Дневник участника детского крестового похода

Национальный исследовательский университет

«Высшая школа экономики»

Бакалавриат факультета прикладной политологии

Кафедра политического поведения


Эссе по курсу

«Политическая история России и зарубежных стран»

Дневник участника детского крестового похода


Выполнил:

Студент 143 группы

Лебединская Е.Д.

Проверил:

Короткова Светлана

Александровна


Москва - 2011


История Средневековья всегда привлекала ученых исследователей. Возможно потому, что этот период мировой истории содержит в себе множество интереснейших и в какой-то степени необъяснимых событий. Одним из примеров может послужить четырехсотлетняя история Крестовых походов, которая началась в XII веке «Крестовым походом бедноты», а закончилась в XV веке походом, получившим название «Северного крестового похода». И, не смотря на то, что этот период был очень широко изучен, сейчас мы все же можем обнаружить во многих источниках массу фактов, подвергаемых сомнению. Наибольшую загадочность и неоднозначность, я обнаружила в источниках, посвященных крестовому походу детей.

Хронисты XIII века подробно описывали феодальные распри и войны, но не удостоили пристальным вниманием эту весьма трагическую страницу средневековья (события описаны иногда несколькими строчками, а иногда их описанию отводится не более и половины страницы). Мы можем найти упоминание о детских походах более чем в 50 средневековых источниках. Однако из этих 50 доверия могут заслуживать только немного более 20. В эти 20 входят хроники, принадлежащие либо авторами, видевшими юных крестоносцев собственными глазами, либо тем, кто писал, опираясь на рассказы очевидцев, и вел свои записи в годы, близкие к событиям 1212 года. Но, тем не менее, сведения этих авторов нельзя назвать в полной мере исчерпывающими, так как в большинстве случаев они просто отрывочны.

Сейчас же, самым недостоверным источником, несмотря на его очень подробное повествование, историками была признана хроника монаха Альбрика де Трауфонтэна. Да и вообще исследователи разделили достоверность источников на три категории: самым достоверным считается хроника, написанная либо участником, либо очевидцем детского похода, наименее достоверным, но все же внушающим доверие, является источник, написанный не более чем 40-50 лет после описываемых в нем событий, и, наконец, самый неправдивый - написанный более 50 лет спустя.. Именно поэтому невозможно найти достоверный и в то же время подробный источник. Ведь в то время светские писатели, по-видимому, считали, что история бессмысленной гибели более ста тысяч детей не достойна описания. В то же время и религиозные авторы не могли писать об этом событии. Известные же историки, видели в детском походе лишь нелепую глупость, которая не достойна того, чтобы тратить на нее время. Как результат, в исторических исследованиях, посвященных крестовым походам, мы можем найти всего лишь несколько строчек о детском крестовом походе, и то только между описаниями четвертого и пятого походов.

Но история это ведь не только войны, битвы и политические интриги, история - это еще и жизнь людей, которая представляет не меньшую ценность. На мой взгляд, особенный интерес может представлять поведение людей в определенную эпоху в связи с какими-либо событиями, а в данном случае чувства детей-участников крестового похода.

Но выяснив, что не было найдено ни одного источника, написанного непосредственно самим участником детского похода, нам остается лишь строить догадки о том, чем руководствовались дети, что они могли чувствовать, вступая в это странствие. А для большего понимания всей обстановки, мы можем вообразить, что однажды, изучая это историческое явление и надеясь открыть для себя что-то новое, мы в библиотеке наткнулись на старые, обветшалые записи, похожие на дневник. После долгого изучения этих записей, написанных корявым, будто детским почерком, мы понимаем, что в наши руки попала самая настоящая история, не имеющая цены. Да, да, в наших руках находится настоящий дневник, принадлежащий мальчику - крестоносцу, в котором описаны все события, практически до мельчайших подробностей.

Вот что может быть написано в этом дневнике.


июня,1212 год

крестовый поход беднота дневник

Сегодня был необычный день. Мама впервые разрешила мне пойти одному на ярмарку. Обычно я ходил туда с отцом - он стал меня брать с собой с того времени, когда мне исполнилось четыре года. Но мне никогда не нравилось ходить туда с папой, потому что он всегда брал меня крепко за руку, и мне приходилось ходить везде за ним. А мне так хотелось разглядеть все повнимательней, ведь все эти игрушки, фрукты, овощи, которые там иногда появлялись - все казалось мне таким новым и интересным. Но больше всех меня привлекали маленькие деревянные игрушки, вырезанные мастером в форме, птиц, разных насекомых, а иногда даже в форме страшных хищных зверей. Но отец мне никогда не разрешал их трогать, а уж тем более играть с ними. Видимо он боялся, что я что-нибудь обязательно сломаю. Поэтому я мог о них только мечтать. Но зато у меня была другая маленькая радость - каждый раз мы с отцом заходили в лавку его знакомого, который торговал пшеном. Мы проводили там не меньше половины дня, по крайней мере, мне всегда так казалось. Там мне было, конечно очень скучно, потому что там никогда не было всяких луков или рогаток, выпиленных из дерева, в которые мы обычно играли с ребятами. Зато там были мешки с пшеном, в которые мне очень нравилось запускать пальцы. Я мог так сидеть часами, и это единственное, что меня спасало от мучительной скуки.

И вот все то время, что мы проводили в лавке папиного знакомого, я копался в мешках, а они бесконечно обсуждали какой-то поход. Из этого обсуждения я тогда запоминал только слова: рыцарь и Святая земля (непонятно, почему именно эти слова, ведь я совсем не понимал их значения, но они навсегда врезались в мою память). Да, тогда я плохо понимал, о чем они так рьяно спорили, но сейчас, спустя восемь лет, я узнал что споры шли о том самом походе во имя Гроба Господнего, о походе, закончившемся в 1204 году полной неудачей французских рыцарей. Сейчас я уже хорошо себе представляю, что такое Гроб Господень и понимаю во имя чего был организован этот поход. А еще я знаю, что это был не первый подобный поход, но единственный, вызвавший такое негодование у народа. Этот поход и по сей день не забыт, потому что , потому что в его ходе так и не было достигнуто цели, «а вероломные мусульмане все еще оскверняют Святое место», - как говорил мой отец.

Так вот, сегодня мне впервые доверили пойти на ярмарку одному, ведь мне совсем недавно исполнилось 12 лет (наверное мама решила, что я уже взрослый). Я никак не мог дождаться открытия ярмарки, еще и время как назло тянулось медленно-медленно, а скорее всего оно вообще остановилось. От скуки и незнания чем заняться я даже вызвался сам пасти скот (хотя раньше и этого мне никогда не доверяли, но я решил, что теперь мне можно почти столько же сколько и взрослым, а может быть и вообще все), ну чтоб хоть как-то убить время.

И наконец, когда мои глаза сами собой начали закрываться, а весь скот разбежался в неизвестном мне направлении, я услышал радостные крики детей, бегущих сломя голову и обгоняющих своих отцов и матерей. Мое сердце от радости стало биться быстрей, и, бросив все, я тоже побежал. Мне кажется, настолько быстро я не бегал никогда, потому что спустя мгновение я уже стоял у ворот открывшейся ярмарки. А в это время в моей голове уже строился план, на первом месте которого, конечно, стояла лавка с деревянным игрушками, потом я бы пошел посмотреть на такие маленькие ножики, какими играли некоторые ребята во дворе. И только потом я бы обошел всю ярмарку, каждую из лавок по очереди.

Прошло уже около четверти часа, а я уже наигрался с какой-то девочкой в деревянных лошадок и направился, было, к палатке с ножиками. Но по дороге меня отвлек один очень странный и непонятный мне разговор. Это разговаривали три мальчика (я их видел впервые и мне показалось, что они немного старше меня), точнее они не просто разговаривали, они заговорщически шептались, чем меня так сильно и привлекли.

Стараясь остаться незамеченным, я прошел мимо них и остановился чуть поодаль, но так что бы было слышно каждое слово. Вот что я услышал: речь шла о каком-то 12-летнем (мой ровесник) крестьянском мальчике по имена Этьен. Он был родом из Клуа, кажется. (плохо представляю, где находится это место, но знаю что точно где-то во Франции). Ну так вот, этот мальчик встретил однажды монаха - пилигрима из Палестины, которому он дал подаяние. В благодарность за то, монах решил рассказал Этьену о заморских чудесах и подвигах, но неожиданно прервав свой рассказ монах сказал, что дальнейшие великие деяния в Святой Земле суждено совершить ему во главе невиданного похода детей, - «ведь от уст младенцев исходит сила на врага» - сказал он. Тогда мальчик спросил: «Кто ты?» и был ему ответ - «Иисус Христос». После пилигрим передал мальчику свиток с письмом к самому королю Франции с призывом создать детский поход. Тогда Этьен поспешил в Сен - Денни - в аббатство короля. По дороге в Сен-Дени посланник (так почему его называли эти парни во время своего разговора) собрал толпы детей. А сейчас он уже направляется к нам, в наш городок.

Сначала я подумал, что это очередные выдумки глупых ребят, но потому я увидел какую-то связь между тем самым походом 1202 года, о котором часто слышал от взрослых и тем походом, которые собирался уже сейчас. Я знал, что ни один из предыдущих подобных походов не был закончен удачно. Даже у взрослых не получилось добиться своего. Поэтому я был испуган, но в то же время и немного взволнован. Ведь теперь спасение Святой Земли лежало на нас, на маленьких детях.

Мне уже стало ни до ножиков, и уж тем более не до ярмарки, я был так взволнован, что забыл о всех поручениях матери и сломя голову побежал домой. Наверное я побежал домой, потому что мне не терпелось рассказать все отцу, а может быть просто чтобы скрыться от ответственности, но скорее всего я просто струсил и сбежал. (Сейчас, правда, я не понимаю от чего я бежал. Но точно могу сказать, мне было от чего-то страшно).


июня, 1212 год


Прошло всего два дня, а мне кажется, что уже целый год позади.

За эти два долгих дня многое поменялось. Город стал как бы другим, он будто чего-то ждал, затая дыхание вместе с горожанами. Многое поменялось и во мне, в моем понимании, потому что я иначе стал относиться к происходящему во Франции. Постепенно страх из моей головы ушел и заменился желанием приложить все возможные усилия к великому спасению. Кстати, и многие дети - и мои сверстники и даже младше, а есть конечно и постарше - очень воодушевились этим походом. А что самое странное, наши родители поддерживают нас, хотя я ожидал, что они будут противиться и никуда нас не отпустят

Все верят в то, что наша беззащитность спасет Храм Господень, ведь кто иной, если не беззащитные дети сможет спасти Святой Гроб. Но особенно наша вера усилилась, когда по Франции распространились слова Этьена о том, что перед ним, как перед посланником Божьим расступится море, а армия детей пройдет за ним посуху.

Почему-то я действительно верю Этьену, верю, что его послал к нам сам Господь. Мне, как и всем другим детям, не терпится вступить в отряд «спасителей» (мы назвали так армию детей) и тем самым доверится Этьену. Нам уже совершенно неважно, что ждет всех нас впереди. Во главе с Этьеном из Клуа мы преодолеем все трудности и оправдаем ожидания наших отцов и матерей.


июня


Еще целых два дня позади. Только теперь почему-то уже ничего не происходит. Все ждут Этьена, а его все нет. Но мы точно знаем, что он уже близко.


июня


Вчера до нас дошел слух, что отряд уже приближается к нам.

Обрадованные известием, мы начали готовиться к странствию: матери уже начали снаряжать нас кокой-то едой на первое время (хотя я на самом деле уверен, что она нам не понадобиться, ведь мы же идем под покровительством посланника Божьего, а он точно позаботиться о нас), отец начал выпиливать мне из куска дерева огромный меч, не знаю правда зачем, но папа все твердит, что он мне точно пригодиться.

А еще я увидел один раз группку мальчишек, бегавших по улице в одеждах расшитых красными крестами. Сначала мне показалось это глупым, но потом, когда я спросил у папы, что это значит, он сказал мне, что так надо. «Так боролись за Святую землю наши отцы и наши деды. Это поход во имя Господа» - вот как он сказал.

Тогда я понял, что мне необходим такой же крест и побежал к маме. И уже через некоторое время я тоже бегал по улице в одеждах, расшитых большим красным крестом.

Но это было вчера. А сегодня свершилось то, чего мы все так ждали:

Проснувшись рано утром от странных, но радостных криков, я нехотя встал и медленно поплелся во двор, чтобы посмотреть, в чем причина такого переполоха. Пока я сонно шел, за мной уже бежали родители. В это же время на улицы города стекались тысячи людей и со всех сторон раздавался взволнованный шепот: «Что происходит?», «В чем дело?» «Неужели это…». Да, это действительно были они.

Сначала вдалеке показался огромный белый флаг с красным крестом, а чуть погодя мы увидели повозку (видимо с Этьеном), устланную коврами. Повозка постепенно приближалась и я уже отчетливо видел сидящего в ней мальчик 12 лет, который гордо поднимал над своей головой какой-то свиток ( как я потом узнал, это был тот свиток, который вручил ему монах) Этьен был именно таким, каким я его себе представлял, с храбрым и добрым лицом. По бокам повозку сопровождали два священника. Такое появление Этьена зародило во мне еще большую уверенность и тем более уважение.

Но то, что весь город увидел спустя несколько минут, затмило все увиденное до этого: за повозкой бодро шли тысячи детей (мне не показалось, их точно было не меньше) и чем ближе они подходили, тем больше их оказывалось.

Мы все, и дети и наши родители, не могли больше сдерживаться от ликующих воскликов. Со всех сторон полились радостные крики «Ура!», а где-то даже было слышно «Да здравствует Этьен!».

Сложно вспомнить, что было дальше. Перед глазами сразу появляется картина, как мы уже стоим и прощаемся с благословляющими нас отцами и плачущими от волнения матерями. Но при этом мне совсем не было жаль, наоборот, мне не терпелось присоединиться к армии Этьена.


10 июня


Мы в пути уже целый день. Целый день меня не было дома, целый день я не видел родителей. Но я думаю об этом без капли грусти. Как же я могу грустить, когда я знаю, что на нас, а значит и на меня, возложен груз надежд. Надежд на то, что мы, дети, с нашей безгрешностью сделаем то, что не смогли сделать наши деды.

Кстати, я познакомился с одним мальчиком по имени Кристофер. Он оказался младше меня (ему всего 10 лет). Но, несмотря на это, он очень силен и прозорлив, мне с ним очень весело и интересно. Кристофер мне очень нравится еще по тому, что он так же сильно разделяет мою веру в наше странствие. Именно он мне рассказал, куда мы держим путь. Оказалось, мы сначала идее в Вандом, где встретимся с еще несколькими отрядами для объединения под общим флагом, а оттуда мы уже направимся в Тур, а дальше в Леон и Марсель.

Ой, еще Кристофер мне сказал очень странную вещь, оказывается, родители его почему-то заперли в чулане, чтобы он не убежал в наш отряд, но слава Богу, ему удалось тайком вырваться. (странно, почему его родители так были против).


июня


Уже стемнело, а мы все идем. За эти два дня, что мы в пути, нам устроили всего один привал и тот только на ночь. В еде, к счастью, пока нет недостатка, еле только на ночном привале то, что нам дали в дорогу родители. А вот спать пришлось на голой земле. Но мы с Кристофером решили, что в этом нет ничего страшного, ведь еда у нас еще осталась, а больше нам ничего и не надо. Этьен позаботиться о нас.

Ах, чуть не забыл. Кристофер сегодня (не знаю как) узнал, что король Филипп-Август обратился к богословам какого-то университета (четно говоря не помню какого, Парижского наверное), а те велели нам все вернуться домой. Но мы продолжили наш путь дабы не предать Господа Бога.

Правда нашлись и такие, которые отступили и вернулись домой, и их оказалось немало. Наша армия не досчиталась около тысячи человек. Я и Кристофер решили, что будем их презирать».

А в это время Николас, мальчик из немецкого города Кельн, вместе со своим отрядом терпел адовы муки в Альпийских горах. Преодолев огромное расстояние, дети терпели неведомые даже по тем временам лишения. Многие из них умирали от голода и холода, а многие от тяжелейших болезней. Тех, кто не вставал утром, - бросали и шли дальше. Лишь каждый третий, кто сумел подняться в горы, спустился в долину. А до Генуи дошли всего лишь три - четыре тысячи детей.

Но вернемся к владельцу дневника


июня (но я точно не могу быть уверен)


Прошло больше недели с того времени, как я сделал последнюю запись. Писать было совсем некогда, да и совсем не было сил. Все это время мы шли не останавливаясь и делая привал только для ночного отдыха. Иногда, когда многие из нас не выдерживали и падали прямо на ходу мы останавливались днем, чтобы немного отдохнуть. Но так было всего лишь первое несколько дней. Потом нам пришлось просто переступать через тела изголодавшихся и измученных детей. Для меня это было дико, я не мог понять такой бесчеловечности и все время рвался им помочь, но меня останавливал Кристофер. Он все повторял, что им уже ничем не поможешь. Но зато живы мы, и мы должны продолжать путь. Я же пока чувствовал себя прекрасно, еще чуть-чуть у меня оставалось испеченного мамой хлеба (правда уже черствого, но больше уже ничего не было), так что еды мне хватало до самого Вандома, где нас бы встретили со всеми почестями.

И вот только вчера перед нами открылись ворота Вандома. Здесь нас встретили, как истинных героев. О больных и истощенных детях позаботились напоив и накормив их. Здесь же к нам присоединилось еще несколько отрядов детей. Теперь огромной армией и с новыми силами мы снова двинулись в путь, на этот раз мы направляемся в Тур.

Честно говоря, я никогда не был столь горд за себя и тем более я никогда не мог себе представить, что так долго смогу продержаться вдалеке от родного дома, практически без еды, воды и крыши надо головой. Мне очень жаль тех детей, которые не смогли дойти с нами даже до Вандома, мне жаль, что они так и не увидят нашей победы.


или 22 июня


Мне становится все сложнее и сложнее вести счет дням. Они как будто бы сливаются друг с другом, и уже не понимаешь, где конец, а где начало этого дня. Единственное, что я знаю, это то, что хлеб у меня закончилась, а силы меня постепенно начинают покидать. Кристофер делится со мной куском хлеба, но и его нам надолго не хватит. Остается надеяться, что скоро мы дойдем до Тура, где сможем восстановить свои силы.

Сегодня в нашем отряде упало (я называют это так) около пятидесяти человек. Мне становится страшно, что я тоже скоро могу оказаться в их числе. Но когда я думаю об этом, я сразу вспоминаю об истинной цели нашего похода, и мне сразу становится легче. В такие моменты я чувствую, что Господь следит за нами и помогает нам.

Дальше несколько страниц из дневника вырваны, а может быть просто утеряны. Но в любом случае, нам остается лишь догадываться, о чем писал мальчик на этих страницах. Однако дальше повествование вновь продолжается:


Я совсем потерялся во времени


Не могу точно сказать, какой сегодня день, но могу сказать с уверенностью, что первый месяц лета подходит к концу. За это время наша армия успела пройти и пережить очень многое. Совсем недавно мы дошли до Тура (кажется всего два дня назад, потому что от Вандома шли мы достаточно долго - сил оставалось все меньше и меньше и приходилось замедляться). Увидев стены города Тур, мы все очень обрадовались. Ведь прошла почти неделя с того времени, как мы ушли из Вандома, а значит уже давно мы практически ничего не ели и совсем не отдыхали. За эту неделю детей упало больше, чем за весь поход. Поэтому сложно передать, насколько сильна была наша радость. Но к нашему изумлению, встретили нас очень холодно. Жители города не пустили нас даже за ворота, а только кинули нам несколько десятков мешков, скудно наполненных хлебом. Мне было прекрасно понятно, что для многотысячного отряда этого очень мало, но детей уже нельзя было остановить - огромной сворой они набросились на эти мешки, они пинались, толкались, не хотели делиться друг с другом. Этьен и священники пытались их остановить, призывая к разуму, но голодных детей уже ничего не волновало. И вот, через какую-то четверть часа мы все уже могли лицезреть разодранные и абсолютно пустые мешки и жадно дожевывающих детей. Вот так и состоялась наша остановка в Туре. Теперь нам с Кристофером не на что было надеяться. По дороге до Лиона мы начали по дороге изучать, какие растения съедобны, а какие лучше обходить стороной, ибо на другую еду можно было не рассчитывать. Но, к счастью, это единственное, что так сильно нас беспокоило. Главное, что в нас еще оставались силы идти дальше.

Больше некогда писать, мы снова двинулись в путь. До Лиона осталось совсем чуть-чуть».

В это время, немецкая армия детей уже дошла до заветной цели. В некоторых хрониках повествуется о том, что пизанцы, издавна соперничавшие с жителями Генуи, радушно встретили детей. И даже в какой-то степени сотворили чудо, которого ждали дети, - оснастили два корабля и отправили часть детей в Святую землю (ведь, как можно догадаться, море перед Николасом так и не расступилось). Но дальше история обрывается. Кое-кто из хронистов говорит о том, что все дети благополучно добрались до берега, но ни о какой встречи с неверными сведений нет.


Давно наступил июль. Лион уже пройден


Совсем не было сил писать. Думал, что мне удастся продолжить записи по приходу в Лион, но и там нас не ждал радушный прием, а сил идти оставалось все меньше и меньше. С трепетом ждал, когда же увижу Марсель, боясь до него не дойти. Несколько раз я уже терял сознание, но хорошо, что у меня есть Кристофер, который не позволял меня бросать и тащил на своих плечах. (не представляю, как ему это удавалось, ведь он сильно младше меня) Сам он держится очень бодро, я не разу не видел, чтобы ему было плохо. Но все это позади. Теперь мы уже в Марселе, (более красивого города я не видел, здесь живут очень добрые и приветливые люди) где расположились на два дня. Сначала мы не понимали, почему так долго, ведь перед нами уже море, которое ждет нас, зачем же тогда так мешкать. Но священники, которые сопровождали нас, объявили нам, что это остановка необходима, прежде всего, для Этьена. «Великому посланнику необходимо набраться сил, и тогда он сможет покорить себе море, проложить путь к Гробу Господнему, чтобы вы могли пройти за ним посуху» - сказали они.

Нам же оставалось покорно ждать. Хотя в целом, мне и Кристоферу это было не в тягость. Часами мы сидели у моря, представляя, как оно разверзнется перед нами и доведет нас до самой Палестины, а там уж победа точно будет за нами. И, наконец то, во всем мире будет царить счастье и благодать. Преисполненные такими мыслями, мы впервые за долгое время были по-настоящему счастливы и никакие лишения не омрачали нам этого чувства.

И вот наступил этот день. День которого мы ждали целый месяц, ради которого мы преодолел нечеловеческое расстояние. С самого утра, тысячи детей высыпали на берег, в ожидании появления Этьена. Время остановилось, как будто даже оно ждало Этьена. Но долго ждать нам не пришлось, через расступавшуюся толпу пробирался Этьен, облаченный в белую рясу. Он шел медленно и величественно. Дойдя до самого берега, когда волны были практически уже у его ног, он остановился. Все затихли, стало слышно даже дуновение ветра. Вот-вот должно было свершиться чудо… «Но что происходит? Почему море не расступается? Наверное, Господь разгневался на нас за что-то!» - уверен, что такие мысли, посещали каждого из нас, когда Этьен стоял у моря уже более часа, но ничего не происходило. Я был испуган, я не понимал, что происходит, ведь не может такого быть. Ведь не зря мы шли сюда. Как же мы тогда доберемся до Святой земли.

Но тут, откуда не возьмись, появились два богато одетых всадника. Они подъехали к Этьену (а так, как я стоял в первых рядах, я мог слышать, что они ему говорили) и один из них произнес : «О, вождь святого воинства! Мы тоже хотим послужить богоугодному делу! Возьми наши корабли, чтобы достичь желанной цели и выполнить свой обет…». Этьен тут же согласился, объявив нам, что он неправильно понял послание Божье, что на самом деле море не расступится, а покориться ему. Со всех сторон раздались радостные вопли и слова благодарности, обращенные к двум всадникам. Но я чувствовал, что на самом деле что-то не так…

На этом дневник обрывается. Может быть, автор не смог дописать его, а может быть часть была просто утеряна. Но в любом случае, окончание этой истории мы можем лишь домыслить сами, исходя из тех исторических данных, которыми мы сейчас обладаем.

Согласно многим историческим трудам, армию Этьена погрузили в семь кораблей, два из них попало в страшную бурю близ острова Святого Петра. Другие пять кораблей сумели проскочить мимо скал, но куда унесло несколько тысяч детей, так никто и не знал.

Но вот, двадцать лет спустя во Франции объявился таинственный монах. По его словам, когда-то он отплыл из Марселя вместе с детьми, и ему посчастливилось остаться в живых. Так вот он поведал народу, что на самом деле, не повредившиеся корабли, доплыли отнюдь не до Палестины, а до Алжира, где детей продали в рабство. Часть детей тут же разобрали по богатым домам, других отвезли на рынки. А трупы тех, кто потерпел крушение у острова Святого Петра, рыбаки выловили из моря и погребли в братской могиле. Еще позже на этом месте воздвигли церковь Новых Непорочных Младенцев. Мы же можем только надеяться, что мальчик, написавший этот дневник, все-таки выжил, и ему посчастливилось, если это конечно можно так назвать, попасть в богатый дом.

Но, несмотря на неудачу, этот поход имеет право на место в истории Средневековья, ведь он, как и все предыдущие, оказал сильное влияние на последующие крестовые походы. А вся, многовековая история крестовых походов повлияла на развитие Европы того времени. Наиболее точно об этом последствии высказался У.М. Уотт: «Важнейшим следствием Крестовых походов, в том числе и похода детей, было то, что именно в них Западная Европа обрела свой дух. И этот положительный результат значением намного превысил политическое и военное поражение европейцев». Люди начали задумываться о связи человека с Богом и о месте человека в мире Бога. Эпоха Крестовых походов повлекла за собой начало эпохи Возрождения.


Список литературы


1.В.Задорожный «Игра, ставшая трагедией».«Атеистические чтения». М., Издательство политической литературы, 1990г.

.«Средневековая Европа глазами современников и историков». Часть вторая. «Европейский мир X - XV вв.». М.: Интерпакс., 1994г.

.Жак Ле Гофф «Цивилизация средневекового Запада». М.,1992г.

.А. Доманин «История Крестовых походов. Под сенью креста». М.: Центрполиграф., 2005г.

.М.А. Заборов «История крестовых походов в документах и материалах» М. 1997г.

.М.А. Заборов «Крестоносцы на Востоке». М., «Наука», 1980г.

.Е. Монусова «История крестовых походов». М.2010г.

.М.Ю. Виппер «История средних веков». М.: Республика, 1993г.


Теги: Дневник участника детского крестового похода  Эссе  История
Просмотров: 24013
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Дневник участника детского крестового похода
Назад