Возрождение либерализма в России


ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

ВОЗРОЖДЕНИЕ ЛИБЕРАЛИЗМА В РОССИИ


Содержание


Введение

. Основные этапы, идеи и особенности либерализма в России

.1 Понятие и основные этапы либерализма

.2 Развитие идей либерализма в философской мысли

.3 Основные идеи либерализма в социально-экономической и политической мысли

. Идеи либерализма в современной России

.1Будущее либерализма в России: «за» и «против»

.2 Либерализм в деятельности политических партий и правительства

.3 Либерализм В.В. Путина

Заключение

Список источников и литературы

Введение


Русский либерализм - одна из значимых тенденций общественной мысли России. Истоки отечественного либерализма восходят к событиям XVI - XVIII вв. В идейной борьбе этого времени мы обнаружили отдельные либеральные идеи и устремления в деятельности боярской аристократии, направленные на ограничение произвола высшей власти и в движении, вызванным церковным расколом, которые объективно продолжали стремление к утверждению свободы совести.

История сложилась так, что либеральные тенденции были подавлены утверждающимися абсолютизмом. Либеральная идеология проникала в общество по мере разворачивания процессов модернизации. Либеральное сознание появляется в стране в конце XVIII - начале XIX вв. Его появление было обусловлено включением России в общеевропейский контекст, приобщением высших слоев общества к европейской образованности, утверждением идеалов просвещения, внедрением идеи общественного договора. В XIX в. либеральное мироощущение проникает в Россию в формах религиозно-нравственной проповеди, вместе с общим идейным климатом масонского движения.

Эпоха великих реформ Александра II открывает следующую страницу в истории русского либерализма. Во второй половине XIX - начале XX вв. в стране складывается не только публицистический, но и научный, а также философский дискурс либерального сознания.

В послевоенные десятилетия либерализм, как идейная традиция сохраняется не только в эмиграции, где проживала значительная часть мыслителей и политических деятелей либеральной ориентации.

Возрождение либерального сознания начинается после смерти И.В. Сталина. Либеральное направление в советской общественной мысли возникает наряду с другими неофициальными тенденциями - националистическими, религиозно-фундаменталистскими, социал-демократическими. Существуя в условиях партийной цензуры, либеральные авторы были вынуждены излагать свои идеи в рамках исторических и аналитических исследований.

Актуальность данной темы заключается, прежде всего, в том, что, несмотря на все трудности, которые претерпел либерализм в своем развитии, начался следующий, совершенно новый этап развития либерализма в России. Возрождение либерализма началось с перестройки и продолжается до сегодняшнего дня. За считанные годы либерализм превратился в фактор духовной и общественной жизни России. Сегодня новые российские активно либералы участвуют в политической жизни страны.

Либеральное возрождение вызвало к жизни огромный, стремительно превращающийся в необозримый поток идей, программных документов, теоретических и публицистических статей, феноменов политической и культурной жизни, которые составляют современную основу русского либерального сознания.

Данная работа основывается на литературе, посвященной проблемам либерализма в целом и в России, в частности. Многие исследователи имеют свои точки зрения на проблемы либерализма, далеко не всегда совпадают и их подходы к рассмотрению составляющих его элементов.

Основной массив литературы составили монографии отечественных и зарубежных авторов, а также ряд журнальных и газетных статей современных исследователей. Основательных трудов по рассматриваемой проблеме достаточно немного, поскольку проблема до сих пор носит дискуссионный характер.

К рассматриваемой теме обращались многие исследователи, но особое внимание вопросу проблемам либерализма уделила О.Ю. Малинова. В основу своего исследования автором были положены изучение программ и деятельности партий, на основе которого был проведен анализ их деятельности. Также О.Ю. И.П. Лейберов, Ю.Д. Марголис и Н.К. Юрковский в своей статье раскрыли либерально-реформаторские тенденции в правительственной политике. Также данную тему раскрывают П.Б. Струве, Б.Г. Капустин, Н.И. Цимбаев, Л. Новикова и И. Сиземская в своих журнальных статьях, где достаточно широко рассматривается вопрос о либерализме в России.

Л. Новикова и И. Сиземская в своей статье раскрывают блок вопросов, касающихся генезиса русского либерализма, выделяют в его развитии три исторические эпохи (Екатерины II, Александра I, Николая I). Авторам удалось показать развитие либерализма на широком фоне исторического процесса в России, ее экономической, политической и культурной жизни. К сожалению, авторами не всегда прослеживаются различия между либерализмом на практике и либерализмом в качестве идеологии.

П.Б. Струве основывает существование в России не «чистого» либерализма, а его своеобразие гибрида - либерального консерватизма. Основной акцент в своей работе он делает на связь между консерватизмом и либерализмом.

Б.Г. Капустин в своей статье прослеживает эволюцию идей либерализма в России и их трансформацию в связи с особенностями государственного и политического устройства страны. В.В. Леонтович и З. Орьяхова в своих работах попытались раскрыть специфику каждого из этапов развития либерализма в России и выяснить его возможные перспективы.

Таким образом, авторы в своих работах пытаются раскрыть суть либерализма в России и у каждого из них существуют собственные точки зрения, которые не всегда совпадают.

Цель исследования состоит в выяснении востребованности идеи либерализма для современной России. Цель, достигается путем решения следующих задач:

определить основные идеи, содержание понятия либерализма, его составляющие элементы;

выявить основные этапы и особенности либерализма в нашей стране;

проанализировать современный этап развития либерализма в России и его воплощение в программах политических партий, во внешней и внутренней политике президента;

обозначить возможные перспективы либерализма в нашей стране в будущем.

Объектом исследования дипломной работы является история развития общественной мысли в России.

Предметом нашего исследования является состояние российского либерализма на современном этапе.

Хронологические рамки охватывают период с 1991 по 2004 гг., так как с 1991 г. в стране начался переломный период, когда на смену социалистическим ценностям стали приходить демократические ориентиры. Именно в этот период начали возрождаться либеральные идеи, которые по сей день занимают одно из ведущих мест в общественной жизни России.

В работе использовались общенаучные и специальные методы исторического исследования. С помощью историко-сравнительного метода стало возможным сопоставление различных периодов развития либерализма, выяснение присущих каждому из них особенностей. Аналитический метод позволил выяснить причины возникновения идей либерализма в человеческом обществе, его цели и задачи. Проблемно-хронологический метод позволил рассмотреть поэтапное развитие либерализма и его проявления в реформаторской деятельности ведущих политиков и экономистов. Применение метода анализа и синтеза позволило на практике сделать вывод об использовании идей либерализма в современной России на практике.

Новизна исследования заключается в том, что на основании анализа различных трактовок либерализма, существующих в научной литературе и в программах политических партий, была сделана попытка выявления востребованности идей либерализма в современной политической и экономической жизни России.

Материалы работы могут быть использованы при чтении курса «Политология», а также при подготовке специальных курсов по истории общественной мысли России.


1. Основные этапы, идеи и особенности либерализма в России


1.1Понятие и основные этапы либерализма


Для лучшего понимания предмета исследования необходимо привести определения либерализма, содержащиеся в трудах философов и политологов.

В энциклопедическом словаре «История отечества» дается такая трактовка. «Либерализм - это идейное и общественно-политическое течение, которое возникло в Европе в XVII - XVIII веках и провозглашало принципы гражданских, политических, экономических свобод».

Либерализм - в первоначальном значении свободомыслие, вольнодумство. Буржуазно-политическое и идеологическое течение, объединявшее сторонников парламентского строя и ограниченных буржуазно-демократических свобод.

В России либерализм зародился на рубеже XVIII - XIX веков, генетически связан с политикой «просвещенного абсолютизма» Екатерины II и реформаторскими замыслами начала царствования Александра I. Значительное влияние на формирование либерализма оказало масонство. В 1830-1840 годах идеи европейского либерализма получили развитие в кружках западников, нашли своеобразное отражение в деятельности «либеральных бюрократов». После реформ 1860-1870 годов одной из форм либерального движения стало земское движение. В конце XIX - начале ХХ веков оформились политические организации, в основе программ которых лежали принципы либерализма. В 1905-1906 годах образовались ведущие либеральные партии - Конституционно-демократическая (кадеты) и «Союз 17 октября» (октябристы), политическая программа которых предусматривала преобразование России в конституционную монархию и установление гражданских свобод посредством мирных реформ. После Февральской революции 1917 года попытки претворить в жизнь основные положения либерализма предпринимало Временное правительство, однако они были пресечены большевистским переворотом в октябре 1917 года.

В журнале «Полис» дается совсем иная трактовка либерализму. «Либерализм означает идейно и духовно, психологически и исторически утверждение неотъемлемых прав личности, неотъемлемых в том смысле, что они не подлежат посягательству ни со стороны власти, ни со стороны отдельных лиц, принадлежащих к тому же или другому национальному (государственному) общению. Либерализм утверждает свободу лица, утверждает ее - в случае необходимости - и против власти, и против других лиц. Либерализм утверждает свободу лица против всякой власти, как бы она ни была организована, в том числе и против народовластия или демократии. Это значит, что либерализм в его чистом понятии вовсе не ставит прямо или непосредственно вопроса об организации власти или о государственном устройстве в тесном и точном смысле».

Нельзя говорить о либерализме, не упоминая консерватизм. Консерватизм - это совокупность разнородных идейно-политических и культурных течений, опирающихся на идею традиции и преемственности в социальной и культурной жизни. В ходе истории консерватизм приобретал различные формы, но в целом для него характерны приверженность к существующим и устоявшимся социальным системам и нормам. В какой-то точке либерализм и консерватизм сходятся, ибо, как без свободы лица невозможна крепость современного государства, так без крепости государства как всенародного единства, невозможна свобода лица. Вот почему «либеральный консерватизм» получает в наше время широкий смысл.

Известно, что идеология либерализма - продукт западной цивилизации: его истоки восходят к христианству, ренессанской и реформаторской традициям, ньютоновской научной революции и Просвещению, а стержневые идеи и принципы классической либеральной парадигмы - признание неотчуждаемых прирожденных прав человека на жизнь, свободу и собственность - были порождены буржуазным обществом на заре его становления. Либеральные идеи проникли в Россию в XVIII веке, практически сразу после их появления и теоретического оформления в Европе, и неверно относить либерализм лишь к западному заимствованию, как считает большинство зарубежных исследователей. Либерализм является одной из интеллектуальных традиций русской общественной мысли, связанной с новыми условиями развития России, а именно - с ее «вхождением» в новый исторический цикл, появлением ростков буржуазной цивилизации, а значит, и со вступлением на путь общеевропейского развития, с подчинением тем же историческим законам, которые определяют развитие Европы. Идеи либерализма стали наиболее адекватной формой выражения этого процесса, что отмечали как выдающиеся русские мыслители, так и некоторые зарубежные исследователи.

Русский либерализм прошел три волны, три этапа в своем историческом развитии. В настоящее время либерализм переживает четвертый исторический этап своего развития. Каждый из них имел свои особенности.

Первый этап - «правительственный» либерализм, инициируемый «сверху» - охватывал периоды правления Екатерины II и Александра I: по содержанию являлся либерально-просветительским, уповал на просвещенную ограниченную монархию, вызвал оппозиционное самодержавию движение декабристов.

Второй этап - либерализм постреформенного периода, то есть «охранительный», или консервативный либерализм, - своими политико-социологическими и философскими теориями (концептуальные основы - К.Д. Кавелин, систематическая разработка - Б.Н. Чичерин, П.Б. Струве) он повлиял на мировоззрение С.Л. Франка, С.Н. Булгакова в традиции либерального консерватизма, он вызвал земское, а с начала 90-х годов - буржуазное либеральное движение.

Третий этап - «новый» либерализм начала века (до Октября 1917 года), т.е. социальный либерализм, провозгласивший необходимость обеспечения каждому гражданину «право на достойное человеческое существование». Он дал толчок новому осмыслению проблем правового государства и «правового социализма» в обстановке идейной борьбы как с представителями консервативных, так и леворадикальных сил (Н.И. Кареев, П.И. Новгородцев, Б.А. Кистяковскнй, С.И. Гессен, М.М. Ковалевский, П.Н. Милюков, Л.А. Петражицкий, С.А. Муромцев и другие), подготовил, наряду со вторым направлением, образование либеральной партии кадетов, а впоследствии - ее раскол.


1.2Развитие идей либерализма в философской мысли


Условно политико-социологическое и философско-правовое содержание идей либерализма первой волны можно охарактеризовать как официальный вариант. Второй волны - как более «правый» по сравнению с классическим либерализмом (синтез идей и ценностей либерализма и консерватизма), а третьей волны - как более «левый» вариант (синтез классического либерализма и некоторых социалистических и социал-демократических идей) по сравнению с «чистым» экономическим и политическим либерализмом.

Четвертый этап - время, наступившее в России после августа 1991 года, когда наша страна оказалась перед выбором стратегии дальнейшего развития.

Каждое из этих направлений русского либерализма имело свои особенности и отличия от западноевропейского либерализма, свою логику развития, обусловленную политической историей России и отечественной политико-философской мысли. Представители каждого этапа имели различные философско-теоретические основания своих концепций и свое видение общественного и политического идеалов, статуса личности и социально-политических институтов, способов преобразования общества, связанных с тенденцией реформирования и эволюционной социальной методологией. Наивысшее развитие русского либерализма приходится на период 60-80-х годов прошлого века и на начало XX века, то есть охватывает второй и третий этапы, когда оформляются его собственные концептуальные основы. Именно тогда крупнейшие представители либерального консерватизма и «нового» либерализма разработали наиболее интересные, значимые и оригинальные политико-правовые идеи, вписывающиеся в общую картину классического либерализма и обогащающие его основные идеи.

Либерализм пришел в Россию в виде просвещенного абсолютизма. Его первым пропагандистом стала императрица Екатерина II. В ее записках имеется добросовестно-восторженное воспроизведение принципов либерализма французских просветителей. Эти идеи позже легли в основу известного «Наказа», написанного Екатериной для членов специальной комиссии по уложению законов. В записке А.А. Вяземскому она сообщала о своих намерениях: «Я иных видов не имею, как наивящее благополучие и славу отечества, и иного желаю, как благоденствия моих подданных, какого бы они звания не были». В определенном смысле «Наказ» представляет собой изложение широкой либеральной программы развития, приспособленной к условиям российского абсолютизма. Законодательная инициатива императрицы охватывала все сферы общественной жизни, начиная от семьи, кончая государственным устройством. Касаясь экономической сферы, Екатерина положила в основу главный принцип либерализма: «не запрещать и не принуждать».

Так на российской почве укоренялась доктрина просвещенной монархии, основанная на восходящей к Платону идее о возможности соединения самодержавной власти монарха, пекущегося о благоденствии подданных, с законностью, ограничивающей произвол и обеспечивающей правопорядок. Идея просвещенного абсолютизма позже была принята и либеральной идеологией, которая видела в самодержавной власти единственную силу, способную осуществить реформы и служить гарантом правопорядка.

«Наказ» и литературная деятельность Екатерины открывали двери в Россию либеральным идеям французского Просвещения, которые стали предметом публичного обсуждения в салонах, в кружках, в журналах. Важную роль в распространении либерально-просветительских идей сыграл постоянный оппонент императрицы М.Н. Новиков. Радикальное развитие они получили в трудах А.Н. Радищева, в его книге «Путешествие из Петербурга в Москву». Радищев ввел в русский либерализм новый источник - «проклятый русский вопрос» о крепостном состоянии крестьян.

Идея свободы, как естественного состояния человека, оставалась центральной и в начале царствования Александра I. Огромную роль в обосновании этих идей в дальнейшем сыграл М.М. Сперанский. Опираясь на теорию естественного права и воодушевленный «высочайшей поддержкой», он разработал первый проект политического устройства России, предусматривавший разделение властей и законодательное ограничение самодержавия. По существу, это был первый проект Российской конституции.

Либерально-конституционным проектам Сперанского не суждено было воплотиться в жизнь. Он успел осуществить лишь незначительную часть своих замыслов, когда его деятельность была прервана Александром I. Идея конституционного ограничения самодержавия была подхвачена, с одной стороны, аристократической олигархией, которая рассчитывала с помощью конституции ограничить власть царя в свою пользу и закрепить свои привилегии, с другой - декабристами.

Первая волна либерализма как оппозиционного властям движения охватила дворянскую интеллигенцию после наполеоновских войн. Она была подавлена 14 декабря 1825 года. Огромную роль в либерализации русской общественной мысли сыграла вольная печать А.И. Герцена. Сам Герцен, оторванный от родины и поставленный вне закона, воспринимал российскую действительность не всегда адекватно, что и послужило основанием для расхождения между ним и либералами, которое нашло отражение в «Письме к издателю» К.Д. Кавелина и Б.Н. Чичерина - идеологов-теоретиков нового, классического этапа русского либерализма.

Второй этап русского либерализма в условиях индустриального и культурного отставания и «догоняющего» развития России являлся осознанием потребности коренных преобразований общества с учетом сохранения национальных политических устоев и нравственно-религиозных традиций.

Концепции либерального консерватизма старались избежать крайностей, как либерализма, так и консерватизма (радикализма левых либералов, их «верхоглядного прогрессизма» и реакционности официальной казенщины), предлагали создать противовес безгосударственному и безрелигиозному «отщепенству» (П.Б. Струве), «нигилистическому морализму» (С.Л. Франк) и «самообожествляющемуся героизму» (С.Н. Булгаков) русской интеллигенции, не способной освободить народ ни до, ни во время первой русской революции.

Если К.Д. Кавелин наметил концептуальный подход к консервативному либерализму, исходя из анализа социальных традиций русской истории, основанных на «общинно-хоровом начале», то его ученик, соратник по Московскому университету, неогегельянец, крупнейший философ права Б.Н. Чичерин уже систематически разработал концептуальные основы «охранительного» (консервативного либерализма), рассмотрел, что есть «охранительные начала» для России в контексте развития ее монархической государственности, сословного строя, соотношения права, закона и свободы в российском обществе.

В статье «Различные виды либерализма» Б.Н. Чичерин предложил первую в истории отечественной политической мысли «классификацию», типологию русского либерализма, обозначил «главные его направления, которые выражаются в общественном мнении», выделив три его вида и дав им социально-политическую характеристику, весьма актуальную и сегодня:

) «Уличный», или либерализм толпы, склонной к политическим скандалам, для которого характерно отсутствие терпимости и уважения к чужому мнению и самолюбование собственным «волнением» - «извращение, а не проявление свободы».

) «Оппозиционный» либерализм, сопутствующий любым реформаторским начинаниям, систематически обличающий власть, как в действительных, так и в мнимых ошибках, «наслаждающийся самим блеском своего оппозиционного положения», критикующий ради критики («отменить, уничтожить - вся его система») и понимающий свободу с «чисто отрицательной стороны».

) «Охранительный» либерализм, несущий позитивный смысл и ориентированный на реформы с учетом всех социальных слоев, их взаимных уступок и компромиссов в реализации своих интересов, с опорой на сильную власть, в соответствии с естественным ходом исторического развития. Сущность охранительного либерализма состоит в примирении начала свободы с началом власти и закона. В политической жизни лозунг его: либеральные меры и сильная власть, - либеральные меры, ... обеспечивающие права граждан...- сильная власть, блюстительница государственного единства... охраняющая порядок, строго надзирающая за исполнением закона... разумная сила, которая сумеет отстоять общественные интересы против напора анархических стихий и против воплей реакционных партий».

Исходными для концепции консервативного либерализма Б.Н. Чичерина являются его анализ соотношения категорий свободы, власти и закона, поиск «гармонического соглашения духовных основ общества» - свободно-разумной личности и «общественных взаимодействий» четырех основных союзов человеческого общежития: семейства, гражданского общества, церкви и государства. По мнению Б.Н. Чичерина, личность есть определяющее начало всех общественных отношений. Сущность человека - это его свобода. Двумя сторонами свободы являются нравственность (внутренняя свобода, то есть совесть как самое «свободное, что существует в мире») и право (внешняя свобода). Свобода воли не существует без нравственного закона.

Закон и свобода, в свою очередь, противоположны: где нет свободы, там нет субъективного права, а где нет закона, там нет объективного права. Личная свобода, ограниченная свободой других, подчиняется гражданскому закону и повинуется власти, поэтому «власть и свобода... также нераздельны, как нераздельны свобода и нравственный закон». Власть призвана охранять закон и сдерживать свободу, а право «есть свобода, определенная законом», правом определяется свобода внешняя. Государство же есть высшая форма общежития - союз, господствующий над всеми другими союзами, ибо все элементы человеческого общежития сочетаются в государстве, как в союзе.

С позиции высшей ступени развития либерализма - «охранительного» или консервативного - всякий гражданин, не преклоняясь, безусловно, перед властью, во имя собственной свободы обязан уважать существо самой государственной власти. Для философии права и социологии «охранительного» либерализма Б.Н. Чичерина, основанных на триединстве главных начал общежития - свободы, власти и закона, их гармоническое соглашение предполагает общественное единство. Лучше всего это достигается при такой «смешанной» форме правления, как конституционная монархия - политический идеал Чичерина, предпочтение которому он отдавал потому, что:

) Монарх, являясь представителем интересов целого общества, стоит выше «горизонтальных» и «вертикальных» разделений - сословных и партийных; он есть «примиритель» противоположных элементов: народа и дворянства. Монарх представляет начало власти, аристократическое собрание - начало закона, «чувства права, свободы и человеческого достоинства», а представители народа - начало свободы.

) Монархическая власть играла огромную роль в истории России, и «еще в течение столетий она останется высшим символом ее единства, знаменем для народа».

В «охранительном» либерализме Б.Н. Чичерина духовные основы (в лице свободно-разумной личности) соединяются с общественными взаимодействиями, которые регулируются правом. Б.Н. Чичерин выявил сущность либерального консерватизма: «. . .принцип личной свободы и прав человека в обществе может быть осуществлен лишь при условии ограничения «внутренне» (духовно-нравственно и религиозно) и «внешне» (правом, законом, сильной властью)».

Другой выдающийся теоретик отечественного либерального консерватизма - П.Б. Струве - экономист, социолог, один из самых глубоких политических мыслителей, «философ в политике» прошел более сложную эволюцию своих философских и идейно-политических взглядов: от ревизии ортодоксального марксизма «изнутри» на основе «канто-марксизма», через разочарование в позитивизме - к метафизике, в политических воззрениях - от либерализма к либеральному консерватизму.

«Основной дуализм» П.Б. Струве, понимаемый им как наличие в историческом процессе одновременно двух рядов явлений - рациональных и иррациональных, стал теоретическим фундаментом формирования основных принципов и идей его идеологии либерального консерватизма, в традиции которого он анализирует многие понятия социологии и политологии: государство, нация, власть, классы, личность и общество, свобода и право и др. «Основной дуализм» П.Б. Струве служит ему ориентиром для анализа двух «извечных» проблем государственного и культурного развития России и русской общественной мысли: «1 - проблемы освобождения лица и 2 - упорядочения государственного властвования, введения его в рамки правомерности и соответствия с потребностями и желаниями населения», «политического охранения и политической свободы».

Важным в методологическом отношении для уяснения сущности либерального консерватизма, а также различных форм современного либерализма, консерватизма в спектре политических партий в России сегодня является предпринятый Струве анализ понятия консерватизма, которое, по его мнению, «есть чисто формальное понятие, могущее вмещать в себя какое угодно содержание»; главное для его понимания - «прикрепление» идеи консервации (охранения) к определенному содержанию. Например, либеральный консерватизм означает утверждение незыблемых прав лица, то есть прикрепление идеи консервации к правам личности; демократический консерватизм есть приурочение этой же идеи к началу народовластия.

П.Б. Струве не приемлет официальный консерватизм, «консервативную казенщину», но принимает консерватизм лишь как культурно-романтический идеал, «консервативную романтику» - миросозерцание, которое для него означает «возведенную в принцип «почвенность» и осознанное почитание отцов», восходящее к творчеству славянофилов, а, следовательно, к религиозным, нравственным и культурным национальным традициям.

П.Б. Струве соединяет либеральное и национальное начала, в чем и состоит «сближение и слияние», синтез «основных мотивов либерализма» (свободы и прав личности, реформаторства) и консерватизма (сильной власти, порядка, преемственности, «почвы», государства, могущественного «внешне» и «внутренне»), в чем и выражается его политическое кредо «национального либерала»: «Я западник и потому - националист. Я западник и потому - государственник». Эта его позиция «национального либерализма» дополняется «духом национального европеизма», связанного с задачами национального строительства «Великой России» на общечеловеческих началах - не в смысле Русской Империи, а на принципах утверждения свободы личности, здоровой власти, ограниченной законом, частной инициативы, состязания всех живых сил нации.

Сразу же после Октябрьской революции 1917 года, которую он воспринял как национальную катастрофу, П.Б. Струве подтверждает свою позицию «национального европеизма»: «социологическое существо того пути, по которому пойдет и не может не пойти Россия» - это «путь создания общечеловеческой культуры в буржуазных формах». Большую роль в строительстве «Великой России» на общечеловеческих началах П.Б. Струве отводил «среднему элементу» - подлинному носителю права и прав, свободы и собственности, земскому движению, партии кадетов, у истоков которой стоял П.Б. Струве. Эта партия должна была реализовать политику национального согласия и гражданского мира в создании правового конституционного государства.

Содержание либерального консерватизма П.Б. Струве раскрывается также в анализе понятий «государство» (не только как политического института, «организации порядка») и «нация» («духовное единство»), «метифизически-мистичных» по своему существу, имеющих сверхразумную (иррациональную) и сверхличную, сверхиндивидуальную природу. В своем единстве государство и нация образуют «государственность как всенародное единство, или соборную личность народа», и в этом смысле основываются на религиозно-мистическом чувстве патриотизма.

П.Б. Струве разработал философско-методологические, культурно-религиозные и политико-социологические основания либерального консерватизма, понимаемого им как сближение, слияние, синтез «экономического» или «чистого», политического либерализма и ценностного, духовно-культурного консерватизма, или - иначе - классического западноевропейского либерализма и ценностно-традиционалистского консерватизма «почвы» (сильной власти и нравственно-культурных традиций России). Синтез «трезвого консерватизма» и «твердого либерализма» - либеральный консерватизм, согласно П.Б. Струве, спасет Россию от потрясений и возродит се величие и свободу.

По мнению С.Л. Франка, в общественной жизни необходимо стремиться к установлению равновесия между консерватизмом, «древними культурно-историческими жизненными чувствами и навыками» и творческой инициативой, «живой силой духовного творчества», то есть к синтезу положительных ценностей консерватизма и либерализма и преодолению крайностей обоих. Для него приемлемы только те формы социального бытия, только те формы устроения социума и действующих в нем норм и учреждений, которые предполагают «сущностное нравственное совершенствование в смысле внесения добра в человеческие души, их нравственное воспитание». Для С.Л. Франка аксиомой прочного бытия является тезис «Уровень общественного порядка стоит в функциональной зависимости от нравственного уровня людей, его составляющих». Франк относился к событиям всемирной и российской политической истории с позиций общечеловеческих ценностей, ибо для него главной проблемой социальной философии была проблема человеческой жизни вообще, человеческого самосознания: «Что есть человек и каково его истинное призвание».

С.Л. Франк анализирует онтологически-бытийственные, пространственно-временные основания либерального консерватизма. Консерватизм, по его мнению, - это присутствие в общественной жизни прошлого в настоящем, а либерализм - это наличие в ее настоящем устремленности к великим целям и задачам. Настоящее же временно, преходяще, и за временным аспектом настоящего в общественной жизни «таится ее вечный фундамент и источник ее сил, ее сверхвременное единство, первичное единство ее настоящего с се прошлым и будущим». Это сверхвременное, вечное единство прошлого, настоящего и будущего в общественной жизни есть соборность - живое духовное единство общества, неразрывное единство «я» и «ты» - в «мы» - тот уровень общественного бытия, который находится в неразрывном единстве со вторым - внешним, механическим уровнем - общественностью.

Признавая двойственность «общественности» и «соборности», двух разнородных и независимых сил и их сосуществование, С.Л. Франк ищет возможность оправдания и совмещения ценностей, как либерализма, так и консерватизма: антиномию, соперничество двух начал общественного бытия - «соборности» и «общественности» - он видит в разрешении «только через утвержденность их в третьем высшем - в служении Богу, абсолютной правде - они находят свое прочное согласование и примирение. Таким образом, последний источник общественной связи лежит в моменте служения, в утвержденности общественного единства в святыне».

В гармоническом равнодействии консерватизма и творческой инициативы в общественной жизни - сущность либерального консерватизма. Воплощение его идей в политике, по мнению С.Л. Франка, поможет избежать безумного чередования противоположных полюсов власти - анархии и деспотизма, трагической социальной диалектики - насильственного социализма сверху и традиционного политического консерватизма и перейти к нормальному созидающему социальному творчеству. Для этого необходимо также приложение принципов либерального консерватизма к переосмыслению затасканных и ставших, по существу, бессодержательными многих политических терминов, в частности «правый» и «левый».

Для классификации многообразия политических мировоззрений и движений С.Л. Франк предлагает не один традиционный признак их дихотомического разделения на «правые» и «левые», а три критерия, три ряда разнородных «духовных и политических мотивов»:

) Чисто философское различие между традиционализмом и рационализмом, между стремлением жить по историческим и религиозным преданиям, по логически не проверяемой традиционной вере (по вере и обычаям отцов) и стремлением построить общественный порядок чисто рационально, умышленно планомерно.

) Чисто политическое различие между требованием государственной опеки над общественной жизнью и утверждением начала личной свободы и общественного самоуправления (в этом смысле «правый» - значит государственник, этатист, сторонник сильной власти, в противоположность «левому» - либералу).

) Чисто социальный признак - позиция, занимаемая в борьбе между высшими, привилегированными, богатыми классами, стремящимися освободиться от подчиненности и занять равное или даже господствующее положение в обществе и государстве. В этом смысле «правый» - значит сторонник аристократии или буржуазии, «левый» - демократ или социалист». Такая классификация Франка, предложенная им в 1931 году, весьма актуальна и научно плодотворна и сегодня для анализа процессов, происходящих в политических партиях и движениях современного российского общества, и может служить теоретическим фундаментом для опыта их научной классификации.

История либерализма в России на примере одного из вариантов его национальных модификаций - «охранительного» либерализма Б.Н. Чичерина и либерального консерватизма П.Б. Струве, С.Л. Франка и др. - подтверждает закономерность: чем больше либерализм был связан с национальным самоопределением и внутриполитическими проблемами «догоняющего типа развития», с процессами модернизации, тем больше он «пропитывался» идеями консерватизма.

Таковы концептуальные основы идейно-политической доктрины русского либерализма второй волны.

Третья историческая форма русского либерализма была представлена «новым» либерализмом, который идейно сформировался в условиях кризиса 90-х годов, идейного размежевания земского либерального движения, в обстановке резкой критики идеи правового государства со стороны как леворадикальных, так и реакционно-консервативных сил. Основными проблемами «нового» либерализма были: обоснование необходимости и возможности для России правового государства, защита его основных принципов, осмысление его особенностей и перспектив развития при условиях сохранения гражданского мира, политической стабильности и осуществления социально-политических реформ мирными средствами.

«Новый» либерализм ориентировал отечественную политико-социологическую мысль рубежа веков на синтез ценностей старого русского либерализма с идеями и социальными программами демократического социализма и на размежевание с марксистским ортодоксальным социализмом. Несогласный с идеями официального либерализма, ориентированного на реформирование общества сверху, «новый» либерализм не отрицал те идеи либерального консерватизма, которые были актуальны в новых исторических условиях, прежде всего - идеи «права и прав», свободы и прав личности, связанные с теорией правового государства. Представители «нового» либерализма в своих концепциях, различных по своим философско-теоретическим основаниям (позитивизм и неопозитивизм Н.И. Кареева, П.Н. Милюкова, М.М. Ковалевского, психологический позитивизм Л.И. Петражицкого, социологический позитивизм С.А. Муромцева, неокантианство Б.А. Кистяковского и других), выясняли соотношение между идеями либерализма и социализма, возможности их сближения. В своих социально-философских и политико-социологических теориях они пытались обосновать необходимый для России «правовой режим, конституционное народное представительство, ответственное правительство, демократические свободы - без примеси реакции и без давления революции. Его задача сводилась к тому, чтобы помочь России найти средний путь политического развития. Особенностями «нового» либерализма было нетрадиционное понимание основных принципов правового государства как государства, проводящего идею защиты личной (в том числе экономической) свободы и учитывающего естественное неравенство и социальные различия на уровне «жизненного старта», признающего законно гарантируемое право на прожиточный минимум и образование. По мнению Н.И. Кареева, П.И. Новгородцева, С.И. Гессена государству отводилась роль посредника, способствующего приобщению всех социальных групп к выработке компромиссов для нахождения «равнодействующей» их различных интересов. «Если для классического либерализма деятельность государства ограничивалась функцией охраны права, то для «нового» либерализма меняется содержание самой охранительной функции: защищая тезис «все, что не воспрещено законом», то, возможно, он придавал запретам смысл положительных предписаний с позиций справедливости. Функции же государства состоят в поддержке, в гарантии солидарных интересов людей, то есть самого ценного с точки зрения общечеловеческих интересов. Солидарность - вот тот общественный идеал, следование которому составляют смысл и содержание государственной деятельности, ибо государство по своему назначению и по своей природе есть самая всеобъемлющая форма солидарности».

Сохранив преемственность с идеями классического и русского либерализма, «новый» либерализм дополнил его новой аргументацией в трех направлениях. По обобщению С.И. Гессена, они заключались:

) В толковании прав человека («права-притязания» по отношению к государству);

) В понимании принципа равенства («равенство исходного пункта»);

) В отношении к институту собственности (неприятие монопольной собственности).

В интерпретации прав человека «новый» либерализм связывал права и благосостояние: идея права дополнялась идеей блага, гарантом которого выступает государство. Право каждого гражданина рассматривалось как «право-притязание» на труд, на образование, на медицинское обслуживание, на пенсионное обеспечение, на пользование землей и орудиями производства, на участие во всех материальных и культурных благах.

Понимание принципа равенства в «новом» либерализме трактовалось не формально-юридически - как равенство перед законом, которое не гарантирует еще фактическое социальное равенство (но не «уравнение») «исходных шансов», а как социальное равенство, уровень которого определяется проводимой государством социальной политикой.

Собственность «новый» либерализм истолковывал не только как принадлежащую индивиду вещь, а как основу хозяйственной предпринимательской деятельности и культурного творчества человека. Развивая новые идеи о правах, равенстве, собственности, о правовом государстве, представители русского «нового» либерализма использовали идею В.С. Соловьева о «праве каждой личности на достойное существование» в правовом государстве, обеспечивающем человеческую полноправность, которую он сформулировал одним из первых в Европе, заложив социально-философские основы «нового» либерализма, пытаясь обосновать их в согласии с общим духом либеральной системы ценностей. «Если «старый» либерализм настаивал на невмешательстве государства в дела гражданского общества, хозяйственную деятельность, то «новый» либерализм утверждал «право-притязание» каждого по отношению к государству и соответственно государства по отношению к своим гражданам», что и должно было бы обеспечить «право каждого на достойное человеческое существование».

Если к «охранительному» либерализму Б.Н. Чичерина можно применить нормативно-методологический критерий историко-философского анализа различных типов либерализма, связанного с представлениями о природе законов, норм и институтов общества, поощряющего свободу частного лица (чичеринский консервативный либерализм следует гегелевской традиции метафизики права), то либеральный консерватизм П.Б. Струве оказывается национал-либерализмом, исходящим из так или иначе понятой «субстанциональности» связей индивида и государства. В свою очередь, «новый» либерализм третьей волны есть социальный либерализм, предполагающий различные версии расширения социального реформизма государства по отношению к своим гражданам - «права-притязания» каждого на достойное человеческое существование. Обе последние формы русского либерализма - консервативный и «новый» - в определенной степени подчиняются классификации «состава семьи либерализма» на основании критериев характера, цели и мери интенсивности взаимодействия индивидов и государства.

Содержание нового типа сегодняшней, четвертой, волны либерализма в нашем современном постперестроечном обществе представлено таким образом. Происходит «реанимация» предреволюционного либерализма эмигрантов, отстаивавших идеи классического либерализма на почве русской интеллектуальной традиции, а именно - ценности духовных начал нации, государства, права и свободы индивида. Осваивается «гуманитарная идеологическая помощь» Запада - «внедрение» либерализма в России сугубо через рынок; изобретается что-то новое, подходящее к современным российским условиям; в частности, проблема либерализма для России - это проблема синтеза либерализма и демократии.

Внедрение идей и ценностей западного либерализма в Россию, очевидно, невозможно. В условиях кризиса ценностей, раскола либерально-демократического движения, отсутствия сильного умеренного центра, реформированности среднего класса, зрелых политических партий с устойчивой массовой социальной базой, цивилизованного рынка, отсутствия укоренившейся традиции автономии личности радикальный либерализм оборачивается практикой внедрения «дикого рынка», «диких партий», разрушающих культуру и нравственность, что приводит к резкой поляризации социального расслоения общества.

Некоторые российские и зарубежные политологи связывают возможности и будущее либерализма в России либо с утверждением основных идей русского либерального консерватизма, соединяющего ценности либеральной демократии и национальных государственных и духовных традиций, либо с усвоением ценностей «нового» либерализма, синтезирующего принципы классического либерализма и социал-демократии. Так, крупнейший немецкий политолог Г. Розмозер, категорически отвергая возможность и желательность утверждения либерализма в России только через рынок, связывает его перспективы с консервативным либерализмом: «Россия должна соединить экономический либерализм с духовно-культурным консерватизмом. Альтернативой этому был бы фашизм». «Если в России у либерализма вообще есть будущее, то ему придется ужиться с просвещенным консерватизмом». - подчеркивает Г. Розмозер.

Этот вывод-прогноз очень созвучен и даже как бы повторяет высказывания П.Б. Струве о либеральном консерватизме (зависимо или независимо от Струве - ведомо лишь немецкому ученому). Известный теоретик либеральной Свободной партии Австрии Г. Штикс также предлагает объединить национальные устремления европейцев с идеями классического либерализма, называя подобный синтез евролиберализмом, что, по существу, соответствует традиции концептуальных основ русского консерватизма. Г. Штикс выступает за сотрудничество либерализма с национализмом и на примере истории либерализма в странах Европы показывает притягательную силу такого синтеза. Общепризнанный отечественный историк либерализма в России В.В. Леонтович еще в середине 50-х годов также связывал его будущее с «единственно настоящим либерализмом для России - либеральным консерватизмом».

Аналогичные прогнозы сегодня высказываются специалистами по истории политико-социологической мысли русского либерализма - В.И. Шамшуриным, В.Ф. Шаповаловым и другими.

Другие авторы связывают перспективы российского либерализма новой, четвертой волны с такой его формой, как «новый» либерализм, или социальный либерализм, сближающий ценности отечественного либерализма и социалистические идеи. Так, один из теоретиков «нового» либерализма С.И. Гессен считает его «продуктом социалистической критики либерализма». Очевидно, что разговор о состоянии и перспективах либерализма в современной России представляется крайне малопродуктивным, если он фокусируется на сличении существующих у нас либеральных формаций с западными образцами на предмет выяснения «подлинности» первых, степени их близости к «истинному» либерализму», тем более, что существует мощная интеллектуальная традиция русского либерального консерватизма и «нового» либерализма. Их многие идеи и ценности по-прежнему остаются одним из важнейших компонентов современной человеческой культуры и теоретическим фундаментом для возможного в России либерализма новой четвертой волны.

«Сила государства опирается вообще на своеобразное сочетание внешней материальной мощи с нравственной крепостью. Нужно и то, и другое, а у нас пока нет ни того, ни другого, поскольку государственная жизнь творится официальной Россией», - писал П.Б. Струве. В его словах слышится призыв к духовному возрождению России, к возвращению ее былого государственного величия, призыв к обретению подлинной свободы па принципах традиции русского либерального консерватизма.

Сегодня Россия вновь находится перед выбором, и хочется надеяться, что на этот раз, когда все иные модели и варианты социального упорядочивания кажутся утопическими или «отработанными», Россия окажется готовой к реализации умеренных, закономерных и - одновременно - вынужденно-необходимых проектов: либо либерально-консервативного, синтезирующего идеи классического либерализма с вековыми устоями и национальными традициями государственности и духовной культуры, либо «ново-либерального», гарантирующего в своем социальном идеале всем своим гражданам «право на достойное человеческое существование».


.3 Основные идеи либерализма в социально-экономической и политической мысли


Общественный интерес, проявившийся в последнее время к идеям либерализма, вполне понятен: либеральная модель развития страны предстает (в контексте исторической ретроспективы) вполне созвучной той ситуации, которую сегодня переживает наше общество. Накопленный за последние годы опыт социальных преобразований подтверждает непреходящую ценность многих принципов либерализма для преодоления глубокого кризиса, переживаемого Россией.

Объективная оценка либерализма и его роли в общественной жизни России осложняется рядом обстоятельств. Первое из них связано с тем, что либерализм здесь изначально оказался «зажатым» между двумя противоборствующими направлениями: господствующим реакционно-консервативным, отстаивающим самодержавие, и революционно-демократическим, сделавшим ставку на насильственное революционное изменение социально-политического строя. В этом противостоянии представители консервативного направления видели в либерализме мятеж, заговор, смуту, а представители революционно-демократического - соглашательство и оппортунизм. Раскол царил среди самих либералов. Как говорил Б.Н. Чичерин, имело смысл говорить о трех видах либерализма: «уличном», либерализме охлократии, толпы, любящей политические скандалы; оппозиционном, сопутствующем любым реформаторским начинаниям, обличающем власть, как в действительных, так и в мнимых ошибках, и «охранительном», концентрирующем свои усилия на осуществлении реформ с учетом интересов всех социальных слоев на основе их взаимных уступов и компромиссов, с опорой на сильную власть. Идеи «охранительного либерализма» были встречены крайне настороженно справа и откровенно критически слева, что ставило либералов в известную изоляцию в обществе.

Второе обстоятельство, осложняющее адекватную оценку роли русского либерализма в общественной жизни России, обусловлено прочными стереотипами марксистко-ленинской критики этого движения, канонизированными официальной идеологией. Жесткая демаркационная линия в отношении к историческому наследию, проведенная В.И. Лениным между революционно-демократическими и либерально-охранительными силами, прочно вошла в советский менталитет, в духе которого приверженность к насильственным методам ниспровержения старого строя оценивалась положительно, а ориентация на реформы - сугубо негативно: как реакционная утопия, прикрывающая соглашательство с реакционно-монархическими силами.

Рассмотрим основные идеи и проявления либерализма на примере экономических реформ ХХ века 90-х годов. Многими исследователями отмечается, что практически все модернизационные реформы в российской истории начинались и продолжались под воздействием ценностей взращенных в лоне европейского либерализма.

Институциональные преобразования в 90-х годах XX в. осуществлялись под знаменами либерализма, что не помешало формированию интервенционистской по своей сути концепции государственного регулирования экономики. Необходимо отметить, что такое развитие событий имеет свои исторические корни и в целом продолжает неоднозначное и запутанное развитие российского общества в целом и экономики в частности. Сами по себе эти идеи доказали высокую эффективность в современном мире, хотя сложились они в конкретно исторической и даже географической среде, на базе определенной культуры и традиций. Как отмечается в сборнике «Либеральный консерватизм», либеральная экономическая политика базируется на следующих фундаментальных составляющих:

1)четкая спецификация (индивидуализация) прав собственности;

2)свобода заключения контрактов;

)предоставление равных экономических возможностей (отсутствие явных, предоставляемых государством преференций);

)содействие или невмешательство в функционирование конкурентных рынков (организация конкурентной рыночной институциональной структуры).

Таким образом, частная собственность выдвигается на первое место, то есть, каждый человек имеет право распоряжаться своим имуществом, быть свободным в своих действиях. Какие-то из перечисленных элементов либеральной экономической политики были осуществлены, а какие-то только частично затронуты.

Формированию основы рыночного порядка широкого слоя частных собственников, должна была содействовать приватизация. В результате ваучерной, а потом и «залоговоденежной» приватизации, собственность оказалась, либо в руках групп, «тесно сотрудничающих с властными структурами», либо распыленной среди миллионов акционеров, представителей трудовых коллективов приватизированных предприятий.

В ходе экономических реформ, государство вместо того чтобы создавать новые механизмы экономической координации - рынки и их институты, заменяло их властным распределением ресурсов в зависимости от предпочтений политических элит. Больше всего эта тенденция проявилась в ходе приватизации. Историки могут с полным основанием заинтересоваться тем, как программы, осуществленные «архитекторами» российской приватизации, смогли привести к нынешней системе экономической олигархии и дезорганизации. Теория «грабящей руки» рассматривает государство как безнадежно коррумпированное, в то же время на частный сектор оно смотрит сквозь «розовые очки». Однако осуществляемая программа передачи активов в частный сектор без регулирующих гарантий преуспела лишь в том, что надела на «грабящую руку» «мягкую перчатку» приватизации. «Грабящая рука» продолжает грабить и надежд на ограничение обществом такого грабежа стало даже меньше.

Размыванию прав собственности также способствовала правовая неопределенность способов распоряжения некоторыми видами собственности, например, собственности на землю. Такое положение дел не только снижает стоимость ресурса (в данном случае земли) но и предоставляет дополнительные возможности по контролю за возможностями его использования чиновникам.

По сути, либеральные рыночные реформы потерпели неудачу в России, потому, что либеральные рыночные реформы в России не проводились или проводились половинчато без создания эффективных рыночных институтов. В России проводился один из вариантов интервенционистской политики, а после крушения тоталитарной плановой экономической системы, любые реформы могли восприниматься как либеральные.

Анализ экономических реформ показывает, что государство имеет непосредственное отношение к происходящим изменениям не только в сфере экономике, но и в обществе в целом. Государство функционирует как система согласования интересов крупных коалиций внутри общества, объединенных общим стремлением придерживаться некоторых общих принципов.

В сегодняшней России, при вынесении за скобки проблему национальных меньшинств и их автономий, общество достигло исключительной степени гомогенности, однородности. Коалиции, если и существуют, то исключительно как функциональные и временные. Массовых действий - а это лучший признак спаянной коалиции - в России нет, и разговоры о «социальном взрыве» остаются не более чем инструментом идеологической демагогии.

Однородность общества способствует тому, что никто из граждан не чувствует себя заранее и навсегда связанным обязательствами по отношению к государству - ведь государство перестало быть инструментом сохранения равновесия между коалициями, с одной из которых он склонен себя идентифицировать. Отношение к государству, как со стороны его чиновников, так и со стороны рядовых подданных стало максимально циничным, нацеленным только на сиюминутную выгоду.

Распадение иерархической лояльности - главная особенность современного этапа развития российского общества. В этой особенности, собственно, заключается подлинное определение России как поля для либеральной реформы, не совпадающее иногда с формальными границами Российской Федерации.

Правительство, не рассчитывая на гарантированную лояльность со стороны подданных и собственных агентов, может успешно реализовывать свои решения только в том случае, если они обращены не к иным, отличным от него лицам. Зато правительство может эффективно ограничивать пределы собственного вмешательства в экономику. До сих пор этот класс решений был единственным, в котором успех сопутствовал правительству.

Важнейшая специфика государственной деятельности вообще, - точнее, деятельности по управлению государством, - заключается в принципиальной безответственности принимающих решения. Во всех государственных вопросах речь идет о распоряжении чужим имуществом, чужими средствами, чужими правами. Когда старая имперская лояльность сломана, а новая отсутствует, поведение государственного чиновника просто неизбежно приближается ко все более откровенной коррупции.

Главным принципом предлагаемой политики будет полноценная либерализация всех административных отношений. Нынешняя либерализация проводится как частичная, вынужденная, сопровождаемая многочисленными отступлениями и оговорками.

Либерализация государственно-административных отношений (институциональная или административная либерализация) означает, что российское государство в лице своих центральных органов прекратит поддержку и санкцию (вплоть до применения насилия) всех обязательств одних физических и юридических лиц перед другими, в том числе перед самим государством, кроме тех, которые вытекают из отношений собственности или добровольных соглашений самих лиц. Исключением в этом принципиально всеобщем подходе может стать сохранение под жестким контролем центра органов окончательного применения насилия - армии и внутренних войск (национальной гвардии, желательно - в форме милиции в исконном смысле этого слова, в форме ополчения).

Принципиальный отказ от социального конструирования находит свое воплощение в административно-институциональной либерализации потому, что с ее провозглашением не связаны ни создание новых лиц, органов и их отношений, ни ликвидация старых.

Ситуация после такой либерализации гипотетически может вообще не измениться. Это будет доказательством того, что нынешняя ситуация просто всех устраивает. Скорее же всего произойдет резкое ускорение тех процессов, которые неумолимо развивались и в условиях постоянного перехода государства из одной иллюзии в другую.

Сегодня, когда признание принципиальной непредсказуемости будущего стало одним из основных аргументов в пользу свободной экономики, либералы и не пытаются это будущее описывать. Они могут только высказывать вероятностные предположения о нем.

Анализируя различные точки зрения поп поводу проявления либерализма в социально-экономической и политической сферах, можно сделать вывод о том, что проводимые реформы государством имеют больше отрицательных черт, чем положительных. В процессе институциональной либерализации возникнет одна серьезная и ряд небольших проблем. Небольшие связаны с адаптационным процессом, с переходом от несвободы к свободе. Решение этих проблем облегчится тем, что уже сегодня потенциал социальной мобильности российского населения исключительно высок. Это связано с достигнутой социальной однородностью общества, отсутствием сословных и региональных перегородок, традициями переездов, смены профессии и т.д. До сих пор социальная мобильность искусственно, административно сдерживалась институтами прописки, ограничений на операции с жильем и землей, регистрации места работы.

Высокая адаптивность российского общества видна и в том, как за совершенно незначительные сроки (три - четыре года) в стране выросли и крепнут ранее неведомые институты рыночного хозяйства. Более того, общее правило развития таких институтов в России уже выработалось: сперва публицисты и правительство жалуются на их отсутствие и обещают их создать, затем сугубо частный, негосударственный интерес эти институты воплощает в реальность, затем правительство выходит на сцену и начинает сооружать препятствия их функционированию. Ликвидация административного вмешательства, таким образом, резко ускорит создание и развитие отсутствующих институтов.

Фактически существующая структура экономики есть плод и воплощение многосторонних неформальных обязательств государства и граждан по поводу занятости, относительной оплаты труда, социального статуса. Исчезновение государства как стороны в подразумеваемом соглашении не оставит иной возможности, кроме активной адаптации, снимет проблему вины и ответственности.

В заключение надо сказать, что либерализация - похоже, единственный путь разрешения фундаментального идеологического вопроса, над которым все более мучаются и экономисты, и социологи, и политологи, и психологи. Россия нуждается в национальной идее, в объединяющем слове. Но сегодня Россия действительно объединена одной общей идеей. Эта идея не высказана прямо и до конца, в ней не отдают себе отчет сами ее носители и реализаторы, но неуклонность, с которой она претворяется в жизнь в этой стране, заставляет убедиться в ее правоте. Это идея полной и не ограниченной сверху свободы, свободы равных людей и равенства свободных людей. Эта идея пробьет себе дорогу в любом случае. Этому можно мешать и можно помогать.

Делая вывод по вышесказанному, необходимо отметить, что либерализм это не только интеллектуальное течение как пытаются представить некоторые авторы, сколько экономическая, социологическая и философская доктрина.

Ценность либерализма заключается, прежде всего, в том, что общество, основанное на его идеях, может достичь максимального процветания. Либерализм это та институциональная среда, которая благодаря эволюции позволяет человеку стать высшей ценностью, и единственным смыслом исторического процесса, если он вообще существует.

Основные принципы либерализма можно выразить тремя словами - индивидуализм, свобода, собственность. Принципы либерализма явились той основой, на которой построена современная западная цивилизация. Но особенную важность они приобретают для стран только становящихся на путь цивилизованного развития. Россия вот уже много лет стоит на распутье. Какие идеалы выбрать? Как при этом сохранить свое лицо? И вечный вопрос что делать? И на все вопросы мы должны ответить самостоятельно, но по возможности используя опыт других стран уже прошедших подобный путь. Другого пути к благосостоянию и свободе нет, другой путь это путь к рабству пусть даже и с «национальной идеей».

У либерализма множество врагов. Есть враги явные и непримиримые - это сторонники тоталитаризма во всех своих проявлениях, но есть и скрытые, причем не менее опасные. Все кто отрицает либеральные идеи, искренне желают благосостояния своим странам и народам, но дело в том, что пути, предлагаемые ими мало эффективны, а иногда приводят к совершенно противоположному результату.

Некоторые экономические школы в своих исследованиях прикрываются либеральной доктриной. Одни это делают традиционно, а другие, чтобы завуалировать несостоятельность и сомнительную научность своих работ. Поэтому мы должны определится, какие проблемы можно и нужно решать экономистам, и не только, придерживающихся либеральных взглядов, и какие ограничения допустимы в предлагаемых для этого теориях и моделях.

2. Идеи либерализма в современной России

либерализм россия правительство политический

2.1 Будущее либерализма в России: «за» и «против»


Вопрос о будущем либерализма в России, несмотря на его кажущуюся академичность, имеет принципиальное значение в сегодняшней ситуации выбора.

Один выдающийся философ Ортега-и-Гассет в свое труде «Восстание масс» высказывает мысль о том, что «либерализм - это тот правовой политический принцип, согласно которому общественная власть, несмотря на свое всемогущество, сама себя ограничивает и старается, даже в ущерб своим интересам, предоставить в государстве, которым она управляет, место и тем, кто думает и говорит иначе, чем она сама, то есть иначе, чем большинство. Либерализм сегодня свои права, права большинства добровольно делит с меньшинством - это самое яркое и положительное явление когда-либо виданное в истории. Либерализм провозглашает свое решение жить одной семьей с врагами, даже со слабыми врагами».

Диапазон возможных ответов на вопрос о будущем либерализма в России очень широк. Этому свидетельствуют разнообразные «за» и «против», которые выдвигаются или могут быть выдвинуты при обсуждении перспектив либерализма в России.

Авторы пытаетаются привести перечень аргументов, предрекающих либерализму в России незавидное будущее. При этом сам термин «либерализм» по их мнению будет пониматься широко и как определенное политическое движение, и как система определенных мировоззренческих принципов и идей, и как определенный набор социальных институтов, отвечающих этим принципам.

История либерализма в России предстает как полоса «неудач». Все попытки обеспечить ей либеральную прививку оборачивались трагически. Либерализм приживался плохо и рано или поздно отторгался. Пусть даже истоки подобной несовместимости не вполне ясны и находятся то ли в глубоко укоренившейся коллективистской психологии, то ли в традиционно авторитарном характере власти, то ли в специфике геополитических условий - в любом случае наивно полагать, что на рубеже ХХI века результат может оказаться иным.

Органическое усвоение либеральных идей и принципов происходило при условии их включенности в определенную систему религиозных ценностей. Либеральные представления могли войти в плоть и кровь общества, лишь получив религиозное подкрепление. Сейчас другое время, да и сам либерализм далеко не тот, чтобы искать поддержки религии, не говоря уже о том, что многим ведущим конфессиям в России присуща ощутимая антилиберальная направленность. Но без религиозной санкции либеральные идеи обречены скользить по поверхности политической жизни, так и не переходя на уровень непосредственных жизненных реакций и привычек. Кроме того, отсутствие укорененности в глубинах человеческой личности лишает либерализм мобилизующего потенциала - он оказывается не в состоянии побудить к защите своих идеалов сколько-нибудь значительную часть общества. В итоге ему суждено, по удачному определению экономиста Г. Сапова, оставаться явлением сугубо «камерным».

В России отсутствуют институты и традиции гражданского общества. Ее правовая культура пребывает в плачевном состоянии. Правовой нигилизм - извечная для России болезнь.

Совместными усилиями всех трех ветвей государственной власти ее авторитет низведен сейчас до отметки, близкой к нулевой. Государству не верят и ждут от него только подвохов. Надеяться, что в этих условиях может быть выработан и внедрен свод безличных, универсальных, пользующихся всеобщим уважением правил, как того требует либеральная доктрина, попросту нереально.

Оборотная сторона недоверия к «правилам» - ориентация на конкретные личности. В течение обозримого будущего фактор харизматичности по-прежнему будет иметь ключевое значение. Можно поэтому прогнозировать отчетливо выраженный авторитарный характер системы власти. Даже если внешне демократические атрибуты сохранятся, это будет господство массовой, а не либеральной демократии.

Россия - страна с традиционно мощной вовлеченностью государства в хозяйственную жизнь. При каком угодно варианте развития, государственный сектор будет в ней на порядок больше, чем это нормально по стандартам западных экономик. «Двухсекторная модель» с сохранением доминирующего положения за государством практически не оставляет пространства для развития либеральных тенденций. Дискриминация частного сектора грозит превратиться в последовательно проводимый принцип экономической политики.

Как среди российских, так и среди зарубежных экономистов все более популярным становится представление, согласно которому, если в «отлаженной» рыночной экономике государству надлежит занимать относительно скромное место, то это еще не значит, что в переходной экономике его роль должна быть столь же ограниченной. Напротив, возможно, что именно в переходный период оно и призвано проявлять особую активность. Эта схема, как следует заметить, напоминает тезис об отмирании государства путем его усиления. Парадокс этот вполне реален: так, приватизация приводит к усилению (как минимум - временному) вовлеченности государства в экономику. Опасность в том, что конца переходного периода при этом вообще можно не дождаться, «переход к рынку» так и будет длиться вечно. Подобный климат, разумеется, не слишком благоприятствует распространению в обществе ценностей либерализма.

На Западе утверждение либеральных институтов происходило задолго до рождения «государства благосостояния», то есть разветвленной сети социальных программ, поддержка которых требует перераспределения через бюджет весомой доли национального дохода. Исторически сложилось так, что российская экономика начинает движение к рынку, обремененная огромным грузом социальных обязательств. Необходимость финансирования программ социальной защиты закрепляет патерналистскую роль государства, от которого, как и прежде, еще долго будет ощутимо зависеть жизнь практически каждой семьи. Понятно, что это менее всего может способствовать искоренению в обществе иждивенческой психологии.

Идеология «социальной справедливости», материализованная в программах «государства благосостояния», одно из главных препятствий на пути либеральной переориентации современного общества. Наличие уже в переходный период громоздкого «государства благосостояния, точнее - его недооформленного, неуклюжего прототипа, оставляет либеральной перспективе немного шансов.

Все указывает на то, что в посткоммунистической сессии процесс формирования групп со специальными интересами опережает процесс разгосударствления экономики. Присутствие государства при этом увековечивается, хотя и в иных, чем прежде, формах: в новых условиях оно присваивает себе функции продавца административных льгот и привилегии. Это чревато складыванием не либеральной рыночной системы, а так называемой «экономики организованных групп. Главными действующими лицами выступают в ней группы со специальными интересами - отраслевые и территориальные кланы, крупные корпорации, профессиональные союзы. Лоббизм становится основной сферой приложения их сил. По природе своей это глубоко антилиберальное, раздираемое распределительными конфликтами общество.

В России отсутствует «средний класс» в западном смысле этого понятия. В то же время социальная группа, бывшая проводником либеральной идеологии - интеллигенция, деморализована. Коммунистическое общество была идеократическим, и потому спрос на услуги интеллектуалов поддерживался на искусственно высоком уровне. Сами того не сознавая, представители интеллектуальных профессий находились в особом, выделенном положении. Крушение идеократии сразу же сказалось на экономическом и социальном статусе интеллигенции. Выявился во многом характер ее либеральных устремлений. «Нырок» в рынок, когда надежды интеллигенции на выживание оказались обращены в основном к государству, выявил ее действительные ориентации и предпочтения. Как следствие, либерализм лишился едва ли не главной социальной опоры.

Не приходится рассчитывать и на сколько-нибудь значимый либеральный импульс из-за рубежа. Дело не только в нарастании изоляционистских тенденции во внешней политике западных держав. Не менее важно, что там уже давно восторжествовала модернизированная версия либерализма, страдающая шизофренической раздвоенностью в восприятии рынка товаров, с одной стороны, и рынка идей, с другой. «Либералы» этой формации с одинаковой убежденностью отстаивают и необходимость свободной конкуренции на рынке идей, то есть свободы слова, печати и др., и благотворность ограничения конкуренции на рынке товаров. По словам одного замечательного американского экономиста, «свобода слова и печати является последней областью, где принцип laisser faire еще пользуется уважением». Все аргументы, выдвигаемые в пользу государственного регулирования рынка товаров, с еще большим основанием приложимы к рынку идей.

От такого усеченного либерализма, символом веры которого является скорее идея равенства, чем идеи свободы (а именно он считается «хорошим тоном» среди современной западной элиты), едва ли можно ждать действенной помощи в либерализации российской экономики, российского общества. Что же касается возможного влияния «классического либерализма», то круг его сторонников весьма ограничен, что делает их малоавторитетными в глазах российского политического общества.

В России за понятием, образом «либерализм», «либерал», «либеральный» закрепились негативные ассоциации, связанные со слабостью этого течения.

В посткоммунистической России идея свободы оказалась в тени, плену демократии и национального самоопределения, с которыми она чаще всего и ассоциируется иногда вплоть до полного неразличения. У всех на виду трагические примеры того, к чему ведет поиск национальной идентичности в пределах бывшего Союза; достойным образцом демократии в действии может считаться как работа российских Съездов народных депутатов, с одной стороны, так и образование «демономенклатуры», с другой. Разочарование, порожденное этим опытом, охладило симпатии не только к лозунгам демократии и национального самоопределения, но косвенным образом сказалось и на репутации либеральной идеи. Либерализм оказался обесцененным еще до того, как смог заявить о себе, как о самостоятельной политической силе.

Обилие горячих точек в ближнем зарубежье, а теперь уже и в самой России, объективно предполагает повышение роли силовых структур, силовых методов в политике. Но обстановка военного лагеря менее всего созвучна либеральным институтам и принципам.

Либеральное движение в России разобщено и перспективы его консолидации туманны. Оно распадается на небольшие партии, возникшие вокруг лидеров с более или менее громкими именами. Отношения между лидерами складываются непросто: многие из них вполне авторитарны по способам деятельности, что плохо вяжется с декларируемой приверженностью либеральному кредо. Таким образом, надежды на формирование в России влиятельного либерального движения крайне невелики. Однако, ставить крест на перспективах либерализма в России было бы опрометчиво.

В качестве фундаментального факта либерализм признает наличие в большом, технологически сложном современном обществе множество разнообразных культурных традиций, мировоззренческих установок, стилей жизни, форм деловой практики. Либеральная перспектива выступает как ответ на глубинную неоднородность, «моральный плюрализм» современного общества. Она задает минимальную правовую и ценностную рамку, в пределах которой противоположные культурные традиции, нестыкующиеся картины мира, эксцентричные или, наоборот, привычные стили поведения, разнообразные экономические структуры могут свободно развиваться, мирно сосуществовать и продуктивно взаимодействовать. С точки зрения либеральной философии, этот ценностный плюрализм, это многообразие индивидуальных делем и предпочтений, не сводимое ни к какому общему знаменателю, не только непреодолимы, но и служат источником социального динамизма. Как показывает практика тоталитарных режимов, попытки строить современное сложное общество на иных, антилиберальных принципах, по каким-то архаическим моделям, ведут вникуда.

На пространствах бывшего Союза разнобой традиций, интересов, ценностных ориентаций, поведенческих норм оказался больше, чем можно было бы ожидать. Страна с такой территорией и с такой численностью населения, как Россия, нуждается хотя бы в минимальном наборе либеральных институтов, гарантирующих ненасильственный характер индивидуального и группового взаимодействия. Иначе общество может быть взорвано изнутри.

Дело, таким образом, не столько даже в возможности, сколько в необходимости обращения к ценностям либерализма. В этом смысле вопрос «Есть ли у либерализма в России будущее?» можно было бы переформулировать, повернув его другой стороной: «А есть ли у России будущее вне либерализма?».

История либерализма в России едва ли дает основания для вывода об их врожденной несовместимости. Либерализм - естественный спутник модернизации общества. Если в России он приживался плохо, так это потому, что процесс модернизации неизменно принимал здесь усеченные, полунасильственные формы: его подстегивание в одних сферах сочеталось с возрождением традиционалистских, архаических образцов в других. Другими словами, будущее либерализма в России следует поставить в прямую зависимость от перспектив полноценной модернизации российского общества.

Укорененность в вере действительно была необходима, когда новаторскому меньшинству носителю новых ценностей и поведенческих образцов приходилось бороться за существование в условиях враждебно настроенного традиционалистского окружения. В ХХ веке, если верить опыту многих стран, успешно осуществивших модернизацию, это уже нельзя считать обязательным условием. Важную роль начинает играть демонстрационный эффект: новые образцы усваиваются не по причине их санкционированности свыше, а по более приземленным мотивам - потому что они, как становится ясно из примера носителей иного опыта, расширяют возможности для социальной мобильности. Согласно данным социологических исследований, наибольшую расположенность к «демократическим ценностям», толерантности и открытости проявляют не убежденные атеисты и не приверженцы традиционных конфессий, а представители расплывчатой категории «внеконфессионально» верующих.

В российском обществе действуют психологические ограничители на применение насилия. Сохраняется чрезвычайно низкий, если принять во внимание практически полное бездействие правоохранительных органов, уровень насилия. Агрессия отторгается массовым сознанием. По меньшей мере, это говорит о том, что общество располагает эффективными каналами для отвода отрицательной социальной энергии, существует достаточно возможностей для вертикальной мобильности. Слабость агрессивной составляющей создает естественную для либеральной ориентации среду, если учесть, что сохранение социального мира одна из основополагающих ценностей либерализма.

Существует широко распространенное заблуждение, ставящее знак равенства между «сильным государством» и «большим государством». Согласно либеральной трактовке провалы государства при отправлении им минимально необходимых «отрицательных» функций неизбежны, когда оно -- исходя из патерналистских установок по отношению к обществу присваивает себе непомерно много «положительных» функций. Именно этим можно объяснить неэффективность российских государственных институтов в выполнении своих прямых задач - защите прав и свобод, безопасности и достоинства граждан, гарантировании прав собственности и добровольных договоров. Уход государства из тех сфер, то есть его несостоятельность, была многократно подтверждена. Иначе говоря, условием строительства «сильного» государства как раз и является резкое сужение границ его вмешательства в жизнь общества, сдвиг в направлении либерального идеала «ограниченного правления».

Россия находится сейчас в достаточно уникальной ситуации с точки зрения свободы экономической и социальной деятельности. Прежний административный корсет распался, а новый еще не сложился. Во многих отношениях российская экономика сейчас либеральнее, чем западная. Именно тотальная неэффективность государственной власти создает беспрецедентные по меркам ХХ века возможности для утверждения либеральных ценностей и институтов. Государство «уходит» не по доброй воле, а из-за полной своей несостоятельности. Уходя, оно открывает огромное поле для складывания снизу новых поведенческих норм, хозяйственных связей, типов взаимодействия. Спонтанно вырабатываются элементы этики честного бизнеса, неформальные арбитражные процедуры, нестандартные организационные формы. Трудно даже было предвидеть, что посткоммунистическое общество обладает такими адаптивными и инновационными потенциалами. Процесс спонтанной ценностной и институциональной перестройки идет с поразительным размахом и энергией, но взгляду, притерпевшемуся к пене политических баталий, он просто-напросто невиден.

Таким образом, проникновение в жизнь российского общества либеральных рыночных ценностей и норм - явление сегодняшнего дня, а не какая-то отдаленная перспектива. Эти глубинные, органические процессы какое-то время могут не получать формального выражения, но рано или поздно они выйдут и на политический уровень.

Действительно, после того, как социалистическая модель, строившаяся на принципах централизованного планирования и общественной собственности, потерпела крушение, как это и предсказывалось теоретиками либерализма. Перед либеральной мыслью во весь рост встала проблема «государства благосостояния», воплощающего перераспределительные идеалы социальной справедливости. Его существование - серьезное ограничение, с которым невозможно не считаться.

Важно учесть, что это проблема общая, в равной мере критическая для будущего и западного, и российского общества. Отвечать на нее так или иначе - предстоит всем. Не случайно, что на Западе появилось уже немало проектов децентрализации, дебюрократизации, приватизации «государства благосостояния», подключения частного сектора к оказанию социальных услуг. Как ни парадоксально, но в этом отношении Россия обладает определенным преимуществом: ведь ей предстоит начинать строительство современной системы социального обеспечения практически с самого основания, так что у нее есть возможность подойти к этому по-иному, не сталкиваясь с мощным сопротивлением организованных групп и не перенастраивая отлаженных бюрократических механизмов.

В принципе социальная политика может быть ориентирована либо на поддержание некоего абсолютного минимума уровня жизни, либо на сокращение относительного экономического неравенства, разрыва между более и менее состоятельными слоями общества. Первый вариант больше соответствует представлениям «классического либерализма», а второй - идеологии современного западного «государства благосостояния». Во втором случае социальная политика оказывается значительно амбициозней и агрессивней. Насколько можно судить, понимание социальной ответственности государства в российском обществе склоняется скорее к первому, несравненно более умеренной модели.

Причина этого, прежде всего, в намного более низком, по сравнению с развитыми странами, среднем уровне жизни. Но не только. Дело еще и в высокой степени толерантности к неравенству в доходах. Отсюда можно предположить, что будущее российское «государство благосостояния» окажется, вероятно, значительно более консервативным и по масштабам, и по организационным принципам, чем его западные аналоги.

Естественную базу российского либерализма может составить слой новых частных предпринимателей. Именно они более всего заинтересованы в утверждении эффективных либеральных институтов, гарантирующих честные «правила игры» в экономической сфере. Существенно, что общественное мнение стало относиться к российскому частному бизнесу с гораздо большей симпатией, чем прежде. «По результатам опроса ВЦИОМ в середине 1992 года, более трети населения связывают с новыми предпринимателями надежды на возрождение России». Предпринимательский слой уже осознал себя в качестве новой элиты. Начался процесс его социально-политической самоидентификации. Среди предпринимателей растет понимание необходимости открытого политического влияния на процесс государственного строительства. В течение 1992 года ими было создано несколько партий и политических объединений либеральной ориентации. Поскольку же новые предприниматели - едва ли не единственный социальный слой, находящийся в процессе статусного возвышения, постольку будущее российского либерализма внушает определенный оптимизм.

Началось формирование еще одной новой социальной группы - управляющих-собственников приватизированных предприятий, занимающей промежуточное положение между директорами государственного сектора и частными предпринимателями. Этот слой особенно уязвим, во-первых, потому, что он не застрахован от угрозы ренационализации, во-вторых, потому, что устойчивость его положения зависит от продолжения приватизационных процессов. Но при достижении приватизированным сектором определенной критической массы он может стать важным источником социальной переориентации общества.

Занятые в частном и приватизированном секторах могут составить основу будущего среднего класса. Постепенно вырабатываются иные ценностные установки, жизненные стили, стандарты потребления. Именно эти группы способны образовать со временем достаточно широкую социальную базу для политических движений либерального плана.

Частная собственность стала несомненной положительной ценностью для подавляющего большинства россиян. Важно учесть, что, если в России действительно начнется процесс образования достаточно многочисленного слоя частных собственников, то это будут собственники в первом поколении. Они, как можно предположить, станут относиться к активизму государственной власти с гораздо меньшей терпимостью, чем те, для кого обладание собственностью является чем-то привычным, нормальным, переходящим из поколения в поколение. В этом случае на пути этатистских тенденций могут возникнуть трудно преодолимые препятствия и либерализм получит дополнительный шанс.

Высокая степень остаточной индоктринированности, идеологизированности общества, недавно расставшегося с официальным марксизмом, может благоприятствовать распространению либеральных идей. В России еще не атрофировались вкус и привычка к решению «общих», «принципиальных» вопросов социального бытия, чего нельзя сказать о среднем деидеологизированном западном человеке. Это создает известную предрасположенность к восприятию либерализма, поскольку он занимает принципиальные, непрагматические позиции по ключевым проблемам жизнеустройства общества. У него действительно есть принципы, которыми он не может поступиться. Либерализм предлагает целостное осмысление происходящего в обществе и с обществом, в чем, как кажется, сейчас ощущается настоятельная потребность.

Похоже, что перипетии политической жизни в России не подтверждают вывода о том, что термин «либерализм» уже выработал свой ресурс. Скорее, наоборот. Своего рода моральный износ лозунгов «демократии» и «национального самоопределения» трудно отрицать. Они по-прежнему способны собирать под свои знамена массы сторонников, но, тем не менее, всем стали очевидны и сопряженные с ними издержки. Тем примечательнее на этом фоне попытки присвоения термина «либерализм» силами, имеющими к нему, строго говоря, весьма отдаленное отношение. Дело уже не ограничивается одними только эксцентричными политическими фигурами. Тот факт, что на «либерализм» вдруг заявляют права и лидеры Гражданского союза, ясно показывает, что активно идет поиск недискредитированных в массовом сознании политических терминов и что либеральная идея не утратила возможности стать действенным фактором общественного процесса.

Приведенный перечень аргументов «за» и «против» достаточно условен. Очевидна также их неравноценность. Но просмотр этих аргументов позволяет сделать некоторые предварительные обобщения:

1)Судьбы политического термина «либерализм» и комплекса идей и принципов, традиционно им обозначаемых, могут, как не раз уже бывало, разойтись. Сегодня это вполне вероятно, что служит серьезным предостережением для нарождающегося российского либерального движения.

2)В текущей политической борьбе позиции либеральных общественных сил несравненно слабее, чем у их основных конкурентов.

)Часто идет о двух «либерализмах» - об одном, нисходящем сверху от государства-цивилизатора, государства-просветителя, и другом - рождающемся снизу, в процессе свободного взаимодействия индивидуальных агентов.

)В западных обществах обретение экономической свободы предшествовало завоеванию политических прав, а так называемые «социальные права» получили признание лишь в ХХ веке. В постсоциалистических странах эта последовательность была инверсирована. Когда вера в марксистскую идеологию была подорвана и лояльность идее была заменена на лояльность перед государством, сложился своего рода социальным контракт, в рамках которого населению предоставлялся определенный набор социальных услуг и гарантий. Можно сказать, что социальные права были получены первыми, за ними последовали в период кризиса коммунистических режимов политические и лишь затем наступила очередь экономических свобод - с началом перехода к рынку. Вот почему экономические реформы неизбежно наносят удар по социальной страховочной сетке, что создает чрезвычайно запутанную и смещенную систему координат для политического самоопределения, действительно затрудняет выработку последовательной либеральной перспективы.

Аргументы «против» по большей части обнаруживают отсутствие почвы, необходимой для утверждения либеральных ценностей, принципов социального устройства, политических движений: не сформированы гражданское общество, правовое государство, средний класс и так далее. Но ведь становление самих этих социальных институтов происходило одновременно и во многом благодаря либерализму. Либерализм как раз и призван способствовать их развитию и не может быть отложен до «лучших времен».

Аргументы «за», как правило, отсылают к действию тех или иных долговременных факторов, требуют выполнения каких-то более общих условий. Можно усмотреть в этом их слабость, но в этом же, как ни странно, и их сила. Они показывают, что либеральная перспектива в наибольшей мере соответствует глубинным, спонтанным общественным процессам, уже обретшим достаточную независимость от политической конъюнктуры. Объективный вектор развития, во всяком случае пока, развернут в сторону расширения ареала свободы. Именно это вселяет надежду на то, что у либерализма есть будущее в обновленной России.

Рассмотрев вопрос о будущем либерализма в России, взвесив мнения «за» и «против» можно судить о том, что у либерализма есть возможность развиваться именно в России, так как в России существуют для этого предпосылки и сделаны первоначальные шаги. Самое главное - это идти по правильному пути развития, а правильный путь - это тот путь, который будет создавать благоприятные условия для политической жизни и вообще жизни общества в целом.


.2 Либерализм в деятельности политических партий и правительства


С началом экономических и политических реформ перспективы либерализма в России стали предметом оживленной дискуссии. В России, как и в странах Восточной Европы, по крайней мере, на первом этапе реформ, либеральные идеи были восприняты с энтузиазмом: они представлялись наиболее подходящим основанием для происходящих преобразований. В дальнейшем неудовлетворенность результатами начатых реформ заметно снизила популярность лозунгов, выдвигавшихся либералами. Чрезмерный крен в сторону вестернизации вызвал обратную волну в виде разнообразных «почвеннических» концепций. На смену вере в перемены, способные вернуть Россию на «нормальный» путь развития, пришло разочарование в готовых западных рецептах, сомнение в их применимости.

Во второй половине 90-х годов произошла поляризация политического спектра, и либерализм занял в нем определенное место: он стал одной из соперничающих альтернатив - не единственной и, по-видимому, не пользующейся исключительным влиянием, но, безусловно, имеющей важное значение для исхода спора о выборе направлений развития. Вместе с тем многочисленные социологические опросы, в ходе которых изучалась динамика ценностных ориентаций россиян не дают оснований для выводов о массовом триумфе либеральных идей в стране. Социологи констатируют избирательное усвоение «искомых» ценностей даже наиболее либерально настроенными респондентами, порой неадекватное их понимание, отчасти предопределенное влиянием ранее сложившихся стереотипов, а также слабую обусловленность демонстрируемых убеждений реальными фактами. Можно сказать, что российское общество находится лишь в начале пути освоения либеральных ценностей, и окончательный выбор в их пользу отнюдь не предрешен.

Рассуждая об отторжении либерализма постсоветским обществом, нельзя не обратить внимание на ту форму, в которой соответствующие идеи были представлены в отечественном политическом дискурсе последних лет. Представляется, что возможности восприятия либеральных идей нашим обществом в значительной степени определяются тем, как представлен их «образ» политиками соответствующего направления. Политики, формируя этот «образ», в свою очередь воспроизводят определенные «социальные привычки», действуют в рамках некой системы ориентиров, в которой одни элементы либеральной традиции представляются чрезвычайно важными, другие - менее существенными. Иными словами, возрождение либерализма в современной России нельзя рассматривать вне контекста политической культуры, которая, в свою очередь, претерпевает изменения. С этой точки зрения, интересно выяснить, какое значение вкладывают в понятие «либеральной» политики такие партии как «Демократический Выбор России» (ДВР), «Либерально-демократическая партия России» (ЛДПР), «Единая Россия», «Союз Правых Сил» (СПС), Яблоко, которые называют себя «либералами».

ЛДПР - это центристская, демократическая партия. Она строит свою политику на здравом смысле, на исторических моральных ценностях нашего народа и с учетом мировой практики. Ее главная цель - возрождение могучего демократического и процветающего Российского государства. В современных условиях ЛДПР выдвигает идею патриотизма на первый план, что связано, прежде всего, с необходимостью действовать в национальных интересах Российского государства. Спасти русский народ, а вместе с ним и другие народы России от закабаления и вымирания - историческая задача ЛДПР, всех патриотов России.

В понимании ЛДПР либерализм - это подлинная, а не мнимая свобода. Это, прежде всего, защита гражданских прав и свобод личности людей любой национальности, населяющих Российское государство. В выше указанное определение либерализма по смыслу и содержанию идентично с определением, данным ЛДПР. Этим можно сказать, что данная партия достаточно ясно понимает цели и задачи, которые она сама себе поставила. Главный вопрос в том, какие результаты следуют из поставленных целей и задач? Для того, чтобы выяснить, что для ЛДПР «либеральная политика», следует проанализировать некоторые выдержки из программы этой партии. Например:

) В своей программе по государственному строительству ЛДПР исходит из двух факторов. Во-первых, государственный аппарат должен быть дешевым и эффективным и как можно менее коррумпированным. Во-вторых, государство должно обеспечить равные права и возможности гражданам любой национальности на всей территории России.

) Национальная безопасность для ЛДПР - это мирная жизнь граждан, а также защита их жизни и имущества от посягательства преступного элемента.

) В отношении экономики партия считает, что ее быстрое возрождение возможно при выполнении четырех условий, учитывающих геополитическое и климатическое положение страны, а также российские традиции. Во-первых, государство должно управлять экономическими процессами в стране. Во-вторых, должен быть воссоздан мощный государственный сектор экономики. В-третьих, в силу климатических условий, когда себестоимость нашей продукции всегда будет выше зарубежной, государство должно поддерживать национального товаропроизводителя в его конкурентной борьбе с зарубежными партнерами. В-четвертых, не забывая о Западе и Востоке, основные усилия должны быть направлены на развитие экономического сотрудничества с Югом.

) ЛДПР выступает за сильную социальную политику, которая позволила бы оздоровить обстановку в стране. Цель социальной политики ЛДПР - обеспечить всем трудящимся, каждому гражданину России достаточное материальное благосостояние и цивилизованный образ жизни. При этом задача не только в том, чтобы добиться высокого уровня и современного качества жизни для всех граждан, но и устранить огромное социальное расслоение, сложившееся в нашем обществе. На это направлены конкретные предложения партии и ее законопроекты по социальным проблемам для всех слоев российского общества.

Если судить по представленной программе, то ЛДПР соответствует своему названию - «либеральная партия», так как ее программа направлена на улучшение жизни общества, а «хорошая жизнь общества» зависит, прежде всего от государства. Отсюда вытекают и все остальные преобразования, касающиеся других сфер жизни общества. Таким образом, «либеральная политика» в понятии ЛДПР состоит в развитии и совершенствовании законодательства в социальной сфере, но при условии, что проведение социальной политики возможно только в мощном, едином Российском государстве.

В политической партии СПС фундаментальными ценностями либерализма являются личная свобода и личная ответственность, свобода слова и объединений, разделение ветвей власти, децентрализация власти на основе принципов федерализма и местного самоуправления, верховенство закона, демократический контроль общества над государством, частная собственность, экономическая свобода, равенство прав и возможностей для всех граждан, терпимость к различиям. СПС выражает мысль о том, что политическая стабильность может быть достигнута только в сотрудничестве гражданского общества и демократического государства. «Мы уверены, что только либеральная рыночная экономика способна обеспечить динамичное накопление и справедливое распределение общественного богатства. Разделяя эти ценности и подходы к решению встающих перед человечеством проблем, мы убеждены, что дальнейшее их распространение в России возможно лишь на основе собственного опыта развития либерализма». «Либеральная политика» для «Союза Правых Сил» будет определяться в процессе деятельности этой партии на основе полученного опыта.

Демократический Выбор России рассматривает себя как партию, безусловно, и последовательно либеральную. Общественно-политическое движение «Яблоко» исходно определилось как движение «демократической оппозиции», настаивая на «приоритете прагматизма над идеологией», и лишь в 1996 году его лидеры заявили о стремлении совмещать либеральный и социальный подходы. Оба политических объединения воспринимают либерализм, прежде всего, как «идеологию становления капитализма» в России, оба делают различие между экономическим либерализмом, понимаемым как движение за свободу предпринимательства, конкуренцию, демонополизацию, за гарантии частной собственности, за небольшое, но эффективное государство, - и либерализмом политическим, связанным с борьбой за права человека, становлением гражданского общества и демократии.

Партия «Единая Россия» стремиться в результате своей деятельности видеть «сильное государство, развивающееся гражданское справедливое общество, страну свободных людей». Как сказала «Единая Россия» «Мы хотим видеть Россию государством, в котором неукоснительно соблюдаются Конституция и обеспечивается правопорядок, действуют сильные и ответственные органы власти и правосудия, эффективный государственный аппарат. Россия должна стать страной, в которой сотрудничество всех ветвей власти определяет своей целью благо гражданина». «Либеральная политика» «Единой России» строится на основе приоритетов этой партии: сильная президентская власть как гарантия политической стабильности и незыблемости конституционного строя; контроль общества над властью через партии и общественные объединения; развитие самоорганизации граждан, общественного самоуправления; вовлечение граждан в управление общественными делами; совершенствование законодательства, регулирующего деятельность общественных объединений и их взаимоотношения с государством.

Таким, образом, делая вывод по выше сказанному можно сказать следующее. В данной главе рассматривались вопросы, касающиеся будущего либерализма, а также проявление либерализма в деятельности политических партий. Были рассмотрены различные точки зрения «за» либерализм и «против». Достаточно много тезисов было выдвинуто по поводу того, что у либерализма нет будущего в России. Это подтверждается такими фразами как «России присуща антилиберальная направленность», «Россия - страна с традиционно мощной вовлеченностью государства в хозяйственную жизнь. При каком угодно варианте развития, государственный сектор будет в ней на порядок больше, чем это нормально по стандартам западных экономик. «Двухсекторная модель» с сохранением доминирующего положения за государством практически не оставляет пространства для развития либеральных тенденций. Дискриминация частного сектора грозит превратиться в последовательно проводимый принцип экономической политики».

Аргументы, выдвинутые «за» были более обоснованы. Нельзя категорически заявлять, что либерализму нет места в России, ведь Россия пытается найти наиболее подходящий для себя путь развития, и, в настоящий момент она пытается развиваться именно по либеральному пути.

На сегодняшний день можно сказать, что у России есть начальная база и пример Запада для развития этого направления.

Что же касается политических партий, то выбор стратегии экономических преобразований стал ядром программы современных либералов в России, так как высокий уровень экономики позволит улучшить уровень жизни граждан. Но есть в этом и отрицательная сторона - выбор такой стратегии является главным источником разногласий между различными партиями и движениями. Выбор тактики взаимоотношений с властью в стране, где либерализм, в силу отсутствия корней, не имеет прочного политического влияния, является сложной задачей, поэтому политические партии пытаются найти выход из этой ситуации, выдвигая свои программы.


.3 Либерализм В.В. Путина


Россия вступила в новый век с новым лидером. Его появление на вершинах власти в России было достаточно неожиданным, однако востребованным. Обществу был необходим лидер, уверенно идущий в ногу со временем и достойно представляющий Россию на мировой арене.

Существуют мнения по поводу того, что из себя представляет либерализм В.В. Путина и существует ли он вообще? Стоит выяснить, на какие факторы делает ставку В.В. Путин, какой курс развития он избрал для России. В настоящее время, существуют различные оценки возможных дальнейших действий Президента: одни исследователи склоняются к выводу о том, что в настоящее время Президент сможет еще эффективнее проводить свою политику модернизации. Другие предполагают, что он хочет строить авторитарный режим.

Выбрав президента России, избиратель не потерял практически ничего. Все идеологические симпатии российского избирателя представлены в Думе. Основная победа оказалась за державнической идеологией. Эта победа ложится тяжелым бременем на плечи Владимира Путина. Теперь он является самым главным либералом в структурах российской власти.

Российскому либерализму, у которого есть и социальная база, есть перспектива для выживания. А, кроме того, он нужен и российскому обществу и российской политике. Ведущей политической партией является «Единая Россия», на которую опирается президент. Главная их задача заключается в том, они должны найти общий язык с либерально настроенными слоями избирателей. Новый либерализм нужен и В.В. Путину.

Путин взял на себя руководство Россией, измотанной борьбой за власть и явлениями, сопровождающими распад. По Путину, в России начинается подготовка к новому этапу реформ, цель которых - существенное ускорение экономического роста, усиление борьбы с бедностью и совершенствование инфраструктуры, в первую очередь социальной. Москва «намерена и дальше совершенствовать экономические институты, бюджетную политику, финансовые рынки, банковский сектор, содействовать развитию частного сектора, малого и среднего предпринимательства». Сегодня оздоровлены государственные финансы, экономика демонстрирует высокие показатели роста, ликвидирована зависимость от западных кредитов. Россия превратилась в крупнейшего экспортера нефти, перегнав Саудовскую Аравию, на рынках вооружений вернула себе второе место после США и снова привлекает инвесторов.

Владимир Путин представляет в Кремле новое поколение российских политических деятелей, людей которые родились уже после Второй Мировой войны и знают о ней из книг и со слов старших. Эти люди получили воспитание и образование в советской школе и в советской среде 60 - 70 -х годов. В Советском Союзе они прошли и первые ступени своей служебной карьеры. Но эти люди не затерялись и в условиях либеральных реформ 90 - х годов. Как правило, это трезвые прагматики, но также люди, способные и желающие использовать в качестве опоры в жизни страны и народа все разумные ценности и традиции старой России, Советского Союза и новой демократической России, т.е. восстановить преемственность российской истории и ее естественное место в Европе и Азии.

Владимир Путин пришел к власти в стране в условиях почти чрезвычайных. «Экономическая слабость России, политическое бессилие государства, а также возникшая угроза распада Федерации соединились в одну общую угрозу, и казалось, мало, что может поднять страну, народ которой устал от испытаний ХХ века». В такой обстановке на В.В. Путина и на его команду ложится особая ответственность.

Многие крупные страны мира могут обходиться уже без героев, но Россия еще нуждается в героях. Это наш недостаток, ибо герои не всегда следуют той логике и требованиям, которые выдвинули их к власти. Но для нас появляется важный стимул и возможности для изучения многих проблем в жизни страны и общества.

«Путину досталась Россия, уставшая от олигархической вольницы, со слабой управляемостью, умеренным региональным сепаратизмом», выразившимся в отсутствии единого государственно-правового поля, ослабленной вертикалью власти, большей частью фрагментированной и раздробленной, вялой внешней политикой и, самое главное, - социально расколотая и деградирующая. Сегодня наша страна - наряду с Киргизией - занимает одно из первых мест в мире по показателям социального неравенства - соотношению уровней доходов бедного и богатого населения. Страна переживает сейчас стремительную социальную поляризацию, ведущую к вызреванию классического классового конфликта. Особо важной и главной задачей президента, заявленной в его стратегической программе, является решение социальных проблем, включая проблему низкой заработной платы. Огромные субсидии выделяются из федерального бюджета на социальную сферу. Они идут на установление более низких тарифов на электроэнергию, отопление, газ и железнодорожный транспорт. Эти субсидии должны пойти также на повышение зарплаты и пенсии.

Заявленные в программе президента цели и задачи дают надежду что в скором будущем все измениться и исчезнут проблемы, но в настоящее время программные заявления существуют только на бумаге, и, может быть частично выполняются какие-то условия, но уровень жизни от этого не улучшается.

Резкая дифференциация населения, при которой большинство принадлежит к низшему нищему слою, препятствует процессам формирования групповых интересов и консолидации их в различные политические институты и общности для реализации этих интересов. Вместе с тем, российский вариант либеральной модернизации способствует зарождению и укреплению бюрократического капитала как основной формы коммерциализации отечественной экономики.

Благодаря В.В. Путину укреплена российская государственность, консолидирована политическая власть, восстановлена вертикаль государственного администрирования. «Если раньше 25 % всех законодательных актов субъектов Федерации находилось в противоречии с Конституцией России и с федеральным законодательством, то сейчас -2/3 из них уже приведены в соответствие с Конституцией РФ». Президент стремительно форсирует реформирование политической системы общества, справедливо полагая, что судьба дальнейших экономических и демократических реформ зависит главным образом только от политических решений и коренного пересмотра основ нашей политической системы. Для России предметом политического конфликта сегодня чаще всего выступают вопросы социально-экономического и политического устройства общества, организации государственного управления, проблемы механизмов принятия политических решений и - самое главное - проблемы субъекта политического действия, от имени которого выстраивается политическая и социальная конфигурация социума.

На основе укрепления государственности удалось создать предпосылки для экономического роста, за последние 15 лет - 8% рост ВВП и примерно 9% - рост промышленного производства. Однако в последнее время темпы экономического роста стали замедляться. Это обостряет конфликтное противоборство между либерально-ориентированными представителями правящего класса и государственниками по поводу стратегии экономического развития.

Автор работы считает, что самым проблемным пунктом нынешней политической ситуации в России является отсутствие экономической стратегии развития. До сих пор не прекращается острое противостояние по поводу моделей экономического реформирования России. Сторонники либерального подхода предполагают, что государство должно сделать основной акцент на институциональных преобразованиях и формировании рыночных институтов - разработке законодательства и правил регулирования, сокращении нерыночного сектора и теневой экономики, избирательно поддерживать социальную сферу и образование, но при этом отказаться от активной промышленной политики. Многие известные современники, как Г. Явлинский, М. Горбачев, Л. Млечин и др., исходят из той предпосылки, что саморазвитие экономики при ограниченном государственном участии обязательно выведет ее на траекторию устойчивого роста. Автор частично соглашается с этим мнением, но возможность успешного саморазвития зависит от того, как российская экономика будет реагировать на рыночные сигналы, потому что все происходит совсем не так, как в теории.

В экономической политике для В.В. Путина, главное одно: прибыль от доходной продажи энергоносителей должна в большей степени служить стратегическим целям по модернизации страны. В следующие четыре года Россия собирается сократить свое отставание от западных промышленно развитых стран. Однако Путин хочет добиться скачка вперед путем усиления государства. Развитие частной инициативы, и, прежде всего тех инициатив, которые свойственны гражданскому обществу, вызывает у него подозрения.

Соглашаясь с необходимостью преобразований и формирования рыночных институтов. Но это предполагает наличие политико-экономического проекта, приемлемого и привлекательного для подавляющего большинства российского общества. До сих пор Путин лавировал между двумя этими линиями, не занимая определенной позиции, за что получал критику и справа, и слева. Но сейчас к реализации принята все-таки программа Г. Грефа, отстаивающая либеральный вариант развития (центристская, и более государственно-ориентированная программа В. Ишаева отставлена). Программа Г. Грефа подверглась очень существенной критике за то, что больше отвечает интересам все тех же крупных финансово-промышленных групп, эксплуатирующих природные и финансовые ресурсы общества. Ее основа - ускоренная приватизация и сокращение государственного бюджета, минимизация роли государственного регулирования, что неминуемо ведет к продолжению роста имущественного неравенства и социальной разобщенности. В том же направлении, видимо, пойдет и реформирование крупнейшей естественной монополии - РАО ЕЭС, продавленное Чубайсом благодаря его мастерству аппаратной интриги. Показательным регионом, стало Приморье, в котором зимой 2001 года замерзали более шестидесяти тысяч человек.

Путин заинтересован в ЕС как в важнейшем партнере России в деле проведения модернизации. Он не будет уставать расхваливать перед ЕС российский рынок. Россия надеется уже в скором времени удвоит свои поставки газа и нефти в расширенный Европейский союз.

Путин также не устает подчеркивать, что хочет объединить Россию, как равную державу, с другими ведущими западными странами в единую Европу. Заинтересовать европейцев своими планами он хотел при помощи перспективы связать сырьевой потенциал Сибири и Дальнего Востока с остальной Европой. В ответ Кремль надеется на технологическую поддержку при модернизации экономики.

Политическая стабильность - одно из главных достижений последних лет - была подтверждена и легитимизирована российским народом. Это исключительно важно для экономики. Потребности России в долгосрочных инвестициях, включая зарубежные, едва ли могут быть удовлетворены без четких основополагающих правил для экономики. В последние годы благодаря консервативно-центристскому большинству в думе президент Путин обеспечил принятие законов, которые жизненно необходимы для рыночных реформ. Эти законы облегчили налоговое бремя, либерализовали правила валютного регулирования и позволили провести пенсионную, таможенную и земельную реформы.

Автор работы согласен с выводами многих отечественных историков-исследователей о том, что все достижения России, связанные с реализацией модернизации догоняющего типа, рано или поздно приводили к новому витку все более существенного отката во всех сферах жизнедеятельности и жизнеобеспечения, а сама страна каждый раз оказывалась на обочине общемирового прогресса. Таким образом, модель модернизации догоняющего типа, реализуемая на протяжении XX века тремя разными по своей природе политическими режимами, не оправдала себя и не была воспринята социальной средой. И до тех пор, пока не будет найден собственный национальный органический тип модернизации, Россия будет обречена на отставание и очередные системные кризисы, чреватые самыми серьезными и непредсказуемыми последствиями.

Автор работы считает, что суть проблемы - в органичности и культуре заимствования, в естественности сочетания традиций и новаторства, в целесообразности перенимания иного опыта, другого исторического материала, - словом, в переходе к такому типу развития, когда непременным условием движения вперед становится постоянный диалог общества и государства, социума и власти, «раскрепощение личности и гражданской самоорганизации общества». Только этот вариант исключит логически вытекающую из насильственного навязывания «сверху» десинхронизацию общества и власти, элиты и народа, ибо методы волюнтаристского социального экспериментирования «сверху» себя уже полностью дискредитировали к исходу века. Исходной предпосылкой и целеполаганием модернизации органического типа должна явиться личность, которая, в свою очередь, есть основа, как гражданского общества, так и правового государства.

Практически все аналитики согласны, что современный российский политический режим есть результат завершения демократической революции постсоветского периода. В то же время способы консолидации новой власти заставляют принять в расчет новую логику отношений общества и государства, роль бюрократии в осуществлении планируемых социальных изменений в структуре Российского общества.

В последнее время среди исследователей-политологов, историков и социологов крепнет мнение, что ряд особенностей и тенденций «путинского» режима позволяет сравнить его с некоторыми проявлениями классического неоконсерватизма. В экономической области пытаются восстановить радикал-либеральный курс с присущим ему контролированию социальной стабильностью населения; в политической - усилить властную вертикаль, не посягая, однако, на демократические права общества, сохранившихся с ельцинского времени; в идеологической - реанимировать советскую символику, вроде старого советского гимна и многих ценностей советского прошлого; в области внешней политики - сделать акцент на восстановлении державных позиций России, не обостряя при этом отношений с западными странами, прежде всего с Соединенными штатами Америки; в методах - демонстрировать отсутствие явной публичной позиции при активизации административно-бюрократических, закулисных, скрытых механизмов принятия решений. Таким образом, современный российский политический режим находиться между силами старого порядка, жаждущими реванша, и силами, выступающими за модернизацию по либеральному образцу. Начавшаяся фактическая перестройка основного законодательства и высших институтов власти идут в том же направлении. Цель реформ очевидна: найти приемлемый исторический синтез старого и нового, революции и контрреволюции, модернизации и консерватизма. Для этого стремятся создать национальное демократическое государство, новую политическую элиту, ориентированную на интересы народа.

По своей социально-политической сути стратегия президента Путина (в той или иной исторической форме) выступает как завершающая фаза крупных исторических циклов, связанных, как правило, с радикальными социальными изменениями.

Политический стиль Путина определить нелегко по ряду причин. Президент освоился как публичный, успешный политик, лидер которого Россия долго ждала.

Идеологическая программа Путина - программа, соответствующая его личностно-идеологической стилистике. Она исходит из консервативных ценностей - «моральные устои», «семья», «патриотизм» - и нацелена на превращение жизни россиян в «достойную».

Сегодня эти ценности «проблематизированы», так нет пока нужного дохода от годового ВВП, чтобы профессии социальной структуры стали престижными как в Европе. Перечень проблем задает алгоритм их решения: государство будет действовать через утверждение единообразных правил в экономической деятельности ясно определенных собственников (включая само государство). Перечень предлагаемых реформ на второй президентский срок такой же, как и в ежегодных посланиях Федеральному парламенту РФ: борьба с бедностью, защита экономики от чиновничье-бандитского рэкета, возрождение личного достоинства и внешняя политика национальных интересов.

Подводя итоги, можно отметить, что в России постепенно складывается то, что можно назвать «ситуационным либерализмом» - политические проекты, пытающиеся найти решение непростых социальных, экономических, национальных и других проблем с точки зрения либеральных принципов. Вместе с тем приходится констатировать, что представленный российскими политиками имидж либерализма выдержан в духе неоклассических тенденций, главный акцент в нем делается на идее «цивилизованного капитализма». Однако исследования общественного мнения показывают, что едва можно ожидать серьезных успехов «радикально-либеральной» экономической программы. А это несет в себе угрозу маргинализации тех партий и движений, которые называют себя либеральными. Можно отметить, что либеральные партии в общем выступают за процветание Российского государства, за мощную единую Россию, но у каждой партии разные подходы и способы достижения цели. Для того чтобы достичь единой цели, либеральные партии могли бы совместно решать этот вопрос, но единственным препятствием является - расхождение в способах и средствах достижения цели.

Нас явно ждет эпохальная перемена. Ельцин был предсказуем в своей непредсказуемости. Путин непредсказуемо оказывается предсказуемым. Ельцин был уникальной машиной власти, генерировавшей личную власть в пространстве безвластия. Путин - это власть машины , генерирующей расширяющееся публичное властное пространство. Общество запугало друг друга «безальтернативностью» президентских выборов. И оно не видит безальтернативности, которая существует для самого Путина. У него нет никакого выбора. Он будет делать только то, что может. Он будет проводить инвентаризацию собственности в стране. Он будет отстаивать единообразные правила экономической деятельности. И он будет, поэтому действовать смело и решительно. Иначе - российская экономика, обложенная чиновничье-бандитским оброком, продолжит плодить нищету. Вместо возрождения личного достоинства наступит озверение масс - обнищавших и утративших последнее доверие к власти. И вместо политики «национальных интересов» России придется все глубже влезать в долговую кабалу.

Заключение


Таким образом, либерализм это не только интеллектуальное течение как пытаются представить некоторые авторы, сколько экономическая, социологическая и философская доктрина.

Либерализм это та институциональная среда, которая благодаря эволюции позволяет человеку стать высшей ценностью, и единственным смыслом исторического процесса, если он вообще существует.

В результате работы, автором были выявлены и раскрыты основные принципы либерализма, которые можно выразить тремя словами - индивидуализм, свобода, собственность. Принципы либерализма явились той основой, на которой построена современная западная цивилизация, которая в сою очередь, явилась источником идей либеральной направленности для России.

Либерализм в России имеет свою историю. Своим возникновением он обязан просвещенному абсолютизму Екатерины II. Однако в процессе продолжительной эволюции идеи либерализма претерпели серьезные изменения, связанные со спецификой российской государственности и отсутствием сформированного гражданского общества.

В ходе исследовательской работы было выяснено, что в России не существует чистого либерализма, он тесно переплетается с консервативным течением. Примером этому являются либерально консервативные позиции президента Российской Федерации В.В. Путина и основные положения программ политических партий, а также, различные точки зрения мыслителей и философов.

В целом, в России постепенно складывается то, что можно назвать «ситуационным либерализмом» - политические проекты, пытающиеся найти решение непростых социальных, экономических, национальных и других проблем с точки зрения либеральных принципов. Представленный российскими политиками имидж либерализма выдержан в духе неоклассических тенденций, главный акцент в нем делается на идее «цивилизованного капитализма».

На наш взгляд, либерализация является наиболее приемлемым путем разрешения многих проблем нашего общества. Россия нуждается в национальной идее, которой может стать либерализм как идея полной и неограниченной сверху свободы, свободы равных людей и равенства свободных людей. Однозначно ответить на вопрос, есть ли у либерализма будущее в России сложно, но в настоящее время - это самое оптимальное направление для развития Российского государства.

Список источников и литературы


Опубликованные источники

1.Программа всероссийской политической партии «Единство и отечество» - Единая Россия. - http: // www.edinstvo.ru (25 декабря 2003)

.Программа политической партии ЛДПР. - http: // www.ldpr.ru (25 декабря 2003)

.Программа политической партии «Союз правых сил» (Российский либеральный манифест). Наши либеральные ценности. - http: // www.sps.ru (25 декабря 2003)

Справочные издания

1.Горкин. А.П. История отечества // Энциклопедический словарь. - М.: Большая российская энциклопедия, 1999. - 892 с.

2.Краткий философский словарь. Под ред. доктора философских наук Алексеева А.П. - М.: Проспект, 1998. - 400 с.

Монографии

1.Леонтович В.В. История либерализма в России 1762-1914. - М.: Русский путь, 1995. - 230 с.

2.Шестопал Е.Б. Образы власти в политической культуре. Коллективная монография. - М.,2000. - 102 с.

Журнальные и газетные статьи

1.Валицкий А. Нравственность и право в теориях русских либералов конца XIX - начала ХХ века // Вопросы философии. - 1991. - №8. - с. 12.

2.Капустин Б.Г., Клямкин И.М. Либеральные ценности в сознании Россиян // Полис. - 1994. - №.1. - с. 68-91.

.Капустин Б.Г. Начало Российского либерализма как проблема политической философии // Полис. - 1994. - №5. - с. 23-36.

.Лейберов И.П., Марголис Ю.Д., Юрковский Н.К. Традиции демократии и либерализма в России // Вопросы истории. - 1996. - №2. - с. 3-13.

.Малахов С. В защиту либерализма // Вопросы экономики. - 1998. - №8. - с. 11.

.Новикова Л., Сиземская И. Либеральные традиции в культурно-историческом опыте России // Свободная мысль. - 1993. - №15. - с. 67-80.

.Новикова Л., Сиземская И. У истоков русского либерализма // Свободная мысль. - 1993. - №15. - с. 6.

.Стиглиц Дж. Куда ведут реформы? К десятилетию начала переходных процессов // Вопросы экономики. - 1999. - № 7. - с. 15.

.Струве П.Б. О мере и границах либерального консерватизма // Полис. - 1994. - №3. - с. 131-134.

.Тамбовцев В.Л. Институциональные изменения в российской экономике // Общественные науки и современность. - 1999. - № 4.- с. 21.

.Третьяков В. На второе восшествие Владимира Путина на пост президента Российской Федерации // Российская газета. - 2004. - 29 апреля.

.Хевролина В.М. Внешнеполитические концепции российского либерализма в конце XIX века // Вопросы истории. - 1997. - №10. - с. 27.

.Цимбаев Н.И. Российский феномен «либеральной бюрократии» // Вопросы философии. - 1995. - №5. - с. 32-36.

.Шелохаев В.В. Российские либералы // Вопросы истории. - 1993. - №8. - с. 27-38.

.Шелохаев В.В. Либералы и массы (1907-1914) // Вопросы истории. - 1994. - №2. - с.46-42.

.Шелохаев В.В. Русский либерализм как историографическая и историософская проблема // Вопросы истории. - 1998. - №4. - с.25-26.

Интернет-сайты

1.Алексеева Н., Садчиков А. Консервативно-центристкий либерализм. Время экономического контекста. - http: // www.impressia.ru (11 апреля 2004).

.Алексеева Н., Садчиков А. Либерализм Владимира Путина: мимикрия и здравомыслие. - http: // www.president.strana.ru (21 апреля 2004).

.Андрусенко Л. Государственник и либерал. - http: // www.beta.rg.ru <http://www.beta.rg.ru> (14 апреля 2004).

.Вольчик В.В. Либеральный консерватизм: история и современность. - М. - 2001. - http: // www.scenario.ng.ru (14 апреля 2004).

.Вольчик В.В. Либерализм и благосостояние. - 1999. - http: // www.scenario.ng.ru (21 апреля 2004).

.Вольчик В.В. Экономические реформы 90-х годов XX века: между либерализмом и интервенционизмом. - http: // www.scenario.ng.ru (24 января 2003).

.Львин Б. Тезисы о либеральной реформе. - 1992. - http: // www.scenario.ng.ru (24 января 2003).

.Новиков В. Три источника и три составные части либерализма. - 1999. - http: // www.scenario.ng.ru (24 января 2003).

.Орьяхова З. Есть ли либерализм в России. - 1999. - http: // www.rambler.ru (14 апреля 2004).

.Рар А. Путин делает ставку на власть и силу, не на либерализм. - http: // www.inopresssa.ru (14 апреля 2004).

.Третьяков В. Новый либерализм Путина. - http: // www.inopressa.ru <http://www.inopressa.ru> (14 апреля).

.Сапов Г.Г., Лебедев Г., Найшуль В.А. Либеральная хартия. - 1992. - http: // www.scenario.ng.ru (24 января).

.Яковенко И.Г. Русский либерализм - историческая справка. - 1994. - http: // www.scenario.ng.ru (21 апреля 2004).

.Ясин Е. Скрытый либерализм Путина. - http: // www.inopressa.ru <http://www.inopressa.ru> (14 апреля 2004).


Теги: Возрождение либерализма в России  Диплом  История
Просмотров: 6687
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Возрождение либерализма в России
Назад