Распад Восточно-Сельджукского султаната

ВВЕДЕНИЕ

сельджукский султанат хорезм независимость

Предметом изучения данной работы является рассмотрение основных причин приведших к падению Восточно-Сельджукского султаната. Сельджукиды, бывшие еще в начале 11 века вассалами Газневидов, сумели добиться не только самостоятельности и независимости, но и создать самое крупное и могущественное государство того времени.

Но, как и все государства созданные кочевниками, это был конгломерат народов и территорий, различных по материальному и культурному уровню, и объединенных лишь силой оружия. Кроме этого на прочности государства сказывался обычай выделять каждому члену дома сельджукидов своё владение.

Одним из таких владений был Хорасан. Наместником здесь был Санджар, брат Великого сельджукского султана Тапара, ставший после его смерти (в 1118 году) и победы над его сыном (в 1119 году), восьмым и последним Великим сельджукским султаном. На территории Хорасана, находившейся под его непосредсвенным управлением, образовался Восточно-Сельджукский султанат.

В период своего расцвета Восточно-Сельджукский султанат включал в себя почти всю Среднюю Азию, вассалами Санджара были Караханиды, Газневиды, хорезмшахи, правители Мазандарана, Кермана, Персидского Ирака, Азербайджана и других стран и областей.

В данной работе мы постарались разобрать причины, приведшие к распаду Восточно-Сельджукского султаната, и к чему привело это на территории Хорасана.

В первой главе кратко рассматривается период образования Восточно-Снльджукского султаната, приход к власти султана Санджара.

Во второй главе описываются взаимоотношения Восточно-Сельджукского султаната с Хорезмом, самым сильным вассалом Санджара, о борьбе хорезмшахов за независимость.

Последние годы существования Восточно-Сельджукского султаната описаны в третьей главе.

В четвертой главе мы постарались описать положении в Хорасане после распада Восточно-Сельджукского султаната, о борьбе феодальных владетелей за гегемонию на данной территории, постепенном захвате хорезмшахами всей территории Хорасана.

Изучению истории Восточно-Сельджукского султаната посвящено несколько работ исследователей, авторов пособий и обобщающих работ по истории народов Средней Азии.

Наиболее подробно изложены события, связанные с образованием и и дальнейшей судьбой Восточно-Сельджукского султаната, в книгах В.В. Бартольда «Туркестан в эпоху монгольского нашествия» и «Очерк истории Семиречья». Однако со времени написания классических для своего времени работ В.В. Бартольда прошло около ста лет, и за зто врамя фонд источников по истории интересующего нас периода пополнился. Хотя В.В. Бартольд пользовался главными источниками по истории Восточно-Сельджукского государства - сочинениями Ибн ал-Асира, ан-Насиви, Джувейни, Рашид ад-Дина, документами официального характера, часть которых он впервые ввел в обиход науки, - ему не были доступны сочинения арабских и персидских авторов, изданные или обнаруженные в рукописях после выхода в свет его книги.

Приход к власти султана Санджара и период предшествовавший этому описывается в книге З.М. Буниятова «Государство атабеков Азербайджана».

Неоценимую помощь в написании данной работы оказали книги того же автора «Государство хорезмшахов-Ануштегинидов» и «История Хорезма с древнейших времен и до наших дней». В них описаны период правления в Хорезме династии хорезмшахов-Ануштегинидов (1097-1231). В книгах дается богатый материал по политической, культурной и экономической жизни средневекового Хорезма, дается характеристика его взаимоотношениям с Восточно-Сельджукским султанатом и борьбе хорезмшахов за независимость и признание своего государства.

При написании данной работы была использована также книга под редакцией Якубовского «Очерки по истории туркменского народа и Туркмении 8-9 вв.», в которой детально описываются события, связанные с восстанием огузов Балха в 1153-м году. В книге дана характеристика причин и последствий восстания.

Из зарубежных авторов, чьи книги использовались нами, нельзя не упомянуть автора «Истории тюрок» Кёймена, а также профессора стамбульского университета О. Турана, которому принадлежит работа «Сельджуки и ислам»

Глава 1. ПЕРВЫЕ СИМПТОМЫ РАСПАДА ВОСТОЧНО-СЕЛЬДЖУКСКОГО СУЛТАНАТА


Началом государства турок-сельджуков можно считать воцарение Тогрул-бека в Хорасане в 1040 г. после победы над Газневидами. Власть Великих Сельджукидов в течение 400 лет распространилась на огромной территории от границ Египта до границ Китая. Но, как и во всех крупных государствах созданных кочевниками, эта власть была номинальной.

Сельджукидам и их военачальникам, не сразу порвавшим со своими кочевыми традициями, икта, как особая форма держания земли (сохранившаяся еще от Караханидов), пришлась очень по душе. Она допускала возможность взимать с крестьян налоги и повинности, не становясь оседлым землевладельцем. Вот почему при Сельджукидах икта и получила такое широкое распространение.

Икта, при так называемых "Великих Сельджукидах", т.е. в течение XI-первой половины XII веков, проделала огромную эволюцию - из временного права иктадара на получение определенных доходов, она превратилась в право пожизненное, а за тем и наследственное. Более того, уже в конце XI в. и особенно в XII в., все учащаются случаи, когда иктадары распоряжались не только правом взимания доходов, но и самой землей, а за тем и фактическим правом распоряжаться трудом и имуществом сидевших на земле крестьян. Эти факты уже наблюдал в конце XI в. везир Низам аль-Мульк. Он был их противником, не из соображений защиты интересов крестьянства, а из боязни усиления центробежных сил в лице все более усиливающихся феодалов, которые своим поведением подрывали силу централизованного государства. Получая отдельные области на правах наместников в качестве икта, члены Сельджукской династии постепенно отрывались от центральной власти, и становились фактическими государями.

После огромных завоеваний члены сельджукского дома в порядке старшинства получили: Чагры-бек Давуд - большую часть Хорасана; Муса Ябгу Калян вступил в управление областями Буста, Герата и Сеистана. Кавард, старший сын Чагры-бека, получил область Керман. Тогрул-бек отправился в Ирак.

Началом постепенного упадка Сельджукского государства считается более чем десятилетний период междоусобной борьбы, разгоревшейся после смерти султана Мелик-шаха (1072-1092). Упадку этого мощного государственного образования способствовали не только политические причины, но и явления социального характера. К числу первых исследователи относят отсутствие порядка и дисциплины среди туркмен, составлявших основные военные силы Сельджукидов, окончание крупных завоеваний, угрозу исмаилитского движения, а также междоусобную борьбу, связанную с претензиями представителей правящей династии на султанский трон. Ко вторым относятся усиление эксплуатации крестьянских масс владетелями икта и ухудшение положения городских ремесленников в связи с ростом налогов сборов. Кроме того, на процесс упадка оказало влияние обострение противоречий между различными группировками господствующего класса - между тюркской военной знатью и чиновничьей знатью местного, в основном иранского происхождения.

После смерти Малик-шаха и знаменитого визира Низам аль-Мулька, в течение трех десятков лет возглавлявшего административный аппарат империи, единое государство распалось. От центральной власти верховного султана стали независимы сельджукские владетели Сирии (1078-1117), Кермана (1041-1187) и Анатолии (1077-1307), а на основной территории империи в Ираке, Хорасане, Закавказье шла борьба за престол верховного султана

Против старшего сына Малик-шаха - султана Беркиярука (1094-1104) выступил его младший брат Мухаммад Топар - владетель Азербайджана и Аррана. Мухаммада поддержали его брат Санджар, владевший Хорасаном, и ряд видных эмиров. Однако в сражении у Хамадана в ноябре 1101г. он был разбит Беркияруком.

После этих событий при посредничестве халифа ал-Мустазхира (1094-1118) империя была разделена официально. Мухаммад Топар остался маликом (владетелем) Азербайджана, Джазиры, и Динар-Бакра, Санджар - маликом Хорасана, а Беркиярук был провозглашен султаном.

Через некоторое время Мухаммад Тапар, собрав новые силы, выступил против Беркиярука, однако снова был разбит у Хоя. Все же Беркиярук был вынужден признать Мухаммада Тапара султаном Азербайджана (до реки Сефидруд), Кавказа и Сирии, где с 1104 г. стала читаться хутба толь с именем Мухаммада Тапара.

В декабре 1104 г. Беркиярук умер и султаном всей Сельджукской империи был провозглашен Мухаммад Тапар. Под его непосредственной властью находились Западный Иран, Азербайджан и Ирак. Санджар в качестве наместника управлял Хорасаном. После смерти Мухаммада Тапара (1118) борьба за престол разгорелась снова.

Незадолго до смерти Мухаммад Топар назначил наследником престола своего сына Махмуда. Эмиры присягнули новому 14-летнему султану, халиф ал-Мустазхир признал право Махмуда на султанат, и в Багдаде стали читать хутбу с его именем. Однако братья нового султана, подстрекаемые эмирами, недовольными его избранием, также стали предъявлять претензии на главенство в государстве. Атабек принца Мас`уда Ай-Апа Джуиш-бек направил султану послание с требованием определить долю принца в наследстве, и султан Махмуд наделил Ма`суда в качестве икта Азербайджаном.

В августе 1119г. против султана Махмуда восстал другой его брат - Тогрул, получивший в наследство от отца округа Занджан, Саве и Аве. Махмуд пытался задобрить Тогрула и его атабека Шаргира новыми наделами икта, деньгами и подарками. Под влиянием Ширгира 10-летний Тогрул отказался от предложений старшего брата и выступил против него, однако был разбит и бежал в Гянджу.

Махмуду в течение всего своего правления приходилось бороться с претензиями своих братьев на первенство в государстве. Но главную опасность для него представлял его дядя - восьмой и последний великий сельджукский султан Санджар (1117-1157), считавшийся, после смерти Мухаммеда Тапара, старшим в роду Сельджука. Несмотря на завещание Мухаммада Тапара, Санджар, владевший землями восточнее Ирака, не признал над собой власти нового султана.

Махмуд направил к Санджару послов Шараф ад-Дина Ануширвана ибн Халида и Фахр ад-Дина Тоган Йурека с требованием очистить от войск территорию Мазандерана и выплачивать в султанскую казну ежегодно 200 тыс. динаров подати. Однако Санджар заявил послам: "Сын моего брата - ребенок, и им руководит его везир и хаджиб", и направил свои войска против Махмуда.

августа 1119 г. близ города Сав между дядей и племянником произошло жестокое сражение. У Санджара было 20 тыс. хорасанских воинов и 40 слонов, а в армии Махмуда лишь 10 тыс. всадников. Перед сражением Махмуд пытался склонить Санджара к повиновению, напомнив ему завещание Махмуда Тапара, в котором выражалась уверенность в том, что Санджар будет содействовать укреплению и незыблемости державы и подчиниться султану Махмуду. Но Санджар, отклонив эти требования, вступил в сражение и выиграл его. Победа Санджара послужила своеобразным сигналом для халифа ал-Мустаршида (1118-1135), который тотчас же прекратил упоминание имени Махмуда в хутбе.

В ноябре 1119 года в результате переговоров Махмуд признал верховную власть Санджара. В свою очередь Санджар назначил Махмуда наследником престола Сельджукидов и приказал упоминать имя Махмуда в хутбе после своего во всех своих владениях. Об этом Санджар сообщил халифу и в апреле 1120 г. в Багдаде стали читать хутбу с именем "величайшего султана и господина султанов" Санджара и "великого султана и господина султанов" Махмуда. Оба султана стали именоваться шаханшахами.

Султан Махмуд получил в качестве икта земли, простиравшиеся от Хорасана до Анатолии и Сирии, в том числе Хамадан, Исфахан, Джибал, Керман, Фарс, Хузистан, Ирак, Азербайджан, Джазиру, Дийар-Мудар, Дийар-Рабиу, Шам и Рум.

Конец разногласий между Санджаром и Махмудом и издание указа об икте наследнику престола можно считать началом образования Иракского сельджукского султаната во главе с Махмудом, признавшим вассальную зависимость от Санджара.

Однако, чтобы обезопасить себя от возможного выступления Махмуда, Санджар наделил братьев Махмуда - Тогрула и Сельджук-шаха, в качестве икта землями, включавшими восточную часть области Джибал, Казвин, Занджан, Дейлем, и Гилян Тогрулу, а Фарс, часть Исфахана и Хузистана Сельджук-шаху, образовав тем самым своего рода пограничный барьер между собой и Махмудом. Были выделены и области, в которых управлял третий брат Махмуда - Мас`уд.

Следует отметить, что очевидец этих событий, видный политический деятель, занимавший в разное время посты везира султана Махмуда и халифа ал-Мустаршида, Ануширван ибн Халид, в своих мемуарах подробно описал запутанную политическую ситуацию, в итоге которой образовался Иракский сельджукский султанат. Разумеется, он не объяснил причины положения, при котором территория, некогда подвластная одному султану Махмуду Тапару, ныне, при Махмуде, оказалась частью в руках Санджара, частью отдана Сельджукским принцам (маликам), либо же оказалась в руках правителей, отложившихся от Сельджукидов. Ануширван ибн Халид лишь с горечью констатирует: "Государство, которое в правление султана Мухаммада Тапара, было единым, на которое никто не зарился, теперь, когда оно перешло к его сыну Махмуду, было раздроблено и разорено".

Стоявший во главе султаната Махмуд ибн Мухаммад не мог управлять и этими своими владениями по своему усмотрению. Санджар воспользовавшись молодостью и подчиненным положением Махмуда, назначил своими указами его везиром Камал ал-Мулка ас-Сумайрами, главнокомандующим его войсками эмира Али Бара. В 1119 г. в апреле Санджар назначил шихной Багдада Муджахид ад-Дина Бахруза, которого Махмуд в 1117 г. отстранил от должности, и восстановил в их должностях других крупных чиновников, ранее смещенных Махмудом.

Победа Санджара над Махмудом и подчинение последнего показало, что реальная военная и политическая сила (как это бывало и раньше) возобладала над попыткой установить порядок наследования верховной власти от отца к сыну. Санджар, по завещанию Мухаммада Тапара, подвластный Махмуду, своему племяннику, фактически являлся сюзереном Иракского султаната, а Махмуд был его вассалом.

До нас дошли монеты совместного чекана Санджара и Махмуда. На них первым выбито имя Санджара, а Махмуд именуется наследником престола. Монеты эти датированы 1119 и 1120 гг. На лицевой стороне монеты выбиты имя и лакаб халифа ал-Мустаршида, а на оборотной стороне "Муизз адд-Дунья ва-д-Дин Санджар и его наследник Мугис ад-Дунья ва-д-Дин Махмуд". Это еще раз подтверждает суверенитет Санджара.

Победа султана Санджара в 1119 г. над племянником султаном Махмудом и провозглашение его Великим султаном, конечно, не гарантировали ему спокойного правления.

В 1126 г., находясь в Багдаде, султан Махмуд заключил с халифом союз против султана Санджара, но последний, узнав об этом, направил Махмуду следующее послание: "Ты - моя правая рука, а что касается халифа, то он решил строить козни против меня и против тебя. Если вы вступите с ним в союз против меня, он отделается от меня, а потом выступит против тебя. Не обращай на него внимания! Ведь ты знаешь, что у меня нет наследника. Ты воевал со мной, а я, хоть и одолел тебя, не сделал тебе зла. Я сделал тебя наследником престола, а затем, когда возвратилась к Аллаху моя дочь - твоя первая жена, я выдал за тебя другую. Ты должен взять войска и направиться на Багдад, схватить везира халифа ибн Саадаку, перебить всех находящихся там курдов, конфисковать все припасы и средства передвижения и сказать халифу: "Я - твой меч и слуга! Ты возвращайся в свой дом по примеру своих отцов, и я не допущу, чтобы кто-либо тебя притеснял".

Как видно из послания, оно содержит своего рода ультиматум, в котором Санджар требует от Махмуда проведения в отношении халифа ал-Мустаршида такой же жестокой политики, какой придерживался сам Санджар. Санджар, предостерегая Махмуда от сближения с халифом, перечисляет предоставленные ему блага, которых он тот час может лишиться, если пойдет на союз с халифом. Одновременно Санджар дал понять Махмуду, что внутренние дела Иракского султаната касаются только Махмуда, халиф, по словам Санджара, должен продолжать политику своих предшественников, статус которых был определен еще при Великом сельджукском султане Тогрул-беке (1040-1063).

В декабре 1127 года Санджар, недовольный примирением Махмуда с халифом, прибыл с войсками в Рей, куда вызвал и Махмуда. Он дал Махмуду указания, как должно вести себя с халифом и потребовал провести перемещения среди наместников провинций. Но Махмуд уклонился от исполнения распоряжений Санджара. Последний, в свою очередь, перестал сдерживать междоусобную борьбу за престол Иракского султаната. Борьба продолжалась до самой смерти Махмуда.

Период 30-40 годов XII века в Восточно-Сельджукском государстве был заполнен борьбой султана Санджара с непокорными вассалами (главным образом, с хорезмшахом Атсызом), а также борьбой с кара-китаями. Борьба султана Санджара с хорезмшахом - тема отдельной главы.

В начале XII века на границах Восточно-Сельджукского султаната появился новый грозный враг - кара-китаи. Они образовали обширное государство, подчинив себе Семиречье и Восточный Туркестан.

Первая стычка с кара-китаями произошла в 1128 году, когда они вторглись в Кашгар с востока. Это их выступление было отбито вассалом Санджара кашгарским ханом Ахмадом ибн ал-Хасаном. Но, закрепившись на соседних с Мавераннахром землях, подчинив киргизов и уйгуров и усилившись, кара-китаи в 1137 году вторглись в Мавераннахр. Выступивший против них самаркандский хан Махмуд был разбит у Ходженда и бежал в Самарканд. Самаркандский хан обратился за помощью к султану Санджару, который тотчас же начал готовиться к войне с кара-китаями и особенно с карлуками, которые и были виновниками вторжения кара-китаев. Будучи вассалами самаркандского хана, они восстали против него и запросили у кара-китаев военной помощи.

К участию в войне был привлечены почти все вассалы Санджара: владетели Сиджистана, Гура, Газны и Мазандерана, и, таким образом, у Санджара собралась стотысячная армия.

В июле 1141 года Санджар выступил с войсками в Мавераннахр. В первую очередь, он решил наказать карлуков, на которых жаловался самаркандский хан. Однако карлуки ушли под покровительство кара-китайского гур-хана Елюй Та-ши (1124-1143).

Елюй Та-ши обратился к Санджару с письмом, в котором просил не трогать карлуков, не преследовать их и простить им их вину. В ответ разгневанный Санджар в резкой форме потребовал от гур-хана принятия им ислама. В случае отказа, угрожал Санджар, кара-китайскому правителю придется встретиться с войсками султана.В случае отказа, угрожал Санджар, кара-китайскому правителю придется встретиться с войсками султана - и он упомянул о количестве своих войск, их обученности и различном вооружении. Санджар даже написал, что его воины стрелой рассекают волос на две части.

Несмотря на возражения везира Насир ад-Дина Тахира (внука знаменитого Низам ал-Мулка), письмо гур-хану было отправлено.

Прочитав письмо, гур-хан велел обрить бороду послу и, дав ему иголку, приказал проткнуть ею волосок из его бороды. Посол не смог этого сделать, и гур-хан сказал: "Как же могут другие рассечь волосок стрелой, если ты не в состоянии даже проткнуть его иглой? ".

По сообщению китайских источников, у гур-хана также было стотысячное войско. Сражение между противниками произошло близ Самарканда, в пустыне Катаван 9 сентября 1141 года. Яростнее всех бились против Санджаров карлуки. Армия Санджаров была разбита наголо, а ему самому удалось спастись только с шестью всадниками. Лишь в одном ущелье Даргам полегло 10 тысяч воинов Санджара. Всего в битве пало до 30 000 тысяч мусульман.

Санджар бежал в Термез, вместе с ним покинул свои владения Махмуд-хан. Вся страна подчинилась кара-китаям, которые в том же году заняли Бухару.

Разгром армии Великого сельджукского султана нанес сокрушительный удар по престижу сельджукидов на Востоке, и хорезмшах Атсыз для расширения своих владений. После разгрома войск Санджара в пустыне Катаван гур-хан захватил почти весь Маверранахр. Хорезмшах Атсыз, опасаясь за свои владения, заключил с кара-китаями договор, обязуясь выплачивать 30 тысяч динаров в месяц, не считая дани в натуральном виде. Заключив с Атсызом соглашение, гур-хан передал захваченную кара-китаями Бухару во власть племянника Атсыза Атма Тегину.

Глава 2. ВОСТОЧНО-СЕЛЬДЖУКСКИЙ СУЛТАНАТ И ХОРЕЗМ


Ануш-Тегин - предок династии хорезмшахов, по имени которого ее иногда называют династией Ануштегинидов, был в юности тюркским рабом (мамлюком) в Гарчистане. Еще молодым человеком Ануш-Тегин был куплен для свиты султана и был назначен на должность хранителя султанских умывальных и банных принадлежностей (таштдар) султана Мелик-шана I (1072-1092).

Вскоре Ануш-Тегин становится доверенным лицом султана, так как должность таштдара считалась одним из самых важных придворных чинов. Все расходы, связанные с этой должностью, оплачивались за счет налоговых поступлений с области Хорезм, поэтому Ануш-Тегин был назначен на должность мутасаррифа Хорезма и получил титул шихны Хорезма. Однако всей полнотой власти в Хорезме Ануш-Тегин не обладал, поскольку наместником Хорезма в этот период был мамлюк сына Малик-шаха I - будущего великлго султана Санджара - Экинчи ибн Кочкар, который после смерти Мелик-шаха I в течении ряда лет играл важную роль в политических событиях в Средней Азии.

В правление султана Беркийарука (1094-1104) власть в большей части восточных областей империи Сельджукидов находилась в руках хорасанского эмира Дадбека Хабаши ибн Алтун-Таша, который, воспользовавшись междоусобной борьбой среди представителей династии Сельджукидов, отложился в 1097 г. от центральной власти. В том же году умер Ануш-Тегин, и эмир Дадбек Хабаши вместо смещенного Экинчи ибн Кочкара назначил вали Хорезма сына Ануш-Тегина - Кутб ад-Дина Мухаммада, который стал одновременно мукта Хорезма и получил лакаб хорезмшаха. Именно с него начинается история государства хорезмшахов-Ануштегинидов.

Когда в 1100 г. султан Беркиярук и его брат Санджар подавили выступление эмира Хабаши и расправились с ним самим, Санджар, полностью овладев Хорасаном, утвердил Кутб ад-Дина Мухаммада в правах владетеляХорезма. Кутб ад-Дин Мухаммад приложил немало усилий для укрепления своих позиций в Хорезме. Он верой и правдой служил султану Санджару, который доверял хорезмшаху и относился к нему с симпатией, оберегая от нападок своих придворных.

Хорезмшах Кутб ад-Дин сыграл свою роль и в междоусобной борьбе за верховную власть в роде Сельджукидов. Так, в сражении у города Саве 11 августа 1119 г. между войсками султана Санджара и его племянника султана Махмуда ибн Мухаммада, которое закончилось разгромом последнего, активное участие на стороне Санджара принимал и хорезмшах Кутб ад-Дин Мухаммад.

В другом случае, когда Санджар, носивший после 1118 г. титул Великого султана, готовился выступить против самаркандского правителя караханида Мухаммада Арслан-хана, на которого приносило жалобы население Маверранахра, хан просил хорезмшаха выступить посредником в этом деле и отговорить Санджара от похода. Миссия хорезмшаха удалась, и это свидетельствует о его авторитете и могуществе.

Об этом же говорит и титулатура, сопровождающая его имя в памятниках того времени: "Падишах, Полюс сего мира и веры, Отец победы, Помощник эмира верующих" то есть Халифа. Последний лакаб - свидетельство прямых связей Кутб ад-Дина с правительством Халифата, которые осуществлялись, минуя Санджара.

Хорезмшах Кутб ад-Дин Мухаммад правил Хорезмом в течение 30 лет и был до самой смерти в 1127 г. верноподданным султана Санджара, ежегодно отвозил в султанскую подати со своих владений. Этим фактом он подчеркивал признание верховенства Санджара. И когда Кутб ад-Дин умер Санджар, не колеблясь, своим указом утвердил на престоле хорезмшахов его сына ал-Малика Абу Музаффара Ала ад-Дина Джалал ад-Дина Атсыза.

Когда Атсыз стал хорезмшахом, ему было 29 лет. Кроме обычного для мусульманского правителя того времени покровительства исламу и ученым богословам он был известен как ценитель искусств и наук, писал касыды и рубаи на персидском языке, знал много стихов наизусть.

Атсыз отличался храбростью и был счастлив в сражениях; он одержал на службе Санджара много побед, чем заслужил особое благоволение своего сюзерена. Доверие и привязанность Великого султана к своему верному вассалу еще больше возросли после того, как Атсыз спас Санджару жизнь.

Это произошло в 1130 г., когда Санджар отправился с войском в Маверранахр для подавления выступления восставшего вассала - владетеля Самарканда Арслан-хана Мухаммада ибн Сулеймана. Когда Санджар достиг Бухары, во время охоты его гулямы и слуги устроили заговор и хотели его убить. Атсыз на охоту не поехал и, проснувшись ночью, вскочил на коня и поспешил на выручку Санджару, который был окружен заговорщиками и оказался в отчаянном положении. Атсыз набросился на заговорщиков и спас Санджара. Когда Великий султан спросил у Атсыза, каким образом он узнал о заговоре, Атсыз ответил: "Я увидел во сне, что с султаном случилось несчастье на охоте, и я тут же поспешил сюда!"

Атсыз постоянно сопутствовал Санджару в его походах. Султан назначил хорезмшаха командующим левым крылом своей армии во время войны с другим своим племянником Мас`удом ибн Махмудом Тапаром (1133-1152). Сражение между Санджаром и Мас`удом произошло 26 мая 1132 в местности Дай-Мардж, близ Хамадана, и закончилось победой Санджара.

Десять лет (1128-1138) хорезмшах Атсыз верой и правдой служил своему сюзерену - Великому сельджукскому султану Санджару, не помышляя ни о войне с ним, ни о выступлении против него. Однако на протяжении этих десяти лет Атсыз укреплял свой тыл и собирался с силами.

Наконец он счел свои силы достаточными, чтобы отстаивать независимость от султана. Когда он известил своих придворных и эмиров о том, что отказывается служить Санджару, его люди согласились с его намерением, и хорезмшах стал действовать.

Как и другие вассалы Санджара, хорезмшах Атсыз, будучи владыкой Хорезма, земель пограничных с "неверными" кочевыми тюрками, был обязан постоянно совершать набеги на них и подчинять их, но только с согласия или по приказу сюзерена. Однако хорезмшах нарушил этот приказ и захватил земли подвластных Сельджукидам тюрок по нижнему течению Сырдарьи, включая город Дженд, и продвинулся на север, присоединив к своим владениям Мангышлак. Это было первое независимое действие Атсыза по отношению к его сюзерену Санджару.

Когда Санджар узнал о своеволии хорезмшаха Атсыза, он решил проучить непослушного владыку и в октябре 1138 г. двинул войска на Хорезм. Санджар считал, по видимому, что оставить без внимания действия Атсыза значило бы выказать слабость по отношению к нему и дать повод другим вассалам - соседним с Хорезмом Караханидам и Газневидам - для независимых действий.

В сражении у стен крепости Хазарасп Атсыз был разбит, ибо "у него не было сил, чтобы одолеть султана, и он не выдержал и бежал. Было перебито множество его воинов (10 тыс.), и среди убитых был сын хорезмшаха Атлык. Отец глубоко скорбел о его смерти и очень страдал".

Захватив Хорезм, султан Санджар передал его в качестве икта своему племяннику Сулейман-шаху, назначив ему везира, атабека и хаджиба, и определил принципы его управления Хорезмом. Однако Сулейман-шаху так и не пришлось укрепиться в дарованном ему владении. Как только Санджар в феврале 1139 г. возвратился в Хорезм и, поддержанный его жителями, изгнал Сулейман-шаха и восстановил здесь свою власть.

Однако Атсыз боялся, что султан Санджар, разгневанный его действиями, снова пошлет войска в Хорезм и, решил упредить султана, изъявив ему покорность. Атсыз добился, что Санджар поверил ему и простил изгнание Сулейман-шаха из Хорезма.

Примирение хорезмшаха с Санджаром свидетельствует о политической дальновидности Атсыза. Он добился передышки, необходимой ему для восстановления своих сил. И действительно, через некоторое время хорезмшах возобновил набеги на соседние земли. Первый выпад он сделал в сторону Джурджана и в 1139 г. захватил округ Кабул-Джама.

Не прошло и нескольких месяцев как Атсыз начал новый поход во владения Санджара. В 1139 г. хорезмшах напал на Бухару, овладел ею, казнил вали Санджара в этом городе и разрушил цитадель и стены города. Цитадель оставалась в руинах в течение двух лет.

Этот поход и захват Бухары были предприняты хорезмшахом Атсызом в отместку за поход Санджара на Хорезм и убийство Атлыка. По-видимому, так расценивал их и Санджар: никаких карательных мер против хорезмшаха султан на этот раз не предпринял. Можно предположить, что такая пассивность Санджара по отношению к своему вассалу объясняется и тем, что в Мавераннахре появилась новая грозная сила в лице кара-китаев, которые начали в это время планомерное продвижение из Синьцзяна на запад и северо-запад. Со своей стороны, хорезмшах в тревоге за свои владения решил вернуться к повиновению султану Санджара и послал ему в мае 1141 г. верноподданническую грамоту (савганд-наме), в которой давал султану заверения в том, что не выступит против него. Однако, отправляя Санджару эту грамоту, хорезмшах Атсыз понимал, что Санджар не проявляет твердости и не оказывает серьезного противодействия его выступлениям. И чтобы окончательно убедиться в правильности избранного пути, он в том же 1141 г. направляет своего человека в Багдад с посланием халифу аль-Муктафи (1136-1160).

В послании Атсыз изъявляет халифу полную покорность, сообщал о священной войне своего отца Ануш-Тегина с Сельджукидами и о том, как султан подстрекал его самого против халифата. Атсыз просил халифа "обнародовать указ об утверждении его владыкой вилайета Хорезм от восточных его границ до западных, земель, которые он присоединит к Хорезму, и стран и областей, которые к нему присоединятся".

Через некоторое время хорезмшах получил из Багдада почетные одежды, подарки и указ о признании его полновластным владыкой его земель с титулом султана, и этого времени Атсыз стал чеканить золотые монеты со своим именем.

Атсыз ждал случая, и он ему представился. В битве с кара-китаями 9 сентября 1141 г. войско Санджара было наголову разбито, и хорезмшах не замедлил воспользоваться этим для расширения своих владений. Через месяц после поражения Санджара хорезмшах вторгся в Хорасан и захватил Серахс. Когда Атсыз подошел с войсками к Мерву, к нему из города вышел имам Ахмад ал-Бахарзи, и хорезмшах согласился даровать жителям Мерва безопасность при условии, что они будут выполнять его требования, не будут чинить препятствия его чиновникам, которые отправятся в город. Однако когда хорезмшах потребовал в качестве заложником некоторых знатных лиц Мерва, жители города восстали, убили нескольких людей хорезмшаха, а оставшихся выдворили из Мерва и заперли ворота, отказавшись подчиниться. Тогда разгневанный хорезмшах силой ворвался в город и учинил в нем страшный разгром.

Среди казненных им видных людей Мерва были шафиитский факих Ибрахим ал-Марвази, ученый-энциклопедист Али ибн Мухаммед ибн Арслан, возглавлявший восстание жителей Мерва шариф Али ибн Исхак ал-Мусави и другие.

В Хорезм им были уведены кади ал-Хусайн ибн Мухаммад ал-Арсабанди, философ Абу Мухаммад ал-Хараки и другие ученые. Увод ученых в Хорезм свидетельствовал о стремлении хорезмшаха Атсыза возвысить престиж своей столицы как центра науки.

Захватив Мерв, в мае 1142 г. Атсыз двинул свои войска на Нишапур. Погромов здесь Атсыз не совершал, однако приказал конфисковать имущество у людей Санджара, а оно оказалось немалым.

В пятницу 29 мая 1142 года Атсыз заставил огласить в Нишапуре хутбу со своим именем. Однако когда хатибы провозгласили хутбу, население воспротивилось этому и набросилось на них. Взрыв негодования жителей едва не привел к восстанию, но люди осторожные обратили внимание жителей города на возможные печальные последствия, и смута утихла.

Хутба с именем хорезмшаха Атсыза оглашалась в Нишапуре до июля 1142 года, то есть около двух месяцев, после чего в ней было восстановлено имя султана Санджара.

Хорезмшах Атсыз почувствовал, что поражение Санджара в битве с каракитаями в пустыне Катаван было началом конца сельджукского господства в Средней Азии и Хорасане. Поэтому Атсыз совершая поход на Мерв, Нишапур и другие города Хорасана, вел себя как завоеватель и настаивал на выполнении всех формальных требований, связанных с

признанием его полновластным владыкой - султаном. Захватив Нишапур, Атсыз потребовал прекратить упоминание имени Санджара в хутбе, заменив его своим.

Из Нишапура Атсыз отрядил войско под командованием своего брата Йинал-Тегина, которое разграбило Бейхак, Файрумаз и другие города и их округа.

Султан Санджар, возвратившийся после неудачного сражения с кара-китаями в свою столицу Мерв, не мог предпринять против хорезмшаха никаких мер, ибо кара-китаи все еще находились в Маверранахре и соседних землях, и хорезмшах очень умело пользовался этим обстоятельством.

После рейда по Хорасану Атсыз возвратился в Хорезм и, памятуя о близости кара-китаев, заключил с ним соглашение, обязавшись выплачивать им ежегодно 30 тыс. золотых динаров хараджа, которые он вносил деньгами или скотом. Заключив с Атсызом соглашение, гюр-хан передал захваченную кара-китаями Бухару во власть племяннику Атсыза Атма-Тегину ибн Байбани.

Однако племянник хорезмшаха вскоре начал своевольничать в Бухаре и грабить имущество ее жителей. Жители пожаловались гюр-хану, но тот ограничился увещеваниями в адрес Атма-Тегина:"Да будет известно Атма-Тегину, что, хотя между нами и дальнее расстояние, одобрение и неудовольствие наше подле него". Но, как видно, дело дальше уговоров не пошло, так как союз гюр-хана с Атсызом против султана Санджара был для кара-китайского владыки важнее, чем действия наместника в Бухаре.

Султан Санджар, конечно же, не простил хорезмшаху дерзкого похода в его владения и захвата его казны и строил планы мести. Возвратившись в Мерв, "он роздал своим гази три миллиона динаров сверх дарованных им почетных одежд и наградных выплат и, собрав войска, двинулся против хорезмшаха".

В 1143 г. султан Санджар выступил во второй поход против хорезмшаха Атсыза. Войска Санджара осадили столицу хорезмшаха Гургандж, который был очень сильно укреплен. Атсыз не решался выйти из крепости: он знал, что у него не было достаточных сил для противодействия Санджару. Однако попытки войск Санджара одолеть осажденного хорезмшаха также были безуспешны, несмотря на то, что отдельным отрядам султанских войск удавалось прорываться в город. Нападающие были отбиты, но на дальнейшее сопротивление Атсыз был не способен, и Санджар мог его одолеть, если бы приложил усилие.

Атсыз решил упредить действия врага и, богато одарив султанских эмиров, избежал разгрома, так как придворные уговорили Санджара прервать осаду, тем более что Атсыз попросил у султана прощения и амана. Султан удовлетворился обращением хорезмшаха и согласился на примирение с ним.

"После этого хорезмшах Ала ад-Дин Атсыз возвратил Санджару захваченные сундуки с драгоценностями и печатью Санджара. Затем хорезмшах выехал на коне и остановился напротив султана Санджара на правом берегу Джейхуна, сошел с коня, как только увидел Санджара, поцеловал землю и принял его условия".

Но как только Санджар вернулся в Мерв, он понял, что хорезмшах вовсе не собирается сидеть сложа руки: все его действия говорили о том, сто покорность не входит в его планы. Поэтому Санджар отправил в Хорезм своего посланца - видного поэта того времени Адиба ибн Сабира, чтобы тот постоянно держал султана в курсе всех событий, происходивших в столице хорезмшаха.

Однажды ибн Сабир узнал, что Атсыз отправил в Мерв двух исмаилитов с целью убийства Санджара, и тут же сообщил об этом султану. Оба исмаилитских фидая были схвачены в Мерве и казнены. Когда Атсыз узнал, что в провале его замысла виновен Адиб Сабир, он приказал схватить его, связать и утопить в Амударье.

Султан Санджар направил хорезмшаху угрожающее письмо, однако Атсыз дал ему ставший знаменитым ответ:

Если конь владыки быстр, как ветер,

То мой гнедой тоже не хромает.

Ты придешь сюда, а я пойду туда!

Ведь вселенная не тесна для его владыки!

И в сентябре 1145 г. хорезмшах Атсыз направил своего коня именно туда, куда он собирался давно: он вновь устремился на завоевание Дженда и других земель по берегам Сырдарьи. Совершив стремительный марш из Гурганджа через пустыню, хорезмшах осадил Дженд и почти без кровопролития захватил крепость.

Такой поступок вассала в отношении своего сюзерена явился причиной новой карательной экспедиции, ибо это был явный удар по престижу Великого султана. В ноябре 1147 г. Санджар выступил в третий поход против хорезмшаха Атсыза.

На этот раз хорезмшах решил укрыться в крепости Хазарасп. Султанские войска осадили крепость и начали ее обстрел из катапульт. Осада продолжалась два месяца, и только после этого Санджару удалось ее взять. После этого Санджар подошел с войсками к столице Атсыза Гурганджу. Видя, что у него не осталось сил для оказания какого-либо сопротивления Санджару, хорезмшах снова стал искать пути для примирения с ним. Атсыз отправил к султану группу послов с ценными дарами и через них запросил у Санджара аман. И султан в третий раз помиловал хорезмшаха.

Согласно договоренности, хорезмшах Атсыз должен был изъявить покорность султану и облобызать прах у его ног.

июня 1148 г. Атсыз явился "служить" султану Санджару и, не сходя с коня, ограничился тем, что приветствовал Санджара. Вдобавок к этому первым место свидания покинул Атсыз. И хотя султан Санджар был разгневан этим дерзким шагом Атсыза, он был вынужден унять свое негодование, так как сам только что помиловал его и не мог изменить решения. Не выразив недовольства, султан Санджар возвратился в Мерв.

Но Санджар прекрасно разбирался в сложившейся обстановке в Средней Азии и Хорасане, и поведение хорезмшаха вовсе не казалось ему вызывающим. Еще свежи были отголоски битвы в пустыне Катаван, да и кара-китаи были недалеко, к тому же хорезмшах продолжал выплачивать им ежегодную дань. Поэтому Санджар, зная, что строптивого хорезмшаха не унять, решил больше не испытывать судьбу и не давать хорезмшаху повода для нового выступления против него. Возвратившись в Мерв, он отправляет с послами почетные одежды и подарки хорезмшаху. В свою очередь, Атсыз оказал почет послам Санджара и, щедро одарив их, отправил назад в Мерв.

Так на политической арене появилось и укрепилось новое государство - государство Хорезмшахов, с которым стал считаться даже такой могущественный владыка как, каким был султан Санджар.

Созданное хорезмшахом Атсызом государственное образование стало еще более усиливаться и расширяться в правление его преемников. Основой политики Атсыза и его ближайшей задачей было укрепление своего господства в Хорезме. Целью его преемников стало расширение земель госудаства и укрепление его авторитета на международной арене.

В течение всего своего длительного правления Атсыз стремился к упрочению отношений с Халифатом. Его стремление иметь в борьбе с Санджаром поддержку Багдада ярко видно из дошедших до нас пяти его посланий халифу ал-Муктафи (1136-1160). Эти послания являются юридическими документами, свидетельствующими о признании Халифатом государства Хорезмшахов.

В одном из своих посланий хорезмшах обращает внимание халифа ал-Муктафи на значение его государства, которое находится в стадии зарождения, и просит покровительства халифа в деле защиты Хорасана и Хорезма от пришельцев - огузов. Атсыз стремится заручиться заручиться поддержкой халифа против общего врага - Сельджукидов и обвиняет их в подстрекательстве исмаилитов к убийству халифов ал-Мустаршида и ар-Рашида. Атсыз не скрывал своего намерения использовать враждебное отношение халифа к Сельджукидам вообще и к султану Санджару в частности. Он писал: "Что хорошего можно ожидать с его стороны и что он может сделать такого, чтобы дружить или сближаться с ним?" В конце послания хорезмшах излагает свое желание об обнародовании халифом указа о юридическом признании его государства и добавляет: "Этот указ должен быть скреплен благороднейшей высочайшей подписью, чтобы она вызвала злость у надменных завистников, чтобы благодать этого указа пресекла вожделения врага на земле раба Аллаха (Атсыза), чтобы с его помощью были выкорчеваны корни его зла и порочности, чтобы раб этот и его союзники пребывали в гордости во веки веков и были вечными должниками во имя продления дней Эмира верующих и имама мусульман, да вознесет Аллах через этот указ его указ его заповеди и да умножит он его величие!"

Затем хорезмшах Атсыз отправил халифу ал-Муктафи второе послание, содержащее заверения в его верности халифу в послании Атсыз сообщает халифу, что в Хорезме начали читать хутбу с именем халифа: " И не осталось в Хорезме ни одного из его улемов, имамов и его хатибов, кто не призывал бы следовать по святой стезе».

В третьем послании халифу ал-Муктафи хорезмшах снова уверяет его в своей преданности и просит принять его извинения за то, что он не может лично прибыть ко двору халифа для изъявления своей покорности, ибо занят войной с неверными. Атсыз уверяет, что он «самый верный из его рабов со святыми намерениями и самый искренний из его верных правителей»

В таком же духе составлено и четвертое послание хорезмшаха халифу. В пятом послании халифу ал-Муктафи хорезмшах сообщает о своем негодовании по поводу того, что султан Мухаммад ибн Махмуд (1153-1154 г.), ставший после смерти султана Санджара главой сельджукской династии, вышел из повиновения халифу, о том, что он, Атсыз, возненавидел султана Мухаммеда за его возмутительное пренебрежение именем халифа, и снова заверяет ал-Муктафи в своей преданности и покорности.


Глава 3. РАСПАД ВОСТОЧНО-СЕЛЬДЖУКСКОГО СУЛТАНАТА


Другой удар по престижу султана Санджара был нанесен Гуридами, которые в том же, 1152 г., разгромили войска Санджара под командованием Куимача и захватили Балх. После этого набиравшее силы государство Гуридов, которое считалось вассалом Санджара, захватило почти всю территорию другого государства - Газневидов, также зависимого от Санджара. Глава государства Гуридов Ала ад-Дин ал-Хусайн вскоре после захвата Газны в 1151 г. объявил о своей независимости, перестал посылать в казну султана ежегодную дань и стал демонстрировать свое пренебрежение к Санджару.

Все эти обстоятельства, а также измена сельджукидского наместника в Герате Али Четри, передавшего город под власть Гуридов, заставили Санджара выступить в поход. 24 июня 1152 г. у местечка Марабад, к востоку от Герата, войска Ала ад-Дина ал-Хусайна были разбиты, а сам Ала ад-Дин попал в плен, но был отпущен с большими почестями. В сражении было перебито более 30 тыс. гурцев и их союзников огузов. Кроме того, на сторону Санджара перешло 6 тыс. огузов, что и решило исход сражения в пользу Санджара. Султан Санджар возвратил Ала ад-Дину все трофеи и, по словам историка, передал ему свою казну, большое количество скота и сказал следующее: "Ала ад-Дин! Ты заменяешь мне брата! Бери все это имущество и возвращайся в Гур. С помощью Аллаха возьми в подчинение и этих огузов, и если мы будем победителями, то ты возврати все это мне, когда это у тебя потребуют. Но если все окажется наоборот, то есть я буду побежден, мое владычество придет к концу, и нити порядка в моей империи порвутся, тогда эти сокровища и стада пусть лучше останутся у тебя, чем достанутся огузам".

Третьим противником султана Санджара в последние десятилетия его правления оказался еще один вассал - правитель Сиджастана Тадж ад-Дин Абу-л-Фадл Наср, человек необыкновенной храбрости, любимец султана, постоянный спутник султана во всех походах.

Когда только Санджар отправился в поход против гуридов, он просил Тадж ад-Дина помочь ему войсками и долго ждал его прибытия. Однако Тадж ад-Дин, несмотря на самые лестные посулы и уговоры, не только не отвечал на его письма, но на помощь султану не явился и не оказал ему никакого содействия в его походе против Гуридов.

Наконец, четвертым и самым опасным противником султана Санджара стало образовавшееся на северо-восточной границе его владений государство кара-китаев. Только страх перед силой кара-китаев, против которых Санджар выступать уже не решался, не позволил ему разгромить хорезмшаха Атсыза.

Султан Санджар, некогда бывший грозой всех соседей и вассалов, немедленно угрожавший им при малейшем намеке на неповиновение и беспощадно каравший непокорных или восставших против него правителей, превратился в пассивного наблюдателя за событиями, складывающимися отнюдь не в его пользу.

Врагами султана Санджара и господства Сельджукидов вообще стали не только кара-китаи, но и хорезмшах Атсыз и набиравшие силу огузские племена. Немалую роль в ослаблении султанской власти сыграли дворцовые интриги, в которые были втянуты везиры, атабеки и жены султана.

Причину ослабления государства Санджара историк Имад ад-Дин ал-Исфахани видит в следующем: "Когда увеличился срок, и продлилась субстанция его жизни, эмиры взяли власть над султаном и стали посягать на его могущество. Малый стал презирать права великого, а великий из-за продвижения малого отодвинулся назад. Между эмирами усилилась зависть, и появились ненависть, исчезли помощь и взаимное доверие. Вельможами государства того времени были Сункур ал-Азизи. Муайид ибн Юрюн-Куш Хирива, Кызыл и им подобные, а самыми старшими стали Кумач и Али Четри. Мнения каждой из групп противоречили друг другу. Каждый из них оседлал свои собственные помыслы и вцепились зубами в то что, причиняло ему вред".

Сокрушительный последний удар империи султана Санджара нанесла знаменитая "огузская смута", начало которой относится к 1153 г. Огузские племена стали переселяться на территории, подвластные Сельджукидам, еще при султане Мелик-шахе. При султане Санджаре огузы кочевали по землям Хорасана. Поселившись в округе Балха огузы (туркмены) вели полукочевой образ жизни, поставляя ежегодно на султанскую кухню 24 тыс. голов овец за право пользоваться пастбищами округа. Всем этим делом ведал султанский стольник (хансалар), который в определенные сроки посылал за баранами сборщика. "Этот человек, - пишет историк, - который ходил от хансалара, производил над ними насилия. При отборе баранов, он предъявлял такие требования, которые превосходили всякую меру. Языком же болтал глупости. Между ними были великие эмиры и богатые люди со средствами. Он домогался получить с них взятку. Они взятки не давали и не могли стерпеть этой низости. Тайно этого человека они убили. Когда он в свое время не вернулся назад, и про это узнал хансалар, то последний не осмелился доложить султану. Хансалар сам внес то, что следует и доставлял полагающееся на султанскую кухню". Все это произошло в конце 1153 г. Среди туркмен начиналось брожение.

Правитель Балха Кумач прекрасно видел, что если он не примет против них серьезных мер, туркмены окончательно выйдут из повиновения. Вот почему он едет к султану Санджару в Мерв с докладом и говорит: "Гузы забрали силу и находятся слишком близко от моей области Балх, если государь пожалует мне пост шихне (начальник над предводителями туркмен) над ними, я присмирю их и отправлю на султанскую кухню полагающиеся 30 тысяч баранов".

Султан Санджар дал свое согласие на поход, быть может, соблазнившись возможностью увеличить повинности туркмен. Столкновение с туркменами не замедлило произойти, ибо Кумач по возвращении в Балх принял крутые меры и потребовал от туркмен безусловного повиновения. Сражение туркмены выиграли, при чем Кумач и его сын были убиты. Характерно что, когда все это произошло, зашевелились и в Мерве, поняв, что столкновение с туркменами дело серьезное. Сами туркмены воевать не хотели и делали все, чтобы примириться с Санджаром.

Согласно источникам, туркмены предлагали ему 100 тыс. динаров и тысячу тюркских рабов, как выкуп за смерть Кумача и его сына. Санджар лично не имел намерения вести войну с туркменами, ибо ему были хорошо известны их военные качества, кроме того, его вполне устраивали предлагаемые ими условия. Однако эмиры сумели настоять на походе. Когда войска противников сошлись, туркмены, боясь поражения, сделали последнюю попытку предотвратить столкновение и выставили вперед жен и детей, прося о помиловании. Вместе с тем они предложили собрать в качестве выкупа по 7 манов серебра с каждой юрты. Султану и на этот раз не удалось пойти на примирение, ибо эмиры категорически требовали репрессий по отношению к туркменам.

По словам современника "они туркмены бились за жизнь и за сохранение своего достояния, и не прошло много времени, как войско султана было разбито и бросилось бежать".

Султан Санджар был взят в плен, лишен фактической власти, хотя и был окружен вначале некоторой долей внимания. После одержанной победы балхские туркмены захватили сначала Балх, а потом хлынули на столицу сельджукидов - Мерв и принялись его грабить. Взяв и ограбив Мерв, туркмены направились в глубь Хорасана, захватили и опустошили Тус и подошли к Нишапуру. Хорасанские правители даже не смогли организовать серьезного сопротивления. В 1154 г. туркмены подошли к Нишапуру, который подвергся той же участи, что и Мерв.

Туркмены не расставались с султаном Санджаром, всюду возили его с собой, однако не проявляли и тени прежней почтительности. Санджар носил только титул султана. На самом деле он не имел свободы, на него не обращали внимания, бывало так, что, когда он хотел сесть на лошадь, некому было нести его оружие и помочь сесть на лошадь. Даже на счет еды он не был спокоен. Всякий раз, когда ему приносили пищу, он откладывал кое-что из нее, ибо боялся, чтобы из-за невнимания не забыли бы принести ее вовремя.

Среди бывших вассалов Санджара - Караханидов, Гуридов, Бавандидов Табаристана, Саффаридов Систана и хорезмшахов - последние после разгрома и пленения султана оказались самыми активными, хотя и не были самыми сильными из них. Хорезмшах Атсыз в этой ситуации стремился захватить власть во всей империи Санджара. Полагая, что армия Санджара перестала существовать, Атсыз двинул свои войска вверх по течению Амударьи с намерением захватить стратегически важную крепость Амуе. Однако хитрость хорезмшаха не удалась, так как комендант крепости, управлявший ею от имени Санджара, отказался сдать ее Атсызу, хотя тот и стал считать себя после пленения Санджара, покровителем всех подвластных султану земель и владений.

После отказа коменданта Амуля сдать крепость хорезмшах обратился к находившемуся в плену султану Санджару с просьбой отдать ему эту крепость. Умудренный опытом старый султан дал Атсызу такой ответ:"Я готов отдать тебе не только Амуе, но и другие места, но с условием, что ты направишь свои войска под командованием твоего сына сына Ил-Арслана для нашего вызволения."

И хотя вопрос о помощи Санджару войсками обсуждался продолжительное время и стороны и стороны обменивались послами, Атсыз уклонился от оказания помощи и, решив продолжать походы против кыпчаков, вернул войска в Хорезм.

Однако для демонстрации своих сил он послал часть войск под командованием своего брата Йинал-Тегина в сторону Бейхака. Эти войска с конца декабря 1153 года по май 1154 года осаждали Бейхак и так разграбили его окрестности, что в течении двух лет после этого там свирепствовал голод.

Имея в виду свою основную цель - ниспровержение владычества Сельджукидов, хорезмшах Атсыз понимал, что господство огузов и захват ими почти всех земель Хорасана представляет угрозу не только для него, но идля других, соседних с ним государств. И хорезмшах обращается с письмом к владетелю Сиджастана Тадж ад-Дину Абу-л-Фадлу, падишаху Гура Ала ад-Дину ал-Хусайну и малику Мазандарана Абу-л-Фатху Рустаму, призывая их приложить старания к тому, чтобы покончить с неразберихой и анархией в Хорасане, вновь восстановить порядок и объединиться, чтобы спасти султана Санджара и его страну притеснителей-огузов. Естественно, хорезмшах планировал создание антиогузского под своим руководством.

Однако в это время на престол Восточно-Сельджукской империи был возведен племянник Санджара караханид Рукн ад-Дин Махмуд-хан, и хорезмшах Атсыз, оценив обстановку, тут же отправляет ему письмо с поздравлениями по случаю восшествия на престол и с заверниями в том, что он готов оказать новому султану всяческую помощь, оставаясь, как и прежде, верноподданным Сельджукидов.

Махмуд-хан отправил в Хорезм своих послов с просьбой, чтобы Атсыз оказал ему военную помощь. Оставив в Хорезме вместо себя своего сына Хитаи-хана, Атсыз вместе со старшим сыном Ил-Арсланом в апреле 1156 года двинулся во главе мощного войска в Хорасан и в конце мая 1156 года остановился близ Шахристаны.

Теперь настало время осуществить задуманный хорезмшахом союз с владетелями Сиджистана, Гура и Мазндарана против огузов. Атсыз снова обращается к ним с письмами, привлекая их внимание к обстановке в Хорасане, призывая к объединению, и настоятельно приглашает их прибыть со своими войсками к нему.

Обстоятельства сложились так, что султану Санджару удалось бежать от туркмен. Все было подготовлено к тому, чтобы попытка увенчалась успехом. Подкуплена была очередная стража, подготовлена лодка на Амударье напротив Термеза. Султан Санджар явился в Термез, под защиту крепостных стен, к нему стали собираться верные ему эмиры и их отряды. Султан Санджар провел в плену у туркмен почти три года - с 1153 по 1157.

Сохранилось письмо хорезмшаха Атсыза к одному из предводителей балхских туркмен Абу-Шудже Тути ибн Исхаку ал-Хызру по поводу бегства из плена султана Санджара. В этом письме хорезмшах Атсыз берет на себя роль посредника между туркменами и султаном Санджаром. Он старается в нем доказать, что Санджар - могущественный государь, что огузы есть его войско и что им, следовательно, необходимо ему подчиниться.

"Итак, - пишет Атсыз, - для войска гузов, будет правильным протянуть руку к извинению, идти по пути просьбы о прошении и изъявить покорность могущественной державе (т.е. Санджару)". Заканчивает свое письмо хорезмшах указанием, что несколько крупных правителей будут просить у Санджара, чтобы он простил их вины и пожаловал им место для кочевания и кусок хлеба, чтобы они провели остаток жизни в безопасности и довольствии и воздержались от гордости".

Трудно сказать, мог ли Атсыз привести в исполнение угрозу в адрес огузов. Во время пребывания в Хабушане он был разбит параличом, и 30 июля 1156 года хорезмшах Гази Ала ад-Дин Баха ад-Дин Абу-л-Музаффар Хусам Амир ал-Муъминин Атсыз скончался в возрасте 61 года.

Известно, что султан Санджар не мог вернуть ни былого могущества своей власти, ни цветущего состояния Хорасана и столичного города Мерва. Да и времени для восстановления всего этого у него не оказалось, в 1157 г. он серьезно заболел и умер. Со смертью Санджара прекратилось номинальное господство Сельджукидов в Мавераннахре.

Выше указанные события, связанные с борьбой туркмен с султаном Санджаром, представляют еще и тот интерес, что дают возможность заглянуть в отношения, которые существовали в течение 11-12 вв. между крупными государствами того времени (Газневидское, Сельджукское) и кочевниками. Для туркмен вопрос о земле, о ведении кочевого, скотоводческого и частично земледельческого хозяйства был вопросом большой важности. Повсюду на границах с земледельческими районами устанавливался определенный тип соседского существования. Это положение установилось еще в самом начале 11 в. договорными условиями между Махмудом и Мас`удом Газневи и туркменами, а в последствии между туркменами и Санджаром (12 в.). Характерной чертой этих договоров является то, что земли представлялась туркменам всегда за определенные повинности, налоги и службы.


Глава 4. ФЕОДАЛЬНЫЕ ВЛАДЕНИЯ В ХОРАСАНЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XII Века


В Хорасане, где султаном после Санджара был его племянник Махмуд-хан, царили анархия и произвол нескольких эмиров Санджара. Среди этих эмиров наиболее сильным и влиятельным были Айбек, Сункур ал-Азизи, Ай-Тегин и особенно Муайид Ай-Аба. Огузы, занимавшие земли Восточного Хорасана, все еще были серьезной военной силой, которая оказывала влияние на политическую жизнь в регионе.

Хорезмшах Ил-Арслан, располагавший сильной армией, пользовался среди всех перечисленных группировок несомненным авторитетом. В междоусобной борьбе за первенство в Хорасане эти эмиры поочередно прибегали к покровительству хорезмшаха. Так во владениях Айбека - Джурджане и Дихистане - хутба начиналась с упоминания имени хорезмшаха, что означало признание его сюзеренитета.

Наиболее влиятельным и сильным из них оказался Муайид Ай-Аба, который захватил Нишапур и, ослепив в 1162 г. прибегнувших к его защите султана Махмуд-хана и его сына Джалал ад-Дина, запретил упоминать в хутбе их имена, и приказал читать ее с именем халифа ал-Мустаршида (1160-1170) и своим именем. К своим владениям Ай-Аба вскоре присоединил Тус, Абивард, Шахристану, Бистам и Дамган. В 1163 г. Ай-Аба овладел Кумисум и его округом.

В это время "султан Арслан-шах ибн Тогрул послал ему дорогую почетную одежду, знамена с почетными значками и ценные подарки, повелел заботиться о приведении в порядок того, что было расстроено в Хорасане, управлять им всем и провозглашать хутбу с именем султана. Муайид Ай-Аба облачился в эту почетную одежду и установил хутбу с именем султана в стране, которая была в его руках. Причиной этого было то, что в государстве Арслан-шаха правил атабек Шамс ад-Дин Илдениз, у Арслан-шаха было только звание султана, а между Илденизом и Муайидом была дружба.

Когда Муайид подчинился султану Арслан-шаху, хутба с именем султана стала оглашаться в его стране: в Кумисе, Нишапуре, Тусе, во всех округах Нишапура и от округов Насы до Табаса Канглы".

Как только хорезмшах узнал об этом, он в том же, 1163 г. решил начать борьбу против непомерно усилившегося Муайида Ай-Аба и подчинить себе его владения. Во главе большой армии он двинулся на Нишапур и осадил его. Однако осада города оказалась безуспешной, и стороны заключили перемирие, после чего Ил-Арслан возвратился в Хорезм.

Воспользовавшись этим, Муайид Ай-Аба пытался расширить свои владения за счет городов Хорасана, которые находились в руках огузов.

В начале 1165 года войска Муайида осадили Насу. Осада до марта 1165 года. Но хорезмшах решительно пресек эту попытку, так как Наса граничила с его владениями. Однако не успели его войска подойти к Насе как, как Муайид Ай-Аба снял осаду и возвратился в Нишапур.

Хорезмшах двинулся вслед за ним к Нишапуру, но, увидев готовность войск Муайида к сражению, повернул назад, к Насе, которой с 1158 года владел в качестве икта эмир Умар ибн Хамза ан-Насави

Умар ибн Хамза ан-Насави подчинился Ил-Арслану, и с этого в Насе стала оглашаться хутба с именем хорезмшаха.После зто войска хорезмшаха заняли Дихистан. Эмир Айбек нашел убежище у Муайида Ай-Аба, а Дихистан вошел в число владений хорезмшахов, и им стали управлять наместники, назначенные из Хорезма.

Принятие Муайидом вассальной зависимости от Иракского султаната насторожило хорезмшаха, тем более что Муайид, чувствуя за собой поддержку фактического главы султаната атабека Илдениза, вел себя в Хорасане как независимый владетель. Ил-Арслан видел в этом угрозу и когда иракский султан Арслан-шах и атабек Илдениз послали Муайиду почетные одежды, знамена и дары и утвердили его наместником Иракского султаната на востоке, хорезмшах Иль-Арслан снова двинул свои войска против Ай-Аба.

Опасаясь последствий связанных с вторжением хорезмшаха Ил-Арслана в подвластные ему земли, Муайид Ай-Аба прибыл в 1166 году из Нишапура в Хамадан, в резиденцию атабека Илдениза, и сообщил ему, что хорезмшах Ил-Арслан решил отнять у него Нишапур. Он предупредил Илдениза, что хорезмшах не удовлетворится этим и, если захватит Нишапур, бросит войска на запад, во владения султана Арслан-шаха. Ай-Аба сказал атабеку: «Если вы не выступите, чтобы остановить его и преградить путь его замыслам, то перед вами из земли забьет такой источник, которого вам не засыпать и разольется такое море, прилив которого вам не сдержать.»

Атабек Илдениз отправил из Рея посла к хорезмшаху Ил-Арслану со следующим посланием: «Поистине, этот Муайид Ай-Аба - мамлюк султана, а Хорасан - страна султана, владение его отцов и дедов. Точно так же Хорезм, где пребываешь ты, - его владение! Если ты двинешся на Нишапур, то моим ответом будут только поход против тебя и война между нами. Ты не задумываешься о себе!».

Послание Илдениза вызвало гнев хорезмшаха Ил-Арслана, и он вознегодовал до такой степени, что собрался и в 1166 году выступил к Нишапуру и остановился неподалеку.

Атабек Илдениз тоже выступил с войсками и подошел к Бистаму. Здесь произошло первое сражение войск хорезмшаха с войсками Иракского султаната. Ни одной из сторон не удалось одержать победы.

Хорезмшах Ил-Арслан отправил часть своих войск из Бистама для захвата принадлежаших Муайиду гордов Бейхака и Сабзавара. В мае 1167 года эти города были взяты хорезмшахом, а в июне того же года, вынудив Ай-Аба бежать, хорезмшах Ил-Арслан взял Нишапур, где была провозглашена хутба с именем Тадж ад-Дунья ва-д-Дина Малика ат-турк ва-л- аджам Ил-Арслана

Видя, что войска Иракского султаната не одержали побед в сражениях с хорезмшахом, Муайид решил смириться перед Ил-Арсланом. Он отправил к хорезмшаху своего посла кади Фахр ад-Дина ал-Куфи, который передал Ил-Арслану следующее послание: «Ты уже понес много расходов и награждал очень щедро, и тебе негоже вернуться в Хорезм, не выполнив задуманного. Но теперь, когда ты вернулся, я - твой мамлюк и дал себе слово подчиниться тебе. Я буду упоминать твое имя в хутбе и буду чеканить монеты - динары и дирхемы - от твоего имени. Я буду управлять в стране согласно твоему повелению и запрету».

Хорезмшах очень обрадовался обращению Ай-Аба и сразу же заключил с ним перемирие. Он одарил Фахр ад-Дина почетными одеждами в Нишапур с богатыми дарами и отправил вместе со своим послом в Нишапур с подношениями для Ай-Аба. Атабеку Илденизу, узнавшему о том, что его вассал Ай-Аба признал свою зависимость от хорезмшаха ничег о не оставалось, как уйти с войсками из Бистама в Рей.

Захватом Нишапура определился окончательный разрыв хорезмшахов с Сельджукидами, и с этой поры начинается постепенное вмешательство хорезмшахов во внутренние дела Персидского Ирака. Местные владетели этого региона, которые боролись за совю независимость с Сельджукидами и атабеками, считали хорезмшаха Ил-Арслана своим союзником в этой борьбе.

Одним из таких противников Султана Арслан-шаха и атабека Илдениза был владетель Рея Инанч, который считался их вассалом и должен был ежегодно выплачивать дань в казну Сельджукидов. Однажды, когда атабек Илдениз послал своих людей за данью, Инанч отказался платить. Атабек решил проучить непокорного вассала и направил против него войска. Узнав об этом, Инанч покинул Рей и ушел в Бистам, откуда написал хорезмшаху Ил-Арслану, что он ищет у него защиты и просит позволения войти в число его гулямов. Он дал ему понять, что если получит от Ил-Арслана помощь войсками, то захватив Ирак, включит его в состав владений хорезмшаха и здесь будет осуществляться его власть и будут исполняться его повеления. Хорезмшах дал ему благоприятный ответ в самых любезных выражениях. Он поручил вали Дихистана (в случае если Инанч прибудет туда) вручить ему 30 тысяч динаров, чтобы возместить нанесенный ему ущерб, и предоставить ему убежище. Он приказал, чтобы Инанч оставался в Дихистана до те пор, пока дала его не придут в порядок.

В это время атабек Илдениз получил письмо, в котором верные ему люди сообщали, что Инанч вошел в сговор с хорезмшахом и решил передать Рей и его округ во владение Ил-Арслана. Хорезмшах отрядил на помощь Инанчу большую армию, надеясь после присоединения Рея к своим владениям продвинуться дальше на запад. Он назначил командующим этой армией карлукского эмира Шамс ал-Мулка ибн Хусайна Аййар-бека и приказал ему выступить в Ирак.

О продвижении этих войск сообщили атабеку Илденизу, и он выступил со своими военными силами навстречу. Войска хорезмшаха прошли Рей и достигли города Саве, где в 1167 году встретилась с армией под командованием султана Арслан-шаха и сына Илдениза Джахан- Пехлевана. Несмотря на ожесточенное сопротивление, иракские войска не устояли перед хорезмийцами и отошли. Инанч осадил крепость Табрак, но она устояла; армия Хорезма устремилась дальше на запад.

В следующем, 1168 году атабеку Илденизу удалось подкупить везира Инанча - Сад ад-Дина ал-Ашалла, и везир перешел на сторону Илдениза, а гулямы, не получив обещанного вознаграждения, отправились к хорезмшаху Ил-Арслану. Однако он приказал схватить их и казнить за то, что они убили своего господина.

Потерпев неудачу в попытке захватить земли Иракского султаната, хорезмшах снова вмешался в события, происходившие в Мавераннахре.

Как уже было сказано, в сражении в пустыне Катаван большую роль сыграли карлуки. Владевшие Мавераннахром кара-китаи не могли забыть, как карлуки в 1156 году убили в сражении близ Бухары владетеля Самарканда караханида Тамгач-хана Ибрагима III и бросили его труп в пустыне. Новый караханидский правитель Самарканда под эгидой кара-китаев Джалал ад-Дин Али Чагры-хан в 1158 году разбил карлуков, и их глава Лачин-бек бежал в Хорезм, надеясь на покровительство Ил-Арслана. И действительно, хорезмшах, поставивший перед собой цель освободиться от господста кара-китаев, которым он продолжал выплачивать дань, радушно принял бежавших карлуков. Он видел в них силу, которая должна была помочь ему в борьбе с кара-китаями.

В июле 1158 г. хорезмшах во главе большой армии вторгся в Мавераннахр. Узнав об этом, владетель Самарканда Джалал ад-Дин Али спешно укрепил город и обратился за помощью к кочевникам-туркменам, жившим на землях между Кара-Колом и Джендо, а так же к своим сюзеренам кара-китаям.

В сражении на обоих берегах реки Согд (Заравшан) войска кара-китаев под командованием Илиг Туркмана не смогли противостоять войскам Хорезма. Опасность полного разгрома заставила Илиг Туркмана просить о перемирии, и оно было заключено с помощью имамов и улемов Самарканда. На основании этого соглашения хорезмшах вернул карлуков на прежние места их поселения и возвратился в Хорезм.

В дальнейшем, преследуя карлуков, кара-китаи несколько раз пытались расправиться с ними, но для этого им надо было вести боевые действия на территории, подвластной Ил-Арслану. Наконец в 1171 г. кара-китаи переправились через Амударью и бросили войска на Хорезм. Как только Ил-Арслан узнал об этом, он приказал открыть плотины и затопить подходы к столице. Хорезмшах отошел с войсками к Амулю, откуда выслал против кара-китаев войска под командованием эмира Айар-бека. Сам Ил-Арслан в это время был болен, остался в Амуле и не мог принять участия в сражении. Кара-китаи разбили войско хорезмшаха, эмир Айар-бек был взят в плен. Хорезмшах возвратился Гургандж больным и в марте 1172 г. умер.

Смерть хорезмшаха Ил-Арслана положила начало жестокой и длительной борьбе за обладание престолом между его сыновьями Ала ад-Дином Текишем и Султан-шахом Махмудом.

Хорезмшахом, по завещанию отца, должен был стать Султан-шах. Но Текиш отказался признать его султаном, а когда за ним были отправлены войска, бежал к кара-китаям. Текиш просил их дать ему войско, взамен он обещал выплачивать ежегодную дань. При помощи огромного войска, возглавлял которое муж кара-китайской царицы Фума, Текишу все же удалось захватить престол.

Обязанный своим престолом кара-китаям, Текиш, однако не мог ужиться с ними. Поводом к восстанию послужило высокомерие и вымогательства кара-китайского посла, прибывшего в Хорезм для сбора условленной дани. "Из ревности к достоинству престола и веры" Текиш убил посла, находившегося в родстве с гур-ханом; спутники посла по приказанию Текиша были перебиты хорезмийскими вельможами. Узнав об этом, Султан-шах тотчас отправился к кара-китаям; ему удалось убедить царицу что население и войско Хорезма охотно примет его сторону и покинет его брата.

Тот же Фума, нескольким годами раньше низложивший Султан-шаха, теперь был отправлен в Хорезм для возвращения ему престола. Текиш затруднил действия кара-китайских войск наводнением страны; надежды на помощь со стороны; надежды на помощь со стороны населения также не оправдались. Фума должен был отступить, но по просьбе Султан-шаха, дал ему отряд, с которым тот вступил в Хорасан, разбил при Серахсе местного гузского владетеля и занял Мерв. Столь же успешно он действовал против Туган-шаха, 13 мая 1181 г. нанес ему полное поражение и после этого присоединил к своим владениям Серахс и Тус.

В борьбе за земли Хорасана главным противником Султан-шаха был в это время упомянутый выше правитель Нишапура и других земель Хорасана Тоган-шах Абу Бакр. В сражении между ними 13 мая 1181 года войска Тоган-шаха были разгромлены, и в руки Султан-шаха попало все его имущество и казна.

В конце 1181 г. в Хорезм прибыл в качества посла от гурского султана эмир Хумам ад-Дин для о хорасанских делах; хорезмшах обещал весной будущего года прибыть с войском в Хорасан для свидания с Гияс ад-Дином. Хумам ад-Дин был отпущен в январе 1182 г., и Текиш отправил с ним своего посла Фахр ад-Дина.

Вслед за тем хорезмшах стал готовиться к походу на Хорасан, но в это время в Хорезм прибыл посол Султан-шаха; Текиш предъявил брату требование жить в мире с Туган-шахом; посол от имени своего повелителя выразил покорность, вследствие чего поход стал излишним, но все-таки хорезмшах изъявил готовность во всякое время исполнить обещание, данное гурскому султану, и прибавил, что может сделать это без труда, так как кругом Хорезма все спокойно.

апреля 1185 года Тоган-шах умер, и нишапурский престол занял его сын Санджар-шах. Однако фактическим главой владения был не он, а его атабек Менгли-Тегин. Атабек этот был правителем жестоким и властным. Его вымогательства, поборы с населения, притеснения эмиров и казнь некоторых из них привели к тому, что многие эмиры перешли со своими воинами на службу к Султан-шаху.

Как только до хорезмшаха Текиша дошли слухи об усилении Султан-шаха и о том, что Менгли-Тегин пренебрег вассальными обязательствами по отношению к Хорезму, Текиш, разумеется, решил вмешаться в эти события. Но едва он выступил с войсками в Хорасан, Султан-шах решил еще раз попытаться захватить Хорезм, однако в пути узнал, что Текиш повернул войска к его стлице Мерву. Поэтому, оставив своих воинов в Амуле, Султан-шах с небольшим отрядом прорвался сквозь расположение войск Текиша и укрепился в Мерве.

Текиш тут же повернул от Мерва и повел армию на Нишапур и в мае 1186 года осадил город. После двухмесячной осады Менгли-Тегин и Санджар-шах подчинились Текишу и были вынуждены принять условия хорезмшаха. Но едва хорезмшах уехал из Нишапура, Менгли -Тегин схватил посланцев Текиша и отправил Султан-шаху.

Хорезмшах счел эти репрессии против своих лиц вызовом и 27 марта 1187 года вновь осадил Нишапур и приказал обстрелять город из катапульт.

После 40-дневной осады атабек Менгли-Тегин сдал город. Он сам был доставлен был доставлен к Текишу, который 27 мая 1187 года вошел с войсками в Нишапур.

Нишапур и его округ вошли в состав владений хорезмшаха Текиша. Он назначил вали Нишапура своего старшего сына Насир ад-Дина Мелик-шаха, который был до этого наместником в Дженде, и в сентябре 1187 года возвратился в Гургандж.

Весной 1193 года хорезмшах Текиш вновь выступил против Султан-шаха, решив, что пришло время покончить с его сопротивлением. Когда его войска достигли Абиварда, посредники снова попытались достигнуть мирного урегулирования споров между братьями. Переговоры затянулись, но измена коменданта крепости Серахс и переход его на сторону хорезмшаха подвели черту под многолетней войной между братьями.

Султан-шах понял, что надежды на захват престола или на создание прочного самостоятельного владения окончательно рухнули. Сдача Серахса нанесла ему непоправимый удар, и через два дня, 19 сентября он умер.

Так закончилась длившаяся двадцать лет борьба сыновей хорезмшаха Ил-Арслана. Смерть Султан-шаха положила конец опасениям Текиша за судьбу престола хорезмшахов и развязала ему руки для свершения его замыслов расширить свои владения. Под власть Текиша перешел весь Хорасан до линии Таракан - Мервуд - Герат.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Восточно-Сельджукский султанат возник в результате победы султана Санджара, в то время - наместника в Хорасане, над своим племянником - Махмудом Тапаром, законным наследником престола, в 1119 году. Махмуд стал наследником престола Сельджукидов, а султан Санджар стал восьмым и последним Великим сельджукским султаном.

Конец разногласий между Санджаром и Махмудом и издание указа об икта наследнику престола можно считать началом образования Восточно-Сельджукского государства во главе с султаном Санджаром на территории Хорасана.

Восточно-Сельджукский султанат в пору своего расцвета простирался от границ Индии и Китая на востоке, до границ Ирака на западе. Почти все правители соседних областей были вассалами Санджара - правители Гура, Сидждистана, Газны, Кермана, и Мазандарана, Хорезма и Мавераннахра и других областей.

Главным соперником Восточно-Сельджукского государства за гегемонию в Средней Азии был Хорезм, один из важных экономических и культурных центров Средней Азии. Династическая традиция хорезмийских владык, носивших титул хорезмшахов, восходит к первым векам нашей эры.

В 11-13 веках в Хорезме правила четвертая и, по выражению В.В Бартольда, "самая блестящая династия" - Ануштегинидов.

В начале верные вассалы Сельджукидов, хорезмшахи в XII в. постепенно выходят из повиновения. Хорезмшах Атсыз трижды предпринимал попытки вооруженного восстания против султана Санджара, но полной независимости добиться так и не смог.

Началом упадка Восточно-Сельджукского султаната можно считать поражение армии Великого султана Санджарар в сражении с кара-китаями в пустыне Катаван 9 сентября 1114 года. Разгром армии Великого султана нанес сокрушительный удар по престижу Сельджукидов.

Упадку Восточно-Сельджукского султаната способствовали не только политические политические причины, но и явления социального характера. К числу первых можно отнести отсутствие порядка и дисциплины среди туркмен, составлявших основные военные силы Сельджукидов, окончание крупных завоеваний, борьба с непокорными вассалами, а также междоусобную борьбу связанную с претензиями представителей правящей династии на султанский трон. Кроме того на процесс упадка оказало влияние обострение противоречий между различными группировками господствующего класса - между тюркской военной знатью и чиновничьей знатью местного, в основном иранского, происхождения.

Еще один удар по престижу султана Санджара был нанесен Гуридами, разгромившими войска Санджара в 1152 году. Однако Санджар уже в следующем привел к повиновению гуридов.

Последний сокрушительный удар империи султана Санджара нанесли огузы. В апреле 1153 года они разбили наголову его войска, а самого Санджара взяли в плен.

С этого времени государство Санджара перестало существовать. Среди вассалов Санджара хорезмшахи оказались после разгрома Санджара самыми активными, хотя пока и не самыми сильными правителями.

После смерти Санджара в Хорасане царило безвластие, вернее всевластиефеодальных владетелей и бывших эмиров султана. Но сильнейшим среди них постепенно стали хорезмшахи. Год за годом они присоединяли к своим владениям новые территории, пока весь Хорасан не оказался под их властью. Можно сказать, что хорезмшахи стали наследниками Сельджукидов, создав к середине 13 века такое же крупное и могущественное государство.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


1.Бартольд В.В. Сочинения. Т. 1,2 М., 1963.

2.Буниятов З.М. Государство атабеков Азербайджана. Баку, 1982.

.Буниятов З.М. Государство хорезмшахов-Ануштегинидов. М., 1986.

.Буниятов З.М. Сообщения о сельджукском государстве. Сливки летописей, сообщающих о сельджукских эмирах и государях. Перевод. М., 1980.

.Давидович Е.А. О двух каркханидских каганатах. НАА. 1968, №1.

.Чакрян А.А. Сельджукское завоевание Малой Азии. Ереван, 1990.

.Шенгелия Н.Н. Сельджуки и Грузия в 11 в. Тбилиси, 1986.

.Шенгелия Н.Н. Грузинские историки 11-12 вв. о сельджуках. ТС. М., 1975.

.Якубовский А.Ю. Сельджукское движение и туркмены. СЭ 1974 №4.

.Якубовский А.Ю. Очерки по истории туркменского народа и Туркменистана. Ашхабад, 1958.

.Росляков А.А. Первые Сельджукиды. Известия туркменского филиала АН СССР. 1951.

.Каэн К. Мусульманский мир. 950-1150. М., 1981.

.Караев О. История Караханидского каганата. Фрунзе. 1983.

.Сайпанов Б.С. Образование государства хорезмшахов- Ануштегинидов. Проблемы истории СССР. Вып. 1 М., 1977.

.Строева Л.В. Движение исмаилитов Исфахане в 1100-1107 гг. Вестник МГУ 1962 № 11.

.Лунина С.Б. Средняя Азия в древности и средневековье. М., 1977.

.Лунина С.Б. Материалы по истории и археологии Средней Азии. Ташкент, 1972.

.История Туркменской ССР. Т.1 Ашхабад, 1957.

.История Бухары с древнейших времен до наших дней. Ташкент, 1976.

.История и археология Средней Азии. Ашхабад, 1978.

.История Казахской ССР с древнейших времен до наших дней. Т.2Алма-Ата, 1979.

.История Монголии. М., 1967.

.История Таджикистана Т.2 М., 1964.

.Историческая топография Самарканда. Ташкент. 1981.

.Гусейнов Р.А. Историография истории Закавказья 11-12 вв. ТС. 1976 М., 1978.

.Гусейнов Р.А. Уджи - военно-феодальный институт в Малой Азии 11-12 вв. ТС. 1974 М., 1978.

.Гусейнов Р.А. Формы феодальной земельной собственности и владения на Ближнем и Средневековом Востоке. М., 1979.

.Росляков А.А. Из истории военного искусства туркмен. Ашхабад, 1947.

.Росляков А.А. Туркмены и огузы. Учебник зап. Туркменского гос. Ун-та. Ашхабад, 1986.

.Туран О. Сельджуки и ислам. Стамбул, 1971.

.Кёймен М.А. Сельджукские источники. Анкара, 1949.

.Кёймен М.А. История Сельджукидов. Анкара, 1954.

.Кёймен М.А. История тюрок. Анкара, 1963.


Теги: Распад Восточно-Сельджукского султаната  Диплом  История
Просмотров: 2163
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Распад Восточно-Сельджукского султаната
Назад