Творческая индивидуальность Н.В. Гоголя: современный контекст изучения

МИНОБРНАУКИ РОССИИ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ

БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

"БАШКИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ

УНИВЕРСИТЕТ ИМ.М.АКМУЛЛЫ"

Институт филологического образования и межкультурных коммуникаций

Кафедра русской литературы


ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

Творческая индивидуальность Н.В. Гоголя: современный контекст изучения


Шамина Екатерина Николаевна


УФА 2014

Содержание


Введение

. Новые исследования биографии Н.В. Гоголя

1.1 Современные гипотезы о личной жизни писателя

.2 Своременные гипотезы о болезни и смерти Н.В. Гоголя

2. Новые аспекты изучения творчества Н.В. Гоголя

.1 Изучение творчества Н.В. Гоголя с позиции православного мировоззрения

.2 Понятийный и художественный направления изучения творчества Н.В. Гоголя в современном гоголеведении

. Изучение биографии и произведений Н.В. Гоголя в современной школе

.1 Задачи и методы преподавания творчества Н.В. гоголя в школе

.2 Актуальные проблемы изучения жизни и творчества Н.В. Гоголя в современной школе

Заключение

Список литературы


Введение


В этом году русская литература отмечала двухсот пятилетие со дня рождения Н.В. Гоголя. В литературу он вошел как самый таинственный писатель России. И в начале 21 века он оказывается все тем же неоднозначным автором со стороны литературоведения.

Современники Гоголя считали, что его поймут только в России. Так думал и В.Г. Белинский полагая, что Запад опередил Россию в социальном и экономическом развитии. А Гоголь воспитывался в феодальной, в крепостной России. И.В. Киреевский хоть и не считал, что Запад во всем опережал Российскую империю, но все же не смог бы понять творчество писателя из-за потери христианских ценностей, которые превалировали в произведениях Николая Васильевича. Однако современники во многом ошибались, потому что в наше время многие конференции по творчеству Гоголя имеют статус мирового масштаба.

В XX веке наблюдалось большое разнообразие подходов к изучению биографии и творчества Н.В. Гоголя. Начало века ознаменовалось идейным прорывом интерпретаций В.Г. Белинского. Критика символистов (В. Розанов, А. Белый, В. Брюсов) отрицала социальную направленность гоголевских произведений, определение его творчества, как реализм. В советское же время Гоголя рассматривали с точки зрения В.Г. Белинского, как единственно правильной.

Новый этап в развитии подходов изучения творчества великого писателя сообщила конференция "Гоголь и современность", прошедшая в 1984 году [30]. На ней были замечены новые тенденции в осмыслении творчества Гоголя. Например, выдвигалась теория о том, что в реализме Гоголя прослеживается романтизм - критика житейской пошлости, интерес к фольклору и т.д. Но во время перестройки вновь наступило затишье в модернизации исследований творчества русского классика. И только в 1990-х начался процесс "эксгумации" литературно-критических трудов, которые были надежно заперты в спецхранах. Книги и статьи таких авторов, как Д.Н. Овсянико-Куликовского, Д.С. Мережковского, В.В. Зеньковского и других дали новую волну исследований произведений Н.В. Гоголя.

Один из аспектов изучения творчества писателя является религиозная сторона мировоззрения. Как известно, эту сторону творчества Гоголя стали рассматривать еще критики и философы Серебряного века. В апрельском юбилейном номере журнала "Весы" за 1909 год символисты провозгласили "гоголевский манифест". В нем они заявляли, что наступила время Гоголя - "мечтателя, фантаста", как говорил А. Белый и ясновидец, со страстью к гиперболам, как у Брюсова [5].

В наше время основным предметом разговоров стали "Выбранные места из переписки с друзьями", так как самое главное, что есть у Гоголя - это путь ко Христу. Такие известные ученые как В. Воропаев, И. Виноградов, И. Золотусский, М.М. Дунаев придерживаются "православного гоголеведения" (эти идеи в свое время разрабатывали И. Ильин, К. Мочульский, В. Зеньковский).

Изучение феноменологии зла является одним из аспектов религиозно-мистических исследований творчества Гоголя. Впервые демонологическую характеристику персонажам дал Д.С. Мережковский в своем эссе "Гоголь и черт". Символист говорил, что в глаз Гоголю, подобно Каю из сказки "Снежная королева" Г.Х. Андерсена, попал осколок дьявольского зеркала. Это-то и предопределила его искаженный взгляд на явления действительности, в которой человек становится игрушкой в руках дьявола. Теория Мережковского преломилась о западное сознание литературоведов через очерк В.В. Набокова "Николай Гоголь".

Опираясь на Мережковского и Набокова в Западной культуре распространилось мнение, что в своих произведениях Гоголь отходит от духовной и нравственной стороны в жизни человека. Западноевропейские филологи настаивают на том, что за иронией автор скрывал свое отсутствие веры в человека. Он был занят изображением мертвецов, обладающих лишь видимостью жизни [30;152]. Писатель манипулирует своими персонажами, как в кукольном театре.

В советское время В.В. Кожинов, своим истолкованием "Шинели", нанес первый удар по традиционной интерпретации гоголевских произведений [30;155]. В 2002 году вышла монография "Феномен "Шинели" Н.В. Гоголя в свете философского миросозерцания писателя", авторы которой считают, что основной идеей гоголевских произведений является идея расплаты за бесцельную жизнь. Эта идея прочитывается в первом томе "Мертвых душ", который заканчивается смертью и похоронами прокурора. Смерть еще одного "незаметного" человека - Акакия Акакиевича Башмачкина - также представляется авторам монографии "естественным результатом чересчур заземленного образа жизни", возмездием за бездуховную жизнь и в этом, по мнению ученых, виноват сам герой [39; 98].

К анализу семиотической стороны творчества русского классика, переполненного сложными культурными символами и кодами. Эти стороны принимают онтологический статус, - т.е. поля, выделенного и интерпретированного филологическими, а не богословскими методами. К этому обращается Н.О. Осипова [39; 99].

Эстетическим объектом работ Ю.В. Манна является гоголевская ирония. По мнению исследователя, гоголевский алогизм по своей сути обаятелен. Мотивировка и целесообразность событий произведений Гоголя кроется в самой их немотивированности. На самом деле художественный мир писателя не поддается однозначному толкованию. События для классика - яркая, хулиганская трансцендентальность, определяющая логику произведений. Современный гоголевед отмечает баланс между абсурдом и логикой у Гоголя, тем самым пытается сблизить писателя с Ф. Кафкой. Поэтому гоголевские произведения не поддаются однозначной интерпретации. Насыщенность контрастов темного и светлого, несоответствия формы и содержания порождают комичность в творчестве писателя. "Злой гений литературы" превращается в "гения смеха". Пороки, преступления - все, даже чувство тоски, приобретает комический оттенок. Эстетический подход Гоголя, как пишет Ю. Манн, производит художественно-терапевтический эффект.

Таким образом, эстетический подход в исследованиях не пытается найти окончательного результата, а всего лишь нацелен на поиск одной из возможных интерпретаций текста. Как отмечала Н.И. Ищук-Фадеева: "Меня интересует только текстовая реальность и только то, что происходит в ней" [39; 106].

В наше время феномен Гоголя не раскрыт до конца. Новым аспектом изучения является диалог с литературоведами Украины. Можно утверждать, что Гоголь стал первооткрывателем Малороссии, открыв читателям России и всего мира поэтическую украинскую жизнь. Но в поздних произведениях Гоголь отказывается от национальной темы и после "Тараса Бульбы" более к ней не возвращается, а решение проблемы он ищет в пространстве вненациональном.

Таким образом, в современных исследованиях произведений Гоголя нет никаких аксиом. Интерпретации произведений писателя Белинским, символистами, приверженцев "православного гоголеведения", представителей социологической и семиотической школ сосуществуют в постоянном диалоге друг с другом.

Предмет исследования - жизнь и творчество Н.В. Гоголя в современных исследованиях.

Объект исследования - конкретные литературоведческие работы (В.А. Воропаев "Н.В. Гоголь: Жизнь и творчество", "Николай Гоголь. Опыт духовной биографии", С.А. Павлинов Тайнопись Гоголя. "Ревизор", И.А. Виноградов "Гоголь - художник и мыслитель: Христианские основы миросозерцания").

Их выбор обусловлен несколькими причинами: во-первых, это одни из самых популярных и известных работ о Н.В. Гоголе, во-вторых, данные работы наиболее полно раскрывают творчество писателя, в-третьих, они зарекомендовали себя в научном обществе.

Актуальность и новизна исследования заключается в том, что, во-первых, на данный момент вышло очень много работ, которые по-новому интерпретируют биографию и творчество Н.В. Гоголя, при этом опровергая многое, что было сказано раньше и во-вторых, было обнародовано большое количество документов, личных вещей Гоголя, которые до настоящего времени не издавались.

Новизна заключается в том, что новые исследования помогут более полно представить ученикам образ Н.В. Гоголя

Цель работы - историко-функциональное освещение творческой индивидуальности Н.В. Гоголя.

В соответствии с поставленной целью в работе решаются следующие задачи:

) определить круг наиболее репрезентативных работ;

) выявить концептуальные особенности современных подходов;

) оценить их значение и продуктивность в контексте науки.

Методологической базой исследования являются теоретико-литературные труды о творческой индивидуальности писателя и историко-функциональном изучении литературы (В.А. Воропаев "Н.В. Гоголь: Жизнь и творчество", "Николай Гоголь. Опыт духовной биографии", С.А. Павлинов Тайнопись Гоголя. "Ревизор", И.А. Виноградов "Гоголь - художник и мыслитель: Христианские основы миросозерцания", И.А. Есаулов "Пасхальность русской словесности")

Теоретическая значимость работы состоит в отборе наиболее презентабельных современных исследований.

Практическая значимость исследования заключается в том, что его результаты могут быть использованы на уроках и внеклассных мероприятиях по литературе, а также для подготовки к ГИА и ЕГЭ.

Структура работы: выпускная работа состоит из введения, глав, заключения, списка использованной и цитированной литературы, насчитывающего наименований и методического приложения. Общий объём научного исследования составляет 60 страницы.


1. Новые исследования жизнеописания Н.В. Гоголя


.1 Современные гипотезы о личной жизни


В этом году русская литература отмечала двухсот пятилетие со дня рождения Н.В. Гоголя. В литературу он вошел как самый таинственный писатель России. Но не только творчество, но и жизнь его была скрыта от глаз общественности, что стало причиной возникновения различных гипотез.

В современном мире исследования жизни Н.В. Гоголя ценны тем, что в них используются материалы, которые разархивированы только недавно и прежде не использовались. В то же время такие работы актуальны тем, что опираясь на биографию писателя, можно раскрыть глубинные смыслы его произведений.

Многие ученые занимаются изучением жизни Н.В. Гоголя. Такие как В.А. Воропаев, И.А. Виноградов, И.П. Золотусский

Огромную работу проделали И.А. Виноградов и В.А. Воропаев по составлению полного собрания сочинений в 17 томах. Шестнадцатый том посвящен полной летописи жизни и творчества писателя.

Также И.А. Виноградов подготовил трехтомник "Гоголь в воспоминаниях, дневниках, переписке современников. Полный систематический свод документальных свидетельств". Данной книге автор использует письма не из первого издания, подготовленного Шенроком, а ("с пропусками и ошибками", как отмечает сам Виноградов), а по архивному автографу с подробнейшим и тщательнейшим описанием этого автографа.

Как известно, Гоголь не был женат, что и повлияло на множество гипотез о его личной жизни.

В.А. Воропаев считает, что причина безбрачия писателя лежит в монашеском образе его жизни. Гоголь никогда не имел намерения женится, но в литературоведении крепко закрепилось убеждение, что писатель был влюблен в графиню Анну Михайловну Виельгорскую (в замужестве княгиня Шаховская) и даже хотел на ней жениться. Воропаев же доказывает, что это утверждение не совсем обоснованно. В своей статье "почему Гоголь не был женат" он подробно доказывает, что В. И. Шенрок, который является одним из основоположников данной гипотезы, не правильно истолковал переписку. Очень много противоречий в данной работе было найдено в свое время А.И. Кирпичниковым, в том числе в датировке. Также в высказывании В.А. Соллогуба - "кажется, единственная женщина, в которую влюблен был Гоголь", на которое обычно ссылаются исследователи ничего не говорится о сватовстве. Да и сам Гоголь ни один раз говорил, что не создан для женитьбы.

В.А. Воропаев вообще очень многое в биографии писателя объясняет с помощью православного мировоззрения, что можно увидеть в его книге "Николай Гоголь: Опыт духовной биографии".

"Поблагодарите Бога прежде всего за то, что вы русской, - писал он своему другу графу Александру Петровичу Толстому. - Для русского теперь открывается этот путь, и этот путь есть сама Россия. Если только возлюбит русской Россию, возлюбит и все, что ни есть в России. К этой любви нас ведет теперь Сам Бог. Без болезней и страданий, которые в таком множестве накопились внутри ее и которых виною мы сами, не почувствовал бы никто из нас к ней состраданья. А состраданье есть уже начало любви".

Это письмо, названное Гоголем "Нужно любить Россию" и включенное в книгу "Выбранные места из переписки с друзьями", было запрещено цензурой и не печаталось при жизни автора. Оно и сегодня, к сожалению, не так широко известно. Да и сама книга, о которой много написано, едва ли понята в своей сути. В ней Гоголь во всеуслышание высказал свои взгляды на веру, Церковь, царскую власть, Россию, слово писателя. Он выступил в роли государственного человека, стремящегося к наилучшему устройству страны, установлению единственно правильной иерархии должностей, при которой каждый выполняет свой долг на своем месте и тем глубже сознает свою ответственность, чем это место выше.

Все вопросы жизни - бытовые, общественные, государственные, литературные - имеют для Гоголя религиозно-нравственный смысл. Признавая и принимая существующий порядок вещей, он стремился к преобразованию общества через преобразование человека. "Общество образуется само собою, общество слагается из единиц, - говорил он. - Надобно, чтобы каждая единица исполнила должность свою... Нужно вспомнить человеку, что он вовсе не материальная скотина, но высокий гражданин высокого небесного гражданства. Покуда он хоть сколько-нибудь не будет жить жизнью небесного гражданина, до тех пор не придет в порядок и земное гражданство".

Гоголь указал на два условия, без которых никакие благие преобразования в России невозможны. Прежде всего, нужно любить Россию. А что значит - любить Россию? Писатель поясняет: "Тому, кто пожелает истинно честно служить России, нужно иметь очень много любви к ней, которая бы поглотила уже все другие чувства, - нужно иметь много любви к человеку вообще и сделаться истинным христианином во всем смысле этого слова".

Не должно также ничего делать без благословения Церкви: "По мне, безумна и мысль ввести какое-нибудь нововведение в Россию, минуя нашу Церковь, не испросив у нее на то благословенья. Нелепо даже и к мыслям нашим прививать какие бы то ни было европейские идеи, покуда не окрестит их она светом Христовым". Для Гоголя понятие христианства выше цивилизации. Залог самобытности России и главную ее духовную ценность он видел в Православии.

Гоголь учил сознательному, ответственному отношению к жизни. Незадолго до смерти в письме к своему духовному отцу протоиерею Матфею Константиновскому (1850 года) он говорил: "Хотелось бы живо, в живых примерах, показать темной моей братии, живущей в мире, играющей жизнию, как игрушкой, что жизнь - не игрушка". Современный человек во многом утратил представление о том, для чего он живет, что ему делать со своей жизнью. Раньше он это понимал через православную веру, которая учит чувству ответственности.

Фольклорные образы и сюжеты, почерпнутые из преданий, народных песен и дум, сочетаются в произведениях Гоголя с жизненным реализмом, образуя неповторимый художественный синтез. Великий знаток человеческой души, доподлинно знавший, как неискоренимо зло в человеческой натуре, он был также гениальным лириком, тонко и проникновенно умевшим чувствовать красоту родной природы и величие человеческого духа.

Гоголь воспел героическое прошлое казачества, рыцарскую преданность Отечеству и вместе с тем в поэтическом песенном образе неудержимо несущейся птицы тройки выразил уверенность в великом духовном будущем своей страны и народа. Для него русский и малороссиянин - близнецы братья, призванные к тому, чтобы составить "нечто совершеннейшее в человечестве".

Что касается художественного стиля Гоголя, то он стремился выработать его таким, чтобы в нем сливались стихии церковнославянского и народного языка. Это подтверждается, в частности, собранными им "Материалами для словаря русского языка", где представлены слова и диалектные, и церковнославянские. По Гоголю, характерное свойство русского языка - "самые смелые переходы от возвышенного до простого в одной и той же речи". При этом он подчеркивал, что под русским языком разумеет "не тот язык, который изворачивается теперь в житейском обиходе, и не книжный язык, и не язык, образовавшийся во время всяких злоупотреблений наших, но тот истинно русский язык, который незримо носится по всей Русской земле, несмотря на чужеземствованье наше в земле своей, который еще не прикасается к делу жизни нашей, но, однако ж, все слышат, что он истинно русский язык..."

Эти мысли легли в основу характеристики Гоголем русского языка в статье "В чем же наконец существо русской поэзии и в чем ее особенность", которую по праву можно назвать эстетическим манифестом писателя. "Необыкновенный язык наш есть еще тайна... - говорит Гоголь. - Он беспределен и может, живой, как жизнь, обогащаться ежеминутно, почерпая, с одной стороны, высокие слова из языка церковного, а с другой стороны - выбирая на выбор меткие названья из бесчисленных своих наречий, рассыпанных по нашим провинциям, имея возможность таким образом в одной и той же речи восходить до высоты, не доступной никакому другому языку, и опускаться до простоты, ощутительной осязанью непонятливейшего человека..."

Не удивительно, что Гоголь отчасти и проник в тайну этого рождающегося языка. Приобретая драгоценный опыт, он стремился поделиться им с друзьями литераторами, например, Николаем Языковым, которому писал в 1843 году из Бадена: "В продолжение говения займись чтением церковных книг. Это чтение покажется тебе трудно и утомительно, примись за него, как рыбак, с карандашом в руке, читай скоро и бегло и останавливайся только там, где поразит тебя величавое, нежданное слово или оборот, записывай и отмечай их себе в материал. Клянусь, это будет дверью на ту великую дорогу, на которую ты выдешь! Лира твоя наберется там неслыханных миром звуков и, может быть, тронет те струны, для которых она дана тебе Богом".

Сохранившиеся тетради выписок Гоголя из творений святых отцов и богослужебных книг свидетельствуют о том, что ему хорошо известна была христианская книжность. Судя по всему, он искал путей к тому, чтобы стать духовным писателем в собственном смысле этого слова. Духовная, церковная литература по форме имеет ряд отличий от литературы светской, хотя между этими видами словесности имеются некоторые общие приемы, в том числе и художественные. Но духовное творчество имеет строго определенную цель, направленную к объяснению смысла жизни по христианскому вероучению. Такое творчество основывается на Священном Писании и имеет определенные признаки. Писатель, взявшийся решать вопросы сокровенной жизни "внутреннего человека", сам должен быть православным христианином. Он обязан также основательно знать предшествующую традицию церковной литературы, а она корнями уходит в Святое Евангелие - источник духовного слова, резко отличающийся по своей направленности от основы, породившей художественную литературу во всем разнообразии ее проявлений. Наконец, для церковного писателя необходима живая вера в Промысл Божий, в то, что во Вселенной все совершается по непостижимому замыслу ее Создателя. В своем зрелом творчестве Гоголь приблизился именно к такому пониманию целей литературы.

Назначение искусства, считал Гоголь, - служить "незримой ступенью к христианству", ибо современный человек "не в силах встретиться прямо со Христом". По Гоголю, литература должна выполнять ту же задачу, что и сочинения духовных писателей, - просвещать душу, вести ее к совершенству. В этом для него - единственное оправдание искусства. И чем выше становился его взгляд на искусство, тем требовательнее он относился к себе как к писателю.

Суть творческого развития Гоголя заключается в том, что от чисто художественных произведений, где литургическая, церковная тема была как бы в подтексте, он переходит к ней непосредственно в "Размышлениях о Божественной Литургии", сочинениях, подобных "Правилу жития в мире" (собственно духовная проза), и в публицистике "Выбранных мест из переписки с друзьями". К новым жанрам зрелого творчества Гоголя можно отнести и составленные им молитвы, а также систематизированные выписки из творений святых отцов и учителей Церкви - труды, характерные скорее для такого писателя аскета, каким был, например, святитель Игнатий (Брянчанинов), чем для светского литератора. Молитвы Гоголя, написанные во второй половине 40-х годов, свидетельствуют о его богатом молитвенном опыте и глубокой в оцерковленности его сознания.

В постижении тайны проникновенного лиризма церковной поэзии, осознании значения церковнославянского языка в формировании русского литературного языка Гоголь опередил свое время. Для Гоголя русский литературный язык - единственный и прямой наследник церковнославянского языка, который в славянском мире иногда называли русским и который был общеславянским книжным (литературным) языком. "Честь сохранения славянского языка, - говорил он, - принадлежит исключительно русским". Как-то в разговоре со своим земляком О.М. Бодянским, профессором истории и литературы славянских наречий Московского университета, Гоголь сказал: "Нам, Осип Максимович, надо писать по-русски... надо стремиться к поддержке и упрочению одного, владычного языка для всех родных нам племен. Доминантой для русских, чехов, украинцев и сербов должна быть единая святыня - язык Пушкина, какою является Евангелие для всех христиан...".

В конце жизни, осенью 1851 года, по возвращении из Оптиной пустыни Гоголь посетил на Покров (1 октября) Свято Троицкую Сергиеву лавру, чтобы помолиться о своей матери в день ее именин. Там он вместе с отцом Феодором (Бухаревым) посетил студентов Московской Духовной академии. "Студенты приняли его с восторгом, - вспоминал архимандрит Феодор. - И когда при этом высказано было Гоголю, что особенно живое сочувствие возбуждает он к себе тою благородною открытостью, с которой он держится в своем деле Христа и Его истины, то покойный заметил на это просто: Что ж? Мы все работаем у одного Хозяина".

Несмотря на краткость сказанных Гоголем слов, он все же выразил перед будущими пастырями важную мысль о том, что чувствует свою общность с ними в служении Христу.

Константин Мочульский в книге "Духовный путь Гоголя", имея в виду значение Гоголя в истории русской литературы, писал: "В нравственной области Гоголь был гениально одарен; ему было суждено круто повернуть всю русскую литературу от эстетики к религии, сдвинуть ее с пути Пушкина на путь Достоевского. Все черты, характеризующие "великую русскую литературу", ставшую мировой, были намечены Гоголем: ее религиозно нравственный строй, ее гражданственность и общественность, ее боевой и практический характер, ее пророческий пафос и мессианство. С Гоголя начинается широкая дорога, мировые просторы. Сила Гоголя была так велика, что ему удалось сделать невероятное: превратить пушкинскую эпоху нашей словесности в эпизод, к которому возврата нет и быть не может". [41]

В этих словах много правды, хотя, наверное, перелом в русской литературе был не столь резок. В том же Пушкине, особенно зрелом Пушкине 30-х годов, нельзя не заметить начал будущей русской литературы, что, кстати сказать, хорошо сознавал и Гоголь, называя поэта "нашим первоапостолом".

О значении Гоголя в истории русской литературы говорилось немало. Может быть, точнее других сказал об этом протоиерей Павел Светлов, профессор богословия Киевского университета св. Владимира: "Мысль Гоголя о необходимости согласования всего строя нашей жизни с требованием Евангелия, так настойчиво высказанная им в нашей литературе в первый раз, явилась тем добрым семенем, которое выросло в пышный плод позднейшей русской литературы в ее лучшем и доминирующем этическом направлении. Призыв обществу к обновлению началами христианства, хранимого в Православной Церкви, был и остается великою заслугою Гоголя перед отечеством и делом великого мужества для его времени, чаявшего спасения в принципах европейской культуры".

В заключение приведем слова, сказанные ново мучеником протоиереем Иоанном Восторговым на панихиде по Гоголю в 1903 году, в которых ясно видится смысл его духовного значения. "Вот писатель, у которого сознание ответственности пред высшею правдою за его литературное слово дошло до такой степени напряженности, так глубоко охватило все его существо, что для многих казалось какою-то душевною болезнью, чем-то необычным, непонятным, ненормальным. Это был писатель и человек, который правду свою и правду жизни и миропонимания проверял только правдою Христовой. Да, отрадно воздать молитвенное поминовение пред Богом и славу пред людьми такому именно писателю в наш век господства растленного слова, - писателю, который выполнил завет апостола: слово ваше да будет солию растворено (Кол. 4, 6). И много в его писаниях этой силы, предохраняющей мысль от разложения и гниения, делающей пищу духовную удобоприемлемой и легко усвояемой... Такие творцы по своему значению в истории слова подобны святым отцам в Православии: они поддерживают благочестные и чистые литературные предания".

При жизни Гоголя ценили прежде всего, как сатирика и юмориста. Многое в его творчестве стало понятно позднее. Любое направление или течение в литературе могло по праву видеть в нем своего предтечу. Гоголь стал первым представителем глубокого и трагического религиозно нравственного стремления, которым проникнута русская литература. Выдвинутый им идеал воцерковления русской жизни - идеал до сей поры глубоко значимый для России.

Литературное значение Гоголя огромно. Его именем назван целый период русской литературы. И все-таки в сознание современников и последующих поколений он вошел как образец русского писателя, сознающего свою ответственность за то дело, к которому призван.


.2 Современные гипотезы о болезни и смерти Н.В. Гоголя

гоголь творчество мировоззрение художественный

3 марта 1852 года Иван Сергеевич Тургенев писал Ивану Сергеевичу Аксакову: "...Скажу Вам без преувеличения, с тех пор, как я себя помню, ничего не произвело на меня такого впечатления, как смерть Гоголя. Эта страшная смерть - историческое событие - понятна не сразу; это тайна, тяжелая, грозная тайна - надо стараться ее разгадать... но ничего отрадного не найдет в ней тот, кто ее разгадает. Трагическая судьба России отражается на тех из русских, кои ближе других стоят к ее недрам - ни одному человеку, самому сильному духу, не выдержать в себе борьбу целого народа - и Гоголь погиб! Мне, право, кажется, что он умер, потому что решился, захотел умереть..." [52].

Тайна смерти Н.В. Гоголя является самой обсуждаемой темой не только среди критиков, но и среди всех его читателей. Предшествовала ли психическая болезнь кончине писателя или же он заснул летаргическим сном, а может врачебная ошибка лишила нас гения.

В 1903 году в журнале "Вопросы философии и психологии" опубликовал статью "Болезнь Н.В. Гоголя" известный русский психиатр В.Ф. Чиж. Данная гипотеза о психической расстройстве писателя, начавшемся еще в годы юности, была достаточно прямолинейна, однако, имевшая огромную популярность больше ста лет. В наше время имеется огромное количество работ, опровергающих данную теорию.

Например, работа А.П. Давыдова "Душа Гоголя", которая направлена против предположений В.Ф. Чижа. Современный ученый не отрицает психической болезни писателя, но считает его последствием социального и культурного раскола в душе, который он не смог превозмочь.

"По свидетельству многих диагностов, - отмечает Давыдов, - заболевание Гоголя - депрессивный невроз. Но причина этого психического расстройства, я уверен, одна - неспособность разрешить социокультурное противоречие в себе". "Писатель или проповедник? Раскол в душе Гоголя - центральная проблема анализа его творчества". "Гоголь метался между божественным и человеческим, из-за этих метаний и погиб". "Между Гоголем-архаиком и Гоголем-новатором нет диалога. Душа его, вся сущность его раздвоена, расколота между этими полюсами". "Гоголю не удалось преодолеть раскол в своей душе между патриархальными ценностями и смыслом личности" [24; 115, 46, 44, 45, 146]. Опираясь на исследования многих русских социологов, таких как А. Пелипенко, И. Кондакова, Н. Бердяева и других, Давыдов понимает под социокультурным расколом то, что Н.В. Гоголь пытался найти "золотую" середину между самодержавными традициями и реформами, намеченными на демократию власти, понимание Бога как отца и как Христа [24; 28]. Сам же Гоголь был сторонником самодержавия, крепостного права, но в то же время мечтал о свободе церкви, об индивидуальном божественном пути. Тем самым раскалываю свою душу на две части. В этом и заключается трагедия Н.В. Гоголя, по мнению Давыдова. "не смог соединить в себе противоположности и стал первой и далеко не последней в российской писательской среде жертвой социокультурного противоречия, раскола между инверсией и медиацией" [24; 171].

Ученый пытается понять почему Гоголь начал писать духовную литературу, почему призывал народ смириться с властью, с устоями. И он находит проблему в конфликте между церковью и народом. Церковь пытается закрепостить людей, вернуть в архаичный мир, заставить людей перестать бороться, смириться с тем, что происходит. "И Гоголь, так получилось, своей книгой предложил людям добровольно отказаться от права освободиться от этих стереотипов и восстановить в себе обожение, оцерковление, огосударствление, мифологический способ мышления. По существу, он призвал общество прекратить процесс формирования личности в русском человеке, остановить развитие" [24; 171].

О душевном заболевании Н.В. Гоголя Агеева Зинаида Михайловна, врач-психиатр, Член Союза Писателей РФ, написала книгу "Душевная болезнь Гоголя". В ней она рассматривает состояние писателя как психическое заболевание - манию. По ее мнению, болезнь протекала приступами: "Проявления ее постепенно усложнялись от приступа к приступу: сначала детские страхи и кратковременная заторможенность, затем депрессии с ипохондрическими проявлениями, сенестопатиями, сменявшиеся гипоманиями или маниями. С годами депрессии становятся более глубокими, доходят до раптуса и суицидальных тенденций, появляются бредовые идеи религиозного содержания, зрительные и слуховые галлюцинации." [1; 50].

Агеева считает, что Гоголю врачи могли вывести из болезненных приступов, повлекших смерть писателя, но их не оказалось рядом. Творческий же путь ученым отмечается, как путь великого человека, который несмотря на тяжелое душевное заболевание создавал высокохудожественные произведение. И лишь в последние годы болезнь взяла верх над писателем, когда он отказался от своего творчества.

"Душевная болезнь, а вернее одно из ее проявлений (мания) способствовали расцвету его врожденного таланта. Она же (в форме кататонии) омрачила последние годы его жизни и свела преждевременно в могилу. На его памятнике удивительные по точности и по силе эмоционального воздействия слова: "Горьким словом моим посмеюся"" [1; 78].

Гипотезу о психической болезни отвергают такие известные литературоведы, как Золотусский и Воропаев. Золотусский считает, что все эти состояния - не болезнь, а всего лишь переживания великого человека, который чувствует и видит сильнее обычного человека. Воропаев тоже придерживается данного мнения, считая, что переживания писателя были здоровыми и не имели отношения к смерти. И о том, что Гоголь уморил себя голодом, также Воропаев пытается опровергнут с помощью воспоминаний лечащего врача А.Т. Тарасенкова, где он говорит, что Гоголь не ел только последние три дня, а слабость появилась в последние часы жизни.

Но не только болезнь считали причиной смерти Н.В. Гоголя. Например, Константин Смирнов в своей статье "Самосожжение Гоголя" - результат врачебной ошибки, предполагает, что Н.В. Гоголь умер от огромной дозы опасного лекарства каломель, которое прописали ему врачи.

Константин Смирнов отвергает гипотезы о том, что Н.В. Гоголь сошел с ума, опираясь на слова дворового человека одной симбирской помещицы фельдшер Зайцев, который в своих воспоминаниях отмечал, что за сутки до кончины Гоголь был в ясной памяти и здравом рассудке. Успокоившись после "лечебных" истязаний, он дружески беседовал с Зайцевым, расспрашивал о его жизни, сделал даже поправки в стихах, написанных Зайцевым на смерть его матери.

Также им отвергнута версия того, что писатель умер от истощения. "Взрослый здоровый человек может обходиться совсем без еды 30-40 дней. Гоголь же постился всего 17 дней, да и то не отказывался от пищи полностью..."

"Но если не от сумасшествия и голода, то не могла ли стать причиной смерти какая-нибудь инфекционная болезнь? В Москве зимой 1852 года свирепствовала эпидемия брюшного тифа, от которого, кстати, скончалась Хомякова. Именно поэтому Иноземцев при первом осмотре заподозрил, что у писателя тиф. Но неделю спустя консилиум врачей, созванный графом Толстым, объявил, что у Гоголя не тиф, а менингит, и назначил тот странный курс лечения, который иначе чем "истязанием" невозможно назвать."

Далее ученый опирается на работу Н. Баженова "Болезнь и смерть Гоголя", в которой подробно описаны симптомы болезни писателя. "Пульс был ослабленный, язык чистый, но сухой; кожа имела натуральную теплоту. По всем соображениям видно было, что у него нет горячечного состояния... один раз он имел небольшое кровотечение из носа, жаловался, что у него руки зябнут, мочу имел густую, темноокрашенную". Но Баженов, по мнению Смирнова, не рассмотрел в данных симптомах хроническое отравление ртутью - главным компонентом того самого каломеля, которым пичкал Гоголя каждый приступавший к лечению эскулап. Писателя лечили сразу три врача: Иноземцев, в последствии заболевший и переставший лечить; Тарасенков, который мог не знать, что предыдущий врач уже прописывал каломель; Клименков, который тоже прописал данное лекарство Н.В. Гоголю.

"Особенность каломеля заключается в том, что он не причиняет вреда лишь в том случае, если сравнительно быстро выводится из организма через кишечник. Если же он задерживается в желудке, то через некоторое время начинает действовать как сильнейший ртутный яд сулема. Именно это, по-видимому, и произошло с Гоголем: значительные дозы принятого им каломеля не выводились из желудка, так как писатель в это время постился и в его желудке просто не было пищи. Постепенно увеличивающееся в его желудке количество каломеля вызвало хроническое отравление, а ослабление организма от недоедания, упадка духа и варварского лечения Клименкова лишь ускорило смерть" [48].

Воропаев опровергает данную теорию, так как каломель давал только один врач - а не три, как у Смирнова - да и то за несколько часов перед смертью, когда писатель находился в беспамятстве. Еще одним фактом, опровергающий данную гипотезу, является то, что Гоголь имел отвращение ко всем лекарствам и принимал только то, что ему советовали друзья, которые получили пользу от них.

Миф же о летаргическом сне уже давно был опровергнут, тем что Николай Рамазанов и его помощник, снимая посмертную маску, заметили первые признаки разложения. А в истории с перезахоронением, как считает В.А. Воропаев, уже невозможно разобраться, так как очевидцы и участники давали различные показания, а что именно они нашли так остается неизвестным. И разбираться в этом, по мнению ученого, не стоит и просто нужно поставить крест на могиле писателя, и памятник на прежнем захоронении в Свято-Даниловом монастыре. Однако данная гипотеза до сих пор пользуется популярностью у народа.

Такие ученые как В.А. Воропаев, В.И. Виноградов рассматривают биографию писателя рассматривают в неразрывной связи с религиозными убеждениями писателя. Ими было подготовлено и выпущено новое полное собрание сочинений в 17 томах Н.В. Гоголя, которое благословил сам патриарх Кирилл. Драгоценной жемчужиной издания стала единственная существующая на сегодняшний день "Летопись жизни и творчества Н.В. Гоголя", на семистах страницах которой представлены тысячи фактов жизненного пути писателя, многие из них получили новые, уточненные датировки.

И В.А. Воропаев, и И.А. Виноградов не придерживаются вышеописанных гипотез болезни и смерти Н.В. Гоголя, а тщательно изучают биографию писателя при помощи свидетельств современников. Так В.А. Воропаев выпустил статью "Нет ничего торжественнее смерти", в которой описывается событие, предшествующая смерти автора "Мертвых душ".

января 1852 года после непродолжительной болезни умерла Екатерина Хомякова, близкая подруга Н.В. Гоголя. Данная смерть угнетающе подействовала на писателя. В статье "Нет ничего торжественнее смерти" подробно рассматривает влияние смерти Екатерины Хомяковой на Н.В. Гоголя. "На утро после первой панихиды он сказал Хомякову: "Все для меня кончено!" Тогда же, по свидетельству Степана Петровича Шевырева, друга и душеприказчика Гоголя, он произнес перед гробом покойной и другие слова: "Ничего не может быть торжественнее смерти. Жизнь не была бы так прекрасна, если бы не было бы смерти"" [14].

Писатель видел в смерти Хомяковой предвестие для себя. Он стал постоянно молиться. "Между тем, как узнали мы после, - рассказывал Шевырев, - большую часть ночей проводил он в молитве, без сна".

Незадолго до своей кончины Гоголь на отдельном листке начертал крупным, как бы детским почерком: "Как поступить, чтобы признательно, благодарно и вечно помнить в сердце моем полученный урок? И страшная История Всех событий Евангельских..." Биографы гадают, что может означать эта запись. "К чему относились эти слова, - замечал Шевырев, - осталось тайной". Самарин утверждал, что они указывают на какое-то полученное Гоголем свыше откровение.

Таким образом, тайна смерти Н.В. Гоголя до сих пор осталась неразгаданной. Более того, с каждым годом, теорий становится все больше и больше, многие теории просто не поддаются никакой критике. Загадка может остаться неразгаданной до конца, но пока есть такие ученые как В.А. Воропаев, И.А. Виноградов, И.А. Есаулов, которые не делают поспешных заявлений, а тщательнейшим образом изучают каждое свидетельство современников, мы можем надеяться, что завеса тайны может приоткрыться. Интерес же читателей, по моему мнению, должен состоять не в его смерти, а в его произведениях.

В данной главе рассмотрены гипотезы о личной жизни, убеждениях писателя, болезни и смерти. Это самые обсуждаемые темы в мире гоголеведения.

На основе данной работы мы можем сделать выводы, что биография Н.В. Гоголя составляла предмет исследования для многих литературоведов и ученых, но и на сегодняшний момент она далеко не полно отражает жизненный путь писателя. Практически все исследователи сходятся в том, что автор поэмы "Мёртвые души" был достаточно скрытным человеком, который был откровенен с людьми лишь настолько, насколько считал нужным.

Работы же современных литературоведов отталкиваются от работ предшественников, но при этом используются документы, которые были разархивированы только в последнее время или же применяются новейшие исследования в медицине, чтобы изучить психическую болезнь Н.В. Гоголя.


2. Новые аспекты изучения творчества Н.В. Гоголя


.1 Изучение творчества Н.В. Гоголя с позиции православного мировоззрения


Рассматривая подходы изучения творчества рубежа второго тысячелетия великого русского писателя, в глаза бросается тот факт, что литературоведы часто обращаются к позиции православного мировоззрения в его произведениях. В современных исследованиях великий писатель выступает как религиозный мыслитель. По этому поводу высказался Святейший Патриарх Алексий II в одном из своих выступлений: "Нашим современникам открывается подлинный лик Гоголя как великого духовного писателя России".

Как известно, в литературоведении - и в дореволюционном, и в советском - творчество и жизнь, и весь внутренний облик Гоголя освещались вне православного мироощущения писателя, хотя оно явственно видно в сочинениях, письмах, свидетельствах современников, многочисленных документах.

В рамках данного аспекта Михаил Дунаев написал шесть томов учебника "Православие и русская литература" [25]. По мнению М. Дунаева, христианские догматы формировали национальный характер, определяли политическое и экономическое своеобразие ее истории, судьбу народа. Дело в том, что русские литераторы свое предназначение видели в разжигание и поддержание духовного огня в человеческих сердцах. Себя они осознавали пророками.

В своих трудах Дунаев пишет, что Гоголь сознательно поставил перед литературой задачу служения православию. При том, что собственный путь писателя к обретению веры был не прост. Он мучительно искал дорогу к истине. И дорогу эту указал всей литературе русской. Особенностью Гоголя как писателя стало то, что можно назвать "абсолютным слухом на проявление зла". Гоголь чувствует то, что другие не замечают. Весь трагизм его заключался в том, что он остро воспринимал любые проявления зла. А главным вопрос его творчества был "А как можно победить зло?"

Также Михаил Михайлович Дунаев считает, что в повести "Тарас Бульба" перед нами не просто война запорожцев и поляков, а религиозная война. Борьба за чистоту веры, за православие. Борьба против католических, как называет сам Гоголь, "недоверков". Эта тема очень важна для самого писателя. В ранние годы он не видел разницы между католичеством и православием. Не ощущал того, что католицизм не несет для истинной веры опасность. В итоге он изменяет свое равнодушное отношение к этой вере.

Таким образом, по мнению Дунаева, Гоголь совершил подвиг, направив всю русскую литературу на путь осознанного религиозного служения. С этого времени она либо служила Православию, либо противилась ему на самом глубоком - мировоззренческом уровне.

Современный критик и исследователь Гоголя Игорь Иванович Виноградов также видит основу изучения творчества писателя в его православных взглядах. "Старайтесь лучше видеть во мне христианина и человека, чем литератора", - писал Гоголь матери в 1844 году. И вся структура изучения творчества Н. В. Гоголя построена у Виноградова на этом гоголевском завете. По данному аспекту он написал книгу "Гоголь - художник и мыслитель: христианские основы миросозерцания".

Так же, как и Дунаев М.М. И.А. Виноградов в своих исследованиях обращается к взглядам Гоголя на католицизм.

Литературовед доказывает, что симпатия к католической вере писателя ложна. Противоречия повести "Тарас Бульба" и его жизнью в Риме в 1837 - 1838 годах не обоснованы. Их нет, как отмечает Виноградов. А З.А. Волконская - хозяйка салона в Италии, пытавшаяся обратить Гоголя в католика, в итоге послужила лишь прототипом для гоголевских героев.

Гоголь выступал не только как православный писатель, но и как государственный мыслитель. Подтверждение этому можно найти в подготовленном Виноградовым сборнике "неизданный Гоголь". С большим усердием Гоголь работал над статьями по русской и мировой истории. В результате занятий историей, Гоголем была постигнута мысль о единстве России, о службе государству как религиозном долге. С большим воодушевлением воспринял Гоголь три принципа воспитания русского юношества - православие, самодержавие, народность, сформулированные С.С. Уваровым. И произошло это до того момента, когда современники объявили его реакционером.

Одним из ярчайших представителей данного подхода является Воропаев Владимир Алексеевич, доктор филологических наук, профессор Московского государственного университета, член Союза писателей России, автор многочисленных трудов о жизни и творчества Гоголя.

В своих трудах В.А. Воропаев открывает Н.В. Гоголя как крупнейшего мыслителя, философа России. По мнению современного литературоведа, писатель высказал идеи, которые внесли большой вклад в русское самосознание. Удивительная способность Гоголя передать характер русского человека, все "язвы" его души. И корни этих "язв" в характере человека - это оторванность от церкви. Возвращение к духовным основам православия составляет "сердцевину" мировоззрения Н.В. Гоголя. Святоотеческие творения не только питали творческую мысль Гоголя, но и влияли на его творческий замысел

В статье "Николай Гоголь: Опыт духовной биографии" [12] В.А. Воропаев подчеркивает новизну данного подхода в том, что прежде всего Н.В. Гоголя рассматривают сквозь призму религиозного миросозерцания писателя. Чтобы раскрыть все тайны жизни и творчества писателя, нужно учитывать то, что Николай Васильевич был православным христианином, и его православие было не номинальным, а действенным. До сих пор гениальность Гоголя остается неизвестна в желаемой полноте не только широкому читателю, но и литературоведам.

Являясь представителем православного направления в гоголеведении В.А. Воропаев вступил в спор с комментаторами нового Академического издания собрания сочинений Гоголя, куда вошли "Вечера на хуторе близ Диканьки". Современный исследователь считает, что авторы комментариев не правы, полагая, что гоголевское творчество вышло из немецкого романтизма, где человек не в состоянии противостоять злу: "При всей яркости и художественном богатстве первых произведений Гоголя в них присутствует твердый и ясный взгляд на силы зла - взгляд православного христианина. Они у Гоголя неизбежно оказываются попранными и побежденными Божественной силой, подобно тому как попраны и побеждены бывают бесы на православной иконе, какими бы страшными они там ни были изображены. Змей тут пронзен копьем святого великомученика Георгия Победоносца. Если же герои Гоголя оказываются подчас устрашены и даже побеждены бесовскими кознями, то это свидетельствует лишь о том, что в них самих был тот духовный изъян, который открыл к ним доступ и дал возможность так дерзко хозяйничать в их душах бесовской силе. Человеческие страсти и пороки - вот причина разгула и временной победы темных сил. Об этом тонко, но твердо и ясно говорят произведения молодого Гоголя".

По мнению Воропаева, Бог Гоголя всегда сильнее Дьявола. А фольклорные мотивы в ранних произведениях ("Ночь перед Рождеством", "Майская ночь, или Утопленница") выполняют роль притчи, с помощью которых писатель размышляет о добре и зле, о борьбе Бога с Сатаной за душу человеческую. Эту мысль он будет высказывать в своем творчестве на протяжении всей своей жизни.

Поэма "Мертвые души", по мнению исследователя, несет глубинный смысл, разгадать который очень сложно. Чтобы это сделать, Воропаев сначала пытается восстановить процесс работы писателя над произведением с помощью переписки и автобиографических заметок. Таким образом ученый установил, что после прочтения первых главу А.С. Пушкину, Гоголь отказывается от первоначального замысла и полностью переосмысляет содержание поэмы. "Мертвые души" становятся делом всей его жизни.

Пословицы, народные песни и "слово церковных пастырей" становятся источником реализации обнаружения свойств русского человека, природу их возникновения. Используя пословицы, Н.В. Гоголь виртуозно использует весь заложенный в них смысл. По мнению Воропаева, важной пословицей для писателя является: "Русский человек задним умом крепок". Именно этот задний ум должен был способствовать возрождению героев.

Гоголь, назвав поэму "Мертвые души", шел от евангельской традиции понимания "мертвой" души, как духовно умершей. Главная идея поэмы - духовное воскресение человека, прежде всего Чичикова, который проходит через всевозможные испытания.

Иван Андреевич Есаулов, при анализе произведений Н.В. Гоголя, также придерживается православного аспекта изучения. Результатами его исследований являются: монография "Спектр адекватности в истолковании литературного произведения: "Миргород" Н.В. Гоголя", также главы в книгах "Пасхальность русской словесности", [27] "Категория соборности в русской литературе".

В своей книге "Пасхальность русской словесности" Есаулов считает, что именно Гоголь один из первых писателей, кто сформулировал особую эпохальность Пасхи для России. Исследователь рассматривает данный аспект с помощью нескольких произведений: "Выбранные места из переписки с друзьями", цикл "Миргород", "Мертвые души" и "Ревизор".

В "Выбранных местах из переписки с друзьями", по мнению Ивана Андреевича, Гоголь рассматривал русскую словесность и "пасхальную радость", как единое целое.

Данное произведение является своеобразным "паломничеством к Пасхе". "Именно "Хождение" игумена Даниила, - как отмечает И.А. Есаулов, - его текст - с пасхальным завершением пути - явился инвариантом для множества других подобных текстов "хождений", которых, в свою очередь, не мог не читать писатель. Поэтому предшествующее пасхальному торжеству описание достопримечательностей Святой Земли русским игуменом и описание нынешнего состояния России Гоголем, завершающееся тем же Воскресением, могут быть поняты как вехи одного и того же инвариантного паломничества к Пасхе: тем самым, "Выбранные места…" имеют жанровые черты паломничества. Главы "Выбранных мест…" поэтому не только имеют неслучайную композиционную организацию, но и обнаруживают свой сюжет, что подчеркивается сплошной нумерацией этих глав, - именно как путь автора и читателя от смерти к воскресению. Иными словами, главы книги являются своего рода последовательными ступенями лествицы, ведущей к Христу." [27; 78-79]

Цикл "Миргород" и "Мертвые души" И.А. Есаулов рассматривает как два противоположных типа художественного отображения апостасии.

"Миргород" начинается со слов "Я очень люблю…" и завершается фразой "Скучно на этом свете, господа!". Первая часть цикла, объединяющая повести "Старосветские помещики" и "Тарас Бульба", отображает те силы, которые способны бороться со злом. В финалах же второй части цикла, в произведениях "Вий" и "Как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем", герои не способны бороться с дьявольскими силами, так как потеряли связь с Богом, погрязли в грехах. Поэтому и действия происходят в церквях, как последних убежищах, удерживающих от "злого духа".

В поэме "Мертвые души", наоборот, изображен процесс духовного Воскресения падшего человека. И.А. Есаулов считает, что замысел Гоголя можно считать реализованным. Он полагает, что Гоголь отказался от трехчастной формы произведения, так как это бы воплощало "католический" способ спасения души. В православие нет понятия "Чистилище". Поэтому замысел второго и третьего томов, по мнению исследователя, был осуществлен в финале первого. Так описание "тройки", можно интерпретировать как своеобразное Чистилище.

Таким образом, Есаулов приходит к выводу, что происходит пасхальное чудо воскресения Чичикова.

В комедии "Ревизор" к духовному воскресению должен быть подвержен сам зритель. Так как настоящим ревизором в пьесе выступает не светский человек, а Бог. И сквозь призму данного произведения читатель должен пересмотреть свои духовные ценности. Таким образом, пасхальность в данном произведение нацелена не на героев, а на зрителей.

Таким образом, традиция изучения Гоголя как религиозного писателя, мыслителя, которая берет свое начало еще в XX веке, успешно продолжает существовать и в современном литературоведении. Гоголь был глубоко православным человеком и, безусловно, это не могло не отразиться на его творчестве. Религией он пропитал не только свою душу, но и все свое творчество. Но я считаю, что ограничиваться только им не стоит. Нужно рассматривать Гоголя со всех сторон, так как он не мог оставаться в стороне от социальных, политических проблем общества. Он просто нес свое слово людям, и кто хотел, тот его услышал.


2.2 Понятийный и художественный направления изучения творчества Н.В. Гоголя в современном гоголеведении


До XXI века в трудах отечественных литературоведов Н.В. Гоголь фигурировал либо как сатирик, высмеивающий социальные пороки, либо мистик, религиозный сумасшедший. В современном гоголеведении ученые, не сбрасывая ни тот ни другой аспект, попытались найти "золотую середину". Для них Гоголь является одним из самых глубочайших писателей, со сложным внутренним миром.

Особого рассмотрения заслуживает работа А.Н. Лазаревой "Духовный опыт Гоголя". [31] Данная книга интересна тем, что она не является литературоведческим анализом, а скорее является путеводителем гоголевского мировоззрения. Как было сказано выше, творчество Гоголя всегда сталкивало различные точки зрения. Лазарева же пытается обобщить все эти точки зрения, найти единое целое. "Приблизит ли к истинному постижению предмета соединение противоречащих друг другу подходов? - как пишет современный литературовед - Так нередко делают, ссылаясь на противоречивость самой природы изучаемого предмета. Но это значит, что вместо принятия на себя напряженности противоречия и дела разрешения его, избавляются от этого труда, от заботы осмыслять предмет. Констатация, что духовный мир Гоголя "соткан" из противоречий, звучит, может быть, изящно, но ссылка на "противоречивость" не может служить объяснением изучаемого предмета." [31; 27]

А.Н. Лазарева выделяет три ступени гоголевского сознания: эстетический, этический, религиозный. Ключом к пониманию мировоззрения писателя будет нахождение логической связи между данными ступенями.

Эстетический период, который у исследователя стоит на первом месте в творчестве писателя, характеризуется гоголевским юмором, проходящий с ним весь путь. Все подчинено смеху в "Вечерах на хуторе близ Диканьки", написанной в 1832. Писатель смеется сам, смешит читателя, использую образы героев, сюжет. Юмор Н.В. Гоголя добрый, озорной. В повести "Старосветские помещики", вышедшей в 1835 юмор обретает другую форму. Юмор становится более меланхоличный, который скорее приведет к депрессии, нежели к смеху.

Таким образом, со временем Гоголь понимает, что его смех был бессмыслен и пуст. Так начинается новый период в творчестве русского писателя - этический. Вершиной данного периода является комедия "Ревизор", где смех переходит в сарказм. Юмор становится молотом, который способен побороть все пороки человеческие. И Гоголь понимает, что его призванием на земле является обличение этих пороков и дальнейшее спасение. Это его долг перед страной и миром.

Переходным моментом между этическим и религиозным периодом является поэма "Мертвые души". Смех вновь переживает метаморфозы, как пишет Лазарева: "От непосредственного, простодушного, веселого смеха, преобладающего в "Вечерах на хуторе близ Диканьки", до смеха, как бы застывающего в личине, под которой грусть, тоска, тяжкие раздумья (в "Петербургских повестях", "Ревизоре", "Мертвых душах"); от "мягкого" юмора до обличительной сатиры; от лукавого, дружеского и озорного до сатирического, горького и осуждающего "смеха сквозь слезы"; от развлекательного и житейски непосредственного до имеющего серьезное и общественное значение, - такова в общих чертах тенденция развития гоголевского смеха в художественном творчестве." [31;33] Юмор в "мертвых душах" горький. Данный смех направлен во внутренне сознание читателей.

После выхода первого тома поэмы, Гоголь размышлял о том, что смех должен приводить к воскрешению человека. Направив его на самого себя, высмеяв свои недостатки, осознав свои порок, человек встанет на путь исправления.

Таким образом, смех становится тенью творчества Н.В. Гоголя. Он изменяется вместе с мировоззрением писателя. Духовная же проза становится итогом всего, что написал писатель.

Между первым и вторым периодом Гоголь обращается к проблеме искусства. Какую роль оно имеет для общества. С своей статье "Скульптура, живопись и музыка". Гоголь понимает, что искусство одно из важных составляющих жизни, но не сама жизнь. В данный период писатель увлекается историей. Из-под его пера выходит повесть "Тарас Бульба". В это время Гоголь приходит к выводу, что любовь к красоте не должна затмевать любовь к добру. [31;33] Автор "Мертвых душ" находит не только свое предназначение, но и всех писателей, поэтом в том, чтобы служить людям, способствуя их улучшению.

В этический период Гоголь рассматривает искусство, как нечто нравственное и прекрасное, которое несет добро. Гоголь пытается найти предназначение не только писателя, но и вообще человека, его место в обществе, в религии. Долг и служение народа перед Россией состоит в его гражданственности, патриотизме. Также особое место в раздумьях Н.В. Гоголя в данное время является проблема просвещения.

"Просветительский энтузиазм играет огромную роль в гоголевской концепции нравственного преобразования… Одни не нуждаются в просвещении, они "имеют" его, другие не могут стать до конца просвещенными и нуждаются в наставничестве. Гоголь пытается преодолеть эту модель разделенности - и для христианской общины, и для гражданского общества - тем, что одной из сторон этой разделенности придает характер всеобщности: все должны быть учениками на своем жизненном пути и в религиозном, и в нравственном отношении; не должно быть пункта в ходе нравственного и религиозного обучения и совершенствования для человека, где он мог бы счесть свое образование и воспитание завершенным." [31; 71] - таким образом, по мнению современного литературоведа, приходит Гоголь к проблеме просвещения. В.Г. Белинский считал, что образованность несла в себе высоконравственное и развитое население. Однако Н.В. Гоголь бы с ним не согласен. Образованное дворянство зачастую думали только о своем благополучие. Как пишет А.Н. Лазарева "Стержень просвещения, по Гоголю, составляет не абстрактный ум, а нравственность. Просветить значит "воздвигнуть" душу к добрым поступкам". [31; 76]

По системе, выдвигаемой А.Н. Лазаревой Н.В. Гоголь писал "Мертвые души" на стыке этического и религиозного периода. Следовательно, в первом томе отражается все то, над чем писатель работал в эстетическом и этическом периоде, а второй том в религиозном, как и вся его духовная проза.

Образы героев в "Мертвых душах" обрамлены пошлостью. Но для чего это Гоголю? А для того, как считает А.Н. Лазарева, чтобы показать людям, что легко любить красивое и доброе, но нравственная сила любви в том, чтобы полюбить противоположное. [31; 81] Гоголь призывает читателей не любить героев поэмы, а, посмеявшись над их пороками, найти тоже самое в себе, также посмеяться и попытаться встать на путь истинный.

Таким образом, А.Н. Лазарева смогла добиться своей цели, сквозь синтез основных точек зрения охарактеризовать целостность личности писателя.

Еще один ученый, который рассматривает творчество Н.В. Гоголя не только с религиозной, но и с философской, является биохимик, кандидат биологических наук, член Союза Писателей России Сергей Александрович Павлинов, написавший такие работы, как "История моей души: поэма Н.В. Гоголя "Мертвые души" и "Путь духа: Николай Гоголь". В данных книгах литературовед задается вопросом, какое место занимает религия в жизни и в творчестве писателя. Большое внимание в своих работах С.А. Павлинов уделяет произведению "Мертвые души", как самому значимому, выстраданному у писателя.

Ученый пытается сопоставить две поэмы - "Мертвые души" Н.В. Гоголя и "Божественную комедию" Данте Алигьери.

Также, как и другие исследователи С.А. Павлинов находит прямое указание на "Божественную комедию" в эпизоде, где один из чиновников напоминает Чичикову Вергилия. Но гоголевед на этом не останавливается и находит еще черты, напоминающие комедию итальянского поэта. Например, путешествие по помещикам города N очень схоже с Дантовскими кругами Ада. Манилов сопоставляется с Миносом, судьей Ада, который по греческой мифологии известен как царь Крита. Их имена созвучны, также созвучны имена и детей Манилова. Фемистоклюс с Фемистоклом, вождем афинской демократии, а Алкид полностью совпадает со вторым именем Геракла. После Манилова Чичиков отправляется к Собакевичу, подобно герою "Божественной комедии", проходящего третий круг Ада, круга где казнили чревоугодников. А говорящая фамилия помещика сопоставляется со стражем этого круга - Цербером. Плюшкин похож на Плутоса, стража четвертого круга, куда грешники попадали за скупость и расточительность. Ноздрев олицетворяет наказанных за гнев, мучающихся в пятом круге. Коробочка же напоминает обитателей Предчистилища, где отбывают свое наказание души сомневающихся, а ее картина с птицами - царя Катона с перьями.

Но не только "Божественную комедию" исследователь использовал для раскрытия смысла поэмы, но и последнее произведение самого писателя "Размышления о Божественной Литургии". Гоголь хотел данную книгу выпустить анонимно, массовым тиражом, чтобы она была доступна для всего населения. Такое произведение должны было в умах читателей упорядочить всю его жизнь. "Для всякого, кто только хочет идти вперед и становиться лучше, - писал он в "Заключении", - необходимо частое, сколько можно, посещенье Божественной Литургии и внимательное слушанье: она нечувствительно строит и создает человека. И если общество еще не совершенно распалось, если люди не дышат полною, непримиримой ненавистью между собою, то сокровенная причина тому есть Божественная Литургия, напоминающая человеку о святой, небесной любви к брату".

По мнению исследователя, Библия для Гоголя имела большое влияние для собственного внутреннего воспитания. Но писатель не останавливался только на священном писании, также он читал и современные ему философские работы о добре и зле. По мнению С.А. Павлинова, Гоголю хорошо знакомы исследования Шеллинга и Гегеля. Например, гегелевское зло, обращенное в добро, а добро в зло напоминает махинацию Чичикова, которое должно было помочь его будущему семейству.

Исследователь предполагает, что основная мысль поэмы состояла в том, что любой человек способен на воскрешение. Данная идея была высказана в "Выбранных местах из переписки с друзьями": "не бросайте никакого человека, не отрезывайте возврата никому, следуйте за отрешенным; иногда с горя, с отчаяния, со стыда впадает он еще в большие преступления… Не подобьтесь в этом случае мертвому закону, но живому Богу, Который всеми бичами несчастий поражает человека, но не оставляет его до самого конца его жизни. Каков бы ни был преступник, но если земля его еще носит и гром Божий не поразил его - это значит, что он держится на свете для того, чтобы кто-нибудь, тронувшись его участью, помог ему и спас его…". Эти мысли были не поняты, осмеяны современниками, их не воспринимали и последующие исследователи. Однако в данных словах лежит корень кризиса писателя. Под маской сатиры Н.В. Гоголь поднял всеобщие проблемы человеческого бытия.

В книге "Путь духа: Николай Гоголь", которая полностью посвящена "Мертвым душам", исследователь рассматривает второй том также с точки зрения религиозной и философской. Павлинов опровергает теорию, в которой говорится о двух Гоголях, до "Выбранных мест из переписки с друзьями" и после них.

С.А. Павлинов второй том рассматривает как закономерное явление в творчестве Н.В. Гоголя. Прежде всего он обращает внимание на религиозную сторону поэму и влияние на него немецкой философии. Второй том должен захватить достаточно масштабную проблему человечества - показать насколько велик русский человек. Последние пять лет писатель работает над решением данной проблемы. Использует синтез православия и исследования немецких философов. Ученый прослеживает во втором томе евангельскую притчу о сеятеле: Сама "география" путешествия Чичикова отчетливо разбивается на четыре символические области, куда небесный сеятель "с равной щедростью" разбросал семена: каменистое место, проезжая дорога при пути, тернии и добрая почва" [43; 32]

Тентетников делает все, чтобы его хозяйство процветало, а крестьяне работали, но людишки у него "дурят". Сама же деревня находится на горе, по мнению Павлинова это и есть каменистое место, где семя взошло, но корней не имело, в следствие этого оно и погибает. Также и Тентетников не смог справиться с тяготами жизни, потому что не "пустил корни". Следующее семя попало в имение хлебосола и обжоры П.П. Петухова, которого с пути сбивают различные земные радости. Поместье Хлобуева, запущенное до предела, исследователем сопоставляется с терниями. Сам хозяин высокообразованный человек, но свои знания он спускает на модные вещички, а не на процветание поместья. "Наконец, хорошую, добрую землю, способную приносить плод в тридцать, шестьдесят и сто крат, Иисус Христос уподобляет человеку, который слышит слово и разумеет его." [43; 35] Во втором томе разумеет слову Констанжогло, а вот Муразов не только слышит, но и несет свое слово людям.

Увидев данную символику притчи и сеятелях, Павлинов на этом не останавливается и замечает некоторые разногласия между притчей и траекторией путешествия Чичикова во втором томе. В притче семя упало сначала при дороге, затем на каменистое место, потом в терние, и только потом на добрую землю. Для рассмотрения данной детали современный ученый использует гегелевскую "Философию мифологии" и приходит к таким результатам: "Рассмотрение этапов всемирной истории Гегель начинает достаточно традиционно с Древнего Востока, объединяя вместе Азию и Африку. Затем он последовательно переход к Греческому и Римскому миру, а завершает всемирную историю Германским миром, к которому относит и еще не до конца развившиеся славянские страны, включая Россию (возможно, Гоголь именно это имел ввиду, когда говорил, что нам еще нужно "сделаться русскими", то есть стать "всемирно историческим" народом в полном значении этого слова)". [43; 41]

Таким образом, Павлинов предполагает, что Гоголь использовал гегелевскую мировую историю: Тентетников - молодую Азию, которая многое поняла, но еще не успела осмыслить; два Греческих государства - Афины и Спарта - сопоставляются с Улинькой и Бетрищевым; Петух олицетворяет Римскую империю, которая погрязла в плотских грехах. Германский же мир разделяется на несколько миров: Кошкарев - Германия, Костанжогло - на то время богатая и хорошо развитая Голландия, Хлобуев - Польша. Чичиков же символизирует Россию, которая продалась европейскому удобству. Россия должна разорвать эти оковы и взять от иностранцев только самое необходимое для своего процветания.

Следовательно, российский литературовед приходит убеждению, что Чичиков - Россия. И будущее Росси Гоголь видит именно в нем. И во втором томе Чичиков должен был прийти к тому, что свою энергию направит в русло служению России, а не своему личному обогащению. Идеи Гоголя -философа утопичны, потому что, как и сам отмечал писатель, русские чувствуют национальное единство только в минуты бедствий, таких, например, как Великая Отечественная Война.

Гоголь считал, что именно религия поможет прийти к такому единству нации. Именно религия способна помочь превозмочь все тяготы земной жизни. Тем самым писатель не соглашается с Гегелем в том, что Германский мир определяет историю. Именно Россия должна была стать таким миром и каждый человек обязан, по Гоголю, внести свою лепту в достижении данной цели.

Следовательно, С.А. Павлинов считал, что на Гоголя влияла не только религия, но и немецкая философия.

Также, как и С.А. Павлинов И.И. Гарин в своей работе "Загадочный Гоголь" выражает именно свою точку зрения, увлекаясь собственными идеями [16]. Как он сам пишет: "Таков и мой метод. С тем отличием, что я не верю в "высшую" истину - только в свою собственную. Как нельзя любить за другого, нельзя верить в истину вне себя. Любую свою книгу я должен был бы снабдить местоимением "мой" - мой Гоголь, мой Толстой, мой Достоевский, мой Данте, мой Шекспир. И разгадки их всех - тоже мои… И бесконечное переписывание книг о Гоголе, толстом, Достоевском, Данте, Шекспире происходит в той же мере ради их разгадки, в какой - ради версии очередного автора. 99% книг о гениях человечества скучны и неинтересны, потому что написаны скучными и неинтересными людьми. Отличительная особенность моей - не в достоинствах автора, а в его тенденциозности, которую он не скрывает: "истины" и "разгадки" здесь только мои, но слово дано всем имеющим что сказать". Данная цитата очень хорошо отражает идею такого вида работ и это направление в гоголеведении интересно, так как позволяет посмотреть на творчество Гоголя по-новому, на многие аспекты смотреть новым взглядом.

В данной главе рассматриваются работы таких ученых как М.М. Дунаев, И.А. Виноградов, В.А. Воропаев, И.А. Есаулов, придерживающихся православной точки зрения в изучении творчества Н.В. Гоголя. Также рассматривается понятийный и художественный подход в современном литературоведении, представителями которого являются: А.Н. Лазарева, С.А. Павлинов, И.И. Гарин.

Подводя итоги вышесказанного, можно заметить, что существует огромное количество интерпретация творчества Н.В. Гоголя и как сильно на них влияет общественная, политическая обстановка. На мой взгляд, современные исследования заслуживают внимание за то, что они не отрицают опыт предшественников, как это происходило в советское время, а учитывают, отбирают лучшее, действительно верное и на основе их, привнося что-то новое, пытаются разобраться с таким сложным творчеством Н.В. Гоголя, который до сих пор остается не до конца разгаданным.


3. Изучение биографии и произведений Н.В. Гоголя в современной школе


.1 Задачи и методы преподавания творчества Н.В. Гоголя в школе


В современном мире творчество Николая Васильевича Гоголя занимает особое место в духовной жизни человека. Слово писателя, не смотря на всю его художественность, на сегодняшний день воспринимается как пророческое. Гоголь не просто писатель, он философ и религиозный миросозерцатель, открывший миру все стороны России. Поэтому в современной школе необходимо изучение Н.В. Гоголя, чтобы воспитывать в детях нравственное самосознание.

Актуальная задача современной школы - поэтапное изучение произведений великого русского классика. Необходима грамотная разработка системы погружения в художественный мир писателя с учетом возрастных особенностей учеников, уровня их читательской культуры и художественных особенностей изучаемых произведений.

Современные школьники при изучении творчества Н.В. Гоголя не стеснены идеологическими рамками, тем самым менее категоричны в своих рассуждениях. Однако опасность однозначной трактовки произведений на разных этапах все же сохраняется. Следовательно, задача методики - наиболее приблизить художественный текст к современному читателю, при этом не нарушая его эстетической целостности.

В современной методике преподавания литературы присуще огромный опыт в изучении жизни и творчества Н.В. Гоголя в школе, причем достаточно разнообразный в интерпретациях и способах осмысления текстов. Объясняется это тем, что содержание художественных произведений писателя неисчерпаемо, постоянной сменой исторической обстановки.

Для методики XIX века было важным то, что основой преподавания литературы являлся ученик, тем самым преподаватели словесники (В.Я. Стоюнин, В.И. Водовозов, В.П. Острогорский, Ц.П. Балталон) разработали подходы к анализу произведений Н.В. Гоголя: от идеи автора к тексту (В.Я. Стоюнин) и от текста - к идее автора (В.И. Водовозов).

В начале XX веке благодаря тому, что методисты и литературоведы объединились значительно усовершенствовалось литературное образование. А.К. Дорошкевич, Б.М. Эйхенбаум, З.Н. Денисенко, Е.И. Кореневский школьном анализе внесли много новых приемов: художественный пересказ, инсценирование, иллюстрирование, синтез смежных искусств, стилистический анализ.

Авторы учебных пособий стремились сохранить принцип: "ориентироваться на тип ребенка, его детскую активность и запросы". [28] Но из-за того, что в школе преобладало социологическое начало, значимость литературы как самостоятельного предмета терялась.

Несколько подходов изучения творчества Н.В. Гоголя прослеживается в современной методике: нравственно-формирующий (Т.Г. Старовойтова, Т.Ф. Курдюмова и другие), теоретический и эстетический (Л.И. Княжицкий, З.А. Блюмина, П.Г. Воробьев и другие) и подход, который взаимосвязывает изучение художественного произведения с читательским восприятием (М.Г. Качурин, В.Г. Маранцман). В первых двух отсутствует принцип целостного подхода к изучению произведений Н.В. Гоголя. Ученик остается в стороне данных подходов. Наиболее предпочтительным является последний, в котором учитывается возраст учеников, его проблематика и интересы.

Безусловно, педагогика не стоит на месте. Методисты пытаются разрабатывать идеальные методы изучения творчества Н.В. Гоголя, но это очень сложно, так как личность самого писателя и его творчества даже для литературоведов остается до сих пор загадкой. В школе же возникает еще больше проблем, которые мы постараемся рассмотреть в последующем параграфе.

3.2 Актуальные проблемы изучения жизни и творчества Н.В. Гоголя в современной школе


Как уже говорилось, творчество Н.В. Гоголя является величайшим после Пушкина рубежом в русской литературе. В современной школе его произведения проходят на протяжении пяти лет. В связи с этим наблюдается целый ряд проблем в изучении жизни и творчества великого русского писателя.

По мнению методиста Т.Г. Браже, "целью изучения биографии писателя в школе является освещение лучшего в каждом писателе через его произведения, отзывы о нем, документы и письма" [6; 31 - 41].

В школе изучаются лишь основные сведения жизни и творчества писателя, которые помогут лучше усвоить его произведения. Учитывая возрастные особенности учеников, следует тщательно отбирать материал с биографическими сведениями о писателе. Большинство учащихся средних классов, как утверждают психологи, имеют образное мышление, тем самым ярко рисуя в своем воображение все то, о чем идет речь на уроке. Таким образом возникают проблемы того, нужно ли сообщать учащимся легенды о смерти писателя. Данный вопрос до сих пор остается открытым.

В связи со сложными отношениями России и Украины, в последнее время возникает один из важных проблемных вопросов в современной школе - определение национальности творчества Н.В. Гоголя.

Конечно же, что и в средних, и в старших классах нужно обсудить данную проблему с учениками. В истории русского гоголеведения были запечатлены такие слова писателя, написанные в письме 1844 года Александре Осиповне Смирновой: "Скажу вам одно слово насчет того, какая у меня душа, хохлацкая или русская, потому что это, как я вижу из письма вашего, служило одно время предметом ваших рассуждений и споров с другими. На это вам скажу, что сам не знаю, какая у меня душа, хохлацкая или русская. Знаю только то, что никак бы не дал преимущества ни малороссиянину перед русским, ни русскому пред малороссиянином. Обе природы слишком щедро одарены Богом, и как нарочно каждая из них порознь заключает в себе то, чего нет в другой, - явный знак, что они должны пополнить одна другую. Для этого самые истории их прошедшего быта даны им непохожие одна на другую, дабы порознь воспитались различные силы их характера, чтобы потом, слившись воедино, составить собою нечто совершеннейшее в человечестве". Позднее, в диалоге с О.М. Бодянским, известным филологом, профессором Московского университета, Гоголь отмечал: "Русский и малоросс - это души близнецов, пополняющие одна другую, родные и одинаково сильные. Отдавать предпочтение одной в ущерб другой невозможно". Таким образом, на уроках литературы следует говорить о Н.В. Гоголе как представители как украинской, так и русской культур.

К основным проблемам преподавания литературы в школе является отбор произведений для изучения и развития у учащихся интерпретационного мышления в процессе прочтения художественного произведения.

В процессе многолетней практики преподавания творчества Н.В. Гоголя в школе в программах разных лет для школ разных типов сформировался перечень основных произведений: "Ночь перед Рождеством", "Страшная месть", "Тарас Бульба", "Ревизор", "Мертвые души" и "Шинель". Причем повесть "Тарас Бульба" и "Мертвые души" являются постоянными произведениями школьных программ.

При изучении в 7 классе довольно сложной и имеющей множество интерпретаций в русском литературоведении повесть "Тарас Бульба", следует в первую очередь рассматривать патриотический пафос произведения. Нужно показать детям, что это героическая повесть, а не историческая. Хотя, к сожалению, в некоторых учебниках утверждается, что "Тарас Бульба" выделяется своими необычайно подробными историческими описаниями уже в составе сборника "Миргород" (1835). Н.В. Гоголь пишет историческую повесть, где на фоне казацкого периода в истории Украины разворачивается жизнь полковника Тараса Бульбы и его семьи". [32; 152-153]

Против такого изучения в свое время выступал русский литературовед Г.А. Гуковский в своем научном труде "Изучение литературного произведения в школе: Методологические очерки о методике", [21; 266] написанном в 1947 году, но при этом до сих пор остающемся актуальным и в наше время. Методист считал наивным изучение "Тараса Бульбы" как исторической повести в духе Вальтера Скотта или "Капитанской дочки" А.С. Пушкина. Н.В. Гоголь довольно широко занимался историей, но данном произведение он скорее ориентировался на фольклор.

В "Тарас Бульбе" не используются точные исторические факты или исторические лица, как это должно быть в исторической повести. К тому же отсутствуют точная датировка происходящих событий, нет ни одного определенного исторического факта.

Таким образом, Г.А. Гуковский приходит к выводу, что "Гоголь явно не ставил своей задачей в "Тарасе Бульбе" рассказывать об истории; иначе он не заполнил бы всей повести только вымыслом - хоть и на условно-историческом фоне; иначе он не спутал бы столь явно хронологические вехи в повести - как в первой, так и во второй редакции". Как известно и как это неоднократно указывалось исследователями и комментаторами повести, Гоголь относит ее действие и к XV и к XVI веку, а имена, в ней упомянутые, относятся к XVII веку (Ник. Потоцкий, Остраница), как и другие детали. Итак, три века - читатель может выбирать любой. А ведь Гоголь был серьезным историком Украины и не мог не видеть этих "анахронизмов" своего произведения, над которым он работал много и упорно; и ведь он не снял эти "анахронизмы" и при переработке повести! Это значит конечно, что Гоголь и не собирался воссоздавать картину исторического XV, или XVI, или XVII века, что он строил некий общий образ эпической, песенной, героической и идеальной казачьей вольницы, условно относя его к неопределенному прошлому, причем неопределенность этого прошлого входила в его художественный и, стало быть, идейный замысел". [22] Таким образом, исследователь считает: "Казачество "Тараса Бульбы" - это не объект изучения историка Украины, а поэтический образ, имеющий определенный смысл. Об этом смысле мы и должны судить; в художественном произведении есть только то, что в нем сказано, ничего более; это простейшее положение забывают не так уж редко." [22]

Для понимания идейно-художественного замысла данной повести Г.А. Гуковский в своем исследовании [22; 266] приводит сопоставительный анализ двух произведений Н.В. Гоголя - "Повести о том, как поссорилась Иван Иванович с Иваном Никифоровичем" и "Тараса Бульбы". "Тарас, Остап, Кукубенко, Бовдюг и вся Запорожская Сечь - это не только и не столько то, что было, сколько то, что должно быть и могло быть с людьми Руси (Гоголь включал в это понятие и Украину); а Иваны - это то, что есть. Не столько Иваны - это гибель и опошление былого величия духа своих предков, сколько герои гоголевской Сечи - это норма, высокая суть, идеал, заключенный в людях, в читателях Гоголя, спящий в них, но подлежащий воскрешению и осуществлению. Гоголь не говорит своему читателю: ты - презренный потомок славного прошлого, и будь проклят и помирай, завидуя предкам. Он говорит ему, наоборот: в тебе - все начала Тараса и его сотоварищей; проснись; ты безумно поверил тому, что ты не можешь быть ничем кроме обывателя, тогда как ты, живущий и гибнущий как Довгочхун и Перерепенко, можешь жить и умереть как Бульба и его друзья. Поэтому-то книга Гоголя не пессимистична, не мрачна, а светла, несмотря на печальную концовку; поэтому-то Гоголь позволяет и себе и своему читателю смеяться, причем смеяться вовсе не суровым смехом горечи, а всё еще смеяться весело и молодо" [22; 124].

Данные наблюдения исследователя требуют особого внимания со стороны учителей литературы, методистов, и авторов учебников. Конечно же, интерпретаций данной повести существует огромное множество и авторы учебников, учителя, учащиеся имеют право на свое понимание текста, но также необходимо сохранить некое универсальное "объективное ядро", которое необходимо учитывать при изучении любого произведения.

Поэму "Мертвые души" по традиции изучают сквозь призму образов помещиков, которых посещает Чичиков. Следовательно, главным аспектом является тема похождений главного героя. Также учителю стоит прокомментировать цель сделки Чичикова: с какой целью он скупает "мертвые души" и какую выгоду он получит в случае удачи. Дело в том, что не всегда учитель поднимает данный вопрос в классе и, в следствии этого, учащиеся, не задумываясь об истинных целях главного героя, рассуждают о произведении.

Также не всегда раскрывается многозначность названия поэмы Н.В. Гоголя, тем более связь с "Божественной комедией" Данте Алигьери, ее первой частью - "Ад".

В некоторых школах очень поверхностно рассматривается поэтика писателя. Поэтому учащимся остается непонятным определение Гоголем жанра произведения, как поэма.

Дополнительных комментарий учителя требует проблема жанровой принадлежности "Мертвых душ". Для данной работы следует привлечь обложку к первому изданию поэмы, которую рисовал сам Гоголь. Как писал известный исследователь С.И. Машинский: "Слово "поэма" выделено самыми крупными буквами и окаймлено головами двух богатырей. Это был как бы подзаголовок, имевший своей целью помочь читателю правильно понять истинный характер произведения, его лирическую основу. Весь рисунок знаменитой обложки сделан черным по-желтому. И лишь слово "Поэма" нарисована белым по-черному.

Обложка хорошо раскрывала основную мысль Гоголя. Черной силе "мертвых душ" противостояло светлое, жизнеутверждающее начало - мечта о счастливой России и свободном русском человеке" [38].

Важной характерной особенностью произведений Н.В. Гоголя является чрезмерное внимание к деталям.

При проведении анализов некоторых эпизодов можно проследить роль гоголевской детали в произведении. Например, в отрывке, где главный герой подъезжает к поместью Коробочки и его бричку облаивают собаки: "... псы заливались всеми возможными голосами: один, забросивши вверх голову, выводил так протяжно и с таким стараниям, как будто за это получал Бог знает какое жалованье; другой отхватывал наскоро, как пономарь; промеж них звенел, как почтовый звонок, неугомонный дискант, вероятно молодого щенка, и все это наконец повершал бас, может быть, старик, наделенный дюжею собачьей натурой, потому что хрипел, как хрипит певческий контрабас, когда концерт в полном разливе: тенора поднимаются на цыпочки от сильного желания вывести высокую ноту, и все, что ни есть, порывается кверху, закидывая голову, а он один, засунувши небритый подбородок в галстук, присев и опустившись почти до земли, пропускает оттуда свою ноту, от которой трясутся и дребезжат стекла"[20; 54].

Обратив внимание учащихся на данный отрывок и предложив задуматься над такими вопросами: С какой целью писатель вводит в свое произведение данный фрагмент и о каких "голосах" пишет автор и кому они могут принадлежать.

Внимательное прочтение текста Н.В. Гоголя, исследовательская работа над поэмой будут способствовать развитию индивидуального осмысления и пониманию авторской мысли.

Таким образом, при преподавании жизни и творчества Н.В. Гоголя в школе, учителю необходимо обращаться к трудам как современников писателя, так и современных исследователей, чтобы найти ответы на многие вопросы, связанные с данным автором, обдумать их и решить, каким образом донести все это до учеников.

В наше время можно найти огромное множество книг, статей, посвященных изучению творчества Н.В. Гоголя. Но не все исследования ориентированы на школьников. Поэтому учителю следует отобрать те труды, которые будут несложными для восприятия учеников.

Книга "Смелость изобретения" известного современного литературоведа Ю.В. Манна ориентирована на юных читателей, о чем свидетельствует издательство "Детская литература", издавшее ее. В нее входят рассказы, в центре которых выступают тексты "Повесть о том, как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем", "Ревизор", "Мертвые души". Исследователь ставит перед читателями проблемные задачи, которые способствуют желанию познакомиться с данными произведениями писателя.

Также "Смелость изобретения" будет полезна и учителю. Благодаря данной книге можно составить ряд проблемных вопросов и заданий для беседы, для домашнего задания или воспользоваться готовыми темами для письменной работы учащихся.

Новое издание под редакцией Б. Соколова "Гоголь. Энциклопедия" знакомит читателей с культурным контекстом и влияниями других литературных произведений на творчество Гоголя.

Книга оформлена в соответствии с жанром энциклопедии. Информация выстраивается в алфавитном порядке, что облегчает доступ к информации о писателе и его текстах. В книге можно найти все интересующие читателя сведения о писателе, о его родственниках, близких друзьях, об окружение, повлиявшем на формирование художественного образа Н.В. Гоголя. Также в энциклопедии содержатся разделы "Краткая хроника жизни и творчества Н.В. Гоголя" и "Библиография" [49].

Иллюстрированный материал в виде фотографий современников, репродукций картин, а также тех мест, которые в какой-либо степени связаны с Гоголем.

Таким образом книга будет полезна как ученику, так и учителю при подготовке к занятию.

Монография известного литературоведа Станислава Рассадина "Русская литература: от Фонвизина до Бродского" также рассчитана на широкую читательскую аудиторию.

Данная книга может пригодиться не только на занятиях, посвященных жизни и творчеству Н.В. Гоголя, но и на уроках, затрагивающих литературу XVII-XX веков. Автором подобраны те имена, которые до сих пор актуальны и вызывают интерес у читателей. А нетрадиционный взгляд Рассадина на многие явления литературы только расширит кругозор учащихся.

Глава, посвященная Н.В. Гоголю называется "Ненормальный Гоголь". В ней Рассадин так отзывался о великом русском писателе: "Гоголь не столько знал, сколько создавал свою, гоголевскую Россию, и именно это - троекратно подчеркиваю! - стало чертой едва ли не всей российской словесности. Во всяком случае - наиболее характерной части её. Наиболее русской, включая Достоевского и Толстого (Гончарова, Лескова, отчасти и Чехова). Литература - не только самое лучшее из того, что Россия сумела дать миру. Возможно, в определённом, условном смысле, наша словесность и есть - Россия, то бишь и мировое, и наше, внутрироссийское представление о ней. Она придумала нас, и мы всё время стараемся быть похожими на этот придуманный ею образ. Сверяем себя с ним. Потому что иного у нас нет" Особенностью данной книги является своеобразный, живой язык. На поражает читателей улавливанием сквозных тем, мотивов, приемов в русской литературе, в глубоком осмыслении ее традиции и новаторства. Поэтому повествование и творчестве Гоголя плавно перетекает в исследования драматургии А.Н. Островского.

Данную книгу можно советовать ученикам в качестве литературы для внеклассного чтения в классах с гуманитарным направлением.

"Словарь литературных персонажей" под редакцией В.П. Мещерякова является еще одним помощником в подготовке к занятиям в школе. В данной книге дана характеристика персонажей многих писателей. Два произведения Н.В. Гоголя включены в данное пособие: "Шинель" и поэма "Мертвые души". Данное издание позволит освежить в памяти характеристики основных героев.

В наше время можно найти много полезных книг для расширения своего кругозора. Учителям, школьникам при подготовке к занятиям обязательно нужно обращаться к современным литературоведческим трудам. Это позволяет раскрыть изучаемую тему со всех всевозможных сторон и наиболее полно понять проблемы, поставленные на уроках.

В данной главе рассмотрены задачи и методы, актуальные проблемы преподавания биографии и творчества Н.В. Гоголя.

Как уже говорилось Н.В. Гоголь является одним из самых таинственных писателей, личность и творчество которого окружены различными загадками, которые пытаются разгадать современные литературоведы. В школе же нужно избежать разрозненности в суждениях, чтобы ученик попытался понять смысл произведений, заимел свою точку зрению. При этом учителю следует опираться на современные труды ученых и попытаться приобщить к работе над критическими статьями и учащих.


Заключение


Николай Васильевич Гоголь один из самых ярчайших явлений XIX века, внесший огромный вклад в развитие русской литературы. Его загадки до сих пор остаются неразгаданные, причем не только касающиеся творчества, но и жизни.

В нашей работе мы подробно рассмотрели исследования многих литературоведов, таких как В.А. Воропаев, И.А. Виноградов, И.П. Золотусский, А.П. Давыдова и других.

Рассматривая исследования, касающиеся биографии Н.В. Гоголя, мы выяснили, что многие мифы были разрушены, особенно по поводу смерти. Н.В. Гоголь не был похоронен заживо, не был отравлен врачами. Но все же ученые так и не пришли к выводу, отчего же умер великий писатель. Приверженцы православной точки зрения (Воропаев, Виноградов) опровергают те причины, которые выдвигаются другими исследователями, но при этом не выдвигают свою теорию.

С творчеством дела обстоят еще сложнее. Интерпретаций текстов русского писателя растет день ото дня. Возникают новые направления. Плюрализм теорий позволяет рассмотреть произведения Н.В. Гоголя с любой точки зрения. В современном литературоведении можно выделить три основных направления: понятийное, художественное и религиозное (православное). Данные направление объединяет то, что их представители готовы рассматривать исследования своих предшественников, анализировать их, сравнивать и на основе этого привносить в гоголеведение что-то новое.

Таким новым подходом можно считать - православный. Представители данного направления рассматривают Гоголя как религиозного философа. Они опираются на то, что писатель был глубоко верующим человеком, написав в конце своей жизни много книг на духовную тему. Материалом их исследований служат не только тексты Н.В. Гоголя, но и его личные вещи, такие как письма, ранее не публиковавшиеся, библия с пометами самого писателя, тетради его выписок из творений святых отцов и богослужебных книг.

Ученые, рассматривающий православный аспект творчества, пытаются выделить в произведениях не только социальные проблемы, но и такие глобальные, как проблема добра и зла, воскрешения души человека.

Таким образом, данный подход является достаточно прогрессивным, логичным и результативным. Минусом же является то, что порой они забывают о Гоголе, как социальном писателе, сатирике, а это нельзя сбрасывать со щитов.

Следующий два направления мною были рассмотрены в одном параграфе, так как они довольно схожи. Например, они оба рассматривают творчество Н.В. Гоголя не с одной стороны, как это делают И.А. Виноградов, В.А. Воропаев, М.М. Дунаев, И.А. Есаулов. Различаются лишь тем, что понятийный подход (А.Н. Лазарева) более объективен, художественное же отталкивается сугубо от своего личного мнения (С.А. Павлинов). Понятийный аспект, также, как и художественный рассматривают Н.В. Гоголя с философской стороны, религиозной и социальной. Павлинов считает, что религия писателя - синтез немецкой философии с протестантизмом и православием. А.Н. Лазарева тоже не пытается себя ограничить только православной верой и рассматривает тексты автора "Мертвых душ" с помощью общего понятия "религия". И, как не странно, популярными произведениями данных направлений являются "Мертвые души" и "Выбранные места из переписки с друзьями".

В третьей главе данной работы, мною были исследованы задачи, методы, проблемы преподавания в школе творчества Н.В. Гоголя.

Современные методики сталкиваются с такими проблемами, как выбор общей трактовки произведений русского писателя, его биографии. Учитывая возраст учеников, уровень начитанности, способности воспринимать информацию, учителя подбирают определенную интерпретацию. Исключить ложные толкования у учащихся.

Также мною подобраны книги, которые могут пригодиться не только учащемуся, но и самому учителю в подготовке к уроку.


Список использованных источников


.Агеева З.М. Душевная болезнь Гоголя. - М.: Издательство Альфа-книга, 2010. - 356 с.

.Белинский В. Г. Избранные статьи. Пушкин. Лермонтов. Гоголь. - М.: Детская литература, 1970. - 192 с.

.Белинский В.Г. Статьи о Пушкине, Лермонтове, Гоголе. - М.: Просвещение, 1983. - 272 с.

.Белинский В.Г. Собрание сочинений. Т. 3 - М.: Художественная литература, 1976. - 340 с.

.Белый А. Гоголь - М.: Республика, 1994. - 362 с.

.Браже Т.Г. Изучение биографии и личности писателя. Пособие для учителя: К учебнику и хрестоматии "Русская литература ХIХ века" 10 кл. - М.: 2001. - С. 31-41.

.Вайскопф М.Я. Сюжет Гоголя: Морфология. Идеология. Контекст. - М.: РГГУ, 2002. - 685 с.

.Виноградов И.А. Гоголь - художник и мыслитель: христианские основы миросозерцания - М.: ИМЛИ РАН "Наследие", 2000. - 449 с.

.Виноградов И.А. Гоголь в воспоминаниях, дневниках, переписке современников (Том 1). - М.: ИМЛИ РАН, 2011. - 930 с.

.Воропаев В. Дело, взятое из души. Поэма Гоголя "Мертвые души": История замысла и его осуществление. - М.: Литература в школе, 1998, №4 - С. 5-6

.Воропаев В.А. Духом схимник сокрушённый. - М.: Молодая гвардия, 1990. - 280 с.

.Воропаев В.А. Николай Гоголь: Опыт духовной биографии. - М.: Паломник, 2014. - 336 с.

.Воропаев В.А. Ржевский знаменитый проповедник: история взаимоотношений Гоголя и отца Матфея - М.: 1997. - № 6. - 162-174 с.

.Воропаев В.А. В святом граде // Слово. - 1999 - с. 5-8

.Воропаев В.А. Отец Матфей и Гоголь // Московский журнал. История государства Российского. - 2010. - с. 15-17

.Гарин И.И. Загадочный Гоголь - М.: ТЕРРА - книжный клуб, 2002. - 643 с.

.Геймбух Е. Ю. Образ читателя в поэме Н. В. Гоголя "Мертвые души". - Русский язык в школе, 2007. - №2. - С. 44-47

.Гоголь в русской критике / сост. С.Г. Бочаров. - М.: Фортуна ЭЛ, 2008. - 723 с.

.Гоголь Н. В. Ночь перед рождеством. Собрание сочинений. Том 1 М.: Художественная литература, 1979. - 428 с.

.Гоголь Н.В. Мертвые души: Поэма. - М.: Просвещение, 1982. - 256 с.

.Гоголь: Статьи и материалы. отв. ред. М.П. Алексеев. - Л.: ЛГУ, 1954. - 394 с.

.Гуковский Г.А. Реализм Гоголя. - М.: Государственное издательство художественной литературы, 1959 - 524 с.

.Гуковский Г.А. Изучение литературного произведения в школе (Методологические очерки о методике.) - М.: Просвещение, 1966. - 266 с.

.Давыдов А.П. Душа Гоголя. - М.: Новый хронограф, 2008. - 264 с.

.Дунаев М.М. Православие и русская литература. Часть 2 - М.: Храм Святой мученицы Татианы при МГУ, 2002.

.Егорова Л.П. Параметры литературоведческих интерпретации: комментарии к программе научного исследования // Филологические науки. - 1997. - с. 3-7

.Есаулов И.А. Пасхальность русской словесности - М.: Кругъ, 2004. - 562 с.

.К. Смирнов Самосожжение Гоголя - результат врачебной ошибки // Чудеса и приключения. - 2005. - № 2- С. 18-21

.Калмыкова В.В. Гоголеведние "чистое" и "нечистое". - НЛО, 2005, - № 76 - с. 24-26

.Кожинов В.В., Осетров Е.И. Гоголь. История и современность. К 175-летию со дня рождения. - М.: Издательство Советская Россия, 1985. - 496 с.

.Кременцов Л.П. Теория литературы: Чтение как творчество. - М.: Флинта - 2003. - 129 с.

.Лазарева А.Н. Духовный опыт Гоголя. - М.: Издательство "Книга По Требованию", 2013. - 168 с.

.Литература: Учеб. для 7 кл. общеобразоват: учеб. заведений с рус. яз. Обучения / под ред. Звиняцковский В.Я., Филенко О.Н. - К.: Освіта, 2007. - 303 с.

.Литературный энциклопедический словарь / Под ред. В.М. Кожевникова и Л.А. Николаева. - М.: Сов. энциклопедия, 1987. - 752 с.

.Лотман Ю.М. Учебник по русской литературе для средней школы. - М.: Языки русской культуры - 2001. - 340 с.

.Лялина А.В. эволюция отношений учащихся к творчеству Н.В. Гоголя в школьном курсе литературы: автореф. дис. на соискание учён. степени канд. педагог. наук - Москва, 1999. - 22 с.

.Манн Ю.В. Встреча в лабиринте (Франц Кафка и Николай Гоголь) // Вопросы литературы. - 1999. - №2 - с. 162-186

.Манн Ю.В. Постигая Гоголя - М.: Аспект Пресс, 2005. - 206 с.

.Машинский С.И. О великой поэме Гоголя. - М.: Просвещение, 1982. - 256 с.

.Мирошникова Ю.И. Феномен "Шинели" Н.В. Гоголя в свете философского миросозерцания писателя. - Екб.: УрО РАН, 2002. - 200 с.

.Мисюрова Н.Н. Актуальные аспекты изучения творчества Н.В. Гоголя в школе. - Омск: Филологический ежегодник, 1999. - № 2

.Мочульский К.В. Гоголь. Соловьев. Достоевский. - М.: Издательство "Республика", 1995. - 576 с.

.Павлинов С.А. Путь духа: Николай Гоголь, - М.: Издательство "Б.М.", 1998. - 71 с.

.Павлинов С.А. Тайнопись Гоголя: "Ревизор". - М.: Издательство "Москва", 1996. - 64 с.

.Павлинов С.А. Философские притчи Гоголя: Петербургские повести. М.: 1997. - 80 с.

.Розанов В.В. Мысли о литературе. - М.: Издательство "Современник", 1989. - 610 с.

.Синявский А.Д. В тени Гоголя - М.: Аграф, 2003. - 258 с.

.Соколов Б. В. Гоголь: Энциклопедия. - М.: Алгоритм, 2003. - 544 с.

.Теория литературы: Учебник. 4-е издание, испр. и доп. / под ред. В.Е. Хализева. - М.: Высшая школа, 2005. - 340 с.

.Труайя А. Николай Гоголь. - М.: Эксмо, 2004. - 287 с.

.Тургенев И. С. Полное собрание сочинений и писем. Т.2. - М.: Наука, 1987. - 125 с.

.Чиж В.Ф. Болезнь Н.В. Гоголя - М.: Вопросы философии и психологии, 1904.


Теги: Творческая индивидуальность Н.В. Гоголя: современный контекст изучения  Диплом  Литература
Просмотров: 23486
Найти в Wikkipedia статьи с фразой: Творческая индивидуальность Н.В. Гоголя: современный контекст изучения
Назад