Колониальная деятельность европейских государств на африканском континенте. К вопросу о характере культурного влияния европейцев на традиционную культуру


Дипломная работа

Колониальная деятельность европейских государств на африканском континенте. К вопросу о характере культурного влияния европейцев на традиционную культуру


Санкт-Петербург


Содержание


Введение

I. Источники и научная литература

II. Европа и Африка. История колонизации в XVI-XX веках

2.1 Начало колонизационных процессов в XV-XVII веках

.2 XVIII-XIX века. Массовая колонизация Африки

.3 Инструменты антиколониальной политики в Африке в начале XX века

III. Эволюция африканской культуры в процессе колонизации

.1 Португалия - первый колонизатор Африканского континента и ее влияние на африканскую культуру

.2 Испанские культурные традиции в Африке

.3 Английская колонизация в Южной Африке. Традиционная и заимствованная культура

.4 Франция в Африке

.5 Общая характеристика европейского культурного влияния

Заключение

Список использованной литературы


Введение


…Самые первые люди вышли из термитника. Это были мужчина и его жена и еще муж с женой. С неба спустилась еще третья пара; при них были корова, овца и коза. Родственники небесной пары назывались племенем духов и были очень богаты. Спустившиеся с облаков построили деревню в Нзауе. Всякий, кто придет туда, может увидеть высоко на скале следы первого небесного мужчины, следы его коз и овец…

Сказки народов Африки: "Происхождение людей"

Народы, населяющие Африку, прошли разный исторический путь, что не могло ни отразиться на уровне развития их общественных и социальных отношений и их идеологии. Устно-поэтическое творчество различных африканских народов и, в первую очередь, традиционные мифологические и религиозные представления косвенно отразили особенности, характерные для различных уровней социально-экономического развития этих народов. Так, если в силу исторических условий одни народы (такие, например, наиболее отсталые африканские народы, как бушмены в Южной Африке) сохранили в большей мере очень древние мифологические представления, соответствующие первобытнообщинной стадии развития общества (тотемические представления), то у других народов мы находим и сравнительно поздние представления, характерные для более высокого уровня социально-экономического развития, сложившиеся в эпоху расцвета средневековых африканских цивилизаций и позднее. В частности, у народов банту Межозерья, у йоруба Западной Африки, у хауса, эдо и некоторых других обнаруживаются сложные мифологические системы, целые мифологические пантеоны богов и богинь, полубогов и духов, связываемых с той или иной областью природы человеческой жизни и культуры.

Такая полистадиальность мифологии африканских народов дает возможность рассматривать их культуру в развитии - проследить становление и последующие изменения древнейших мифологических образов и сюжетов.

Центральной фигурой африканской, как и всякой первобытной мифологии, является персонаж, наделяемый чертами первопредка, демиурга, учителя первых людей, и получивший в науке наименование "культурного героя".

Весьма архаический слой африканской традиционной культуры составляют матриархальные мифологические представления. К их числу относятся архаические женские мифологические образы - "старухи" Нзамби, "Великой праматери" в мифах конго, "водяных старух", "хозяек" воды, дающих герою воду при выполнении определенного условия (вылизать язвы), "хозяйки" мифического дерева, дающего плоды при соблюдении определенного условия; к этому же ряду принадлежат (женские) чудовища типа зулусских - Кукумадеву, связывавшаяся некогда с обрядом инициации девушек, Гуннгкукубантуана, владыка зверей, Силосимапунду (два последних - по описанию их внешнего вида - выглядят как вероятная персонификация земли, охотничьей территории) и другие.

Но если традиции, связанные с матриархальными отношениями, сохранились в мифологии африканских народов только в виде более или менее отчетливых образов и отдельных, часто уже затемненных представлений, то представления, выросшие и укоренившиеся на почве отцовско-родовых отношений, занимают в мифологии Африки большое место.

Прежде всего это относится к культу предков, получившему в Африке широкое распространение. С развитием патриархально-родового строя, с укреплением племенных и межплеменных связей, появлением государственных образований культ предков мог принимать различные формы - от родового (и семейного) до племенного и государственного.

Культ предков оказал очень сильное влияние на культуру африканских народов. Это явственно ощущается и в сюжетах мифов, и в традиционных мифологических образах. Почти все мифологические персонажи - в особенности, если речь идет о развитых, вполне сформировавшихся образах - проявляют (в большей или меньшей степени) черты предков, не говоря уже о тех персонажах, которые по своему происхождению являются прародителями, первопредками.

Эта вводная часть необходима для объяснения большого значения культурных традиций для Африканских государств. Эта разнообразная, хорошо структурированная, иерархичная культура, которая складывалась веками под воздействием различных естественных факторов (природы, социальной жизни населения и т.д.).

Целью данной дипломной работы является анализ эволюции африканской культуры под воздействием европейских нововведений. Для этого нужно рассмотреть особенности европейской колонизации на протяжении нескольких важнейших в истории столетий, пути и инструменты этой колонизации, а также культуру таких европейских государств как Португалия, Великобритания, Испания, Франция.

Само понятие колонизации имеет несколько значений. Согласно "Современному словарю иностранных слов", колонизация (от лат. colonia - поселение) - это: 1) заселение и освоение пустующих и окраинных земель своей страны (внутренняя колонизация); 2) основание колоний, поселений за пределами своей страны (внешняя колонизация); 3) захват какой-либо страны или территории, превращение какой-либо страны или территории в колонию. Колония - это: 1) в древнем мире - поселение граждан какого-либо государства в другой стране; 2) страна или территория, лишенная самостоятельности, находящаяся под властью иностранного государства (монополии); 3) совокупность людей какой-либо страны, проживающих в чужой стране.

Дипломный проект структурирован следующим образом: первая глава дает обзор литературы, связанной с историей Африки, ее культурными традициями, а также с процессами европейской колонизации Африки XV-XX веков; вторая - посвящена историческому аспекту раскрываемой темы: она разбита на определенные периоды, связанные с различными событиями в истории европейской колонизации Африки; третья глава посвящена конкретно взамиовлияниям культур: она структурирована по принципу раздела на разные государства и выстроена в порядке уменьшения влияния: Португалия - Испания - Великобритания - Франция - Германия. Далее следуют выводы по всей работе.

Спецификой данной работы является то, что здесь рассматривается именно влияние Европы на Африку, хотя в последнее время в литературе все чаще встречается мнение о том, что африканское влияние на Европу - также сильно. Но, тем не менее, весьма интересно рассмотреть именно это влияние, т.к. оно особенно важно для современной африканской культуры.


I. Источники и научная литература


Об Африке написано множество книг. Писать их начали столетия назад. Первые путешественники прилежно рассказывали любознательным европейским горожанам о жарких странах с диковинными зверями и удивительными, непохожими на обычных людей жителями. Это были описания дальних земель сродни рассказам Геродота и Марко Пола.

Однако времена "собакоголовых людей" и "тех, кто ходит с глазами, расположенными на груди" прошли довольно быстро. Африку стали не только описывать, ее начали изучать.

Об Африке сначала писали в основном арабы. Это понятно, т.к. они жили к ней ближе всех других народов. Но и арабы рассказывали только о районах Черного континента, не слишком удаленных от их стран: забираться глубже было дорого и опасно. Первые европейцы, не обладавшие навыками езды на верблюдах, тем более не могли дать подробного и грамотного описания этого загадочного континента.

Всю историю Африки можно условно разделить на три больших периода - доколониальный (первобытный), колониальный (средневековый) и постколониальный (современный). В этой связи необходимо отметить, что каждый из этих периодов крайне неравномерно был освещен в литературе.

Что касается доколониального периода, здесь можно сказать, что это время еще не до конца исследовано и оставляет множество вопросов для ученых всего мира. Африканскую культуру, бытовавшую до вторжения европейцев, мы можем наблюдать лишь по немногим дошедшим до нас мифам, сказкам и другим произведениям традиционной культуры Африканского континента с древнейших времен до XV века. Многие из этих "источников" лишь аллегорически доносят до нас особенности социальной, политической, экономической и культурной жизни Африки. Данный период отражен также в научных работах археологов, занимающихся раскопками этой местности. Но, к сожалению, материальная культура, которая является объектом археологического исследования, не может в полной мере отразить реальную картину истории и культуры континента.

Колониальная Африка - это объект многочисленных исследований, содержащих антагонистические точки зрения. В разные периоды XX века ученые занимались многими вопросами колониального воздействия Португалии, Испании, Великобритании, Нидерландов, Бельгии, Германии, Франции. В рамках этих исследований ученые говорили то о положительном влиянии Европы на Африку, то о том, что взаимовлияние двух континентов было равнозначным, то о том, что именно Европа сделала Африку таким дискретным и поликультурным обществом (это ставится европейцам в упрек). Колонизационные процессы описывались по-разному. Академические многотомные издания (типа "Всемирной истории" или "Истории Европы") подробно рассказывают о каждом шаге европейцев в странах Африки. При этом данные книги не ставят своей целью проанализировать внутренние процессы колонизации. Они освещают лишь исторические аспекты.

Особое внимание следует уделить тематическим академическим сборникам ("Взаимодействие культур и литератур Востока и Запада", "Эволюция традиционных институтов колониальной и постколониальной Африки", "Народы Азии и Африки", "Страны и народы Востока", "Африка: культура и общество, традиции и современность" и т.д.). Многие из этих сборников выходили в Московском институте Африки, который занимается проблемами изучения истории и культуры Черного континента.

Важное место в кругу литературы по истории колониальной Африки занимают отдельные монографии, также направленные на изучение культурологических и историографических аспектов. Это книги Г.Е Скорова "Французский империализм в Западной Африке", А.М. Родригеса "Новая история стран Азии и Африки XVI-XX веков", В.А. Трофимова "Политика Англии, Италии в Северо-Восточной Африке в второй половине XIX века", И.И. Васина "Колониальная политика капиталистических держав в Эфиопии. 80-90-е годы XIX века", И.А. Улановской "Борьба за Восточную Африку и пресса (1884-1890)", Х. Дрекселера "Юго-Западная Африка под германским колониальным господством. 1884-1915" и А.М. Пегушева и Б.М Туполева "Восстание Маджи-Маджи. Становление и кризис германского колониального правления в Восточной Африке".

Постколониальная Африка практически полностью является политическим новообразованием. Различные африканские страны после снятия колониального режима создавали свой стиль жизни. Этот процесс привел к тому, что первобытная культура превратилась в смешанную, а европейское влияние осталось на территории государств в разной степени значимым. Каждая из африканских стран переняла от европейцев свои традиции, тем более, что, как известно, разные части Африки посещали разные колонизаторы.

Для обсуждения и решения проблем изучения Африки и сотрудничества с ней в России была создана специальная организация. Институт Африки РАН является базовой организацией для деятельности Научного совета РАН по проблемам Африки (НСА). На этот институт возложено материально-техническое, финансовое и организационное обеспечение деятельности НСА.

Научный совет РАН по проблемам Африки был создан в системе Академии наук в 1966 году. В настоящее время НСА функционирует при Отделении общественных наук (ООН) РАН.

В состав НСА входят 72 представителя академических институтов, университетов России, стран СНГ и ряда практических организаций Российской Федерации. Среди них 4 члена-корреспондента РАН, 67 докторов и кандидатов наук.

Основная задача НСА - разработка приоритетных направлений и координация научных исследований по проблемам Африки, проводимых в институтах РАН и высших учебных заведениях России по всем направлениям: история, экономика, международные отношения, российско-африканские отношения, политология, социология, этнология, философия, право и проблемы государственного строительства, география и филология.

Значительное место в деятельности Научного совета занимает подготовка и проведение российских и международных конференций.

Раз в два с половиной года НСА совместно с Институтом Африки РАН проводит конференцию африканистов с широким участием зарубежных исследователей по африканской проблематике. Издаются тезисы и сборники материалов конференции на русском и английском языках.

Совместно с Институтом Африки РАН, Санкт-Петербургским государственным университетом, Центром цивилизационных и региональных исследований РАН и Музеем антропологии и этнографии (Кунсткамерой) РАН Научный совет ежегодно проводит в Санкт-Петербурге конференцию "Африка: общества, культуры, языки", посвященную памяти видного российского ученого-африканиста Д.А. Ольдерогге. Сборники материалов конференции издаются в серии "Чтения памяти Д.А. Ольдерогге".

Научный совет при поддержке Института Африки РАН, Санкт-Петербургского и Саратовского государственных университетов выступает организатором Всероссийской конференции "Школа молодого африканиста". Издается сборник докладов.

Научные отчеты о проводимых НСА конференциях регулярно публикуются в журнале "Восток/Oriens".

В связи с деятельностью НСА отметим следующие интересные публикации: "Россия в Африке и Африка в России. Материалы конференции, состоявшейся в Санкт-Петербурге в мае 2001 года" (серия "Чтения памяти Д.А. Ольдерогге"). Т. 3. - М., 2003; "Сборник тезисов IX конференции африканистов "Африка в контексте отношений Север-Юг" (Москва, май 2002 года) [на русском и английском языках]. - М., 2002; "Африка: общества, культуры, языки. Материалы конференции, состоявшейся в Санкт-Петербурге в мае 2002 года" (серия "Чтения памяти Д.А. Ольдерогге"). Т. 4. - СПб., 2002; "Санкт-Петербург в Африке и Африка в Санкт-Петербурге. Вторая всероссийская школа молодого африканиста. Тезисы докладов. 25-27 ноября 2002 года". - СПб., 2002; "Эволюция традиционных институтов в колониальной и постколониальной Африке. Материалы конференции, состоявшейся в Санкт-Петербурге в мае 1999 года" (серия "Чтения памяти Д.А. Ольдерогге". Т. 1. - М., 2001; Человек в социокультурном и политическом пространстве. Материалы конференции, состоявшейся в Санкт-Петербурге в мае 2000 года" (серия "Чтения памяти Д.А. Ольдерогге". Т. 2. - М., 2001; "VIII конференция африканистов "Африка на пороге третьего тысячелетия" (Москва, сентябрь 1999 года). Итоговые материалы". - М., 2000; "Африка: общества, культуры, языки (традиционный и современный город в Африке). Материалы конференции, состоявшейся в Санкт-Петербурге в мае 1998 года". - М., 1999; "Сборник тезисов VIII конференции африканистов "Африка на пороге третьего тысячелетия" (Москва, сентябрь 1999 года) [на русском и английском языках]. - М., 1999.

В одной из публикаций про постколониальную Африку сказано следующее: "Сегодня почти вся Африка - зона гуманитарной катастрофы. На континенте постоянно происходят какие-то межрасовые, межрелигиозные, межплеменные, националистические, сепаратистские и еще Бог знает какие конфликты. Если в африканской стране нет кровавой диктатуры, там идет гражданская война, если нет ни того, ни другого, значит, власть вообще отсутствует и страну поделили бандитско-пиратские группировки, грабящие все, что проезжает (проплывает) мимо. Сегодня кризис постколониальной Африки столь очевиден, что не замечать этого уже невозможно. И, пожалуй, единственный способ навести хоть какой-то порядок на континенте - вернуться к колониальной практике. Белые люди вмешались в неспешный ход туземной истории и теперь по факту ответственны за судьбу континента. До того как африканцы научились пользоваться оружием в обычных и не менее регулярных конфликтах гибли десятки и сотни людей. Теперь гибнут тысячи, а то и сотни тысяч. Белые люди неплохо устроились. Они переживают за судьбы африканских детей, создают фонды, шлют гуманитарную помощь (которую тут же разворовывают), создают миссии, а параллельно торгуют оружием".

Во многих публикациях о постколониальной Африке говорится о том, что в ближайшем времени из-за сильного влияния европейских держав Африка станет центром международного терроризма. Африка все более и более исламизируется (арабский Магриб, Судан, Нигерия и прочие страны с негритянским населением). Причем чем дальше, тем сильнее ощущается влияние радикального ислама. Арабско-европейское развитие постколониальной Африки вызывает множество споров и становится одной из важнейших международных проблем, связанных с экономикой, политикой и безопасностью. Именно поэтому данной теме посвящены статьи в политических и общественных периодических изданиях.

Вся литература по африканской теме раскрывает множество до сих пор нерешенных проблем. Исследование традиционной африканской культуры остается актуальным. Создано несколько сборников фольклора Африки - сказок, легенд, мифологических сюжетов. Вливание европейской культуры исследователи прежде всего связывают с насаждением христианства. Религиозные вопросы занимают очень важное место в публикациях по истории и культуре Африки. Это связано с тем, что Африка - это некая консолидация исламских и христианских традиций. Как сочетались на одном континенте две крупнейшие мировые религии? Почему не все страны Африки приняли христианство. Какие страны оказали большее влияние на жизнь африканцев? В чем заключался межнациональный конфликт монополистских европейских государств? Было ли это связано с культурными различиями между европейскими государствами, или это была борьба за наиболее престижные районы Черного континента? Почему в XX веке было все-таки решено снять колонизацию, и кто стал зачинателем этого процесса? На все эти вопросы пытаются отвечать современные исследователи, которые создают различного рода публикации.

Все публикации по вопросам истории и культуры африканского континента посвящены, как правило, конкретной проблеме, но общего исследования, которое объединило бы ответы на все вопросы, пока не существует. Колонизация Африки - проблема живая, т.к. еще не так много времени прошло с момента ее снятия. И до сих пор обсуждается вопрос о том, не был ли ошибочным этот процесс. Ведь европейское влияние сыграло положительную роль в жизни Африки, цивилизовало большую часть населения, позволило приблизиться к западной цивилизации лучшим представителям африканских народов. С другой стороны, общеизвестны отрицательные стороны колониализма.


II. Европа и Африка. история колонизации в XVI-XX веках


2.1 Начало колонизационных процессов в XV-XVII веках


ХV век стал эпохой освоения португальцами морского пути вокруг Африки. В 1498 году они достигли побережья Малинди в Восточной Африке, о чем местная хроника упоминает следующим образом: "Когда народ Малинди узрел людей Васко да Гамы, то понял он, что несут они войну и гибель и пришел в великое уныние. Им дали все, что они просили, но они истребовали лоцмана, чтобы он повел их в Индию и обратно в их страну, да будет она проклята...". Истребованный португальцами вышеупомянутый лоцман Ахмад ибн Маджид, "четвертый лев моря", впоследствии глубоко раскаивался в содеянном:"О, если бы я знал, что от них будет!".

Установив в ХV-ХVI веках морскую монополию в водах двух океанов, омывающих Африку, португальцы ограничились точечной колонизацией ее побережья и захватов больших территорий не проводили (торговое посредничество, неэквивалентный обмен и "мирная работорговля" давали больше прибылей при минимальных расходах, чем завоевания). В ХVII веке усиливается голландская экспансия в Африке (Южную Африку они превратили в базу для экспансии, в "огород Ост-Индской компании"). На побережье Гвинеи также хозяйничали Швеция, Дания, Бранденбург и даже Курляндия.

После вымирания индейцев Вест-Индии и развития плантационного хозяйства в Бразилии работорговля становится главным интересом европейцев в Африке. Африканский историк Кваме Доаку справедливо отмечает: "Нет другого сюжета в африканской истории, о котором было бы так много написано и который был бы так мало известен, как торговля рабами между Африкой и Америкой".

Африка превратилась в "заповедное поле" охоты на чернокожих в качестве одной из сторон знаменитого "золотого треугольника" с 1000% прибылью (африканские рабы отправлялись в Америку - произведенные ими в Америке товары (хлопок, табак, кофе, ром) отправлялись в Европу - европейские товары (безделушки, оружие, джин) отправлялись в Африку). Функционирование этого треугольника, в основе которого лежал подневольный труд рабов, было оценено К. Марксом как "главный момент ПНК и основа буржуазной промышленности" Европы.

Первыми из европейцев обосновались на африканском материке португальцы. Еще в конце XV- начале XVI века они разведали побережье Африки от Гибралтара до восточного выступа материка севернее Мозамбика и основали колонии: Португальская Гвинея и Ангола - на западе, и Мозамбик - на востоке. Во второй половине XVII века на крайнем юге Африки закрепились голландцы (Капская колония), отчасти истребив, отчасти превратив в рабов сан и коикоин. Вслед за голландцами сюда направились колонисты из Франции и других европейских стран. Потомки этих первых колонистов получили название буров.

В 1415 году португальцы захватили на африканском берегу Гибралтарского пролива крепость Сеуту. Это была их первая колония в Африке. Обладание Сеутой привело португальцев в близкое соприкосновение с Северной Африкой. Португальцы оказались в стране, которая издавна вела торговлю с южными странами и получала оттуда золото, слоновую кость пряности и рабов.

Многочисленные арабские и магрибские купцы регулярно посещали Судан, привозя оттуда редкие товары. Товары эти, главным образом золото, поступали в Европу, причем посредническая торглвля давала купцам громадные прибыли. Естественно, что, захватив Сеуту, португальцы вознамерились взять в свои руки всю торговлю с Суданом.

Несомненно, что золото было одной из наиболее важных причин, побудивших португальцев энергично действовать в Африке. Уже в 1433 году они появились в устьях Сенегала, где основали небольшую факторию Аргим, откуда стали устанавливать связи с Тимбукту. В 1441 году в Португалию пришел из Африки первый караван судов с золотом и рабами. К этому времени слава о богатствах далекой Африки стала распространяться в Европе. С португальскими мореплавателями начали соперничать кастильцы. Тогда Португалия добилась от папы Николая V издания буллы от 8 января 1455 года, предоставлявшей Португалии все провинции, острова, гавани и т.д., от мыса Бохадор и Нан. Новый папа, Калликст III, 13 марта 1456 года издал новую буллу, предоставившую все права на новые открытия в Африке ордену Иисуса, главой которого был Генрих Мореплаватель, что давало в руки португальцам могущественное средство борьбы против конкурентов. Так, например, один из капитанов, некий де Прад, задержанный португальскими кораблями в водах Африку с богатой добычей, был привезен в Португалию и сожжен как еретик, осмелившийся ослушаться папского эдикта. Португальские короли, не желая предпринимать дорогостоящие экспедиции в Африку, ввели практику сдачи на откуп прав на торговлю в Африке. В конце XV века этими правами пользовалась богатая семья лиссабонских купцов Гомеш. Диего Гомеш, а поздне Фернандо Гомеш в течение нескольких десятилетий были неограниченными владыками африканского побережья.

Португальцы широко использовали опыт арабских мореплавателей Северной Африки, усовершенствовали карты и навигационные инструменты; ознакомились они и с научными достижениями еврейских ученых и купцов острова Мальорка, хорошо знавших оазисы Сахары, через которые шла торговля золотом между Суданом и Европой.

В 1484 году португальцы проникли в государство Бенин, для регулярной торговли с которым они основали в устье Нигера факторию. Торговля с Бенином стала быстро развиваться. Португальцы вывозили из Африки главным образом золото, перец и рабов. Слоновая кость, сахар, пальмовое масло, воск и рыба не имели для них большого значения. Золото вывозилось главным образом из Сао Иорге да Мина на Золотом Береге, который именно поэтому и получил от европейцев такое название. Другим местом вывоза золота были страны в устьях Сенегала и Гамбии. Перец вывозили из районов более поздней колонии Сьерра-Леоне и Либерии. Поэтому на старинных картах берег этот назывался "Перечный берег". Этот перец по своему качеству намного уступал бенинскому и индийскому, и вскоре торговля им прекратилась, а на картах Гвинеи исчезло название "Перечный берег".

С XV века стала развиваться торговля рабами, которая приобрела особое значение в XVI-XVII веках, когда начался вывоз рабов сначала в Вест-Индию, затем в Южную Америку, а потом во Флориду и Луизиану.

Когда португальский мореплаватель Диего Као в 80-х годах открыл устье реки Конго, в этой стране уже давно существовало государство. Португальские корабли были встречены послами местного правителя, сообщившими о появлении кораблей в столицу государства Мбанза - Конго. Вскоре после второго путешествия Као португальцы посетили столицу, а в декабре 1490 года из Лиссабона вышло несколько кораблей с плотниками, каменщиками и разным обору4дованием, предназначенными для постройки церквей. В марте 1491 года флот этот достиг Конго. Вскоре состоялось торжественное крещение местного царя Нзинга Мбемба, принявшего имя Дон Альфонсо I. Крещение было одним из условий получения помощи от португальцев в борьбе с племенами мундеквета, амбунду. Во второй половине XVI и началеXVII века на восточные границы государства непрестанно производили набеги племена яга. В 1542 году яга разрушили столицу Конго, но в 1546 - их удалось изгнать. В 1565 году в результате нового нападения племен яга король Конго потерпел поражение, но в 1574 - с помощью португальцев разбил их.

К востоку от Анголы, в долине реки Замбези, находилось другое государство, известное по португальским источникам под названием Мономотапы. Сведения о богатстве владык Мономотапы привлекали португальцев, которые пытались проникнуть в страну, но попытки их не увенчались успехом. Центром португальских владений на восточном берегу Африки долгое время оставался Лоренцо-Маркес, основанный в 1545 году. Весь восточный берег Африки ко времени появления португальцев находился во владении арабов.

В 1502 году столицей португальских владений был город Кильва, который находился в ведении вице-королей Индии. С 1505 года столица была переведена в Софалу. Португальцам не сразу удалось подчинить все эти арабские поселения. На протяжении XVI-XVII веков постоянно вспыхивали восстания. В 1630 году шейх Момбасы Иероним, войдя в доверие к португальцам, возглавил восстание, захватил укрепленный монастырь и форт Момбасы и перебил португальцев. С этого времени начались бесконечные войны, приведшие к изгнанию португальцев в первой трети XVIII века.

В 1508 году началась португальско-египетская война, в которой венецианцы, державшие в своих руках средиземноморскую торговлю пряностями и заинтересованные в противодействии Португалии, оказали помощь Египту в строительстве флота. Разгромив в 1509 году египетский флот у Диу, португальцы стали неоспоримыми хозяевами западной части Индийского океана. Ослабление Египетского султаната в результате португальской блокады способствовало быстрому захвату его в 1517 году Османской империей.

В 1520 году португальский флот, войдя в Красное море, овладел Массауа - морскими воротами Эфиопии, известной европейцам как таинственная христианская страна "священника Иоанна". В 1541 году высадившийся в Массауа португальский отряд оказал помощь Эфиопии, оборонявшейся от натиска Харэрского султаната, союзника Турции; в 1557 году турки, выбив португальцев из Массауа, лишили их этой базы.

Испанская колониальная империя стала основой политической гегемонии Испании в Европе в XVI веке. Испанская экономика не была достаточно сильной, чтобы удовлетворить все потребности растущего колониального хозяйства и "революция цен", проявившаяся в Испании с особенной силой, обернулась для нее прежде всего своей отрицательной стороной. Торговля Испании с другими европейскими странами приобрела резко выраженный пассивный характер, превратилась для ее партнеров в важнейший источник получения драгоценных металлов. Ограничения, налагавшиеся на эту торговлю испанским правительством, не желавшим мириться с утечкой из страны золота и серебра, привели к тому, что для иностранцев гораздо более выгодной стала контрабандная работорговля, дававшая огромные прибыли. Развитые европейские страны - Франция, а затем и Англия - вели борьбу за подрыв колониальной монополии Пиренейских держав.

В первые годы XVI века обозначается еще одно направление колониальной экспансии Испании - североафриканское. В 1497 году испанцы овладели Мелильей на средиземноморском побережье Марокко. Закрепившись затем в Оране и Беджайе, испанцы в 1511 году продвинулись далее на восток, захватив в Ливии Триполи. Овладев Триполи, испанцы оказались у ворот Египта в то самое время, когда португальская блокада на Индийском океане очень ослабляла этот султанат. Затем испанцы столкнулись с противодействием в Алжире, где местные феодалы в 1516 году разбили испанскую военную экспедицию.

В то же время стратегическая обстановка в Средиземноморье радикальным образом изменилась - турецкий султан Селим I разгромил в августе 1516 года войска египетского султаната близ Халеба и вступил в январе 1517 года в Каир; Сирия, Палестина и Египет были включены в состав Османской державы. С этих пор испанские интересы в Северной Африке столкнулись с турецкими.

На рубеже XV-XVI веков великие геогрфические открытия привели к резкому, небывалому расширению европейской политики. Неизмеримо раздвинулись пределы известного мира. Он оказался доступным для грабительских экспедиций и колонизаторской деятельности европейских стран, "освященной" миссионерскими задачами христианизации покоренного населения. Богатые, но непрочные и слабые в военном отношении территории, становились легкой добычей завоевателей. Отныне к различным противоречиям между европейскими странами прибавляется соперничество за колонии. До второй половины XVI века эта борьба не приводила к острым столкновениям - слишком велика была добыча, доставшаяся на долю каждой из двух ведущих колониальных держав, Испании и Португалии, в то время как Англия, Франция и другие страны еще запаздывали со своим выходом на арену широких колониальных предприятий.

Жажда быстрой, хищнической наживы вела за море испанских и португальских конкистадоров, сочетавших христианское благочестие с верой во всевозможные чудеса, вроде сказочно богатой страны Эльдорадо или источника вечной молодости и с бездушной жестокостью по отношению к порабощенным "язычникам". Захват богатств - золота, серебра, пряностей - всюду был первичной и предпочтительной формой колониальных предприятий; колонии-поселения возникали вначале как необходимые базы для присвоения сокровищ или продвижения к их источникам.

Колониальная эпопея, начавшаяся в конце XV века, была обусловлена потребностями европейской экономики, остро нуждавшейся в звонкой монете. Она была подготовлена предшествовавшими географическими открытиями. Уже с середины столетия португальские мореплаватели планомерно продвигались на юг, вдоль западного берега Африки, основывая свои форты, дешево скупая у африканских племен золотой песок, рабов и слоновую кость. Они могли не опасаться соперников - испано-португальское соглашение 1479 года дало Португалии монопольное право на открытия к югу от Канарских островов.


.2 XVIII-XIX века. Массовая колонизация Африки


Капская колония (голл. Kaapkolonie, от Kaap de Goede Hoop - мыс Доброй Надежды), голландское, а затем английское владение в Южной Африке. Была основана в 1652 году на мысе Доброй Надежды голландской Ост-Индской компанией. В 1795 году Капская колония была захвачена Великобританией, в 1803-1806 годах находилась под управлением голландских властей, в 1806 году снова захвачена Великобританией. Территория Капской колонии все время расширялась за счет земель африканцев: бушменов, готтентотов, народов банту. В результате ряда завоевательных войн бурских и английских колонизаторов восточная граница Капской колонии достигла к 1894 году реки Умтамвуна. В 1895 году в Капскую колонию была включена южная часть земель бечуанов, аннексированных в 1884-1885 годах.

Создание Капской колонии стало началом массовой европейской колонизации Африки, когда многие государства включились в колонизационную борьбу за наиболее ценные районы Черного континента.

Колониальная политика с самого начала была связана с войнами. Так называемые торговые войны XVII и XVIII веков велись европейскими государствами за колониальное и торговое преобладание. Они вместе с тем являлись одной из форм первоначального накопления. Эти войны сопровождались грабительскими нападениями на чужие колониальные владения, развитием пиратства. Торговые войны охватили также и побережье Африки. Они способствовали вовлечению новых заокеанских стран и народов в сферу европейских колониальных захватов. Причины исключительной выгодности торговли с колониальными странами заключались не только в ее колониальном характере. Для колоний эта торговля была всегда неэквивалентной, причем по мере технического прогресса европейской промышленности и растущего применения машин эта неэквивалентность неуклонно увеличивалась. Кроме того, колонизаторы зачастую приобретали продукты колониальных стран путем прямого насилия и грабежа.

В борьбе европейских государств решался вопрос, какое из них завоюет торговую, морскую и колониальную гегемонию и тем самым обеспечит наиболее благоприятные условия для развития собственной промышленности.

С морским и колониальным преобладанием Испании и Португалии голландцы и англичане покончили еще в конце XVI начале XVII века. В качестве образцового капиталистического государства этого времени Голландия по числу и важности своих колониальных приобретний превосходила любое другое европейское государство. На мысе Доброй Надежды Голландия основала свои "переселенческие" колонии.

Развернулась борьба между европейцами за колонии в Африке. В самом начале XIX века англичане захватили Капскую колонию. Оттесненные к северу буры на отобранных у коренного населения землях создали Южно-африканскую республику (Трансвааль) и Оранжевое свободное государство. Затем буры отняли у зулусов Наталь. В последующие 50 лет Англия вела истребительные войны, направленные против коренного населения (кафрские войны), в результате чего расширила свои владения Капской колонии на север. В 1843 году они, вытеснив буров, заняли Наталь.

Северное побережье Африки главным образом подверглось захватам Франции, которая к середине XIX века овладела всем Алжиром.

В начале 20-х годов XIX века США купили на западном берегу Африки землю у вождя одного из местных племен для организации поселения негров. Созданная здесь колония Либерия была объявлена в 1847 году независимой республикой, но фактически осталась в зависимости от США.

Кроме того, опорными пунктами на западном побережье Африки владели испанцы (Испанская Гвинея, Рио-де-Оро), французы (Сенегал, Габон) и англичане (Сьерра-Леоне, Гамбия, Золотой берег, Лагос).

Разделу Африки предшествовал ряд новых географических исследований континента европейцами. В середине столетия были открыты большие центрально-африканские озера и найдены истоки Нила. Английский путешественник Ливингстон был первым европейцем, пересекшим континент от Индийского океана (Келимане в Мозамбике) до Атлантического (Луанда в Анголе). Он исследовал все течение Замбези, озера Ньяса и Танганьику, открыл водопад Викторию, а также озера Нгами, Мверу и Бангвеоло, пересекал пустыню Калахари. Последним из крупных географических открытий в Африке явилось исследование Конго в 70-х годах англичанами Камероном и Стэнли.

Одной из самых распространенных форм внедрения европейцев на территорию Африки была непрерывно расширявшаяся торговля промышленными товарами в обмен на продукты тропических стран путем неэквивалентных расчетов; несмотря на официальное запрещение, велась работорговля; предприимчивые авантюристы проникали вглубь страны и под флагом борьбы с работорговлей занимались грабежом. Немалую роль в укреплении позиций европейских держав на Черном континенте сыграли также христианские миссионеры.

Европейских колонизаторов в Африку привлекали ее огромные естественные богатства - ценные дикорастущие деревья (масличные пальмы и каучуконосы), возможность выращивания здесь хлопка, какао, кофе, сахарного тростника. На побережье Гвинейского залива, а также в Южной Африке были найдены золото и алмазы. Раздел Африки стал вопросом большой политики европейских правительств.

Южная Африка наряду с Северной Африкой, Сенегалом и Золотым Берегом относится к тем районам материка, где началось продвижение колонистов в глубь суши. Еще в середине XVII века голландские, а затем немецкие и французские поселенцы приобретали большие участки на территории Капской провинции. Среди колонистов преобладали голланды, поэтому всех их стали называть бурами (от голландского "бур" - "крестьянин"). Буры, однако, вскоре стали вовсе не мирными земледельцами и скотоводами, которые собственным трудом снискивали себе пропитание. Колонисты - их число непрестанно пополнялось вновь прибывшими поселенцами - к началу XIX века уже владели огромными полями и пастбищами и упорно просачивались дальше, во внутренние районы. При этом они уничтожали или изгоняли отчаянно сопротивлявшихся бушменов и другие народности койсаноязычной группы, отнимали у них земли и скот.

Британские миссионеры, стремившиеся оправдать колониальную политику Англии, в начале XIX века с возмущением писали в своих отчетах о зверском, бесчеловечном уничтожении местного населения бурами. Английские авторы Барроу и Персиваль изображали буров ленивыми, грубыми, невежественными людьми, жестоко эксплуатирующими "полудиких туземцев". Действительно, прикрываясь догматами кальвинизма, буры объявили своим "божественным правом" порабощение людей с кожей иного цвета. Часть покоренных африканцев использовалась на фермах и находилась почти на положении рабов. Это относится в первую очередь к хинтерланду Капской провинции, где колонисты имели огромные стада скота.

На фермах велось в основном натуральное хозяйство. Стадо нередко насчитывало 1500-2000 голов крупного рогатого скота и несколько тысяч овец, ухаживали за ними африканцы, силой принуждаемые работать. Вблизи городских поселений - Капстада, Стелленбоса, Граф-Рейнста - применялся, кроме того, труд рабов, доставлявшихся издалека. Они работали в домашнем хозяйстве, на сельскохозяйственных предприятиях, виноградниках и полях, в качестве зависимых ремесленников. Буры непрестанно раздвигали границы своих владений, и только коса героическими усилиями сдерживали их на реке Фиш. В первые полтораста лет своего существования Капская колония служила в основном нидерландской Ост-Индской компании промежуточной станцией на пути в Индию, однако затем колонисты вышли из-под ее контроля. Они основали, прежде всего под влиянием Великой французской революции, "автономные районы", где, превознося на словах свободу, на деле осуществляли территориальную экспансию и эксплуатацию африканского населения В начале XIX столетия Капскую колонию захватила Великобритания. С 1806 года в Капстаде находилась резиденция английского губернатора. Между двумя группами, заинтересованными в колониальной экспансии, - бурами и англичанами - началась борьба. И те и другие преследовали одну цель-эксплуатировать население Африки, но они различались по непосредственным задачам, мотивам и формам своей деятельности, ибо представляли различные этапы и движущие силы колониальной экспансии.

Проиграли в этом поединке буры - они оказались не в состоянии решительно перейти к капиталистическим методам эксплуатации. Этому предшествовали многочисленные разногласия и столкновения, и многим авторам вся история Южной Африки XIX в. даже предстает исключительно в свете "англо-бурского конфликта".

Вскоре после того как Капская колония стала английским владением, административная власть перешла от голландских органов власти к английским чиновникам. Были созданы колониальные войска, в состав которых входили африканские "вспомогательные" части. Фермеров-буров обложили большими налогами. С 1821 года начался усиленный приток английских поселенцев. Им в первую очередь администрация предоставляла самые плодородные земли в восточной части колонии. Отсюда они, сломив длившееся десятилетиями сопротивление коса, двинулись к реке Кей. К 1850 году этот район был присоединен к английской колонии, а затем была завоевана вся территория расселения коса.

Английские власти поддерживали капиталистическую колонизацию соответствующими мероприятиями, в том числе и привлечением туземцев в экономику в качестве рабочей силы. Рабство зачастую продолжало существовать, правда в косвенной форме, в виде принудительных работ или системы отработок. В крупных хозяйствах оно лишь постепенно уступало место существующей по сей день капиталистической эксплуатации африканских сельских рабочих и арендаторов ("сквоттер систем"). Эти формы эксплуатации отнюдь не были для африканского населения более гуманными, чем рабский труд и иные формы зависимости на фермах буров. Бурские фермеры считали себя ущемленными в своих экономических и политических правах. Особый протест вызывали у них запрещение рабства, законодательные акты английской администрации относительно привлечения и использования африканских рабочих, превращение бурских ферм в концессии, обесценение голландского риксдалера и другие факторы такого рода.

К этому времени сказались также последствия примитивных, хищнических методов использования пахотных площадей и пастбищ Капской провинции. Экстенсивное скотоводство и действовавший порядок наследования земли и прежде толкали колонистов к тому, чтобы двигаться дальше в глубь страны и захватывать новые участки. В 1836 г. значительная часть буров снялась с места, чтобы освободиться от нажима английских властей. Начался "великий трек", переселение 5-10 тысяч буров на север. В колониально-апологетической историографии его часто романтизируют и называют походом свободы. Буры ехали в запряженных быками тяжелых фургонах, которые служили им в пути жилищем, а при вооруженных стычках с африканцами .превращались в крепость на колесах. Рядом двигались огромные стада, их охраняли вооруженные всадники.

Буры оставили далеко позади реку Оранжевую, и здесь в 1837 году они впервые встретились с матабеле. Африканцы мужественно защищали свои стада и краали, но в решающей битве при Мосиге, своей столице, на юге Трансвааля, дравшиеся только копьями воины-матабеле не устояли перед современным оружием буров, хотя и бились до последней капли крови. Тысячи их были перебиты. Матабеле всем народом поспешно отступили на север, через Лимпопо, и угнали свой скот.

Другая группа буров, также увлеченная жаждой захватов, под руководством своего предводителя Ретифа перешла через Драконовы горы в Натал. В 1838 году они учинили среди живших здесь зулу резню, утвердились на их землях и в 1839 году провозгласили независимую Республику Натал со столицей Питермарицбург. Управлял ею народный совет. Они построили город Дурбан (или Порт-Натал, по названию побережья, в честь высадки на него Васко да Гамы в рождество 1497 года) и тем обеспечили себе выход к морю. Земля была разделена на большие фермы по 3 тысячи моргенов (морген - около 0,25 гектара) и более в каждой. Однако английская колониальная администрация Капской провинции тоже давно зарилась на плодородные земли Натала. Англичане заняли Натал и в 1843 году объявили его колонией. Хотя за бурскими фермерами было признано право поселения, большинство их покинули насиженные места. Они опять пересекли со своими стадами и фургонами Драконовы горы и воссоединились с бурами Трансвааля. Поблизости от них, к северу от реки Вааль, они образовали три республики: Лейденбург, Заутпансберг и Утрехт, которые в 1853 году объединились в Южно-Африканскую Республику (Трансвааль).

Год спустя к югу от нее было провозглашено Оранжевое свободное государство. Правительство Англии и колониальные власти Капской провинции были вынуждены признать суверенитет вновь образованных бурских государств, но делали все, чтобы удержать их под своим влиянием. Оранжевое свободное государство и Трансвааль были республиками, крестьянскими по существу, религиозно-аскетическими по внешним атрибутам. С середины XIX в. на территории Оранжевого свободного государства селились также купцы и ремесленники, появилось некоторое число английских колонистов.

Кальвинистская церковь, следуя своим принципам обособленности, приняла окостеневшие формы догматики.

В оправдание эксплуатации африканского населения она разработала своеобразную систему расовой дискриминации и объявила ее "божественным провидением". В действительности же буры сгоняли с земель и порабощали оседлое коренное население и родовые группы племен суто и тсвана, захватывали огромные территории и превращали их в фермы. Часть африканцев была оттеснена в резерваты, часть - обречена на принудительные работы на фермах. Тсвана защищались от силой навязывавшихся мероприятий по "обороне"; многие уходили на запад, в безводные местности, походившие на пустыни. Но и здесь их вожди очень рано испытали давление с двух сторон.

Великобритания поняла, что эти области, лишенные экономической ценности, имеют большое стратегическое значение: тому, кто ими владеет, нетрудно окружить владения буров и обеспечить свои интересы в соседнем Трансваале. Затем Германская империя, также покушавшаяся на центральный Бечуаналенд, захватила Юго-Западную Африку, и это решило судьбу племен тсвана. Великобритания поспешила воспользоваться договорами о "помощи", которые она мошенническим путем давно заключила с некоторыми их вождями, и в 1885 г. небольшое подразделение английских колониальных частей фактически оккупировало их территорию.

Еще один важный анклав годами успешно сопротивлялся вооруженным отрядам буров и их "треку", предпринимавшемуся в поисках тучных пастбищ и дешевых рабочих рук, - территория суто во главе с племенным вождем Мошешем.

Племена южных суто обитали в гористых верховьях реки Оранжевой в нынешнем Лесото. Плодородная и богатая горными пастбищами, эта местность была густо заселена. Естественно, она рано стала предметом вожделений бурских скотоводов, а затем и английских фермеров. Здесь еще во время оборонительных боев против зулу и матабеле сложилось и окрепло объединение племен суто. При Мошеше I, блестящем военачальнике и организаторе, его людей сплотила борьба против европейского колониализма. В трех войнах (1858, 1865-1866, 1867-1868) им удалось отстоять свои богатые пастбища и самостоятельность Басутоленда.

Но вожди суто не могли долго противостоять изощренной тактике английских колониальных властей, засылавших впереди себя торговцев, агентов и миссионеров из Капской провинции. Мошеш даже сам обратился к англичанам с просьбой о помощи, чтобы защититься от посягательств буров. В осуществление договоров в 1868 г. Великобритания установила над Басутолендом протекторат, а несколько лет спустя прямо подчинила его английской администрации Капской колонии. Тогда суто снова взялись за оружие. На массовый захват земель, введение системы резерватов, колониальное налогообложение и проект разоружения африканцев суто ответили могучим восстанием, продолжавшимся с 1879 по 1884 г. Англичане, не ограничиваясь карательными экспедициями, несколько видоизменили и кое в чем даже ослабили систему протектората. В результате им удалось часть вождей подкупить, сделать их сговорчивее и в конце концов превратить в важную опору колониальной эксплуатации Басутоленда.

Таким образом, в 70-х годах Великобритания установила господство над Капской колонией, Наталем и Басутолендом. Теперь она целеустремленно направила свои действия против государства зулу к северу от Натала, замышляя одновременно окружение и захват бурских республик Оранжевая и Трансвааль. Борьба колониальных держав за овладение Южной Африкой вскоре получила новый могущественный стимул: в жаркие летние дни 1867 г. на берегу реки Оранжевой были найдены первые алмазы. Сюда устремились тысячи старателей, купцов и мелких предпринимателей. Возникли новые городские поселения.

Территория к востоку от реки Вааль до Копье и Ворнизигта, названная именем британского министра колоний Кимберли, была усеяна алмазными россыпями. Английская колониальная администрация Капской колонии обеспечила своим предпринимателям и купцам контроль над зоной добычи алмазов и свободный доступ в нее. В 1877 г. английские войска напали на Трансвааль, но бурам.удалось отбить атаку, защитить свой суверенитет и сохранить колонии, и в 1884 г. Великобритания снова подтвердила празо Трансвааля на ограниченную независимость.

Однако открытие алмазных россыпей на Оранжевой, а в начале 80-х годов - богатых залежей золота вблизи Йоханнесбурга в Трансваале привело в движение такие силы, которым не могли противостоять буры скотоводы и фермеры, а тем более африканские племена и народы, хотя последние оказывали героическое сопротивление. Отныне колониальная политика определялась крупными английскими компаниями и объединениями финансового капитала. Их операции направлял Сесиль Родс (1853-1902), разбогатевший на биржевых спекуляциях акциями горнодобывающих предприятий. Всего несколько лет потребовалось ему, чтобы приобрести множество концессий на добычу алмазов, а затем и монополизировать всю добычу алмазов и золота в'Южной Африке. В 80-х и 90-х годах группа Родса занимала господствующее положение в развивавшейся быстрыми темпами южноафриканской промышленности. При поддержке лорда Ротшильда Родс превратился в ведущего финансового магната своего времени.

С 80-х годов XIX в. английские монополисты мечтали о сплошном колониальном комплексе в Африке "от Капа до Каира". Претворяя эти мечты в жизнь, они сломили сопротивление матабеле к северу от Лимпопо и загнали десятки тысяч африканских горняков и сезонников в рабочие лагеря. Непосильный труд доводил их до полного изнеможения, а иногда и до физической гибели.

Сопротивление жителей Южной Африки развертывалось в исключительно трудных условиях. Из-за сложных интриг, которые вели друг против друга англичане и буры, африканцы порой не понимали, что обе эти колониальные силы равно опасны для независимости коренных жителей. Часто они пытались лавировать между двумя фронтами, заключая соглашения с тем захватчиком, который в тот момент представлялся им менее опасным. Тем страшнее были последствия подобных ошибок. В то время как африканцы собирали силы для отпора одному чужеземному завоевателю, другой, не менее опасный колониальный грабитель, вероломно прикрывшись маской союзника, подбирался к границам их земель и селений и заставал их врасплох.

Первыми против фермеров-буров, стремившихся к земельным захватам, и английских колонизаторов восстали племена коса. Английские поселенцы еще в XVIII веке достигли реки Фиш и с этого рубежа просачивались на богатые пастбища скотоводов-коса. Коса, однако, не могли смириться с непрестанным сокращением их пастбищ, угоном скота, а также с навязанным им соглашением, установившим реку Фиш границей их расселения. Они неизменно возвращались на привычные места выгонов и поселения, особенно в периоды засух. Тогда буры направляли против краалей коса карательные экспедиции.

Война племен коса сначала против бурских, а затем и английских захватчиков продолжалась без малого сто лет. Она фигурирует в колониальной историографии как восемь "кафрских" войн. Первые столкновения с европейцами произошли еще в обстановке вражды между отдельными племенными группами, в частности между вождями Гаика и Ндламбе. Благодаря этому бурские, а главное, английские захватчики с успехом препятствовали образованию единого фронта африканцев и смогли нейтрализовать отдельных вождей. Примером может служить война 1811 года, когда с одобрения Гаики английские отряды предприняли карательные действия против некоторых групп коса под управлением Ндламбе. Перед этим вожди Ндламбе и Тсунгва, подкупленные экстремистскими кругами буров и опиравшиеся на помощь спасавшихся от принудительных работ готтентотов, разбили войска английского генерала Ванделера и подошли к реке Кейман. Поэтому карательные действия англичан отличались жестокостью, они не брали пленных и убивали раненых на поле боя.

Разрозненным группам коса было необходимо объединиться и выступить совместно. Такова была обстановка, когда на сцену выступил пророк по имени Нхеле (Макана). Пропагандируя свое учение и "видения", основанные на традиционных африканских и христианских религиозных представлениях, он пытался сплотить коса в борьбе против колониальных эксплуататоров. Его признал только Ндламбе, и английские колонизаторы, спекулируя на этом обстоятельстве, заключили с Гаикой "договор о союзе". В битве с союзниками погибло более 2 тысяч воинов коса и сам Нхеле Коса лишились всей территории до реки Кейскама: она была присоединена к Капской колонии. Эта война, четвертая по счету, явилась важным переломным моментом. Угроза колониального завоевания заставила вождей отдельных племен забыть свои распри и выступать впредь совместно. Оборонительные бои укрепили боеспособность союзов племен. В 1834 году восстали все коса, населявшие пограничные районы. Они были хорошо организованы и применяли новые тактические методы ведения войны. Некоторые колониальные части были уничтожены партизанами. Тем не менее в конце концов англичане снова разбили коса и присоединили к своей колонии все области к западу от реки Кей (1847). Захват Натала сначала иммигрантами-бурами, а в 1843 году английской колониальной администрацией расколол единую раньше область расселения обеих народностей нгуни - коса и зулу.

С этого времени английская администрация упорно стремилась к новым территориальным захватам и окончательному покорению коса. Все договоры с отдельными вождями были аннулированы, поэтому снова вспыхнула война (1850-1852). Сражения отличались особой продолжительностью и упорством. Это было наиболее длительное и организованное восстание коса. Вдохновляемые новым пророком, Мландшени, коса объявили захватчикам "священную войну". К ним примкнули тысячи африканцев, насильно одетых в мундиры колониальных солдат, и готтентотов-полицейских. Вооруженные современным оружием, они существенно усилили антиколониальное восстание. В рождество 1850 года тысячи воинов коса перешли границы Британской Кафрарии.

Руководил этими действиями вождь галека Крели. Подчеркнем, что одновременно против английских войск сражался верховный вождь суто Мошеш, и в 1852 году его конница численностью 6-7 тысяч человек нанесла англичанам временное поражение. Повстанцы вели также переговоры с некоторыми вождями гриква и тсвана о совместных действиях против колонизаторов.

И все же был упущен момент, когда восстание могло увенчаться победой, хотя бы временной. Английским колонизаторам снова удалось лживыми посулами привлечь вождей на свою сторону и овладеть последними землями коса в Транскее. Теперь границы английских колоний упирались в территорию племенного объединения зулу.

Последний раз отдельные племена коса поднялись против колониального порабощения и полной утраты независимости в 1856-1857 годах. Вожди Крели и Сандили с их племенами на небольшом клочке земли были со всех сторон осаждены английскими войсками, и им угрожала голодная смерть. В этом безвыходном положении под влиянием нового пророка у них появились хилиастические видения будущего: суд божий, верили они, изгонит белых чужеземцев; в "будущем царстве", где христианское вероучение не найдет себе места, восстанут мертвые, прежде всего бессмертные пророки и убитые вожди, и возродится весь утраченный скот. Этим будет положен конец какой бы то ни было политической и экономической зависимости. Пророк Умлаказар призывал в своих проповедях: "Не сейте, в будущем году колосья взойдут сами. Уничтожайте весь маис и хлеб в закромах; забивайте скот; покупайте топоры и расширяйте краали, чтобы они вместили весь тот прекрасный скот, что восстанет вместе с нами… Бог гневается на белых, которые убили его сына… Однажды утром, пробудившись ото сна, мы увидим ряды столов, уставленных яствами; самые лучшие бусы и украшения наденем мы на себя".

Поддавшись этим религиозным внушениям, коса забили весь свой скот - один европейские миссионеры называют внушительную цифру: 40 тысяч голов - и стали ждать "последнего суда". После "дня воскрешения", ожидавшегося 18-19 февраля 1857 года, тысячи коса умерли с голоду. Европейские завоеватели, которые якобы должны были покинуть страну из-за недостатка продуктов питания, и не думали уходить. Так активная борьба против колониализма сменилась ожиданием вмешательства сверхъестественных сил и наступления "царства справедливости". В ней, несомненно, черпали силы и надежду загнанные в тупик коса, не знавшие законов общественного развития. Только когда коса убедились, что видения их не сбылись, они в полном отчаянии снова взялись за оружие. Английские войска без труда одержали победу над полумертвыми от голода людьми. Большая часть коса погибла во время военных действий или умерла голодной смертью. Остальные покорились. Так трагически закончилось почти вековое героическое сопротивление коса.

В борьбе с коса колонизаторы обычно сталкивались с отдельными разобщенными племенами, которые только временами объединялись для прямого отпора завоевателям. Значительно более опасным противником были военный союз племен и государство зулу.

Верховный вождь зулу Дингаан сначала отнесся очень дружелюбно к бурам и, не понимая их колониалистских замыслов, явно в пику английским поселенцам и захватчикам признал в договоре владения буров в южном Натале. Вскоре, однако, он понял свою ошибку и попытался ее исправить тем, что приказал убить предводителя буров Пита Ретифа и его спутников. Война стала неизбежной. Между зулусской армией и войсками буров началась упорная кровопролитная борьба за земли и пастбища в той части Натала, которая при Шаке принадлежала зулу. В 1838 году при поддержке англичан буры перешли в наступление. Напрасно войско Дингаана численностью 12 тысяч человек пыталось захватить лагерь буров, защищенный вагенбургом. Зулу потерпели тяжелое поражение. Поле боя было усеяно телами африканцев, пало 3-4 тысячи человек. Река, в долине которой происходило сражение, с тех нор называется Кровавой - Блад-ривер. Дингаан был вынужден отвести войско на север от реки Тугела. Буры завладели огромными стадами, принадлежавшими раньше зулу, и вынуднли Дингаана заплатить большую контрибуцию скотом.

Впоследствии и в этом государстве было немало династических междоусобий, велась борьба за преобладание между отдельными вождями и военачальниками.

Буры разжигали недовольство верховным вождем Дингааном, а впоследствии даже принимали непосредственное участие в военных действиях претендентов на трон. В 1840 году Дингаан был убит. Значительная часть Натала попала в руки бурских колонистов, но зулу сохранили свою независимость, и даже появившиеся следом за бурами английские завоеватели до поры до времени не решались на нее посягнуть.

Однако вожди зулу, будучи не в состоянии примириться с недостатком пастбищ и угрозой колониальной аннексии, снова и снова организовывали сопротивление. В 1872 году главным вождем зулу стал Кетчвайо (1872-1883). Понимая, сколь велика нависшая над ним опасность, он попытался объединить племена зулу для отпора. Кетчвайо реорганизовал армию, восстановил военные краали и в португальской колонии Мозамбик закупил у европейских купцов современное оружие. К этому моменту, армия зулу насчитывала 30 тысяч копейщиков и 8 тысяч солдат под ружьем. Но конфликт возник раньше, чем рассчитывал верховный вождь.

Английские колониальные власти Натала стремились параллельно продвижению в Трансваале полностью подчинить зулу. В 1878 году они предъявили Кетчвайо ультиматум, по сути дела, лишавший зулусское государство независимости.

Англичане требовали признать власть их резидента, допустить на территорию зулу миссионеров, распустить боеспособное зулусское войско, выплатить огромный налог. Совет вождей и военачальников отклонил ультиматум. Тогда в январе 1879 года английские войска вторглись в Зулуленд. Этой войне, однако, суждено было стать одной из наиболее трудных и кровопролитных кампаний английского колониализма в XIX веке. По официальным данным, только одни военные расходы составили 5 миллионов фунтов стерлингов.

Вначале зулу удалось нанести колонизаторам ощутимые удары. Их успехи вызвали ряд восстаний на границах Натала и Капской колонии, в том числе среди суто. Лишь после того как английские войска получили от колониальной администрации существенное подкрепление, они смогли разбить зулу. Кетчвайо был взят в плен и выслан на остров Роббен. Однако правительство Великобритании не решилось пока осуществить полную аннексию зулусской территории. Разделив могущественное государство зулу на 13 племенных территорий, постоянно враждовавших между собой, оно тем самым ослабило его и установило над ним свой косвенный контроль. Кетчвайо был даже временно возвращен из ссылки на условиях признания им фактического британского протектората. Но впоследствии Зулуленд все же был присоединен к английским владениям в Натале, и на его территории установились колониальные отношения эксплуатации в интересах европейских землевладельцев и капиталистов.

На всех стадиях доимпериалистической колониальной экспансии африканские народы и племена, становившиеся жертвами первых колониальных захватов, оказывали им сопротивление. К славным традициям африканских народов, которыми по праву гордятся современные африканцы, относятся оборонительные войны ашанти, коса, басуто и зулу, и также Хадж Омара и его последователей в первые две трети XIX века. К несчастью, возникали они, как правило, еще стихийно. Отдельные племена или племенные союзы, возглавляемые аристократией, т.е. полуфеодальной знати, зачастую выступали против чужеземных завоевателей разобщенно.

Как и в предыдущие столетия, многие антиколониальные движения и восстания либо проходили под религиозным флагом обновления ислама, либо, как в Южной Африке, принимали характер христианско-анимистического мессианизма или проповеди пророков. Вера в сверхъестественные силы руководителей не позволяла африканцам реалистически оценивать военное превосходство противников. Видения и пророчества отражают незрелость антиколониального движения, вызванную социальными условиями того периода. Кроме того, сопротивление, осуществлявшееся племенами, неизменно ставило своей целью восстановление старых порядков. Даже освободительное движение образованного купечества, интеллигенции и части вождей Западной Африки могло требовать реформ и участия в управлении в основном на бумаге.

Хотя африканцы решительно и мужественно противостояли колониализму, их борьба была обречена на провал. Слишком велико было социальное, а следовательно, и военно-техническое превосходство Европы, чтобы народы и племена Африки, находившиеся на стадии первобытнообщинного или раннефеодального строя, могли одержать не временную, а прочную победу над ним. Из-за соперничества между различными этническими группами и междоусобий внутри племенной аристократии и феодальной прослойки сопротивление иноземным захватчикам обычно носило непоследовательный, противоречивый характер, а главное, было лишено единства и изолировано от других выступлений такого рода.


.3 Инструменты антиколониальной политики в Африке в начале XX века


Во время Первой Мировой войны Южно-Африканские золотопромышленники получали необычайно большую прибыль. Но положение трудящихся Южно-Африканского Союза было крайне тяжелым. Правительство, возглавляемое лидером Южно-Африканской партии, генералом Л. Бота, продолжало политику колониального угнетения коренного населения, лишенного всяких политических прав. "Цветные" рабочие, которых использовали только на самой тяжелой неквалифицированной работе, получали едва ли одну седьмую часть заработка рабочего-европейца. В то время как добыча золота непрерывно росла, развитие других отраслей промышленности шло медленно. Дальнейшее развитие промышленности тормозилось крайне низкой покупательной способностью основной массы коренного населения, жившего в страшной нищете.

Политика безжалостной эксплуатации встречала все возрастающее сопротивление коренного населения Африки. В ЮАР в 1919 году возникла массовая организация "Индустриально-коммерческий союз", объединившая рабочих, крестьян, представителей национальной буржуазии и интеллигенции. Были проведены впервые в истории доминиона забастовки рабочих-африканцев и движение крестьян банту, отказывавшихся платить налоги. В начале 1922 года была проведена общая забастовка (европейцы и африканцы), в которой погибло более 300 рабочих.

В 1921 году здесь была создана первая и долгое время единственная на африканском континенте Коммунистическая партия, боровшаяся против расовой дискриминации.

В области имперских отношений правящие круги Южно-Африканского союза стремились получить максимальные выгоды от принадлежности к Британской империи при минимальной зависимости от Англии. Участие союза в войне против Центральных держав закончилось передачей ему мандата Лиги наций на бывшую германскую колонию - Юго-Западную Африку. В 1918 году часть немецких колонистов сама покинула пределы собственных колоний, часть была выселена.

Национально-освободительные движения начались также в Египте, являющемся со времени его оккупации (1882) фактической колонией Англии. Колониальная зависимость от Англии, официально объявившей в 1914 году свой протекторат над Египтом, была совершенно невыносима для египетского народа. Трудящиеся массы, измученные бесчисленными побоями, реквизициями, притеснениями колонизаторов, настойчиво требовали освобождения страны от иностранного ига. Антибританские настроения господствовали во всех кругах египетского общества. Единственную шаткую опору колонизаторов составляла небольшая группа аристократов и компрадоров во главе с султаном Хусейном Камилем, возведенным Англией на египетский престол в 1914 году. В ноябре 1918 года группа египетских политических деятелей заявила о свободе. Образовалась делегация, которая должна была отправиться в Лондон, а затем в Париж.

В конце 1919 года английское правительство прислало в Египет специальную миссию во главе с лордом Милнером, целью которой было соглашение с националистами. Но миссия не удалась, и лорд предложил правительству сохранить английскую оккупацию под прикрытием формальной отмены протектората.

В Алжире еще во время войны происходили серьезные народные волнения, вызванные мобилизацией рекрутов и вербовкой рабочей силы колониальными властями. Французское правительство пыталось найти контакт с алжирской буржуазией. При этом государственную власть французские колонизаторы полностью держали в своих руках. Оставался в силе так называемый туземный кодекс, который ограничивал права коренных алжирцев во всех областях социальной жизни.

В Тунисе представители буржуазии боролись не только за равноправие арабов с французами, но и требовали созыва Учредительного собрания, выработки конституции, образования национального правительства, ответственного перед парламентом. Но французские империалисты не желали предоставить Тунису конституцию даже в рамках протектората. Тунисские рабочие движения все же требовали серьезных политических реформ. В конце концов в июле 1922 года правительство Франции было вынуждено издать декрет о конституционной реформе в Тунисе. Он предусматривал образование так называемого Большого совета - карикатурного подобия парламента с неравным представительством французов и арабов, а также советов в областях и округах. Функции всех этих советов ограничивались обсуждением бюджета.

В английских колониях Восточной Африки основным центром национально-освободительного движения была Кения. Война принесла европейским колонистам в Кении огромные богатства. Экспорт кофе увеличился в 15 раз, хлопка - в 8 раз, общая стоимость экспорта - в 3 раза. Однако под влиянием послевоенного кризиса 1920-1921 годов ценв на экспортные товары стали катастрофически падать. Английские колониальные власти старались переложить бремя кризиса на африканское население, во много раз увеличив эксплуатацию африканцев. Для обеспечения поселенцев-европейцев сезонной рабочей силы в 1922 году был принят закон о трудовой повинности африканцев. Значительно увеличился размер налогов, при этом плантационные рабочие не имели возможности переменить место работы, т.к. в 1920 году для них были введены специальные удостоверения - "кипанди".

В середине 1921 года Союз колонистов-европейцев принял решение о повсеместном снижении заработной платы африканцев на одну треть.

В июне 1921 года в окрестностях города Найроби состоялось массовое собрание африканцев, которое обсудило вопрос о сопротивлении наступлению колонистов и постановило организовать Восточно-Африканскую ассоциацию, во главе которой стал молодой африканец, служащий телефонной станции - Гарри Туку. Движение, развернутое ассоциацией, носило мирный характер, ограничивалось митингами протеста и подготовкой петиции английскому королю. Колониальные власти в марте 1922 года разгромили ассоциацию, арестовали руководителей и расстреляли демонстрации протеста.

На примере нескольких африканских государств мы рассмотрели, как происходили освободительные движения после Первой Мировой войны. Африканцы разными путями пытались освободиться от гнета жестоких колонизаторов. Но на тот момент это было лишь целью, осуществляя которую африканцы потеряли много населения и добились ужесточения колониального режима.


III. Эволюция африканской культуры в процессе колонизации


"Культура рождается от культа - почитания Света.

Культ всех народов родился в Африке.

Богата, уникальна и многообразна Культура Африки,

Она источник истории и философии,

Она развивалась на основе разных культов.

Это культ обрядов и ритуалов,

Это культ уважения к предкам,

Это культ уважения к старшим,

Это культ равенства и любви ко всем,

Вот отсюда жизненность Африканской Культуры!

Африканская Культура - это культ церемоний и праздников,

Это культ пробужденных и возбуждающих танцев,

Это культ тотема,

Это культ огня, воды, воздуха и земли,

Это Огонь зажигающий чувства и Вода утоляющая жажду,

Это Земля удаляющая голод и Воздух освежающий здоровье

Это Сила Вечности и это Древо Жизни.

Вот отсюда святость Африканской Культуры!

Откуда культура национальных одежд и шапок?

Откуда культура бриллиантов и талисманов?

Ответы можно найти только у Африки!

Превосходная культура музыки и звучания ритма барабана

Культура песнопения, походки и движения тела,

Общение между живыми родственниками и духами предков

Вот почему Африканская Культура непобедима!

Чистые помыслы, экология питания и традиционная медицина,

Сельское хозяйство, рыболовство и охота,

Накопление денег и сохранение имущества,

Все это составные части Африканской Культуры.

Культура - это система порядочности и зрелости,

Культура - это путь единства,

Культура - это антивойна, это средство мира,

Это гостеприимство и уважение к иностранцам,

Любовь к семье, трудолюбие и отдых,

Культура - это вера и знания,

Африканская Культура - это Весна расцветающая!"

Стихотворение Вильяма Яо Дарко "Культура Африки" наилучшим образом вводит нас в тему данной главы.

колонизационный африка культура европейский

3.1 Португалия - первый колонизатор африканского континента и ее влияние на африканскую культуру


Во многих африканских странах со всей остротой стоит проблема обновления традиционной культуры. Каждый год этой теме посвящаются многочисленные труды. В то же время африканская культурологическая мысль еще не выработала единого мнения, поскольку авторы предлагаемых концепций принадлежат к различным философским и идеологическим школам, к различным этническим общностям. Однако их всех объединяет одна цель: поиск этнокультурной идентичности, путей и способов для воссоздания национальной культуры и выработки эффективной культурной политики. Поэтому в современных условиях необходимо совершенствование теории культурно-исторического процесса, отражающей закономерности развития стран Тропической Африки. Разработка такой теории призвана содействовать модернизации духовной культуры в Тропической Африке при сохранении ее культурного и исторического своеобразия.

Колониальная Африка не знала систематической организации культуры. Разные аспекты ее проявления фиксировались в формах устной традиции, носителями которой являлись гриоты - профессиональные хранители традиции, жрецы, патриархи - традиционные главы родов, которые монополизировали ритуалы и обряды, разные виды искусства, обслуживали ритуальную сферу жизни общества. Этническое многообразие культурных форм не отменяет наличие общих черт в культуре Тропической Африки, что выражается в правомерности термина "африканская культура". Модернизм и традиционализм в социальной жизни интерпретируются в сфере культуры как соотношение консервативности и инновационности. Противоречивость этих процессов проявляется в содержании мифов и моделей поведения, порожденных колониализмом и новых типов личностей, порожденных переходными формами культуры.

Антитезой капиталистическому и социалистическому пути развития стран Тропической Африки является "просвещенный национализм", синтезирующий все африканские традиции, интеллектуальные и духовные ценности различных этнокультурных обществ, а также усвоение и переработка элементов негроафриканских, арабо-мусульманских и западноевропейских культур. Успехом модернизации культуры Тропической Африки является формирование нового информационно-культурного пространства, факторами которого служат радио, телевидение, а также печать как сфера социолингвистики, ведущая к обновлению языка.

Для того, чтобы проанализировать влияние португальской культуры на африканскую, необходимо рассмотреть основные периоды и факторы становления первой в период колонизации.

Большое значение для культурной жизни всего Перинейского полуострова и, в частности, Португалии, имело развитие светского образования. Формирующееся национальное абсолютистское государство нуждалось в большом количестве хорошо подготовленных чиновников, способных управлять новыми владениями на других континентах.

Большое влияние на культуру Португалии в начале XVI века оказали идеалы итальянского Ренессанса. Гуманистические тенденции проявлялись не только в развитии языка и филологии, но в новом взгляде на человека. Прославление человека занимало большое место в философских изысканиях.

Значительную роль в культурной жизни Португалии в первой половине XVI века играло эразмианское движение. Идеи Эразма были здесь популярны и во многом совпадали с устремлениями португальских гуманистов к нравственному обновлению общества. Эразмианское движение приняло форму протеста против упадка нравов и злоупотреблений католического духовенства.

В середине XVI века в Португалии начал распространяться протестантизм, но инквизиция зорко следила за инакомыслящими, и он не получил поддержки. Часть протестантов бежала в соседние страны.

Географические открытия и покорение ранее неизвестных народов породили многочисленную литературу, в которой прославлялись деяния иберийских мореплавателей и конкистадоров. Письма мореходов и путешественников, описания новых земель, хроники португальских авторов немедленно переводились и издавались во многих странах Европы. Многие из хронистов под влиянием античных авторов уподобляли конкистадоров древним героям.

Заморские экспедиции также способствовали развитию естественных наук: геологии, ботаники, зоологии, химии, физики. Бурно развивались кораблестроение, совершенствовались навигационные приборы, составлялись географические карты. Появились теоретические труды, внесшие большой вклад в науку о Земле.

Португальское искусство с самого начала приобретало национальные черты. Сильны были позиции католической идеологии, укрепившейся после Тридентского собора. Португальских мастеров больше привлекал внутренний мир человека, его возвышенные помыслы, душевные страдания, а не внешняя, телесная красота.

В XVII веке в культуре Португалии наметились кризисные явления. На смену ренессансной вере в добродетель и всесилие человека пришло убеждение в испорченности человеческой натуры, в господстве зла и хаоса в мире. Многие деятели культуры искали утешение в христианской вере.

В середине XV века, лет за тридцать до открытия Америки, португальская экспедиция под командованием Диогу Афонсу обнаружила у западного побережья Африки в шестистах километрах от побережья Сенегала необитаемый архипелаг. На покрытых застывшей лавой, практически лишенных воды островах почти ничего не росло. Зато географическое положение архипелага было крайне удачным.

Обосноваться на островах Зеленого Мыса оказалось непросто - лавовые поля совершенно бесплодны, а в тех немногих местах, где можно было что-то выращивать, был очень нездоровый климат. Желающих переселиться сюда из метрополии находилось немного. Поэтому португальцы начали заселять острова африканскими рабами.

Португальцы стали использовать его как базу для своих К началу XVII столетия португальцев здесь почти не осталось - только несколько человек администрации. Острова были фактически предоставлены самим себе. В результате, уже к концу века на архипелаге в условиях относительной изоляции сложился самостоятельный народ - кабовердцы. Португальцы стремились расширить свои заморские владения, но для этого им элементарно не хватало людей - в XVI-XVII веках население метрополии насчитывало не более полутора миллионов. Пришлось делать ставку на коренное население. Постепенно на официальные посты в колонии стали назначать не только белых, но и цветных. Именно цветные кабовердцы осваивали для Португалии новые земли и поставляли на Американский континент африканских рабов.

Немногочисленные белые поселенцы, смешавшись с африканцами, создали особую креольскую культуру со своим, креольским, языком, который отличается от португальского произношением и обильными заимствованиями из разнообразных африканских диалектов.

Креольский стал языком португальской экспансии в Африке и Азии. На другом конце света, в Китае, в бывшей португальской колонии Макао, говорят на том же языке, что и здесь, на островах Зеленого Мыса. В отличие от языка кабовердское искусство не распространилось за пределы островов Зеленого Мыса. Оно самобытно развивалось в пределах архипелага, культурной столицей которого считается город Минделу на острове Сан-Висенте. Из Минделу родом большинство писателей, поэтов и художников Кабо-Верде.

В одном из старейших домов на острове Сан-Висенте работает Мануэль Фигейра. Мастерская досталась художнику по наследству - раньше здесь была контора его отца - портового агента. Уроженец Минделу, Мануэль Фигейра учился живописи в португальской столице Лиссабоне. Там он прожил четырнадцать лет. На родину вернулся в 1975 году, после обретения островами Зеленого Мыса независимости. Мануэля как художника сформировала европейская культура, но традиция, которой он принадлежит, здешняя, кабовердская, даже шире - африканская.

Рассмотрим еще одну африканскую страну, где можно до сих пор наблюдать португальское культурное влияние.

Большинство португальских поселенцев прибыли в Анголу после Второй мировой войны. В 1940 году там проживали всего 44 тысячи европейцев, в 1960 - 172 тысяч, а в 1974 - около 330 тысяч. После провозглашения независимости Анголы страну покинули 90% португальцев. Во время войны за независимость (1961-1975) несколько сотен тысяч африканцев бежали в соседние страны, главным образом в Конго (Заир). Хотя многие потом вернулись на родину, немало людей осталось на чужбине.

Ангольцы европейского и смешанного происхождения обычно используют в качестве основного языка португальский. На нем же говорит значительная часть африканцев, проживающих в городах.

Процесс взаимопроникновения португальской и африканской культур наиболее динамично происходит в городах Луанда и Бенгела и в местах концентрации кимбундуязычного населения в провинции Луанда.

По приблизительным подсчетам, около 38% ангольцев - католики, 15% - протестанты, остальные придерживаются традиционных местных верований. Протестантская церковь представлена в Анголе баптистами, методистами и конгрегационалистами. В период португальского правления католицизм был государственной религией, и поэтому многие отождествляли его с колониализмом. После обретения независимости возникла напряженность в отношениях между марксистским руководством страны и Римско-католической церковью. Протестантские церкви, как правило, сконцентрированные в определенных районах, вели службы и проповеди на местных африканских языках. В результате, те или иные протестантские миссии стали ассоциироваться с конкретными районами и этническими группами, что в дальнейшем послужило причиной раздробленности национально-освободительного движения. Американские миссионеры-методисты действовали главным образом в районах проживания кимбундуязычного, британские баптисты - среди киконгоязычного населения, а американские и канадские конгрегационалисты - среди умбундуязычного населения.

Основное занятие африканского населения Анголы - земледелие. Исключение составляют народы, населяющие более засушливые южные районы, которые сочетают скотоводство и земледелие. Почти все африканцы Анголы говорят на языках банту и являются наследниками культурных традиций народов этой языковой семьи. Говорящее на языках киконго и кимбунду население северо-западных и прибрежных районов раньше других соприкоснулось с культурой Португалии. Знакомство баконго с христианами относится к XVI в., в том же столетии португальцы основали город Луанду в районе проживания племен, говорящих на кимбунду. Традиционная культура кимбундуязычных этнических групп наиболее близка культуре родственных народов Центральной Африки, а также населения Кабинды и северо-восточных провинций Северная и Южная Лунда. Чокве, жившие на северо-востоке, в XIX веке занимались охотой и торговлей и вдоль торговых путей постепенно проникали в другие районы страны. Куаньяма, распространенные на крайнем юге Анголы, являются этнографической группой овамбо и родственны народам северной Намибии; их традиционное занятие - скотоводство. Ньянека и хумбе, расселившиеся в окрестностях города Лубанго на юго-западе страны и известные приверженностью к традиционной культуре, занимаются скотоводством и земледелием. Наиболее многочисленная этническая группа овимбунду, живущая на самых плодородных землях в центральных провинциях, во времена португальского правления обеспечивала продовольствием городское население, а часть их продукции даже экспортировалась. Кроме того, овимбунду занимались торговлей. Традиционно наиболее плотно были населены районы с достаточным увлажнением, благоприятные для ведения сельского хозяйства.

В колониальный период наиболее привлекательными для поселения были прибрежные города и административные центры провинций. Колониальная администрация, белое население, торговля и общественные учреждения были сосредоточены в Луанде. Ключевая роль столицы и других крупных городов еще более усилилась после обретения страной независимости. Наиболее развитые в экономическом отношении районы тяготеют к основным железнодорожным магистралям субширотного простирания. Портовые города Лобиту и Бенгела связаны с меденосным поясом Центральной Африки железной дорогой, пересекающей центральную часть плоскогорья. Вторая железная дорога проходит от Намибе к Лубанго и Менонге через южную часть плоскогорья. Столица Луанда связана железной дорогой с горнорудным районом в окрестностях Маланже. Наиболее значимые экономические районы Анголы: Северный с кофейными плантациями, Кабинда с нефтяными месторождениями и Северо-Восточный с - крупными месторождениями алмазов.

Во времена португальского колониализма немногие ангольцы могли получить образование. К 1975 году менее 5% взрослого населения умели читать и писать. После провозглашения независимости система начального образования в Анголе стала быстро развиваться, однако в сельской местности более половины детей не были охвачены системой школьного образования. В середине 1980-х годов лишь 12% трудоспособного населения Луанды получили начальное образование, за пределами столицы этот показатель был еще ниже. В стране насчитывалось всего несколько сотен людей с университетскими дипломами.

Принятая в Анголе система начального образования предусматривает восьмилетний срок обучения, причем четыре года являются обязательными. Система среднего образования включает обучение на курсах подготовки к поступлению в университет, в технических и педагогических учебных заведениях. Основанный в 1976 Университет им. Агостиньо Нето имеет филиалы в Луанде, Уамбо и Лубанго. Преподавание ведется на португальском языке, предпринимаются усилия по более широкому использованию в системе начального образования африканских языков.

Запись устного творчества народов Анголы ведется с конца XIX века. В 1882 начал выходить первый литературно-художественный журнал "Футуру ди Ангола" ("Будущее Анголы") на португальском и кимбунду языках. В 1901 году в стране был опубликован манифест под названием "Глас вопиющей Анголы в пустыне", в котором выражался протест против португальского колониализма.

Португальский колониальный режим XX века отличался особой жесткостью и беспощадной эксплуатацией африканского населения. В Анголе строго соблюдалась расовая иерархия, в соответствии с которой высшую ступень в обществе занимали родившиеся в Европе португальцы, затем шли португальцы, родившиеся в Анголе, за ними следовали потомки от смешанных браков - метисы, потом - "ассимилированные" африканцы, и самую низшую ступень занимала основная масса коренного, или туземного, населения страны. Последние подлежали принудительному труду, т.е. должны были работать по найму не менее половины дней в году, либо работать по контракту на государственных плантациях или других объектах. После окончания Второй мировой войны из Португалии в Анголу хлынула новая волна переселенцев. Засилье португальцев в экономике вкупе с расовой дискриминацией стимулировали рост недовольства африканцев. В 1926-1974 годах, пока у власти в Португалии находились Салазар и его преемник, ангольским патриотам было запрещено создавать собственные политические организации.

В настоящее время в мире насчитывается свыше шести десятков креольских языков, что в несколько раз превосходит число существующих пиджинов (в названии креольского языка может в той или иной форме присутствовать слово "пиджин", отражая предшествующее положение дел). Общее число говорящих на креольских языках оценивается примерно в 30 млн. Большинство креольских языков возникли в результате развития пиджинов на основе западноевропейских языков, однако имеется и некоторое количество пиджинов на неевропейской основе, например значительные по числу говорящих креольские языки китуба в Заире (5 млн. говорящих) и мунукутуба в Народной Республике Конго (около 1,5 млн. говорящих; оба на основе языка конго), джубайский арабский в Судане и некоторые другие. Процессы креолизации играли и продолжают играть заметную роль в истории развития крупнейшего африканского языка суахили.

Процесс креолизации пиджинов происходил в разных социальных условиях: в смешанных семьях, возникавших в береговых европейских укреплениях, на плантациях, а также среди беглых рабов, во многом воспроизводивших традиционные африканские культуры в условиях Нового Света. Источники словарного и структурного обогащения в этих случаях оказывались различными: в одних случаях язык-лексификатор (тот, из которого происходила большая часть словарного состава пиджина) продолжал оказывать влияние на складывающийся креольский язык, в других это воздействие полностью отсутствовало. Многое в судьбе креольского языка зависело и от динамики демографической ситуации на ранних этапах его развития: если такой язык уже обладал развитым словарем и стабильной грамматикой, но число тех, кому он стал родным, было невелико, вновь усваивавшие его люди привносили новую лексику и расшатывали сложившиеся стандарты фонетики и грамматики. В результате этого мог начаться процесс декреолизации, обратного превращения в пиджин. Поскольку в контакт вступали новые языки, словарные и грамматические новшества могли оказаться очень существенными; важное значение имела и степень воздействия на креол официальных языков соответствующих территорий.

В ХVI-ХVII веках, благодаря контактам с Португалией в Конго появились латинизированная письменность, монументальное строительство, христианская религия и церковь, была попытка модернизации страны в европейском духе, т.е. появились все недостающие признаки цивилизации, развивавшейся в ассоциации с Западной Европой.

Противоположным Конго примером является Бенинская протоцивилизация, развившаяся в стороне от арабского и европейского влияния - Бенин не входил ни в одну из зон интенсивного социокультурного взаимодействия, оставаясь на положении самостоятельно развивавшейся дальней периферии стадиально более развитых обществ других цивилизаций.


.2 Испанские культурные традиции в Африке


Вторая половина XVI века в Испании характеризуется наступлением реакции. Потерпев неудачу в деле создания всемирной монархии, не сумев предотвратить распространение реформационной "ереси", испанский абсолютизм перешел на позиции Контрреформации. Филипп II провозгласил себя защитником ортодоксального католицизма, призванного осуществить решения Тридентского собора. В Испании укрепилась позиции схоластов, ополчившихся на свободу мысли. В 1559 году король Испании подписал указ, запрещавший испанским подданным, в том числе монахам, учиться за границей (за исключением университета в Болонье).

В середине XVI века возникло сложное, уникальное явление - испанский мистицизм, в котором переплетались гуманистические и религиозные идеалы. Крупнейшие представители этого направления - Луис де Гранада, Луис де Леон, Тереса де Хесус.

На основе стандартного арабского искусства в Марокко возникли собственные культурные традиции. Связующей ниточкой является музыка, которая развилась из классического стиля мусульманской Испании и монотонных речитативов берберов, в современную музыку, впитавшую в себя французские и африканские ритмы. Хотя его чаще связывают с Алжиром, музыкальный стиль раи также преобладает и в Марокко. Несмотря на его арабско-африканскую основу, он скорее западный, так как для игры используется много электронных инструментов, звуки которых создают определенный гипнотический эффект.

Период правления трех берберских династий - Альморавидов, Альмохадов и Меринидов стал золотым веком развития берберской архитектуры. Напоминанием о тех временах служат великолепные мечети, минареты и ворота, сооруженные при Альмохадах в Атласе, Марракеше и Рабате, и здания медресе, религиозных школ, которые были построены в Фесе в правление Меринидов. Создателями этих зданий были архитекторы-мусульмане из Андалусии - марроканские правители быстро перенимали культуру соседних регионов мусульманского мира, и многие испанские мастера и ремесленники творили в городах Марокко. Все три наиболее величественных минарета Марокко и Испании - минарет мечети аль-Кутубия в Марракеше, минарет "Башня Хасана" в Рабате и Ла-Хиральда в Севилье - были созданы одним и тем же архитектором-мусульманином из Испании.

В средние века территория Западная Сахара входила в состав различных государств, существовавших на северо-западном побережье Африки, в том числе государства Гана, государства Альморавидов. Европейская экспансия началась в XV-XVII веках и связана с созданием португальцами на побережье Западной Сахары (названного ими Рио-де-Оро) своих опорных пунктов, главным образом для вывоза черных рабов и золота. В 80-х годах XIX века на территории Западной Сахары проникают испанцы, построившие (1885) в Вилья-Сиснерос рыболовную базу и начавшие продвижение в глубь страны. В 1887 году Испания объявила сферой своих интересов всю территорию Рио-де-Оро от мыса Кап-Блан до мыса Бохадор, включая 150-мильную полосу от побережья, поставив ее под управление генерал-губернатора Канарских островов. Границы Рио-де-Оро были определены франко-испанским соглашением 1900 года. В соответствии с франко-испанскими соглашениями 1904 и 1912 годов о разделе Северо-Западной Африки Испания присоединила к Рио-де-Оро территорию от мыса Бохадор: Сегиет-эль-Хамру и южная часть Марокко (т.н. Испанское Южное Марокко). Однако фактический захват Западной Сахары Испания осуществила лишь к 1934 году. В 1958 году Испания была вынуждена согласиться на воссоединение Испанского Южного Марокко с независимым Марокко. В 1958-1961 годах оставшаяся часть испанских владений в Западной Сахаре была преобразована в "заморскую провинцию" Испании. Население Западной Сахары с конца 50-х годов развернуло активную борьбу за освобождение; в подполье действует (с 1957) "Фронт освобождения Сахары". Крупное массовое выступление против испанских колонизаторов произошло в 1970 году в Эль-Аюне; оно было жестоко подавлено. Освобождения Западной Сахары требуют Марокко, Мавритания, Алжир и многие другие страны. Генеральная Ассамблея ООН неоднократно (в 1966, 1970) предлагала Испании создать народу Западной Сахары необходимые условия для самоопределения и в этих целях при консультации с правительствами Марокко, Мавритании и Алжира организовать под контролем ООН референдум. Однако правительство Испании всячески тормозит проведение этих мер. В 1970 году Мавритания, Алжир и Марокко договорились о создании комитета для наблюдения за ходом деколонизации Западной Сахары.

Созданная позже попытка создания новой колониальной империи так и не увенчалась успехом. Колоний оказалось не так много: остатки старой системы (Куба и Филиппины) перешли под контроль Соединенных Штатов, причем Филиппины в итоге практически полностью американизировались, хотя и остались католической страной, новые же колонии: Испанская Экваториальная Африка (ныне Экваториальная Гвинея) и Рио-де-Оро (ныне Западная Сахара) так и не восприняли испанскую культуру. Хотя испанский язык до сих пор является официальным языком Экваториальной Гвинеи, его роль как межнационального языка постепенно занимает французский. Да и уровень образованности жителей республики и, соответственно, их владение государственным языком, не позволяет считать эту страну частью испанского мира.

Остров Масиас-Нгема-Бийого был открыт португальцами в начале 70-х годов XV века и назван по имени первооткрывателя Фернандо По. В 1778 году он перешел во владение Испании, но закрепилась она на нем лишь к 1843 году. Одновременно она вела войны с местным населением за господство над материковой частью страны - Рио-Муни. В 1900 году были определены границы между испанскими и французскими владениями на материке. Испанские колонизаторы жестоко эксплуатировали местное население, выселяли его с наиболее плодородных земель, ввели систему принудительного труда. Испытывая недостаток в рабочей силе, испанские плантаторы вербовали африканских рабочих из других стран Африки (главным образом из Нигерии). Население Экваториальной Гвинеи на протяжении многих лет вело борьбу за свое освобождение, активизировавшуюся с конца 30-х годов ХХ века (массовые выступления с требованием предоставления независимости в 1937, 1947, 1959); в 1959 году были созданы первые политические партии, выдвигавшие на первый план требование достижения независимости Экваториальной Гвинеи. В декабре 1960 года на о. Фернандо-По в знак протеста против произвола испанских плантаторов произошла стачка завербованных нигерийцев. Стремясь замаскировать колониальный режим, Испания в 1960 году объявила о "ликвидации" прежнего колониального статута и о превращении Фернандо-По и Рио-Муни в "заморскую провинцию" Испании. С января 1964 года им была предоставлена "внутренняя автономия". В колонии были созданы автономные правительственный совет и генеральная ассамблея. Спустя 4 года, в результате роста национально-освободительного движения, Испания вынуждена была пойти на предоставление Экваториальной Гвинеи политической независимости. 12 октября 1968 года провозглашена независимая Республика Экваториальная Гвинея (РЭГ).

Испания - одна из европейских стран с богатой и интересной историей. Несмотря на долговременный застой экономики и превращение из некогда ведущей державы в "задворки Европы", она все-таки смогла удержать многие свои культурные позиции. Ее колониальная империя и распалась еще в начале XIX века, когда остальные империи еще только создавались, тем не менее, в большинстве бывших колоний этой страны до сих пор сохранился испанский язык, сильное влияние католической церкви (почти полный охват верующего населения) и многочисленные элементы испанской культуры, хотя и сильно разбавленной индейским и африканским колоритом.

Испанская Африка - это небольшие территории, которые после Испании были захвачены и другими европейскими колонизаторами, но испанское влияние все-таки дает о себе знать в массе африканских поликультурных явлений.


3.3 Английская колонизация в Африке. Традиционная и заимствованная культура


Еще в конце XVII века Англия была аграрной страной; 4/5 ее населения занимались сельским хозяйством. К началу XIX века она превратилась в крупную промышленную державу, в которой около половины населения было занято в фабричном производстве, транспорте и торговле. Эти перемены протекали на протяжении XVIII века сначала незаметно, а с 60-х годов - стремительно, в виде скачка, получившего название промышленного переворота. Важнейшей предпосылкой промышленного переворота явилась Английская буржуазная революция середины XVII века, которая устранила препятствия для роста капитальистичесикх отношений и открыла путь мощному развитию производительных сил страны.

Революция завершила формирование английской нации, ликвидировала последние остатки феодальной раздробленности, ускорила образование единого общеанглийского рынка.

В середине XVIII века значение колоний для английского капитализма возрастает. Внутренний рынок Англии вследствие обнищания широких масс трудового населения не мог поглотить быстро растущую продукцию ее промышленности, и поэтому колонии начинали приобретать значение как рынок сбыта для английских товаров. Одновременно возрастало значение колоний как поставщика некоторых важных продуктов - сахара, табака и др. Перепродажа этих товаров на рынках Европы давала английской буржуазии огромные прибыли.

Общей чертой развития мировой культуры в XIX веке был неуклонный рост международного культурного обмена. Он происходил благодаря стремительному развитию мировых экономических контактов, а также совершенствованию средств транспорта, связи и взаимной информации. Созывались первые международные конгрессы, устраивались первые международные выставки, расширялось число переводных изданий, росло количество людей, изучавших иностранные языки. В этих условиях сокращались расстояния, ослаблялись преграды государственных границ, расширялся кругозор художников.

Литература и искусство Англии проникали в страны Африки. Посредниками служила сначала немногочисленная, но в дальнейшем все более возраставшая в числе и влиянии молодая буржуазная интеллигенция Востока, особенно та ее часть, которая получала образование непосредственно в западных странах. Нередко в восточной стране, где еще полностью господстовали литература и искусство, присущие эпохе феодализма, появлялись прозаики и поэты, стремившиеся писать так, как писали очередные законодатели литературной моды в Англии. Тем самым создавалась большая внутренная неравномерность, характерная для состояния литературы и искусства Востока во второй половине XIX века. Однако процесс мирового культурного обмена шел и в обратном направлении.

Внедрение английского права на африканском континенте, послужившее звеном в общем процессе колониальной экспансии британского капитализма, зачастую преподносится буржуазными исследователями как рецепция и рассматривается по аналогии с распространением в Западной Европе римского права. На самом деле английское право было не заимствовано, не добровольно воспринято африканскими обществами, а насильственно насаждено в них. Тем самым затушевывается и искажается сущность данного явления, имеющего лишь внешнее сходство с рецепцией. В отличие от насильственного привнесения чужеземного права (в результате войн или колониальных захватов) рецепция права представляет собой восприятие более развитых правовых форм в силу исторической преемственности и связи правовой культуры государств, социально-экономические условия, которых сходны. Распространение английского права в Африке не происходило и не могло происходить в форме рецепции хотя бы по той причине; что африканские общества находились на принципиально ином уровне социально-экономического развития по сравнению с капиталистической Англией. Ко времени развертывания Англией колониальной экспансии в них в значительной мере господствовали еще полуродовые, полуфеодальные отношения. Английское право внедрялось в социально-экономические структуры, не соответствовавшие ему не просто по степени своей зрелости, но более того - по типу. В таких условиях оно нередко служило одним из факторов, которые модифицировали эти структуры, разрушали их и способствовали созданию новых - отвечавших интересам колониальной эксплуатации.

Процесс распространения английского права в Африке носил насильственный характер, поскольку был тесно связан с установлением как экономической, так и политической колониальной зависимости африканских обществ от Британии. Развитие экономической зависимости сопровождалось эволюцией форм подчинения африканской экономики потребностям английской буржуазии. Первоначально, вплоть до второй половины XIX века, такое подчинение ограничивалось в основном сферой обращения, в малой степени затрагивая сферу производства. В соответствии с этим и распространение английского права было незначительным. Оно использовалось колонизаторами главным образом в целях создания условий для колониальной торговли как средства ограбления колоний. Поэтому в указанный период насаждалось преимущественно уголовное право, причем скорее принципы его, чем нормы.

Не случайно в документах первой половины XIX века, относящихся к деятельности в Африке британских колониальных властей, чаще всего речь шла о применении не "общего права" или статутов, а так называемой "британской справедливости".

Многочисленные народности Африки имеют свои обычаи, призванные обеспечить единство, сплоченность социальной группы (трибы, рода, деревни), уважение памяти предков, связь с окружающей природой, духами, другими сверхъестественными силами. Мифический характер обычаев, их плюрализм (множественность), неформализованность и разрозненность не позволяют эффективно использовать их для создания национальных правовых систем по типу европейских.

Период колонизации Африки создал предпосылки для заимствования современного законодательства, судебной системы, но принципиально не изменил образ правового сознания большинства сельского населения, которое продолжает ориентироваться на прежнюю систему ценностей. В настоящее время лидеры независимых африканских государств осуществляют систематизацию действующих обычаев, включают их в отраслевые кодексы, иные нормативные акты, но при этом нередко игнорируют обычаи других проживающих в данных странах народностей, социальных групп.

Очень важной в истории европейской колонизации Африки была борьба англичан и буров за африканские колонии.

Британские миссионеры, стремившиеся оправдать колониальную политику Англии, в начале XIX века с возмущением писали в своих отчетах о зверском, бесчеловечном уничтожении местного населения бурами. Английские авторы Барроу и Персиваль изображали буров ленивыми, грубыми, невежественными людьми, жестоко эксплуатирующими "полудиких туземцев". Действительно, прикрываясь догматами кальвинизма, буры объявили своим "божественным правом" порабощение людей с кожей иного цвета. Часть покоренных африканцев использовалась на фермах и находилась почти на положении рабов. Это относится в первую очередь к хинтерланду Капской провинции, где колонисты имели огромные стада скота.

Сьерра-Леоне была одной из первых колоний Англии на континенте и фактически первым оплотом британского колониального влияния в Западной Африке. После обретения в 1961 году независимости в ней были парламентская система правления по образцу британской и немалая прослойка образованной и квалифицированной рабочей силы.

Политическая и экономическая деградация страны началась задолго до 90-х годов и оказалась связана не только с политической неспособностью местной постколониальной элиты, но и в очень высокой степени с благом и бичом республики - богатыми залежами россыпных алмазов, расположенными преимущественно в бассейне реки Маа на юго-востоке, вблизи границы с Либерией. Кроме алмазов, в стране есть очень крупные месторождения титанового сырья - рутила, а также бокситов.

В начале XIX столетия Капскую колонию захватила Великобритания. С 1806 года в Капстаде находилась резиденция английского губернатора. Между двумя группами, заинтересованными в колониальной экспансии, - бурами и англичанами - началась борьба. И те и другие преследовали одну цель - эксплуатировать население Африки, но они различались по непосредственным задачам, мотивам и формам своей деятельности, ибо представляли различные этапы и движущие силы колониальной экспансии.

Проиграли в этом поединке буры - они оказались не в состоянии решительно перейти к капиталистическим методам эксплуатации. Этому предшествовали многочисленные разногласия и столкновения, и многим авторам вся история Южной Африки XIX века даже предстает исключительно в свете "англо-бурского конфликта".

Вскоре после того как Капская колония стала английским владением, административная власть перешла от голландских органов власти к английским чиновникам. Были созданы колониальные войска, в состав которых входили африканские "вспомогательные" части. Фермеров-буров обложили большими налогами. С 1821 года начался усиленный приток английских поселенцев. Им в первую очередь администрация предоставляла самые плодородные земли в восточной части колонии. Отсюда они, сломив длившееся десятилетиями сопротивление коса, двинулись к реке Кей. К 1850 году этот район был присоединен к английской колонии, а затем была завоевана вся территория расселения коса.

Английские власти поддерживали капиталистическую колонизацию соответствующими мероприятиями, в том числе и привлечением туземцев в экономику в качестве рабочей силы. Рабство зачастую продолжало существовать, правда в косвенной форме, в виде принудительных работ или системы отработок. В крупных хозяйствах оно лишь постепенно уступало место существующей по сей день капиталистической эксплуатации африканских сельских рабочих и арендаторов ("сквоттер-систем"). Эти формы эксплуатации отнюдь не были для африканского населения более гуманными, чем рабский труд и иные формы зависимости на фермах буров. Бурские фермеры считали себя ущемленными в своих экономических и политических правах. Особый протест вызывали у них запрещение рабства, законодательные акты английской администрации относительно привлечения и использования африканских рабочих, превращение бурских ферм в концессии, обесценение голландского риксдалера и другие факторы такого рода.

К этому времени сказались также последствия примитивных, хищнических методов использования пахотных площадей и пастбищ Капской провинции. Экстенсивное скотоводство и действовавший порядок наследования земли и прежде толкали колонистов к тому, чтобы двигаться дальше в глубь страны и захватывать новые участки. В 1836 году значительная часть буров снялась с места, чтобы освободиться от нажима английских властей. Начался "великий трек", переселение 5-10 тысяч буров на север. В колониально-апологетической историографии его часто романтизируют и называют походом свободы. Буры ехали в запряженных быками тяжелых фургонах, которые служили им в пути жилищем, а при вооруженных стычках с африканцами превращались в крепость на колесах. Рядом двигались огромные стада, их охраняли вооруженные всадники.

Буры оставили далеко позади реку Оранжевую, и здесь в 1837 году они впервые встретились с матабеле. Африканцы мужественно защищали свои стада и краали, но в решающей битве при Мосиге, своей столице, на юге Трансвааля, дравшиеся только копьями воины-матабеле не устояли перед современным оружием буров, хотя и бились до последней капли крови. Тысячи их были перебиты. Матабеле всем народом поспешно отступили на север, через Лимпопо, и угнали свой скот.

Другая группа буров, также увлеченная жаждой захватов, под руководством своего предводителя Ретифа перешла через Драконовы горы в Натал. В 1838 году они учинили среди живших здесь зулу резню, утвердились на их землях и в 1839 году провозгласили независимую Республику Натал со столицей Питермарицбург. Управлял ею народный совет. Они построили город Дурбан (или Порт-Натал, по названию побережья, в честь высадки на него Васко да Гамы в Рождество 1497 года) и тем обеспечили себе выход к морю. Земля была разделена на большие фермы по 3 тысячи моргенов (морген - около 0,25 гектара) и более в каждой. Однако английская колониальная администрация Капской провинции тоже давно зарилась на плодородные земли Натала.

Англичане заняли Натал и в 1843 году объявили его колонией. Хотя за бурскими фермерами было признано право поселения, большинство их покинули насиженные места. Они опять пересекли со своими стадами и фургонами Драконовы горы и воссоединились с бурами Трансвааля. Поблизости от них, к северу от реки Вааль, они образовали три республики: Лейденбург, Заутпансберг и Утрехт, которые в 1853 году объединились в Южно-Африканскую Республику (Трансвааль).

Год спустя к югу от нее было провозглашено Оранжевое свободное государство. Правительство Англии и колониальные власти Капской провинции были вынуждены признать суверенитет вновь образованных бурских государств, но делали все, чтобы удержать их под своим влиянием. Оранжевое свободное государство и Трансвааль были республиками, крестьянскими по существу, религиозно-аскетическими по внешним атрибутам. С середины XIX века на территории Оранжевого свободного государства селились также купцы и ремесленники, появилось некоторое число английских колонистов.

Кальвинистская церковь, следуя своим принципам обособленности, приняла окостеневшие формы догматики. В оправдание эксплуатации африканского населения она разработала своеобразную систему расовой дискриминации и объявила ее "божественным провидением". В действительности же буры сгоняли с земель и порабощали оседлое коренное население и родовые группы племен суто и тсвана, захватывали огромные территории и превращали их в фермы. Часть африканцев была оттеснена в резерваты, часть - обречена на принудительные работы на фермах. Тсвана защищались от силой навязывавшихся мероприятий по "обороне"; многие уходили на запад, в безводные местности, походившие на пустыни. Но и здесь их вожди очень рано испытали давление с двух сторон.

Великобритания поняла, что эти области, лишенные экономической ценности, имеют большое стратегическое значение: тому, кто ими владеет, нетрудно окружить владения буров и обеспечить свои интересы в соседнем Трансваале. Затем Германская империя, также покушавшаяся на центральный Бечуаналенд, захватила Юго-Западную Африку, и это решило судьбу племен тсвана. Великобритания поспешила воспользоваться договорами о "помощи", которые она мошенническим путем давно заключила с некоторыми их вождями, и в 1885 году небольшое подразделение английских колониальных частей фактически оккупировало их территорию.

Еще один важный анклав годами успешно сопротивлялся вооруженным отрядам буров и их "треку", предпринимавшемуся в поисках тучных пастбищ и дешевых рабочих рук, - территория суто во главе с племенным вождем Мошешем. Племена южных суто обитали в гористых верховьях реки Оранжевой в нынешнем Лесото. Плодородная и богатая горными пастбищами, эта местность была густо заселена. Естественно, она рано стала предметом вожделений бурских скотоводов, а затем и английских фермеров. Здесь еще во время оборонительных боев против зулу и матабеле сложилось и окрепло объединение племен суто. При Мошеше I, блестящем военачальнике и организаторе, его людей сплотила борьба против европейского колониализма. В трех войнах (1858, 1865-1866, 1867-1868) им удалось отстоять свои богатые пастбища и самостоятельность Басутоленда.

В Африке происходил долгосрочный процесс девестернизации: интерес и влияние западных держав колебались, местная культура давала о себе знать, и Южная Африка все более подчиняла голландские и английские начала своей культуры африканским. В то время, как Латинская Америка обретала западные черты все больше, Африка являлась западной все меньше. Оба континента остаются по-разному зависимыми от Запада и при этом - с точки зрения расклада голосов в ООН- не способными решительно воздействовать на паритет между Западом и его противниками.


.4 Франция в Африке


Положение французского дворянства в XVI-XVII веках характеризовалось углублявшимся разрывом между аристократией и частью среднего дворянства, с одной стороны, и мелким дворянством - с другой. Наряду с этими группами к концу XVI века возник широкий слой чиновничества.

Мощным стимулом для развития французской культуры послужило успешное окончание Столетней войны, вызвавшее рост национального самосознания. Развитие гуманистической культуры было бы невозможно без повышения общего уровня образования.

Во второй половине XVIII века все население Франции по-прежнему подразделялось на три сословия - духовенство, дворянство, а также буржуазия, крестьянство и плебейские массы.

Во всех странах Европы, в том числе и во Франции, развитие культуры в XVIII веке в той или иной мере проходило под знаком идей Просвещения. Во Франции сформировался самый многочисленный, блещущий яркими талантами, отряд просветителей. Именно отсюда, неся на себе печать французского гения, идеи Просвещения распространились по всей Европе.

Высадка французских войск в Алжире в 1830 году ознаменовала возобновление французской экспансии в Северной Африке, прерванной в конце периода правления Наполеона. Агрессия разворачивалась на фоне обострения давних конфликтов из-за задержки Францией платежей за приобретенное в начале XIX веке алжирское зерно. Ситуация усугублялась тем обстоятельством, что во время публичной аудиенции 29 апреля 1827 года разъяренный дей слегка ударил нагло державшегося французского консула Деваля опахалом. Этот инцидент послужил поводом для дальнейшей эскалации конфликта между странами. Французское правительство Карла X опасалось потери торговых факторий в Ла-Кале, Аннабе и Колло и намеревалось укрепить свои позиции с помощью военной силы. Ликвидация власти дея была представлена внешнему миру как желание положить конец пиратству алжирских моряков, что не могло не вызвать положительной реакции со стороны европейских держав. 14 июня 1830 года французские войска под командованием генерала де Бурмона высадились в местечке Сиди-Фарруш в 21 км к западу от Алжира и быстро разгромили армию дея. 5 июля дей объявил о капитуляции.

Французские войска постепенно заняли все прибрежные районы вблизи Алжира, Беджаии, Аннабы, Мостаганема, Арзева и Орана, во внутренних областях страны образовалось независимое племенное государство во главе с эмиром Абд аль-Кадиром, которое развернуло ожесточенное сопротивление французской оккупации. В 1834 году статус нового владения был признан по договору Демишеля, а позднее, в мае 1837, уточнен в соответствии с договором, подписанном в Тафне. Тем не менее, когда в том же 1837 году французы захватили Константину и стало ясно, что они намереваются установить контроль над центральными и восточными районами страны, противоборство государства Абд аль-Кадира и французской колониальной армии вспыхнуло с новой силой.

Французское правительство одобрило план захвата территории всего Алжира, и на протяжении следующих семи лет французские войска под командованием генерала Бюжо вели вооруженные действия против отрядов Абд аль-Кадира. В 1844 году Абд аль-Кадир обратился за помощью к султану Марокко Мулай Абд-ар-Рахману, и марроканские войска двинулись к границе с Алжиром. В августе 1844 года в битве у р. Исли вблизи г. Уджды марроканцы потерпели сокрушительное поражение от французов. 10 сентября султан Марокко был принужден подписать Танжерский договор, по которому обязывался не оказывать поддержку Абд аль-Кадиру. В 1847 году эмир был вынужден сдаться, но потребовался еще не один поход французских войск, чтобы завоевать Кабилию и районы крайнего юга, где в период 1849-1850 были уничтожены два оазиса - Зааджа и Нара.

В 1848 году Алжир был объявлен французской территорией, три его провинции превратились в департаменты во главе с префектами, осуществлявшими административные функции. В 1858-1860 годах Алжир находился под прямым управлением министра по делам колоний в Париже, затем был передан в ведение военной администрации. В 1870 году алжирские мусульмане были объявлены французскими "подданными", но не получили политических прав. В том же году было восстановлено гражданское управление, и в период 1881-1896 годов отдельные административные службы курировались соответствующими министерствами из Парижа. После 1896 была восстановлена должность генерал-губернатора.

В эпоху французского завоевания численность населения Алжира составляла около 3 млн. человек. После завоевания Алжира Францией в XIX веке возросла численность европейской части населения, и к 1960 году здесь уже проживало около 1 млн. европейцев. Большая часть имела французские корни, предки остальных переехали в Алжир из Испании, Италии и Мальты. После провозглашения в 1962 году независимости Алжира большинство европейцев выехало из страны.

В начале 1990-х годов на Францию приходились почти 20% всех импортно-экспортных операций Алжира. Во Франции постоянно проживает более миллиона выходцев из Алжира; кроме того, в самой бывшей колонии насчитывается значительное число франкофонов, что привело к созданию своеобразной франко-алжирской культуры. Франция оказывает всестороннюю поддержку нынешнему военному режиму в борьбе с радикальным исламизмом.

Отношения между Францией и Алжиром еще более укрепились при президенте Бутефлике. Он рассчитывает на поддержку французской стороны в привлечении иностранных капиталовложений в алжирскую экономику и в обеспечении ассоциации Алжира с Европейским Союзом. Одновременно новый президент страны стремится нормализовать отношения с Марокко, которые вновь ухудшились в 1994, когда из-за разногласий между двумя странами из-за проблемы Западной Сахары граница между ними была закрыта.

В годы французской колониальной оккупации виноград превратился в ведущую сельскохозяйственную культуру Алжира. Вино производилось как на экспорт, так и для потребления внутри страны. С отъездом из страны европейского населения потребление вина в стране резко снизилось. Правительство Алжира предприняло ряд шагов для сокращения объемов винной продукции в номенклатуре экспорта. Площади бывших виноградников стали использоваться для выращивания зерновых культур, производства молочных продуктов, возделывания цитрусовых, а то и просто засаживались деревьями. При использовании оставшихся виноградников упор делается на производство более качественных вин, столового винограда и изюма.

Система образования Алжира сходна с французской. В школах изучают как арабский, так и французский языки, при этом изучение государственного языка - арабского - является обязательным. В 1995 году 62% взрослого населения страны были грамотными (74% всех мужчин и 49% всех женщин).

В отличие от литератур Алжира и Марокко в литературе Туниса франкоязычная проза, давшая первые образцы современного тунисского романа - Альбер Мемми ("Соляной столп", 1953; "Агарь", 1955), не получила большого развития. Становление национального романа связано с именами Бшира Храйефа ("Банкротство", 1956-1958; "Барг ал-Лил", 1960; "Гроздь фиников", 1969), идеализирующего национальное прошлое и простонародный быт, и Мхаммеда Ларуси аль-Мутви ("Халима", 1964; "Горькая ягода тута", 1967), обращающегося к тематике национально-освободительной борьбы. В 1960-х годах в литературу Туниса вступила плеяда писателей прогрессивной ориентации, пишущих на двух языках: как прозаики и драматурги - по-арабски, как поэты - по-французски (Мустафа аль-Фарси, Салах Гермади и др.). В их поэзии сильно влияние французского символизма и поэзии французского Сопротивления, в прозе и драматургии ставятся проблемы социально-политического и культурного развития Туниса, осмысляемые как проблемы "третьего мира". Конец 60 - начало 70-х годов отмечены появлением молодых прозаиков и драматургов, сгруппировавшихся вокруг Клуба новеллы и журнала "Аль-Кысас" - Иззеддина Медани, Мхаммеда Салеха Джабри, Махмуда Тунси, Хасана Насра и др., произведения которых отличают интенсивные идейные и стилевые искания и широкие заимствования как из традиционной арабской, так и из современной европейской культуры.

В первой половине XX века, вплоть до 1956 года городское строительство в Тунисе велось преимущественно французскими архитекторами, которые (в особенности Б. Зерфюсс) стремились творчески сочетать местные строительные традиции и принципы европейского рационализма. С получением независимости выдвигаются зодчие-тунисцы (К. О. Какуб, Х. Амара и др.), развертываются работы по благоустройству городов, создаются новые с/х поселки, застраиваемые 1-этажными типовыми домами. Особенно интенсивно развивается и национальная школа изобразительного искусства, где противоречиво сосуществуют реалистическое (живописцы А. бен Салем и Х. Турки, монументалист и график Х. аль-Мекки, график Б. Дахак) и модернистское (скульптор Х. Селми, живописец и график З. Турки, живописец и керамист А. Горджи) направления. Главные виды декоративно-прикладного искусства современного Туниса - ковроделие (преимущественно ворсовые ковры яркой контрастной расцветки, с геометрическим, реже растительным узором), вышивка (полихромная и белая по тюлю), плетение кружев, изготовление керамики и ювелирных изделий, чеканка и инкрустация по металлу.

Французское влияние на культуру Западной Африки было очень неравнозначным. Некоторые страны полностью восприняли все культурные традиции этого европейского, некоторые - отвергли культурное вторжение колонизаторов, а некоторые даже сами внесли во французскую культуру свои традиционные элементы.


.5 Общая характеристика европейского культурного влияния


Доколониальная Тропическая Африка не знала письменности. Поэтому из двух видов исторического мышления - историописания и историоговорения, им было присуще второе. В бесписьменном обществе, как отмечает Д.П. Урсу, устная традиция была одновременно формой существования исторических знаний, коллективной социальной памятью и самосознанием традиционного общества; механизмом передачи, сохранения и накопления информации, средством этносоциального сплочения на базе сохранения подобным образом исторической памяти (особенно большую роль историческая традиция играла у народов, обладавших государственностью - у них придворный эпос выполнял функции укрепления центральной власти и социально-политических структур).

Итак, роль истории в традиционном африканском обществе выполняла устная традиция - однако игнорирование ее роли и противопоставление двух видов исторического мышления привели европейцев в свое время к ошибочному выводу об Африке как "континенте без истории", которая начинается там только с началом европейской экспансии. Историоговорение, профессионально передаваемое из поколения в поколение, имеет в качестве источника ряд существенных недостатков: - оно сочетает в себе одновременно факт и его интерпретацию, правду и вымысел. В результате, история мифологизируется; - устная история - преимущественно политическая и персонифицированная (так, она дает нам имена 74 правителей Ганы до III в. н.э.), но мало что может дать для понимания социально-экономических процессов; - в ней отсутствует календарь и абсолютная хронология (устная традиция передает движение времени, но имеет специфическую систему его отсчета по природно-экологическим циклам и эпохам правления). Поэтому "поиски времени" являются одной из главных проблем доколониальной африканской истории.

Предпосылкой к становлению африканской историографии Африки стала изначально борьба за восстановление достоинства черного человека и негроидной расы отдельных ее представителей на рубеже ХIХ-ХХ веков. Первые образованные афроамериканцы использовали историческую аргументацию, достоверную и недостоверную, для достижения поставленной цели. Это М. Гарви, идеолог движения "назад в Африку" ("черный сионизм"); Сильвестр Уильямс, адвокат из Тринидада; У. Дюбуа, автор книги "Душа черного человека" и др. Встречаясь с проявлениями белого расизма, они допускали в своей аргументации преувеличения и перехлесты в духе "антирасистского расизма". Так, У. Дюбуа даже Эзопа и Андромеду причислил к черным. В его трактовке человеческой истории "Африка наблюдала небесные светила, Азия - человечечкую душу, а Европа видела и видит только человеческое тело, которое она холит и лелеет и оно стало тучным, грубым и жестоким".

Потребности сохранения общественного согласия после деколонизации обусловили стремление африканских историков и политиков использовать историческое прошлое в соответствующей интерпретации в качестве "основного рычага" (Ки Зербо). В духе этой тенденции Ш.А. Диоп договорился до утверждений о "цивилизационно-культурном приоритете" Африки буквально во всех сферах (египетская цивилизация создана негроидами; негро-египтяне цивилизовали весь мир...) Вплоть до 70-х годов подход африканских историков к прошлому континента отличался идеологизированностью и политизированностью, муссированием тезиса о "прародине человечества", утверждениями об отсутствии классового расслоения и эксплуатации в доколониальном африканском обществе. Некритический подход и склонность к идеализации прошлого Тропической Африки проявляли и европейские исследователи, симпатизировавшие борьбе ее народов за политическую и духовную деколонизацию. Так, Б. Дэвидсон выдвинул тезис о некоей "полной гармонии" африканской культуры с социальными отношениями (непонятно, однако, что же тогда породило замедленность развития и всесторонний застой традиционного африканского общества).

Европейцы всегда мало знали о Тропической Африке. После арабского завоевания Северной Африки контакты Европы с районами южнее Сахары полностью прекратились, а минимальные историко-географические знания о них утратились (европейцы всерьез полагали, например, что "Нил вытекает прямо из рая"). Расистских предрассудков о "неполноценности" негроидной расы в доколониальной Европе не было: когда в 1460 года в Шотландию попала первая "черная леди с чувственными губами", был устроен рыцарский турнир "за блеск очей и ласку губ коварных".

С началом колониальных захватов и развитием работорговли к африканцам утвердилось отношение как к "дикарям, которых миновала история", неисторическим народам на уровне диких животных. На этапе территориального раздела континента результаты трудов путешественников и миссионеров, независимо от их субъективной честности, интерпретировались колониальными кругами по своему. Гегель, основываясь на факте отсутствия у африканцев писаной истории, охарактеризовал Африку как "замкнутую в себе детскую страну, которая, находясь за пределами дня самостоятельной истории, облечена черным покровом ночи", и пришел к выводу, что "она не является исторической частью света: в ней не замечается движения и развития".

Колониальная деятельность европейских стран, несомненно, оказала большое влияние на традиционную африканскую культуру. Тем не менее в результате данного исследования мы не можем отрицать того факта, что и Африка внесла во многие европейские культуры огромный вклад.


Заключение


Для огромного африканского континента вполне естественен большой разрыв в уровне общественного прогресса различных его районов. Периферия континента имела больше возможностей и ранее других глубинных районов пошла по пути развития и прогресса. При всем своеобразии африканских культур многие их важнейшие элементы заимствованы из других и порой весьма отдаленных неафриканских районов. Степень среднего уровня социально-экономического развития африканских обществ понижалась с Севера на Юг и отчасти с Востока на Запад (это связано отчасти и с ландшафтной зональностью континента). Доказательством этого тезиса может служить специфическое разделение труда между вышеуказанными районами в рамках Транссахарской торговли, которая обеспечивала юг готовыми изделиями.

Африканские цивилизации и культуры были меньше связаны между собой, чем с исламским миром как главным посредником в отношениях между ними и между Африкой и остальным миром (позднее аналогичные функции возьмет на себя Европа).

Использование термина "цивилизация" с разным смыслом, в него вкладываемым, требует уточнения в случае с Тропической Африкой. Вплоть до появления европейцев в этом регионе полноценных цивилизаций не было. Существовал комплекс первобытных культур и "очаговых цивилизаций" с неполным набором цивилизационных признаков или слабовыраженными признаками цивилизованности. С предцивилизациями их роднит отсутствие письменности, городов, монументального строительства, развитых религиозных систем, с цивилизациями их роднит наличие раннеклассового общества и политических структур - назвать такие общества цивилизациями было бы избыточно, назвать их предцивилизациями - недостаточно. Поэтому здесь больше всего подходит термин "протоцивилизации". Наиболее известные среди протоцивилизаций - Зимбабве, Куба, Конго, Нгола. Если предцивилизации маловосприимчивы к внешним культурным влияниям (они могут их разрушить), то протоцивилизации даже нуждаются в таком влиянии для собственного укрепления и развития.

В Тропической Африке эпохи разложения патриархального строя рабство и другие более мягкие формы зависимости появились одновременно, причем рабство не было доминирующим и определяющим в сложном многоукладном обществе ни как форма несвободы, ни как форма эксплуатации.

Определяющей чертой развития многоукладного общества Тропической Африки было становление феодальных отношений. Составными частями этого процесса были: становление "уз зависимости" вассалов и сюзеренов в рамках феодальной иерархии; передача земли вассалам "в пользование" за заслуги, особенно военные; возвышение класса профессиональных воинов; рассредоточение политической власти и постоянная угроза политической нестабильности. Это было раннефеодальное (и феодализировавшееся) общество, отягощенное множеством патриархальных компонентов и пережитков, и развивавшееся в чрезвычайно замедленном темпе - таковым его и застали европейцы.

Жизнь африканского общества во всех ее проявлениях пронизана религиозными представлениями и религиозной обрядностью. Это способствовало перерастанию стабильности африканского общества в застойность (религия отстает от развития общества и сдерживает прогресс во всех сферах), сохранению родо-племенных отношений и предрассудков (например, каннибальский обычай поедания наиболее уважаемых врагов, трактуемый как поедание силы врага).

Европейская культура постепенно распространилась на дикие африканские районы, и первые империи возникли на торговых путях, связывающих уже достаточно цивилизованные соседние районы.

После окончания первой Мировой Войны, в которой принимали участие отряды колониальных войск африканского происхождения, привычно презрительная манера европейцев начала меняться на все более растущее любопытство и интерес к так называемым "примитивным" культурам. Интерес к африканскому наследию развивался с такой скоростью, что уже в интервале между двумя мировыми войнами первые международные экспозиции в Нью-Йорке, Антверпене и Париже привлекли внимание к художественным достоинствам этих памятников. В этот период становится модным коллекционировать предметы африканского искусства, а это позволило им выйти за пределы круга, которым они изначально ограничивались, и завоевать бoльшую известность среди культурной и социальной элиты западного мира. До 1980-х гг. были довольно редки экспозиции, которые концентрировались бы только на одной категории предметов или же вокруг художественного производства одного племени. Их назначение было энциклопедическим, поскольку они объединяли памятники, происходящие из самых разных областей. Лишь недавно частные институты, наподобие музея Даппе (musee Dapper) в Париже, начали открывать экспозиции, посвященные отдельному племени фанг или догон, или же какой-то определенной теме, например, нательным орнаментам.

Коллекционеры Западной Европы и Северной Америки ссылаются на искусство Африки в связи с такими художественными направлениями, как кубизм и абстракционизм. И действительно, оно позволило европейским и американским художникам освободиться от стереотипов, связанных с традиционным взглядом на композицию и колористику полотен. Прежде чем говорить об африканском искусстве, его специфике и основных видах, необходимо договориться о содержании самого понятия "памятник африканского искусства". Понимаемый буквально, этот термин должен был бы объединить все предметы, созданные африканскими мастерами. Эти утверждения доказывают не только влияние, но и взаимовлияние европейской и африканской культур.

Необычайное многообразие африканских языков таже говорит о влиянии европейской колонизации. Португальский, испанский, английский и французский языки - самые популярные, наряду с коренными африканскими языками.

Изучение исторического прошлого этих государств и народов диктовалось уже не только чисто научными интересами, но и практическими потребностями сотрудничества с ними, в том числе для повышения эффективности политики неоколониализма.

Это благотворно отразилось на развитии западной африканистики. Большой вклад в укрепление этой новой исторической дисциплины внесли и советские исследователи древней Африки. Оценивая изученность африканского средневековья в целом, можно констатировать следующее: - наибольшую изученность внешних, а не внутренних аспектов и закономерностей африканской истории; - преимущественное знание этнографических и политических аспектов жизни африканского общества; - отсутствие единства мнений, капитальных обобщающих трудов и господствующих концепций по закономерностям и периодизации африканской истории.

Таким образом, наше исследование показало, что Европа в жестокие времена колонизационного гнета расширила и обогатила африканскую культуру, заставив отсталые дикие народы создавать структуру собственной жизни, необходимую для защиты от вторжения иноземцев.


Список использованной литературы


  1. Аваков Р.М. Марокко / Р.М. Аваков. - М., 1968. - 64 с.
  2. Андреев И. Эпос и жизнь: Африка. Литературоведение Африки. Африканский эпос // Азия и Африка. - 1997. - № 12. - С. 50-57
  3. Аяш Ж. Очерки марокканской истории / Ж. Аяш. - М., 1982. - 120 с.
  4. Бондаренко Д.М. Бенин накануне первых контактов с европейцами / Д.М. Бондаренко. - М., 1995. - 84 с.
  5. Бюттнер Т. История Африки с древнейших времен / Т. Бютнер. - М., 1981. - 160 с.
  6. Васильев Л.С. История Востока. В 2 т. Т. 2 / Л.С. Васильев. - М., 2003. - 180 с.
  7. Васин И.И. Колониальная политика капиталистических держав в Эфиопии. 80-90-е годы XIX века / И.И. Васин. - М., 1974. - 96 с.
  8. Веймарн Б., Каптерева Т., Подольский А. Искусство арабских народов / Б. Веймарн, Т. Каптерева, А. Подольский. - М., 1998. - 220 с.
  9. Винсент У. Традиции и современность в формированиии духовной культуры в Тропической Африке. Автореф. дисс. на соиск. уч. ст. к. культ. н. / У. Винсент. - СПб., 1998. - 38 с.
  10. Восточная демонология. От народных верований к литературе. - М., 1998. - 320 с.
  11. Всемирная история. В 10 т. Т. 5-8. - М., 1960
  12. Говоров Ю.Л. История стран Азии и Африки в средние века / Ю.Л. Говоров. - М., 1987. - 280 с.
  13. Голдобин А.М. Египетская революция 1919 года / А.М. Голдобин. - Л., 1958. - 84 с.
  14. Громов М.Д. Идеологическая ситуация и массовая литература в Танзании / М.Д. Громов // Африка: культура и общество, традиции и современность. - М., 1994. - С. 23
  15. Громов М.Д. Романистика ЮАР 90-х годов / М.Д. Громов // Эволюция традиционных институтов в колониальной и постколониальной Африке. М., 2001. - С. 46
  16. Громов М.Д. Становление драмы в литературах Восточной Африки: культурная традиция и европейское влияние / М.Д. Громов // Взаимодействие культур и литератур Востока и Запада. Т. 2. - М., 1992. - С. 23-26
  17. Громов М.Д. Явление литературного билингвизма и становление англоязычной прозы Танзании / М.Д. Громов // Социо- и этнокультурные процессы в современной Африке. - М., 1992. - С. 15-19
  18. Дармштеттер П. История раздела Африки (1870-1919) / П. Дармштеттер, пер. с нем. - М.-Л., 1925. - 120 с.
  19. Долгопольский А.Б. Против ошибочной концепции "гибридных" языков (о креольских наречиях) / А.Б. Долгопольский. - М., 1955. - 140 с.
  20. Дрекселер Х. История Германского колониализма в Африке / Х. Дрекселер, пер. с нем. - М., 1983. - 84 с.
  21. Дрекселер Х. Юго-Западная Африка под Германским колониальным господством. 1884-1915 / Х. Дрекселер, пер. с нем. - М., 1987. - 96 с.
  22. Дьяков И.Н. Марокко: история, культура, религия / И.Н. Дьяков. - СПб., 1993. - 176 с.
  23. Дэвидсон Б. Африканцы: введение в историю культуры / Б. Дэвидсон. - М., 1975. - 120 с.
  24. Дэвидсон Б. Новое открытие древней Африки / Б. Дэвидсон. - М., 1962. - 164 с.
  25. Дюбуа У. Африка / У. Дюбуа. - М., 1961 - 220 с.
  26. Жуков Н.С. Антропология искусства. Роль и место изобразительного творчества в культурах Африки, Океании и индейской Америки / Н.С. Жуков. - М., 1999. - 156 с.
  27. Зусманович А.З. Империалистический раздел Африки / А.З. Зусманович. - М., 1925. - 64 с.
  28. Европа в Средние века: экономика, политика, культура. - М., 1972. - 320 с.
  29. Иванов Н.А. В борьбе за независимость. Очерк национально-освободительного движения тунисского народа / Н.А. Иванов. - М., 1957. - 100 с.
  30. Ивашков Б.П. Английские и бурские владения в Южной Африке / Б.П. Ивашков. - Л., 1989. - 96 с.
  31. Изучение истории Африки. Проблемы и достижения. - М., 1985. - 240 с.
  32. Исмагилова Р.Н. Африканский этнографический сборник. Вып. 1 / Р.Н. Исмагилова. - М., 1956. - 200 с.
  33. История Европы. В 8 т. Т. 3. От Средневековья к новому времени (конец XV - первая половина XVII века). - М., 1993. - 840 с.
  34. Кабо-Верде. Цезария Эвора // Телевидение. - 2005. - № 331
  35. Каптерева Т.П. Искусство Португалии / Т.П. Каптерева. - М., 1990. - 84 с.
  36. Кареев Н.И. История Западной Европы в новое время / Н.И. Кареев. - СПб., 1904. - 256 с.
  37. Кильберг Х.И. Египет в борьбе за независимость. Антиимпериалистическое национально-освободительное движение 1918-1924 годов / Х.И. Кильберг. - Л., 1950. - 120 с.
  38. Копосов Н.Е. Высшая бюрократия во Франции XVII века / Н.Е. Копосов. - Л., 1990. - 128 с.
  39. Кувалдин С. Белый человек и черный континент / С. Кувалдин - СПб., 2002. - 96 с.
  40. Культуры Африки в мировом цивилизованном процессе. - М., 1996. -156 с.
  41. Лавровский В.М., Барг М.А. Английская буржуазная революция / В.М. Лавровский, М.А. Барг. - М., 1958. - 64 с.
  42. Луцкий В.Б. Арабские страны / В.Б. Луцкий. - М., 1947. - 120 с.
  43. Львова Э.С. Этнография Африки / Э.С. Львова. - М., 1984. - 240 с.
  44. Люблинская А.Д. Источниковедение истории средних веков / А.Д. Люблинская. - Л., 1955. - 124 с.
  45. Мелетинский Е.М. Происхождение героического эпоса / Е.М. Мелетинский. - М., 1963. - 240 с.
  46. Мещерякова Н.Н. О промышленном развитии Англии накануне буржуазной революции XVII века / Н.Н. Мещерякова // Средние века. Сборник. Вып. 7. - М., 1955. - С. 174-198
  47. Мордвинцев В.Ф. Культура стран Пиренейского полуострова / В.Ф. Мордвинцев // История Европы. Т. 3. - М., 1993. - С. 535-546
  48. Народы Африки / Под. ред. Д.А. Ольдерогге, И.И. Потехина. - М., 1954. - 180 с.
  49. Непомнящий Н.Н. Колесницы в пустыне / Н.Н. Непомнящий. - М., 1981. - 88 с.
  50. Никитина И.А. Империалистическая политика Англии в Южной Африке в 1902-1914 годах / И.А. Никитина // Международные отношения и внешняя политика СССР: история и современность. - М., 1977. - С. 60, 64
  51. Орлова А.С., Львова Э.С. Страницы истории великой саванны / А.С. Орлова, Э.С. Львова. - М., 1978. - 124 с.
  52. Орлова А.С., Хазанов А.М. Ранние формы колониализма и работорговля в Западной Экваториальной Африке в XVI-XVIII веках (на примере Анголы) / А.С. Орлова, А.М. Хазанов // Африка в новое и новейшее время. - М., 1976. - С. 25-34
  53. Пегушев А.М., Туполев Б.М. Восстание Маджи-Маджи. Становление и кризис Германского колониального правления в Восточной Африке / А.М. Петушев, Б.М. Туполев. - М., 1991. - 84 с.
  54. Потехин И.И. Формирование национальной общности южноафриканских банту / И.И. Потехин. - М., 1955. - 64 с.
  55. Пространственно-временные структуры истории Африки // Африка: возникновение отсталости и пути развития. - М., 1974. - С. 38, 40
  56. Рабинович М.Б. Англо-германский конфликт в Южной Африке в 1896 году / М.Б. Рабинович // Страны и народы Востока. Вып. 9. - М., 1969. - С. 18-23
  57. Родригес А.М. Новая история стран Азии и Африки XVI-XX веков / А.М. Родригес. - М., 2004. - 380 с.
  58. Сапрыкина О.А. Античное наследие: теория художественной речи в Португалии в эпоху Просвещения (к проблеме метаязыка) / О.А. Сапрыкина // Вопросы иберо-романского языка. Вып. 5. - М., 2004. - С. 45-49
  59. Сборник тезисов VIII конференции африканистов "Африка на пороге третьего тысячелетия" (Москва, сентябрь 1999 года) [на русском и английском языках]. - М., 1999. - 96 с.
  60. Сборник тезисов IX конференции африканистов "Африка в контексте отношений Север-Юг" (Москва, май 2002 года) [на русском и английском языках]. - М., 2002. - 104 с.
  61. Сказки народов Африки / Сост. А.А. Жуков, Е.С. Котлер. - М., 1976
  62. Скоров Г.Е. Французский империализм в Западной Африке / Г.Е. Скоров. - М., 1956. - 64 с.
  63. Современный словарь иностранных слов. - М., 1993. - 524 с.
  64. Соловьев А.В. История языков мира. - М., 1984. - 198 с.
  65. Стенли Г. В дебрях Африки / Г. Стенли, пер. с англ. И.И. Потехина. 3 изд. - М., 1958. - 140 с.
  66. Субботин В.А. Колониальная политика Франции в Западной Африке (1880-1900) / В.А. Субботин. - М., 1959. - 56 с.
  67. Сюре-Каналь Ж. Африка Западная и Центральная / Ж. Сюре-Каналь. - М., 1995. - 84 с.
  68. Томсинов В.А. Английское право как инструмент колониальной политики в Африке (конец XIX - начало XX века) / В.А. Томсинов // Правоведение. - 1980. - № 6. - С. 72-76
  69. Трофимов В.А. Политика Англии, Италии в Северо-Восточной Африке во второй половине XIX века / В.А. Трофимов. - М., 1962. - 64 с.
  70. Туполев Б.М. Германский империализм в борьбе "за место под солнцем". Германская экспансия на Ближнем Востоке, в Восточной Африке ив районе Индийского океана в конце XIX - начале XX века / Б.М. Туполев. - М
  71. Улановская И.А. Борьба за Восточную Африку и пресса (1884-1890) / И.А. Улановская. - М., 1969. - 94 с.
  72. Урсу Д.П. Историография истории Африки / Д.П. Урсу. - М., 1990.
  73. Фидлер А. Тайна Рио де Оро / А. Фидлер, пер. с польск. Я.О. Немчинского. - М., 2002. - 48 с.
  74. Филатова И.И., Мадов С.В., Пондопуло А.Г. и др. Колониальное общество Тропической Африки. Взаимодействие цивилизаций / И.И. Филатова, С.В. Мадов, А.Г. Пондопуло. - М., 1993. - 148 с.
  75. Хантингтон С. Цивилизации и центральные державы: образования новых союзов / С. Хантингтон // Столкновение цивилизаций. - М., 1998. - 120 с.
  76. Чарный И.С. Начало колониальной экспансии Германии в Африке (1879-1885) / И.С. Чарный. - М., 1959. - 100 с.
  77. Черемин А.Г. Колониалистская литература ЮАР 60-70 годов / А.Г. Черемин // Народы Азии и Африки. - 1985 - № 4. - С. 25
  78. Щеголев П.П. Очерки истории Западной Европы XVI-XVIII веков / П.П. Щеголев. - Л., 1938. - 144 с.
  79. Эволюция традиционных институтов колониальной и постколониальной Африки. Материалы конференции, состоявшейся в Санкт-Петербурге в мае 1999 года. Серия "Чтения памяти Д.А. Ольдерогге ". Т 1. - М., 2001. - 56 с.
  80. Эгрето М. Алжирская нация существует / М. Эгрето, пер. с франц. - М., 1958. - 64 с.
  81. Энциклопедический словарь. Современные литературы Африки. 1900-2000. - М., 2003. - 204 с.

Теги: Колониальная деятельность европейских государств на африканском континенте. К вопросу о характере культурного влияния европейцев на традиционную культуру  Диплом  История
Просмотров: 41153
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Колониальная деятельность европейских государств на африканском континенте. К вопросу о характере культурного влияния европейцев на традиционную культуру
Назад