Война, народ, победа: взгляд сквозь годы


ВОЙНА, НАРОД, ПОБЕДА: ВЗГЛЯД СКВОЗЬ ГОДЫ


Введение


Великая Отечественная война явилась важнейшим событием уходящего столетия. Это была не только ожесточеннейшая вооруженная борьба многомиллионных армий, но и решительное противоборство государств и народов в экономической, идейно-политической, дипломатической и других сферах. Для Советского Союза конечным ее результатом стала победа, для нацистской Германии - поражение, хотя достичь первого, но избежать второго итога стремились, разумеется, и агрессор и его жертва.

Завершившаяся война предъявила каждой из противоборствовавших сторон свой счет: одной за победу, другой за поражение. И оплата этого счета была различной во всех отношениях, в том числе и в понимании итогов войны, ее последствий и уроков.

Даже спустя более полвека интерес к этим вопросам не только не уменьшился, а напротив, многократно возрос, ибо историческая память не просто регистрирует события, но подвергает их определенному толкованию, деятельно участвует в формировании личности. В этом одна из причин, почему представления о Великой Отечественной войне, ее итогах и уроках за прошедшее после нее время претерпели определенные изменения. В частности, они стали более глубокими и всесторонними потому, что оказались органически связанными с проблемой цены войны. Последняя же является особым противоречивым единством цены победы и цены поражения.

Цена войны выражает, прежде всего, конкретные результаты единоборства - от военной до духовной сферы включительно, уничтожение и ликвидацию одних государств и коалиций и сохранение других, разрушение одной системы мирового устройства и возникновение другой.

Кроме того, она отражает мировые потери и сложный комплекс военных, политических, экономических, дипломатических, духовных, социальных усилий государств и народов как один из результатов противоборства. Наконец, цена войны положила начало тем растянувшимся на долгие годы последствиям, что имели и до сих пор имеют место не только в социально-демографическом, но и во внешнеполитических, экономических, идеологических, геополитических и многих иных проявлениях человеческого бытия.

Цена победы - это лишь часть цены войны, но часть особая: она выражает и результаты, и издержки борьбы народа и его Вооруженных Сил против сильного врага с применением различных приемов и с использованием разнообразных сил и средств. И актуальность этой проблематики не снижается. Злободневность ее обусловили специфические геополитические, территориальные, международно-правовые, социально-экономические, морально-психологические и другие изменения, вызванные войной, а в последующем - распадом Советского Союза, народ которого не только выстоял в беспрецедентном для мировой истории напряженнейшем бескомпромиссном противоборстве, но и разгромил мощнейшую военную машину Германии, ее союзников и сателлитов.

В этих условиях объективное освещение событий войны, ее итогов и уроков приобретает важнейшее значение в формировании исторического сознания народа, особенно поколений, вступающих в самостоятельную жизнь, их образовательного, патриотического и нравственного потенциала.

Важнейшую роль в этом отношении играет отечественная историческая наука. Ее достижения за последние десятилетия очевидны. Введены в научный оборот массивы ранее недоступных документов. Свобода мнений, различные, порой полярные взгляды на события способствуют их изучению и в конечном итоге ведут к более всестороннему освещению истории Великой Отечественной войны. Очевидно и то, что сегодня многие публикации еще служат не столько поиску истины, сколько отражают накал политических страстей в обществе, свидетельствуют о нерешенности ряда важнейших проблем, среди которых цена войны и цена победы занимают первостепенное место.

. Алтарь великой Победы


По древнегреческой мифологии человеческие судьбы вершили три дочери Зевса и Фемиды. С ними древние греки связывали всю земную жизнь человека. Первая - богиня Клото пряла нить фортуны, вторая - Лахесис проводила нить через превратности судьбы, а третья - Атропос перерезала ее, а значит, обрывала жизнь [1]. Сколько же таких оборванных нитей, если следовать легенде, было положено на алтарь великой Победы?

Вне всякого сомнения, человеческие жертвы Советского Союза являются главной составляющей цены Великой Отечественной войны. Правда и то, что процесс выявления людских потерь, затянувшийся на долгие годы, имеет сложную историю [2]. Неопределенность в решении этой проблемы порождала в обществе догадки и предположения, неоправданные сравнения и политизированные мифы.

В середине 80-х годов зазвучали голоса тех, кто стал утверждать, будто СССР победил за счет того, что буквально завалил противника трупами своих воинов. Но так ли это? Трудно найти слова, чтобы выразить всю тяжесть невосполнимых утрат и жертв войны, но нет, наверное, ничего более недостойного, как злорадство по поводу людских потерь. А они для нашей страны, включая военнослужащих и гражданское население, были огромны - около 27 млн человек только убитыми и пропавшими без вести.

Выявление истинных масштабов человеческих потерь Советского Союза включает три периода. Первый период, охватывающий 1941-1945 гг., характерен сокрытием реальных фактов от общественности. Так, в мае 1942 г. Красная Армия южнее Харькова потеряла около 230 тыс. человек погибшими, плененными и без вести пропавшими. А в сводке Совинформбюро от 31 мая было отмечено, что потери советских войск там составили около 5 тыс. человек убитыми и 70 тыс. пропавшими без вести [3]. Однако истинное положение дел раскрывается в письме Верховного Главнокомандующего Военному совету Юго-Западного фронта от 26 июля 1942 г., в котором он без обиняков констатировал: "В течение каких-либо трех недель Юго-Западный фронт ... не только проиграл наполовину выигранную Харьковскую операцию, но успел еще отдать противнику 18-20 дивизий... Если бы мы сообщили стране во всей полноте о той катастрофе - с потерей 18-20 дивизий, которую пережил фронт и продолжает еще переживать, то я боюсь, что с вами (имеются в виду командующий фронтом С.К. Тимошенко и член Военного совета Н.С. Хрущев. - Ред.) поступили бы очень круто..." [4]

Тогда, в суровые годы, подобная практика, может, и была оправданной: на фронте и в тылу необходимо было поднять моральный дух, укрепить веру людей в неизбежность разгрома агрессора. Да и какая из воюющих сторон будет в ходе войны раскрывать свои потери? Впрочем, в той сложной обстановке скрупулезный учет погибших вряд ли был возможным.

Количество погибших за бесчисленные безымянные высоты, за русские, украинские, белорусские, молдавские и прибалтийские села и деревни, при взятии Орла, Белгорода, Киева, Кишинева, Варшавы, Берлина, Кенигсберга, Будапешта, Вены и многих других европейских городов напрямую связано с военным опытом и знаниями командиров и начальников всех рангов, с наличием военной техники, оружия и боеприпасов.

На войне жизнь солдата в огромной степени зависела как от судьбы частей и соединений, армейских и фронтовых объединений, которую определяли не только талант и высокий профессионализм командиров и командующих, так и от места и роли, отведенных им Ставкой ВГК в общей судьбе Вооруженных Сил. Репрессии среди командно-политических кадров, некомплект опытных специалистов в предвоенные годы, низкие укомплектованность и сколоченность воинских формирований уже были предвестниками больших потерь.

Потери зависели и от самих солдат, от их мастерства и находчивости, смекалки и дисциплинированности, знания личного оружия и умения грамотно его применять в бою. Следует также иметь в виду, что к началу Великой Отечественной войны немецкая армия, накопившая боевой опыт в Европе, по праву считалась сильнейшей в мире.

Второй период, связанный с выявлением людских потерь граждан нашей страны в войне, охватывает едва ли не полвека со времени ее начала. Условно его можно разделить на несколько этапов. Первый - это годы культа личности Сталина. В течение 15 лет после войны наши потери оценивались в 7 млн. человек. Эта цифра была обнародована в феврале 1946 г. [5] , хотя в то время руководству страны были известны более точные данные - 15 млн. погибших [6].

Второй и третий этапы соответственно приходятся на "хрущевскую оттепель" и "период застоя". Председатель Совета министров СССР, первый секретарь ЦК КПСС Н.С. Хрущев 5 ноября 1961 г. в письме шведскому премьер-министру Т. Эрландеру указал, что война "унесла два десятка миллионов жизней советских людей" [7]. Через четыре года его преемник на высшем партийном посту Л.И. Брежнев сообщил, что страна потеряла "свыше 20 миллионов человек" [8]. Эти данные и были возведены в ранг хрестоматийных, а следовательно не подлежали сомнению. Таким образом, наряду с очевидным продвижением к истине в истории этой проблемы еще существовали серьезные преграды.

Третий период в исследовании людских жертв Советского Союза в Великой Отечественной войне связан с так называемым процессом перестройки. Характерным для него явилось лавинообразное количество публикаций, посвященных данной проблеме. Однако оказалось, что диапазон введенных в оборот данных слишком велик - от 26-27 млн. до 50 млн. наших сограждан, погибших в той войне. Авторов-"максималистов" не смущало то обстоятельство, что приводимые ими цифры о числе безвозвратных потерь Красной Армии намного превышают не только общее количество служивших в армии и на флоте за все годы войны, но и численность населения СССР, занятого трудовой деятельностью к ее началу [9].

В этой связи стоит напомнить, что "историку противопоказано извращать факты, утаивать их, выпячивать одни за счет других. Ему противопоказано также менять взгляды, трактовку, оценки под воздействием внешних, не связанных с наукой обстоятельств. Историк вправе занимать любую политическую позицию. Его право трактовать исторические события, исходя из этой позиции. Он может менять трактовку и оценки под влиянием новых документов, не известных ранее фактов, в свете дальнейшего развития явления, меняющего его природу. Но всегда его обязанность заключается в неуклонном следовании фактам, учете всей известной их совокупности, учете их значимости, соотносимости, достоверности" [10].

Но где же все-таки истина? То, что советские Вооруженные Силы вместе с пограничными и внутренними войсками потеряли в войне (включая и кампанию на Дальнем Востоке) 8 млн. 668 тыс. 400 человек, было выявлено комиссией Министерства обороны СССР, которую возглавлял заместитель начальника Генерального штаба генерал-полковник (ныне генерал армии. - Ред.) М.А. Гареев [11].

Сложная и серьезная работа по уточнению потерь армии и флота проводилась на протяжении многих лет. Большую помощь комиссии, в состав которой входили специалисты Министерства обороны, ряда управлений Генерального штаба, Института военной истории, оказали сотрудники Госкомстата СССР, Академии наук, архивов страны, Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, других научных учреждений. Этой проблемой занимались также отечественные ученые: Е.М. Андреев, Д.И. Валентей, Д.А. Волкогонов, А.А. Гуркин, Л.Е. Дарский-Толчинский, В.В. Елизаров, В.А. Золотарев, А.И. Круглов, А.А. Исупов, А.Я. Кваша, В.И. Козлов, Г.Ф. Кривошеев, Т.В. Левина, С.Н. Михалев, А.А. Пионтковский, Ю.А. Поляков, С.А. Тюшкевич, С.Я. Щербов и др. [12]

Заключение комиссии и проект постановления ЦК КПСС по поводу публикации данных о потерях личного состава советских Вооруженных Сил в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. были 16 декабря 1988 г. направлены министром обороны СССР Маршалом Советского Союза Д.Т. Язовым в ЦК КПСС [13]. Однако решения об обнародовании материалов комиссии не последовало. 8 февраля следующего года член политбюро ЦК КПСС Э.А. Шеварнадзе сделал следующее замечание по проекту постановления: "Поскольку в широких кругах общественности вполне определенно сформировалось мнение, что потери советского народа в Великой Отечественной войне составили 20 млн. человек, публикация отдельных данных о потерях советских Вооруженных Сил (8,7 млн. человек) может вызвать недоумение и противоречивые суждения" [14]. Далее он высказал мнение, что полную информацию о потерях целесообразно опубликовать после того, как Госкомстат СССР уточнит потери гражданского населения страны. С его точкой зрения согласились М.С. Горбачев, В.А. Медведев, Н.И. Рыжков и А.Н. Яковлев [15].

В это время в отечественной и зарубежной печати росли буквально "эвересты" разноречивых цифр о размерах людских потерь, понесенных советскими Вооруженными Силами и в целом народами СССР в период войны. К этому добавились и непрекращающиеся в средствах массовой информации шельмование армии и флота, обливание грязью людей в погонах. Учитывая все это, Министерство обороны сознательно пошло на нарушение требования пункта 2 постановления ЦК КПСС от 20 февраля 1989 г. об одновременном обнародовании потерь Вооруженных Сил и гражданского населения [16]. В марте 1990 г. на страницах "Военно-исторического журнала" было опубликовано интервью генерала армии М.А. Моисеева - начальника Генерального штаба Вооруженных Сил СССР, где он изложил основные результаты работы комиссии [17]. Завеса секретности, недомолвок, фальсификаций, которая более четырех десятилетий мешала добраться до истины, наконец-то была снята.

Через полтора месяца, 8 мая, Президент СССР в докладе, посвященном 45-летию Победы, заявил, что война унесла почти 27 млн. жизней советских людей [18]. Никогда прежде наша страна не сталкивалась с подобными военными жертвами. Даже за восьмилетний период двух войн - первой мировой и гражданской с их широкомасштабными, часто со смертельным исходом тифозными, холерными, малярийными и прочими эпидемиями было убито, умерло от ран и болезней почти в три раза меньше - 10,3 млн. человек [19].

Дело в том, что Великая Отечественная так же, как и вторая мировая война в целом, отличалась от всех предыдущих решительными целями с обеих сторон, небывало огромным количеством участвующих войск и многократно возросшей убойной силой оружия и военной техники. К тому же она не сводилась лишь к противоборству армий, как это имело место в прошлом. Армия агрессора наносила свои смертоносные удары не только по войскам, но и по гражданскому населению, не делая разницы между фронтом и тылом.

Представление о цене победы и цене войны не будет полным, если не подчеркнуть, что Советский Союз не только принял на себя главный удар нацистской Германии и ее союзников, но и выдержал основную тяжесть борьбы с ними. Дорого обошлась ему и оттяжка с открытием второго фронта в Европе. Наряду с объективными трудностями западных держав она обусловливалась также политическими расчетами и стремлением их лидеров к "экономии своих сил". Смысл и цену нашей победы характеризует и тот исторический факт, что советский народ понес жертвы в борьбе, в которой решался вопрос о его жизни и смерти, судьбе государства, независимом национальном существовании.

С 22 июня 1941 г. и до капитуляции нацистской Германии советско-германский фронт по всем показателям не имел себе равных во второй мировой войне. Так, в 1942 г. его протяженность превысила 6 тыс. км, а общие размеры территории, охваченной военными действиями в 1941-1945 гг., составили около 3 млн. кв. км. Это превышало площадь 12 европейских государств, таких как Англия, Австрия, Бельгия, Дания, Греция, Германия, Нидерланды, Италия, Норвегия, Франция, Финляндия, Югославия, вместе взятые [20].

На различных этапах войны с обеих сторон на советско-германском фронте находилось одновременно от 8 млн. до 12,8 млн. человек, от 84 тыс. до 163 тыс. орудий и минометов, от 5,7 тыс. до 20 тыс. бронетанковой техники (танков, самоходно-артиллерийских установок и штурмовых орудий), от 6,5 тыс. до 18,8 тыс. самолетов. Из 1418 дней Великой Отечественной войны на активные оборонительные и наступательные действия приходится 93% времени [21].

На других театрах второй мировой войны также происходили жестокие сражения, проводились крупные сухопутные и морские операции. Однако именно на советско-германском фронте, который по своей протяженности в четыре раза превосходил суммарные размеры североафриканского, итальянского и западного фронтов, Красная Армия и Военно-Морской флот разгромили главные силы третьего рейха - 607 дивизий. В Северной Африке, Италии и Западной Европе англо-американские войска нанесли поражение 176 соединениям вермахта, причем большинству из них - на завершающем этапе войны, когда судьба рейха была уже предрешена. Из общего количества убитых, плененных и раненых, которых Германия потеряла во второй мировой войне, 72 % людских потерь приходится на советско-германский фронт. И это не случайно. Ведь против Красной Армии одновременно действовало от 190 до 270 наиболее боеспособных дивизий фашистского блока, в то время как англо-американским войскам в Северной Африке противостояло от 9 до 26 дивизий, в Италии - от 7 до 26 дивизий, в Западной Европе - от 56 до 75 соединений.

марта 1945 г. министр пропаганды нацистской Германии Й. Геббельс сделал в своем дневнике следующую запись: "В настоящий момент военные действия на западе являются для противника не более чем детской забавой. Ни войска, ни гражданское население не оказывают ему организованного и мужественного сопротивления, так что американцы - они особенно - имеют возможность разъезжать повсюду... население выходит навстречу американцам с белыми флагами; некоторые женщины опускаются до того, что приветствуют и даже обнимают американцев. При таких обстоятельствах войска не хотят больше сражаться и отходят назад без сопротивления или сдаются в плен" [22].

Советскими воинами была уничтожена и основная часть военной техники агрессора: до 75% танков и штурмовых орудий, свыше 75% авиации, 74% артиллерийских орудий [23]. Ежедневно противник терял в среднем 55 самолетов, 118 артиллерийских систем, 34 танка и штурмовых орудия. Оценивая эти факты, Д. Рейнолдс, историк из Кембриджского университета отмечает, что между июнем 1941 г. и июнем 1944 г., то есть за период от нападения на СССР до англо-американского вторжения во Францию, 93% общих военных потерь вермахт понес в боях с Красной Армией [24].

И еще одна немаловажная деталь, которую "объективные" исследователи второй мировой войны, мягко говоря, игнорируют: советско-германский фронт неизменно притягивал к себе основные группировки оперативных и стратегических резервов вражеской коалиции. За период войны сюда было переброшено с запада (дополнительно к заблаговременно развернутым для нападения на СССР в июне 1941 г.) 268 дивизий, а с учетом вновь сформированных на этом театре военных действий соединений их общее количество составило 434 дивизии.

Решительные наступательные действия Красной Армии велись на тысячекилометровом пространстве, развертывались в глубину на сотни километров. В сражения одновременно вводилось по несколько фронтовых объединений сухопутных войск, Военно-воздушных сил и Войск ПВО страны, оснащенных огромным количеством современных технических средств борьбы.

Кстати, за период войны Красная Армия (без флота) израсходовала свыше 10 млн. тонн боеприпасов, 13,4 млн. тонн горючего, около 40 млн. тонн продовольствия и фуража [25]. Только с декабря 1941 г. по сентябрь 1943 г., то есть на переломной стадии войны, на советско-германском фронте были проведены четыре кампании и более 40 крупных стратегических операций. За этот же период вооруженные силы Великобритании и США осуществили одну кампанию - в Северной Африке и пять наступательных операций на Африканско-Средиземноморском театре войны[26].

Несмотря на то, что Красная Армия сражалась с ударной силой фашистского блока на главном фронте войны, Советскому Союзу приходилось держать значительную часть своих соединений на Дальнем Востоке против сильной японской группировки - Квантунской армии. Этим наша страна оказывала содействие вооруженным силам США и Великобритании на Азиатско-Тихоокеанском театре войны. "На протяжении всей войны в Европе СССР, вынужденно имея отборную двухмиллионную армию на своей дальневосточной границе, - отмечают объективные западные авторы, - сдерживал Японию, с лихвой компенсируя ту помощь по ленд-лизу, которую он получал от Англии и США" [27].

Разгром Германии, возглавлявшей фашистский блок, оказал решающее влияние на ликвидацию советскими Вооруженными Силами миллионной группировки сухопутных войск Японии на Дальнем Востоке. Разгром Квантунской армии (30 % потерь японских войск в войне), утрата источников сырья и промышленных ресурсов Маньчжурии, явился одним из определяющих факторов капитуляции Японии. Действия советских войск сохранили и в Европе, и на Дальнем Востоке жизни многим тыс.ячам солдат и офицеров наших союзников.

Людские потери советских Вооруженных Сил были исключительно велики, о чем свидетельствуют данные таблицы 1.


Таблица 1. Безвозвратные потери Вооруженных Сил СССР в годы Великой Отечественной войны [28]

Виды потерьВсего потерь Из них, граждан Россиитыс. чел.Убитые в боях и умершие от ран при санитарной эвакуации5226,83398,2Умершие в госпиталях от ран1102,8692,9Небоевые потери (умершие от болезней, погибшие в результате происшествий, расстрелянные по приговорам военных трибуналов за воинские преступления555,5372,2Пропавшие без вести и попавшие в плен (вместе с теми, кого призвали по мобилизации, но они, еще не зачисленные в списки войск, были захвачены противником)5059,03459,2Итого11944,17922,5

Следовательно, наибольшее количество человеческих жертв - это убитые в боях, пропавшие без вести и попавшие в плен.

Чтобы сформировать верное, а не предвзятое представление о цене нашей Победы, недостаточно учитывать лишь общие данные о потерях Вооруженных Сил. Факты свидетельствуют, что самые большие потери наших войск относятся к 1941 г. Тогда им пришлось вести самые кровопролитные сражения на всем фронте от Балтики до Черного моря, при этом, к началу войны они не были целиком укомплектованы, отмобилизованы и приведены в боевую готовность. Не секрет, что вероломное нападение агрессора долгое время оказывало отрицательное воздействие и на моральное состояние частей Красной Армии. Для нее период с 22 июня 1941 г. по 18 ноября 1942 г. стал самым тяжким за всю войну: огромными были потери в ходе приграничных сражений, при отступлении, окружении и т.д. Но хотя вермахт имел в ту пору несомненные преимущества в военной технике, оружии, боевом опыте и маневренности, Красная Армия даже в столь тяжелых условиях наносила по врагу ощутимые удары.

Если говорить о возрасте павших воинов, то в основном это самые молодые и дееспособные люди. Так, 74% из 8,7 млн. погибших, умерших от ран и болезней, не вернувшихся из плена - это военнослужащие от 19 до 35 лет, возраст остальных 2 253 800 человек колеблется от 36 лет до 51 года и старше [29]. Ранения, контузии и обожжения получили 15 205 592 человека, из них стали инвалидами 2 576 тыс. Кроме того, за годы войны зафиксировано 3 млн. 48 тыс. серьезно заболевших и 91 тыс. обмороженных [30].

Благодаря самоотверженному труду медиков 73 % раненых после излечения в медицинских учреждениях различного уровня вернулись в строй. Этот результат был бы еще выше, если бы более эффективно решался вопрос об эвакуации раненых в низших тактических звеньях (рота, батальон, полк), выносе их с поля боя [31].

Впрочем, вряд ли и медикам удалось спасти многие жизни, если бы в тылу люди не сдавали свою кровь. Точное число доноров, в основном женщин, назвать довольно затруднительно, но зато известно, что в 1943 г. на фронтах было израсходовано донорской крови 247, 9 тонн, в 1944 г. - 359,6 тонн, а за 1945 г. - 186,3 тонн [32]. Общая цифра израсходованной только за два с половиной года войны крови колоссальна - 793,8 тонн, иными словами целая река.

Ожесточенность боев, сражений и операций, высокая техническая оснащенность армий воюющих государств, огневая мощь и разрушительные свойства оружия - это также причины больших потерь. Каждые сутки на советско-германском фронте выбывали из строя в среднем 20 869 человек, из них безвозвратно около 8 тыс. Самые большие среднесуточные потери приходятся на летне-осенние кампании 1941 г. (24 тыс. человек) и 1943 г. (27,3 тыс. человек) [33].

Крупные потери несли войска Красной Армии и при прорыве хорошо подготовленной обороны противника. Например, на начальных этапах Белорусской, Висло-Одерской, Берлинской и других операций. Но в сравнении с первыми годами войны они были значительно меньшими: безвозвратные потери в 1941 г. составили 27,8% от их общих потерь, в 1942 г. - 28,9%, в 1943 г. - 20,5%, а в 1944 и 1945 гг. - соответственно 15,6% и 7,1% [34].

При этом нужно учесть, что в последние два года войны Красная Армия вела сражения не только во имя независимости своей Родины, но и ради освобождения от германского фашизма народов других стран. За пределами границ своей Отчизны сложили головы 1 099 тыс. наших сограждан. А всего за этот освободительный период общие потери, причем как безвозвратные, так и санитарные, составили около 4 млн. человек [35].

Нельзя не остановиться на еще одной из причин больших потерь Красной Армии, которые в ряде случаев можно было бы избежать. Дело в том, что на фронтах сложилась практика, когда войска, потерявшие наступательные возможности, по приказу свыше вынуждены были продолжать операцию. Как правило, потери наших войск в этих условиях значительно увеличивались.

В безвозвратные людские потери СССР за годы Великой Отечественной войны включены убитые в бою и умершие от ран, пропавшие без вести и не вернувшиеся из плена военнослужащие, партизаны и ополченцы, мирные граждане, умершие от голода и болезней, погибшие при бомбежках и артиллерийских обстрелах, в ходе карательных акций, проводимых оккупантами, все расстрелянные подпольщики, замученные в концентрационных лагерях военнопленные, а также те, кто был угнан в Германию.

Потери среди гражданского населения были особенно велики в прифронтовых районах. Многие города по сути становились полем боя. Вспомним Сталинград, где дрались буквально за каждый дом. Только в августе 1942 г. во время массированных налетов вражеской авиации там погибло свыше 40 тыс. человек мирного населения [36]. Оборвалась жизнь десятков тысяч граждан в результате артиллерийских обстрелов и бомбардировок. Причем повинна в этом не только авиация противника, но отчасти и наша, действовавшая по оперативной необходимости в небе Одессы, Севастополя, Керчи, Новороссийска, Смоленска, Тулы, Харькова, Мурманска и многих других городов.

Нацисты, чтобы сломить волю советских людей к сопротивлению, повсеместно применяли жестокость и насилие. В городах и селах любой житель мог быть арестован по самому незначительному поводу, подвергнут пыткам, расстрелян или повешен. Политика геноцида на оккупированной земле исходила из идеи Гитлера, изложенной им еще в книге "Майн кампф", об уничтожении людей "низшей расы". Она воплотилась в конкретные программы, планы, многочисленные инструкции. Так, "Генеральный план Ост" предусматривал уничтожение славянского этноса в количестве 46-51 млн. человек [37]. "Для нас, немцев, важно ослабить русский народ в такой степени, чтобы он не был в состоянии помешать нам установить немецкое господство в Европе", - говорилось в одном из его положений. В ходе колонизации и германизации "восточного пространства" уничтожению подлежали не только славянские, но и другие народы, живущие на территории СССР, в первую очередь евреи и цыгане.

В последнее время немецкие историки выяснили, что у Гитлера и его окружения были идейные предшественники. М. Шнайдер в книге План Барбаросса исследует взаимосвязь этого плана с теми целями, которые правители Германии ставили еще перед первой мировой войной: уже тогда речь шла об освоении русской территории с целью расширения территории германской и уже тогда в директивах армии ставилась задача конечной расправы с русскими.

Так что планы истребления славян вовсе не были изобретением Гитлера! Это убедительно доказывает и другой немецкий историк Г.Канн в книге Немцы и русские, изданной в Кельне. Оказывается, немецкий кайзер Вильгельм II еще 8 ноября 1912 г. говорил о конечном решении вопроса между немцами и славянами. А в 1915 г. 325 немецких профессоров подписали петицию своему правительству, в которой потребовали от него выдвинуть ультиматум: чтобы граница между Германией и Россией проходила по Волге! И еще один факт: на заседании немецких коммерсантов 24 декабря 1917 г. была принята резолюция, в которой записано требование: Россия должна стать объектом немецкой эксплуатации, что необходимо обеспечить подписанием соответствующих коммерческих и хозяйственных договоров [38].

Словом, Барбаросса - это не некий демонический план маньяка Гитлера, как представляют дело некоторые историки и публицисты, а выражение тех идей, которые еще во время первой мировой войны выдвигала немецкая экономическая, политическая и военная элита.

В свою очередь нацисты готовились к воплощению своей экспансионистской идеи основательно: были отработаны методики массовых расстрелов, использования "душегубок", применения газа "циклон" и печей крематориев в концентрационных лагерях смерти, налажена промышленная утилизация останков миллионов умерщвленных людей. Для исполнения преступных планов были подготовлены соответствующие кадры - профессиональные убийцы. Подобающие зловещим замыслам правила поведения на оккупированной территории методично вдалбливались в голову каждого солдата вермахта. В "Памятке немецкого солдата" было записано: "У тебя нет сердца и нервов, на войне они не нужны. Уничтожь в себе жалость и сострадание, убивай всякого русского, не останавливайся, если перед тобой старик или женщина, девочка или мальчик. Убивай, этим самым спасешь себя от гибели, обеспечишь будущее своей семьи и прославишься навек" [39].

Истребление мирного населения проводилось путем массовых расстрелов, в том числе и грудных детей, сожжения людей заживо в закрытых помещениях, как это было в Хатыни, сотнях других сел и городов. Широко применялись удушение газом в стационарных и походных (на автомобилях) газокамерах, преднамеренные прививки инфекционных заболеваний. Чтобы скрыть следы массовых расстрелов и удушения в газокамерах, нацисты нередко угоняли население той или иной деревни в безлюдные места, где и проводили акции истребления. 628 белорусских деревень и сел были сожжены дотла вместе с жителями [40]. За 26 месяцев хозяйничанья в Смоленске и его окрестностях нацисты уничтожили свыше 135 тыс. жителей и военнопленных, более 87 тыс. смолян были угнаны на принудительные работы в Германию [41]. В Брянске количество истребленного гражданского населения достигло 50 тыс. человек, в Ростове-на-Дону - 40 тыс., в Краснодаре - 13 тыс., в Орле - свыше 11 тыс. человек [42]. Такая же участь постигла жителей тысяч других населенных пунктов России, Украины, Белоруссии, Молдавии, Литвы, Латвии и Эстонии.

Тяжелейшие испытания выпали на долю ленинградцев. За 900 дней блокады противник сбросил на город 107 тыс. фугасных и зажигательных бомб, выпустил 150 тыс. тяжелых артиллерийских снарядов. Люди гибли при орудийных обстрелах и налетах авиации, но еще больше от голода и болезней. Город вымирал, но не сдавался. Смерть не щадила никого: уходили из жизни молодые и старые, женщины и дети. Нередко люди падали на улицах и больше не поднимались, в своих квартирах ложились спать и засыпали навеки. Часто жизнь жителей северной столицы России обрывалась прямо на рабочем месте. Мертвых свозили на окраину города, на пустырь, что рядом со старой Пискаревской дорогой. Так возникло известное ныне всему миру, страшное по своей сути Пискаревское кладбище. От бомбежек и артиллерийского обстрела погибли 16 747 человек, получили ранения 33 782 ленинградца, 641 тыс. человек преждевременно ушла из жизни в результате смерти от голода [43].

На оккупированной советской территории было истреблено более 7,4 млн. человек мирного населения: в РСФСР - 1,8 млн., на Украине - 3 256 тыс., в Белоруссии - 1 547 тыс., в Литве - 370 тыс., в Латвии - 313 800, в Эстонии - 61 307, в Молдавии - 64 246, в Карелии - более 8 тыс. человек [44].

Из 5 269 513 человек, угнанных в Германию, 2 164 313 умерли в неволе [45]. Основными причинами высокой смертности среди "остарбайтеров" являлись непосильный, буквально каторжный труд, плохое питание и жестокое обращение лагерной администрации либо хозяев. К общим потерям СССР следует отнести 451,1 тыс. так называемых невозвращенцев из числа восточных рабочих и бывших военнопленных, освобожденных англо-американскими войсками, а также тех, кто служил немцам и из страха перед справедливым возмездием боялся возвращения домой [46].

С учетом погибших на принудительных работах в Германии итоговая величина жертв гражданского населения СССР составляет свыше 13 684 тыс. Следовательно, более половины всех людских потерь - это мирные граждане, оказавшиеся на оккупированной врагом территории, превращенной им в огромный лагерь смерти.

Нельзя обойти и еще одно печальное последствие войны: резко изменилось соотношение мужского и женского населения трудоспособного возраста. Например, в Краснодарском крае на 100 мужчин в возрасте от 16 до 55 лет приходились 332 женщины того же возраста, в Ставропольском крае - 260, в Воронежской и Курской областях - по 295, в Ростовской - 248, в Сталинградской области - 298 [47]. На такое соотношение полов отрицательное влияние оказали оккупация противником значительных территорий, мобилизации и призывы мужчин в Вооруженные Силы, безвозвратные потери среди военнослужащих. Столь же неблагоприятная обстановка, связанная с убылью мужского населения, складывалась во всех регионах Советского Союза.

Почти каждая пятая замужняя женщина в России потеряла в войну мужа; многие из девушек так и не смогли вступить в брак. Особенно тяжелая ситуация в этом отношении сложилась в сельской местности, откуда в результате войны, а потом и миграции выбыло большинство мужского дееспособного населения. Длительный разрыв супружеских связей в войну привел к снижению рождаемости. Низшая точка рождаемости пришлась на 1943 г., когда ее показатель уменьшился по сравнению с 1940 г. в 2,8 раза в городе и 3,2 раза в деревне [48]. В этом причина "демографической ямы" в 60-70-е годы.

Справедливо говорят, что у войны разные лица: жестокое и милосердное, живое и мертвое, но самое трагичное - это детское. Именно дети как самая уязвимая часть населения оказались в первую очередь жертвами военного лихолетья. Труднее всего пришлось тем, кого война лишила родителей, близких. Число сирот, оставшихся к тому же без крыши над головой, росло быстрее, чем они могли найти приют в других семьях, чем могли вместить детские дома, специальные ремесленные, суворовские и нахимовские училища, дома ребенка, детские приемники-распределители.

О том, что огонь войны опалил детство многих, убедительно свидетельствуют архивные документы, получившие огласку лишь в последнее время. Дело в том, что по международной конвенции солдаты моложе призывного возраста не имеют права носить оружие, а тем более участвовать в боях. И все же мальчишки самыми разными путями стремились попасть на фронт. Сотни ребят на товарных платформах, под брезентом, а то и, если повезет, в теплушках устремились на запад. Их задерживали, возвращали в тыл, но самые отчаянные снова и снова убегали из дома, всеми правдами и неправдами оказывались в боевых частях. Каждому из них хотелось стать сыном полка.

Порой на пепелище, в полузасыпанной землянке или прямо на дороге подбирали солдаты замерзшего, голодного, заплаканного мальчишку, оставшегося сиротой. Его, прежде всего, обогревали и кормили. Бывало, что уже на следующий день очередной сын полка появлялся в перешитой по размеру шинели, гимнастерке, брюках, находились для него и подходящие сапоги.

Более 25 тыс. сирот нашли приют в солдатских землянках и армейских штабах, стали сыновьями полков, столько же их находилось на боевых кораблях и в партизанских отрядах [49]. За участие в боевых действиях более 200 тыс. детей были награждены боевыми орденами и медалями, из них более 20 тыс. - медалью "За оборону Москвы", 15 249 человек - медалью "За оборону Ленинграда", а шестеро посмертно удостоены звания Героя Советского Союза [50].

На оккупированной врагом территории дети испытали на себе все жестокости установленного оккупантами "нового порядка": голод и холод, тяжелый труд, массовые казни, издевательства, геноцид. Но страшнее всего вместе со взрослыми оказаться в концентрационном лагере. Там малышей превращали в доноров и подопытных "кроликов", мало кому из них удалось выжить. 6 октября 1989 г. Совет министров СССР принял постановление "О предоставлении льгот бывшим несовершеннолетним узникам фашистских лагерей"[51]. Им были предоставлены те же льготы, что и участникам войны.

Проблема детских судеб в условиях войны и после нее имеет и другие аспекты, в частности, морально-этический. Связана она с многочисленными фактами рождения детей, чьими отцами были военнослужащие оккупационных войск вермахта и СС [52]. Как правило, это результат сексуального насилия женщин и даже девочек подросткового возраста. Причем если в других странах, оккупированных гитлеровцами, командование вермахта на такие "шалости" своих военнослужащих смотрело сквозь пальцы, то на территории СССР за это строго взыскивалось, но причина тут не в морали, а в расистских соображениях.

Тем не менее, в конце 1942 г. ставка Гитлера располагала сведениями о том, что около 3 млн. солдат вермахта имели насильственные и ненасильственные связи с местными жительницами. Германские исследователи подсчитали, что к концу войны на советской территории побывало почти 11 млн. немецких военнослужащих, от которых родилось около 3 млн. детей, в то время как во Франции, Бельгии, Нидерландах, Дании и Норвегии таких новорожденных оказалось менее 200 тыс. [53]. В связи с тем, что отношение советского государства и общества было негативным к таким матерям и их детям, то тем и другим приходилось всеми правдами и неправдами это скрывать. Существовала и обратная сторона этой "медали". По данным ФРГ, изнасилованные и неизнасилованные военнослужащими Красной Армии в советской зоне оккупации немецкие женщины родили около 292 тыс. детей [54].

Страшная панорама войны не может быть всесторонне оценена без учета косвенных людских потерь. Принято считать, что это разница между фактическими темпами роста населения в годы войны и теми, которые могли бы быть в мирное время (помимо прямых людских потерь в войне). По подсчетам ученых, такие косвенные потери составили для СССР 23 млн., а для России - 14 млн человек.

За четыре года войны в стране было мобилизовано 29,5 млн. человек. А всего за этот же период надели шинели (с учетом уже служивших в начале войны) 34,4 млн. человек. Оторванная от прежней жизни многомиллионная масса самых трудоспособных людей по своей численности равнялась населению Дании, Нидерландов, Норвегии, Швеции и Финляндии [55]. В областях, краях и республиках Российской Федерации было призвано 21 187 600 человек, или 67% от общего числа мобилизованных в Советском Союзе [56].

После окончания войны из 34,4 млн. человек, носивших военную форму, в армии и на флоте оставались 12,8 млн. человек; из них более миллиона находились в госпиталях и других медицинских учреждениях. В ходе войны 3 798 200 военнослужащих были демобилизованы или уволены по ранениям, увечьям и болезням, причем свыше 2,5 млн. человек так и остались инвалидами. 3 614 600 военнослужащих были переданы в промышленность, в состав местной ПВО и военизированной охраны; 1 425 тыс. человек поступили на укомплектование войск и органов НКВД, военных формирований других ведомств, а также для прохождения службы в соединениях и частях Войска Польского, чехословацких и румынских формирований, 436,6 тыс. по решению военных трибуналов были отправлены в места лишения свободы, 206 тыс. человек отчислили как неблагонадежных и по другим причинам; 212,4 тыс. человек - это так и не выявленные дезертиры, пропавшие без вести из войск внутренних военных округов и другие военнослужащие, исключенные из списков частей [57].

А каковы потери противника? Прежде всего, отметим, что до нападения на СССР нацистская Германия достигла своих целей в Европе малой ценой. Так, к 22 июня 1941 г. общие потери вермахта убитыми, ранеными, пленными, пропавшими без вести в войне с Польшей, Францией, на Балканах и острове Крит, при захвате Дании и Норвегии, при бомбардировке английских городов, в Северной Африке и Атлантике составили около 300 тысяч человек [58].

Однако, на советско-германском фронте картина изменилась. Начиная с первого дня агрессии кровавые потери германских вооруженных сил резко возросли. Командование вермахта в годы войны преднамеренно их занижало, в то время как потери советских войск систематически преувеличивало. Так, летом 1941 г. оно сообщило, что восточнее Киева взято в плен 665 тыс. советских военнослужащих. Однако известно, что к началу Киевской операции Юго-Западный фронт имел в своем составе 627 тыс. человек, при этом часть войск отошла на восток еще до окружения, а позже из кольца противника вышли еще 150 тыс. человек. Если судить только по немецким документам, то вермахт и под Севастополем вместе с прилегающими к нему районами пленил людей больше, чем их фактически было в составе действовавших там советских группировок [59].

Анализ людских потерь вооруженных сил Германии и ее союзников свидетельствует, что они из года в год возрастали. По сведениям генерального штаба сухопутных войск, в первых пяти кампаниях (с 22 июня 1941 г. по 1 января 1944 г.), то есть за 30 месяцев и 9 дней, противник потерял около 5 млн. человек убитыми, пленными, пропавшими без вести и ранеными [60]. В последующих трех кампаниях (с 1 января 1944 г. по 15 мая 1945 г.), то есть за 16 месяцев и 15 дней, его потери, исключая пленных и сложивших оружие согласно акту о капитуляции, составили еще 3 600 тыс. человек. Незадолго до окончания войны Гитлер в одном из своих выступлений заявил, что Германия потеряла 12,5 млн. человек, из них половина - убитыми [61]. Тем самым он опроверг информацию своих сподвижников о потерях рейха, явно заниженную.

Уже после войны бывший начальник штаба оперативного руководства верховного главнокомандования (ОКВ) генерал-полковник Йодль оценил потери вермахта в 12,4 млн. человек, из них 2,5 млн. убитыми, 3,4 млн. пропавшими без вести и пленными, 6,5 млн. ранеными [62]. Официальная версия правительства ФРГ гласила, что безвозвратные потери вооруженных сил Германии во второй мировой войне составили 4 192 тыс. Однако она расходилась со сведениями "Wast" - справочной службы вермахта по учету военных потерь и военнопленных. По информации этой службы третий рейх (с учетом призванных из Австрии, жители которой после аншлюса в марте 1938 г. стали считаться гражданами Германии) потерял убитыми, умершими от ран и не вернувшимися из плена 4 300 тыс. человек.

Столь разноречивые сведения обусловлены отчасти и сложностью подсчета. Дело в том, что с января по май 1945 г., когда германские войска терпели одно поражение за другим, в работе штабных органов вермахта уже не было прежней четкости: нарушился систематический учет личного состава, в донесениях о потерях появились неточности и противоречия. В еще большей степени это касалось тыловых и обслуживающих частей и учреждений немецкой армии, а также войск ее союзников.

Известно, что в приложении к закону ФРГ "О сохранении мест захоронения" общее число поименно указанных немецких солдат, чей прах покоится на бывшей территории СССР и восточноевропейских стран, составляет 3 226 тыс. человек [63]. Однако это не полные сведения: они касаются только стопроцентных" арийцев.

Нельзя не заметить, что исследователи ФРГ не относят к своим потери других государств, граждане которых воевали в составе вермахта или служили в войсках СС. Имеются в виду судетские немцы, хорваты, боснийцы, фламандцы, чехи, поляки, русские, украинцы, литовцы, латыши, эстонцы и другие. Что тогда говорить о "хиви"?* В каждой пехотной дивизии их было до 10%, а в транспортных колоннах и того больше - около 50%. Эти так называемые добровольные помощники зачислялись на довольствие немецкой армии, но среди потерь не учитывались.

И еще об одном противоречии. Потери войск СС, подчинявшихся армейскому командованию, зафиксированы в статистических отчетах сухопутных войск, однако аналогичные сведения, касающиеся службы безопасности, гестапо, эсэсовских формирований, чиновников оккупационной администрации и уголовной полиции, в документах вермахта отсутствуют. Но ведь именно эти категории лиц, устанавливавших "новый порядок" на захваченных оккупантами территориях, за совершенные ими злодеяния несли немалые потери от рук партизан и подпольщиков.

Судя по немецкой статистике, количество выбывших из строя в связи с ранениями, болезнями или обморожениями в 2,5-3 раза превышало число убитых [64]. Если это так, то общие потери вооруженных сил третьего рейха должны быть значительно больше, чем это указано в обнародованных документах.

В целом вторая мировая война, развязанная нацистской Германией, обернулась для нее и ее сателлитов не меньшей людской трагедией. Достаточно указать, что только общие людские потери ее вооруженных сил за период с 1 сентября 1939 г. по 9 мая 1945 г. составили 13 448 тыс. человек, или 75,1% от числа мобилизованных в годы войны. Иначе говоря, это 46% всего мужского населения Германии и Австрии (данные на 1939 г.). Такую кровавую цену заплатили немецкий и австрийский народы за преступную авантюру Гитлера. Безвозвратные людские потери вооруженных сил Германии на восточном фронте выражаются цифрой 7 181,1 тыс. военнослужащих, а вместе с союзниками (Венгрия - 809 066, Италия - 92 867, Румыния - 475 070, Финляндия - 84 377, Словакия - 6765 человек) - 8 649,3 тыс. человек. Если же к ней прибавить раненых и больных, не вернувшихся в строй по состоянию здоровья (инвалидов), то потери одних только военнослужащих армий фашистского блока составят более 10 млн человек [65].

Тем не менее, безвозвратные потери Вооруженных Сил СССР (вместе с потерями союзников, соединения и части которых воевали в составе советских фронтов, а их более 76 тыс. человек), превышают потери противника в 1,3 раза. Такое неблагоприятное для нас соотношение, особенно связано с первым периодом Великой Отечественной войны. Тут сказался, разумеется, фактор неготовности войск приграничных военных округов к отражению массированных ударов вермахта, другие просчеты советского политического и военного руководства, накануне и в начале войны. Попытки представить потери агрессора меньшими, чем они были в действительности (это и поныне практикуют некоторые исследователи и публицисты), не только искажают историческую правду, но и свидетельствуют о предвзятости тех, кто стремится сознательно умалить подвиг советского народа в Великой Отечественной войне.

Следует отметить еще один примечательный факт. За годы войны потери среди гражданского населения третьего рейха - погибшие от бомбежек и наземных военных действий, пропавшие без вести и павшие жертвами фашистского террора - составили 3 300 тыс. человек [66]. И если бы Красная Армия, придя в Германию, поступала бы с мирным населением и военнопленными так же жестоко, как нацисты обращались с советскими людьми, то потери были бы куда значительнее. Напомним, что военные действия на территории нашей страны велись свыше трех лет; при этом кровавый фронтовой каток прошелся по ней дважды: с запада на восток и обратно, что и повлекло за собой огромные потери среди гражданского населения. В Германии, на территории которой боевые действия продолжались менее пяти месяцев, подобного не случилось.

Квантунская армия в ходе кампании советских войск на Дальнем Востоке (август-сентябрь 1945 г.) потеряла убитыми 83,7 тыс. человек и пленными 640,1 тыс. военнослужащих, среди них 609,4 тыс. японцев, 16,1 тыс. китайцев, 10,3 тыс. корейцев, 3,6 тыс. монголов, 0,7 тыс. маньчжуров и граждан других национальностей. А общие потери Японии за всю войну составили 2,5 млн. человек (в основном это военнослужащие); свыше 270 тыс. ее граждан стали жертвами американских атомных бомбардировок городов Хиросима и Нагасаки [67].

В истории человечества вторая мировая война, в которой участвовало 61 государство с населением в 1,7 млрд. человек явилась самой разрушительной и самой кровопролитной. В течение шести лет шло массовое уничтожение людей. Из более чем 110 млн. человек, призванных под ружье, что на 40 млн. больше в сравнении с первой мировой войной, половина - это убитые, раненые, инвалиды (в 5 раз больше, чем в 1914-1918 гг.) Миллионы мирных людей и военнопленных были уничтожены агрессором. Из 18 млн. граждан Европы, оказавшихся в концентрационных лагерях, нацисты истребили 11 млн. человек.

На судебном процессе в Нюрнберге среди многочисленных свидетельств были представлены фотодокументы так называемого оркестра смерти, организованного из заключенных Яновского концентрационного лагеря. Композиторам из их числа было приказано написать музыку Танго смерти, под которую совершались экзекуции. Комендант лагеря оберштурмфюрер Вильгауз по случаю 54-летия Гитлера отобрал из заключенных 54 человека и лично их расстрелял. Этот же Вильгауз имел обыкновение ради спорта и удовольствия жены и дочери стрелять из автомата с балкона канцелярии лагеря по заключенным, работавшим в мастерских, а, чтобы доставить приятные ощущения своей девятилетней дочери, заставлял подбрасывать в воздух двух-четырехлетних детей и стрелял в них. Дочь аплодировала и кричала: Папа, еще, папа, еще!. И он стрелял [68].

О многом говорит статистика смертей в немецких концентрационных лагерях. Так, из 235 тыс. английских и американских военнопленных в концентрационных лагерях умерли 8 300, или 3,5 %. А из 5 700 тыс. советских военнопленных (в огромном большинстве это были русские) от голода и болезней умерли либо были расстреляны около 3 300 тыс. человек, или 57 % [69].

Ожесточенные сражения на полях Великой Отечественной войны обусловили огромные потери в военной технике и оружии. Наибольшими для советских войск они были при отступлении в 1941 и 1942 гг.: в стрелковом вооружении - 62%, в танках и САУ - 36,8% (в основном образцы устаревших типов). В 1943-1944 гг. убыль бронетанковой техники возросла от противотанковых средств противника, особенно при прорыве укрепленных оборонительных рубежей. Максимальные потери в орудиях и минометах (65,7%) также имели место в первый период войны. При отступлении по бездорожью, а тем более при выходе из окружения их, как правило, приходилось оставлять, чаще всего из-за отсутствия средств тяги.

Буквально в первые дни войны огромный урон понесла авиация, но все-таки еще большими они были в 1943 и 1944 гг. - 48,5%, так как именно в это время велась ожесточенная борьба за господство в воздухе. Большая часть потерь в авиации приходится на небоевые утраты. Они связаны с сокращением сроков подготовки летчиков, а значит, их недостаточными навыками в освоении новой техники, сложными погодными условиями и плохим техническим оборудованием аэродромов, а иногда и с недисциплинированностью летного состава и руководителей полетов. Небоевые потери самолетов возникали также вследствие их конструктивных недостатков и недочетов в производственной технологии.

В среднем в советских войсках ежесуточно выбывало из строя 11 тыс. единиц стрелкового оружия, 68 танков, 224 орудия и миномета, 30 самолетов. А при проведении Прибалтийской, Киевской, Воронежско-Ворошиловградской и других оборонительных операций ежесуточные потери в стрелковом вооружении достигали почти 20-30 тыс. единиц, в танках - 90-290 единиц, в орудиях и минометах - 200-520 единиц, в боевых самолетах - 30-100 единиц. Значительными были наши утраты в период проведения Курской битвы и Берлинской наступательной операции: ежесуточно выбывало 80-90 танков, 90-210 орудий и минометов, 25-40 самолетов.

За годы войны противник уничтожил 1014 кораблей и катеров различных классов, из них 314 надводных кораблей и подводных лодок, 139 торпедных катеров, 128 морских охотников за подводными лодками, 77 бронекатеров, 168 катеров-тральщиков, 188 сторожевых и других катеров [70].

История не знала таких разрушений, такого варварства и бесчеловечности, каким был отмечен кровавый путь нацистов по советской земле. Ущерб от прямого уничтожения и разрушения материальных ценностей на территории СССР составил почти 41% потерь всех стран, участвовавших в войне, государство лишилось около 30 % своего национального богатства.

Полностью или частично превратились в руины или были сожжены 1710 городов и поселков, более 70 тыс. сел и деревень. Враг уничтожил свыше 6 млн. зданий, 25 млн. человек лишились крова, 300 тыс. семей только в Белоруссии, а в целом по стране 2 млн. человек были вынуждены жить в убогих землянках [71]. В РСФСР, где оккупации подверглись 23 области, края и автономные республики, почти полностью были разрушены такие крупные города, как Воронеж, Калинин, Новгород, Орел, Псков, Ростов-на-Дону, Смоленск и многие другие. А Сталинград, Севастополь, Новороссийск, Керчь представляли собой после их освобождения сплошные руины. Около 32 тыс. крупных и средних промышленных предприятий были выведены из строя. Значительный урон был нанесен сельскому хозяйству. Оккупанты разграбили 98 тыс. колхозов, 1876 совхозов, 2890 машинно-тракторных станций [72].

В результате боевых действий серьезно пострадала инфраструктура железнодорожных, шоссейных, морских, речных и воздушных коммуникаций. Что касается ущерба, нанесенного, например, железным дорогам, то на оккупированной территории СССР было разрушено 47 801 км главных и 15 180 км станционных путей, 1870 мостов общей протяженностью 189 км, около 12 тыс. труб и малых мостов, 4100 станций, 317 паровозных депо, 3200 гидроколонок, 1600 водонапорных башен, 1200 насосных станций, 129 ремонтных заводов и около 500 тыс. проводо-километров связи. Объем разрушений земляного полотна составил около 10 млн. кубических метров [73].

Беспрецедентному варварскому опустошению подверглись центры и объекты культуры, духовности и национальные святыни. Среди них 427 разграбленных музеев, 1670 уничтоженных и поврежденных церквей, соборов, храмов, монастырей, синагог, костелов, молитвенных домов, сотни библиотек и архивов, 180 млн. украденных книг, 564 тыс. утраченных художественных произведений и многое другое [74].

В целом, общие материальные издержки СССР в войне составили 2 трлн. 469 млрд. рублей, в том числе бюджетные расходы на войну - 582,4 млрд. рублей, а косвенные издержки - 1 трлн. 307,6 млрд. рублей (в довоенных ценах). Если оценить размер общего ущерба, причиненного оккупантами общественному и личному имуществу, то он составляет 679 млрд. рублей (в довоенных ценах): государственным предприятиям и учреждениям - 287 млрд. рублей, колхозам - 181 млрд. рублей, кооперативным, профсоюзным и другим общественным организациям - 19 млрд. рублей, сельским и городским жителям - 192 млрд. рублей [75]. Нанесенный войной экономике СССР урон в стоимостном выражении в 20 раз превышал национальный доход страны в 1940 г. [76]. Больше всех союзных республик пострадали Россия, Украина и Белоруссия. Их ущерб оценивается в 249 млрд. рублей (в довоенных ценах) [77].

Возможно, эти колоссальные суммы, выражающие материальные потери страны, будут более убедительными, если их выразить через эквивалент национальной денежной единицы США. Для этого потребуются несложные арифметические действия. Ведь известно, что по официальному курсу валют 1940 г. американский доллар равнялся 5,3 советского рубля [78].

О том, какой урон нанесла германская военщина русской земле, советскому государству и его народу, какие жертвы были принесены на алтарь Победы, какие невзгоды пришлось испытать всем нашим соотечественникам в годы военного лихолетья должны знать и помнить не только люди старших возрастов переживших войну, но и подрастающие и будущие поколения. Победа выстрадана всем нашим народом, она бесценна на все времена. И кощунственно выглядят попытки бросить на нее тень.


. Итоги войны


В ночь на 9 мая 1945 г. все радиостанции Советского Союза работали без обычного ночного перерыва: ожидалось чрезвычайное сообщение из Берлина. Наконец, в 2 часа 10 минут в эфире прозвучала долгожданная миллионами людей весть о великой Победе советского народа над германским фашизмом, о капитуляции Германии. А спустя 107 дней было погашено пламя войны, бушевавшее в Юго-Восточной Азии, на Дальнем Востоке и в бассейне Тихого океана: 2 сентября капитулировала и Япония. Вторая мировая война окончилась.

В связи с окончанием войны численность советских Вооруженных Сил была сокращена с 11,3 млн. до 2,8 млн., упразднен Государственный комитет обороны, прекратила деятельность Ставка Верховного Главнокомандования, количество военных округов в 1945 - 1946 гг. уменьшилось с 33 до 21.

В сентябре 1945 г. наши соединения были выведены из Северной Норвегии, в ноябре - из Чехословакии, в апреле 1946 г. - с датского острова Борнхольм, в мае - из Маньчжурии и Северного Ирана, в декабре 1947 г. - из Болгарии и в 1948 г. - из Кореи. Значительно снизилось количество советских войск, остававшихся в Восточной Германии, Польше, Румынии, в районах Поркалла-Удд и Порт-Артура. Военные расходы с 43 % бюджета в 1945 г. сократились до 17,9 % в 1948 г. [79]].

За прошедшее с той поры время родилось три поколения людей нашей планеты. Победа над германским фашизмом и японским милитаризмом уходит все дальше в глубь истории. Но жизнь показала, что послевоенные десятилетия прошли под знаком воздействия этого события на все страны и народы. Конечно, их влияние было неодинаковым на побежденных и победителей, а тем более на страны, непосредственно не участвовавшие в той войне. В исторической ретроспективе оценка победы над фашизмом также была неоднозначной, особенно в связи с решением проблемы послевоенного устройства мира, вопросов предотвращения новых войн - мировой и локальных, обеспечения национальной, региональной и глобальной безопасности.

Происшедшие в 80-90-х годах перемены в международных отношениях, окончание "холодной войны", распад Советского Союза, новая расстановка сил в Европе и на мировой арене, выявили настоятельную необходимость по-новому оценить многие события Великой Отечественной войны, в том числе и на основе ранее не известных фактов и документов. К тому же перелом в жизни страны позволяет, сопоставляя как ближайшие результаты, так и отдаленные последствия былого противоборства, увидеть в прошлом то, что не замечалось ранее.

Зададимся, к примеру, таким вопросом: когда закончилась война с Германией? Вопрос звучит на первый взгляд необычно. Ежегодно 9 мая наша страна празднует день Победы. Однако в соответствии с международным правом война считается завершенной только тогда, когда официально объявлено о прекращении военного противостояния государств и между ними заключен мирный договор. Согласно этим критериям состояние войны между СССР и Германией с юридической точки зрения закончилось лишь 25 января 1955 г. Именно в тот день был подписан указ Президиума Верховного Совета СССР "О прекращении состояния войны между Советским Союзом и Германией", утвержденный второй сессией Верховного Совета 10 февраля. Этот указ стал основой для заключения осенью 1955 г. мирного договора между СССР и ГДР. 24 сентября Президиум Верховного Совета СССР своим указом утвердил в соответствии с представлением Совета министров СССР соглашение об установлении дипломатических отношений между СССР и Германской Федеральной Республикой, достигнутое в Москве еще 13 сентября во время переговоров между правительственными делегациями Советского Союза и Германской Федеральной Республики [80].

Такой почти десятилетний разрыв между фактическим завершением военных действий и международно-правовым оформлением окончания войны был обусловлен несколькими причинами: отсутствием в Германии правомочного национального правительства, функции которого по сути взяли на себя представители держав-победительниц; расколом послевоенной Германии и образованием на ее территории двух государств, противостоявших друг другу в условиях "холодной войны"; напряженной международной обстановкой с середины 50-х годов, обусловленной курсом западных государств на возрождение военной мощи Германии в лице ФРГ и на вхождение ее в НАТО; созданием Организации Варшавского Договора и началом противостояния между двумя блоками.

В советской историографии оценка итогов Великой Отечественной и второй мировой войн практически не вызывала дискуссий [81]. В государственных и партийных документах, научных и публицистических работах подчеркивалось, что победа над фашизмом явилась всемирно-историческим событием и оказала глубочайшее воздействие на весь ход мирового развития. Она показала, что социализм - самый надежный оплот мира, демократии и социального прогресса [82]. Красной нитью проводилась мысль, что с победой над фашизмом связаны ускорение исторического развития в пользу мира и социализма [83].

В странах Запада как на официальном уровне, так и в научных кругах оценка итогов войны с самого начала была далеко неоднозначной - от позитивной до отрицательной.

Со второй половины 80-х годов и в СССР, а затем в России, Украине и Белоруссии внимание исследователей все больше концентрировалось на негативных последствиях войны в сфере экономики, материального производства и культуры, а главное - на ее огромных человеческих жертвах.

К сожалению, и здесь не обошлось без крайностей. Отрицательным примером может служить курс истории нашего Отечества в двух томах, разработанный в Российском государственном гуманитарном университете [84]. В этой работе при освещении событий 1939-1945 гг. вообще нет раздела с названием Великая Отечественная война. Крупнейшим битвам на советско-германском фронте отведено несколько строк. Поражениям, неудачам и потерям Красной Армии, репрессиям и другим негативным сторонам военного времени посвящена целая глава. Ее авторы утверждают, что война обнажила пороки и слабости диктаторского, бесконтрольного режима власти, утвердившегося в СССР в тридцатые годы и названного социализмом... [85]

Приходится сталкиваться и с попытками внедрить принцип так называемой равной ответственности Гитлера и Сталина за развязывание войны. Причем чаще всего это делается в поисках сенсационности или коммерческой выгоды. Давно известно, что облыжное очернение прошлого лишь усугубляет никчемность и пустоту, нигилизм и цинизм, неверие в будущее. Поэтому вполне закономерно, что наше государство проявило большое внимание к празднованию 50-летнего юбилея Победы в Великой Отечественной войне [86]. Некоторые наветы на историю Великой Отечественной войны и ее участников стали предметом юридического разбирательства.

Впрочем, негативные высказывания по поводу одержанной победы далеко не новы. Уже вскоре после окончания второй мировой войны У. Черчилль заявил, что победа в минувшей войне оказалась ненужной и даже бессмысленной [87]. Между тем в годы войны широко были известны его высказывания иного характера. Главная цель войны, говорил он, уничтожить нацизм и его военную машину. 27 сентября 1944 г. премьер-министр Великобритании писал И. Сталину: Я воспользуюсь случаем, чтобы повторить завтра в палате общин то, что я сказал ранее, что именно русская армия выпустила кишки из германской военной машины [88]. Но война закончилась, и оценки изменились. Причина такой метаморфозы взглядов прежде всего в том, что под ударами развернувшегося в годы войны национально-освободительного движения рухнула Британская империя, в то время как США расширили свои владения и сферы влияния. Напомним, что первая мировая война привела к развалу Австро-Венгерской, Германской и Османской империй [89]. А если иметь в виду отделение Польши, Латвии, Литвы, Эстонии и Финляндии, то это напрямую коснулось и России.

Некоторые официальные представители США утверждали, будто победа в войне не оправдала тех средств, что на нее затратили. Высказывалось мнение, будто, участвуя в антигитлеровской коалиции, западные державы играли на руку Советскому Союзу, потому что интересы Запада были теснее связаны с интересами Германии, нежели с СССР. И будто только неспособность Запада достаточно быстро и четко уяснить эту истину явилась непосредственной причиной, породившей бациллы третьей мировой войны [90].

И у нас в стране можно услышать, что сопротивление фашизму и победа над ним только отдалили крушение коммунистического режима и имели регрессивное значение [91]. Оказывается, власовцы, дезертиры и прочие предатели были более дальновидными и прогрессивными людьми, ибо еще тогда начали борьбу против сталинского режима. А посему все фронтовики и большинство нашего народа - это бессознательная, неполноценная масса, которая во время войны делала не то, что надо было делать [92]. Перестройка, начавшаяся со второй половины 80-х годов, выплеснула на поверхность авторов, которые словно забыли, что к 22 июня 1941 г. была разгромлена Польша, повержена Франция, оккупированы Дания, Голландия, Бельгия, Люксембург, Норвегия, ряд балканских стран, что задымили трубы крематориев в нацистских концентрационных лагерях. Они словно запамятовали, что еще задолго до прихода к власти Гитлер и его сподвижники провозгласили своей целью завоевание жизненного пространства за счет России, Украины, Белоруссии и других республик СССР. Как будто им неизвестно и то, что еще в декабре 1940 г. фюрер утвердил план Барбаросса и нападение на СССР явилось продолжением агрессивной политики руководства Германии, направленной на достижение мирового господства.

Войну 1941-1945 гг. объявили не Отечественной, а всего лишь кровавой разборкой между двумя тоталитарными режимами. Когда же авторов этих изысканий уличали в подлогах, они обвиняли своих оппонентов в догматизме и сталинизме. Напоминание о том, что о прошлом Родины следует писать правдиво и уважительно, с гордостью за страну, за свой народ, спасший не только себя, но и все человечество от угрозы фашистского порабощения, но вместе с тем не умаляя пережитых им бедствий, расценивалось как проявление квасного патриотизма [93]. Кстати, нечто подобное в нашей истории уже бывало. Когда-то и про Минина с Пожарским писали: Подумаешь, спасли Расею! Может, было б лучше не спасать [94].

В 90-е годы все чаще стали встречаться те, кто вообще ничего не знает о Великой Отечественной войне, бездумно проходит мимо солдатских обелисков и братских могил [95].

Верно подмечено: от прошлого Родины, исторического наследия Отечества нельзя отказаться, его невозможно изменить, над ним нельзя насмехаться или мстить ему, потому что это наше прошлое [96]. И если быть честным перед прошлым, настоящим и будущим, то следует с полным основанием утверждать: все лучшее, что было в советской истории, чем мы гордимся и что из этого сохранилось и сохранится навечно, - это результат усилий миллионов людей, которые верили и будут верить в непреходящие ценности - Истину, Добро, Красоту. Советский народ, которому выпала тяжкая доля страдать и надеяться и вновь страдать, построил и создал своим разумом, волей и трудом города, заводы, фабрики, плотины, дороги. Разгром фашизма, космос и достижения культуры - это все деяния великого народа [97].

Поскольку еще можно услышать, что вместо дня Победы надо, мол, установить день траура, мотивируя это большими потерями в войне, якобы нашим неумением воевать, то, видимо, имеет смысл и задуматься над тем, из чего в практике общественной жизни и в науке принято исходить при подведении итогов войны.

Во-первых, необходимо учитывать, какие военно-политические и стратегические цели ставили перед собой противоборствовавшие стороны и насколько они были достигнуты в конечном результате.

Известно, что цели третьего рейха состояли в захвате и ликвидации СССР как государства, порабощении и истреблении огромных масс славянских и других народов, составлявших, по мнению германских идеологов и теоретиков, низшую расу. Одно из многочисленных свидетельств массового геноцида советских людей действовало на территории России, в Белорус сии, Прибалтике. Эти страшные фабрики смерти не так еще известны, к- созданные нацистами только лишь на территории Украины более 230 концлагерей [98]. Не меньшее количество таких центров сожалению, мировой общественности, как Майданек, Освенцим, Треблинка, Дахау, Бухенвальд, Равенсбрюк, Заксенхаузен, Алитус, Саласпилс, Резекне. Политические цели нацистской Германии в войне против СССР угрожали народам не только нашей страны, но и всего мира, так как заключали в себе как антисоветскую, так и антидемократическую направленность.

Напротив, политические цели Советского Союза в борьбе против третьего рейха, его союзников и сателлитов соответствовали интересам общественного прогресса. Наряду с социалистическим они включали в себя и общедемократическое содержание, и потому явились той основой, на которой были объединены усилия многих народов в достижении победы.

Великая Отечественная война была составной частью второй мировой войны, частью решающей, главной, особенной. Во второй мировой войне СССР и его союзники по антигитлеровской коалиции важнейшей своей целью ставили защиту свободы и независимости как своих, так и других народов, разгром и искоренение германского фашизма и японского милитаризма. Германия, Япония и их партнеры по блоку потерпели поражение, а навязанный ими народам ряда стран античеловеческий режим был ликвидирован. СССР и другие государства антигитлеровской коалиции, сокрушив агрессоров, освободили оккупированные ими территории. И не нацисты вошли победителями в Москву, Лондон и Вашингтон, как рассчитывали захватчики, а войска союзных стран вступили в Рим, Берлин и Токио.

Во-вторых, победа или поражение в войне определяются тем, в каком состоянии страна и армия закончили войну. Советский Союз, несмотря на огромные потери и разрушения, вышел из нее более мощным в военном и политическом отношении государством. Золотой запас страны в 1945 г. превышал 2500 тонн [99]. Третий рейх и милитаристская Япония перестали существовать как государства, а их территории были оккупированы войсками победителей.

В современных нигилистических публикациях, посвященных событиям 1941-1945 гг., весьма частым стал тезис, что наша страна вообще не была подготовлена к войне, оружие было примитивным, армия вступила в войну и закончила ее, не умея сражаться, а ее командиры и военачальники были бездарными. При этом не делается исключение ни для маршалов Г.К. Жукова, И.С. Конева, К.К. Рокоссовского, ни для летчиков-асов А.И. Покрышкина, И.Н. Кожедуба, ни для сержанта Я.Ф. Павлова, вообще ни для кого.

Но быть такого не может, чтобы немцы все делали верно, а мы, во всем поступая неправильно, каким-то чудом взяли и победили. В действительности были многие экономические, политические и военные факторы, которые предопределили нашу победу. Серьезный фундамент обороны был заложен еще до войны. Несмотря на большие потери в народном хозяйстве, Советский Союз, с начала 1943 г. превосходил в производстве основных видов оружия и военной техники Германию, которая эксплуатировала ресурсы всей Западной Европы.

Ныне много и справедливо пишут о теневых сторонах советского режима, усматривая в нем причины поражений Красной Армии летом и осенью 1941 г. Но как тогда объяснить, почему летом 1940 г. буржуазно-демократическая Франция - победитель Германии в первой мировой войне была вместе с войсками своих союзников разгромлена за 44 дня или по каким причинам США и Англия в результате нападения Японии потерпели сокрушительное поражение на Тихом океане в конце 1941 - начале 1942 г.? А ведь осенью 1939 г. даже одной французской армии было достаточно, что бы оказать давление на Германию и облегчить положение Польши. Но этого не случилось. Наоборот, французским войскам была отдана директива воздержаться от наступления, а авиации предписывалось не производить бомбардировки Германии. На Западном фронте началась так называемая странная война, продолжавшаяся 8 месяцев. О ее результативности и напряженности боевых действий убедительно свидетельствуют потери сторон. К концу декабря 1939 г. общие потери французской армии составили 1433 человека убитыми, ранеными и пропавшими без вести. Англичане потеряли 3 человека, немцы - 696 человек [100].

О причинах этой, не имевшей в истории аналогов войны, четко, лаконично и с военной прямотой поведал генерал Шарль де Голль. В своих воспоминаниях он отметил, что во Франции в 1939-1940 гг. некоторые круги усматривали врага скорее в Сталине, чем в Гитлере. Они были озабочены тем, как нанести удар по России, - оказанием ли помощи Финляндии, бомбардировкой ли Баку, или высадкой в Стамбуле, - чем вопросом о том, каким образом справиться с Германией [101].

Совсем недавно во Франции вновь стала обсуждаться проблема режима Виши и капитулянского компромисса с нацистской Германией, на который пошел премьер-министр Анри Петен - маршал и полководец первой мировой войны. Французы пытаются ответить на непростой для них вопрос - что было важнее в 1940 г. страну ценой соглашательства - или не идти на сговор с гитлеровцами и предать страну безжалостной оккупации? [102].

Генерал де Голль полагал, что вся Франция ответила на его призыв из Лондона в июне 1940 г. и объединилась в сопротивлении нацистской Германии. Но его надежды были далеки от действительности. И только в 1995 г. президент Жак Ширак впервые официально признал, что немецкий оккупационный режим в его стране опирался на французов и французское правительство [103], обвинившее Шарля де Голля в государственной измене, за что он военным трибуналом Франции заочно был в 1940 г. приговорен к смертной казни [104].

Что касается СССР, то в условиях, когда все усилия страны направлялись на отражение агрессии и разгром вермахта, жесткая централизация власти, высочайшая требовательность, исполнительность и ответственность всех звеньев государственных, партийных и общественных структур были крайне необходимы. Разумеется, это не может служить оправданием для необоснованных репрессий и других негативных явлений, которые имели место в годы войны. Однако вывод о том, что все якобы держалось на принуждении, неверный. Это не только оскорбительно для участников войны, но и не соответствует действительности. К каким только свирепым мерам, включая массовые расстрелы, не прибегали оккупанты, но они так и не смогли покорить большинство советских людей на захваченной ими территории.

Дело в том, что война, потребовавшая неимоверных физических и духовных сил, многочисленных жертв, породила новое качество народного самосознания советских граждан. Сама обстановка формировала их бесстрашие, умение где надо подчиняться и своевременно выполнять предписания сверху. Благородные цели борьбы пробуждали у людей массовый героизм, самоотверженность, высокие нравственные нормы поведения.

Непредвзятый наблюдатель - митрополит Алеутский и Североамериканский Вениамин, посетивший зимой 1945 г. ряд городов и районов нашей страны, отмечал, что любовь к Отечеству и борьба за его свободу сплотили людей. Самым сильным и важным впечатлением, увозимым им из России, были выдержка, жертвенность и сила терпения народа, а также такие его качества, как сердечность, жизнерадостность и простота, скромность и дружелюбие [105].

Великая Отечественная война, страдания народа, горечь утрат, а потом радость победы оказали большое воздействие на русскую эмиграцию. Широкую известность получили выступления генерала А.И. Деникина. Бывший главнокомандующий вооруженными силами Юга России, один из вождей белого движения открыто заявил о своей поддержке Красной Армии.

По мере того как приближалась победа советского народа, отдельные видные деятели эмиграции стали пересматривать свое отношение к России. Враждебность к советской власти уступала место искреннему уважению к подвигу народа. Мщение изгнавшей их Родине сменялось надеждой на ее спасение и возвращение домой. Даже те, кто причислял себя к правому флангу эмиграции, до того непримиримо относившиеся к существовавшему на их Родине строю и образу жизни, в годы войны выражали искреннюю признательность Красной Армии и всему советскому народу. Многие эмигранты из России стали активными участниками движения Сопротивления. В рядах французских партизан сражался и правнук Александра III Михаил Федорович Романов, который с боями дошел вместе с американской армией до Германии [106].

Итак, в чем же состоит главный итог Великой Отечественной войны? Прежде всего, в том, что советский народ и его Вооруженные Силы нанесли сокрушительное поражение нацистской Германии, другим государствам фашистского блока. Вместе с армиями других государств антигитлеровской коалиции, сокрушив нацизм Советский Союз спас человечество от угрозы порабощения.

Для Германии итоги войны оказались беспрецедентными: страна на несколько лет потеряла государственность и на долгие годы - территориальную целостность. Насилие, совершенное над геополитикой в мировом масштабе, обернулось геополитической катастрофой для третьего рейха и бедой для германского народа.

В Великой Отечественной и во второй мировой войнах были разгромлены не только крайне реакционные и агрессивные государства, но и нанесено поражение идеологии нацизма, служившей духовной основой подготовки и ведения захватнических войн. Как известно, эта идеология включала концепции и положения, предназначенные для обмана собственного народа и практического осуществления агрессии. Милитаризация германского общества, пропаганда расовой ненависти, установление террористического режима, тотальная мобилизация людских и экономических ресурсов - все это обосновывалось утверждениями о якобы неизбежности борьбы за существование и господство одного народа над другими. Лидеры третьего рейха убеждали немцев, что история поставила перед ними альтернативу: или Германия станет мировой державой, или она погибнет. К таким же лживым домыслам прибегали итальянские фашисты и японские милитаристы, пытавшиеся заставить народные массы безропотно переносить тяготы войны [107].

Победа в войне вывела СССР в разряд ведущих держав послевоенного мира. Престиж и значение Советского Союза на международной арене неизмеримо возросли. Так, если в 1941 г. дипломатические отношения с ним поддерживали 26 стран, то в 1945 г. уже 52 государства [108].

Май 1945 года стал поворотным пунктом в мировом общественном развитии, вызвал к жизни новые глобальные тенденции. Начался необратимый процесс крушения колониальной зависимости многих стран Азии, Африки и Америки. Если к началу второй мировой войны в рамках колониальной системы находилось 69% населения и 77% территории земного шара, то к середине 70-х годов эти показатели составили соответственно 0,2% и 0,5%. На месте прежних колоний образовалось около 100 суверенных государств [109].

Это сильно отразилось на положении в мире бывших колониальных империй. Больше всего пострадало могущество Великобритании, что вынудило ее следовать в фарватере политики Соединенных Штатов Америки.

Вторая мировая и Великая Отечественная война продемонстрировали эффективность коллективных усилий, совместных решений глобальных мировых проблем, показали, что узконациональный эгоизм и государственный индивидуализм противопоказаны прогрессу и демократии. Война подвела к истокам качественно новых методов политического и других форм международного сотрудничества, когда столь разные государства, как СССР, США, Англия и другие страны антигитлеровской коалиции смогли перед лицом общей опасности переступить через классовые предрассудки и заключить эффективный военный союз.

Завершившаяся война существенно изменила политическую карту мира. Отношение к Советскому Союзу, к его месту в послевоенном мире стало краеугольным камнем мировой политики, той точкой, в которой пересекались две главные оси взаимозависимости: между недавними союзниками и СССР, с одной стороны, и между ними же и Германией - с другой. Победа над нацистской Германией стала тем рубежом, от которого начался отсчет нового этапа в международных отношениях.

Хотя СССР и сам испытывал после войны огромные трудности, он оказал экономическую помощь всем освобожденным Красной Армией народам. Эта помощь сыграла важную роль в ликвидации разрушительных последствий фашистской оккупационной политики. Но в связи с переменами в Восточной Европе, начавшимися в 1989 г., история освобождения стран этого региона и их послевоенного устройства стала предметом не столько научных, сколько политических споров. Рост антисоветских и антирусских настроений привел к попыткам, а затем и устойчивым тенденциям заново переписать историю освобождения Восточной Европы, представить советские войска армией оккупантов, а проведенные ими военные операции имперскими целями Сталина в послевоенном мире [110]. Но те процессы, которые произошли в странах Европы уже после изгнания фашистских поработителей никак не могут быть на совести советского воина-освободителя.

Один из важных итогов победы - укрепление геополитического пространства, территориальной целостности и безопасности границ СССР. По мирному договору Финляндия вернула Советскому Союзу старинную русскую землю - Печенгскую область с незамерзающим портом Печенга (Петсамо). Была признана и отодвинутая от Ленинграда (ныне Санкт-Петербург) на север граница. На основе решений Потсдамской конференции северная часть Восточной Пруссии - этого исконного плацдарма агрессии - вместе с портами Кенигсберг (ныне Калининград) и Пилау (ныне Балтийск) отошла к Советскому Союзу. Литовский народ получил отторгнутую ранее Клайпедскую область. Завершился процесс воссоединения белорусского и украинского народа. На Дальнем Востоке в соответствии с решением Крымской конференции Советскому Союзу были возвращены Южный Сахалин и Курильские острова. Граница соседней Польши сместилась на запад - на рубеж рек Одер и Нейсе.

Однако нашему государству, его гражданам пришлось дорого заплатить и прямо, а еще более косвенно за созданное между СССР и Западом мощное стратегическое предполье, которое рассматривалось как пояс безопасности, барьер против военной угрозы. Уже с 50-х годов политическое руководство СССР вынуждено было начать экономическую подпитку союзных государств энергетическими ресурсами, различными видами сырья, продовольствием. Но куда более высокую цену пришлось заплатить победившему народу за военное соперничество с целой коалицией мощных в экономическом отношении держав. Развязанная гонка вооружений подрывала могущество СССР, что стало одной из причин краха не только мировой социалистической системы, но и распада страны [111].

Величайшая историческая заслуга советского народа, его Вооруженных Сил перед человечеством состоит, прежде всего, в том, что они не дали коричневой чуме распространиться по всему миру. Чтобы в полной мере оценить значение этого факта, достаточно напомнить, что ко времени вероломного нападения Германии на СССР. Лидеров многих государств, партий и правительств, простых людей охватило оцепенение. Многим в оккупированных захватчиками странах, да и не только в них, казалось, что замыслы нацистских главарей добиться мирового господства близки к осуществлению. Германские стратеги, уверовав в доктрину блицкрига, были убеждены, что и в войне против Советского Союза она явится безотказным средством в достижении политических и военных целей плана Барбаросса.

Один из английских парламентариев в августе 1941 г. писал: Меня охватывает дрожь при одной мысли о том, какая судьба могла бы постичь Великобританию, если бы против нас, находящихся в одиночестве, было бы предпринято наступление такой же силы, какое было начато Гитлером против России[112].

Советский народ, его Красная Армия и Военно-Морской флот, преодолевая неудачи и поражения, недостатки и просчеты политического и военного руководства в подготовке к отражению агрессии, развеяли миф о непобедимости вермахта. Нацистские стратеги и не предполагали, что в скором времени им придется перейти к затяжной войне. Провал блицкрига привел к изменению дальнейшего хода второй мировой войны, оказал значительное влияние на исход многих операций на других театрах военных действий, способствовал подъему движения Сопротивления в государствах Европы.

Нельзя не отметить особо моральное значение героических усилий Красной Армии, Военно-Морского флота, всего советского народа в борьбе с нацистской Германией. Общеизвестно, что первоначальные успехи вермахта, быстро разгромившего польскую, норвежскую, французскую, английскую, югославскую, греческую и другие армии, создали миф о непобедимости агрессора, вызвали отчаяние, страх и уныние не только в захваченных странах Европы. И только после того, как Советский Союз вступил по существу в единоборство с третьим рейхом и его союзниками, выдержал его первый ошеломляющий натиск и стал наносить один за другим сокрушающие удары, народы всего мира уверовали в победу над агрессором и поднялись на активную борьбу с ним. СССР явился центром притяжения антифашистских сил всего мира, так как в его успехах они видели залог освобождения оккупированных государств.

Победа советского народа и Красной Армии в Великой Отечественной войне имеет всемирно-историческое значение и потому, что она является ценностью и интернациональной, и общечеловеческой. Интернациональной потому, что эта война была тесно связана с антифашистской, освободительной борьбой народов Европы и Азии. Причем связь была взаимной, что имело важное значение не только для СССР, так как события на советско-германском фронте оказывали непосредственное влияние на действия союзников по антигитлеровской коалиции, на борьбу народов и политических партий в оккупированных агрессором странах. Когда Красная Армия пересекла Государственную границу СССР и вступила на территорию других стран, советское правительство сделало ряд заявлений, где указывалось, что это диктуется, во-первых, исключительно военной необходимостью и не преследует цели приобретения какой-либо части территории и изменения существующего общественного строя, во-вторых, Красная Армия вступает в пределы суверенных государств не как завоевательница, а как освободительница.

Более 7 млн. советских воинов почти 15 месяцев вели ожесточенные бои с врагом на территории 13 стран общей площадью 2,2 млн. кв.км [113]. Полностью или частично Красная Армия освободила Румынию, Польшу, Болгарию, Венгрию, восточные районы Югославии, Австрии, Германии, Чехословакию, Норвегию (провинцию Финмарк), Данию (остров Борнхольм), северо-восточные провинции Китая, Корею (до 38-й параллели). В освободительной миссии принимали участие свыше 90 объединений советских Вооруженных Сил [114]. Более одного миллиона советских воинов погибли, освобождая народы Европы и Азии от ненавистных оккупантов. Символом победы над нацизмом стал монумент, установленный в Трептов-парке: советский солдат с немецкой девочкой на руках.

Война пополнила историческую копилку человечества опытом международного сотрудничества государств, входивших в антигитлеровскую коалицию. Конечно, антигитлеровская коалиция не была идиллическим союзом. Помимо глубокого различия во внутреннем устройстве и в геополитических интересах, сказывались и различия в менталитете лидеров ее ведущих стран. Тем не менее, в системе, заложенной союзниками на заключительном этапе войны, было немало принципиальных позитивных решений, которые создавали реальную основу для нового этапа в международных отношениях. К ним прежде всего следует отнести создание Организации Объединенных Наций, совместные меры по искоренению нацизма и милитаризма в Германии, формирование международных механизмов для обсуждения послевоенных проблем [115] и т.д.

С первого дня Великая Отечественная война приняла характер народной войны. Это было обусловлено не только политическими и военными целями - разгромить немецко-фашистских захватчиков, освободить от них свою территорию, оказать помощь народам Европы, попавшим под ярмо нацистской Германии, но и кровными интересами народов Советского Союза, поднявшихся на борьбу с агрессором, чтобы обеспечить целостность и независимость своего государства. Следовательно, интересы и действия народа полностью совпадали с заявленными правительством целями.

Однако были и другие планы, которые преследовало советское руководство в войне. О них долгое время мало было известно в стране. Они прояснились лишь в конце 80-х годов, когда с предвоенной политики СССР, особенно с советско-германских отношений в 1939-1941 гг., для историков и политологов были сняты запреты на их детальное изучение. В связи с политической и правовой оценкой советско-германского пакта о ненападении и секретного дополнительного протокола, подписанных 23 августа 1939 г., выяснилось, что в условиях нараставшей военной угрозы СССР поставил целью ликвидировать враждебный плацдарм на своих западных границах и укрепить безопасность границ на Дальнем Востоке. В ходе войны СССР стремился также добиться свободного выхода через черноморские проливы в Средиземное море, расширить свое влияние в Европе и Азии.

Вопрос о послевоенном устройстве Европы был впервые официально поставлен И.В. Сталиным в беседе с министром иностранных дел Великобритании А. Иденом в декабре 1941 г. еще в ходе битвы под Москвой. Основные принципы этого устройства, изложенные в проекте секретного протокола, предусматривали восстановление территориальной целостности и независимости государств, оккупированных агрессором, и признание западными союзниками границ СССР по состоянию на 22 июня 1941 г. [116]

Проблема восточных границ Советского Союза официально обсуждалась в ходе Крымской конференции глав трех великих государств. 11 февраля 1945 г. И. Сталин, президент США Ф. Рузвельт и премьер-министр Великобритании У. Черчилль подписали соглашение, зафиксировавшее восстановление территориальных прав СССР, принадлежавших России, и нарушенных вероломным нападением Японии в 1904 г [117].

Таким образом, 1945 год открыл новую страницу в истории XX века. События на мировой арене менялись кардинально. Развиваясь стремительно, они привели к преобразованиям во всей системе международных отношений. Геополитическая структура мира после поражения Германии и ее союзников приобрела новые центры влияния, мир становился все более биполярным. В расстановке сил Запад - Восток главная роль принадлежала теперь Соединенным Штатам Америки и Советскому Союзу. СССР не только вышел из международной изоляции, но и приобрел статус ведущей мировой державы.

Победа в войне предоставила исключительный шанс нашему государству. Благодаря ей у советских людей возникла надежда на изменение жизни к лучшему, развитие народовластия. Однако, к сожалению, этот шанс в силу уже известных причин не был использован. Более того, после победоносного завершения войны началась консервация, ужесточение бюрократического режима.

Итоги победы и по сей день оказывают глубокое влияние на быстро меняющийся мир, способствуют развитию обновленческих процессов в Российской Федерации, вновь привлекают к себе особое внимание в связи с событиями в Центральной и Восточной Европе. Оценивая эти, порой весьма существенные перемены, следя за ними, россияне хотят надеяться, что они не приведут к тотальному разрушению послевоенного устройства континента, к дисбалансу сил в Европе, возрождению обстановки недоверия и имперских амбиций.

3. Уроки войны и Победы


В наше переломное время, на рубеже уходящего и нового века появилась не только возможность, но и практическая необходимость еще раз переосмыслить как итоги, так и уроки второй мировой и Великой Отечественной войны с позиций современного видения мира. И не только потому, что еще не все уроки извлечены и исчерпаны. Но и потому, что они особенно важны для правильных решений и действий в настоящем и будущем. Речь идет о комплексе крупных политических, социальных и военно-стратегических проблем, вокруг которых и развертываются ожесточенные споры. Наиболее важными из них являются следующие две - самые узловые и актуальные.

Первая - была ли неизбежна война; имелась ли реальная возможность ее предотвратить? Это не просто риторический вопрос исторического плана. Он тесно связан с действительностью нашей эпохи.

Известно, что Великая Отечественная война 1941-1945 годов началась и развивалась в рамках второй мировой войны. Основные причины этой войны лежат в характере политики и экономики 20-30 годов. Война возникла как результат зарождения и развития сложного конгломерата антагонистических противоречий той эпохи: с одной стороны, непримиримого столкновения интересов двух мощных группировок капиталистических держав, их борьбы за сферы влияния, за передел уже поделенного мира; с другой - острейшего антагонизма между капиталистической системой и первой в мире социалистической страной.

Разрешение этих противоречий могло идти по разному: мирным политическим путем, или стезей вооруженного насилия. Мирный путь мог быть реален в том случае, если бы всеми правительствами по-настоящему были осмыслены масштабы предстоявших разрушений, потерь и гибельные последствия войны. Но, к сожалению, все стороны веровали в свои преимущества и надеялись на гарантированную победу. Разумеется, в тех исторических условиях военные успехи еще были возможны. Но в долгосрочной перспективе война уже тогда никому не могла принести решающих выгод. Напротив, она грозила катастрофой.

К сожалению, у фашизма оказалось достаточно сил, чтобы встать на авантюрную военную колею, тогда как у потенциальных сторонников мирного решения не нашлось ни воли, ни должного сплочения, чтобы воздвигнуть барьеры на пути к войне. Современный анализ событий прошлых лет свидетельствует о том, что вторая мировая, а следовательно, и Великая Отечественная война, как ее важнейшая часть, не были фатально неотвратимы. Агрессора можно было остановить, а войну предупредить, если бы со стороны западных демократий, как и СССР, не были допущены роковые политические ошибки и стратегические просчеты. Во всяком случае, если возникла бы в какой-либо форме система коллективной безопасности, то сдержать, осадить агрессора, ставившего своей целью достижение мирового господства, было бы неизмеримо легче.

Бесспорно, главный и непосредственный виновник войны - германский фашизм. Именно он несет всю полноту ответственности за развязывание кровавой агрессии. Однако западные державы своим потворством Гитлеру, близорукой политикой умиротворения, стремлением изолировать Советский Союз и канализировать экспансию на восток создали условия, при которых потенциальная возможность развязывания нацистской Германией мировой войны превратилась в реальность.

Советский Союз в тревожные предвоенные годы со своей стороны прилагал немало усилий для консолидации миролюбивых сил. Однако выдвигаемые СССР предложения постоянно наталкивались на преграды западных держав, их упорное нежелание с ним сотрудничать. Слишком велико было недоверие к государству, не отказавшемуся от коминтерновских тезисов о неизбежности краха капитализма. Советское руководство, в свою очередь, не использовало имевшихся шансов (хотя и ограниченных) для организации совместного отпора агрессору; более того, рядом своих предвоенных решений и действий способствовало тому, что события развивались в русле, выгодном инициаторам войны. Предвоенной политической стратегии СССР подчас не хватало прозорливости, последовательности и гибкости. Нередко судьбоносные действия носили прямолинейный характер. Кстати, это продолжалось и в послевоенные годы, в частности, когда принимались ошибочные решения на ввод войск в Чехословакию, Венгрию, Афганистан и войну на территории Чечни. Во всех этих случаях руководители государства исходили из ближайших задач, не задумываясь о долгосрочных перспективах. А главное - уповали на силу, как определяющий аргумент своей политики.

Вторая узловая проблема тесно связанная с первой - о цене политических ошибок. Накануне и в ходе войны с обеих сторон было допущено немало просчетов как военных, так экономических и дипломатических. Но роковую роль всегда играли крупные политические промахи. Если многие ошибки были поправимы, то политические просчеты, как правило, приводили к тяжелым последствиям.

Серьезным политическим просчетом советского лидера явилась ошибочная оценка расстановки военно-политических сил, перспектив развития обстановки, целей, сроков и масштабов готовившейся вражеской агрессии. Безусловно, для подготовки к отражению вражеского вторжения в предвоенные годы было сделано немало. Этого никогда нельзя забывать. Ценой огромного напряжения духовных, моральных, физических и интеллектуальных сил народа удалось форсировать экономику, развернуть вторую мощную военно-техническую базу на востоке страны, в массовом объеме организовать производство многих современных для того времени видов вооружения и военной техники. Однако, планы экономической подготовки государства к войне не были реализованы полностью. Этому помешали как недостаток времени, так и грубые деформации социализма, необоснованные репрессии; в результате которых был нанесен существенный урон Вооруженным Силам, промышленности, науке и культуре.

Крупные ошибки были допущены и в оборонном строительстве. Предпринятая после советско-финляндской войны радикальная реорганизация советских вооруженных сил не была до войны завершена. Хотя к 1941 г. состав армии и флота был значительно увеличен, начата модернизация основных родов войск, в части стали поступать новейшие образцы вооружения, - в техническом отношении Красная Армия уступала противнику. В Советском Союзе было больше дивизий, однако соединения уступали немецким не только по численности, но и по опыту, технической оснащенности. Большая часть танков, артиллерийских орудий, боевых самолетов устарела. Не все было сделано для укрепления обороны новых западных границ, перестройки боевой и оперативной подготовки. Армия готовилась и воспитывалась в основном на опыте гражданской войны, руководствовалась ошибочными доктринальными установками, готовилась к победе малой кровью и немедленному переносу военных действий с началом войны на территорию врага. А самое главное - Вооруженные Силы до последнего момента оставались в группировке мирного времени, тогда как им противостояли уже к весне 1941 г. полностью отмобилизованные, вымуштрованные, обладавшие опытом ведения современной войны вражеские полчища.

Особенно тяжелые последствия имело крайне запоздалое приведение Советских Вооруженных Сил в полную боевую готовность, хотя разведка своевременно установила подготовку Германии к войне, стратегический замысел и конкретные планы. Эти, хотя и противоречивые данные, к сожалению, не были оценены должным образом. Высшее политическое руководство ошибочно полагало, что Гитлер до победы над Англией не решится на войну с СССР. До последнего мирного дня, вопреки здравому смыслу, Сталин категорически запрещал осуществлять даже минимальные меры по повышению боевой готовности войск приграничных военных округов. Это поставило советские войска в тяжелейшее, критическое положение.

Безусловно, грубые политические ошибки допускались не только со стороны Советского Союза. Преступным и исторически ошибочным шагом нацистской Германии было само развязывание ею войны. В корне были порочны многие политические и стратегические планы гитлеровского руководства. Разрабатывая замыслы молниеносной победы над СССР, немецкие политики и стратеги не сомневались в успехе. Они рассчитывали, что перед созданной ими огромной военной машиной не устоит никакая армия, полагали, что Советский Союз слабее Германии вместе с ее союзниками в военном отношении и не способен вести современную войну. Они надеялись, что им не составит большого труда натравить друг на друга советские народы, изолировать СССР на международной арене и организовать против него крестовый поход. Однако, как показали дальнейшие события, политические, так и военные расчеты германского руководства оказались гибельными для зачинщиков войны. В отличии от победных маршей на Западе, на советской земле им пришлось столкнуться с совершенно иной войной - войной всенародной, тотальной, бескомпромиссной, отечественной.

Нельзя не сказать и о политических ошибках, прежде всего США, Англии, Франции, допущенных как в предвоенные годы, так и в военную пору, когда лидеры этих государств преднамеренно оттягивали открытие второго фронта в Европе. Грубым просчетом со стороны западных держав была и развязанная ими (не без участия СССР) после горячей войны - война холодная, в результате которой был нанесен ущерб не только Советскому Союзу.

Утверждение новых политических взглядов, в Российской Федерации может быть гарантом того, что к международным отношениям в настоящее время и в будущем будут применяться принципиально другие подходы. Однако, при этом важно помнить: цена вероятных политических ошибок сейчас многократно возросла. Опыт истории минувшей войны учит тому, что у российского руководства и правительств других государств должно хватить политической мудрости их избежать.

Прошлое помогает лучше понять настоящее и предвидеть будущее. История 1939-1945 гг. преподала государствам, правительствам, партиям, политическим лидерам, нациям, народам, словом, всему человечеству немало уроков, которые не могут и не должны быть забыты. Правильная оценка накопленного опыта и извлечение из него полезных выводов сохраняют свою актуальность и в настоящее время. Применительно к Великой Отечественной войне советского народа и победе над фашизмом следует выделить три группы уроков: утверждающие, обязывающие (императивные) и напоминающие (предупреждающие) [118].

Утверждающие уроки минувшей войны советского народа с нацистской Германией и ее союзниками отражают реальность победы над фашизмом как свершившегося явления. Победа - неотъемлемое содержание прошлого, настоящего и будущего. Без этого результата войны история человечества была бы иной, ибо фашизм - это не только мракобесие во всех сферах общественной жизни. Весомые слова были сказаны 8 мая 1985 г. Рихардом фон Вайцзеккером, депутатом бундестага ФРГ, по поводу нравственной оценки войны и фашизма: Рядом с неисчерпаемой армией мертвых встает, как гора, человеческое страдание - страдание подвергшихся бесчеловечной и принудительной стерилизации, страдание беженцев и изгнанников, страдание ограбленных и изнасилованных, угнанных на принудительные работы, страдание от бесправия и пыток, от голода и нужды, от страха перед арестом и смертью, страдание от утраты всего того, во что слепо верили, ради чего трудились [119].

Поэтому главный урок войны состоит в том, что бороться против военной угрозы надо до того, как заговорит оружие, тем более ядерное. Войны легко начинаются, но трудно заканчиваются. Опыт борьбы с фашизмом учит, насколько опасно попустительство зачинщикам войн и военных авантюр.

В 30-е годы имелись возможности обуздать агрессивные государства, не позволить им ввергнуть мир в войну. В сложившихся тогда условиях антивоенные силы из-за отсутствия действенной системы коллективной безопасности не смогли достичь этой цели. Существовавшие в то время международные организации и союзы государств, призванные не допустить использования военного насилия для передела мира, оказались неспособными остановить агрессора. При этом, соотношение экономических, политических и соответственно военных сил между зачинщиками назревавшей мировой войны и ее противниками было явно не в пользу последних.

Коллективная безопасность не сложилась непосредственно перед второй мировой войной еще и потому что, так же, как и западные страны, СССР стремился остаться по возможности в стороне от вероятного военного конфликта. И только когда германский агрессор перешагнул рубежи СССР, наступило прозрение. К счастью, советской дипломатии удалось не допустить образования единого, враждебного СССР фронта государств, а затем избежать войны на два фронта. Это оказало воздействие на характер второй мировой войны, явилось одной из предпосылок возникновения антигитлеровской коалиции и в конечном итоге разгрома агрессора.

В числе уроков войны особое значение имеют уроки исторического оптимизма и исторического возмездия. Исторический оптимизм обусловлен реализацией общечеловеческих ценностей. Он воплощен в самой победе над фашистско-милитаристской системой Германии, Италии, Японии и их союзников. Возмездие, настигшее агрессоров, было направлено против реакционных сил, которые не только препятствовали свободному и демократическому развитию государств, но и угрожали народам физическим уничтожением.

Это закономерный итог борьбы с силами, посягнувшими на свободу и независимость народов. Да и в прошлом захватчики, угрожавшие народам нашей страны, как правило, терпели поражение. Вот почему так актуально звучали во время войны слова, связанные с именем Александра Невского: Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет!

Важным слагаемым исторического возмездия стало наказание военных преступников. 16 октября 1946 г. приведением в исполнение смертного приговора, вынесенного двенадцати высшим руководителям третьего рейха1 (Герману Вильгельму Герингу, Иоахиму фон Риббентропу, Вильгельму Кейтелю, Эрнсту Кальтенбруннеру, Альфреду Розенбергу, Гансу Франку, Вильгельму Франку, Юлиусу Штрейхеру, Францу Заукелю, Альфреду Йодлю, Артуру Зейс-Инкварту), закончился Нюрнбергский процесс.

Агрессоров наказывали и прежде. Но именно Нюрнбергский процесс открыл эру международного правосудия, утвердил существование норм, основанных на общих для всего мира ценностях. В сущности, нацистских преступников судили не столько за конкретные убийства миллионов людей (за них, конечно, тоже), сколько за заговор против мира, за создание преступной партии и преступного государства, за возведение насилия и жестокости в ранг политических принципов, за подготовку и ведение войны. Трибунал рассматривал в качестве доказательства и книгу Майн кампф, поскольку она была не личным дневником Гитлера, а, как сформулировано в приговоре, скорее можно сказать, что содержание этой книги объявлялось с крыш домов [120], то есть использовалось для пропаганды преступных целей и действий нацизма. Нюрнбергский, а затем и Токийский процессы (в ходе которого Международный военный трибунал приговорил семь главных преступников - Хидеки Тодзио, Коки Хирота, Сейсиро Итагаки, Иванэ Мацуи, Кэндзи Доихара, Хэйтаро Кимура, Акира Муто к смертной казни через повешение) явились не только судом народов, правосудием истории над виновниками второй мировой войны, над международной реакцией, но и победой идеалов справедливости, торжеством Добра над злом.

В первые послевоенные месяцы и годы в СССР были осуждены деятели антисоветских организаций, активные пособники нацистов. Наиболее крупными судебными процессами явились: дело атамана Г.М. Семенова и его сообщников в августе 1946 г., а также суд над бывшими генералами белого движения, служившими в вермахте, - П.Н. Красновым, А.Г. Шкуро и Султан-Гиреем Клычем (Килечем), а также С.Н. Красновым, Т.И. Дамановым и Г. фон Панвицем в январе 1947 г. Большой резонанс в стране получили и показательные процессы, проведенные в декабре 1945 г. - январе 1946 г. в Киеве, Минске, Риге, Смоленске и других городах над нацистскими военными преступниками, виновными в злодеяниях, и над пособниками оккупантов. Из 88 обвиняемых, среди которых 18 являлись генералами вермахта и СС, 66 были казнены. Состоялся справедливый суд и над руководителями так называемой Русской освободительной армии - бывшими советскими генералами А.А. Власовым, В.Ф. Малышкиным, М.Н. Жиленковым и девятью другими предателями Родины [121].

Незадолго перед казнью Ганс Франк обронил фразу: Пройдут тыс.ячелетия, но эта вина Германии не будет смыта [122]. По-видимому, не только предстоящая расплата за свои преступные деяния заставила его раньше, чем многих его сообщников взглянуть правде в глаза. Возможно, он знал больше, о степени коллективной вины немцев за геноцид в Европе, чем ныне некоторые его соотечественники. И об этом красноречиво свидетельствуют события, происшедшие в столице Баварии за три года до начала XXI века.

Весной 1997 г. в Мюнхене разразился грандиозный скандал. О нем писали практически все газеты и журналы Германии, ежедневные подробности происшедшего демонстрировались по многочисленным каналам немецкого телевидения. Причина - открывшаяся в городской ратуше выставка фотографий и документов под названием Война на уничтожение. Преступления вермахта в 1941-1944 гг. В первое воскресенье после ее открытия началась серьезная потасовка между двумя группами молодежи - сторонниками и противниками выставки. Полиции удалось пресечь ее, но с этого дня на всех автобанах при подъезде к Мюнхену полицейские заворачивали автомобили, набитые молодыми людьми в кожаных куртках и с бритыми затылками,

Чтобы попасть на выставку, нужно было простоять несколько часов в очереди. Вообще-то в представленных экспонатах ничего необычного не было. За последние 50 лет весь мир эти или подобные им фотографии не раз видел. Сжигаемые деревни, массовые расстрелы мирных жителей, виселицы, Житомир, Тернополь, Орша, Дрогобыч, Орел... Но чаще всего под фотографией подпись: Неизвестная область СССР. Однако акценты выставки несколько иные, чем всегда. Раньше все знали и за долгие годы уверовали окончательно: эти акции над мирным населением осуществляли эсэсовцы. Экспозиция Война на уничтожение недвусмысленно демонстрирует, что полумифические эсэсовцы по большей части тут ни при чем. Они делали лишь свою часть работы, в значительной мере ограниченную численностью войск СС. Все же остальное (а это остальное и есть самое массовое) - дело рук вермахта, то есть обыкновенных служивых немцев. И если учесть, что за годы второй мировой войны в вермахте отслужило практически все мужское население Германии, то неминуемо возникает проблема, которой до сего времени историки и публицисты предпочитали не касаться. Это проблема коллективной ответственности немцев, их коллективной вины за массовое уничтожение мирного населения в годы войны.

Вопрос о коллективной ответственности немцев был поднят на Западе впервые в 1996 г. американским историком Даниэлем Гольдхагеном в книге Добровольные палачи Гитлера. Этот труд стал сенсацией, а его автор - лауреатом престижной премии Ассоциации политических исследований и профессором Гарвардского университета. В нем впервые в западной историографии исследованы приказы армейских военачальников, командиров полкового и дивизионного звена, а также переписка солдат вермахта со своими родственниками.

Книга вызвала потрясение во многих странах Запада, в том числе и в Германии. Немецкие историки ополчились против аргументированного утверждения автора о коллективной вине немцев.

Гольдхаген на основе документов привел многочисленные факты дезавуирующие утвердившееся в сознании многих представление о подневольности исполнителей, о решающей роли нацистов и эсэсовцев в геноциде. Все это автор предложил заменить очень простым, а потому страшным предложением: в катастрофе человечества виноват немецкий народ. Коллективную немецкую вину подтвердила и мюнхенская выставка Война на уничтожение. Преступления вермахта в 1941-1945 гг. [123].

Наряду с утверждающими уроками войны очевидны и ее обязывающие уроки. Один из них - необходимость закрепления добытой Победы, твердой и последовательной поддержки позитивных процессов, получивших развитие в ходе справедливой войны и в результате разгрома германского фашизма и японского милитаризма. Несколько десятилетий после окончания второй мировой войны Европа жила в мире. Огромная роль в этом достижении принадлежит победе советского народа в Великой Отечественной войне.

Продолжает сохранять свое актуальное значение урок, требующий учитывать изменение места и роли войны и военного насилия как преграды на пути поступательного развития человечества. Войны становятся все более жестокими и кровопролитными. Подготовка к их ведению, конфронтационность государств, соперничающих друг с другом прежде всего в военной области, сдерживают социальный прогресс, снижают уровень жизни народов. Это убедительно подтверждают годы холодной войны, когда огромные богатства, создаваемые интеллектуальным и физическим трудом людей, призванные служить источником их благосостояния, направлялись на гонку вооружений.

В этом контексте важно признать историческую близорукость политического руководства как США, так и СССР, отказавшихся в связи с Планом Маршалла от поиска достойных компромиссов, что могло бы способствовать сохранению и широкому развитию в новых послевоенных условиях плодотворного взаимодействия двух ведущих стран мира. Бывшие союзники по антигитлеровской коалиции стали бороться лишь за достижение собственных политических целей, уничтожая остатки былого сотрудничества, чем неоднократно подводили в угоду своим приоритетам, все человечество на грань глобальной катастрофы.

Наконец, пришло осознание того, что можно и нужно принимать все меры для разрешения международных противоречий политическими средствами. Однако, дипломатические усилия, а вслед за ними и политические решения дают результаты тогда, когда они опираются на экономическую и военную мощь. Фактор военной силы играл и будет играть свою роль в обеспечении национальной безопасности России.

Еще один важный урок - это необходимость правильно оценивать соотношение политики и военной стратегии. Бытующее, к сожалению, мнение о том, что политики должны заниматься только политикой, а военные - оборонными вопросами, крайне ошибочно. Политики в чистом виде не существует. Она лишь тогда жизненна и эффективна, когда в совокупности учитывает экономические, социально-политические, идеологические и - не в последнюю очередь - оборонные и военно-стратегические аспекты. При игнорировании одной из этих составляющих политика становится ущербной. Следовательно, политикам и военным необходимо работать рука об руку. Образно говоря, прелюдия войны и ее динамика должны стать учебником не только для политиков, склонных совершать ошибки, но и для тех государственных чиновников, от действий которых зависит военная безопасность Отечества - Российской Федерации.

Не столько вина, сколько беда Сталина была в том, что он в угоду политической цели - любой ценой оттянуть войну - игнорировал чисто военные вопросы. В середине июня 1941 г. армия была поставлена в абсурдное положение: в условиях неотвратимой и уже фактически начавшейся агрессии ей запретили предпринимать какие-либо действия, которые, якобы, могли вызвать политические осложнения. Немецко-фашистские захватчики уже перешли границу, а многие командиры с опаской давали приказ на открытие огня по врагу, боясь пресловутых политических осложнений.

Не менее важный урок Великой Отечественной войны состоит в том, что забота об армии, укреплении безопасности государства должна быть всенародной. Разрушать оборонное сознание народа - это преступление. Почему-то на Западе политические партии могут иметь расхождения по тем или иным вопросам внутренней или внешней политики, но, когда речь заходит о нуждах вооруженных сил, проблемах национальной обороны, здесь нет у них разногласий. Идея служения Отечеству, создания высокого морального статуса защитника Отчизны в обществе должна стать общегосударственной. Она вправе занять ведущее место в общенациональной идее, вокруг которой объединяются все здоровые силы общества.

Война со всей очевидностью показала, что Вооруженные Силы лишь тогда могут выполнить свое предназначение, когда они морально поддерживаются обществом, хорошо обеспечены в материально-техническом плане. Образно говоря, у армии не должна болеть голова о том, во что одеться, обуться, чем питаться и т.д. Военные люди должны заниматься боевой подготовкой, совершенствованием своего профессионального мастерства, а не выбиванием зарплаты. Голодная и раздетая, недостаточно вооруженная армия - уже не армия. Если этого не осознать, Россия может утратить саму возможность защищать свои национальные интересы, свой суверенитет и безопасность. А виновных снова будут искать среди военных [124].

Важным уроком минувшей войны является необходимость сдерживания национального и расового эгоцентризма, отказ от чрезмерной идеологизации международных отношений. То, что это, возможно, убедительно показала антигитлеровская коалиция, сокрушившая агрессоров. Опыт поиска и достижения ее участниками межгосударственных компромиссов в интересах борьбы против общего врага не утратил своего значения и в современных условиях.

Еще один обязывающий урок минувшей войны и Победы состоит в необходимости надежной защиты страны от внешних угроз, в том числе и военных. Такая защита должна строиться на поддержании достаточного оборонного потенциала и стабильной системе международных отношений.

Феномен 22 июня вскрыл наиболее характерный и особенно опасный способ развязывания агрессии: вероломство, вторжение на чужую территорию без объявления войны с нанесением мощнейшего первоначального удара на большую глубину полностью укомплектованными, отмобилизованными и развернутыми главными силами. Вместе с тем урок минувшей войны состоит в том, что в войне побеждает не та сторона, которая нанесла первой удар и достигла решающих успехов в самом его начале, а та, у которой больше моральных и материальных сил, которая умело использует эти силы и способна превратить потенциальную возможность победы в реальную действительность. Наша победа не была исторически предопределена, как в прошлом об этом подчеркивалось. Она была добыта, завоевана в упорной борьбе, ценой огромного перенапряжения всех сил государства, ее народа и армии. Вместе с тем, зная и помня все вехи минувшей войны, хотелось бы надеяться, что это была последняя победа в последней мировой войне. Тысячелетний опыт развития общества подвел нас, может быть, к важнейшему историческому выводу: прогресс не должен и не может в качестве двигателя использовать насилие, каким бы идеологическим камуфляжем оно ни прикрывалось. Человечество имеет шанс навсегда оставить войны историкам.

Не только уроки Великой Отечественной войны, но и опыт мировой истории требуют постоянного укрепления обороноспособности страны. Россия как Великая Держава и одно из крупнейших государств мира связана со всеми уровнями угроз национальной безопасности - международной, региональной, национальной. В то же время угрозы национальной безопасности во многом лежат в экономической, научно-технической и технологической сферах. Для подтверждения данного обстоятельства достаточно привести следующий пример. Если во второй мировой войне было использовано семь ранее не известных видов оружия, в корейской войне - двадцать пять, в четырех арабо-израильских военных конфликтах - тридцать, то в войне в Персидском заливе - около ста [125]. Необходимость постоянного внимания качественному развитию военно-промышленного комплекса государства очевидна.

Минувшая война, ее неисчислимые жертвы и последствия предупреждают народы о той опасности, которую несут войны вообще и мировые особенно, осознанию того, что они навсегда должны быть исключены из жизни общества. Недопустимость использования войны в качестве средства разрешения спорных вопросов между государствами особенно очевидна при существовании принципиально нового оружия - ракетно-ядерного. Развязывание ядерной войны привело бы к гибели не десятков тысяч, а миллионов людей, поставило бы под вопрос существование этносов, народов и государств. Она имела бы катастрофические последствия для всей планеты.

Одним из исторических уроков Великой Отечественной войны является и то, что она продемонстрировала превосходство отечественной военной науки и полководческой мысли - предвидение, творческий характер принимаемых решений, настойчивость и активность в достижении поставленных целей, способность слить воедино высокий боевой дух защитников Родины с военно-технической мощью, достоинствами советского военного искусства.

Итоги Великой Отечественной войны позволяют извлечь важный урок, который можно назвать напоминающим. Это урок необходимости реализма в политике - внутренней и внешней, который следует учитывать при оценке состояния и тенденций развития общества, международной обстановки, соотношения сил мира и войны. Урок предъявляет высокую ответственность политикам за выработку и принятие решений, которые адекватно отвечали бы условиям обстановки, интересам страны и народа, сохранению мира как внутри государства, так и на международной арене.

Ошибки и просчеты, допущенные накануне Великой Отечественной войны и в ходе нее, дорого обошлись советскому народу. Их исправление стоило больших жертв и усилий. Следовательно, правящие и оппозиционные партии, их лидеры, руководители государств и их правительства обязаны критически оценивать свою деятельность. Ведь известно, что отношение партий, власти и личностей к собственным ошибкам характеризует уровень их зрелости и ответственности, степень реального, а не рейтингового авторитета среди сограждан. Предвзятая оценка исторических фактов, их интерпретация, оторванная от жизни, ведут к неправильным выводам, к просчетам в политике, стратегии и в наши дни. История не прощает тем, кто покушается на ее правду и пренебрегает ее уроками.

В числе уроков Великой Отечественной войны и Победы особое место занимает урок, который является одновременно и утверждающим, и обязывающим, и напоминающим: это урок патриотизма, урок готовности к защите Родины. Его важность особенно велика в переходное для общества время, когда наряду с положительными тенденциями заметно разрушительное действие негативных явлений, свидетельствующих об ослаблении у значительной части граждан страны патриотических чувств и убеждений.

Между тем многовековая история нашего государства свидетельствует, что без патриотизма немыслимо создать сильную державу, невозможно привить людям понимание их гражданского долга и уважения к закону, а без этого трудно выработать сколь-нибудь плодотворную и самостоятельную внутреннюю и внешнюю политику.

Как в годы Великой Отечественной, так и теперь патриотизм - огромная сила укрепления единства общества, формирования государственной идеологии, а следовательно, общенациональной идеи, решения экономических, социально-политических, правовых, демократических и других насущных проблем. Все мы вышли из прошлого, в котором отцы и деды, матери и бабушки, старшие братья и сестры защищали Родину, строили и укрепляли страну.

Идея патриотизма - главная в строительстве Вооруженных сил России. Сохранение и развитие лучших национально-исторических и боевых традиций - основные принципы военной реформы. Без единства народа, без веры в его собственные силы, без преодоления национальных противоречий невозможно осуществить преобразования, которые позволят надежно защитить Родину.

Отсюда еще один урок минувшей войны и Победы, урок всех послевоенных лет - необходимость воспитания любви к Родине, гордости за Отечество, уважения к своей истории, к славным делам и традициям предшествующих поколений.

Великая Отечественная война показала, что патриотическая тенденция, преобладавшая в массовом сознании людей, оказала мощное мобилизующее воздействие на многонациональное общество страны. Анализ исторического опыта ведения справедливых войн подтверждает, что для защиты страны только одной ненависти к агрессору, завоевателям чужих территорий недостаточно. У народа должна быть цель, зовущая идея, ради которой он готов в интересах Родины пойти на великие жертвы.

История минувшей войны - это в то же время средство познания, а через него - средство формирования жизненной позиции. Новые поколения должны знать о том, как и почему возникла жестокая и кровавая схватка нашего народа с нацизмом, каковы были ее ход и основные события, чем закончилась война и что дала Победа нашему народу, как мы воспользовались результатами этой Победы. Активность жизненной позиции молодого человека в большой мере зависит от того, насколько он знает ответы на эти вопросы и как их понимает. Без знания истории Великой Отечественной войны невозможно формирование исторического здравомыслия граждан нашей страны.

Таким образом, уроки Великой Отечественной войны имеют непреходящее значение. Они предостерегают от ошибок и просчетов, учат необходимости укрепления российской государственности, обеспечения целостности России, поддержания и упрочения ее международного авторитета и, разумеется, создания условий для достойной жизни ее граждан.

Ключевая международная проблема современности - отношения России с государствами, ранее входившими в состав СССР. Наши народы объединяют не только общая история, взаимные экономические и геополитические интересы, моральные ценности, миллионы родственных, дружеских и деловых связей, которые формировались столетиями, но и во многом схожие проблемы нынешнего времени. Дружба сплотила наши народы в годы тяжелых испытаний. Она остается непреходящей ценностью, опорой развития отношений и совместной защиты стран Содружества Независимых Государств.

Накануне празднования 50-летия победы во второй мировой войне 67% респондентов из числа опрошенных в шести европейских странах, не задумываясь, ответили, что решающую роль в разгроме нацистской Германии сыграли Соединенные Штаты Америки [126]. Умаление вклада СССР и непомерное преувеличение роли союзных держав в наказании агрессора - одно из последствий холодной войны. Это и неудивительно: столько времени политики, а вслед за ними иные публицисты и историки Запада, а затем с началом перестройки и доморощенные специалисты преднамеренно искажали истинное положение вещей, принижая вклад Советского Союза в разгром европейского противника и его восточного союзника, в общую Победу. Они стремились и пытаются вновь доказать, особенно молодежи, что СССР не был главным архитектором Великой Победы во второй мировой войне, а является таким же злодеем, как и германский нацизм. Вот почему подготовка и празднование полувекового юбилея Победы в Великой Отечественной войне стали одним из важнейших этапов в истории обновленной России, значительной вехой консолидации общества на основе патриотизма и верности историческим традициям.

В ходе подготовки и празднования 50-летия Победы в Великой Отечественной войне Правительством Российской Федерации, Российским организационным комитетом были осуществлены меры по реализации решений Совета глав государств - участников Содружества Независимых Государств о проведении международных акций, утверждающих историческую правду и подчеркивающих политическую значимость роли Советского Союза в разгроме фашизма, их вклад в создание условий для мирного демократического развития Европы и всего мира.

Широкая программа мероприятий, посвященных юбилею, была осуществлена Российским центром международного научного и культурного сотрудничества при Правительстве Российской Федерации в 22 странах мира с целью объективного информирования мировой общественности об исторической роли России, всех народов бывшего Советского Союза и Советской Армии в разгроме фашистской Германии. Успеху мероприятий способствовало активное привлечение к их осуществлению российских и зарубежных государственных структур, ветеранских организаций, Русской Православной Церкви, борцов движения Сопротивления, соотечественников и ассоциаций дружбы с Россией. Проведенная работа показала возможность эффективного использования российских центров науки и культуры для расширения и активизации информационного, культурного, научного сотрудничества Российской Федерации с зарубежными странами.

В дни празднования 50-летия Победы были торжественно открыты новые крупные мемориалы и музейные комплексы, достойно продолжившие славные традиции послевоенного монументального искусства. Среди них - главный монумент и Центральный музей Великой Отечественной войны 1941-1945 годов в городе Москве - столице России, два памятника маршалу Г.К. Жукову в Москве, памятники в Санкт-Петербурге, Омске, Екатеринбурге и Твери, музей Маршала Советского Союза Г.К. Жукова в селе Жуковка Калужской области, мемориал Победы и музей Прохоровского танкового сражения в Белгородской области, памятник поэту-фронтовику А.Т. Твардовскому и его литературному герою Василию Теркину в Смоленске, памятники павшим героям в Туле, Оренбурге, Волгограде, Владивостоке, Ставрополе, Екатеринбурге, Курской, Ростовской, Владимирской, Новосибирской, Самарской, Тверской, Московской областях, музей военного и трудового подвига 1941-1945 годов в Саранске и др.[127].

В Москве на Поклонной горе был открыт Храм Георгия Победоносца. В ряде регионов России (в Белгородской, Тамбовской, Тульской и других областях) состоялись открытия и закладки новых храмовых комплексов в память о павших в годы войны. Во всех действующих церквях и молельнях прошли траурные богослужения.

В Послании Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II и Священного Синода Русской Православной Церкви в связи с 50-летием Победы в Великой Отечественной войне отмечено, что еще и не заросли военные раны в народной душе, до сих пор многие семьи оплакивают потерю родных и близких. Более того: пока народ любит свою Отчизну, пока он чувствует причастность к своей истории, пока хранит он свое исконное достоинство - время не властно над памятью народной. Какой бы срок ни отделял нас от дня великой Победы, это событие всегда будет с нами, всегда будет частью нашей жизни, всегда будет нашей честью и славой. И как бы ни старались легкомысленные или злонамеренные люди опорочить свершения нашего народа в той войне, как бы ни оценивали ее некоторые политики и публицисты - она всегда будет для нас священной, ибо с этой войной и с этой победой связана память о миллионах наших соотечественников, миллионах людей во всем мире, послуживших Богу и ближнему даже до смерти или павших невинными жертвами злой воли [128]. Как подчеркнули Патриарх и Священный Синод, Великая Отечественая войны была не просто грандиозным сражением армий. Это была духовная битва, в которой, если говорить словами Ф.М. Достоевского, диавол боролся с Богом. Полем же сей битвы было многонациональное наше Отечество. Отнюдь не случайно Великая Отечественная началась в день, когда Русская Православная Церковь праздновала память Всех святых, в Земле Российской просиявших, а закончилась ко дню святого великомученика Георгия Победоносца - покровителя града Москвы в светлые пасхальные дни [129].

В период с 7 по 11 мая 1995 г. в Москве в юбилейных мероприятиях участвовали 53 делегации из 50 стран мира. Из них 33 делегации возглавляли президенты и главы государства, 13 делегаций - премьер-министры. В торжествах также принял участие Генеральный секретарь ООН Б. Бутрос-Гали [130]. Столь представительное международное участие в торжествах в столице России стало свидетельством неоспоримого признания решающего вклада народов бывшего Советского Союза в разгром нацистской Германии, явилось знаком глубокого уважения к памяти миллионов жертв, которые принесла наша страна на алтарь общей Победы. 9 мая 1995 г. состоялось официальное заседание Совета Безопасности ООН в связи с 50-летием окончания войны в Европе. Совет Безопасности почтил минутой молчания память участников второй мировой войны и ее жертв. Российским представительством при ООН совместно с миссиями государств-участников СНГ в качестве официального документа Генеральной Ассамблеи ООН было распространено Обращение к народам государств-участников Содружества и мировой общественности в связи с 50-летием Победы над фашизмом. Ветеранские организации России, принявшие вместе с представителями ряда министерств и ведомств Российской Федерации участие в юбилейных торжествах в 21 стране мира, выполнили важную политическую миссию, еще раз подчеркнув вклад Советского Союза и России в достижение великой Победы. В особо торжественной обстановке был открыт мемориальный парк на месте первой встречи американских и советских войск на реке Эльбе в городе Шрела (ФРГ). Там установлен бронзовый барельеф в память о жертвах самой кровопролитной войны в истории человечества. К полувековому юбилею Победы был разработан беспрецендентный научно-мемориальный труд - Всероссийская книга памяти, содержащая поименные записи о почти 11 млн. погибших. Обзорный том этого издания вместе с более чем 400 томами Книг памяти были торжественно переданы на вечное хранение в Центральный музей Великой Отечественной войны 1941-1945 годов на Поклонной горе. На 1 декабря 1995 г. были изданы 574 тома Книги памяти. В течение 1996 г. в основном завершено издание указанной книги, включающей более 730 томов. В ряде министерств и ведомств Российской Федерации разработаны отраслевые Книги памяти. Одновременно развернулась работа по созданию справочно-информационной службы о воинах - наших соотечественниках, погибших и пропавших без вести в период второй мировой войны [131].

В целом реализация Федеральной программы празднования 50-летия Победы стала крупномасштабной внешнеполитической акцией российского государства. Ее результатом стало подтверждение признания мировым сообществом подвига народов Советского Союза во второй мировой войне, укрепление международного авторитета России как одного из центров мировой политики.

Таким образом, война 1941-1945 гг. действительно была Великой, Отечественной, священной, народной. Она наложила неизгладимый отпечаток на судьбы миллионов людей планеты, на развитие большинства стран мира, сформировала облик целой эпохи. И вполне закономерно, что с течением времени не ослабевает интерес к этому всемирно-историческому событию, не сужается круг злободневных вопросов, требующих правдивых и исчерпывающих ответов. Но при всем фантастическом переплетении света и теней послевоенных десятилетий неизменным остается одно: бессмертие подвига народа-победителя. отечественный война советский потеря победа

Литература


1. Мифологический словарь. М.,1985. С.91.

. Более подробно см: Вторая мировая война. Актуальные проблемы. М.,1995. С. 314-318.

. Волкогонов Д.А. Триумф и трагедия. М.,1990. Кн. 2. С.227.

. Там же. С. 232-234.

. Большевик. 1946. N 5. С. 3.

. Волкогонов Д.А. Триумф и трагедия. Кн. 2. С. 418.

. Цит. по:Политическое самообразование. 1988. N 17. С. 43.

. Там же.

. Людские потери в Великой Отечественной войне. СПб.,1995. С. 72.

. Поляков Ю.А. Наше непредсказуемое прошлое. М.,1995. С. 97.

. Новая и новейшая история. 1992. N 3. С. 219.

. Вторая мировая война. Актуальные проблемы. С. 317.

. Источник. 1994. N 5. С.87-94.

. Там же. С. 92.

. Там же. С. 94.

. Там же.

. Военно-исторический журнал. 1990. N 3. С. 14-16.

. Правда. 1990. 9 мая.

. Памяти павших: Великая Отечественная война (1941-1945).

М.,1995. С. 81.

. Зверев Б.И. Главный фронт борьбы с фашизмом. М., 1990. С. 4.

. Вторая мировая война: Итоги и уроки. М., 1985. С. 120.

. Геббельс Й. Дневники 1945 г. Последние записи: Пер. с нем. Смоленск, 1993. С.298, 302.

. Полвека назад: Великая Отечественная война: Цифры и факты. М., 1995. С.72.

. Союзники в войне 1941-1945. М., 1995. С. 28.

. Основные показатели работы Тыла советских Вооруженных Сил в операциях Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. М., 1970. С.292.

. Труд. 1984. 13 ноября.

. Цит. по: Труд. 1984. 13 ноября.

. Всероссийская Книга Памяти 1941-1945: Обзорный том. C.411.

. Полвека назад: Великая Отечественная война: Цифры и факты. С.100.

. Памяти павших: Великая Отечественная война (1941-1945). С.90.

. Стратегический очерк Великой Отечественной войны. М., 1961. С.969.

. Основные показатели работы Тыла советских Вооруженных Сил в операциях Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. С.321,323.

. Полвека назад: Великая Отечественная война: Цифры и факты. С.101.

. Государство и право. 1995. N 5. С.9.

. Полвека назад: Великая Отечественная война: Цифры и факты. С.101.

. Великая Отечественная война 1941-1945. Энциклопедия. М.,1985. С.169.

. Людские потери СССР в Великой Отечественной войне. С. 179.

. Советская Россия 1997. 21 июня.

. Сборник сообщений Чрезвычайной государственной комиссии о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков. М., 1946. С. 7.

. Людские потери СССР в Великой Отечественной войне. С. 179.

. Полвека назад: Великая Отечественная война: Цифры и факты. С.87.

. Там же.

. Там же.

. Памяти павших: Великая Отечественная война (1941-1945). С.83.

. Всероссийская Книга Памяти 1941 -1945: Обзорный том. С.406.

. Там же. С.407.

. Полвека назад: Великая Отечественная война: Цифры и факты. С.89.

. Людские потери СССР в Великой Отечественной войне. С.148.

. Источник. 1994. N 1. С. 54-55.

. Народ и война: 50 лет Великой Победы. СПб.,1995. С. 227-228.

. Правда. 1990. 9 апреля.

. ЦАМО. Ф. 32. Оп. 64598. Д. 10. Л.384, 387.

. Международная жизнь. 1994. N 5. С. 90.

. Там же. С. 92.

. Полвека назад: Великая Отечественная война: Цифры и факты. С.96.

. Вероссийская Книга Памяти 1941-1945: Обзорный том. C.410.

. Полвека назад: Великая Отечественная война: Цифры и факты. С.97-98.

. Военно-исторический журнал. 1962. N 12. С.72.

. Международная жизнь. 1994. N 9. С. 102.

. Полвека назад: Великая Отечественная война: Цифры и факты. C.107.

. Урланис Б. Война и народонаселение Европы. Людские потери вооруженных сил европейских стран в войнах XVII-XX вв.: Историко-статистическое исследование. М., 1966. С. 199.

. Военно-исторический журнал. 1960. N 5. С. 81.

. Там же. 1996. N 3. С. 30.

. Там же. С. 31.

. Там же. С. 32.

. Полвека назад: Великая Отечественная война: Цифры и факты. С.109.

. Там же. С. 105,110.

. Советская Россия. 1997. 21 июня.

. Там же.

. Гриф секретности снят: Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах. С. 374-375.

. Вторая мировая война: Итоги и уроки. С. 211.

. Там же.

. Основные показатели работы Тыла советских Вооруженных Сил в операциях Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. С.300.

. Вторая мировая война: Итоги и уроки. С. 211.

. Там же. С.212.

. Народное хозяйство в Великой Отечественной войне 1941-1945: Статистический сборник. М.,1990. С. 53.

. Российская газета. 1995. 10 мая.

. Симонов Н. Военно-промышленный комплекс СССР в 1920-1950-е годы: темпы экономического роста, структура, организация производства и управления. М., 1996. С.185.

. Страницы истории советского отечества. М., 1989. С.364, 365.

. Известия. 1955. 25 сентября.

. Золотарев В.А., Тюшкевич С.А. Опыт и уроки отечественной военной истории. М., 1995. С. 89.

. Тридцатилетие победы советского народа в Великой Отечественной войне: Документы и материалы. М.,1975. С. 3-4.

. Вторая мировая война 1939-1945. М.,1984. Т. 12. С. 349-362.

. Наше Отечество. Опыт политической истории. В двух томах. М.,1991. Т. 2.

. Там же. С. 427.

. Кондакова Н.И. Духовная жизнь России и Великая Отечественная война 1941-1945 гг. М., 1995. С. 4-5.

. Памяти павших: Великая Отечественная война (1941-1945). С. 253.

. Величие подвига советского народа: Зарубежные отклики и высказывания 1941-1945 годов о Великой Отечественной войне. М.,1985. С. 262.

. Азия и Африка сегодня. 1996. N 1. С. 14.

. Золотарев В.А.,Тюшкевич С.А. Опыт и уроки отечественной военной истории. С. 91.

. Международная жизнь. 1994. N 9. С. 95.

. Гареев М.А. Маршал Жуков. Величие и уникальность полководческого искусства. М., Восточный университет. 1996. С. 190.

. Красная звезда. 1996. 5 мая.

. Цит. по: Гареев М.А. Маршал Жуков. Величие и уникальность полководческого искусства. С.190.

. Независимая газета. 1996. 8 мая.

. Волкогонов Д. Семь вождей. М.,1995. Кн. 2. С. 430.

. Там же. С. 443.

. 50-летие Великой Победы над фашизмом: История и современность. Смоленск,1995. С. 273-274.

. Правда России. 1996. 7 мая.

. Вторая мировая война и современность. М., 1972. С.162.

. Там же. С.40.

. Русская мысль. 1997. 16-22 октября. С.5.

. Русская мысль. 1997. 9-15 октября. С.20.

. Военная энциклопедия. Т.2. М., 1994. С.443.

. Журнал Московской патриархии. 1945. N 3. С. 23-24.

. Военно-исторический журнал. 1997. N 3. С.6.

. 50-летие Великой Победы над фашизмом: История и современность. С. 307.

. История России с древности до наших дней: пособие для поступающих в ВУЗы. М., 1994. С.330.

. Советская военная энциклопедия. М.1976. Т. 2. С.137.

. 50-летие Великой Победы над фашизмом: История и современность. С. 291.

. Международная жизнь. 1995. N 4-5. С. 60.

. Цит.по: Памяти павших: Великая Отечественная война (1941-1945). С. 27.

. Советская военная энциклопедия. М.,1978. Т. 6. С.137.

. Освободительная миссия Советских Вооруженных Сил во второй ми-ровой войне. М.,1971. С. 469-470.

. Военно-исторический журнал. 1997. N 3. С.8.

. Архив Президента РФ. Ф. 45. Оп.1. Д. 279. Л. 4-67.

. История второй мировой войны 1939-1945 гг. Т.10. М., 1979. С.134.

. Золотарев В.А., Тюшкевич С.А. Опыт и уроки отечественной военной истории. С.104.

. Цит.по: Новое время. 1990. N 40. С.41.

. Цит. по: Итоги. 1996. N 23. С.40.

. История России с древности до наших дней: пособие для поступающих в ВУЗы. С.345.

. Советская Россия. 1997. 21 июля.

. Московский комсомолец. 1997. 12 марта.

. Ориентир. 1997. N 5. С.7.

. Красная Звезда. 1997. 31 января.

. Военно-исторический журнал. 1997. N 4. С.2.

. Доклад о мероприятиях, проведенных в связи с празднованием 50-летия Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов и 50-летия окончания второй мировой войны. М., 1996. С.14.

. Цит. по: Доклад о мероприятиях, проведенных в связи с празднованием 50-летия Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов и 50-летия окончания второй мировой войны. М., 1996. С.109.

. Там же. С.110.

. Там же. С.23.

. Там же. С.18-20.


Теги: Война, народ, победа: взгляд сквозь годы  Другое  История
Просмотров: 18250
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Война, народ, победа: взгляд сквозь годы
Назад