 3 места (7.6%).

В 2007 году Филипп де Вилье был кандидатом от "Движения за Францию" на президентских выборах, где получил 2,23%.

"Национальный фронт" во Франции. Национальный фронт фр. Front national - националистическая партия во Франции. Лидер - Жан Мари Ле Пен. Основана в 1972 году.

Экстремистское движение правого толка National Front (France) не имело успеха до тех пор, пока в 1981 г. социалисты не сформировали правительство. Воспользовавшись сдвигом общественного мнения вправо на местных выборах в 1983-м, на европейских парламентских выборах в 1984-м, движение особенно преуспело на выборах в 1986 г., когда введение пропорционального представительства и получение 10% голосов обеспечили избрание большой группы его депутатов в парламент.

В 1988 г. на президентских выборах Ле Пена поддержали 14,5% избирателей, в основном в крупных промышленных центрах с высоким уровнем безработицы и в средиземноморских департаментах, приютивших много иммигрантов из Северной Африки. Рост популярности Фронта приписывали энергичному стилю Ле Пена и кажущейся простоте предлагаемых им решений задач, стоящих перед страной. Фронт искусно использовал такие острые проблемы, как межрасовые отношения, безопасность и безработица, возлагая за них вину на иммигрантов. К тому же Ле Пен постарался придать себе более "умеренный" облик, сознавая, что большая часть его электората - это молодежь и люди, разочаровавшиеся в традиционных левых или правых, а также те, кто потерял ориентиры в результате внезапного краха коммунизма. Фронт продолжает влиять на баланс сил в ряде районов страны, но вряд ли способен добиться избрания своего президента или войти в правительство страны. Его основная роль заключается в воздействии на политику других партий, заставляя их отдавать приоритет тем вопросам, постановки которых они хотели бы избежать.

В 1994 г., вождь новых правых Жак Марло, бывший ранее президентом ГИИЕЦ (Группы исследования и изучения европейской цивилизации), сожалеет, что молодые партийцы попадают в националистический тупик. Действительно, объясняет он, национализм - это "современная идея, буржуазная идея, еврейская идея".

Впрочем, Национальный фронт проделал теоретическую работу с целью придать этническое осмысление модели государства-нации.

В брошюре "Происхождение Франции" Жан-Мари Ле Пен выражает свое несогласие с концепцией нации как "ежедневного плебисцита", выдвинутой Эрнестом Ренаном в конце XIX в.: суверенность народа есть суверенность граждан, граждан-индивидуумов.

Этой политической концепции "демократии" Жан-Мари Ле Пен противопоставляет концепцию Франции как "телесной родины", ведущей свое происхождение от "почвы" и "крови", присущей этническому составу населения, неизменному с доисторических времен. Этнический народ выражает "душу народа", "душу нации", которая сводится, таким образом, к сообществу коренных французов. Национальный фронт настаивает на том, что "истинный вопрос" - это риск "физического исчезновения" французского народа.

По словам генерального директора CSA Opinion Стефании Розе, Ле Пен "заработал свой рейтинг на волнениях в бедных предместьях Франции". По мнению эксперта Парижского института политического наук Алексея Прокопьева, рейтинг ультраправого политика может к выборам вырасти еще на несколько пунктов: "То, что рейтинг у Ле Пена очень высокий, это не новость, потому что по опросам, которые были опубликованы в сентябре-октябре, он уже был на уровне 15-18%. Он поднимается, и по более точным опросам видно, что у него есть очень большой потенциал. Ле Пен вполне может набрать 22%". Для сравнения: у политиков, которые стали лидерами предвыборной гонки, - нынешнего главы МВД Никола Саркози и социалистки Сеголен Руаяль - рейтинги соответственно 34% и 30%.

Несмотря на то что лидера французских националистов поддерживает 17% населения Франции, место в предвыборной гонке ему еще не гарантировано. Согласно французскому избирательному законодательству, кандидаты в президенты должны представить 500 подписей чиновников из 30 различных регионов Франции (из статьи Рене Монза "Регион, нация, Европа: действующие лица истории в концепциях французских правых радикалов", сборник "Русский национализм в политическом пространстве").

В данной цитате, во-первых, как мы видим, не стоит удивляться, что у Ле Пена отсутствуют какие-либо реальные перспективы во Франции. Кроме антииммигрантского популизма в его политической программе, выступления за политическую нацию, традиционную для Франции, борьба с инокультурными иммигрантами.

В отличие от утратившей былую популярность Французской компартии (ФКП) Национальный фронт Франции (НФ) во главе с Жан-Мари Ле Пеном удерживает свои позиции во внутриполитической жизни страны и завоевывает все больше сторонников из числа молодых французов. На внеочередных парламентских выборах 1997 г. партия получила 15% голосов, а на парламентских выборах 2002 партия "Национальный фронт" получила - 11,3% голосов в первом туре и 0 мест из 577.

Важнейшей внутриполитической проблемой Франции в 90-е гг. стал вопрос о статусе Корсики. Впервые этот вопрос возник еще в 1990 г., когда правительство одобрило законопроект о Корсике, который предусматривал создание Корсиканского парламента и местного правительства. Именно тогда, во многом благодаря настойчивой инициативе Ф. Миттерана, впервые появилось непривычное для французов понятие "корсиканский народ", вокруг которого в стране развернулась шумная полемика. Новый статус для Корсики должен был по замыслу правительства дать острову большую самостоятельность, стимулировать его экономическое и социальное развитие, а также вытащить его населения из состояния вековой нищеты и отсталости.

Вскоре после этого Корсика получила статус особой экономической зоны, но это была последняя уступка французского правительства корсиканским националистам. Дело в том, что на Корсике с давних пор действует несколько радикальных националистических организаций, ведущих не только политическую, но и вооруженную борьбу за полную независимость острова. Одной из наиболее влиятельных (из 13) является Фронт национального освобождения Корсики (ФНОК). За последние десять лет националисты совершили сотни террористических актов, жертвами которых стали десятки ни в чем не повинных людей. И это при том что за отделение Корсики от Франции выступает только 10% населения, а 86% предпочитают остаться в составе континентальной Франции. Однако симпатии по отношению к националистам постоянно возрастают и в конце 90-х гг. их не скрывали почти 49% жителей острова.

Превращение Корсики в свободную экономическую зону должно было заметно снизить накал политического напряжения и дать центральному правительству возможность найти более эффективный выход из создавшегося положения. А террористы тем временем продолжали наступление на официальный Париж. Вскоре после проведения реформ в столице Корсики г. Аяччо тремя выстрелами в спину был убит префект острова Клод Эриньяк. Мирные жители острова ответили на этот жестокий акт массовыми забастовками и демонстрациями протеста, что еще больше накалило ситуацию.

В сентябре 1999 г. террористы произвели во всех городах Корсики целую серию взрывов с целью напомнить о своем существовании и вновь поставить вопрос о неразрешенной проблеме острова. Руководители ФНОК взяли на себя ответственность за взрывы и заявили, что они являются ответом на визит премьер-министра Л. Жоспена, в ходе которого тот отверг малейшую возможность диалога с националистами по поводу изменения статуса острова до тех пор, пока они не сложат оружие и не откажутся от применения силы для достижения своих сепаратистских целей.

Вместе с тем Поль Кастана, председатель движения корсиканских националистов "Корсика Нацьоне", выразил готовность объявить перемирие на время переговоров с Парижем и начать диалог с Л. Жоспеном. После долгих и мучительных согласований позиций Л. Жоспен пошел на некоторые уступки и даже уволил в сентябре 2000 г. своего лучшего министра внутренних дел Шевенмана, который выразил несогласие с политикой предоставления Корсике широкой автономии, влекущей за собой новые требования сепаратистов. По мнению министра, следующим будет требование предоставления острову полной независимости и отделению от Франции. Если же в 2004 г. будут внесены изменения в конституцию Франции и Корсика станет автономией, то Франция неизбежно превратится в федерацию, а сепаратизм в Европе получит мощную поддержку в лице малочисленной, но весьма агрессивной армии корсиканских националистов.

Кстати сказать, именно министр внутренних дел Шевенман вдохнул жизнь в созданную в 1995 г. долгосрочную программу борьбы с корсиканскими националистами, баскскими сепаратистами, бретонскими радикалами и исламскими экстремистами, которая принесла свои плоды. Благодаря этой программе и настойчивости министра, во Франции были предотвращены сотни террористических актов и осуждены десятки экстремистов. Однако беспрецедентная активизация националистических и террористических организаций в конце 90-х гг. не оставляет никаких надежд на решение этой проблемы в ближайшее будущее.


2.4 Германские националисты


Национализм в Германии возник как реакция на наполеоновскую оккупацию и всегда был более связан с расизмом, чем национализм других народов.

В начале ХХ в. на идейную и общественную арену Германии вышло националистическое движение "фёлькише" (от нем. das Volk - народ). "Фёлькише" трактовали народ как культурно-биологическую и мистическую общность "крови и почвы" и пропагандировали превосходство "германского духа" и немецкой культуры над бездушной либеральной цивилизацией остальной Европы. Значительная активизация националистических организаций в Германии произошла в период Первой мировой войны.

Национал-социалисты называли свое государство "Третьим Рейхом".

В XX веке идеология национал-социализма вобрала в себя многие элементы крайнего национализма. Нацисты утверждали, что Германия должна расширить свои границы, чтобы охватить всю территорию проживания немцев. В результате поражения в войне Германия от этих утверждений отказалась. Тем не менее, до последнего времени гражданство в Германии давалось преимущественно этническим немцам, в то время как другие иммигранты испытывали серьёзные трудности с получением гражданства.

В 90-е годы Федеративная Республика Германия вошла в качестве крупнейшего государства Европы, оказывающего серьезное экономическое и политическое влияние на все мировое сообщество. К этому времени отчетливо проявились успехи экономической политики консервативного кабинета министров ХДС/ХСС/СвДП во главе с лидером ХДС федеральным канцлером Г. Колем, правившим страной с 1983 г. Ему удалось ограничить вмешательство государства в экономику страны, снизить налоговое бремя, практически полностью избавиться от бюджетного дефицита и в конце концов вывести страну на 1-е место в мире по объему экспорта, в результате чего внешнеторговый оборот ФРГ впервые превысил аналогичный показатель США и составил 323 млрд. долларов. Однако, в Германии продолжают свое функционирование националистические организации.

Национал-демократическая партия Германии (НДПГ) (нем. Nationaldemokratische Partei Deutschlands NPD).

Ведомство по охране конституции ФРГ определяет её как правоэкстремистскую, по самоопределению, NPD - партия революции. Она не правая и не левая, она занимает промежуточное положение между правым и левым лагерем. Сотрудничает как с правыми, так и с левыми политическими силами. Есть сведения о сотрудничестве NDP с неонацистскими группировками.

Национально-демократическая партия Германии (НДПГ - NPD) под председательством Удо Фойгта с начала 2001 года находилась в центре внимания немецких средств массовой информации из-за возбуждения против неё судебного разбирательства о запрете. Главными пунктами обвинения партии в антиконституционной деятельности были следующие: нарушение прав человека (враждебность по отношению к иностранцам и антисемитизм), отрицание парламентской демократии (пропаганда идеи "народной общности, "единого немецкого народа во главе с элитой - понятия, которые проповедовала нацистская партия), преступления против правового государства (требование реформы правовой системы; борьба за влияние на массы) и планируемое достижение партийных целей (смена системы; новая стратегия с 1996 года).

В 2001 году бундестаг, бундесрат и правительство Германии направили в Конституционный суд иск о запрете НДПГ, однако в 2003 году последний прекратил дело, отказав в запрете. В 2004 году партия получила 9,3 % голосов на выборах в ландтаг Саксонии и прошла в земельный парламент впервые с 1968 года, когда она набрала 9,8 % в Баден-Вюртемберге.

июля 2002 года президиум национал-демократов выступил с заявлением "Вперёд Германия, вперёд, национал-демократы! , в котором, в частности, говорилось: "Мы знаем, что враги Германии атакуют все национально ориентированные организации и партии, насаждая агентов, раскольников и провокаторов, чтобы разложить их изнутри. Это характеризует те условия, в которых мы вынуждены вести освободительную борьбу за наш народ.

Вскоре после подачи в Конституционный суд Германии иска о запрете национал-демократов Удо Фойгт объявил, что процесс послужит партии хорошей рекламой, и они выйдут из судебных передряг окрепшими перед осенними выборами 2002 года.

В своей предвыборной агитации НДПГ сделала акцент на антигерманской политике как бывшего правящего блока ХДС/ХСС с Гельмутом Колем во главе, за время правления которого число проживающих в Германии иностранцев удвоилось, так и ныне правящей партии социал-демократов. НДПГ - единственная партия, которая открыто призывает не только ограничить приток иностранцев в страну, но и начать немедленное выселение новых граждан на их историческую родину. Для реализации этого плана ими был выработан ещё в сентябре 2001 года план, состоящий из 5 пунктов:

) Принятие национального закона о защите рабочих мест (биржи труда должны предоставлять ограниченное число рабочих мест иностранцам лишь в том случае, если нет немецких специалистов той же квалификации).

) Немедленное исключение проживающих в Германии иностранцев из немецкой системы государственного социального и пенсионного страхования.

) Неукоснительное исполнение закона об иностранных гражданах, в котором предусматривается депортация безработных иностранцев после трех месяцев проживания в стране.

) Запрет на приобретение иностранцами земельной собственности в Германии: уже приобретённую недвижимость и землю предлагалось вернуть в собственность государства.

) Отмена параграфа о предоставлении политического убежища так называемым беженцам и незамедлительное выселение уже проживающих в стране политических эмигрантов.

Национал-демократы в своих агитационных материалах указывали на то, что под девизом "мультикультурного общества" левые идеологи пытаются изменить характер немецкого народа и превратить Германию в многонациональное государство. "Мультикультурный" эксперимент отвергается большинством немцев и против него необходимо организовать национальное сопротивление. Называя себя "единственной национальной оппозиционной партией, НДПГ выступает также за лишение права участия в выборах всех иностранцев и против введения двойного гражданства.

В связи с дерзким нападением неонацистов на шефа полиции городка Пассау (Бавария) в декабре 2008 года, некоторые немецкие политики снова пытаются добиться запрета НДПГ.

апреля 2009 года, на специальном съезде партии, который прошёл за закрытыми дверями в Берлине, делегаты НДПГ 62 процентами голосов переизбрали Удо Фогта лидером партии. Удо Фогт руководит партией уже в течении 13 лет. В 2009 году его позиции несколько ослабли в связи с тем, что партия испытывает тяжелейшие финансовые трудности из-за уплаты государству штрафа в размере 2,5 миллиона евро.

Лагерь национально мыслящих партий в современной Германии не столь незначителен, каким он был ещё, скажем, 20 лет назад. Правым партиям удалось привлечь в свои ряды новых членов и, прежде всего, проникнуть в среду молодёжи. Навязанная немецкому обществу картина прошлого и настоящего подвергается сомнению нынешними правыми. Подрастающее поколение задаёт вопросы, на которые всё труднее отвечать приверженцам устаревших исторических клише. Но не всё так просто.

Если вокруг Германии всё кипит, то немецкие патриоты выглядят бледно на фоне других правых европейских партий. Интересной и показательной была реакция немецких правых партий на избирательный триумф Ле Пена: с энтузиазмом он был воспринят Герхардом Фрайем (Немецкий народный союз - DVU), проблеском надежды был для Национал-демократической партии Германии (НДПГ). Сдержанно и лишь после нажима соратников отреагировал председатель Республиканской партии Рольф Шлирер.

Любая акция правых партий подвергается давлению не только силовых ведомств: полиции и т.д., но и террору со стороны "антифашистов. Ни одна демонстрация или митинг правых не проходит без эксцессов. Наводнение агентами Национал-демократической партии Германии (НДПГ - NPD) - лишь самое очевидное доказательство.

В отличие от НДПГ Республиканская партия была образована в 1983 году на голом месте, но под руководством Франца Шёнхубера, выступившего с идеей "единого национального фронта, смогла привлечь на свою сторону много сторонников, что обеспечило ей вскоре места в берлинском парламенте и, главное, в Европейском парламенте.

Получив места в местном парламенте, "Партия наступления правового государства" вынуждена была вступить в коалицию с ХДС, но те традиционно не терпят никого правее себя и готовы солидаризироваться с кем угодно, но не с правыми. Также обстоит дело и с избирателями. Те, кто желает получить "консервативное" правительство, последовательно голосуют за блок ХДС/ХСС, а не за правых. Те, кому больше симпатичны "левые", голосуют за социал-демократов или "зелёных", а не за ПДС (Партия демократического социализма - аналог наших отечественных левых).

Немецкий народный союз (ННС) (нем. Deutsche Volksunion DVU) - крайне правая партия в Германии, основана 5 марта 1987 г. ННС проходила в ландтаг Бранденбурга двух последних созывов, в 1999 году набрав 5,3%, а в 2004 - 6,1%.

Современные немецкие правые партии отрекаются от идеологии нацистов и категорически отвергают, прежде всего, их расистские программные положения. Но признают, что их главный противник остаётся прежним. Поэтому там, где так называемые "ультраправые" осознали это и скорректировали соответственно свою стратегию, они достигли наибольшего успеха благодаря поддержке слева. По мнению лидеров националистов, на фоне объединения Европы разумно было бы объединиться всем патриотическим силам накануне выборов в Европарламент, который сегодня диктует правила игры для всех национальных парламентов Европы.

2.5 Исторические различия националистической идеологии в странах Западной Европы


Наиболее ранняя "национальная" революция произошла в Англии (1640-1688 гг.). Впрочем, современниками она не осознавалась как сугубо национальная и проходила, главным образом, под религиозными лозунгами (фактически, в то время та или иная религиозная доктрина определяла соответствующую этническую систему или модель формирования нации). Случившаяся на полтора века ранее Французской, Английская революция оказала влияние на идеологов европейского либерализма в форме порожденных ими же самими центральных идеологических мифов о благотворном "разделении властей", "демократии" и "гражданской свободе", якобы приведших Великобританию к процветанию, и будто бы выведенных из ее исторического опыта. В действительности выработанным позднее строгим канонам европейского либерализма Британия в целом стала соответствовать не ранее середины ХХ века. Победившая английская революция незамедлительно приступила к национальной унификации. Так Кромвель собирался почти поголовно уничтожить ирландцев, давно вызывавших у англичан сильное раздражение, но сумел исполнить задуманное лишь на треть (1649-1652 гг.), так как был отвлечен более приоритетными политическими угрозами. К слову, жестокое даже в сравнение с прочими британскими колониями угнетение Ирландии было традиционной политикой Англии вплоть до обретения той независимости в 1921 г. В целом, Англия пошла национально-олигархическим путем: изначально ядро "нации" представляло собой своего рода аристократический клуб избранных, куда "принимали" только того, кто отвечал строгим критериям этого круга, и вытесняли тех, кто им не соответствовал. Беспощадно вытесняли либо на социальное дно (на протяжении 17-18 веков и начала 19 века английское общество выделялось редкой социальной жестокостью), либо в колонии. Британский джентльмен - это и есть эталон английской национальной этики, национальный стандарт поведения В 19 веке этот тип постепенно занял господствующие позиции, стал относительно массовым (по крайней мере, был признан образцом, на который ориентировалось и которому подражало большинство английского народа). Конкретность и цинизм (или, если угодно, самобытность) Британской политической системы не позволяли европейским идеологам либерализма использовать ее опыт иначе, как только мифологизируя его, но сам по себе он всегда вызывал у политологов известное преклонение и восхищение сознанием невозможности его повторить (сконструировать) на иной национальной почве. Уже к концу 16 века в Англии образовались основы национальной государственности - важнейший инструмент формирования нации, - английский король Генрих VIII вышел из подчинения католичеству, объявил себя главой англиканской церкви и в национальном духе принялся самодержавно править веру своих подданных. Во Франции и Германии на то время положение было совершенно другое.

Исторически Франция являлась областью смешения романцев и германцев, средневековая феодальная система там была довольно развита и имела глубокие этнические корни. Французское королевство было существенной частью католической европейской имперской системы, и само было построено по ее образу и подобию. Французские протестанты (гугеноты) в результате длительных ожесточенных гражданских войн потерпели окончательное поражение в начале 17 в., и, тем не менее, в общеевропейской войне католической и протестантской коалиций католическая Франция выступила на стороне протестантов. Доходило до того, что в ходе тридцатилетней войны Ришелье (католический кардинал!) фактически руководил немецкими протестантами. Собственно говоря, именно тогда были заложены традиции французской национальной государственности, - та Франция, которую мы ныне знаем, политически восходит к эпохе Ришелье и Мазарини (времени зарождения французской национал-государственной традиции). Утвердившийся французский абсолютизм в 17-18 вв. окончательно сформировал государство как инструмент национальной политики. Следует признать, что никак иначе, кроме безоговорочного государственно-бюрократического деспотизма, эта задача в изначально этнически довольно пестрой стране решена быть не могла. Отметим также, что хотя общеевропейская имперская (феодальная) традиция романо-германцев в 17-18 вв. потерпела поражение и в 19в. уступила первенство национальной, не следует считать ее утраченной навсегда. Она в том или ином виде уже на "национальной" основе возрождалась в политике Наполеона, Гитлера, да и в нынешней политике строительства "единой Европы" имперские тенденции очевидно присутствуют.

Судьба Германии была куда более трагична. Став родоначальницей протестантизма, который тогда однозначно выражал "национальные" тенденции, будучи как ни кто в Европе готовой создать "национальное государство" и образовать Нацию, сама Германия не имела твердых политических предпосылок для полноценного национального строительства. Вследствие отсутствия хоть сколько-нибудь дееспособных общегерманских централизованных государственных структур, немцы в эпоху Реформации понесла огромные напрасные потери. В результате Тридцатилетней войны (1618-1648 гг.) погибло более трети населения Германии (довоенная численность восстановилась только к середине следующего века), и страна осталась политически раздробленной, под сильным внешнеполитическим гнетом ведущих европейских держав. В смысле политической самостоятельности положение Германии и поныне изменилось незначительно. Наиболее ярко и продуктивно в культурном отношении процессы формирования нации прошли во Франции, которая, пожалуй, вплоть до конца 19в. сохраняла культурную гегемонию в Европе. Французский национализм, развиваясь в первоначально этнически относительно разнородной стране, всегда акцентировал культурное единство французов, основывался на философии рационализма, выдвигал разнообразные обобщенные политологические и социальные концепции, т.е. стремился абстрагироваться от своих и любых иных этнических корней. Даже положительный пример Англии, идейное подражание Британскому образцу в 18 в. было по большей части "выдумано" самими французами, является их собственной заслугой, а не действительным влиянием английской культуры.

Наконец в 1789 г. во Франции от имени и по поручению французской "нации" случилась Великая революция, и ценой 80 лет регулярных гражданских войн и беспощадного террора к концу 19 в. формирование французской нации было завершено.

Великая французская Революция была настоящей Националистической революцией. Странно, что ее так не воспринимают, ибо национализм был буквально ее знаменем (разумеется, национализм французский). Лозунг "Свобода! Равенство! Братство! именно что националистический, ибо только Национализм претендует на полное без изъятий его воплощение. Любая из либеральных доктрин (либертарианского или социалистического толка) какую-нибудь из частей указанной триады склонна ограничить. Отметим, что французский национализм зиждется на приоритете французской культуры, признании ее национального превосходства.

Германия развивалась под сильным французским культурным влиянием, немцы заимствовали блистательную французскую бюрократию времен расцвета абсолютизма Людовика XIV (Пруссия в первую очередь). Однако немецкий национализм формировался в иных условиях: в отличие от Франции для Германии была характерна относительная этническая общность при политической разобщенности страны. Поэтому французский национализм апеллировал, прежде всего, к политико-экономическому единству нации (культурному, упрощенно говоря), а немецкий - к этническому (кровно-расовому). Окончательно как нация немцы сформировались за время от Бисмарка до Гитлера.

Любопытно отметить, что с XIX в. велись разговоры о сомнительности отнесения немцев к европейцам. То есть, конечно, формально немцы "европейцами" признавались, но настоящие ли они? Тут были сомнения. Сомнения, понятно, мучили "подлинных культурных европейцев - французов и англичан. У немцев возникал комплекс неполноценности перед "Европой, желание попасть в клуб избранных Цивилизованных народов. И что характерно, что после Гитлера эта темы была снята.

Выводы.

В итоге можно отметить, что CC век был веком идеологий. Радикальные идеи, распространявшиеся появившимися СМИ, множившие своих сторонников со скорость вируса, поразившего организм, захватили Европу. В последнее десятилетие ХХ в. заметно активизировалось движение неонацистов, ультралевых и других националистических партий. В Европе снова прогремели взрывы и участились нападения на иммигрантов, что зачастую приводило к бессмысленным жертвам.

Как ни парадоксально, но, пожалуй, именно на Западе собственно националистические движения в большей мере обладают способностью ослаблять существующие режимы, ибо именно там националистическая агитация расшатывает некоторые из самых старых национальных государств: Соединенное Королевство, Испанию, Францию, не говоря уже о Канаде (в меньшей степени - даже Швейцарию).

В целом в последние годы мощь националистических партий в Западной Европе стала угасать. Но постепенный уход национализма из западноевропейского политического мейнстрима совпал с невиданным расцветом национализма в Восточной Европе

В силу того, что многие современные радикальные движения подчёркивают свою националистическую окраску, национализм часто ассоциируется с этнической, культурной и религиозной нетерпимостью. Такая нетерпимость осуждается сторонниками умеренных течений в национализме.

Итак, в заключении необходимо отметить, что главными идеями европейского национализма стали:

. Националистические организации и объединения встроены в либеральную систему.

. Лояльность к властям.

. Защита интересов меньшинств и отдельных групп.

. Стремление к единству.

. Борьба против иммигрантов.

. Желание вернуться к прежней жизни с ее устоями, привычками и ценностями. Например, идея возврата к "Великой Франции" Ле Пена.

Но следует определить, что национализм в каждой стране имеет свои особенности. Так в Великобритании усилили свои позиции крайне правые силы. Основной объект их действий являются иммигранты из стран "третьего мира". И британская самоидентификация приобрела расовый оттенок.

Французский национализм часто проявляет нетерпимость к культурным проявлением, противоречащим традиции. Основной упор делается на построении гражданской нации. Отторжение экстремизма и движение в русле консерватизма.

Национализм в Германии всегда был связан с расизмом. И хотя после Второй мировой войны немцы отрицают идеи нацизма, у отдельных партий и объединений прослеживаются крайне правые настроения. Кроме этого германские националисты выступают против иммигрантов.

Почему же национализм в выше указанных странах имеет разные особенности? Это определяется историческими условиями развитиями стран Западной Европы. Так в Англии это связано с революцией 1640-1688 гг., которая прошла под религиозными лозунгами. Именно религиозная доктрина определила этническую систему или модель формирования нации. К тому же не мало важно то, что Англия вышла из подчинения католической церкви и образовалась собственная англиканская. Англия пошла национально-олигархическим путем: ядро нации представлял аристократический клуб избранных.

Франция в противовес Англии являлась частью католической европейской имперской системы. Французский абсолютизм 17-18 вв. сформировал государство как инструмент национальной политики. Акцент делался на культурное единство Франции, основные идеи строились на философии рационализма.

Сильное влияние оказала Франция на Германию. В Германии отсутствовало дееспособная общегерманская централизованная структура. Итог Тридцатилетней войны стали политическая раздробленность и сильное внешнеполитическое влияние. Но в отличие от Франции для Германии характерно относительная этническая общность при политической разобщенности страны. Германия пошла этическим или кровно-расовым путем в отличие от французского культурного пути (политико-экономическое единство нации).

Заключение


При изучении темы " Национализм в Западной Европе 1990-2000 гг." были поставлены следующие задачи:

). Проследить развитие национализма в процессе исторических событий и явлений.

). Рассмотреть структуру национализма, а также основные принципы национализма как идеологии.

). Проанализировать основные идеи западноевропейских националистических объединений и организаций. Выявить их особенности.

). Определить истоки зарождения и пути развития национализма в Великобритании, Франции и Германии.

Я полагаю, что национализм - это сложное и многогранное явление, которое руководит людьми уже много столетий, хотя лишь совсем недавно национализм оформился как идеология.

Представления о нации известны уже более двухсот лет - первое "французское", второе "немецкое". Французское представление о нации выражает мысль, что нация - свободное сообщество людей, основанное на политическом выборе. Берет начало со времен Великой Французской революции, когда старому режиму противостояло третье сословие, называвшее себя нацией. Второе представление восходит к Иоганну Г. Гердеру и немецким романтикам 19 века. По их мнению, нация выражает "народный дух", который опирается на культуру и общее происхождение.

Следует еще раз отметить, что национализм - это идеология и политика, базовым принципом которой является тезис о высшей ценности нации и ее первичности в государствообразующем процессе. Национализм проповедует верность и преданность своей нации, политическую независимость и работу на благо своего народа, объединение национального самосознания.

Национализм как идеологический комплекс включает в себя следующие основные идеологемы:

нация как высшая ценность;

право нации на самоопределение;

нация является источником политической власти;

подчеркивает различия, колорит и индивидуальность нации;

объединяет людей на почве любви и братства.

Но национализм не един по своей сути. Он имеет множество проявлений и видов, среди которых: гражданский национализм, этнический, примордиальный, культурный национализмы и др. Это связано со множестом факторов. На национальные идеи может влиять как национальное самосознание отдельной личности с ее взглядами и убеждениями, так и интересы государства в целом. Поэтому национализм есть отдельное независимое явление, влияющее на взаимоотношения народов и мировые процессы развития цивилизации.

Все предыдущие тысячелетия истории этническая рознь обходилась без идеологии. Говоря о Западной Европе, следует отметить три основные страны - Великобритания, Франция и Германия. Так националистические идеи в Великобритании стали складываться после Революции 1640-1688 гг. Во Франции национализм формировался с абсолютизмом в 17-18 вв. В Германии эти процессы начались после Тридцатилетней войны 1618-1648 гг. Различные истоки зарождения национализма и дальнейший характер его развития привели к различному национализму в этих странах. Так, например, Германия пошла кровно-рассовым путем. Можно сказать, что условия возникновения и развития национализма, частично определило судьбу этих стран.

В конце 20 века активизировались движения нацистов, ультралевых и др. националистических партий. Но в целом в последние годы силы националистических организаций в Западной Европе стала понижаться. В итоге сейчас европейский национализм имеет следующие основные идеи:

. Националисты встроены в либеральную систему. Осуществляют свою деятельность через политические партии и объединения.

. Западноевропейские националисты лояльно относятся к властям. Действуют в рамках установленных законом.

. Националистические партии и объединения стремятся к единству нации.

. Основной деятельностью националистов является борьба против иммигрантов.

. Националисты проявляют желание вернуться к прежним традициям и устоям.

Национализм всегда выступал как та или иная социально-политическая доктрина, оправданием национальной консолидации народа служат ссылки на "социальный прогресс (причины этого рассмотрим в следующем разделе). С точки зрения национализма сопротивление этнических или субэтнических групп ассимиляции, понимаемой как вхождение в единую Нацию, есть "сепаратизм, т.е. преступление, прежде всего политическое, направленное против принципов национальной государственности как таковых. Отношения между различными Нациями с точки зрения национализма есть государственная борьба внешнеполитических интересов, тотальная национальная конкуренция во всех общественных сферах

Самым же главным показателем упадка Запада является почти полное исчезновение главной основы национальной и культурной идентичности европейца - христианства. Современная Европа, (за отдельными исключениями типа Польши или Ирландии) стала "постхристианским" континентом.

Но когда в обществе нет духовных скреп, то такое общество рассыпается. Вот и сейчас во многих странах Запада уже, в сущности, нет нации, есть только совокупность различных меньшинств - расовых, этнических, конфессиональных, гендерных, корпоративных, и пр., до сексуальных включительно. При этом в богатых странах Европы нет стимула чего-либо менять. Зато в жизнь вступает весьма многочисленное молодое поколение цветных граждан, готовое к борьбе за наследство умирающей Европы. Они не идентифицируют себя со страной проживания, равно как и с исторической Родиной, откуда приехали их родители. Это уже новая потенциальная нация.

Литература


1. Тишков В.А. Этнология и политика. Научная публикация.М., Наука, 2001

. Андерсон Б. Воображаемые сообщества. Размышления об истоках и распространении национализма. - М.: Канон-Пресс-Ц, 2001.

. Брубейкер У.Р. Членство без гражданства: экономические и социальные права "неграждан" / Государство и антропоток. Выпуск VII: Государство. Гражданство. Антропоток. Май, 2003

. Бунин И.М. Ле Пен и Национальный Фронт во Франции. - М., 1987.

. Вититнев С.Ф. Неофашистское движение в ФРГ. - М., 1990.

. Геллнер Э. Нации и национализм. - М.: Прогресс, 1991.

. Гогун А. Бальзам на исторические раны. // Логос. 2006. № 5

. Диманис М. Партийно-политическая система Германии в 90-х гг. - М., 1998.

. Зарипов И.Ю. Время искать общий язык (проблемы интеграции различных этнических теорий и концепций). // Этнографическое обозрение, 2000, №.2 10. Ильин И.А. Собр. cоч.: В 10 томах. - М., 1993. - Т.1.

. Кон Х. Идея национализма // Ab Imperio: Теор. и истор. национальностей и национализма в постсоветск. простр. - 2001. - № 3.

. Кон Г. Национализм: его смысл и история // Проблемы Восточной Европы. Вашингтон. - 1994. - № 41-42.

. Коротеева В. Существуют ли общепризнанные истины о национализме? // Pro et Contra 1997 т 2, №3

. Кувалдин В. Глобализация - светлое будущее человечества? // НГ-сценарии № 9, 11.10.2000.

. Лурье С.В. Национализм, этничность, культура: Категории науки и историческая практика. // Общественные науки и современность. М., 1999, №4.

. Нарочницкая Е.А. Национализм: история и современность. М., 1997

. Нации и национализм / Б. Андерсон, О. Бауэр, М. Хрох и др.; Пер. с англ. и нем. - М.: Праксис, 2002.

. Национализм и формирование наций. Теории-модели-концепции. Под ред.А. Миллера.М., 1994.

. Оберлерхер Р. Национализм и демократия. // Русское самосознание. Философско-исторический журнал. CПб, 2000, № 7.

. Паин Э. Между империей и нацией. 2-е изд., доп. - М: Новое изд-во. 2004.

. Смит Э.Д. Национализм и модернизм: Критический обзор современных теорий наций и национализма / Пер. с англ. А.В. Смирнова, Ю.М. Филиппова, Э.С. Загашвили, И. Окуневой. - М.: Праксис, 2004.

. Соловьёв А.И. Политология: Политическая теория, политические технологии: Учебник для студентов вузов. - М.: Аспект Пресс, 2001.

. Тишков В. О нации и национализме. "Свободная мысль", 1996, №; 3

. Тишков В.А. Очерки теории и политики этничности в России. - М., 1997.

. Тишков В.А. Этнология и политика. Научная публикация. М., Наука, 2001 26. Торопова Е.Л. Феномен "маргинальной" этничности в антропологии Великобритании и США // Энтропологическое обозрение 1999, №2.

. Уолцер М. Сферы привязанности // Логос. 2006. № 2.

. Хобсбаум Э. Нации и национализм после 1780 г. // Пер. с англ. - СПб.: Алетейя, 1998.

. Чешко С.В. Человек и этничность. Этнографическое обозрение, 1994, № 6.

. Щепетов К.П. Идеология и стратегия западногерманской социал-демократии. - М., 1995


Теги: Национализм в Западной Европе в 1990-2000 гг.  Диплом  История
Просмотров: 35272
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Национализм в Западной Европе в 1990-2000 гг.
Назад